Book: Сладкий грех



Сладкий грех

Никола Корник

Сладкий грех

Купить книгу "Сладкий грех" Корник Никола

Посвящается Эндрю, которого я так люблю и буду любить всегда

Когда прелестная женщина готова поступить неосмотрительно

И слишком поздно понимает, что мужчины предают,

Какое волшебство развеет ее печаль,

Какое снадобье поможет позабыть вину?

Оливер Голдсмит

Пролог

Сладкий грех

Июль 1786 года


Ее разбудил негромкий звук, похожий на стук тяжелых капель дождя в оконное стекло. Но дождя не было. Кто-то пытался разбудить ее, бросив в окно горсть мелких камешков. А так хотелось еще тихонько полежать, давая возможность сну сомкнуть свои мягкие объятия. Но звук повторился, на этот раз резкий и короткий, как выстрел. Пришлось открыть глаза. Неясные предрассветные тени прочертили потолок. Это самые первые лучи восходящего солнца прокрались в ее комнату, заставив померкнуть свет ночника. Дверь, ведущая в соседнюю комнату, где спала, сладко посапывая, гувернантка миссис Снук, была приоткрыта.

Стоило стуку повториться в третий раз, как она соскочила с кровати и стремглав кинулась к окну, раздвинула тяжелые портьеры и открыла раму. Чудесное раннее утро, прозрачная синева неба и яркие солнечные лучи, золотой тесьмой украсившие лужайку перед домом.

— Папа!

Отец стоял на дорожке из гравия как раз под ее окном. Он позволил оставшимся в пригоршне мелким камешкам медленно просочиться между сухими, длинными пальцами и поднял руку в приветственном жесте.

— Лотта! Спустись! — Легкий ветерок донес сказанные шепотом слова отца.

Она быстро тревожно оглянулась на дверь соседней комнаты, но сонное похрапывание стало доноситься еще отчетливее. Босиком промчавшись по коридору, по ступеням, казавшимся смутно серыми в неверном свете занимавшегося утра, и холодящему необутые ноги каменному полу, она оказалась у входной двери. А дом продолжал спать, наполненный тем особым покоем и тишиной, которые бывают лишь в самые ранние рассветные часы.

Отец обнял ее, обхватив большими крепкими руками, став коленями на каменный пол. Лотта тотчас же поняла, что дома сегодня он не ночевал. Крепкий запах табака и эля свидетельствовали об этом. Его волосы, одежда и даже небритые щеки, покрытые мягкой щетиной, — все было пропитано им. Сквозь него чуть слышно пробивался такой любимый и знакомый тонкий аромат сандалового одеколона. Крепко прижав ее к себе, он тихонько прошептал на ухо:

— Лотта! Я ухожу. Я хочу с тобой попрощаться.

Его слова и неотвратимость потери пронзили ознобом от самых кончиков пальцев, быстро захватив все тело и заставив затрепетать. Лотта немного отстранилась, чтобы взглянуть на него, затем спросила:

— Уходишь? А мама знает?

Темная тень промелькнула в глазах отца, таких же карих, как у нее. Он заставил себя улыбнуться. Снова в душе у Лотты проглянуло солнце, но страх затаился где-то в глубине.

— Нет. Пусть это будет нашим секретом, дорогая. Не надо никому говорить, что мы виделись. Скоро я вернусь за тобой, Лотта. Обещаю тебе. Будь умницей.

Он выпрямился, погладив девочку по щеке.

Часы на церкви пробили половину пятого, и она запомнила, как их бой смешался с хрустом гравия под ногами уходящего в сторону дороги отца. Потом его высокая фигура исчезла за поворотом, растворившись в легком утреннем тумане. Хотелось побежать за ним, схватить за куртку, умолять вернуться. Даже сердце забилось так, будто она и правда бежала, только слезы закололи глаза где-то там, в глубине, под веками. Солнце уже высоко стояло над верхушками холмов, разгоняя золотыми потоками лучей остатки утреннего тумана. Только теперь Лотта вдруг почувствовала, как ей холодно.

Так в шесть лет жизнь оборвалась в первый раз.

Глава 1

— Это уже пятый посетитель за неделю, потребовавший назад свои деньги.

С этими словами миссис Тронг, постоянная обитательница и жрица храма Венеры, а попросту — профессиональная сводня, решительным шагом ступила в богато убранный будуар. Даже шелковые юбки на ней сердито шуршали и поскрипывали.

— Сотня гиней — вот во что мне это обошлось!

Она остановилась, упершись руками в бока. Ее гневные слова были обращены к женщине, сидящей у туалетного столика.

— Предполагалось, что вы будете приносить доход, мадам! Я наняла вас как диковинку, приманку, одну из самых скандально известных женщин Лондона. Я не ожидала, что вместо этого получу робкую девственницу.

От избытка чувств хорошие манеры изменили ей. Миссис Тронг простерла руки к небу и продолжила:

— Он сказал, вы были настолько холодны, что лишили его всякой возможности проявить свою мужскую силу. Если от вас ожидают развращенности — извольте быть развратны! Приди лорду Боделу в голову мысль провести ночь в обнимку с бесчувственной ледышкой, он бы остался дома в обществе собственной жены.

Лотта Каминз молча слушала обрушившуюся на нее тираду, лишь крепко сжатые кисти рук выдавали ее чувства. Прошла уже неделя с того дня, как она оказалась в заведении миссис Тронг. Подобные вспышки гнева всегда возникали, стоило кому-либо из девушек вызвать неудовольствие хозяйки. Ничто не могло затронуть слабые струны ее души сильнее, чем требование неудовлетворенного джентльмена вернуть ему деньги. Деньги составляли плоть и кровь миссис Тронг, а потому и ярость сводни была безгранична.

Лотта ненавидела и этот дом, и то, чем она здесь занималась. Чувство глубокого отвращения поднималось в ней с пробуждением, сопровождало и не отпускало весь день, и, наконец, стоило только уснуть — вновь возникало в ночных кошмарах. Разве можно было предположить, что куртизанки живут так! Она считала себя такой изощренной и опытной, дерзко полагая, что завоюет себе место в полусвете как профессионалка. Боже, какая самонадеянность! И все же, возможно, у нее были шансы выжить в этом новом для нее мире? Лотта знала себе цену и без иллюзий смотрела на жизнь. У нее была возможность убедиться в силе своих женских чар и любовной пылкости. Она будет получать деньги за любовь и, возможно, удовольствие… Только став куртизанкой, она поняла, насколько реальность далека от ее представлений.

Пора отбросить браваду и честно взглянуть в глаза действительности. Уверенность в себе рассеялась как утренний туман, уступив место панической мысли о том, сколь глубоко она заблуждалась. Разве можно было предположить, насколько унизительно присутствовать, когда о тебе говорят, обсуждают и, наконец, продают, как какой-нибудь кусок мяса в лавке? Что она могла знать о пренебрежении, с каким будут относиться к ее чувствам, — купленная и использованная вещь не имеет на них права. И если уж быть честной до конца, Лотта даже не представляла, насколько омерзительными могут быть иные мужчины. Прежде она сама выбирала с кем спать, и ее любовники были ей приятны. Это вполне укладывалось в рамки ее представлений. Но сейчас выбирала не она — выбирали ее. А это совсем другое дело!

Именно это больнее всего ранило Лотту! Она чувствовала, что начнет сходить с ума, если не изменит своего положения.

Но как? И куда ей идти?

Идти некуда и не к кому. Она стала изгоем в родной семье, друзья отказались от нее. Лотта не знала, где сможет работать, да и ее печальная репутация отпугивала людей. К тому же она должна миссис Тронг порядочную сумму. Все деньги ушли на услуги врачей и туалеты, соответствующие статусу не дешевой шлюхи, а дорогой куртизанки. Так она попала в долговые сети, из которых нелегко вырваться.

Лотта обвела взглядом будуар с большой кроватью, скрытой за кисейными драпировками, и позолоченными стульями, напоминающими по форме морские раковины. Эти золотые и пурпурные тона были вызывающими и безвкусными. Она презирала и ненавидела дешевый шик, казавшийся наглядной иллюстрацией того, к чему она пришла.

— Я не могу вас понять! Ходят слухи о том, что вы вели себя довольно свободно и неразборчиво, будучи замужем.

Лотта продолжала молчать, и утомленная долгой гневной речью сводня тяжело плюхнулась на пурпурное покрывало роскошного ложа. Пружины жалобно звякнули под ее тяжестью.

— Вам придется заплатить за ваше желание разыгрывать невинность! — тоном не терпящим возражений закончила она.

Лотта плотно сжала губы, чтобы не дать сорваться необдуманным словам. Возражать миссис Тронг — непозволительная роскошь в ее положении. В противном случае ее ждет улица. Быть ходовым товаром или голодать — таково ее реальное положение. И не ей выбирать покупателя.

Задумчиво передвигая баночки с ароматными лавандовыми и розовыми кремами для кожи, пахнущими, пожалуй, чересчур сильно, и гримом довольно ярких и определенных цветов, призванных подчеркнуть ее естественную красоту, Лотта пыталась подавить поднимающуюся откуда-то изнутри неприятную дрожь. Каждая мелочь, ее окружавшая, словно ярлык на товаре, со всей определенностью указывала на то, чем она зарабатывает на жизнь.

Лотте вдруг нестерпимо захотелось одним движением руки смахнуть всю эту мишуру на пол и увидеть, как все это покатится в разные стороны, расколется и разлетится вдребезги. Может, это принесет какое-то облегчение?

— Я не смогла. Вот и все.

— Интересно, с чего бы это? Сколько было у вас мужчин? — спросила миссис Тронг, всем своим видом выражая полное негодование.

— Не так уж и много.

Немного, если сравнивать с тем, что приписывали ей досужие сплетники.

Миссис Тронг вдруг вздохнула, и, кажется, в ее глазах мелькнуло что-то похожее на понимание. Возможно, эхо, чуть слышный отголосок тех времен, когда торговля живым товаром еще не стала основой ее благополучия.

— Вам необходимо собраться с духом, — с грубоватым сочувствием сказала она. — Или окажетесь среди тех, кто ожидает клиентов стоя перед театром, а это не подходит для леди. Здесь, по крайней мере, вам обеспечен кров!

Лотта перехватила быстрый, цинично оценивающий ее взгляд.

— К тому же вы не молодеете, не так ли? Что остается разведенной и опороченной в глазах общества женщине?

— Ничего, — тихим эхом откликнулась Лотта. — Ничего! — повторила она.

Видит бог, как часто приходили к ней те же мысли. Отчаянно пытаясь найти выход, она вспоминала, что все двери для нее закрыты и найти не столь скандальное средство заработать на жизнь невозможно! Было время, когда сама мысль о том, чтобы зарабатывать самой, казалась смешной и глупой. Это не для нее, а для тех, кому не слишком повезло в жизни. Теперь же Лотта могла надеяться только на себя.

— Я очень постараюсь, — пообещала она, старательно скрывая отчаяние, рвущееся изнутри. Ей совсем не хотелось дать миссис Тронг еще большую власть над собой, чтобы та почувствовала, что она на пределе.

— Хотелось бы верить, — заключила миссис Тронг, резво поднимаясь на ноги. — На завтра намечена вечеринка в узком кругу — всего несколько девушек и самые избранные джентльмены. — Сводня вновь пронзила Лотту быстрым взглядом. — Думаю, вы понимаете, чего я от вас ожидаю!

Лотта почувствовала, как ужас и боль комом поднимаются в горле. Тяжело сглотнув, она постаралась поскорее избавиться от него и только молча кивнула в знак согласия. «Нет, я не поддамся! Я не позволю свести себя с ума!» В дверь постучали, и Бетси, одна из девушек, заглянула, приоткрыв дверь будуара, блеснув любопытными черными глазами.

— Прошу прощения, миссис Тронг, но там уже ждет следующий гость Лотты.

— Прекрасно! — удовлетворенно отозвалась сводня. — Вот мы и увидим, останется ли он доволен вами.

Дверь широко открылась, позволяя увидеть на золотисто-красном фоне ковра в холле очередного посетителя. Бросались в глаза его ярко-зеленый камзол и невероятно похотливое выражение лица. Джон Хаган. Один из персонажей ее прежней жизни. Он и тогда не мог скрыть своего вожделения, а сейчас готов был заплатить любые деньги, чтобы она удовлетворила все его фантазии. В такой ситуации Лотта не могла отказать. Паника поднялась в ее душе, перехватив дыхание.

— Я не могу!

Миссис Тронг, взметнув юбками, мгновенно развернулась к ней, как разъяренная кобра.

— В таком случае вам лучше уйти прямо сейчас.

На Лотту обрушилась вся сила отчаяния, сокрушившая остатки воли. Так часто на протяжении последних месяцев она была на самом краю этой бездны и все же удержалась. Сначала Грегори объявил о желании развестись с ней. Тогда все происходящее показалось ей чем-то неправдоподобным, какой-то чудовищной ошибкой. Затем, когда он отослал ее, отказавшись видеться, не отвечая и даже не вскрывая ее писем с холодящей душу методичной жестокостью, пришло понимание того, что Лотта сама совершила ошибку. Она легкомысленно нарушила существовавшее между ними негласное соглашение. Пресса немедленно предала гласности ее легкомысленный поступок, выставив на посмешище мужа. Лотта нанесла ощутимый удар по репутации Грегори, действуя слишком открыто, а потому вопиюще, и этому не могло быть прощения. Ее следовало наказать.

Когда она обратилась за помощью к семье, ей отказали. Друзья отвернулись от нее, прервав всякое общение. Однако оставалось два человека в ее жизни, которые наверняка согласились бы помочь, но, к несчастью, оба находились за границей, и связаться с ними не было возможности.

Грегори охотно оплатил все судебные издержки, связанные с бракоразводным процессом, желая, чтобы все закончилось как можно быстрее. В день начала суда он известил Лотту о необходимости оставить дом. Все то время, пока шел процесс, мысль о нереальности происходящего не покидала ее, болезненно раня наступающим одиночеством.

Теперь, окончательно обесчещенная, она поверила во все происходящее.

Хаган приближался уверенным шагом, пыхтя и отдуваясь. Миссис Тронг сияла самой приятной из всех своих улыбок, кланяясь и приглашая гостя войти. Лотта судорожно сжала кружева прозрачного пеньюара у самого горла.

— Моя дорогая Лотта, какое счастье увидеться с вами вновь…

Хагана просто распирало от предвкушения триумфа. Лицемерно склонившись к ее руке в попытке создать видимость любезной вежливости, этот ханжа не пытался скрыть своего желания воспользоваться тем, что она попала в западню, из которой нет выхода. При этом его глаза блуждали по прозрачной одежде Лотты, остановившись на выпуклости груди и спускаясь ниже. Во рту у Лотты вдруг пересохло, сердце забилось так, что она вздрогнула. Склонив голову, она сосредоточила все внимание на завернувшемся уголке ковра.

— Сто гиней, — послышался голос миссис Тронг, и Лотта увидела, как та протянула руку за деньгами.

— Моя дорогая миссис Тронг… — с оттенком огорчения произнес Хаган. — Мне довелось услышать кое-что об этой вашей маленькой шлюшке. Говорят, что она может сильно разочаровать. — В голосе Хагана зазвучала злость. — Я согласен платить, но не вперед, а лишь после того и при условии, что она сумеет мне угодить.

Видно было, что миссис Тронг находится в нерешительности. Лотта ощущала жар ладони Хагана, который по-хозяйски положил руку ей на плечо. Тонкая материя ее не защищала. В ней все содрогалось, сопротивляясь близости с этим человеком. Однако, находясь перед выбором между голодной смертью и возможностью продать то единственное, чем владеешь, о каких колебаниях может идти речь! Это был ее собственный выбор, только этим и можно подсластить горькую правду! Она продавала свое тело, чтобы выжить, и сделала бы это снова и снова, пока не постареет и не почернеет и никто больше не захочет ее. А ждать осталось не так уж и долго, судя по замечанию миссис Тронг. Ее юные дни уже прошли. Лотта вновь содрогнулась, представив себе ожидающее ее будущее.

Рука Хагана тем временем соскользнула с ее плеча на грудь, беззастенчиво стиснув ее. Лотта слышала, как участилось и стало тяжелым его дыхание, выдавая усиливающееся возбуждение.

Видимо, будущее начнется прямо сейчас.

— Постойте!

И все чуть не подскочили от неожиданности.

В проеме двери, прислонившись плечом к косяку, стоял мужчина. Белый и черный цвета его вечернего костюма выглядели, пожалуй, слишком контрастно и строго на фоне стен, обитых ярким шелком, и пестрых драпировок. Он был темноволос, коротко подстрижен, с глазами удивительно синего цвета, смотревшими пристально и внимательно, придавая узкому лицу незнакомца сосредоточенное и даже настороженное выражение. Лотта почувствовала, как напрягся Хаган, угадав возможного соперника.

— Сэр. — Хаган убрал руку. Его лицо побагровело. — Мне кажется, вы не вовремя. Вам следует дождаться своей очереди.

Глаза незнакомца встретились со взглядом Лотты. Его взгляд, пронзительный и ясный, настолько поразил Лотту, что у нее даже перехватило дыхание. В этот момент ей почудилось, что в яркой синеве его глаз промелькнуло сочувствие и даже солидарность, но это продолжалось секунду, затем незнакомец выступил вперед. Теперь его лицо выражало заносчивую самоуверенность и угрозу.

— А мне так не кажется. И пропускать вперед я не привык.



Хаган открыл было рот, но миссис Тронг весьма красноречивым жестом заставила его молчать.

— Но, ваше сиятельство…

Лотта уловила новые нотки в голосе сводни. Она говорила более вкрадчиво и осторожно, чем со всеми остальными посетителями. Осторожно? Да, Лотта хорошо изучила повадки мужчин — от утонченных денди до неотесанных лавочников. Однако ей не приходилось до сих пор иметь дело с человеком, чья сущность выражалась одним словом — опасен! Это ощущение повисло в комнате, тревожное и будоражащее. Она почувствовала опасность в неподвижном воздухе комнаты, в покалывании кончиков пальцев. Новая реплика миссис Тронг весьма кстати разрядила атмосферу.

— Уж и не знаю, как тут быть! Но может быть, мистер Хаган согласится подождать. Вы ведь будете так любезны, мистер Хаган? — вкрадчиво заговорила сводня. — Могу я предложить вам бокал вина? За счет заведения.

Она уже провожала Хагана к двери, цепко подхватив его под руку. Незнакомец с явной насмешкой наблюдал за ними, демонстративно отступив, освобождая дорогу. Лотта невольно с облегчением вздохнула. Она вздохнула так тихо и осторожно, но этого оказалось достаточно, чтобы снова привлечь к себе быстрый оценивающий взгляд мужчины.

Наконец, дверь закрылась.

— Вы Шарлотта Каминз? — спросил незнакомец.

— Нет, — ответила ему Лотта. — Я больше не ношу это имя.

Все, что ей было нужно от Грегори, — деньги, а имя пусть оставит себе. Оно ей больше ни к чему.

— Теперь меня все знают как Шарлотту Пализер, — сказала она.

Мужчина то ли поклонился, то ли кивнул.

— Я слышал, что Пализеры не признают вас.

— Никто не может отобрать у меня имя, данное при рождении!

Он ответил не сразу, продолжая по-прежнему оценивающе всматриваться, как и в ту минуту, когда их взгляды впервые встретились. В его пристальном взгляде сквозило безжалостно откровенное желание рассмотреть и оценить и ничего похожего на желание или сочувствие.

— Вы позволите? — спросил незнакомец, указывая жестом на кресло. Странно, что ему пришло в голову спросить у нее разрешения. Такая учтивость не вяжется с манерами человека, который сам берет то, что ему понравилось, не интересуясь ничьим мнением, не вынося никаких возражений.

Он сел, закинув ногу на ногу, откинувшись назад с расслабленной грацией. Лотта не могла не оценить, насколько привлекательно смотрится его высокая сухопарая фигура в минуту покоя и расслабленности. Она поймала себя на мысли, что давать волю такому человеку было бы ошибкой, даже в состоянии покоя этот опасный человек излучал невероятную, едва сдерживаемую энергию.

— Кто же вы такой, что миссис Тронг позволяет вам ею командовать и даже не требует платить вперед?

Кем бы он ни был, но тащить ее в постель явно не спешил.

— Эван Райдер, к вашим услугам, — с легкой усмешкой представился незнакомец. Злые искры мерцали в его глазах. — Между прочим, я заплатил вперед. Ого! Да вы, кажется, покраснели. Редкость среди куртизанок…

Лотта быстро отвернулась. Все правильно, она смущена, сбита с толку. У этого человека достало проницательности понять ее сущность, независимо от общего мнения о том, что куртизанкам незнакомо смущение. Видимо, ей еще слишком далеко до невозмутимой бесчувственности опытной протитутки!

— Миссис Тронг обратилась к вам «ваше сиятельство», — сказала она и тут же поняла, что в ее голосе прозвучало сомнение.

Он скорее походил на грума, чем на графа, несмотря на модную, ладно сидящую на нем одежду. В свое время среди знакомых Лотты было много именитых господ, но его она не припоминала.

— Вы наблюдательны, — все так же усмехаясь, ответил он. — Все верно, я действительно ношу титул барона Сен-Северина и вдобавок шевалье де’Эстрена.

— Так вы француз? — Лотта озадаченно взглянула на удивительного господина. В его речи не было слышно французского акцента. Отсутствие интереса к политике вовсе не означало, что она не знает о ходе военных действий.

— Я — ирландец, — очень обаятельно улыбнулся он. — Но это не простая история.

— Ирландец с французским титулом, — подытожила Лотта.

В этот момент она вдруг припомнила, как прежде в ее гардеробной на Гросвенор-сквер ее близкие приятели и поклонники сплетничали о самых интересных новостях.

Что-то они тогда говорили об Эване Райдере, солдате фортуны? Помнится, его считали заядлым дуэлянтом, лучшим стрелком и наездником в полку. По слухам, ему везло в игре, он шел на риск там, где другие отступали, был расчетлив и холоден, когда вокруг царила паника и неразбериха, а потому никогда не ошибался. Выждать и напасть, стоит лишь врагу зазеваться и сделать неверный шаг, совершив роковую ошибку, — вот секрет всех его побед. Кроме того, ходили неясные слухи о том, что на дуэли он убил кого-то, затем бежал из-под стражи и просочился, как привидение, сквозь линию боевых действий.

Сам Наполеон высоко ценил его преданность и заслуги, осыпая наградами и деньгами, чего, собственно, искал этот истинный солдат фортуны.

Тут Лотта заметила тень усмешки, промелькнувшую в уголках губ и искорками засветившуюся в глазах Эвана. Казалось, он знает наверняка, о чем она думает и что скажет дальше.

— О, я слышала о вас! Вы незаконнорожденный сын герцога Фарна и актрисы бродячего цирка. Вы совсем еще юношей ушли из дома отца и присоединились к Великой армии Бонапарта, — задумчиво сказала она. — Не так давно прошел слух, что вы попали в плен к англичанам и являетесь свободным пленником.

— Да, это все обо мне, — совершенно невозмутимо ответил Эван, будто это совершенно его не задевало, не имея над ним власти. — А вот вы, я знаю, были женой фантастически богатого человека, банкира, скомпрометировавшая себя дама из высшего общества, совершенно разоренная и потому вынужденная продавать себя, чтобы не умереть с голоду.

Слова спокойно звучали в теплом покое небольшой комнаты, но Лотта вздрогнула, как от холода. Похоже, Эван Райдер сумел справиться со своими проблемами, в отличие от нее.

— Вы весьма точно обрисовали мое положение, — с горечью отметила Лотта.

Немного склонив голову, он очень пристально вгляделся в ее лицо пронзительно-синими глазами.

— Вам ведь совсем не нравится слышать о себе подобные вещи? — заметил он тихо, безжалостно и без всякого сострадания. Очевидно, заглянул ей в душу и увидел пустоту, царящую в ней. — Не хочется напоминать о том, что вы сами предпочли стать куртизанкой, чтобы не умереть с голоду. Однако я о вас, так же как и вы обо мне, сказал правду. — Его губы вновь изобразили нечто вроде улыбки. — Мы с вами очень похожи, Лотта, вы не находите? — продолжал Эван бесстрастно. — Нам удалось уцелеть в море страстей, мы оба способны на безрассудства и авантюры и готовы к счастью, несмотря на страдания.

— Мы оба пленники, — сказала Лотта, не сумев скрыть горечь, прозвучавшую в голосе, и сделала легкий жест в сторону Эвана. — Кстати, разве вас не должны держать под стражей, милорд?

Он пожал плечами невероятно элегантно и беззаботно:

— Вероятно, очень многие, включая моего отца, хотели бы этого.

— Тем не менее вы свободны, — заметила Лотта.

Эван невольно сменил свою расслабленную позу, весь как-то напрягся.

— Если это можно назвать свободой. Я дал слово не пытаться бежать — это и есть условие, при котором меня не станут держать под стражей. Взамен же получил возможность жить в одном из небольших городков в центре Англии, ничем не занятый, в ожидании окончания войны.

— Что же привело вас в Лондон? Вы бежали, нарушив данное слово? — спросила Лотта.

Эван покачал головой. Яркое сияние свечей бросало голубоватые отблески на темные пряди его волос, глаза казались глубокими и бездонными.

— Всем офицерам, в виде исключения, предоставляется право отлучаться по самым неотложным делам личного характера.

Широким жестом он обвел будуар и улыбнулся с подкупающей простотой.

— Существует ли что-либо более личное и срочное, чем посетить бордель в Ковент-Гардене? Мне необходима любовница. Поэтому я здесь. Я выбрал вас и прошу принять мое предложение.

Глава 2

Лотта медлила с ответом. Эван наблюдал, как, поднявшись с кресла, она в задумчивости прошлась по комнате. Комната была невелика, и Лотта остановилась, не решаясь повернуть назад. Казалось, ей хотелось сбежать, исчезнуть. Сейчас она поразительно напоминала красивую птичку — золотистую канарейку — в яркой экзотической клетке, каких часто можно увидеть на окнах домов.

— Вижу, вам ненавистна подобная жизнь, — заключил этот необычный посетитель тоном, в котором звучала уверенность и без намека на жалость и снисхождение. Ему уже давно неведомы эти чувства.

— Да, это в самом деле так, — ответила она, по-прежнему не оборачиваясь, стоя с поникшей головой.

Яркий и вызывающий полупрозрачный пеньюар, отороченный лебяжьим пухом, наброшенный практически на голое тело, выглядел в этот момент насмешливым напоминанием о ее реальном положении. Эван наблюдал за плавным движением, которым Лотта подхватила большую нарядную шаль, свисавшую с кровати, и накинула на плечи, будто спасаясь от холода.

— Мне не на что жаловаться. Не вижу причин считать свое положение унизительным. Вы абсолютно правы, я сама выбрала эту жизнь, предпочтя ее нищете. Стоит заметить, мне всегда нравилось заниматься любовью. Думаю, у меня это очень неплохо получается, — неожиданно для себя добавила она.

Для Эвана было настолько неожиданно услышать, с какой подкупающей простотой говорит Лотта, что он невольно рассмеялся. Он слышал, что Лотта Пализер — необычная женщина, тем более удивление оказалось приятным.

— Однако подобные качества не гарантируют успеха в профессии куртизанки, — уточнил он. — Не думаю, что вам нравится это дело. Однако за него неплохо платят, и это все меняет. Вы похожи на солдата-наемника. Завербовавшись на службу, наемник зачастую не знает ни того, кто его нанял, ни какую в точности работу ему придется выполнять, чтобы отработать эти деньги.

Лотта засмеялась низким гортанным смехом.

— Замечательная аналогия. — В ее голосе не было ни тени юмора. — Да, с моей стороны было весьма наивно полагать, что я с легкостью смогу ступить на эту стезю.

Эван подумал, что это еще слишком мягко сказано. Он наслышан обо всем, что с ней произошло, знал, что скандальный развод и разорение безвозвратно разрушили прежнюю жизнь, унеся с собой уверенность на возможные перемены. Вряд ли возможно, не изменившись, устоять перед столь катастрофическими ударами судьбы. Светским сплетникам было приятно выставить эту женщину как беспорядочную в своих связях шлюху. Однако Эван видел, что Лотта лишена той дерзкой наглости, которая присуща подобным поступкам. Разумеется, она опытна, но так далека от развратного бесстыдства, свойственного ее профессии.

Он спокойно встал, подошел вплотную и, приподняв за подбородок, повернул ее лицо так, чтобы на него падал отблеск свечи. Кончики пальцев ощутили мягкость кожи, но рассмотреть что-либо подробнее мешал внушительный слой пудры и грима — атрибутов куртизанки.

— Смойте грим, — приказал он коротко и резко.

Ее подбородок невольно дернулся — было ясно, что Лотта не из тех, кто с легкостью подчиняется приказам. Однако, слегка замешкавшись, она высвободилась и направилась к стоящему в углу комнаты умывальнику. Полив себе на руки воды из разрисованного синими птицами большого китайского кувшина, Лотта несколько раз протерла лицо, смывая макияж. Когда она вернулась, Эван поразился тому, что ее бледно-кремовая кожа покрыта золотистыми веснушками. Внимательно присмотревшись, отметил выразительную привлекательность ее миловидного лица, напоминающего формой сердце и мягко сужающегося к подбородку, с глубоко посаженными карими глазами. Красиво очерченные разлетающиеся брови придавали лицу приятную живость. Небольшой рот со слегка припухшими губами вызывал прилив эротических фантазий. Желание, сильное и простое, поднималось в нем, захватив врасплох. Жизнь пресытила его впечатлениями, в том числе и от женщин. Мог ли он ожидать, что ощутит прилив желания по отношению к подобной женщине, и так скоро. Ему необходима Лотта Пализер с ее скандальной репутацией, но к этому вдруг присоединилось желание, на которое он совсем не рассчитывал. Эван продолжал рассматривать ее, не замечая, как сузились на его смугловатом лице ярко-синие глаза, чувствуя только сильные толчки крови и сильное желание впиться губами в этот искушающий рот.

Тонкие, чуть заметные лучики сверкнули в уголках ее глаз, придавая лицу особое выражение некоей усталости от жизни и легкий налет цинизма. Необычные темно-кофейного цвета глаза, затянутые дымчатой поволокой, в чьих глубинах таилось что-то обещающее, зовущее к глубоким чувственным наслаждениям.

Ленивым жестом Эван прикоснулся к ее волосам, потянув скалывавшую их шпильку, и они рассыпались тяжелыми блестящими локонами по плечам, мягким золотом, темной бронзой и каштановыми бликами напоминая о теплых тонах осени. Пропустив локоны сквозь пальцы, он ощутил их гладкую шелковистость.

Она стояла абсолютно неподвижно, затаив дыхание, как мышка, затаившаяся от кошки. Тихонько потянув за краешек шали, он заставил ее соскользнуть к ногам Лотты легким облаком.

Теперь ее прикрывал лишь кружевной пеньюар, практически не скрывавший наготу. Стоя так близко, Эван отчетливо ощутил тепло тела и слабый сладковатый аромат жасмина, который источала ее кожа. Легкая пена кружев красиво приподнималась и округлялась сквозь снежно-белую ткань, темновато и сладостно просвечивали приподнятые островки сосков. Тело Эвана вновь возбудилось, отвечая на немой призыв. Их глаза встретились. Теперь в уголках этих сочных губ притаилась легкая насмешка. Ясно, он испытывает желание, а ей это очень нравится. Новая, поднявшаяся из самых глубин тела волна захлестнула, побуждая склониться и поцеловать ее.

Лотта не сделала даже легкой попытки прильнуть и обвиться руками, как это делают опытные и умелые куртизанки, забирая власть над мужчиной, выказывая свою готовность к наслаждениям. Она по-прежнему не двигалась с места, лишь ее губы, теплые и мягкие, слегка приоткрылись под его натиском.

Он отступил, несмотря на возросшее желание.

— Сколько вам лет? — внезапно спросил он.

Улыбка исчезла, и Эван заметил быстро промелькнувшую в ее глазах искорку — прикидывает, что ответить?

— Мне восемь и еще двадцать, — с готовностью сообщила Лотта.

— А вот я слышал, что вам три и еще тридцать.

Она даже не пыталась скрыть свое раздражение. Сделав шаг назад, подхватила спасительную шаль, плотно закутавшись в нее, вновь скрыла от посторонних глаз свою пленительную наготу.

— Зачем же спрашивать, если вам известно? — огрызнулась она.

— А утруждать себя ложью? — парировал он.

— А затем, что миссис Тронг, не колеблясь, выгонит меня. Еще немного, и я окажусь на улице. Если мне удастся слегка оттянуть этот момент, то почему бы и нет?

Эван почувствовал прилив сострадания. В ней говорило не задетое самолюбие, а жестокий страх перед наступающим будущим. Это позволяло предположить, что она будет вынуждена согласиться на его условия. Она отчаянно пыталась избежать тирании, царящей в борделе, угрозы оказаться на улице, как те постаревшие проститутки, которые занимаются своим ремеслом за кусок хлеба в сточных канавах. Нужно признать, она низко пала.

Он занял прежнее место и, откинувшись назад, вновь принялся внимательно разглядывать Лотту.

— Так что же насчет моего предложения? Вы намерены принять его или нет? — спросил он.

Она сидела на самом краешке кровати, мерно покачивая ножкой, обутой в отороченную лебяжьим пухом туфлю.

— Как вы прямолинейны, — задумчиво произнесла она, глядя на него своими чудными выразительными глазами.

— Такое ясное предложение, — улыбнувшись в ответ, сказал он с подкупающей простотой. — Уверен, вы не в восторге от той жизни, в которую вынуждены окунуться. Я никогда ни одну женщину не затаскивал в постель силой. Так вот, — Эван пожал плечами, — если предложение вам не по вкусу, я могу пойти куда-нибудь еще.

Она использовала паузу, чтобы подумать. Он с уважением отнесся к этому. Правда, Эван совсем не ожидал от Лотты большого ума. Вряд ли женщина с интеллектом вообще способна попасть в подобную ситуацию, когда от нее отказываются семья и друзья, а деньги, доставшиеся в результате развода, уходят на уплату счетов от модисток и торговцев модных лавок. Он неспешно обдумывал, могло ли за всем этим скрываться что-то еще, но решил, что вряд ли. Тем не менее ее падение было быстрым и мучительным. Эвану нужна была женщина с полностью разрушенной репутацией, такая, чье имя ассоциировалось бы со скандалом. Лотта как нельзя лучше подходила. И он страстно хотел, чтобы она приняла предложение.



— Свободным пленникам разрешается содержать любовниц? — спокойно поинтересовалась Лотта. — Не подозревала, что вам предоставлено столько свободы.

— Я могу завести даже ручного льва, если пожелаю. До тех пор, пока у меня будет возможность его кормить и содержать в доме. Я обладаю всеми правами, кроме права распоряжаться собой.

Он вложил в эти слова всю горечь, которую старался никогда не выставлять напоказ. Подняв глаза, он заметил, что она смотрит на него с живым интересом, но с тем же отсутствием сострадания. Очень непривычно поменяться местами, почувствовать, что на тебя смотрят так же, как ты сам смотришь на всех. Эван вдруг почувствовал некое родство душ.

— В самом деле? Вы можете себе позволить дать кров и содержать меня? — спросила она, грациозно потянувшись, так что ее одежда вновь слегка обрисовала соблазнительные очертания.

Это было настолько эротично, что его тело немедленно отозвалось на призыв. Она, не таясь, проверяла, насколько им можно управлять.

— Должна предупредить, я вам обойдусь дороже любого другого домашнего питомца. У моего бывшего мужа сложилось мнение, что я обхожусь ему дороже породистой кобылы. — В голосе Лотты зазвучала нескрываемая неприязнь.

— Охотно верю, — понимающе улыбнулся Эван. — Я в самом деле богат, — прибавил он. — Достаточно богат для сына аристократа и циркачки.

Засунув руки в карманы камзола, он стал вынимать один за другим тугие мешочки с золотом и раскладывать их на столе. Она слушала их тихое позвякивание, и зрачки ее глаз начали расширяться. Видимо, молва не зря приписывала Лотте Пализер корысть и жадность. Это только на руку и означает лишь одно — ее можно купить, стоит только назначить правильную цену.

— Похоже, это золотые гинеи, — заметила Лотта.

— Так и есть, — бесстрастно откликнулся Эван. Потянув за шнурок, стягивающий один из мешочков, он позволил золотому ручейку вытечь на стол, внимательно наблюдая за выражением ее лица. Жадность, расчетливость, что еще? — Здесь вполне хватит на то, чтобы компенсировать миссис Тронг отказ от ваших услуг, приобрести для вас новые туалеты и оплатить проезд до Вонтеджа в почтовом дилижансе, скажем, в пятницу.

— Но до пятницы уже осталось слишком мало времени! Я могу не успеть купить все, что необходимо. Вы же знаете — подобные дела не терпят спешки…

— Вам придется покупать готовое платье, — улыбнулся Эван.

— Это вульгарно и отдает дешевкой, — нахмурилась Лотта.

— Но так нужно. Я обязан вернуться в Беркшир в двухдневный срок. У вас всего один день, после чего вы присоединитесь ко мне, — сказал он, обводя взглядом ее яркую клетку. — Я дам вам достаточно денег, чтобы оплатить гостеприимство миссис Тронг. Сомневаюсь, что она будет настаивать на том, чтобы вы остались, а уж вам-то этого хочется еще меньше, не так ли?

Лотта помолчала, задумчиво покусывая нижнюю губу белыми красивыми зубками.

— Значит, говорите, Вонтедж? — переспросила она, приподняв тонко прочерченные дуги бровей. — Моя семья живет неподалеку. Это такая глушь, совершеннейшее захолустье.

— Приятный маленький городок, хотя и провинциальный, — ответил Эван. — Теперь все зависит только от вас. Вы можете по-прежнему оставаться в этом лондонском борделе, отдаваясь каждому, кто склоняется в учтивом поклоне над вашей рукой в этом пестром будуаре, или стать моей любовницей, проводя свои дни в захолустном городке, но в конечном счете получив за это достаточно денег, чтобы устроить жизнь по своему вкусу.

Вновь на ее лице отразилось раздумье. Она продолжала взвешивать преимущества и недостатки предложения. Это были совершенно бесстрастные подсчеты, как и полагается женщине ее профессии.

Соскользнув с краешка кровати, Лотта подошла к столу. Она еще раз окинула Эвана испытующим взглядом, а затем быстро развязала пару мешочков, чтобы убедиться в их содержимом, и даже прикусила одну из золотых монет.

— Они не фальшивые. Не в моих правилах жульничать. Ну, теперь вы готовы довериться мне? — спросил он с улыбкой.

— Я не могу решить… Есть в этом нечто сомнительное, непонятное. Какой-то явный подвох, — с сомнением отозвалась Лотта.

Она ожидала, но Эван продолжал сидеть молча, не меняя своей непринужденной позы, с совершенно непроницаемым лицом. Будучи превосходным карточным игроком, он в совершенстве владел искусством скрывать козыри. Лотта права, в этом деле много сторон, о которых ей знать не обязательно. Более того, чем меньше она будет знать, тем лучше.

Лотта рассмеялась, разряжая неловкую тишину, повисшую в комнате.

— Что ж, можете не отвечать. Вы будете платить неплохие деньги, чтобы я вела себя смирно и не задавала лишних вопросов, при этом обслуживала вас в постели. Возможно, я поступаю крайне неосмотрительно, но обещаю держать язык за зубами, разумеется, за достойную плату.

— Это было бы идеально, — согласился Эван.

Лотта кивнула.

— Но зачем вам любовница? — поинтересовалась она без особого любопытства.

Эван ответил ей красноречивым взглядом, который вновь заставил ее покраснеть.

— Затем же, зачем она нужна и любому другому здоровому мужчине.

— Положим, существует много причин, по которым мужчины выставляют напоказ свои сексуальные амбиции, — заявила она с некоторым цинизмом. — Зачастую они терпят фиаско в интимных делах и им необходима помощь. Есть еще такие, кто предпочитает общество других мужчин, но, проводя время с женщинами, скрывает это, — сухо заметила она.

Замолчав, Лотта слегка пожала плечами, приглашая его ответить.

— Со мной все гораздо проще. Мне скучно! В любом случае, пока военные действия не закончатся, я буду вынужден чем-то себя занять. Почему бы не любовью. В постели время летит быстрее, не так ли?

Для Лотты это в самом деле явилось убедительным аргументом, но она продолжала колебаться, устремив на него упорный взгляд, пытаясь проникнуть в самые тайные мысли.

— Почему выбор сделан в мою пользу? Что во мне такого особенного? Ведь вы сразу потребовали именно меня, — упорствовала Лотта.

— Так и есть, — спокойно заметил он, удивляясь ее умению запоминать и сопоставлять, казалось бы, незначительные детали. — У меня весьма скандальная репутация. Она просто требует, чтобы рядом со мной была очень яркая женщина, известная всему Лондону. — Он притянул Лотту ближе, слегка сжав тонкие запястья. — Мне нужна любовница, о которой станут говорить, вызывающая, шокирующая приличное общество и…

— Услужливая? — с полуулыбкой подсказала Лотта. От этой чудесной усмешки его сердце забилось чаще.

Темный жар разливался в ее глазах.

— Это все мне так знакомо, — сказала она голосом, в котором угадывалась скрытая пылкость.

— Я наслышан, — засмеявшись, произнес Эван.

Он провел пальцем по ее пухлым губам и почувствовал отклик во всем ее теле. Его тело уже решительно, плотно и твердо приникло к Лотте, охваченное желанием.

— Так что же, Лотта Пализер, — прошептал он, — вы ответите мне? У вас было время подумать над моим предложением.

— Да, — сказала Лотта.

Она больше не колебалась, хотя, возможно, стоило бы.

Что-то в истории Эвана Райдера не давало ей покоя, подсказывая, что она не знает всей правды, оставляя внутри ощущение затаившейся опасности. Но здесь так много золотых гиней, столько она не видела, наверное, никогда. Ей даже нравилось ощущение опасности и авантюризма, которое исходило от Эвана Райдера. Ему удалось зажечь желание в ее крови, которого она не испытывала уже многие месяцы.

— Я была бы законченной дурой, если бы отказала столь богатому джентльмену, променяв его на этот бордель и капризы множества гораздо менее богатых любовников.

— Какая восхитительная прагматичность, — улыбнулся Эван, блеснув ровными белыми зубами.

— Может быть, вы хотите… Может быть, нам стоило бы… — произнесла она, нерешительным жестом указывая на яркое ложе.

Она осознавала неуверенность, прозвучавшую сейчас в ее голосе. Легкий кураж уже пропал. Лотта чувствовала себя неловкой дебютанткой, которая не знала, что ей делать со своей девственностью. Совсем недавно затеять любовную игру казалось ей сущим пустяком. Она с горечью вспомнила о Джеймсе Делвине, своей последней любовной авантюре. С первого момента их знакомства все пошло как-то не так. Она поддалась обаянию Делвина, влюбившись в него, и это оказалось единственной и непоправимой глупостью, на которую она так опрометчиво пошла. Когда он оборвал эту связь, Лотта ощутила такую пустоту внутри, что стала искать утешения в объятиях других мужчин, не в силах унять свою боль. В свете Лотта ловила на себе постоянное пристальное внимание. Так, наверное, чувствует себя золотая рыбка в стеклянном аквариуме, где нет уголка, чтобы укрыться. Время шло, и теперь, возвращаясь воспоминаниями к тому времени, она понимала всю неосторожность и безнадежность этих попыток. То, что ей хотелось бы сохранить в тайне, стало достоянием толпы. И терпение Грегори наконец лопнуло.

Лотта слышала, что он собирается вступить в брак с одной из наиболее завидных невест сезона. Видимо, скандал, погубивший ее репутацию, никак не отразился на его положении. Что удивительного — имея деньги и связи, нетрудно выйти из любой ситуации незапятнанным. Его влияние было настолько велико, что, приди Лотте в голову мысль рассказать об истинных сексуальных наклонностях мужа, ее просто не стали бы слушать.

Она откинулась назад, чтобы взглянуть на Эвана Райдера. Несомненно, в нем присутствовала та мужская сила и внешняя привлекательность, к которой подмешана добрая толика чертовски опасного обаяния, всегда импонировавшего ей. Два года назад ей было бы достаточно одного взгляда, чтобы безоглядно отдаться страсти. Сейчас это заставляло ее нервничать. Все внутри трепетало. О боже, что же с ней произошло? Вероятнее всего, бракоразводный процесс не только разнес в клочья ее репутацию, но и все, что составляло ее прежнюю сущность. Она сильно переменилась. Растеряла где-то по пути последние иллюзии, а с ними и уверенность в своих силах, и самоуважение.

Лотта потянула за ленту, которая стягивала на талии ее кружевное одеяние, но Эван мягко положил свою теплую и твердую ладонь поверх ее трепещущих пальцев:

— Нет. Думаю, не стоит. Не здесь.

Лотта прикрыла глаза в знак согласия. Облегчение, смешанное с разочарованием, охватило ее. До чего же глупо раздражаться из-за того, что он отказался воспользоваться ею прямо здесь по первому ее зову, не дав проявить свой талант и проверить его. А может, он из тех, что и Грегори, а это всего лишь маскировка и любовница ему нужна, чтобы не отличаться от других мужчин. Грегори тоже нуждался в жене, которая сможет выполнять роль хозяйки дома и одновременно служить прикрытием для его истинных пристрастий. Нет, похоже, он не такой! Она же ясно почувствовала то горячее, острое желание, которое охватило Эвана, едва лишь он приник поцелуем к ее губам! Она совершенно точно знала, насколько сильно он хочет ее.

Он убрал пальцы с ее ладони. Придвинувшись плотнее, вдохнул запах ее волос, проведя губами по тонкой коже виска. Легкий озноб от этого прикосновения мгновенно обострил все ее чувства. Лотта вновь заглянула в его глаза и увидела в их глубине мерцающий тяжелый огонь желания.

— Здесь все просматривается и прослушивается, — тихо сказал он. — Нужно же убедиться в том, насколько добросовестно на этот раз вы выполняете свою работу.

Лотта невольно окинула взглядом обтянутые шелком панели, закрывающие стены ее будуара. Разумеется, за ними наблюдают через все эти глазки, щелки и замочные скважины, являющиеся неотъемлемой принадлежностью любого борделя и служащие удовлетворению низменного любопытства посетителей. Возможно, миссис Тронг уже продала Хагану возможность подсматривать за ними, пока он дожидается своей очереди. Она ощутила резкую и неожиданную боль от того, что никогда не задумывалась об этом прежде.

— Я не развлечение для толпы! — воскликнула она, дерзко вздернув подбородок.

Эван улыбнулся. Это резко обозначило лучи в уголках его глаз и складки на его худых щеках и подбородке, отчего выражение его лица стало только жестче, полностью стерев остатки добродушия.

— Если уж на то пошло, ко мне это тоже не относится, — сказал он и двинулся к выходу. — Переоденьтесь, мы уезжаем.

— Благодарю вас, — выдохнула Лотта.

Эван надолго задержал на ней внимательный взгляд.

Мимолетная улыбка искривила его губы. Жар разливался между ними, перехватывая дыхание Лотты. В этом таилось что-то опьяняющее. В следующее мгновение он повернулся к столу и ловко подхватил мешочки с золотом.

— Не стоит меня благодарить. Я всего лишь защищаю свои инвестиции, — заметил Эван без лишних эмоций. — Эта старая сводня обчистит догола, если я оставлю вас с ней хоть на минуту. Не хочется платить больше того, что обещано.

Лотта нырнула в большой платяной шкаф, который стоял тут же, в поисках подходящего платья и туфель. Все наряды, которыми ее снабжала миссис Тронг, были неприятно низкого качества. Их покрой был призван привлекать нескромные взгляды и вызывать нескромные желания, легко оголять нужные места при самом незначительном прикосновении. Среди всей этой мишуры нашлось лишь одно элегантное платье и накидка, оставшиеся Лотте в память о доме, прежней безвозвратно утерянной жизни. Она зажала сверток под мышкой. Из шкафа пахнуло застарелым, приторным запахом духов. С каким болезненным сожалением она вспоминала теперь о бесчисленных красивых флаконах и баночках, которые прежде так часто покупала в лучших магазинах Стренда, об ароматной роскоши от знаменитой компании Ривера и Риммеля. Перчатки, благоухающие цветочными духами, были в том недавнем прошлом ее любимым аксессуаром.

— Вы уже готовы? — спросил с нетерпением Эван.

Интересно, сколько, по его мнению, времени может потребоваться женщине, чтобы одеться? У нее нет даже горничной для услуг. Лотта снова открыла шкаф и достала накидку. Закутавшись, потянулась и сняла с крючка клетку с маленькой желтой канарейкой.

— Она ваша или вы собираетесь ее украсть? — спросил Эван, приподняв черную бровь.

— Моя, — ответила она.

Это было то единственное, что, уходя с Гросвенор-сквер, Лотта захватила с собой.

— Все остальное должно пропасть вместе с этим богом проклятым местом.

— Чувства понятные, но не слишком практичные. Я не рассчитывал очень уж тратиться на ваши наряды.

Насупившись, она все же собрала кое-что из нижнего белья, чулки, перчатки, шаль, два веера и шляпку с перьями, пару платьев и зонтик от солнца, упаковав все в большую картонку, которую отыскала где-то в самой глубине шкафа.

Эван взял ее за руку. Его прикосновение заставило Лотту вздрогнуть, ощутить волнение. Нахлынули смутные сомнения: правильный ли она сделала выбор — оставаться в этой преисподней или следовать за невесть откуда взявшимся, по существу совершенно незнакомым человеком. Он искоса бросил взгляд, в котором сквозила ирония.

— Боитесь?

Лотта хотела бы скрыть свои чувства. Как это неудобно, что он с такой легкостью читает ее мысли!

— Вовсе нет! — ответила она, храбро глядя прямо ему в глаза.

— Лгунья. — Усмешка искривила его губы. Нехороший огонек сверкнул в синих глазах. — Это ваш выбор, мисс Пализер.

— Вы — меньшее из зол, — ответила Лотта.

Улыбка на его губах стала шире, в глазах мелькнуло понимание.

— Или я — то самое зло, которое вам сумело понравиться, — закончил Эван.

— Я вас совсем не знаю, — пробормотала она.

— Но узнаете. Уже скоро, — пообещал незнакомец.

Его слова прозвучали опасным обещанием.

Глава 3

Жадная сводня вытянула из Эвана Райдера почти все деньги, которые он имел при себе. Он ожидал подобного поворота дела и лишь задавался вопросом, стоит ли оно того.

Сидя напротив Лотты Пализер в наемной карете, он наблюдал, как тени пробегали по ее лицу, придавая ему изменчивое и неясное выражение. Она оказалась далека от того, что он ожидал. Сколько раз он представлял себе этот вечер? Он мог передумать, выбрать другую, а ее сбросить со счетов, ни о чем не пожалев. Возможно, другая оказалась бы более податливой и подходящей на роль любовницы. Как случилось, что он, такой расчетливый и хладнокровный, выбрал для своих целей именно эту женщину, больше похожую на стыдливую девственницу, чем на опытную куртизанку? И что это за прихоть — всюду возить за собой клетку с канарейкой, которая даже не поет? Эти мысли лишали его душевного равновесия. Эван раздраженно фыркнул, выразив нарастающее раздражение против себя, нее и этой чертовой канарейки. Стоит ли подвергать риску весь замысел, выбирая на роль любовницы Лотту Пализер, следуя каким-то неясным мотивам? По существу, ему нужна более предсказуемая женщина.

Лотта оказалась не столь проста. Пройдя через все низкие подробности развода, в результате оказавшись разоренной и опозоренной, она тем не менее сохранила душу, пусть и понесшую непоправимый урон. Да, в ней еще жила тень прежней Лотты, которая любила жизнь и искала любовных приключений, приведших к громкому скандалу и сплетням.

Однако весь этот список должен был очень пригодиться для осуществления его планов, поскольку появление такой женщины, как Лотта, в маленьком тихом городке, несомненно, вызовет возмущение и пересуды среди обывателей, надолго приковав к себе общее внимание. А он тем временем займется своими делами, свободный от лишних любопытных взглядов. Эвану была совершенно необходима броская, яркая женщина. Такая, как Лотта Пализер.

Ему удалось довольно быстро решить первую часть задачи, связанной с тем, как вырвать Лотту из цепких рук миссис Тронг. Понятно, сводне совсем не по вкусу пришлась идея отказаться от услуг такой скандально известной куртизанки, одно имя которой привлекало в ее заведение половину Лондона. И это несмотря на то, что Лотту вряд ли можно назвать профессионалкой! Однако страсть к звонкой монете взяла верх. Теперь мадам непременно раззвонит всему свету о том, что знаменитый пленник Эван Райдер, придя именно в ее бордель, заплатил по-королевски, чтобы выкупить свою любовницу Лотту Пализер. И все, от Лондона до самого отдаленного провинциального городка, будут сплетничать об этом. Именно этого и добивался Эван. Еще не добравшись до Вонтеджа, Лотта уже стала самой знаменитой содержанкой в Англии. Весть о ее прибытии наверняка долетела до городка.

— Вечерний Лондон. Как я буду скучать по нему! — произнесла она, глядя в окно кареты на проносящиеся мимо знакомые улицы.

В ее голосе прозвучала такая тоска, будто она прощалась не с городом, а со всем, что составляло ее прежнюю жизнь. Эван понял, сейчас ей не важно, сколько она получит в результате их соглашения. Имеет значение лишь прошлая жизнь, уходящая навсегда безвозвратно. Лотте больше не удастся вернуться в свет.

— Не понимаю, как вы попали в подобную ситуацию? — спросил он неожиданно для себя.

Злоключения Лотты его не касались. Однако Эвану стало любопытно, что может женщину, обладающую несомненным умом, ввергнуть в такое бедственное положение. Стоит узнать о ней больше.

В темном пространстве кареты повисла тишина. Лотта задумчиво всматривалась в его лицо, видимо пытаясь установить ту меру правды и лжи, которая могла бы придать ее истории большую привлекательность по сравнению с реальностью. Он задал вопрос с таким равнодушием, с каким, по-видимому, относился и к ней, и к ее лжи. Его лицо было непроницаемо. Эван хотел услышать все от нее самой. Возможно, просто скоротать время в карете, медленно едущей по дороге.

— Вы сами сказали, что все знаете обо мне, — сказала Лотта, прерывая паузу.

— Мне известно, что случилось, но я не знаю почему.

Она отвернулась, как-то ссутулившись.

— Мой муж пошел на развод, потому что я оказалась слишком неосторожна и беспечна в своих любовных делах.

В это мгновение в неверных отсветах из окна он увидел ее лицо, отстраненное и окаменевшее.

— Я всегда была неблагоразумна. Любила опасность, однако зашла слишком далеко, вела себя безрассудно.

«Я любила опасность!» Эван улыбнулся.

Это он мог понять, так как сам искал опасностей в этой пресной жизни. Ему нравилось чувство риска, разгоняющее кровь по жилам, заставляющее ее стучать в висках. А иначе чем скрасить свою жизнь, из которой изъяли все, о чем стоило бы переживать. Он оказался прав! Инстинкт подсказал, что Лотта столь же сумасбродна, как и он. Родственная душа! То, что нужно для его целей.

Только поскрипывание колес и стук лошадиных копыт по булыжнику мостовой нарушали тишину, повисшую в карете. Ночной город блестел огнями, привлекал знакомым шумом толпы, разливающимся в воздухе приятным возбуждением.

— Могу понять, почему семья отреклась от вас, — сказал Эван. Пализеры быстро поднимались по общественной лестнице. Ее развод и связанный с этим скандал могли стать для семьи сущим проклятием. — Но ведь у вас были друзья, которые могли бы помочь…

Покачав головой, она заставила Эвана умолкнуть.

— Дело в том, что я пыталась соблазнить мужа своей лучшей подруги. Он был ее вторым мужем и отказал мне. А с первым я уже спала.

Эван был несколько озадачен. Ему и в голову не могло прийти что-либо подобное. Тем не менее что-то в голосе выдавало ее, не вязалось со смыслом спокойно произнесенных слов.

— Вы пытаетесь шокировать меня? — осведомился он.

— А что, удалось? — Ее глаза вспыхнули.

— Не вполне.

— Ну и пусть… — сказала она разочарованно, с какой-то детской обидой в голосе. — Но я буду стараться. По правде сказать, я не очень-то переживаю из-за того, что было.

— Вам понадобился муж вашей лучшей подруги. Почему? — спросил Эван.

Он заметил, насколько Лотту удивил его вопрос.

— Знаете, вы первый, кого это заинтересовало! — произнесла она задумчиво.

— Ну и!..

— Вы говорите со мной как строгая гувернантка! — Все-таки она обиделась. — Не знаю. Я просто скучала, а он был так хорош…

Эван уловил в ее словах фальшь. Да, она ни за что не скажет правды — ни сейчас, ни в будущем. Лотта Пализер слишком больно обожглась и теперь выстроила оборону. Больше никого не подпустит так близко, чтобы вновь подвергнуть себя риску. Он понимал все, поскольку с пятнадцати лет придерживался такой же точки зрения.

— Вы занимаете интересную позицию по отношению к подругам, — подытожил он.

— Нет у меня никаких подруг, — устало заметила она. — Кроме того, игра не стоила свеч. Его достоинство оказалось таким миниатюрным, а сам он заботился лишь о собственном удовольствии.

— Какое это, наверное, разочарование, пожертвовав подругой, получить взамен так мало.

— Это меньшее из моих предательств, — слегка усмехнулась Лотта. — Мне случалось пару раз обманывать Джоанну и до этого случая. — Она вздохнула. — И все же я рассчитывала на ее помощь. Случилось так, что именно в самый тяжелый момент Джоанны не было рядом. Она путешествовала то ли по Скандинавии, то ли России, а может, еще дальше — география не мой конек. Я писала, но письма, видимо, не доходили. Стоит ли дальше говорить об этом? — спросила Лотта, раздраженно поведя плечами.

Эван почувствовал на себе ее пристальный взгляд.

— Так ли уж обязательно вести разговоры, по крайней мере, обо мне?

— Не надо, если вам не хочется.

Эвану стало забавно. Сколько он себя помнил, все его женщины сгорали от желания рассказать о своей жизни. Возможно, так они пытались оттянуть момент интимной близости?

Лотта слегка переместилась на своем сиденье, и он ощутил легкий аромат жасмина, нежный и сладковатый. Жажда обладания вновь захватила его, острым лезвием резанув по нервам так же, как в борделе. Прошло уже довольно много времени с того дня, когда он в последний раз был с женщиной. Как военнопленный, он имел не так уж много возможностей для удовлетворения своего вожделения. Оставалось лишь привыкать игнорировать эту сторону жизни. Эван сосредоточил всю энергию на долгой и опасной, очень запутанной игре, от которой не мог отказаться. Теперь же появилась надежда на то, что столь интригующее сочетание скрытности и опытности, как у Лотты Пализер, принесет множество соблазнов и наслаждений. Пожалуй, гораздо больше, чем он мог предполагать.

Сначала Эвану показалось, что Лотта лицемерит, подыгрывая пресыщенным вкусам клиентов борделя миссис Тронг. Не такая уж редкость — профессионалка, разыгрывающая невинность. Но ее история всем известна, какой смысл скрывать беспорядочные связи и неверность, которые довели ее до полного падения. Она ничего не изображала, следуя наклонностям своей натуры. Собственно, это и привлекало Эвана. Ни у одной из знакомых женщин он не отмечал той открытости, с которой Лотта обращалась с ним, вызывая восхищение твердой решимостью говорить правду.

Она снова немного передвинулась на жестком сиденье наемной кареты, заманчиво зашуршав шелковыми юбками.

— А как вы попали в такое положение? — спросила Лотта, возвращая вопрос. — Мне кажется, вы ищете тему, чтобы поговорить со мной. Так почему бы вам не рассказать о себе. Как получилось, что вы стали военнопленным?

— Я попал в плен в битве при Фуэнтес-де-Оньоро в Португалии, — сказал Эван. — Когда Веллингтону доложили, кто я такой, он тут же отдал приказ отослать меня в Англию в качестве военнопленного.

— Не осмотрительно с вашей стороны позволить себя схватить, — ледяным тоном произнесла Лотта. — Думаю, англичане были счастливы добраться до человека, который являлся причиной позора для своего знатного отца на протяжении стольких лет. Честно говоря, удивительно, что они предоставили вам такую свободу, — сменив тон, задумчиво размышляла Лотта.

— Меня держали в заключении на тюремной барже в Чатеме в течение года. — Эван говорил легким пренебрежительным тоном, но напрягшиеся, окаменевшие мышцы выдавали его истинные чувства.

Было ясно, чего стоят ему воспоминания о чертовой дыре, площадке футов около шести в самом сердце судна, без доступа света и свежего воздуха. Там даже самые сильные мужчины постепенно начинали сходить с ума и молить о скорой смерти. Заключенные были закованы в железные кандалы, полуживые от голода и постоянных побоев. Ему чудились смрад и грязь проклятой баржи, словно пропитавшие все поры его кожи под тонким батистом рубашки, вопли сходивших с ума товарищей по несчастью. Такое вряд ли возможно забыть.

— Должно быть, все это было достаточно мерзко. — Голос Лотты прозвучал настолько мягко, что Эван понял — она прочувствовала всю ту ненависть, которая сочилась в его словах.

— Не стану отрицать. — Губы Эвана сжались в тонкую линию.

— Зачем вам понадобилось сражаться на стороне французов? — Он почувствовал ее пристальный взгляд, устремленный на него из глубины темной кареты. — Неужели так ненавидели англичан?

— Я не испытываю ненависти к англичанам. С чего бы мне их ненавидеть? — рассмеялся Эван.

На это могла существовать добрая сотня ответов, но он не собирался вдаваться в подробности. Как и Лотта Пализер, Эван Райдер избегал ворошить прошлое, стремясь отгородиться от него.

— Так вы — простой наемник, солдат фортуны в рядах армии Наполеона, получавший за службу неплохие деньги?

Лотта Пализер хорошо знала, как провоцировать мужчин. Эван печально задумался. Возможно, наступившая пауза нужна была им обоим.

— Я не из тех, кто воюет за деньги, — наконец заявил он, гордо вздернув подбородок. — Я сражался на стороне Наполеона, потому что это соответствует моим принципам. Я верил в его дело.

— Принципы. — Слово звучало в ее устах как перевод с чужого языка. — Как необычно! Большинство знакомых мне мужчин — беспринципные ублюдки! — с неожиданной улыбкой заключила она. — Значит, вы верите в свободу, братство и… что еще там? — с некоторым сомнением в голосе спросила она.

— Равенство, — добавил Эван. — Да, таковы идеалы революции.

— Что за странное понимание равенства, при котором один человек возвышен как император над всеми остальными. Но поскольку мне никогда не приходило в голову интересоваться политикой, я могла пропустить что-нибудь важное. Боюсь, дела государства меня слишком мало беспокоят! — сказала Лотта, позевывая.

— К счастью, в мои планы не входило вести с вами разговоры о политике. Я вас не для того покупал.

В темном и тесном пространстве кареты повеяло холодком. Эван почувствовал, что вывел ее из себя столь прямолинейным напоминанием о ее положении. В ней еще осталось достаточно гордости. Лотта отвернулась, и ее лицо выразило высокомерие. На перекрестке карета замедлила ход, качнувшись вперед, и Лотта потеряла равновесие, опершись на дверцу кареты, чтобы удержаться. В этот момент Эван различил, как звякнули монеты, к тому же дорогие. Гинеи! Ясно, откуда они у Лотты. Их взгляды встретились, и Эван вдруг понял, что она собирается сделать в следующее мгновение.

Она собиралась провести его и бежать.

Ее кисть уже лежала на ручке дверцы, наполовину приоткрытой так, что шум толпы и свет уличных фонарей прорывались внутрь. Эван пытался схватить ее за запястье, задержать, но гладкий бархат накидки выскользнул из его рук. Тогда он обхватил ее талию за секунду до прыжка.

— Не стоит так спешить!

Черт бы его побрал! Даже сейчас он оставался совершенно невозмутимым. Есть ли вообще хоть что-нибудь, что вывело бы его из равновесия?

Лотта оказалась полусидящей, полулежащей между его коленями. Ничего себе! Совсем как разъяренная, загнанная в угол кошка. Рука Эвана стальным обручем охватывала ее талию. Она пыталась вырваться из цепких объятий. Одно неловкое движение — и мешочек с гинеями тяжело стукнулся о его бедро. С кривой усмешкой покосившись на Лотту, он извлек увесистый мешочек с монетами из кармана ее накидки.

— Так я и думал. Когда же вы успели стащить его у меня?

Он произнес это, проявив легкий интерес. В самом деле, не стоит ли более тщательно исследовать тему, насколько в обычае у нынешних дам полусвета, в совсем недавнем прошлом рафинированных леди, похищать чужие кошельки? Лотта поняла, что в такой ситуации следует попридержать свой норов.

— Я взяла его, пока вы увлеченно торговались с миссис Тронг. При этом вам было совершенно безразлично, чем занята я, — выпалила Лотта.

— Да, я вас явно недооценивал, — кивнул Эван.

Он с видимым безразличием провел рукой по ее одежде, как бы обыскивая. Но у Лотты возникло странное чувство, будто он ласкает ее. Она затрепетала от его прикосновения, почувствовала себя разъяренной, сбитой с толку и одновременно ожившей, возбужденной и приблизившейся к опасному обрыву.

— Не ищите, у меня больше нет. Я успела взять всего один, — созналась она.

— А затем сбежать! — закончил он.

Лотта не отвечала, заметив на его губах циничную усмешку.

— Ну и куда же вы собирались бежать?

Эван приблизил к ней свое лицо так, что она могла хорошо рассмотреть все его мельчайшие подробности в скачущем свете уличных фонарей. Мрачное и презрительное. Некоторые мужчины так легко умеют пользоваться бедственным положением, в котором оказываются женщины. Они легко угадывают такие моменты и не упускают свой шанс. Эван Райдер явно не из их числа.

— Не имею ни малейшего понятия, — очень просто ответила она. — Я как-то еще не подумала об этом.

— Итак, единственным продуманным планом являлась кража?

Его голос звучал мягко, но в нем чувствовалось скрытое презрение. Однако Лотта и не собиралась извиняться.

Возможно, все было не по правилам в обычном понимании дела, но она уже давно преступила все границы и нарушила все правила. Так что стоит ли беспокоиться о таких мелочах?

— Да, я задумала кражу сразу, как только увидела эти чудные монеты! — откровенно призналась она, прямо встретив взгляд Эвана.

Лотта надеялась, что, если у нее будет хоть немного денег, это даст ей возможность распоряжаться своей жизнью и шанс вырваться на свободу. Казалось, судьба дает ей в руки ключ к новой, более счастливой жизни. Кто бы на ее месте смог устоять перед таким соблазном. И ведь ей почти удалось осуществить задуманное, тем большую ярость она испытывала, споткнувшись на последнем шаге. Столь близкая свобода, до которой она не смогла дотянуться!

— Значит, вы сразу же собирались меня надуть? — то ли вопросительно, то ли утвердительно произнес Эван, успев крепко перехватить ее запястья.

— Даже не сомневайтесь! — вспыхнула Лотта. — Вы ведь не настолько глупы, чтобы рассчитывать, что я могу поступить иначе.

Злость вновь захлестнула ее. Ее столько раз бессовестно обманывали, использовали и отшвыривали прочь, как ненужную вещь. Теперь ее очередь!

— А мне казалось, что между нами существует соглашение, — напомнил Эван. — Как насчет верности данному слову?

Она почувствовала напряжение сжатой пружины, несмотря на сдержанность, с которой он говорил. Ее запястья по-прежнему оставались в безжалостном плену.

— Вы же знаете, я лишена подобных предрассудков.

— И сейчас вы это мне продемонстрировали, — констатировал Эван все тем же ровным голосом. — Будем считать, вы просто не поняли. Я ожидаю, что вы будете следовать основным условиям сделки, проявляя личную преданность мне и хотя бы немного чести. Не хотелось бы опасаться, что вы вновь попытаетесь ограбить меня и бежать.

— Но ведь вы в любом случае не сможете мне никогда доверять, — вызывающе заметила она.

— Само собой, — довольно беззаботно ответил он. — И все же не хотелось бы получить подтверждение собственной правоты!

— Вы даже не снизошли до того, чтобы разозлиться на меня! — Почему-то его спокойствие бесило ее, будто из-за этого ее замысел провалился дважды.

— Вы заблуждаетесь, — возразил Эван. — Вам в самом деле удалось разозлить меня.

Разжав хватку, он протянул руку к капюшону накидки, откинув ее назад. Длинные пальцы пробежались по прядям волос, слегка подталкивая ее голову, пока лицо Лотты не оказалось совсем близко. И тут она почувствовала жар ярости, рвущийся у него изнутри. Какой невероятный контраст с его ровным, лишенным эмоций голосом!

— Я нечасто даю волю своим эмоциям, — сообщил он свирепым шепотом. — Вам стоит это знать и никогда не забывать, если в будущем вы пожелаете угодить мне.

— Угодить вам? Не имею ни малейшего желания угождать! Разве вы еще не поняли? — с возмущением выпалила Лотта.

— Ко всему прочему вы еще и неблагодарны. — Его голос прозвучал даже весело. — А стоило бы оставить вас в том борделе, где вам предстояло и дальше обслуживать половину Лондона.

— Взамен вы купили меня с той же целью!

— Я предоставил вам выбор, — заметил Эван.

Он произнес это тем ледяным тоном, который красноречиво свидетельствует о ярости, клокочущей внутри.

— Я предупреждал, мне не нужна любовница, которая действует не по своей воле и выбору. Вам не стоило идти со мной.

— Но это значило отказаться от денег! — разъяренно вскричала она.

Наступила пауза, затем Эван громко рассмеялся:

— Я так и знал, что вы окажетесь продажной кокоткой.

Он сжал лицо Лотты ладонями и страстно и сильно поцеловал ее. Лотте почудилось, что злость лишь прикрывает пульсирующее внутри жгучее желание. Ярость и желание переплелись в нем неразрывно. Еще в борделе она поняла, что он жаждет близости, но уже тогда знала, что его выбор — воздержание. Его сдержанность сильно озадачивала, ведь любой другой мужчина на его месте давно дал бы волю своей похоти. Видимо, злость зажгла его кровь и контроль ослаб. Теперь Лотта поняла, насколько бурные чувства вызвала попытка побега. Там, в глубине его души, жила ярость, темная и неуправляемая. Эван привык прятать ее глубоко и держать крепко в самых глубинах души.

Эван провел языком по нижней губе, проникая глубже в рот, чтобы пробовать и завоевывать. У Лотты закружилась голова. Всего час назад единственным чувством в ее груди была полная заброшенность. Теперь все, что мучило, слилось со вскипевшей злостью и столкнулось, сливаясь в единый поток, с подобными страстями, которые кипели в душе Эвана. Он действовал как захватчик, но и Лотта отвечала с той же страстью и яростью.

Она придвинулась так, чтобы заставить его ноги раздвинуться шире. Желание ощутить его эрекцию у своего бедра дурманило ее. Лотта сильно прижалась к нему и услышала, как он застонал.

— Это и есть то, что вы купили, — сказала она, на мгновение оторвавшись от поцелуя. — Испытайте, если хотите.

Она довольно сильно укусила его, заставив инстинктивно отшатнуться назад и чертыхнуться. Внезапно Эван легко подтолкнул ее и опрокинул на сиденье так, что Лотта оказалась внизу под ним. Ее ноги запутались в шелковом водопаде юбок, когда он прижал их всем своим весом. Она смотрела в его лицо, не в силах перевести дыхание. Он дышал так же тяжело и бурно, темный огонь необузданности горел в его глазах.

Эван резко сорвал накидку с ее плеч и потянул вниз корсаж платья. Нежная ткань порвалась, не выдержав ярости. Он захватил освобожденную от платья грудь страстными горящими губами так, что Лотта вся выгнулась от внезапного прилива жара. Желание поглощало ее, двигаясь неудержимой волной, не поддаваясь контролю разума. Она не в силах была сопротивляться после стольких месяцев холодного бесчувствия и вся отдалась этой томящей и требовательной силе, в которой бился огонь жестокого и необузданного желания.

Эван прикусил ее грудь так сладостно, что Лотта задохнулась от потрясшего ее тело болезненного удовольствия. Ее пальцы вплелись в темные густые волосы и довольно сильно потянули за пряди, стараясь ближе к себе прижать его голову.

Он снова пробормотал какое-то проклятие, продолжая покрывать ее грудь частыми мелкими поцелуями, от чего ее кожа трепетала и розовела от сладостной муки, причиняемой его губами и языком. Рука Эвана уже скользила по ее бедру, пробираясь выше. Она лихорадочно старалась освободить его от одежды, сходя с ума от предчувствия того, что он может сделать, войдя внутрь ее до самого конца, влекомый жаждой обладания. Это какое-то наваждение и бегство, доставляющее блаженство. Лотта почувствовала его ладонь на тонкой коже внутренней части бедра и выгнулась в томительной жажде приблизить его к цели.

Карету сильно качнуло, почти сбросив обоих с неширокого сиденья. Эвану пришлось сильнее обхватить Лотту руками, чтобы защитить от падения. Секунду она смотрела прямо ему в лицо, отмечая в нем знакомое смешение чувств — ярость, смятение и желание. Затем все померкло и растворилось в обычном бесстрастии, и Лотта уже не понимала, не почудилось ли ей это.

Кажется, карета остановилась.

— Где мы? — спросила Лотта.

Она чувствовала, что обессилена и сбита с толку. Злость и вожделение быстро таяли, а холодная пустота вновь занимала свое место, заползая в отдаленные уголки души.

— Это отель «Лиммерз», — ответил Эван. — Приезжая в город, я всегда в нем останавливаюсь.

Он отодвинулся, выпрямившись. Лотта пыталась расправить платье немного дрожащими руками. Еще минута, а может, мгновение — и он был бы внутри ее. Она желала этого, желала его так яростно, что перехватывало дыхание. Так отчего же она чувствует себя ничтожной и опустошенной?

Она укуталась поплотнее в накидку, словно стараясь защитить себя от подступающего к сердцу холода.

— «Лиммерз»? Что за дешевка! — воскликнула она.

— Как точно замечено, — ухмыльнулся Эван.

Он наклонился, чтобы открыть дверцу наемной кареты, и вышел, бросив со словами благодарности несколько монет вознице, и повернулся, протянув руку Лотте. Как только она направилась к двери отеля, он остановил ее, положив ладонь на ее руку.

— Постойте, — сказал он мягко.

Окинув Лотту взглядом, он с неожиданной заботой и трогательностью расправил накидку, надел капюшон так, чтобы скрыть ее растрепавшуюся прическу, прикоснулся к ее щеке мимолетным ласковым жестом. Лотта не успела понять, насколько случаен был этот жест, все ее существо затрепетало в ответ. Она заглянула ему в глаза, ища в них отблеск чувства, и не нашла!

— Все было очень неплохо, — заметил Эван легко и насмешливо. — Возможно, я получу какую-то пользу от вложенных денег.

В эту минуту Лотта отметила, что от Эвана Райдера не стоит ожидать простой человеческой нежности. Она сама подставила себя под удар, наивно ожидая подобных сантиментов от него. Только секс и деньги, а остальное — выбросить из головы! На этом и предстоит строить свою новую жизнь. Теперь уж она постарается не забывать полученный урок!

Глава 4

Эван обдумывал, как провести остаток вечера, но все возможные варианты только подхлестывали растущее раздражение. Он злился на Лотту, на себя самого, на обоих сразу. Похоже, то, как все совпало и сложилось, и являлось основной причиной его злости.

Он был в ярости, подумать только, Лотта попыталась его обокрасть и сбежать. Подобное вероломство, по идее, не должно было глубоко задеть его, скорее развлечь. Всего лишь легкий просчет в оценке. Вместо этого он почувствовал гнев, которого не ожидал от себя и который спровоцировал желание обладать Лоттой. Собственно, она искусно подогрела его своим недвусмысленным поведением. Он полагал, что владеет своими чувствами и никогда не теряет контроля над собой. Особенно в отношении женщин. Теперь его уверенность поколебалась. Выбрать любовницу и спать с ней — всего лишь часть плана. Вместо этого он каким-то непонятным образом попал в другую, незапланированную ситуацию.

Он с таким ожесточением стремился к близости с Лоттой и почти достиг ее в наемной карете. Именно почти. И это рождало у Эвана ощущение потрясения и неудовлетворенности. Никогда ему не приходилось испытывать подобное с другими. Он был достаточно искушен, чтобы позволить страстям играть собой, чувствам он и вовсе не придавал значения. Стоило непрошеному чувству проявить себя, как он тут же устанавливал дистанцию.

Лотта ничего не ответила ему, проскользнув вперед к дверям, ведущим в грязный вестибюль отеля. В ней чувствовалось благородное достоинство, которое трудно вытравить даже бесчестием и разорением у тех, кто, подобно ей, происходит из старинных знатных фамилий.

Эван последовал за ней. Появление Лотты вызвало несомненный интерес у постояльцев и прислуги, встретивших их в темноватом и лишенном привлекательности холле. Несколько подтянутых джентльменов — а в «Лиммерзе» обычно останавливались приехавшие поразвлечься владельцы окрестных поместий — жадными взглядами проводили Лотту, даже бледный клерк за конторкой не смог скрыть блеск возбуждения в глазах. Лотта смотрела на всех с высокомерным равнодушием. Эвану пришло в голову, что в этой бархатной накидке, из-под капюшона которой выбивались непослушные пряди шелковистых волос, и лицом, свободным от косметики, она больше похожа на молоденькую дебютантку, чем на опытную куртизанку, героиню множества скандальных любовных похождений.

В это время к ним подошел худощавый человек в кожаных бриджах и флотском кителе — форме 1-го полка наполеоновских карабинеров. Выступив вперед, он поклонился Лотте с непринужденной элегантностью.

— Примите мое восхищение, мадам, — произнес он. — Полковник Жак Ле Прево к вашим услугам. — Обернувшись к Эвану, он выразительно приподнял рыжеватые брови. — Бог мой, Сен-Северин! Мне казалось, вы собираетесь в храм Венеры, принадлежащий миссис Тронг, чтобы найти себе любовницу, а не в пансион благородных девиц!

Прежде чем Эван успел ответить, Лотта мило улыбнулась Ле Прево. Она прекрасно говорила по-французски.

— Вы ошибаетесь, месье. Я только что из борделя, а не из классной комнаты.

— О, мадам! — единственное, что смог произнести пораженный Ле Прево. Придя в себя, он устремил искрящийся смехом понимающий взгляд на Лотту. У него были очень выразительные глаза зеленовато-орехового цвета. — Какая находка — совершенный французский и прекрасное чувство юмора! Да вы просто счастливчик, Сен-Северин.

Он смотрел на Лоту изучающим взглядом.

— Хотелось бы надеяться, что Вонтедж не окажется чересчур скучным для вас в таком интересном обществе.

— Желаю и вам хорошо провести время, — ответил Эван, беря Лотту под руку. — Жак не так давно из Ридинга, — негромко пояснил он. — Это как раз то место, куда сосланы все самые богатые и влиятельные французские офицеры. Можно сказать, там собралось вполне приличное общество. Вряд ли он представляет, что за дыра этот Вонтедж.

— С этого момента я уже готов смириться со своей судьбой, — улыбнулся Ле Прево, дружески хлопнув Эвана ладонью по спине. — Но поверьте, лучше бы вам увести отсюда вашу английскую розу, мой друг, чтобы эти ревнивые деревенские джентльмены не попытались вернуть ее себе. — Он еще раз элегантно поклонился Лотте. — К вашим услугам, мадам. С нетерпением буду ждать более близкого знакомства.

— Я даже не подозревал, что вы так хорошо владеете французским, — сказал Эван, когда они стали подниматься по лестнице. — Вы, наверное, были очень любознательным ребенком?

— В это трудно поверить, не так ли? — усмехнулась Лотта. — На самом деле меня трудно было назвать прилежной. Моя гувернантка миссис Снук приходила в полное отчаяние. Но поскольку моя бабушка была француженкой, а мать в основном говорила с нами по-французски, я выучила его помимо своей воли.

— С нами?

— Да, с моим братом Тео и мной. А сейчас… он далеко, — добавила Лотта, поколебавшись.

Эван увидел, как тень промелькнула в ее глазах.

— Сражается против французов? — предположил он.

Эван увидел, как опустились уголки ее рта, а голос почти прервался.

— Я уже несколько месяцев не имею известий о нем и не уверена…

Ясно, она не знает, жив брат или погиб, сражаясь.

— Поверьте, мне жаль, — произнес Эван.

Лотта только пожала плечами. На ее лице сейчас было выражение покоя и сосредоточенности. Могло показаться, что ей безразлично сочувствие окружающих. Но Эван уже начал понемногу узнавать ее. Все могло пойти по-другому, если бы брат оказался рядом и помог ей, когда Лотта так нуждалась в его поддержке.

— Не стоит дольше об этом говорить, — с легким безразличием произнесла она.

Они уже шли по коридору второго этажа, кругом было тихо, и лампы горели неярко. Снизу доносились запахи еды и шум толпы.

Лотта искоса посмотрела на Эвана.

— А как вы учились говорить по-французски? — спросила она.

— Мне пришлось очень быстро учиться, — ответил он, улыбнувшись. — В кавалерии Наполеона не стоит поворачивать налево, когда все едут направо. — Он печально покачал головой. — Я изучал языки совсем в других условиях. Мне это далось ужасно тяжело. Если бы не талант кавалериста, меня бы просто выгнали за незнание языка.

— Сколько вам тогда было лет? — спросила Лотта.

— Семнадцать. В пятнадцать я убежал из дома, а в семнадцать присоединился к Великой армии.

Он пожал плечами. Перед мысленным взором все еще маячил тот хрупкий и упрямый юноша, которого лишения и опыт заставили очерстветь. А в душе еще жил испуганный мальчишка.

— Вы были слишком молоды, — сказала она, угадав его мысли. — А меня в семнадцать выдали замуж, — печально добавила Лотта.

Встретившись с ней глазами, Эван снова почувствовал, насколько близки их эмоции и ощущения. Чувство шло откуда-то из самых глубин естества, порождая острое желание обнять Лотту как можно крепче, прижать к своей груди и забыться с ней. Пусть этот мир со всеми его столкновениями катится ко всем чертям. Какой-то краткий миг он колебался, что-то в душе еще сопротивлялось этому притяжению, отвергая возможность близости. Но вожделение взяло верх над разумом. Шагнув вперед, Эван обнял ее, притянув к себе ближе, и поцеловал.

Лотта тихо выдохнула, лишь только его губы прикоснулись к ней. Ее губы были потрясающе мягкими и бархатистыми, и ему захотелось глубже впиться в них своим ртом. Эван старался вернуть себе контроль над чувствами. Это была всего лишь прелюдия к тому, чего он в самом деле желал. Он колебался, пытаясь ощутить отклик с ее стороны. Лотта выглядела смущенной, даже невинной. Какой разительный контраст с той животной страстью, которую она проявила в карете! И все же в ее поведении не было ничего наигранного. Эван еще раз убедился в правильности первого впечатления, когда остановил свой выбор на самой уязвимой среди развязных обитательниц заведения миссис Тронг.

Открыв одну из дверей, Эван пропустил Лотту вперед, и они оказались в небольшой комнате. Затем он закрыл дверь, прислонился к ней спиной и взглянул на Лотту. Капюшон соскользнул с ее головы, дав свободу волне растрепанных каштановых волос. Она казалась такой молодой, очаровательной и очень бледной. Как этой искушенной развратнице удавалось выглядеть столь трогательно и невинно? Почему ее присутствие тревожит его? Желание быстро нарастало, становясь все сильнее и горячее, переходя в невыносимую жажду обладания. Он должен взять ее немедленно.

— Итак, на чем мы остановились?

Как ни старалась, Лотта не могла унять мелкую дрожь, пробегавшую по телу. Эван видел это и не спешил, устремив на нее внимательный взгляд.

— Что происходит? — наконец спросил он. — Там, в карете, мне казалось…

— Я знаю! — вспыхнула Лотта.

Она ничего не могла поделать с собой. Чем больше старалась сохранять спокойствие и изображать утонченную сексуальность, в которой сама не была уверена, тем больше нервничала. Лотта понимала, что Эвану нужна опытная любовница. Он сам весьма красноречиво сказал об этом, когда они выходили из кареты. Жаль, конечно, но ему попалась подделка!

— В карете вы привели меня в ярость, — сказала она.

Лотта взглянула на него из-под длинных ресниц. Он продолжал внимательно смотреть на нее. В глазах Эвана горело пламя желания, но он был спокоен, сдержан и сосредоточен скорее на том, что она говорит, чем на ее теле. Она тихонечко вздохнула, почувствовав облегчение — он не из тех, кто готов сразу набрасываться и брать силой, как это бывало с некоторыми.

— Это даже хорошо, когда злишься, — заметила она. — Тогда перестаешь думать. А сейчас я больше не злюсь и не могу… — Она сделала неопределенный жест. — Правда в том, что я потеряла уверенность в своих силах, милорд. Один вид кровати заставляет меня скорее нервничать, чем испытывать любовный жар. Не вижу ничего смешного! — добавила она, заметив улыбку на его губах. Самой Лотте впору было расплакаться. Сильно потерев глаза тыльной стороной ладони, злясь на себя за подобную слабость, она постаралась принять спокойный и независимый вид.

Эван кивнул в ответ, и тонкая развращенная улыбка мелькнула на его губах.

— Конечно, не смешно, — миролюбиво сказал он, не смотря на то что его губы все же продолжали слегка подергиваться. — Я и не представлял, однако, насколько вы традиционны. До этого момента мне казалось, что ваши амурные приключения происходят в более захватывающих местах, чем простая кровать.

Он двинулся вперед и, остановившись перед Лоттой, стал расстегивать ее бархатную накидку. Она почувствовала тепло его рук на своей обнаженной коже. Эван нежно провел по ее рукам, будто пытался приласкать и успокоить норовистую лошадь. Это подействовало на нее, заставив расслабиться и притихнуть.

— С моей точки зрения, у нас есть выбор, — спокойно продолжил Эван. — Можно попробовать снова разозлить друг друга — это очень просто приведет к очень ненадежному партнерству, или… — он сделал паузу, — я мог бы помочь вам преодолеть отвращение к кроватям как предмету обстановки, а заодно вернуть уверенность в себе. Что выберете?

Сердце Лотты отчаянно забилось, дыхание перехватило, к горлу подступил ком. Отступать было некуда. Время на размышление закончилось. Она взяла деньги, и ей придется за это платить. Остатки самообладания покинули ее, Лотта попробовала извиниться.

— Я не уверена, что вы тот человек, который мог бы мне помочь.

— Вы полагаете, у меня не хватит для этого сноровки? — насмешливо взглянул на нее Эван.

— Нет, что вы! Как это по-мужски, — невольно улыбнулась Лотта. — Думаю, вы слишком хороши для меня. Кто-то не столь опытный и умелый подошел бы лучше, не ожидая от меня многого и не разочаровываясь.

— Нет, вам нужно не это. — Эван вновь мягким движением прикоснулся к ее обнаженным рукам, нежно проведя вниз до самых кистей. Это было невероятно приятно и отвлекло Лотту от всех ее горестей. — Вам нужен именно я. Вас нужно соблазнить, — продолжал он.

Соблазнить. Это слово повисло между ними в теплом покое комнаты. В нем чувствовалась непреодолимая сила искушения. Лотта затрепетала от предвкушения.

— Вы относитесь к этому как к спорту, — предположила она.

— Возможно, что-то в этом есть, — улыбнулся Эван. Затем улыбка угасла, уступив место колючему и тяжелому взгляду, остановившемуся на ней. — Не промахнитесь, Лотта, — словно посоветовал он. — Я покупал любовницу и теперь хочу получить то, за что заплатил.

Огонь вспыхнул в его глазах. Он провел пальцем по изгибу ее руки, заставив вздрогнуть.

— Постарайтесь поработать для того, чтобы получить удовольствие, это так возбуждает. Если вы хотите воспользоваться вашими профессиональными уловками, лучше не старайтесь. Я ненавижу короткие пути, ведущие к обладанию, — прибавил он.

Новая волна возбуждения пробежала у Лотты по спине, возбуждения, связанного со знакомым предвкушением.

— Должно быть, это забавно — заниматься соблазнением собственной любовницы, — несколько запоздало отреагировала она и быстро спросила, в то время как Эван склонился, целуя ее тонкие ключицы: — Вам бы стоило подыскать себе другую, чтобы не уговаривать, как школьницу.

— Теперь уже я не намерен что-либо менять, — пробормотал Эван, прижимаясь поцелуем к ямочке между ее ключицами.

Лотта почувствовала, что он улыбается. Ее пульс бешено забился, она понимала, что Эван ощущает каждый его удар. Ноги ее ослабели.

Эван все понял. Отступив назад, он взял ее за тонкие запястья и пристально посмотрел на нее. Лотте вдруг стало нестерпимо противно от того, что на ней дешевое яркое платье — первое, что попалось ей на глаза при поспешных сборах. Это платье с вызывающей откровенностью предлагало свою хозяйку. Вот что осталось на память от заведения миссис Тронг. Она замерла, а Эван, почувствовав это, вопросительно взглянул на нее. В его синих глазах все еще мелькала улыбка, но в нем уже разгоралось пламя. Это пламя страсти Лотта научилась безошибочно узнавать в глазах мужчин. Ее своенравное сердце затрепетало.

— Все в порядке, — мягко произнес он.

Непонятно, как Эван прочел ее мысли и почувствовал ту, почти физическую боль, которую ощущала Лотта от всей этой дешевой бордельной мишуры.

— От этого так просто избавиться.

— Как вы практичны! — произнесла она, искривив в улыбке дрожащие губы.

— Мне доставит удовольствие помочь вам, — улыбнулся он в ответ.

Эван провел руками от плеч до локтей Лотты, и платье, сшитое точно по фигуре, упало к ногам, как опустевшая скорлупа. Она осталась в тончайшей сорочке, сшитой из небольшого куска шелка. Это была ее собственная сорочка, часть того немногого, что осталось от прежней жизни. Этот кусочек шелка бросал вызов правилам и вкусам, царившим в заведении миссис Тронг. Сорочка была настолько тонкой, что соски легкой тенью угадывались сквозь ткань. Две небольшие округлости сладостно приподнимали мягкий шелк. У Эвана перехватило дыхание от подобного преображения. Несмотря на небольшой рост, Лотта была хорошо сложена, ее фигура привлекала мягкими благородными очертаниями. Возраст несколько округлил и смягчил изгибы, будто ее тело несколько устало от этой жизни. Лотта едва ли могла винить свою грудь за то, что она немного опустилась, словно утомленная удовольствиями.

Эвану явно по вкусу пришлась некоторая полнота ее фигуры. На его губах играла уже знакомая Лотте улыбка, и острый огонек желания разгорался в его глазах все ярче.

— Аппетитно, — заключил он тихо, и она почувствовала, как знакомое чувство предвкушения пронзило ее тело острыми иголочками.

Она хотела, чтобы он снял с нее сорочку, но вместо этого Эван обхватил ее лицо руками и поцеловал снова, медленно и уверенно, преодолевая сопротивление ее губ, убеждая подчиниться его воле. Лотта с некоторым колебанием стала отвечать ему, чувствуя, как смешивается их дыхание, как мягко ее язык прикасается к его. Затем волна желания ответить ему, победить и повести к обладанию поднялась в ней. Мысль о том, что Эван может вдруг снова остановиться, отступить, молнией пронеслась в голове, заставив испуганно замереть и прислушаться. Сейчас он дышал тяжелее, и ей чудилось кипящее внутри его нетерпение, все еще сдерживаемое железным усилием воли.

Она подняла руки, чтобы ему было удобнее снимать сорочку. Эван отбросил прочь невесомый шелк и не отрываясь смотрел на Лотту. Она стояла перед ним абсолютно нагая, лишь в чулках и туфельках, пытаясь отвернуться от его изучающего взгляда. Лотта ясно сознавала, как сейчас ее поведение отличалось от той бравады, с которой она привыкла дефилировать в полупрозрачных нарядах перед посетителями борделя. Ничего похожего. В этой наготе было гораздо больше благородства, хотя и намного меньше одежды.

Когда Лотта вновь собралась с духом, чтобы взглянуть Эвану в глаза, она увидела в них бесстыдно оценивающее выражение, от которого у нее перехватило дыхание.

— Вы прекрасны! Но конечно, сами знаете об этом, — сказал он, удерживая ее взгляд так, чтобы она больше не отводила его.

Вот уж вряд ли! Интересно, говорил ли ей хоть один из ее мужчин что-либо подобное. Грегори она была нужна лишь потому, что ее красота как бы прилагалась к обширным связям ее семьи. Жена служила украшением, свидетельствующим о положении, которое он занимает в обществе. Грегори никогда не видел в ней женщину, всегда относился к ней с той осторожностью, с какой относятся к ценному фарфору или тонкому стеклу. Ее любовники не скупились на комплименты, но это было лишь частью игры, лицемерием, теми словами, которые она хотела услышать. Эван же говорил так, что она верила — он это чувствует. Другая часть ее существа цинично настаивала на излишней доверчивости, и все же ей отчаянно хотелось, чтобы все оказалось правдой.

— Я… — Ее сердце билось в груди с такой силой, что слова застревали в горле.

Она смутилась и почувствовала непреодолимое желание сорвать покрывало с кровати и завернуться в него, как в плащ. Одновременно ее сжигал жар, она чувствовала головокружение и восторг, томящее желание перемещалось все ниже.

Пробуждение.

Лотте почудилось, что она вдруг вернула себе прежние ощущения, но они казались лишь бледным подобием ощущений теперешних. Эта жгучая реальность превзошла все, что было прежде.

Простое прикосновение Эвана к ее руке заставило Лотту вздрогнуть. Боже, имея все возможности, он предпочел всего лишь прикоснуться к руке обнаженной женщины… Он мягко потянул Лотту, усаживая на краешек кровати, потом уложил так, что она, не защищенная ничем, вся открылась его взгляду. Ее тело вновь выгнулось от неосуществленного желания, в то время как его взгляд продолжал беззастенчиво путешествовать, оценивая ее всю до самых кончиков ногтей. Протянув руку, он сбросил с нее туфельки, за ними последовали чулки.

Эван устроился рядом с ней, облокотившись на локоть. Он все еще был полностью одет.

— Вы по-прежнему выглядите испуганной, — заметил он, прикасаясь к щеке жестом полным сдержанной ласки, и, потянувшись, убрал прядь растрепавшихся волос с ее лба. — Мне казалось, я сделал все, чтобы развеять ваши страхи.

— Вам удалось, — прошептала Лотта, прижимаясь губами к его пальцам. — Но если вам снова придет в голову остановиться, я просто убью вас.

Он рассмеялся и хищно устремился к ней, чтобы вновь завоевать ее губы, впившись в них новым глубоким поцелуем. Теперь он вел себя жестче, не стараясь полностью контролировать себя. Лотта почувствовала, насколько свободнее он стал, взамен приобретя силу, с поцелуем уносившую ее туда, где разливался сладостный жар, откуда не хотелось возвращаться.

Дыхание почти прервалось, когда они смогли оторваться друг от друга.

— Снимите одежду, — прошептала Лотта. — Ведь так мы не сможем быть на равных.

Эван перевернулся на кровати, сорвав с себя камзол и отшвырнув его в дальний конец комнаты. Туда же последовали шейный платок и рубашка. В каждом жесте сквозило едва сдерживаемое нетерпение. Лотта наблюдала за ним. За эти годы ей приходилось часто видеть обнаженных мужчин. Их тела чаще всего вызывали у Лотты чувство досадного разочарования. Неправильно сложенные, обрюзгшие, зачастую просто уродливые мужчины много выигрывали, когда были одеты. Ее бабушка-француженка предупреждала Лотту об этом, перед тем как выдать замуж неопытную семнадцатилетнюю девицу. К сожалению, Лотте так и не пришлось усомниться в ее правоте.

Но к Эвану Райдеру это не имело никакого отношения. Его тело было крепким и гибким. Широкие плечи и грудь поражали своей мускулистостью. Бедра от постоянных упражнений в верховой езде, на взгляд Лотты, были, пожалуй, чуть более мускулисты, чем требовалось, но почему-то именно это заставляло ее голову кружиться от предвкушения. От подобного зрелища во рту у нее пересохло, кровь сильными толчками билась от нарастающего вожделения.

— А дальше, — поторопила она, видя, что Эван остановился. Огонек, который горел в его глазах, когда он смотрел на нее, разгорался все ярче и сильнее, желание брало верх. Ее сердце тяжелыми ударами сотрясало грудь.

Всего мгновение понадобилось Эвану, чтобы сорвать с себя оставшуюся одежду, и вот он перед ней, совершенно обнаженный и прекрасный в своей наготе, поражающей силой и мощью. Лотта не смогла не задержать восхищенный взгляд на его бедрах. Его эрекция потрясла ее так же, как и все, что она видела, в горле пересохло. Ей казалось, что сейчас он набросится и, раздвинув ее бедра, овладеет ею.

Однако ничего не происходило. Эван стоял, устремив свой взгляд на Лотту так, что она почти физически ощущала его, как прикосновение. Она беспокойно поежилась. Тогда он вновь прилег рядом и принялся ласкать ее, мягко и благоговейно прикасаясь губами повсюду, от плеч до округлого изгиба бедер и теплой мягкости живота. Когда Эван поцеловал ее под грудью, Лотта вся напряглась и затрепетала. Потянулась навстречу, как опытная любовница полагая, что настал момент проявить инициативу. Однако Эван твердо отвел ее руки и мягко прижал к бокам.

— Нет, еще не время. Лежите спокойно. Мы все будем делать так, как хочу я, — прошептал он.

И продолжил любовную пытку, действуя твердо и нежно. Каждое прикосновение оставляло на ее коже огненный след, жгучую печать. Эван чуть прикусил ее у основания шеи, каждый вздох, который ощущала ее кожа, заставлял Лотту трепетать все сильнее. Она поняла, что выгибается навстречу, ища его поцелуев, желала, чтобы он вновь охватил своими губами ее грудь, открывалась его ласкам. Но он оставил ее призыв без ответа, вызывая прилив отчаянного неудовлетворения, близкого к ярости. Вместо этого он занялся исследованием ее живота, внезапно ударив ее кончиком языка во впадину пупка. Прохлада дохнула на ее влажную кожу, и она содрогнулась, всем существом желая почувствовать такой же удар внутри себя.

— Пожалуйста…

Эта мольба сорвалась с ее губ помимо желания, Лотта сама плохо осознавала, что делает. Она лишь почувствовала, как он улыбается, продолжая целовать ее живот.

Приподнявшись и дотянувшись до ее возбужденного соска, он взял его в рот. Она почти закричала, сознание померкло от невероятного наслаждения. Он чуть тянул и покусывал, заставляя испытывать экстаз, грозящий расплавить каждую косточку в ее теле. Дрожь стало невозможно унять. Мускулы живота нервно сжались, и она вновь потянулась к нему, ослепнув от желания, однако Эван вновь прижал ее к кровати, покрывая поцелуями и лаская всю от живота до груди до тех пор, пока Лотта не застонала. Ее тело ожило, подавляя все мысли, оставляя место лишь для чувств.

— Вы сводите меня с ума… — Слова вырвались у нее независимо от желания. Она услышала, как он рассмеялся, прежде чем предать ее грудь новой сладкой муке.

Лотта извивалась в томительной жажде почувствовать его внутри себя, Эван ускользнул от объятий, продолжая медленную утонченную пытку ее тела, прижимаясь приоткрытым ртом к коже, оставляя на ней жгучие, как клеймо, следы. Теперь, вновь приблизившись к нежной шее, он покрыл ее мелкими, нестерпимо сладостными поцелуями, а затем, приподнявшись, приник губами к ее рту, требовательному, жадному, отказавшемуся от всякой сдержанности.

Он захватил власть, и теперь, чего бы ни пожелал, Лотта отдала бы больше. Ее память, опыт не могли ничем помочь, она никогда прежде не испытывала подобного томного наслаждения, окрашенного с изысканной нежностью.

— Пожалуйста… — вскрикнула Лотта снова, и собственный голос показался ей незнакомым. — Сейчас…

На этот раз Эван подвел свою руку под ее бедра, разводя ноги. Лотта почувствовала, как прохлада проникла к влажной жаркой расщелине, заставляя ее тело ощутить спазм неутоленного желания. Он нависал над ней, позволяя своим пальцам, чуть поглаживая, продвигаться по гладкой чувствительной коже внутренней части бедер все выше, соскальзывая к жаркой алчущей сердцевине. Он касался и ласкал ее там, пока она не вскрикнула, думая, что наконец смогла утолить свой мучительный голод. Его пальцы, описывающие медленные круги, приостановили свое движение.

— Подождите, — прошептал Эван. Его дыхание прошло по разгоряченной коже, заставив ее задрожать от возбуждения. Ей чудились в его голосе следы какого-то развращенного юмора. — Еще не время.

— Я больше не могу!

Еще одна волна сильной дрожи пробежала по ее телу.

Страсть, безудержная и невыносимая, захлестнула трепещущее тело. Лотта чувствовала, что балансирует на самом краю, клонясь все ниже к дышащей жаром бездне вожделения. Еще одно, завершающее движение его руки, и эта бездна поглотила ее, прорвавшись внутрь темным всполохом невероятного наслаждения, которое вытеснило все прочие чувства. Стыд и замешательство, преследовавшие ее на протяжении последних недель и даже месяцев, мучительные сомнения, разбившие ее веру в себя и свою сексуальную притягательность, пропали. Их место заняли жажда наслаждения и энергия жизни. В этот прекрасный момент Лотта поняла, что, как это ни ужасно, ее просто переполняет чувство безмерной благодарности к этому мужчине. Может быть, она влюблена?

Слепящий свет понемногу уходил, освобождая место внешнему миру. Его затмевающий сознание блеск померк. Глубоко и часто дыша, она обессиленно раскинулась на кровати, не в силах владеть блестевшим от любовной испарины телом. Теперь к Лотте вернулась способность видеть, и она поняла, что Эван не удовлетворен ни на йоту, об этом свидетельствовала впечатляющая эрекция его члена. В возвращающемся сознании слабо забрезжило позднее раскаяние. В погоне за собственным удовольствием она не позаботилась о его наслаждении, проявив себя как плохая любовница.

— Простите, — сдавленным шепотом произнесла она и увидела, как между его бровями вдруг пролегла хмурая складка.

— За что же?

— Вы приказали мне ждать…

По ее телу пробегали последние отголоски испытанного наслаждения, как эхо умолкнувшей мелодии.

Его лицо просветлело.

— Мне льстит, что вы не смогли устоять.

Эван наклонился над Лоттой и легко вошел, вызвав у нее непроизвольный глубокий выдох, когда она плотно охватила его. Новый поток чувственных ощущений обрушился на нее.

— О!

Он действовал неторопливо, ожидая, пока ее тело инстинктивно подстроится под него, пустит глубже в свое ложе, плотно охватит алчущим жаром вожделения. Потом плавными качающимися движениями Эван небольшими толчками начал проникать все глубже внутрь, стремясь, едва закончив свое движение, возобновлять его снова и снова. Тело Лотты напряглось, с наслаждением отзываясь на его движения, зажав его плотным мягким кольцом. Она слышала только его дыхание, тяжело прорывающееся сквозь сомкнутые зубы. Заглянув снизу в его лицо, Лотта увидела выражение решимости и воли и поняла, что он не позволит себе изменить темп. Она расслабилась, отдав себя в его власть, тая и растворяясь в накатывающем блаженстве.

Эван овладевал ею медленно, очень медленно, освобождаясь и снова погружаясь в нее так глубоко, что она сладострастно приподнималась, предчувствуя его возвращение, готовая отдаться без остатка телом и душой с каждым новым ударом. Это было настолько изысканно-нежно, что у Лотты перехватило дыхание. Ее веки сомкнулись, давая ему знак, что она готова поддаться его любовному ритму, пылко отвечая на все, что он мог ей предложить, и требуя большего.

Ритм изменился, ускоряясь. Лотта помогала погружаться все глубже, чувствуя, как с каждым новым движением они оба приближаются к самой высшей точке, за которой только бездна жгучего наслаждения. Настал момент, когда Эван отбросил всякий контроль и, войдя в нее, вскрикнул, вплетая свои пальцы в пряди ее волос. С этим последним толчком он ринулся в манящую бездну, увлекая Лотту за собой. Все померкло, оставляя место только безграничному наслаждению. Это оказалось несравнимо с тем, что Лотта испытывала когда-либо прежде. Инстинкт подсказывал ей, что так Эван заявляет свои права на обладание своей женщиной.

Лотта дала свободу своему пресыщенному ласками телу и замерла, пока ее разум, как перышко, воспарял из темных глубин отступающего вожделения. Ей не хотелось ни о чем думать. Любые размышления о том, что она, прежде одна из самых изысканных замужних дам высшего света, с такой невероятной легкостью предложила себя всю от сердца до, как утверждали злые языки, несуществующей добродетели, могли привести ее в замешательство.

В конце концов мысли и ощущения вернулись, и с этим ничего нельзя было поделать. Лотту переполняла пресыщенность от близости. Какое роскошное удовлетворение страстности, не находившей так долго выхода! Однако новая, не физическая, а эмоциональная уязвимость заняла пустующее место. Она пришла вместе с близостью, и Лотта никак не могла избавиться от холодка, который чувствовала прямо под сердцем. Она смотрела на лежащего рядом Эвана и понимала, что он испытал жгучее наслаждение от близости с ней. Лотте хотелось обнять его, прижаться и испытать то чувство единения, которое было между ними. Она хотела увидеть любовь в его глазах.

Разве можно путать любовь с чувством благодарности? Эвану просто удалось показать ей, что физическая близость может быть ослепительно-яркой. За это она в огромном долгу перед ним. На этом стоило бы остановиться, Лотта не имела глубоких чувств, она просто не могла позволить себе подобную роскошь. Тем не менее она ощущала тот самый сосущий сердце холодок, который доказывал, что любовь не спорт и не развлечение, а жгучие эмоции, испепеляющие душу. Многочисленные любовники чаще всего просто развлекали ее, не способные дать то глубокое и неуловимое чувство, которое она искала. Новые рубцы появлялись на сердце, убивая уверенность в своих силах.

Эван перевернулся на бок, открыл глаза и улыбнулся Лотте. Сердце подпрыгнуло у нее в груди, а отчаяние стало почти нестерпимым. Нет, не надо обманываться. Что за глупость — позволить себе влюбиться, едва сблизившись с мужчиной! Реальность, с которой необходимо смириться, в том, что в его жизни она занимает очень незначительное место, он просто использует ее, а потом выбросит.

— Спасибо, мне было так хорошо, — сказала она, стараясь за словами спрятать свои чувства.

— Рад служить, — рассмеялся Эван. — Побег больше не повторится? — спросил он, приподняв бровь.

Лотта кивнула. Ясное дело, теперь уже слишком поздно думать о чем-либо подобном.

— Я не убегу, — прошептала она.

Эван приник губами к шелковистой коже ее живота.

Лотта затрепетала, пытаясь одновременно нащупать какое-нибудь покрывало, чтобы прикрыться. Если бы сердце можно было закрыть так же, как наготу тела!

— Я проголодалась, — сказала Лотта, вдруг вспомнив, что уже давно ничего не ела, и с радостью отвлеклась на более прозаические потребности.

Эван сел на кровати, потянувшись за одеждой.

— У них здесь прекрасная кухня. Надеюсь, вы не откажетесь от сочного ростбифа?

— Звучит очень заманчиво, — подтвердила Лотта, чувствуя, как у нее в желудке все сжимается от голода. Она готова была бежать вниз, на хозяйскую кухню, откуда доносились такие вкусные запахи. Профессиональная куртизанка, безусловно, закончив любовную игру, вела бы себя утонченно и изысканно, сохраняя загадочность и недосказанность. Лотта же не могла проигнорировать свой разыгравшийся аппетит. Ей трудно бороться с искушением, поскольку последние дни она ела мало. Лотта чувствовала себя настолько расстроенной и несчастной, находясь в борделе миссис Тронг, что просто не могла смотреть на еду, переносить ее запах. А сейчас она просто умирала от голода.

— К тому же здесь подают неплохой ромовый пунш, — добавил Эван, натягивая на крепкие плечи сюртук и отшвырнув на стул смятый шейный платок.

— Следовало бы обзавестись новым перед тем, как мы отправимся дальше, — заметила Лотта.

— Думаю, в этом нет нужды, — весело ответил он и чмокнул ее в губы.

Эван вышел, Лотта осталась одна. Она накинула простыню и лежала, наблюдая, как сплетаются на потолке отсветы уличных фонарей.

Ее мысли все время возвращались к Эвану. Скорее всего, он прав. Он — тот самый мужчина, который ей нужен. Эван происходил из хорошего рода, он опытен в любви и так внимателен к ней. Лотта чувствовала огромную признательность за то, что он вернул ей веру в себя и напомнил, что плотские радости делают жизнь прекрасной. Как ни странно, именно чувство благодарности, переполняющей ее, а не голод заставляли Лотту с нетерпением дожидаться возвращения Эвана, чтобы снова насладиться близостью, которая возрождала ее к жизни. Но перекусить тоже не помешало бы.

И все же было в их связи что-то большее, чем удовлетворение плотской страсти. Лотта знала: стоит лишь заняться любовью с Эваном, как она вновь попадет во власть будоражащих и неуместных чувств, которые, вопреки жизненному опыту, он пробуждал в ней. Такова ее природа. Прежде ей приходилось притворяться, будто она не придает особого значения своим любовным похождениям. В действительности это то, что лежало на поверхности. А в глубине души она испытывала боль от несбывшихся надежд, которая заставляла вновь и вновь пускаться на поиски. И вряд ли смогла бы объяснить, что пытается найти в этой череде увлечений, но точно знала, что так и не нашла.

Разумеется, с Эваном будет то же самое.

Этот человек купил ее для развлечения, и, что бы ни происходило, ей придется всегда помнить об этом. Эван решил обзавестись любовницей от скуки, приятно скоротать время. Выбор пал на нее. И несмотря на то что он проявил терпение и доброту, нет смысла искать в их отношениях что-то большее. Лотта сделает большую ошибку, если поддастся соблазну снова пуститься на поиски чего-то несуществующего.

Она повернулась, чтобы плотнее завернуться в простыню, защищаясь от холода пустой комнаты. Ранимость — не самая удачная черта для куртизанки. Стоило бы вновь научиться выставлять острые углы. Так поступают настоящие жрицы любви, холодные и бесчувственные, так будет поступать и она. Это — ее будущее.

Эван вернулся с большим подносом, уставленным блюдами, способными угодить здоровому аппетиту. Поев, он уселся у камина читать газету. Лотта, в накинутой на плечи простыне, уселась у окна, наблюдая за публикой на Джордж-стрит, спешащей на балы и в театры. Казалось, сейчас она отрезана от мира, всей этой светской мишуры, прежняя жизнь потеряна для нее навсегда. Пытаясь спастись от внезапно нахлынувшего чувства одиночества, она повернулась к Эвану с явным намерением соблазнить его. С яростной страстью они предались любви. Несмотря на восхитительное наслаждение, в самых глубинах души затаилась все та же душевная боль и потерянность.

Глава 5

Эван проснулся первым. Он лежал и прислушивался к шуму неугомонного Лондона. Уличные торговцы уже зазывали ранних покупателей, тележки молочниц громыхали по мостовой, голоса, звон копыт, шарканье щеток, метущих улицу. Он всегда любил Лондон с его многолюдностью и суетой, стремлением к развлечениям и наслаждению. Париж — потрясающий город. Он самодостаточен и величествен, но Лондон всегда занимал особое место в его сердце, что удивительно при полном равнодушии к Англии вообще и к англичанам в частности.

Он немного подвинулся, стараясь не побеспокоить спящую Лотту, свернувшуюся рядом с ним теплым уютным клубочком. Какое-то время Эван смотрел на нее, с удивлением замечая, что испытывает от этого удовольствие. Она спала, дыша тихо и спокойно, легкая улыбка играла на губах, будто во сне все дневные тревоги оставляли ее, выплывая на поверхность сознания только с пробуждением.

Эван не имел привычки оставаться с женщинами на всю ночь. Он старался никогда не нарушать этого правила, чтобы не привязываться ни к кому. В случае с Лоттой у него просто не было выбора. С другой стороны, в отеле было много свободных комнат, так что можно было снять еще одну. Но эта идея даже не пришла ему в голову. Теперь он лежал и думал: почему?

Он спал недолго. А Лотта, утомленная любовью, уснула сразу же, уютно устроившись в его объятиях. Ее шелковистые локоны рассыпались по его обнаженной груди. Проснувшийся Эван лежал и прислушивался к ее сонному дыханию, наслаждался ее теплом. Он был сбит с толку и смущен, словно неожиданно попал туда, где все дышит покоем и исполнением того заветного, в чем сам порой боишься признаться.

«Все, — думал он, — пошло не по плану прошлым вечером». Ему нужна была самая скандальная в свете и печально известная из разведенных дам Лондона Лотта Пализер. Кто ожидал, что она окажется такой удивительно ранимой и трогательной. Вот кого он заполучил в свою постель! Занимаясь с ней любовью, Эван ощущал глубину и сладость, не знакомые ему прежде. Ему чудились в их отношениях близость и проникновенность, выходящие за обычные рамки секса. Это могло оказаться опасным. Те несколько часов, что они провели вместе, очень сблизили их. Эвану даже показалось, будто он переживает и тревожится за нее.

В свое время он имел дело со многими женщинами и почти всегда получал то легкое и нетребовательное удовольствие, к которому стремился. Практически никогда он не затягивал отношений, никогда не проводил с женщинами время вне постели, никогда не испытывал глубокого чувства ни к одной из них. Искусные и изощренные в любви, куртизанки вызывали у него чувство восхищения. Поэтому то невероятное, незнакомое и абсолютно нежелательное смешение эмоций, которое Эван ощущал от обладания Лоттой Пализер, застало его врасплох. Это не было похоже на прежние мимолетные связи. Он чувствовал себя так взволнованно, словно привел в дом невесту, а не купленную в борделе любовницу. Все началось лишь с небольшого урока искусного обольщения, а привело к гораздо более глубоким последствиям.

Все это иллюзии, попытка обмануть себя.

Он снова пошевелился, и Лотта сонно запротестовала, прильнув к нему плотнее, прижавшись всем телом, пытаясь снова ощутить его тепло и надежность. Эван подавил в себе желание отпрянуть, обособиться. Черт возьми, он боялся — боялся, будто его молили о том, чего он не мог дать. Одновременно пришло понимание того, как много чувств ему приходилось подавлять в себе в прошлом. Эван продолжал лежать рядом, опершись на локоть и поглаживая шелковые пряди ее волос, пропуская их сквозь пальцы. Кожа у нее такая же мягкая. Вся она дышала сладострастием, вызывая желание прелестными изгибами тела, не такого хрупкого, как у других. Лотта манила своей округлой мягкостью и полнотой именно в тех местах, где ему нравилось. Он позволил своей руке пройтись по оголенному плечу и спуститься вниз к изгибу пухлого локтя. Лотта снова пошевелилась, подвинулась поближе, щекотно коснувшись сосками чувствительной кожи, затем прижавшись к нему всей очаровательно круглой и полной грудью. Это непроизвольное движение вызвало в Эване сладкое желание немедленно овладеть ею. Она стала для него тем чувственным соблазном, без которого он не хотел и не мог больше обходиться. Думая об этом, он стал целовать белоснежные округлости ее груди, такие сладостные и искушающие. В самом дальнем уголке сознания затаилось предостережение. Ему никогда прежде не приходилось испытывать столь сильного влечения. Кто бы мог подумать, что именно она станет предметом его вожделения. Это шло вразрез со всеми его ожиданиями.

Возникшая путаница таит в себе опасность. Эмоции опасны не меньше.

Какой-то момент он еще колебался, но все его существо яростно требовало близости. «Это всего лишь секс», — уговаривал себя Эван. Чувства обострились из-за того, что он слишком долго отказывал себе. Он купил ее. Теперь Лотта принадлежит ему, и только он будет обладать ею.

Лотта открыла изумленные, затуманенные сном глаза и улыбнулась ему. Сердце гулко отозвалось в его груди неожиданным приливом нежности.

Она откинулась немного назад, увлекая Эвана за собой. Он перекатился, медленно прикрывая ее сверху и начиная тихо и размеренно любить ее, увеличивая наслаждение с каждым глубоким ударом, достигая пределов, которых раньше не представлял. Казалось, он отдает ей что-то и одновременно сопротивляется этому, пытаясь вернуть. Но мягкая настойчивость ее тела и жадная потребность собственных чувств продвигали его все глубже, сметая препятствия, снова и снова заявляя о своих правах на эту женщину. Дрожь сотрясала его тело, когда они закончили, обессиленные безмерностью испытанного наслаждения, покрытые любовной испариной в жаркой комнате, освещенной лучами высокостоящего солнца.

— Как прекрасно, — тихонько прошептала Лотта, ее глаза закрылись, а горячие губы прижались поцелуем к его плечу. Длинные темные ресницы иголочками легли на прелестные щеки, на губах заиграла улыбка, в которой соединились удовлетворение и понимание своей власти.

— Рад, что вы вновь почувствовали вкус к любовным утехам, — заметил Эван, откидывая в сторону смятые простыни. Его рука скользнула к ее роскошным бедрам. Удивительно, но, едва достигнув удовлетворения, он с новой силой желал ее. Эван чувствовал, что захвачен потоком, который несет его, давая возможность находить и терять, продолжая стремиться к какому-то нескончаемому удовлетворению. Вряд ли он сам отдавал себе до конца отчет, что же влечет его. Как долго он был независим, выбирая и зная, как поступать. С Лоттой ему все время казалось, что он сдает свои позиции, это вызывало протест, даже когда он страстно желал ее, заставляло узнавать ее, исследовать и изучать снова и снова, проникая все глубже и глубже.

Это наваждение необходимо остановить.

Эван сел на кровати, обхватив голову и запустив пальцы в густые волосы. Физическая любовь, как он полагал, должна быть проста, а на деле оказалась чертовски опасна. Он повел себя как влюбленный юнец, изо всех сил старающийся понравиться новой любовнице. Он готов был натянуть на себя простыню и повернуться к Лотте спиной, демонстративно игнорируя ее наготу. Эвану захотелось, чтобы она поняла, насколько мала ее власть над ним. В тот же момент он с удивлением понял, что она старается прикрыться и отвернуться от него! Эван почувствовал досаду. Он сорвал простыню, отшвырнув ее подальше на матрас. Лотте пришлось лежать обнаженной и беззащитной под его неотступным взглядом.

— Не накрывайтесь, — коротко приказал Эван. — Мне нравится, когда вы обнажаетесь для меня.

Лотта прихватила краешек простыни и, избегая его взгляда, украдкой пыталась подтянуть ее поближе к себе.

— Мне бы хотелось одеться…

— Вы не должны этого делать. Вы — любовница, а это значит, что ваша нагота принадлежит мне и вы должны выполнить мое требование.

Она подняла глаза и дерзко взглянула на него:

— Вы не страдаете деликатностью. Я слишком толстая, чтобы позволять себе выставляться напоказ. Вот и дайте мне наконец встать и одеться.

Эван не стал бы спорить с первой частью высказывания — его достойная осуждения потребность близости с ней способствовала некоторой неучтивости, зато вторая часть очень его заинтересовала.

— Вы — какая? — переспросил он.

— Толстая, — повторила Лотта. За ее вызывающим тоном Эван разглядел вспышку отчаяния. — Я всегда была полноватой. Тогда это было в моде. Но потом, когда я… когда Грегори начал бракоразводный процесс, я почувствовала себя настолько несчастной, что начала есть. В результате денег становилось все меньше, пока я не проела их все. — Бледная улыбка скривила ее губы.

— Вы ели оттого, что были несчастны? — Эван нахмурился. Ему не приходило в голову поинтересоваться, чем она жила те долгие месяцы, пока шел затеянный ее мужем бракоразводный процесс, в результате которого ее выкинули из дома на Гросвенор-сквер, как она чувствовала себя, когда ее имя со скандалом трепали по всем судам. Если он самонадеянно полагал, что возвращает ей радость прежней жизни, как он был наивен! Без денег, брошенная на произвол судьбы семьей и друзьями, обвиненная в распутстве и осуждаемая всеми, что она могла поделать с собой и своим несчастьем?

— Я, наверное, была больна — ела все подряд, особенно пирожные, булочки, печенье и мороженое, читала дамские журналы, а все остальное время спала.

Она снова потянулась за простыней, и на этот раз Эван не стал ее останавливать.

— Мне кажется, что, только впав в крайнюю нужду, я смогу снова похудеть. Как верблюд в пустыне, — невесело пошутила Лотта.

— Верблюды запасают в горбах воду, а не жир, — заметил Эван.

— Но принцип тот же, — вздохнула Лотта. — Пожалуйста, разрешите мне одеться.

— Еще одну секунду, — попросил он, высвобождая руку и легонько прикасаясь к ее запястью. — Прежде вы не были столь застенчивы.

— Я забываю об этом, — просто призналась она. — Но внутри это чувство всегда присутствует. Особенно когда я вижу себя в зеркале. — Лотта кивнула на большое помутневшее стекло, висящее как раз напротив кровати. — То, что я в нем вижу, убивает меня.

— А мне нравится! Вы не худышка, но именно это и нужно. Вы кажетесь мне такой прелестной, — сказал Эван.

— Прелестной? — переспросила Лотта, широко открыв изумленные глаза.

— Восхитительные формы. Так чувственно, — улыбнулся Эван, наклоняясь вперед и целуя ее. Она несмело и как-то невинно ответила ему. — Нам стоило бы почаще заниматься любовью перед этим зеркалом, и тогда вы сами убедитесь, насколько прекрасны, — прошептал он, целуя ее теплые губы.

Лотта покраснела.

— Не вижу ничего прекрасного, — сухо заметила она. — Вы мне чересчур льстите, милорд.

— Да нет же! У вас божественное тело! Что еще нужно, чтобы убедить вас в этом?

— У вас еще будет такой случай, — ответила Лотта с очаровательной усмешкой. — Но мне действительно необходимо умыться и одеться.

Пока Эван отправился за горячей водой и свежими полотенцами, она завернулась в простыню и занялась исследованием содержимого коробки, которую привезла с собой.

— Чем вы будете заниматься сегодня? — спросила она, стоя на коленях на полу и наблюдая за тем, как он одевается. Босая и взъерошенная, Лотта вновь поразила его тем неожиданным приливом теплых эмоций, от которых сладко щемило сердце. Ему представилось, как она, одинокая и всеми забытая, спасается тем, что то и дело посылает горничную к кондитеру за очередной порцией булочек, пирожных и сливок, в то время как ее собственный муж делает все возможное, чтобы смешать с грязью ее доброе имя. Жестокий прилив злости вдруг охватил Эвана. Что бы ни натворила Лотта в прошлом, но то, что позволил себе Грегори Каминз, было чрезмерно жестоким и непростительным. Он пытался раздавить хрупкую бабочку кузнечным молотом.

— Мне необходимо отлучиться по делу, — несколько неожиданно заключил Эван. Он чувствовал потребность срочно покинуть тепло этой маленькой комнаты. Здесь сконцентрировалось слишком много эмоций. Необходимо разрушить это наваждение, заставить себя думать только о планах, которые привели его в Лондон.

— Хорошо, — согласилась Лотта. Поднявшись, она встряхнула платье, которое держала в руках. Это было единственное приличное платье из тех, что она захватила с собой. — Вот это платье я поглажу, чтобы не выглядеть как кокотка из заведения миссис Тронг.

— Идите и купите себе новую одежду. У вас должно быть что-то подходящее для прогулок и вечернее платье на сегодня. Мы идем в театр.

Лотта пристально посмотрела ему в лицо, стараясь заглянуть в глаза. Эвану показалось, что она испытывает сильное замешательство.

— Мы собираемся выйти в свет?

— Конечно. Если бы у меня было желание спокойно сидеть дома и почитывать газеты, я бы остался в Вонтедже, — сказал Эван.

В этот момент в дверь постучали, и вошел слуга с кувшином горячей воды. Бросив беглый взгляд на Лотту и некоторый беспорядок в комнате, он ухмыльнулся и вышел.

— Да, я понимаю, — тихо произнесла Лотта. Ее голос выдавал подавленность. Хотя Лотта опустила голову, Эван успел увидеть, что она нахмурилась. — Я думала, что… — начала она неуверенно и остановилась. — Я не ожидала, что вы пожелаете…

— …подразнить вами общество?

— Да, именно так. Вся эта светская толпа состоит из моих прежних знакомых и знакомых моего мужа. Думаю, это может быть неловко…

Эван только пожал плечами, в который раз отгоняя неизвестно откуда накатившую симпатию. Нельзя давать волю чувствам — это он знал слишком хорошо и отводил ей строго определенную роль в своих планах — удовлетворять его физические потребности, по крайней мере пока. Теперь Лотте предстояло продемонстрировать себя свету в качестве его любовницы. Он надеялся, что она сможет привлечь к себе взгляды всех светских сплетников, отвлекая внимание властей от его истинных интересов и дел. В планы Эвана входило использовать Лотту как отвлекающий маневр.

— Я понимаю, но теперь у вас совсем другое положение. Кроме того, вы не обязаны общаться со своими прежними знакомыми, просто быть у них на виду, — сказал он.

— Я все сделаю, как вы просите, — ровным голосом ответила Лотта, но уголки рта опустились, невольно выдавая уныние. Ее совсем не обрадовала перспектива выставлять себя напоказ перед прежними знакомыми в качестве скандальной любовницы Эвана Райдера. По ее лицу было видно, как протест рвется наружу.

«Нелегко же ей дается роль услужливой наложницы», — подумал Эван.

— Вы будете рядом со мной, — сказал он. — Никто не посмеет быть с вами неучтивым.

— В этом я совершенно уверена. Ни один разумный человек не захочет почувствовать ваш клинок у своего горла, — с некоторым ехидством заметила она.

— Значит, все решено, — заключил Эван.

Он протянул руку, привлекая ее к себе. Лотта замешкалась всего лишь на мгновение, а потом приникла к нему. Он стал целовать ее страстно, требовательно и настойчиво, заявляя о своих правах на владение ею.

— Помните, что теперь вы со мной, — ослабив объятия, сказал Эван. Радость обладания переполняла его. Еще один поцелуй, и он почувствовал, как она ослабела и поддалась ему. Яркое пламя желания с новой силой охватило его. Дыхание стало глубоким, а тело задрожало, как только ощутило ее близость.

Да что же с ним происходит, черт побери!

Она села, глядя на Эвана карими светящимися глазами. Мягкие волосы рассыпались золотистыми локонами по обнаженным плечам, делая ее тело еще соблазнительнее. Легкий шелк сорочки подчеркивал очаровательный силуэт.

Эван понимал, что нужно уйти, разорвать эти чары, но все в нем требовало остаться с ней. Такое смешение чувств озадачивало и сбивало с толку.

Он порывисто встал и подошел к столу, на котором лежал мешочек с золотом.

— Я оставляю вам деньги для того, чтобы вы по добрали себе платья. Купите что-то подходящее случаю. Я не хочу, чтобы вы скромничали и выглядели как дебютантка, — отрывисто произнес Эван, широким жестом указывая на деньги.

— Я поняла, что от меня требуется, — ответила Лотта, спокойно выдержав его взгляд.

Эван быстро вышел из комнаты. Чертыхаясь на ходу и перепрыгивая сразу через несколько ступенек, он выскочил на улицу и стремительно зашагал прочь. Он чувствовал физическую потребность скорее увеличить расстояние, которое отделяло его от Лотты. Но разве это могло освободить от воспоминаний о прошедшей ночи! И все же он испытал чувство огромного облегчения, будто избежал неизвестной доселе опасности.


Лотта заметила, с каким облегчением он оставил ее. Об этом свидетельствовала та поспешность, с которой Эван покинул спальню, напряженная линия его плеч, порывистость. Он даже не оглянулся! Лотта немного повздыхала, подбирая вещи, необходимые на день. То сближение, которое они с Эваном ощутили ночью, оказалось таким иллюзорным. Она отдавала себе в этом отчет. Физическая близость ничего не значит. По существу, они — два малознакомых человека, их связь будет продолжаться ровно столько, сколько Эван будет платить. Партнерство и ничего более. Еще прошлой ночью Лотта твердо решила не идти на поводу у своих чувств, не повторять прошлых ошибок, которые так дорого ей обошлись. Он ничего не мог ей дать. Он избегал этого, и ей не следовало обольщаться. Ее ждет будущее стареющей профессионалки, которая останется куртизанкой до тех пор, пока позволяют ее физические возможности. Она просто нарушила правила своей профессии, влюбившись в первого же, кто пожелал стать ее покровителем.

По правде говоря, она совсем не ожидала, что у Эвана подобные планы на день. Ужас охватывал ее при одной только мысли о том, что придется выставлять себя напоказ впервые после развода. Она содрогнулась, представив, как ее знакомые станут сплетничать и рассматривать ее, словно экспонат причудливой выставки. Высший свет очень жесток. Она знала, что нужно быть сильной, а чувствовала себя как беспомощный котенок. Значит, понадобится хорошая броня. Что может защитить лучше, чем со вкусом подобранное платье. Оно сможет заслонить ее от обличающих взглядов. Неплохо бы добавить еще шляпку с широкими полями, за которыми можно спрятаться от многочисленных любопытных глаз.

В дверь постучали — пришла горничная за платьем. Передав его, Лотта снова взглянула на те деньги, которые оставил на дневные расходы Эван. Ее губы искривились в усмешке. Если ему кажется, что этого достаточно для покупки всего, что необходимо к вечернему выходу, то он знает женщин не настолько хорошо, как следовало бы. Но с этими деньгами можно повторить попытку побега, провалившуюся прошлым вечером. Лотта стояла, задумчиво перебирая золотые монеты. Она показала себя так, что вообще непонятно, как Эван решился оставить в ее руках хоть какие-то деньги. Она все стояла, поглаживая и пропуская сквозь пальцы золотые гинеи. Уже испытанное желание забрать их и сбежать снова шевельнулось в самой глубине души. Хорошо бы избежать всего этого бесславного позора, связанного с ее появлением в свете в качестве содержанки.

Но ведь у нее нет союзников и некуда идти… Лотта выпрямилась. Она оденется так, как положено богатой содержанке, и будет улыбаться, пока ее лицо не сведет судорогой, демонстрируя полное безразличие ко всему. Она спрячет весь свой стыд в глубине души, там, где его никто не увидит.

Глава 6

В те времена, когда она еще была светской львицей и хозяйкой модной гостиной, Лотта обожала прогулки в парке. Придерживаясь моды, она выезжала к пяти. Прогулка давала прекрасную возможность посмотреть на других и показать себя, продемонстрировать модные новинки и услышать последние слухи. Похоже, на этот раз они с Эваном дадут пищу для сплетен. Лотта догадывалась, что именно этого он и добивается. Выпрямившись и гордо глядя поверх голов, она старалась не встретиться взглядом ни с кем из прежних друзей и знакомых. Паника холодной змеей выползала из самых дальних уголков души, куда Лотта пыталась ее спрятать. Открытая коляска предоставляла светским зевакам прекрасный обзор, они останавливались, бесстыдно пялясь и даже указывая на них, отпускали замечания, не заботясь о том, чтобы понизить голос.

— Вы узнаете? Это же Эван Райдер, незаконнорожденный и ставший чертовым изменником. У него хватает наглости появляться со своей бесстыдной любовницей! — звучало в толпе.

Яркое солнце слепило, глаза Лотты слезились, несмотря на то что она специально купила себе шляпку с полями, прикрывающими лицо. Она чувствовала, как жар заливает ее под прицелом этих испепеляющих глаз. Она сильнее выгнула спину и подняла подбородок, напряженно застыв на своем сиденье.

«Ни за что не расплачусь!» Она твердила это как заклинание, которое засело в ее памяти с тех детских лет, когда другие дети дразнили ее за то, что она растет без отца, что она — бедная родственница. Она все вытерпела и преодолела, достигнув высокого положения в свете. Она помрачнела, вспомнив, с какой гордостью сама диктовала это мнение. Она и в страшном сне не могла представить себе тогда, что будет свергнута со своего высокого пьедестала. Что ж, она надолго запомнит сегодняшний урок. Если когда-нибудь снова получит возможность влиять на чье-либо мнение, постарается быть добрее. Лотта невольно вздохнула. Вот только не похоже, что это время когда-то снова наступит. Она пала слишком низко, подняться будет очень нелегко, скорее всего — невозможно.

Карета медленно продвигалась в окружении гуляющей публики и других экипажей, в одном из которых молоденькая дебютантка, вся в беленьких кудряшках, с невинным взором обсуждала ее со своим другом.

— Ты знаешь, прежде она была миссис Каминз — вышла замуж за одного ужасно богатого преуспевающего банкира, но просто не могла удержаться от романов с любым, кто предложит. Говорят, она пошла в отца, который слишком свободно относился к любви…

Она захихикала, и ее противный смех звучал все то время, пока карета ехала мимо, всколыхнув в душе Лотты злость и подавленность одновременно.

Она искоса взглянула на Эвана. Для прогулки он нанял роскошный фаэтон с высоко поставленными скамейками, сверкающий зеленым и синим лаком, с двумя эффектными серыми лошадьми. Лотта подозревала, что все это должно ненавязчиво продемонстрировать всем заносчивым зевакам и родственникам, что ему наплевать на их неодобрение. И ей хотелось бы обладать его самоуверенностью.

Эван, словно прочитав ее мысли, отпустил одной рукой поводья и положил ладонь на судорожно сжатый кулачок Лотты в успокоительном пожатии. Он послал ей самоуверенную улыбку.

— Нравится вам все это?

— Естественно, нет! — воскликнула Лотта с сарказмом, в эту минуту совсем позабыв, что пообещала себе играть роль услужливой любовницы, даже если это убьет ее. — Публика только пялится и сплетничает! Как мне все это ненавистно! Не понимаю, как вы терпите, милорд. А главное — зачем?

Эван придержал лошадей и слегка повернулся к ней. Улыбка на его лице стала грустной.

— Лотта, я делаю это только потому, что они представляют собой угрозу, а я не могу позволить им взять верх. С малых лет я обязан был подчиняться мнению других, поскольку к этому меня вынуждала история моего происхождения, — объяснил Эван, сжав челюсти. — Теперь пришло время уважать свое мнение и презирать чужие глупые суждения. — Он крепче сжал ее руку. — Запомните, целая дюжина этих глупых матрон вместе с вон тем рисующимся денди не стоит вашего мизинца.

— Совсем не так давно я сама была среди этих глупых матрон, — с чувством возразила Лотта. — Думаю, теперь моя роль — служить ужасным примером. Пожилые дамы, выводящие в свет юных девиц, используют меня в качестве наглядного примера того, что бывает с леди, если они ведут себя неправильно. Собственно, рискуют закончить, как я.

— Тогда они станут, подражая вам, вести себя еще хуже, — заметил Эван. — Вы — скорее пример того, как можно с прибылью выйти из трудного положения.

Вопреки самой себе, Лотта почувствовала, что ее губы готовы сложиться в слабую улыбку.

— Весь ужас в том, что вы можете оказаться правы, — с грустью улыбнулась она. — Как бы вы ни смотрели на эту проблему, я плохой пример для подражания.

В глазах Эвана загорелся какой-то дьявольский огонек.

— Как это верно! — пробормотал он. — Боюсь, у нас есть надежда стать совсем плохим примером для молодежи.

Отпустив поводья и позволив лошадям медленно двигаться дальше, он привлек Лотту к себе. Она поняла, что он собирается сделать дальше, и уперлась рукой ему в грудь.

— Не стану я целоваться с вами здесь в парке, — прошептала она. — Нас просто арестуют за попрание норм.

— Я и не подозревал, что вы такая ханжа, — заметил Эван. — Мы можем целоваться когда и где пожелаем.

И он поцеловал Лотту на виду у колеблющейся и перешептывающейся толпы. Солнце пекло, и ее шум отдавался у Лотты в ушах. Она уже ни в чем, кроме поцелуя на своих губах и силы его рук, сжимающих ее в своих объятиях, не была уверена.

— Вот так! — с удовлетворением произнес он после поцелуя. — Неплохо, не так ли?

«Очень неплохо», — подумала Лотта. Ей было жарко, неловко, голова кружилась. К тому же она рисковала испортить цвет лица загаром, прогуливаясь под жарким солнцем. Лотта одернула платье, погруженная в мысли о том, как этот короткий поцелуй подействовал на нее.

— Эван! — В толпе раздался чей-то голос.

До того момента к ним никто не обращался и не делал попыток поддержать знакомство. Неприятно, конечно, но чего же еще можно было ожидать? Лотта посмотрела кругом и заметила, что рядом с их фаэтоном на красивом гнедом жеребце гарцует высокий всадник. Его присутствие вызвало у нее не меньшее удивление, чем то, что он придержал лошадь, чтобы поговорить с ними.

— Извините, если помешал, но я хотел обнаружить свое присутствие прежде, чем вас захлестнет этот поток неодобрения. Рад вас видеть, Эван, — сказал он с широкой улыбкой.

— Нортеск! — воскликнул Эван, натягивая поводья и протягивая руку для рукопожатия. — Не ожидал снова встретить вас в Лондоне. Думал, вы осели за границей.

— Услышав, что вы в Англии, я приложил все усилия, чтобы вернуться, — улыбнулся Нортеск.

Оба рассмеялись и обнялись.

В толпе зевак прокатился шепот удивления.

Эван повернулся к Лотте, остолбеневшей от удивления. Она знала, что маркиз Нортеск — наследник герцога Фарна и, соответственно, единокровный брат Эвана. Ей не приходилось сталкиваться с ним в обществе, поскольку он оказался в изгнании и вынужден был жить за границей после нашумевшей дуэли с любовником своей жены. Интересно, что в семье Эвана был хоть один человек, с которым он поддерживал дружеские отношения. Так думала Лотта, глядя на братьев, которые, несомненно, имели некоторое фамильное сходство. Правда, у Эвана были черные волосы, а у Нортеска — золотисто-рыжие. Но несомненно то, что ярко-синие глаза Эвана были столь же выразительны, как и темно-карие глаза Нортеска. Впрочем, фамильное сходство проявлялось скорее в телосложении, жестах, посадке головы и строении кистей рук. Интересно было смотреть вместе на этих двух отпрысков герцога Фарна, сходных как две стороны одной медали.

— Позвольте представить моего сводного брата Гаррика Фарна, маркиза Нортеска, — сказал Эван, обращаясь к Лотте. — Гаррик, это Лотта Пализер.

Лотта заметила быструю вспышку удивления в глазах Нортеска, когда Эван представил ее. Видимо, он знал ее под другим именем. Маркиз улыбнулся и поклонился с благородным изяществом.

— Приятно познакомиться, мисс Пализер. Уверен, вам удалось произвести сенсацию вместе с моим распутным братцем.

— Полагаю, это вполне в его духе, — с легкой досадой произнесла Лотта, переводя взгляд с одного на другого. — Простите, но я не знала, что Эван поддерживает отношения с кем-либо из своей семьи, — добавила она.

— Это правда, что я единственный, кто сохранил с ним дружеские отношения. Мне кажется, Эван выбрал неверную линию поведения, но при этом меня восхищает стойкость, с которой он ей следует.

— Мы с Нортеском росли вместе, — сказал Эван. — Он единственный всегда старался оградить меня от тех, кому нравилось попрекать меня некоторыми фактами родословной.

Эван говорил об этом с беззаботностью, за которой только чуткое ухо могло уловить горечь прежних обид.

— Я всегда был на его стороне во всех драках в Итоне. Эван не спускал никому, кто осмеливался косо посмотреть в его сторону, — пояснил Нортеск. — Мы с Эваном практически одногодки, мисс Пализер. Наш почтенный отец очень скоро заскучал, когда мать носила меня. Он огляделся в поисках новых ощущений…

— И в результате появился я, — закончил Эван.

Лотта почувствовала прилив любопытства. Она не знала о том, что Эван и законный наследник Фарна практически одного возраста. Герцог был известный волокита, и даже беременность жены не могла его остановить.

— Вы могли бы сообщить мне, что находитесь в Лондоне. Хотелось бы пообедать вместе сегодня вечером, — сказал маркиз Эвану.

Наступила пауза. Лотта почувствовала, какие противоречивые чувства борются в душе Эвана, оставаясь бессловесными.

— Не хотелось бы разочаровывать вас, Гаррик, — тихо произнес он, и Лотта поняла, что он говорит очень искренне. — Вы всегда отличались великодушием, но это невозможно. Наш отец…

— Да черт с ним, — возразил Гаррик Нортеск, пожимая плечами. — Что он может мне сделать? Не в его власти лишить меня наследства. Кроме того, моя репутация не менее скандальна, чем ваша.

— Вы уже стали на путь раскаяния, и общество приняло вас в свое лоно. Что касается меня — я остаюсь врагом государства.

— Могу согласиться с тем, что не слишком большая удача — находиться в Англии в качестве французского военнопленного. Но вы ведь знаете не хуже меня — половина пленных французских офицеров так или иначе связана родством с английской аристократией. Тем не менее мы обедаем вместе, и это, думаю, весьма цивилизованно.

— Некоторые аспекты ситуации выходят за рамки цивилизованности, — произнес Эван голосом полным горечи, обжегшим сердце Лотты. Быстро взглянув на Нортеска, она отметила сочувствие, тенью пробежавшее по его лицу.

— Я понимаю. Мне жаль. А что с Арландом? — спросил он не без колебания.

— Не знаю, — помрачнев, ответил Эван. — Мне не позволяют видеться с ним.

После этих слов наступило молчание. Летний ветерок теребил ленты на шляпке Лотты.

Мимо двигались перешептывающиеся люди. Лошадь Нортеска ровно постукивала копытами в такт невеселым мыслям хозяина.

Лотта положила ладонь на руку Эвана. Он смотрел на брата, а тот — на него, будто они вели безмолвный разговор. Лицо Эвана словно окаменело.

— Кто такой Арланд? — спросила Лотта, с невольным трепетом ожидая ответа, хотя и не понимала до конца важности своего вопроса. Но напряжение, повисшее в воздухе, становилось все тревожнее.

Эван повернулся и взглянул на Лотту каким-то безжизненным взглядом. Некоторое время он молчал, как будто обдумывал, стоит ли отвечать.

— Арланд — мой сын. Он военнопленный, находится в заключении в тюрьме Уайтмур.

Эван понимал, что Лотта непременно будет задавать вопросы. Опыт подсказывал, что все женщины непременно так поступают. Им приятно утешать, помогать и врачевать раны. Но он не привык к сочувствию и утешению, а помочь ему никто не мог. Он повторил все ошибки отца, которого презирал, даже не смог защитить собственного сына, которого так беззаботно предоставил его судьбе. Отчаяние и ненависть к самому себе бурлили в его душе, отравляя ее горечью яда.

Казалось, Эван настолько поглощен своими мыслями, что управлял фаэтоном интуитивно. Он направился в отдаленный спокойный уголок парка, оттуда на улицу и дальше к конюшням. Оказавшись на улице, он немного придержал лошадей, поняв вдруг, что не помнит, как они сюда попали. Так можно было передавить добрую часть той светской толпы, которая прогуливалась по парку. Пусть так. Даже если его повесят — это будет всего лишь раз! А вся эта светская чернь — небольшая потеря.

Рука Лотты мягко легла поверх его руки, судорожно сжимающей поводья. Вот сейчас она станет участливо расспрашивать и выведывать, демонстрировать невыносимое сочувствие.

— Мне очень жаль, — просто сказала она.

Он не смог ответить, поглощенный мыслями о сыне.

Арланд провел шесть месяцев на тюремной барже, затем его перевели в Уайтмур, тюрьму в Ламборн-Даунз, что в трех милях от Вонтеджа. Сын. Узник.

— Очень странно, что они не стали держать в тюрьме вас. — Лотта озвучила мысль, которая пришла ей в голову еще прошлым вечером. Тогда он упомянул только о том, что сам провел несколько месяцев на тюремной барже в Чатеме.

— Освободили, чтобы больнее ранить, поиздеваться надо мной. Они удерживают моего сына в заключении, несмотря на то что я соблюдаю все условия договора. А я вынужден плясать под их дудку. При малейшем намеке на мой побег Арланда будут пытать, позорно пороть, а потом запрут в какой-нибудь чертовой дыре, где он будет медленно сходить с ума…

Так вот о чем он тогда не сказал.

Эван содрогнулся от непереносимых образов, проникших в его воображение.

Он умолял власти, чтобы Арланду дали возможность покинуть тюрьму, предлагая себя в качестве заложника, который будет находиться в неволе сколько понадобится, выкупая свободу сына. Ему нетрудно было бы отдать свою жизнь за сына. В ответ ему смеялись в лицо!

Эван чувствовал, что как отцу ему нет прощения. На горе этому мальчику, он является его отцом.

— Должно быть, Арланд еще очень молод, — тихо произнесла Лотта.

— Всего лишь семнадцать. Он совсем еще мальчик. — Эвану пришлось откашляться, освобождаясь от спазма, сжавшего горло. — Не стоит об этом говорить.

Лотта молчала. Она должна была заговорить, чтобы утешить его в том, что не поддавалось утешению, или упрекнуть в нежелании принимать ее сочувствие. Но она спокойно сидела рядом, пока мимо проплывали городские улицы и спешащие люди, а в душе Эвана бушевал ад. Когда он вновь взглянул ей в глаза, то увидел в них беспокойство, понятное без всяких слов. В тот момент, когда Лотта нежно прикоснулась затянутой в тонкую перчатку рукой, Эван почувствовал прикосновение всей душой. Этот безмолвный жест сочувствия поразил его.

«Я хочу ее».

Горячая волна желания накатила и понесла его, диктуя свою волю. Он должен обладать ею, чтобы затеряться, уйти от самого себя, от невыносимого гнета мыслей. Никогда не удастся смыть с себя позор от того, в какие несчастья по его вине ввергнут его сын. Но можно хоть на мгновение облегчить эту боль.

Эвану показалось, что огромная тяжесть свалилась с его плеч, когда, вернувшись с прогулки, наконец бросил поводья груму. Спрыгнув, он помог Лотте спуститься с сиденья, вручив груму гораздо больше чаевых, чем полагалось. Как он хотел поскорее остаться с ней наедине, забыться хоть на короткое мгновение! Обратная дорога до отеля длилась бесконечно. Едва добравшись до номера, Эван выслал горничную, не дав ей закончить уборку, и повернулся к Лотте.

— Подойдите ко мне, — грубовато сказал он.

Вопрос, почему она так ему нужна, больше не занимал его. Эван просто знал, что так и должно быть.


Лотта сидела в ложе театра, стараясь сосредоточиться на игре актеров. Давали пьесу Томаса Холкрофта «Он сам виноват», которую она очень любила. В те дни, когда Лотта была хозяйкой модного салона, посещение театра превратилось для нее в пытку, потому что все подруги и знакомые считали своим долгом посещать ее ложу, пересказывать всевозможные сплетни и слухи, зачастую не давая смотреть представление. Считалось, что выход в театр — всего лишь повод продемонстрировать новое бриллиантовое колье или нового любовника, само же представление не имело значения.

Итак, сегодня вечером у Лотты появилась прекрасная возможность сконцентрироваться на действии. Никто не говорил с ней, зато все говорили только о ней. Тем не менее она не могла следить за игрой актеров — все мысли, конечно, были об Эване.

Они больше не говорили об Арланде, да и вообще у них не было такой возможности после полуденной поездки в парк. В отеле Эван занялся любовью с ожесточенной яростью человека, который пытается изгнать демонов из своей души. Страсть поглотила их, но когда все закончилось, Эван тут же встал и вышел, не сказав ни слова. Он спустился в пивную, а Лотта осталась одна. Она лежала на кровати и старалась не думать о том, что так берут только дешевых проституток. Что ж, даже если он использовал любовь для того, чтобы убежать от невыносимой реальности, ослабить боль от трагедии сына, Лотта смогла все это понять, услышав боль в голосе Эвана, когда он говорил о сыне. Ее удивляло только то, что без вмешательства Нортеска Эван едва ли рассказал бы ей о мальчике. Да, скорее всего, он бы этого не сделал.

Холодок закрался в ее сердце от этой мысли. Она понимала, что ничего не вытянет из него, а сам он не расскажет. Да, будет получать физическое удовлетворение, но не допустит душевного сближения.

У Эвана — сын! Этот мальчик еще очень молод, едва ли не ребенок. Эван и сам очень молод. Интересно, когда это он успел обзавестись ребенком? Кто мать этого мальчика? Где она сейчас? Как Арланд попал в руки англичан? Лотта неотступно думала об этом, но не находила ответа. Эван не спешил с доверительными разговорами.

Вот и сейчас он сидел рядом с Лоттой и, казалось, внимательно следил за ходом сюжета. Но где на самом деле блуждали его мысли? Ему очень шел вечерний костюм в черных и белых тонах. Единственным дополнением служил прекрасный бриллиант в булавке, скрепляющей складки шейного платка, и кольцо с гербом Сен-Северина. Среди публики в театре находились по крайней мере двое младших сводных братьев Эвана — у Фарна было многочисленное потомство от брака и случайных связей. Мелькнули еще и сводные сестры, одна из которых демонстративно покинула свою ложу, узнав Эвана и Лотту. Другие остались, сначала стараясь испепелить их взглядом, затем предпочли полностью игнорировать. Лотте это показалось весьма забавным.

Она поняла, почему Эван выбрал для сегодняшнего вечера такой строгий костюм. Она должна была стать единственным привлекающим всеобщее внимание украшением своего спутника. Лотта выбрала ярко-алое платье, скроенное так, чтобы наиболее откровенно представить округлую грудь для всеобщего обозрения. Корсаж лишь поддерживал нижнюю ее часть, прикрывая ровно настолько, чтобы она не вываливалась. Потрясающее бриллиантовое колье, взятое напрокат на вечер у знаменитого ювелирного дома «Хаттон-Гарден», было призвано привлекать всеобщее внимание к вызывающе обнаженной груди и шее. Мерцание бриллиантов в прическе и на прелестных руках также привлекало внимание. Все было подобрано с большим вкусом и свидетельствовало о том, насколько высоко ценит свою даму Эван. Лотта подумала, что если он хотел продемонстрировать всему Лондону свою скандальность, связавшись с куртизанкой, имеющей дурную репутацию, и наплевав на мнение общества, то цели своей он достиг. Ко всему прочему он богат настолько, чтобы осыпать ее драгоценностями с ног до головы.

Под вечерним платьем Лотты тончайший шелк сорочки раздражающе терся и поглаживал кожу, заряжая тело мучительной истомой, такой естественной для куртизанки. Каждая клеточка отзывалась ощущением невыразимого плотского напряжения и предвкушением того, как, вернувшись в отель, Эван станет ее раздевать, пока на ней останутся только драгоценности. Потом будет любить снова и снова, уничтожая ее волю жаром и яростью страсти.

В этот момент взгляд Лотты упал на очень интересную пару, только что появившуюся среди публики. Молодая женщина с глянцево-блестящими каштановыми кудрями и красивый светловолосый молодой человек высоко го роста. Их появление в театре не осталось незамеченным.

У Лотты перехватило дыхание. Она не знала девушку, очевидно только что начавшую выезжать в свет. Ее прелестное лицо выражало приятное оживление. При взгляде на него Лотта испытала внезапную боль. Насколько же она сама стара и потерта, пропитана цинизмом. Тем временем красавица потянула своего спутника за руку, усаживая рядом. Он со смехом добродушно сопротивлялся, снисходительный и очень самодовольный.

Джеймс Делвин.

Лотта поняла, что сердце в ее груди остановилось, а потом вдруг бешено заколотилось. Пальцы судорожно сжали веер. Хрупкая вещица жалобно хрустнула.

Она не видела Джеймса больше года. Они расстались, да, расстались, поступить иначе было невозможно, если один из любовников носил титул. Сердце Лотты было разбито, она тщетно пыталась спрятать ото всех горе потери. Джеймс тем временем бросил все и отправился в долгое путешествие, будучи по натуре авантюристом. А ей пришлось искать утешение в объятиях одного из лакеев. Ну, если уж совсем придерживаться правды, не одного, а двух. Разумеется, не одновременно — это совсем не в ее вкусе. Сейчас Лотта понимала всю опрометчивость своего поступка — ведь слуги получали жалованье от Грегори и потому в суде свидетельствовали в его пользу.

Как будто почувствовав что-то, Джеймс бросил взгляд через весь зал, и их глаза встретились. Сердце Лотты рвалось из груди. Он был все тот же — красавец с отменными манерами, совершенно бессердечный, охотящийся за очередной богатой невестой.

— Один из ваших прежних любовников? — склонившись к самому уху, шепнул ей Эван.

Его глаза насмешливо блеснули. Лотта опомнилась и постаралась придать своему лицу другое выражение, хотя, о боже, она совершенно не была уверена в этом. Ей совсем не хотелось, чтобы Эван прочел ее чувства, искусно скрывая свои. Только поздно. Он слишком наблюдателен и восприимчив, чтобы оценить, в каком она замешательстве и до чего ей больно.

— Да, один из многих, — ответила она, стараясь, чтобы голос звучал ровно. — Могу предоставить вам полный список, если хотите избежать подобных встреч.

— Вряд ли в этом есть острая необходимость, — парировал Эван. По его тону Лотта поняла, что ее ответ его позабавил. — А впрочем… Было бы любопытно узнать, сколько страниц может занять ваш список…

— Думаю, намного меньше, чем список тех, кого покорили вы, милорд, — ответила Лотта, дерзко встретив его взгляд.

— Тише, — рассмеялся он. — Я не стану больше задавать вопросов. Вот только, — слегка замялся Эван, подбирая слова, — вы выглядели так, словно вам несколько не по себе. Он причинил вам боль?

О господи, и еще какую сильную боль! К тому же с самого начала Лотта винила во всем себя. Ей казалось, что Делвина не стоит винить в том, что он таков, каков есть. Это она вложила всю душу в отношения, которые должны были остаться всего лишь маленькой интрижкой. Вряд ли Делвин смог оценить ее чувства. Понимая все, Лотта никак не могла смириться с этим. Конечно, в подобной ситуации легче было бы переложить ответственность за ее падение на Делвина, чем признать собственную слабость.

Настойчивый взгляд Эвана требовал ответа. Она опустила глаза и принялась тщательно расправлять складочки на перчатках.

— Он совершенно ни при чем, — сказала Лотта. — Это было всего лишь увлечение. Я же говорила вам — мне было страшно скучно, а красивые молодые люди с легкостью идут навстречу.

Эван промолчал. Лотта не была уверена в том, что убедила его. Как только закончилось представление, они покинули ложу. Разумеется, Эван пошел через фойе, а не через отдельный выход из ложи. Толпа зевак следила за тем, как они пробирались к входу. Вновь Лотта ловила на себе неодобрительные взгляды и слышала перешептывание за спиной, как в парке. Нашлось даже несколько дам, на ходу отдернувших свои юбки, чтобы не прикасаться к этой прокаженной. У Лотты кружилась голова от жары и яркого света, запаха множества плотно спрессованных тел. Она, подобно ее спутнику, шла с улыбкой высокомерного равнодушия на губах. Но чего это стоило — только глаза отражали то напряжение, с которым Лотта старалась сохранить присутствие духа.

И тут прямо перед ней возник Джеймс Делвин. Толпа пронесла его мимо, и он обернулся, чтобы взглянуть на нее. Лотта прочла в его глазах смятение и страх, которые он тщетно старался скрыть. Она поняла, что Джеймс пытается, но не может сообразить, как к ней обращаться. Его растерянность невольно передалась спутнице — выражение безоблачного счастья на ее лице начало бледнеть, уступая место неуверенности. За спиной девушки какая-то дама, возможно ее мать, отшатнулась назад, пятясь от Лотты, как от прокаженной. Девушка бросила на Делвина взгляд полный мольбы и страха.

«Посмотри, вот что ждет тебя, — подумала Лотта, вглядываясь в лицо незнакомки. — До тебя будут доходить слухи и сплетни о том, что Делвин обожает дамское общество, и ты будешь лихорадочно всматриваться в каждую, пытаясь узнать его любовниц…»

— Мистер Делвин. — Лотта обрела душевное равновесие. Она одарила Делвина и его дам равнодушной улыбкой. Они могут разорвать ее на части, но отступать им некуда. — Здравствуйте, — сдержанно улыбнулась она. — Как поживаете?

— Мадам… — Лицо Джеймса немного просветлело.

— Позвольте представить лорда Сен-Северина. — Лотта обернулась к Эвану.

Теперь Джеймс расцвел в улыбке, польщенный и переполненный гордостью, как мальчишка, встретившийся со своим кумиром.

— Милорд, это такая честь для меня, — сказал он. — Мое детство прошло в Ирландии, где о вас ходят легенды. Я с восторгом слушал о ваших подвигах…

— Скорее с интересом, чем с восторгом, мистер Делвин, — спокойно поправил его Эван. — Ведь вы служили в военном флоте ее величества?

Дамы заулыбались, поскольку Эван спас Джеймса от необдуманных слов. Лотта взяла Эвана под руку, с особой остротой почувствовав его крепкие мускулы. Поразительно, что до сегодняшнего вечера ей и в голову бы не пришло посмотреть на Джеймса Делвина как на неловкого юношу. На фоне мощи и властности Эвана он как-то полинял, его красота теперь совсем не волновала ее.

— Прошу нас извинить, — обронила она, покидая их. — Позвольте пожелать вам приятного вечера.

Они вышли на улицу, и прохладный воздух освежил ее кожу, немного уняв боль, раскалывающую голову.

— Вы проявили милосердие. А ведь могли бы устроить сцену, — заметил Эван.

— Это было бы дурным тоном, — легко отозвалась Лотта.

— В вас и правда течет благородная кровь герцога. Я буду об этом помнить, даже если все остальные забудут.

Она не поняла, серьезно ли он говорит. Но, взглянув ему в лицо, не смогла ничего на нем прочесть. Он смотрел участливо, его синие глаза были глубокими и внимательными.

— Надеюсь, вы в порядке? — прибавил Эван.

— Все хорошо. Вот только немного болит голова, — ответила Лотта.

Но ее слова пропали даром. Лотта увидела, что его взгляд прикован к ее судорожно сжатым пальцам и косточке веера, которую она переломила ровно пополам.


Утром Лотту разбудило прикосновение к ее обнаженному плечу. Лотта пошевелилась, все еще ощущая приятное сонное тепло, и вдруг поняла — Эван полностью одет и собирается уходить. Свет в спальне уже потускнел и растворялся в наступающем дне, который просачивался в комнату сквозь давно немытые стекла окон, предательски высвечивая островки пыли на полу. Эван присел на краешек кровати.

— Я сейчас ухожу. Моя карета через час отправляется в Вонтедж. Если пожелаете, можете оставаться в отеле. Но можно перебраться куда-нибудь еще, найти съемную квартиру на ближайшие несколько дней. Мне нужно, чтобы вы были готовы к отъезду в пятницу каретой из Оксфорда. Вот деньги на расходы, оплатите счета и купите несколько подходящих платьев, как мы с вами договаривались, — кивнув на стол, сказал Эван. — Постарайтесь не быть излишне экстравагантной, но не забудьте, что ваши наряды должны произвести сильное впечатление на обывателей Вонтеджа, — со смехом добавил он.

Лотта приоткрыла от удивления рот. Еще день назад ей казалось, что Эван весьма расчетлив и не разбрасывается деньгами. Но сумма, которую он оставлял ей на расходы, показалась целым состоянием. У Лотты перехватило дыхание.

— Вы оставляете все эти гинеи, несмотря на то что два дня назад я пыталась их украсть и сбежать от вас?

— Что-то подсказывает мне, что на этот раз вы не станете повторять свою попытку, — весело парировал Эван.

Лотта нахмурила брови и попыталась определить, что за выражение сейчас на его лице, но так и не смогла прийти к определенному выводу.

— Что-то не пойму, откуда у вас такая уверенность, — сказала она.

— Вряд ли можно знать наверное, но мне необходимо, чтобы вы прибыли в Вонтедж в следующую пятницу. Я доверяю вам.

— Вы способны довериться мне? — удивилась Лотта. Боже, может быть, все это сон и ей стоит поскорее проснуться? — Вы сумасшедший? — выпалила она.

— Отнюдь. Просто между нами существует соглашение, не так ли? По условиям моего содержания я обязан сегодня же вернуться в Вонтедж, а вам понадобится время для того, чтобы сделать все необходимые покупки. И потому… — Он пожал плечами и встал.

— Все так, но оставить меня наедине с такими деньгами! — продолжала сопротивляться Лотта. — Я могу обобрать вас, сбежать с деньгами, провести, как уже пыталась сделать прежде.

— Разумеется, можете, — беспечно ответил Эван. — Но не станете. Не в этот раз.

— Хотела бы я быть так же уверена в себе, — покачав головой, сказала Лотта. — Разумнее назначить мне кого-то в качестве банкира, он мог бы контролировать все расходы.

— Вряд ли в этом есть необходимость, — возразил Эван. — Или я не прав? Вы не предадите меня.

Он склонился и поцеловал Лотту. Его губы казались холодными и твердыми, поцелуй всего лишь мимолетной лаской, но душа Лотты затрепетала.

— Вы странный человек, — очень тихо произнесла она.

— Дело — прежде всего, Лотта, — заметил Эван. — Вам стоит держаться меня, по крайней мере пока. Вот и все.

Он поднял руку в прощальном жесте, подхватил саквояж и вышел, осторожно закрыв дверь. Лотта прислушивалась к его шагам, пока где-то вдали не хлопнула дверь. Лотта не удержалась и подбежала к окну. Прильнув к стеклу, она следила, как Эван широко зашагал по улице. К ее разочарованию, он ни разу не оглянулся.

Лотта задумалась над тем, что сказал Эван. При свете дня она могла лучше оценить толстые мешочки с золотом, лежащие на столе. Алчность и возбуждение одолевали ее. Сколько же там денег? Как лучше ими распорядиться? Куда бы ей сбежать? Лотта снова выглянула в окно. А вдруг это обман? Может быть, Эван поджидает где-то рядом, чтобы уличить ее в предательстве.

Обобрать, сбежать, провести — почему он так уверен, что этого не произойдет?

Черт его побери! Откуда он знает? Как можно доверять кому бы то ни было? Что такого произошло за последние два дня, чтобы заставить ее выполнить обязательства? До сегодняшнего дня такие слова, как «верность» и «преданность», не имели к ней никакого отношения. Их едва ли можно найти в ее словаре, разве что с частицей «не».

Лотта почувствовала, что ее ноги замерзли, и снова юркнула в уютное тепло постели. Опустевшей постели.

Пора вставать, одеваться и идти за покупками, надо же как-то отвлечься. Она не подозревала, что так близко к сердцу воспримет его отъезд и как жить без него. Не стоит принимать это за любовь. Лотта изначально приказала себе не поддаваться соблазну, не доверяться чувствам, и со всей очевидностью поняла — она уже скучает по Эвану. У нее нет сил для одиночества.

«Дело — прежде всего» — так, кажется, сказал Эван. Если он так независим, ей придется проявить характер. Помнится, прошлым вечером она уже приняла решение. Эван прав — стоит держаться его, пока не подвернется более интересный вариант. Вот такова она, эта беспринципная Лотта Пализер, чьим обещаниям никогда не стоит доверять.


Улицы уже дышали жарой под яркими лучами солнца. Легкое марево стояло над лондонскими мостовыми, обещая душный летний день. Эван шагал прочь, борясь с острым желанием обернуться и убедиться, что Лотта смотрит из окна ему вслед. Он постарался переключиться на кипевшую вокруг утреннюю жизнь города: уличные торговцы уже открывали свои лавки, закрытые экипажи стучали колесами по булыжникам мостовой, подвыпивший гуляка тащился домой, цепляясь за стены, чтобы не упасть.

Как странно, что в душе такая тяжесть от расставания с Лоттой. Ее образ преследовал Эвана: вот она спит, уютно пристроившись рядом после ночи любви, когда ей хотелось успокоить и помочь ему забыться после разговора об Арланде; лицо, на котором застыла мука, когда там, в театре, Лотта увидела Джеймса Делвина. Она гордо отвергала все его попытки поддержать ее в тяжелую минуту, впрочем, как и он сам поступил незадолго до этого. Что ж, она поступила мудро. Не душевная близость, а коммерческий союз в сочетании с плотским наслаждением лежит в основе их соглашения.

Плечи Эвана напряглись. Холодный и безжалостный расчет — вот его план. Он в который раз напомнил себе о том, что Лотта — всего лишь пешка в игре, часть механизма, не более чем одно из действующих лиц его грандиозного плана. В свое время его план будет осуществлен, и он не станет больше подчиняться необходимости. Как и обещано, Лотта получит причитающиеся ей деньги. Мир может быть предательски изменчив, но не в его правилах отступать от данного слова. После этого он больше не увидит ее никогда! Не стоит искать в их отношениях большего, чем простое партнерство. Лотта ищет в их отношениях выгоды, денег. Когда-нибудь они встретятся и не почувствуют ничего. Что может связывать мужчину с его содержанкой, кроме холодного расчета.

Эван свернул во внутренний двор «Двуглавого лебедя» — гостиницы, где держали почтовых лошадей. Гостиничные часы пробили четверть, значит, до отправления кареты оставалось пятнадцать минут и почти все попутчики уже собрались. Эван перехватил заинтересованный взгляд и затаенную улыбку какой-то прелестной молодой дамы, которая стояла, опираясь на руку важного самодовольного господина, по-видимому мужа. Ответив вежливым поклоном, Эван продолжал рассматривать попутчиков. Среди них оказались пара клерков в черных сюртуках, пожилая женщина в поношенной старомодной шляпке, похожая на компаньонку или экономку, человек, очень напоминающий повадками коммерсанта, возможно, владельца небольшого магазинчика, процветающий и лоснящийся от удовольствия, в новом сюртуке и вышитом жилете. Того господина, который выехал в Лондон вместе с Эваном неделю назад, что-то не было видно. В его обязанности входило следить и шпионить. Возможно, ему тоже пришлось испытать на себе порочное обаяние ночного города, и он проспал. Несомненно одно: шпиону все равно нечего было бы донести, кроме того, что все свое время в Лондоне Эван посвятил постыдному разврату. Все письма и записки, разосланные и полученные за это время, ускользнули от его внимания. Эван умел мастерски заметать следы.

Он усмехнулся про себя. Британские власти ему не доверяют. Что ж, достаточно мудро с их стороны. Но им никогда не удастся раскрыть его планы. Эван очень умело маскировал все свои действия, осуществляя план прямо под носом у своих тюремщиков.

Не только его свобода и будущее зависели от умения скрывать свои истинные намерения, это могло повлиять на судьбу его сына. Правда в том, что все планы имели непосредственное отношение к освобождению Арланда и его товарищей из тюремных застенков. Когда-то Эвану казалось, что достаточно завоевать свободу для них двоих. Со временем, насмотревшись на ужасы тюрем, он понял, что нельзя допустить смерти и мучений других таких же узников в этих бесчеловечных условиях. Людей морили голодом, морозили до полусмерти, содержали в загаженных камерах и избивали до тех пор, пока они не сдавались в неравной борьбе за жизнь. Страсть к справедливости не позволяла ему спокойно смотреть на все это. По его сведениям, в непосредственной близости были размещены еще шестьдесят тысяч пленных. Если удастся одновременно поднять их на восстание и захватить оружие у охранников, можно противостоять даже армии. Время еще не пришло, но уже не за горами. И Эван сделает все, чтобы его приблизить.

Грозная усмешка на его губах понемногу стала угасать, так как мысли снова вернулись к Арланду. Он был заключен в тюрьму Уайтмур, что недалеко от Вонтеджа. Именно по этой причине власти выбрали для Эвана Вонтедж местом поселения. Ему хотели напоминать о страданиях сына ежедневно и ежечасно. Главная цель наказания — заставить его страдать. В этом они весьма преуспели. Длинными бессонными ночами он сходил с ума от душевной боли, представляя Арланда в застенках. Он думал о страданиях сына каждый раз, стоило лишь взглянуть на силуэты башен Уайтмура, грозно темнеющие на горизонте.

Эван предлагал свою свободу в обмен на свободу сына, свою жизнь в обмен на его жизнь. Власти смеялись ему в лицо, потому что все козыри были у них в руках. И он, и его сын в плену, но в тюрьме удерживают лишь Арланда — изощренная пытка для отца. Так благородный отец Эвана и власти, стоящие на страже интересов аристократии, мстили ему за несговорчивость.

Эвану стало известно, что Нортеск нанес визит герцогу Фарну с целью убедить его использовать свое влияние для освобождения Арланда. Сродный брат был хорошим человеком, пожалуй, единственным в своем роде во всем семействе самовлюбленных лицемеров. Но все усилия оказались тщетны. Эван обдумывал и планировал свои действия тщательно и изощренно на протяжении долгих месяцев плена. А иначе как заглушить страх за бедственное положение сына? Ему следовало бы подумать о том, что он никогда не сможет защитить своего сына. С этими горькими мыслями Эван забросил дорожную сумку на крышу кареты, занял место рядом с попутчиками. В конечном счете он докажет, что в твердости не уступает своему отцу.

Губы Эвана почти беззвучно шептали слова клятвы. «Скоро, очень скоро, — твердил он про себя. — Скоро я и мой сын будем свободны». Ничто и никто не сможет помешать осуществить задуманное.

Глава 7

Поход по магазинам в роли любовницы Эвана оказался не столь уж простым занятием, каковым представлялось Лотте. У нее не было особых иллюзий насчет того, как ее примут в Вонтедже. Ее положение дамы полусвета, стиль, вкус и экстравагантность — все это будет в равной степени вызывать сожаление. Ей не удастся стать клиенткой провинциальной портнихи. Никто не захочет обслуживать ее из опасения подхватить от нее безнравственность, как заразную болезнь. Следовательно, все покупки необходимо сделать заранее. С другой стороны, ей вряд ли стоит делать покупки в тех магазинах и салонах, где ее знали как миссис Каминз, одну из великосветских дам. Не стоит рисковать, ведь очень обидно, когда перед тобой закрываются некогда гостеприимно распахнутые двери. Хотя это так по-лондонски! И ей, когда-то делавшей покупки в самых модных магазинах Лондона, на виду у всех, демонстрируя свое состояние и положение в свете, теперь придется довольствоваться магазинчиками при складах и оптовыми лавками в отдаленных концах города, где-нибудь в Шодиче, или Чипсайде, или на Ньюгейт-стрит.

Итак, Лотта отправилась тратить деньги! Она долго торговалась, выбирая шелковые чулки, потом подыскала премиленькую соломенную шляпку ровно в полцены по сравнению с тем, что пришлось бы заплатить на Оксфорд-стрит, словом, изо всех сил старалась не превысить бюджет. В конце концов ей удалось с пользой опустошить свой кошелек. Единственное, о чем Лотта не подумала, — как доставить все эти замечательные покупки в «Лиммерз», ведь у нее совсем не осталось денег. В такой ситуации она оказалась впервые. Даже в те времена, когда Грегори вел против нее бракоразводный процесс, он педантично выплачивал ей денежное содержание, оплачивал услуги горничной и позволял пользоваться малой конюшней на Маунт-стрит. Только после подписания всех документов он прекратил все выплаты, прислав письменное уведомление о том, что выполнил свой долг и в дальнейшем предоставляет ее самой себе.

Свертки с покупками оказались довольно тяжелыми, а день — жарким. Лотте пришлось остановиться на углу Стренда и Эрандел-стрит, чтобы передохнуть и перевести дух. В это время какая-то карета выехала из-за угла и помчалась к реке, спеша по неотложным делам. Лотта стояла, засмотревшись на нее. Она тоже могла бы мчаться по лондонским улицам в карете, со вкусом одетая, задающая тон в обществе светская львица. Подобные воспоминания доставляли ей боль, сравнимую с физическими мучениями. Каким роскошным было ее обитое темно-зеленым бархатом ландо! До чего он приятен на ощупь! Открытая карета была задумана так, чтобы показывать своих обитателей в самом выгодном свете. Лотта с грустью вспомнила, как обыватели старались пробраться поближе к ее карете, чтобы поприветствовать, когда она выезжала на прогулку в Гайд-парк! Все зеваки глазели приблизительно так же, как глазеют сейчас. Только что рты не разевали, как на шоу уродцев. Подобную реакцию у публики вызвал и вчерашний выезд с Эваном. И все же за ними наблюдали с завистью!

— Расступитесь! Дорогу! — кричал возница.

Лошади, обезумевшие от ударов хлыста и шарахающейся по сторонам толпы, узкого пространства улицы, пытались стать на дыбы, не слушаясь поводьев. Кругом стоял страшный шум, навязчивые запахи несвежей еды, лошадиного навоза, гнилых фруктов и немытых тел наплывали на Лотту одновременно с ужасом от быстро приближающихся разгоряченных лошадей кареты.

Хлыст задел кого-то из прохожих, вызвав поток ругательств. Толпа отхлынула, кто-то толкнул Лоту, и она выронила картонку со шляпкой, которая покатилась по мостовой прямо под колеса кареты. Карета переехала коробку, сплющив ее, как блин. Вскрикнув от отчаяния, она бросилась вперед в тщетной надежде спасти шляпку. Слишком поздно!

Теперь она оказалась так близко от кареты, что легко могла бы коснуться ее сверкающего лаком бока. Она почувствовала себя уличной оборванкой, мимо которой мчится символ невероятного богатства и процветания, которых ей никогда не видать. Подняв глаза, Лотта всего лишь на одно короткое мгновение встретилась взглядом с леди О’Хара, той самой женщиной, которая в прежние времена считалась ее подругой. Дама смерила ее убийственным взглядом и, вскинув голову и задрав подбородок, отвернулась, чтобы продолжить разговор с сидящим рядом господином. Карета промчалась и скрылась из вида.

Толпа быстро растаяла, на улице снова воцарились тишина и покой. Кто-то бросил несколько презрительных замечаний в адрес знати. Лотта подошла к раздавленной шляпной коробке и поняла, что ее покупка безвозвратно пропала. Только теперь у нее в запасе не было громадного состояния Грегори, чтобы все исправить. Лотта часто заморгала, применяя испытанный не раз способ удержать слезы обиды и злости, уже готовые покатиться по ее щекам. Ну что за несправедливость!

— Лотта! — раздался возглас позади нее.

Сердце екнуло в груди Лотты при мысли о том, что кто-нибудь из старых знакомых увидел, как она оплакивает эту несчастную шляпку, стоя на коленях посреди улицы. Но высокий господин в алом мундире, широкими шагами приближающийся к ней, отнюдь не подходил под эту категорию. Он подхватил Лотту и, поставив на ноги, стиснул в объятиях.

— Тео!

От этих потрясений Лотта чувствовала слабость, но когда брат закружил ее в объятиях, ее сердце забилось сильнее от счастья и облегчения. Сбылось то, о чем она каждый день молилась с тех самых пор, как ее мир разбился вдребезги после развода с Грегори. Только два человека во всем мире могли спасти ее. Одним из них была Джоанна Грант, несмотря на то что Лотта не всегда была честна по отношению к ней. А другим — ее брат. Он наконец нашел ее. Тео поможет, заберет ее отсюда, вернув к прежней безоблачной жизни. Боже, какое облегчение, какое счастье! Лотта подняла руку, чтобы прикоснуться к худой загорелой щеке и одновременно удерживая все свои свертки и пакеты.

— Ты должен был писать! Ведь я же думала, что тебя убили. О, Тео, какое счастье, что ты жив!

Теперь, благодаря возвращению Тео, ее жизнь может перемениться. Обнимая брата, Лотта вдруг очень явственно представила себе Эвана Райдера. Странно, но чувство разочарования от того, что она никогда больше не увидит Эвана, отравило радость встречи. Не бывать ей в Вонтедже, и роль самой скандальной любовницы королевства достанется кому-нибудь другому.

Она сильнее обняла Тео, закрыв глаза, чтобы не видеть этих проклятых покупок. Интересно, сможет ли Тео вернуть деньги за ее покупки. Был еще вариант — просто исчезнуть. Еще вчера все было ясно и не требовало размышлений. А сегодня упрямое желание доказать, что ей хоть немного можно доверять, заставляло думать о том, как вернуть Эвану потраченные деньги. Как странно. Поистине необъяснимо.

— Ты все та же, Лотта! — произнес Тео, немного отстранив ее от себя и окинув взглядом все эти картонки и свертки с некоторой насмешкой, которая почему-то раздражала ее.

Возможно, сегодняшняя встреча с леди О’Хара, ее заносчивый взгляд подлили масла в огонь. Ясно, она совсем не та Лотта, что прежде. Нет у нее больше дома на Гросвенор-сквер, ландо, неограниченного счета в банке, положения в свете.

Но Тео продолжал о чем-то рассказывать, и ее раздражение начало таять под лучами радости, которую Лотта испытывала от этой неожиданной встречи.

— Я побывал в доме на Маунт-стрит, ты ведь сообщила, что переехала туда… — продолжал он.

— Так, значит, ты все же получал мои письма! — воскликнула Лотта.

— Да, но совсем недолго, — охладил ее Тео. — Почтовая связь очень скверная, к тому же я постоянно переезжал с места на место. Но я слышал о твоем разводе, Лотта. Сплетни дошли даже до Испании, — взглянув на нее, добавил он и нахмурился.

— А мне казалось, что есть более важные темы для обсуждения, особенно во время войны, — состроив забавную гримаску, сказала Лотта.

— Каждому хочется получить вести из дома, — тихо промолвил Тео. — Плохо только, если новости о твоей собственной сестре, тогда это унизительно. Послушай, Лотта, я могу послать Грегори вызов, если ты захочешь.

Лотта не раз думала об этом, и сейчас ей пришлось бороться с искушением.

— Нет. Боюсь, это бессмысленно, — со вздохом произнесла она через минуту.

— Слава богу, — сказал Тео с видимым облегчением. — По правде говоря, мне кажется, его можно понять, принимая во внимание твою опрометчивость.

— Пожалуйста, не надо об этом сейчас, — торопливо сказала Лотта. Ее самолюбие страдало, но ссориться с братом с первых же минут встречи, о которой так долго мечтала, Лотта просто не могла!

— Тео, давай поговорим обо всем где-нибудь еще, не на улице, — попросила она.

— Давай пойдем к Гантеру. Там мы сможем спокойно поговорить вдали от толпы, — предложил Тео.

Лотта вновь с обидой подумала, что ему просто не хочется, чтобы их видели вместе. Тео всегда был предан устоям, в отличие от нее самой. Сказать по правде, ей всегда казалось, что он немного сноб и чересчур традиционен. Неудивительно и вполне ожидаемо, что ему все это не понравится. Тео взял ее за руку и, подхватив свертки, размашистым армейским шагом двинулся по улице. Лотта едва поспевала за ним. Вскоре они свернули на Беркли-стрит. Тео открыл перед Лоттой дверь и проводил к маленькому столику в дальнем затемненном уголке зала, а сам устроился так, чтобы отгородить ее от взглядов посетителей. Лотта грустно усмехнулась: если бы он смог сделать ее невидимкой, он непременно так бы и поступил. А как еще можно вести себя со скандальной сестрой, ставшей обузой для благородной семьи.

Тео заказал чай, а Лотта, неожиданно для себя, охлажденный пунш.

— Ты навсегда вернулся в Англию? — спросила она. — Может быть, мы поселимся вместе… — и замолчала, увидев, как вытянулось его лицо.

Глупо воображать, что Тео захочет жить одним домом. Если уж он решит обзавестись собственным домом, то станет искать для него хозяйку — богатую наследницу. Значит, ему лучше держаться подальше от такой сестры и сохранить свою репутацию. У него были небольшое состояние и удачная военная карьера, судя по полковничьим эполетам и звездам на мундире. Все это необходимо было срочно пустить в дело, а она могла только помешать. Лотта повторяла про себя, что так и должно быть, это здравый смысл, но на деле испытывала боль. Ведь если у Тео нет возможности открыто признать ее, то помочь подыскать жилье и оплатить счета — вполне ему по плечу. От этой мысли стало легче, и она подалась вперед, чтобы дотронуться до его руки.

— Спасибо, спасибо тебе, — тихо сказала она. — Я так счастлива, что ты вернулся, чтобы мне помочь.

— Совсем как рыцарь в сияющих доспехах, — с готовностью согласился Тео, уже забывший о недавней неловкости. — Ты знаешь, я люблю тебя и готов сделать все, чтобы помочь.

Счастье расцвело в ее душе.

— Я знаю это, — сказала она. — Ну, может быть, и не нужно снимать дом вместе, но ты можешь помочь мне найти что-нибудь подходящее вдали от Лондона, где я наконец смогу жить спокойно.

В ответ — снова напряженное молчание и выражение стыда в его глазах.

Тео нервно подвигал чашкой, постучал ложечкой о край блюдца, избегая ее взгляда.

— Я бы тоже хотел этого и клянусь, что буду помогать по мере сил, но сначала… — он остановился и нервно сглотнул, — сначала ты поможешь нам. Короне и стране. — Тео наконец посмотрел в глаза Лотты, моля о понимании. — Это невероятно важно!

— В чем дело? — спросила она, уже не ожидая ничего хорошего. Она почувствовала это.

— Это касается Райдера, — пояснил Тео.

У Лотты остановилось сердце и стало дурно.

— Так ты знаешь об Эване? Тебе известно все, не так ли? И о миссис Тронг с ее заведением…

— Какое это имеет значение? — ответил Тео, пренебрежительно пожав плечами.

— Да, ты все знаешь. Так почему же не сказал мне об этом? — яростно накинулась на него Лотта. Ее охватили стыд и разочарование.

— Не сказал, потому что не хотел смущать тебя разговором о том времени, которое ты провела в борделе, — ответил Тео. Он прямо взглянул ей в глаза, и сердце Лотты гулко ударило в груди, такую злость она прочла в его взгляде. — Ты сама создала условия для своего падения. Если бы тебе не пришло в голову изменять Грегори…

— Ты не знаешь ничего о моей жизни с Грегори. Ничего! — выпалила она.

— Хорошо. Пусть так. Но ведь ты выпустила все из-под контроля. Дело зашло слишком далеко. Как еще мог поступить Грегори, если ему наставили рога, ведь ты выставила его в роли ничего не подозревающего глупца? И кроме того, ты так глубоко увязла в долгах, что лишилась жилья и вынуждена была сама зарабатывать на жизнь…

— Хватит, довольно, — взмолилась Лотта. От унижения и предательства слезы комком стояли в горле, готовые хлынуть по щекам. Быстро сглотнув, она не расплакалась. — Тео, не стоит перечислять все мои прегрешения. Если тебе хочется сохранить хоть часть моей благосклонности, постарайся вести себя более милосердно.

— Хорошо, — согласился он и погладил Лотту по волосам, выдавая охватившее его замешательство. — Прости меня. Ты же понимаешь, я просто беспокоюсь о тебе. Мне не хотелось бы видеть тебя в таком положении.

— Может, и не хотелось бы, но ты готов извлечь из этого выгоду. Брось лицемерить, Тео, чего ты хочешь?

Тео кивнул. Теперь он оказался в сомнительном положении, и это принесло Лотте некоторое удовлетворение. Пусть почувствует, каково ей, как невыносимо и горько влачить такую жизнь. Лотта решила, что с возвращением Тео пришла помощь. А Тео вместо этого решил использовать ее.

— Ну же! — настойчиво повторила она, видя, что брат никак не может найти нужных слов.

— Райдером интересуется правительство, — ответил Тео, оглядываясь через плечо. Лотту позабавила эта пародия на конспирацию. — Я полагаю, тебе известна его история?

— Он воевал на стороне французов и сейчас является военнопленным.

— Он перебежчик, — злобно сказал Тео. — Предал своих.

— Он ирландец. Пусть его отец член британского высшего общества, но Фарн еще и представитель ирландской знати. И мать Эвана тоже ирландка, насколько мне известно, — резко возразила Лотта, сама не понимая, почему ее так разозлили слова брата. — Возможно, он не чувствует себя обязанным хранить верность британцам. Скорее всего, считает, что верность и преданность должны быть оплачены.

— Фарн ничего не жалел для него, — возразил Тео. — Райдер воспитывался вместе с законными сыновьями герцога, чин в британской армии ему был обеспечен, только пожелай. Разве он не рассказывал тебе об этом?

— Нет, я мало знаю о нем и о его семье. Мы встретились всего два дня назад. И нам было не до бесед, — ехидно заметила она.

— Нет, ну все же… — покраснев, пробормотал Тео. Потом он откашлялся. — Имей в виду — он дикарь. Все это — его цыганская кровь.

— То есть ты хочешь сказать, что все герцоги Фарны отличаются благонадежностью и респектабельностью, несмотря на пристрастие к азартным играм и кучу любовниц, не говоря о прочих семейных пороках? — сухо спросила Лотта. — Их поддерживает общество, и, значит, это меняет дело.

— Ты очень резко высказываешься, — пожаловался Тео.

— А как иначе? Мой собственный брат хочет сделать из меня шлюху на правительственном уровне. Видимо, так это все следует понимать, — сказала Лотта. — Подумать только, прежде я занималась этим просто ради денег. Теперь придется спать с Эваном из патриотических соображений, — горько усмехнулась она.

— Лотта, нам нужна информация, — заерзав на стуле, ответил брат. — Нужно знать, где он бывает, с кем встречается, переписывается, его контакты и тому подобное. Он опасен и должен находиться под постоянным наблюдением.

— Ну, так заприте его! — воскликнула Лотта. — Насколько проще следить за ним в тюрьме! С первого момента нашего знакомства не перестаю удивляться, как получилось, что такой опасный человек оказался на свободе, — хмуро добавила она.

— Могу предположить, что в этом есть элемент мести, — после паузы осторожно произнес Тео. — Думаю, Райдер не угодил властям тем, что слишком открыто выражал недовольство политикой своего отца.

— Значит, оставив Эвана на свободе, решили заточить его сына, — произнесла Лотта, до которой лишь теперь начала доходить страшная правда. — Это постоянная пытка знать, что, пока ты на свободе, твой сын заперт в самой страшной из тюрем. И изменить ничего невозможно. Это слишком жестоко, Тео.

— Война — это вообще тяжелое и грязное занятие, — неопределенно пожал плечами Тео.

— Как могло получиться, что Арланд Райдер был схвачен и упрятан в тюрьму? — спросила Лотта. — Ведь он совсем еще мальчик!

— Ему уже семнадцать. — Тео явно чувствовал себя неудобно. — Деталей я не знаю, но мальчик соврал о своем возрасте, чтобы его зачислили во французскую армию, хотел быть вместе с отцом. Они оба попали в плен в битве при Фуэнте-де-Оньоро в 1811 году.

— Господи, ему же тогда было всего пятнадцать! — с ужасом прошептала Лотта. — При чем здесь война? Это же просто личная месть!

Несколько смутившись, Тео отвел взгляд.

— Дело в том, что Райдер может быть нам даже полезен, но для этого он должен оставаться на свободе. Через него мы выйдем на след заговорщиков.

Лотта с недоумением уставилась на него:

— Эван участвует в заговоре? А в чем цель заговора?

— Если бы нам было известно наверняка, твоя помощь не понадобилась бы, — ответил брат. — Мы подозреваем, что Райдер планирует побег нескольких пленных из соседних городов с целью освобождения из тюрем и барж заключенных, захваченных во время военных действий. — Тео прямо посмотрел Лотте в глаза. — За два предыдущих года произошло массовое бегство пленных, а, как известно, Райдер — специалист по части стратегии и планирования. Думаем, он еще координирует целую сеть агентов, которые помогают осуществлять побеги.

Лотта понимала, что брат может оказаться прав. Эван не из тех, кто спокойно сидит, дожидаясь конца войны. Бездействие сводит его с ума.

— Мы держим его на коротком поводке, чтобы он выдал себя и тех, с кем связан, — продолжал Тео.

Лотта почувствовала, как что-то в ее душе сжалось.

— И ты хочешь, чтобы я узнала, что же он замышляет? — чуть слышно спросила Лотта. — Значит, от меня требуется, чтобы я его предала.

— Лотта, тебя ждет достойная награда за помощь, — с готовностью пообещал Тео. — Я ведь знаю, как тебе важно вернуть себе положение в обществе.

— Вряд ли во власти правительства восстановить мою честь, — сухо заметила Лотта.

— Ну, в этом, возможно, ты и права, однако приличные деньги и дом там, где ты пожелаешь, помогут тебе все начать заново — выйти замуж, имея состояние, не составит труда. Положение в обществе будет тебе обеспечено. Думаю, тогда мне удастся убедить семью принять тебя обратно. Я постараюсь, разумеется, очень осторожно объяснить, что ты была…

— Шлюхой на службе у короля и государства? — сладким голосом закончила Лотта. — Ты ставишь перед собой невыполнимые задачи, Тео. Пализеры ни за что не примут меня назад. А что до меня — не уверена, что я хочу вернуться, — добавила Лотта. — Раз им не пришло в голову прийти мне на помощь в трудную минуту, так и мне ничего от них не нужно.

— Думаю, ты слишком опрометчива, Лотта, — примирительно сказал брат. — Следовало бы принять милосердие и отблагодарить за него. Клянусь тебе, я постараюсь уговорить их. Мне очень хочется помочь тебе. — В голосе Тео прозвучали нотки искреннего сочувствия. — Я хочу этого вопреки всему.

Лотта смотрела на беззаботно болтающие и смеющиеся пары, сидящие за столиками кабачка, получающими удовольствие от своего стаканчика вина. Молодой щеголь, остановив у обочины свою коляску, забежал купить мороженое для своей хорошенькой спутницы. На улице ярко светило солнце, день обещал быть славным. И все же Лотту вновь охватило то чувство отчужденности, которое она испытала сегодня при встрече с леди О’Хара. Этот мир перестал быть ее миром, и нужно заплатить за право вернуться. А чем она жертвует? Ничем, кроме роли временной любовницы Эвана Райдера и приличной оплаты в конце этой связи. Лотта знала, что у них с Эваном не может быть общего будущего. Та потрясшая ее ночь нежности и любви ничего не значит и не повлияет на ее решение. Нельзя позволять себе лишние сантименты. Она обещала Эвану хранить сексуальную верность вплоть до окончания их договора. И не более того! А надеяться ей в этой жизни не на кого, только на себя.

Тео обещает ей заманчивую возможность возвращения если и не прежнего положения в обществе, то, по крайней мере, в семье. У нее будет свой дом и состояние, достаточное для обеспеченной и добропорядочной жизни. К тому же брат хочет употребить свое влияние внутри семьи, чтобы ей списали прежние прегрешения, и все снова будет хорошо.

Лотта сомневалась в том, что Тео сам верит в возможность возвращения, но ей так хотелось ему довериться, хотелось так же сильно, как и того, чтобы брат непременно спас ее и попытался вернуть ей прежнее положение в обществе. Да он и спасает ее, на свой лад, конечно. Израненное сердце Лотты почувствовало облегчение от этой мысли. Тео хочет ей помочь, он любит ее. Все остальное — цена этой помощи. Если ее заплатить, согласившись на его предложение, можно заслужить его одобрение и защиту его любви.

Лотта уже выпила свой фруктовый пунш. От жары и сладости алкоголя голова кружилась, и мысли становились тягучими. На глаза попалась какая-то молодая дама в потрясающе прелестной модной шляпке, и Лотту обожгло чувство потери. Потери того прошлого, в котором она была богата, не продавала себя, чтобы выжить, где существовало ощущение безопасности. Лотте невыносимо захотелось все это вернуть! О, она бы ступала по мягким коврам, наслаждалась ароматом свежих цветов в расписных фарфоровых китайских вазах, разъезжала в собственной красивой коляске и снова стала частью того мира, который потеряла. От этого даже дыхание перехватило, и сердце в груди болезненно сжалось.

Но нет, она ничего не станет делать, чтобы все это вернуть.

— Значит, ты хочешь, чтобы я работала на тебя, — уточнила Лотта, переходя на деловой тон, однако пытаясь под холодком скрыть боль. Те чувства, которые она испытала за короткое время знакомства с Эваном, снова мучительно всплывали в памяти. Все так быстротечно и иллюзорно, в отличие от Тео, обещавшего ей то, что так мило сердцу: деньги, комфорт и жизнь, отличную от ее сегодняшнего существования. Но как заглушить в душе порыв сохранить верность Эвану, вдруг яростно забившийся в ее измученной сомнениями груди? У нее даже руки затряслись при одной мысли о предательстве. Лотта стиснула их покрепче и спрятала на коленях.

— Ты же понимаешь, Лотта, это — не шпионство, — попытался подбодрить ее Тео. — Это всего лишь информация… Если ты решишь, что нам она может быть полезна…

— Шпионство, — вздохнула Лотта. — Давай уж называть вещи своими именами.

— Итак, будешь ты нам помогать? — прямо взглянув ей в глаза, настаивал Тео.

Наступило долгое, долгое молчание. Слышалось только позвякивание фарфора, шум голосов и стук колес проезжающих по Беркли-сквер карет. Лотту бросило в жар, по телу пробежала дрожь — воспоминания того сладкого, пусть и невероятно короткого общения встали перед ее мысленным взором.

Эван все равно бросит ее. Нет мужчины, который поступил бы иначе. Да и о будущем они не заговаривали.

Да, она хочет быть богатой. Она хочет, чтобы брат улыбнулся ей с любовью и одобрением.

Лотта вдохнула глубже, ей вдруг не хватило воздуха.

— Хорошо, — сказала она. — Я буду шпионить для тебя.

Глава 8

На главной торговой площади в Вонтедже в полдень происходило настоящее столпотворение. Все собравшиеся с большим нетерпением ожидали прибытие кареты из Оксфорда. Эван был удовлетворен. Ему пришлось потрудиться, старательно распространяя слухи о приезде Лотты. Он бы очень разочаровался, не увидев этих людей здесь. Появление женщины со столь скандальной репутацией, как у Лотты Пализер, ее положение официальной любовницы, райской птички среди скучных серых воробьев маленького городка — все это точно произведет фурор. Эван Райдер так сильно этого хотел.

Правительственный агент по делам пленных мистер Дастер вызвал к себе Эвана, как только до него дошли слухи о скором прибытии Лотты. Это был занудный, маленького роста человек, чрезвычайно аккуратный как в жизни, так и в делах, придерживающийся всевозможных предписаний. В данный момент он усердно изучал правила перевозки и содержания для военнопленных. Появление Райдера помешало столь увлекательному занятию. Дастер с видимым раздражением захлопнул книгу, лежащую на его столе.

— Вы поступили не по правилам, Сен-Северин, — произнес он, жестом указывая на стул. Приказав слуге принести красного вина, он продолжил: — В инструкциях нет никаких ссылок на то, входит ли содержание любовницы в перечень разрешенных привилегий пленным на поселении. Думается, это большое упущение со стороны департамента не разъяснить столь возможный вариант.

— Разумеется, отсутствие в законе запрещения на содержание любовницы говорит в пользу разрешения?

Дастер быстро взглянул на Райдера, словно заподозрив его в насмешке.

— Но у меня нет полной уверенности, — ответил он. — Соответственно, я не могу взять всю ответственность на себя. Поэтому я обратился в департамент за соответствующими разъяснениями.

— Это так естественно, — согласился Эван с полупоклоном. — Благодарю вас.

— Но, ради всего святого, почему вам пришло в голову привезти в наш тихий Вонтедж подобную даму? Меня очень смущает этот вопрос, — продолжал Дастер.

Эван с легкой элегантной небрежностью повел плечом — привычка, которую он приобрел за долгие годы жизни во Франции.

— Что можно на это ответить, мистер Дастер? Мне просто надоела скука жизни пленника. Ваш городок очарователен, но в нем нечем заняться и сделать жизнь более увлекательной.

— Не понимаю, почему бы вам не проводить время так, как это принято среди прочих офицеров, — сказал Дастер, дотрагиваясь до вспотевшего лба. — Ведь можно, скажем, заняться музыкой или фехтованием? Прекрасное занятие для джентльмена.

— Завести любовницу — тоже вполне достойное занятие для джентльмена, — сухо заметил Эван. — Прошу меня извинить, но не имею в душе склонности ни к театру, ни к бильярду, столь любимым в офицерской среде. А мое искусство фехтования и без того на должной высоте. Вынужден признать, что любовные упражнения мне намного милее.

Дастер краснел и бурчал что-то себе под нос, как рассерженный индюк, но не стал запрещать приезд Лотты. Теперь, когда карета из Оксфорда уже въезжала на площадь, Эван подумал о том, каким идиотом он будет выглядеть, если Лотте вздумается провести его и сбежать с его же деньгами. Кривая усмешка исказила его лицо. Ну не дурак ли он, оставив Лотту наедине с таким соблазном — несколько сотен гиней.

Жак Ле Прево настаивал на том, чтобы сопровождать его до площади встречать карету.

— Я же вам друг, Сен-Северин, — сказал он, хлопнув Эвана по плечу. — Если мадам надует вас с приездом, я отведу вас в таверну, залить печаль, а если ее прибытие вызовет негодование у местного населения, — продолжил он, очень по-французски пожав плечами, — я выступлю в качестве секунданта, когда вас вызовут на дуэль за оскорбление общественного мнения.

— Как это любезно с вашей стороны, Жак, — усмехнулся Райдер. — Весьма признателен.

Пассажиры, занимавшие места на верху кареты, уже спускались, но Лотты среди них не было. Естественно было ожидать, что она займет место внутри, чтобы меньше зевак видело, как она путешествует в наемной карете, а не в собственном экипаже. Эван мог себе представить, насколько унизительным ей это покажется. Трястись наверху — нет, Лотта не могла себе этого позволить.

Один за другим пассажиры спускались по ступенькам: священник с Библией и таким кислым выражением лица, словно под нос ему сунули кусок вонючего стилтонского сыра, супружеская пара с маленьким ребенком, старающаяся скрыть нищету, непонятного возраста дама с маленькой сумочкой, похожая на компаньонку. Только потом появилась шляпка, рука, затянутая в замшевую перчатку, позолоченная клетка с непоющей канарейкой. Эван перевел дыхание, хотя до этой минуты не замечал, что затаил его.

— Свершилось! — пробормотал Жак.

К своему первому выходу Лотта подготовилась так, как ее просил Эван.

Показавшись из кареты, она приостановилась на верхней ступеньке, оглядываясь кругом с нескрываемым интересом. На ней была совершенно очаровательная шляпка с большими полями, завязанная под подбородком атласными розовыми лентами. Платье из белого муслина демонстрировало модный в этом сезоне фасон, известный в Лондоне под названием «обнаженный» стиль. Декольте опускалось так низко, что позволяло максимально открыть соблазнительную атласную кожу. Платье было подхвачено высоко под самой грудью, что выгодно подчеркивало ее формы. Светлое и почти прозрачное, оно прекрасно гармонировало с наброшенным сверху жакетом. Его покрой повторял прекрасные очертания фигуры владелицы. Какие чувства подобный наряд вызовет у добропорядочных жителей Вонтеджа, Эван мог только предполагать. Ему выбор понравился. С момента, когда они занимались любовью последний раз, прошло три дня, показавшиеся ему пустыми и тусклыми.

— Мадам, не могли бы вы немного поторопиться, — обратился к Лотте усталый возница. — Мы должны придерживаться расписания.

— Эван, дорогой! — Лотта бросилась в его объятия вместе с канарейкой и приникла к его губам таким поцелуем, который стоило бы оставить для более интимной обстановки. Объятия были крепкими и долгими ровно настолько, чтобы врезаться в память загипнотизированных жителей Вонтеджа. Лотта воскресила в душе Эвана знакомый вкус сладостного и искушающего соблазна, который заставлял его терять голову, унося в водоворот жгучих воспоминаний о ночи в отеле «Лиммерз». Желание вновь охватило Эвана.

Потом она опустила руки, отступив на шаг. Эван увидел смех в ее глазах, значит, поцелуй не значил абсолютно ничего, кроме желания отыграть свою часть роли. Ему внезапно показалось, будто земля уходит из-под ног. Всего минуту назад Эван с наивностью глупца полагал, что можно восстановить возникшие между ними в те лондонские ночи ростки настоящего чувства и сладость близости. Но разве не он уходил, ругаясь вполголоса и пытаясь убедить себя в иллюзорности чувств? Разве не он желал завести утонченную любовницу, которая при этом не нарушала бы его душевного покоя? Почему же теперь он чувствовал смятение, не понимая его причин. Он злился на Лотту за этот спектакль и на себя — за то, что ему хотелось, чтобы все было правдой.

Тем временем все собравшиеся наблюдали и перешептывались. Прибывшие вместе с Лоттой пассажиры уже разобрали свой багаж и быстро покинули площадь, будто опасаясь подобной безнравственности на улицах родного города, грозившей оказаться заразной. Почтенные домохозяйки с базарными корзинками не могли скрыть блеск похотливого любопытства, мерцающий в глазах. Многие из них пришли специально для того, чтобы увидеть нечто шокирующее и оскорбляющее общественные вкусы, и их ожидания оправдались.

— Я так виновата перед вами, дорогой, — сказала Лотта, отстранившись от него. В ее карих глазах все еще мерцали блудливые огоньки. — У моей шляпки такие широкие поля, что пришлось купить два места в карете. Теперь вам придется заплатить еще за одного пассажира.

— Жак, не будете ли вы так любезны, — произнес Эван, приходя в себя. — Боюсь, что у меня при себе нет денег.

— Просто восхитительно, — тихо и иронично произнес Жак Ле Прево. Он поклонился Лотте: — Мадам, какое удовольствие видеть вас снова!

— Благодарю вас, месье, — ответила Лотта, с очаровательной кокетливостью улыбнувшись Ле Прево.

На Эвана волной накатило чувство собственника, неожиданное, ненужное, совершенно не подходящее случаю. Эту женщину он купил за несколько сотен золотых гиней, и, несомненно, она продастся, если ей дадут на несколько монет больше. Тем не менее желание сжало его тисками. Неплохо бы напомнить ей, кто оплачивает счета. Удивительное напряжение, охватившее его, достигло предела.

— У меня с собой дорожная сумка, — сообщила Лотта, просовывая руку под локоть Эвана и взмахнув ресницами. — Даже несколько.

— Вот уж в этом я был вполне уверен, — немного жестко ответил Эван, пытаясь угадать, осталось ли что-нибудь от тех денег, которые он ей дал.

— Боюсь, что я превысила оставленную вами сумму, Эван, дорогой, — продолжила Лотта, словно прочитав его мысли. — Скоро придут счета из Лондона. — Она беззаботно улыбнулась. — Я предупреждаю вас.

— У вас еще будет прекрасная возможность отработать эти деньги, — еще более жестко заметил Эван. Он жестом подозвал слугу из постоялого двора «Медведь», который слонялся неподалеку в надежде немного подзаработать. — Найдите повозку и отвезите все эти вещи в Монастырский приют, — приказал он. — Хотелось бы надеяться, что одной повозки окажется достаточно.

В это время Лотта оглядывала рыночную площадь с определенной долей неприязни.

— Какой-то утиный пруд! Какая прелесть! — сказала она, театрально вздохнув. — Я помню, что вы отзывались о Вонтедже как о патриархальном тихом местечке, дорогой Эван, — произнесла Лотта так, чтобы ее могли слышать все, кто находился по соседству. — Но не до такой же степени провинциальном! Здесь можно умереть со скуки!

— Я постараюсь, чтобы вы были все время заняты, — вкрадчиво заметил Эван. — Постарайтесь проявить большую снисходительность. В конце концов, нам придется здесь жить, — добавил он, понизив голос.

— А вот это очень жаль, — заявила Лотта. — Не могли бы вы обратиться к властям, чтобы вас перевели в более подходящее место? Здесь есть какие-нибудь магазины? — не дожидаясь ответа, продолжала Лотта. — Просто не понимаю, как можно жить без магазинов!

Ну вот! Эвану хотелось получить лондонскую штучку, легкомысленного светского мотылька, женщину, которая существует для развлечения и требует, чтобы ее постоянно развлекали, и он достиг своей цели. Вряд ли стоит теперь жаловаться, ведь Лотта всего лишь вернула себе былую самоуверенность, а Эван получил то, чего он хотел.

— Возможно, вы заинтересуетесь историей, — предположил он. — Вонтедж — старинный город, место рождения короля Альфреда Великого.

Лотта демонстративно зевнула.

— Вы же знаете, дорогой, что к книгам я не очень… История? Лекарство от бессонницы, не более. Не могли бы мы пройтись пешком до моего нового дома?

— Разумеется, здесь ведь нет наемных экипажей, — заметил Эван.

— Мне придется купить еще пару туфель при первой же возможности, — горестно сказала Лотта. — Я разобью свои любимые новые туфельки на этих грязных улицах.

— Думаю, у вас в дорожной сумке достаточно туфель, чтобы открыть собственный магазин, — сказал Эван.

— Всего семь пар, дорогой. — Лотта произнесла это, сопроводив небрежным жестом. — По одной паре на каждый день недели.

От рынка по маленькому мощеному переулку они прошли до площади, с которой открывался вид на высокие шпили приходской церкви.

— Какое тяжелое впечатление, — содрогнулась Лотта. — Это как укор мне.

— Придется привыкать, — сказал Эван. Он жестом указал на хорошенький кирпичный домик, стоящий чуть поодаль от дороги к северу от церкви. — Это и есть Монастырский приют, который я арендовал для вас.

У дома Эван расплатился с носильщиком, совсем выбившимся из сил, пока он толкал тяжелую тележку, нагруженную дорожными сумками, которая часто застревала в узких переулках, а потом, толкнув, открыл перед ними дверь. Толпа, следовавшая за ними от самой рыночной площади, осталась на тротуаре снаружи, продолжая шуметь и переговариваться.

— Хотелось бы верить, что Вонтедж не видел прежде ничего подобного, — произнес Эван, вводя Лотту в дом.

— Ведь к этому вы и стремились, не правда ли? — спросила Лотта с легким пренебрежением в голосе. — Я еще только начинаю проявлять свою скандальность. А домик очень хорошенький, но Монастырская улица рядом с церковью — не слишком ли? Вы не могли придумать ничего более неуместного, дорогой?

— Уверяю вас, это еще далеко не предел моих возможностей, — рассмеялся Эван.

Он расстегнул пуговицы ее жакета и помог его снять. Платье Лотты на него тоже произвело впечатление: абсолютно белое, как наряд невинной девушки, впервые появившейся в свете, но с таким низким вырезом, что ее пышная грудь буквально переливалась через его края. Она выглядела как падший ангел. Взглянув на нее, никто бы не удержался от вожделения, а Эван даже и не пытался сдерживать свои чувства.

— Повернитесь, — скомандовал он отрывисто.

Он увидел, как глаза Лотты широко открылись.

— Эван, дорогой, я ведь только что приехала и хотела бы выпить чашку чаю, а не…

— Немедленно повернитесь, — повторил Эван. Ему была хорошо видна толпа, стоявшая на тротуаре, заглядывающая в окна, перешептывающаяся и любопытствующая, ожидающая столь же яркого зрелища, как при прибытии королевских особ. Не важно, что данному визиту очень не хватало королевской респектабельности.

Взгляд Лотты остановился на его лице. Эвану показалось, что она начнет спорить, но она медленно повернулась, оказавшись лицом к окну. Эван прижался к ней сзади, приподнял ее волосы, оголив шею, и опустил их вперед так, что они шелковистыми струями растеклись по плечам и груди. Обхватив ее под грудью, Эван стал целовать нежную шею и изгиб у плеча. Теплая и мягкая, она под его губами пахла солнцем и розами, пробуждая безудержное желание.

Эван чувствовал, насколько она напряжена.

— Расслабьтесь, — прошептал он.

— Еще в Лондоне я вам сказала, что не привыкла к зрителям, — недовольно пробормотала Лотта. — Это отвлекает меня. Толпа зевак всего в трех футах от дома, нас от них отделяют лишь оконные рамы. Я здесь всего пять минут, а вы уже выставляете меня как проститутку.

— Вы сами уже это сделали на рыночной площади, — ответил ей Эван. — Кроме того, вы здесь как раз для этого. Вы — моя любовница. Хотелось бы, чтобы ни у кого не оставалось сомнений в том, что вы в восторге от этого, — приникнув к ее шее, пробормотал он. — Вы ведь уже приступили к роли скандальной куртизанки? Пора оправдывать свою репутацию.

Он снова ощутил напряжение, свидетельствовавшее о крайнем смущении, и поразился, когда вместо отказа Лотта закрыла глаза и покорно опустила голову. Эван осторожно оголил ее плечо и прильнул губами к матово светящейся коже. И без того низкий вырез платья, лишившись поддержки, сполз еще ниже, почти полностью обнажив пышную грудь. Лотта не делала попыток поправить его, несмотря на многочисленных зрителей, следивших с улицы за сценой, которая разворачивалась в доме.

Эван и сам не знал, насколько далеко может зайти, но лихорадочный жар в крови требовал выхода. С того самого момента, как Лотта показалась из кареты, запутанные и противоречивые эмоции захлестнули его. Ему было необходимо, чтобы она действовала как бесстыдная кокотка. Но все внутри страстно желало вновь испытать ту сладкую, доверительную близость, которой наслаждался прежде.

Его рука соскользнула ниже и охватила округлость груди.

— Эван! — мольбой прозвучал ее голос. — Окно…

— Какие нежности! — усмехнулся он. Потянувшись вперед через ее голову, задернул шторы и мягко подтолкнул ее вниз, так что Лотте пришлось ладонями упереться в крышку рояля, который стоял прямо перед ней. Эван снова потянул вниз вырез платья, ее грудь упруго высвободилась, полная и округлая, и мягко легла в его ладони. Он нежно сжал, провел вверх до сосков пальцами и, захватив их, слегка потянул, заставив тело Лотты трепетать.

Одновременно вожделение жалом вонзилось в его плоть, пришпоривая и воспламеняя. Его руки сами потянулись к ее юбкам, которые тут же оказались у самой талии. Расстегнув панталоны дрожащими от лихорадочного нетерпения пальцами, которые отказывались слушаться, Эван первым же движением вошел в нее.

Дальнейшее очень походило на жаркий, не поддающийся рассуждениям, безумный порыв. Она сжимала бедра плотнее, предугадывая его движения, из его груди вырывался невольный стон наслаждения. Охватив ее бедра, он погружался в нее снова с тем нестерпимым наслаждением, которое все ближе и ближе продвигает к безумному блаженству. Рояль потрескивал и покачивался в такт каждому движению, грудь Лотты вздрагивала, возбуждая и подхлестывая и без того безумную страсть. Эван почувствовал, что летит и внутри его все взрывается, унося разум и вырывая из груди громкий крик.

А потом все кончилось. Наслаждение отступило, как прилив, и оставило лишь невероятное сожаление, почти шок от того, как он все это сделал и почему обошелся с ней так грубо. Он освободился от желания, но осталась та холодная боль, которую Эван ощущал глубже, чем физическую. Он поправил одежду, отстраненно подумав о том, что руки все еще немного подрагивают.

Лотта тоже приводила себя в порядок, подтягивая лиф и расправляя юбки с неподражаемым спокойствием, словно для нее подобные выходки были обычным делом. Когда она повернулась к Эвану, бесстрастная маска опытной куртизанки застыла на ее лице. Она вежливо улыбнулась ему как чужому.

— Я надеюсь, вы получили удовольствие, милорд? — осведомилась она лишенным выражения голосом.

— Я… — начал было Эван, но от растерянности не смог найти нужных слов.

Да, ему удалось добиться желаемого. Уже сейчас крылатая молва разносит во все концы города слухи о возмутительном поведении и полном бесстыдстве его и его любовницы. Каждый волен был дорисовать в своем воображении картину происходящего позже за опущенными шторами. Завтра все без исключения будут говорить только об этом. Ему удалось вызвать настоящую бурю сплетен, причем Лотта сыграла свою роль в точности так, как ему хотелось. Более того, произошло физическое совокупление, практически лишенное эмоций, — это как раз то, над чем он размышлял со времени их первой встречи. Его охватило влечение, а Лотта повела себя услужливо, как и полагается идеальной любовнице, удовлетворив физические потребности и оставив в покое его душу.

Почему же он чувствует себя обманутым? Почему хочет сжать ее в объятиях и целовать до тех пор, пока она не расслабится, доверившись ему, не разделит с ним страсть и желание. Как получилось, что теперь, когда все идет в соответствии с его желаниями, ему хочется вернуть прежнюю Лотту? Несмотря на полное удовлетворение, в душе осталось изнеможение, непонятное и пустое. Его ограбили, отдав при этом все!

— Я ухожу, — отрывисто произнес Эван.

Он заметил легкую тень озабоченности, которая несколько исказила выражение полной бесстрастности на ее лице.

— Вы вернетесь позже? — изысканно вежливо осведомилась Лотта.

В ее вопросе не было ничего намекающего на просьбу или желание побыть в его компании.

— Я не знаю, — буркнул он, сознавая свою грубость.

Она не упрекнула, поскольку безупречная любовница ни за что не станет осуждать мужчину.

— У меня есть апартаменты в гостинице на Рыночной площади, — добавил он. — Сегодня вечером я буду обедать там.

Он бросил на стол деньги. Монеты покатились, глухо звякнув.

— Это мне за услуги? — ровным голосом произнесла Лотта. — Ну что же, спасибо. К тому же мне не пришлось слишком утруждать себя.

— Это вам на расходы, — отрезал Эван. — Я нанял для вас горничную. Можете послать ее за едой.

— Мне приходилось и прежде вести дом. Думаю, я с этим справлюсь, — ответила Лотта.

В ее голосе снова зазвучали унылые нотки. Значит, не такая уж безупречная любовница. Эван остался доволен этим проблеском чувства. Ему совсем не нравились скрытные и услужливые женщины. Отнюдь! Разум подсказывал, что Лотта, эмоциональная и уязвимая, готовая спорить и упрямиться, сладко и искренне отвечающая на его порывы, именно та женщина, которая ему нужна. Однако интуиция подсказывала, что такая Лотта может стать опасной. Хотя Эван не смог бы объяснить почему. Он лишь понимал, насколько разумнее было бы пользоваться ее телом, находя удовлетворение в физической близости, и не более того.

Лотта все еще смотрела на него потемневшими, ничего не выражающими глазами. На прощание Эван кивнул и вышел, с особой осторожностью закрыв за собой дверь, будто боялся, что ощущение совершенной жестокости может усилиться, если он сделает это резко. Глоток бренди оказался бы весьма кстати. Хороший французский бренди — добрый товарищ в решении большинства проблем. По крайней мере, можно надеяться приглушить уколы совести, пока нет возможности полностью избавиться от них. К сожалению, бренди, что подавали в гостинице Вонтеджа, совершенно омерзителен, а цены взвинчены в несколько раз. Очередное предательство по отношению к стране, которую Эван считал родиной. И все же он напьется. Возможно, тогда в его уме возникнет какая-то определенность в отношении того, чего он хочет от Лотты. Отчего простая и приятная связь, задуманная для прикрытия тайных действий, на деле оказалась чертовски запутанной проблемой.


Лотта дождалась, пока его шаги затихли в отдалении, и, отдернув шторы, позволила солнечному свету ворваться в гостиную. Улица уже опустела. Толпа разошлась, без сомнения разнося по округе слухи о ее вопиющем бесстыдстве и полной аморальности. Должно быть, Эван вполне доволен. Она повела себя так, как он хотел, беззастенчиво выставила себя напоказ, как последняя шлюха, вызвала своим поведением тот скандал, на который так рассчитывал Эван. И всего-то за полчаса!

Лотта вышла в коридор и дальше через кухню в маленький садик за домом. Деревья давали приятную тень и прохладу. Солнечные лучи бликами пробивались сквозь листву старых яблонь. Разросшиеся розовые кусты, плотно покрытые бледно-розовыми соцветиями, переплелись с жимолостью. Ветви цеплялись и карабкались вверх по каменной кладке кое-где разрушившейся от времени стены. Божественно пахло цветами и высушенной солнцем травой. Но Лотта не могла наслаждаться этим великолепием, чувствуя, как оцепенела ее душа.

В дальнем конце сада она нашла колодец, повернула во́рот и услышала глубоко внизу всплеск упавшего ведра. Цепи мягко скользили и поскрипывали по мере того, как ведро поднималось наверх, переплескивая воду через края. Лотта опустилась на колени, поставив ведро на траву. Плеснув в лицо колодезной воды, чуть не задохнулась от холода, но почувствовала такое облегчение, что не раздумывая вылила всю остальную воду на свою разгоряченную голову. Потом наполнила ведро и повторила все снова. Белое кисейное платье облепило тело и стало похоже на бесформенный мягкий лоскут ткани. Волосы обвисли и слиплись, как крысиные хвосты. Солнце уже не казалось жарким. Ее колотила дрожь.

Живительный холод чистой воды смыл ту странную апатию, которая охватила Лотту сразу после ухода Эвана. Она снова ощущала себя свежей и бодрой, но чувства ожили тоже. Ее душа ныла и страдала, как бывает с израненным телом. Она не желала, чтобы ее брали как проститутку. И все же Эван воспользовался ею и грубо отшвырнул. Теперь она совершенно не понимала, с какой стати ей почудилось, что между ними возможно повторение того иллюзорного слияния чувства и страсти, которое обещал им Лондон. Лотта твердила себе, что их отношения — всего лишь договор, соглашение. Ей стало казаться, что Эван холоден и отстранен. Значит, надо вести себя так же. А сердце просило иного. Лотта мечтала, как, уютно свернувшись калачиком у него под боком, станет болтать о разной чепухе и почувствует — нет, пусть не любовь! — хотя бы ласку и понимание. Хотелось большего внимания. Может быть, вместе пообедать или прогуляться по улочкам этого богом забытого городка или еще как-ни будь развлечься. Ведь развлекаются же люди даже в этой глуши?

Лотта поняла, до чего наивна. Сегодня, грубо овладев ею, Эван показал, на что она может рассчитывать и что требуется от нее.

Очнувшись от прохладного летнего ветерка, она поспешила по высокой траве назад, думая уже о том, что дом и сад совсем неплохи. Особенно дом — достаточно светлый, хорошо расположенный и удобно обставленный. Можно считать, ей повезло. Пусть ее окружает не то, к чему она привыкла, но не стоит вести себя как робкое безвольное создание. По правде сказать, то, чего от нее хочет Эван, не слишком отличается от требований Грегори. Конечно, за исключением секса, которым он занимался не с ней.

Во всем остальном — являться по первому зову, поступать в соответствии с его требованиями, быть украшением и добычей, уходить, когда прикажут, — все очень похоже на ее замужество! Ирония судьбы! Зато к этому у нее выработана привычка, избавляющая от лишних обид.

В доме было тихо. Проходя через кухню, Лотта помедлила, наблюдая за игрой солнечных зайчиков на стене. Чашка свежего ароматного чая была бы сейчас очень кстати. Или даже несколько чашек. И блюдо сдобных булочек тоже не помешало бы. Испытанное средство от ударов и ссадин, которыми награждает жизнь! Но есть одна проблема — Лотта даже не представляла, как заварить чай. Ей никогда прежде не приходилось делать это самой. Единственное, чему она обучена, — изредка одеваться без посторонней помощи. Всегда под рукой была прислуга. Пустая кухня казалась Лотте чем-то вроде неизведанной страны — огонь в очаге не горит, утварь, развешанная по стенам, напоминала странные инструменты таинственного предназначения, о котором Лотта даже не догадывалась. Она видела большой кухонный чайник, но разве могла сама принести воду из колодца?

Повздыхав, Лотта пошла в холл, выбрав одну из дорожных сумок. Не стоило больше надевать то, что сразу наводило на мысль о продажности. Лотта подобрала дорожный костюм в соответствии с указаниями Эвана, и он уже сослужил свою службу.

Поднимаясь со своей ношей по узким ступенькам в верхние комнаты, она недоумевала, хватит ли у нее сил перенести весь багаж наверх. Но тут в дверь осторожно постучали, показалось с любопытством осматривающееся лицо, а потом и сама девушка в платье горничной. Войдя в холл, она присела в неуклюжем реверансе:

— Добрый день, миледи.

— Боже, наконец-то! Должно быть, вы та самая горничная, которую нанял лорд Сен-Северин, — со вздохом облегчения сказала Лотта.

Она стояла выпрямившись, а девушка смотрела на свою хозяйку с тем болезненным любопытством, которого стоило ожидать, учитывая скандальность ее репутации. Лотте было бы интересно узнать, что думает о ней эта девушка и как Эвану удалось хоть кого-то в этом городишке убедить пойти к ней в горничные. Бедное создание! Она такая худенькая и совсем еще ребенок. Соломенные волосы, туго стянутые на затылке, только подчеркивали худобу ее личика. Большие серые глаза зачарованно следили за каждым движением Лотты.

— У вас в волосах какая-то трава, миледи, — набравшись храбрости, выпалила девушка.

— Мадам подошло бы лучше, — произнесла Лотта и, подняв руки, принялась выбирать траву из волос. — Какая я леди! А как тебя зовут?

— Марджери, мадам, — ответила ей девушка, приседая вновь. — У меня есть все рекомендации от агентства по найму, — добавила она.

— Удивительно, — недоумевала Лотта. — Мне казалось, что не найдется никого заслуживающего доверия, кто согласился бы вести хозяйство в доме с подобной репутацией.

— Что вы, мадам! — воскликнула Марджери. — В городе полно людей, которым нужна работа. Кожевенные заводы закрываются. Оба моих брата потеряли работу, так что мне приходится соглашаться на все.

— Теперь понятно, — вздохнула Лотта. — Завари для меня чаю, пожалуйста. Затем отправляйся в город за продуктами.

— Слушаюсь, мадам, — с некоторым смущением сказала девушка. — Но владельцы лавок говорят, что не станут отпускать вам продукты.

— Потому что я бесстыдная потаскуха, — закончила за нее Лотта, упершись руками в бока.

— Что вы, мадам, — смутилась Марджери. — Да, мадам, но в основном из-за того, что вы живете с врагом, — произнесла она, оглядываясь через плечо так, будто вся наполеоновская армия стояла у нее за спиной.

— Врага? — поразилась Лотта. — А если бы я была любовницей какого-нибудь английского офицера, то все можно было бы оправдать?

— Да, мадам, — ответила Марджери, поняв ее вопрос слишком буквально. — Многим это пришлось бы больше по вкусу.

— Какое им всем до этого дело? — вздохнув, спросила Лотта скорее себя, чем горничную. — И вообще, лорд Сен-Северин ирландец, а не француз. Я знаю, что некоторые из его товарищей, находящихся в плену, — американцы! Жители Вонтеджа проявляют такое же пристрастие к иностранцам?

— О да, мадам, — с готовностью закивала Марджери. — У нас тут плохое отношение к любому, кто стал на сторону противника.

Лотта снова вздохнула, открыла одну из сумок и достала платье светло-зеленого цвета в белый горошек. Оно было очень модного в этом сезоне фасона, но, несомненно, гораздо более сдержанное, чем платье из белого муслина, приготовленное специально по случаю прибытия в город.

— Какое прелестное платье, мадам, — засмотревшись, прошептала Марджери. — Ни у кого в округе нет такого платья.

— Все наряды из Лондона, — сказала Лотта. — А где дамы вашего города покупают туалеты?

— Они шьют их сами, мадам, — ответила Марджери.

— Бог мой! Сами шьют одежду? Но из чего же? — Лотта даже присела от неожиданности на ступеньку лестницы.

— Мистер Меттинли поставляет ткани, мадам, — терпеливо, как маленькому ребенку, объяснила Марджери. — У него все ткани отличного качества — и атлас, и муслин, и бархат. А миссис Гилмор, что на Рыночной площади, торгует шелковыми лентами и шляпками из батиста. Очень даже хорошенькими, — тараторила она, не отрывая взгляда от нежно-зеленого платья. — Но конечно, никакого сравнения с вашим платьем. Все дамы будут теперь завидовать вам еще больше, мадам.

— Еще больше завидовать? — переспросила Лотта, удивленно подняв брови. — Не понимаю, как можно завидовать женщине в моем положении.

— Да, мадам, но мисс Гудлейк с Летком-Регинс — дочь нашего мирового судьи, мадам, — так хотела выйти замуж за лорда Сен-Северина еще до вашего приезда. И вдруг оказалось, что у него есть любовница.

— Но ведь это никак не может сорвать ее планы, — удивилась Лотта. — Разве может любовница помешать женитьбе. На самом деле так даже лучше, ведь не всякой женщине под силу выносить все капризы своего мужа.

— Это соответствует тому, что мне рассказывали о Лондоне, — убежденно провозгласила Марджери. — Одни умные слова и никакой нравственности.

Лотта улыбнулась тому, как незатейливо ее новая горничная поставила ее на место.

— Возможно, так оно и есть, — уступила она. — Однако я очень сомневаюсь в том, чтобы лорд Сен-Северин собирался жениться. К тому же он так опорочен в глазах общества. Разве он не является врагом?

— О да, в общем, так оно и есть, — кивнула Марджери. — Но он так богат, знатен и красив, что все леди засматриваются на него. Офицеры — благородные господа, они всегда обедают в лучших семействах округи, ведь война когда-нибудь да закончится. Я правильно говорю, мадам?

— Просто потрясающе, до чего практичный подход, — удивилась Лотта. — Отчего же обывателям Вонтеджа не насладиться новым обществом и не поймать пару-тройку богатых мужей для своих дочек? Какое значение может иметь то, что идет война, в таком случае?

Лотта сидела, подперев подбородок рукой. Становилось понятно, что ее ожидает в будущем. Эван, оче видно, сейчас обедает у кого-то из местных дворян, его вспыльчивый и опасный темперамент — прекрасная острая приправа к скуке медленного течения провинциальной жизни. А она в одиночестве станет проводить здесь свои дни, поскольку падшая женщина полностью зависит от того, кто ее содержит. Никто даже не зайдет поинтересоваться, каково ей здесь. Провинциальное общество — всего лишь слепок с лондонского света, только еще более косное. Лотта припомнила, как леди О’Хара направила на нее свою коляску. А ведь злоба провинциального городка может оказаться еще более мелочной и ядовитой. В Вонтедже нельзя остаться вне поля зрения публики, невозможно затеряться в толпе. Здесь некуда бежать и негде спрятаться.

Эван привез ее сюда, но не сможет защитить от местных нравов. Или вообще не собирается этого делать. В конце концов, она — Лотта Пализер, бесстыдная и суетная. И пусть это только вывеска, способная обмануть зевак, с этого момента она станет ее вторым «я». Ей придется защищаться не только от косых взглядов соседей по городку, но и от упрямого желания требовать от Эвана больше, чем он сам собирался предложить. Лотта знала, до чего нетребовательны и покладисты настоящие любовницы.

Она вспомнила брата Тео и обязанность, которую он на нее возложил — шпионить за Эваном во благо страны, и попыталась вызвать воспоминание о том, как Эван бесчувственно обошелся с ней в надежде, что это поможет оправдать предательство. Но предательство очень трудно оправдать, даже имея такие гибкие представления о морали, как у нее. Записка с указаниями, которую она нашла у себя на столе в то последнее утро в Лондоне, прожгла дырку в ее совести. Однако Лотта зашила записку в подкладку своего плаща, в ее представлении именно так действовали все шпионы и заговорщики. К несчастью, ее стежки оказались неровными, а шов — комковатым. Каждый, кто вздумал бы полюбопытствовать, мог сразу раскрыть ее тайну. В записке был всего лишь адрес, по которому следовало пересылать информацию в почтовое отделение в Эбингдоне, что в десяти милях от Вонтеджа. Тео писал, что будет поддерживать связь, и Лотта надеялась на это. Она постоянно боролась с собой, отгоняя сомнения, готовые закрасться в душу. Тихий голос нашептывал, что брат находится рядом с ней не для того, чтобы помочь. Просто ему нужны ее услуги, а если ей не удастся быть полезной в его деле, Тео просто отшвырнет ее.

Лотта подхватила следующую сумку и потащила ее вверх по лестнице. Вряд ли стоило привлекать Марджери к перетаскиванию таких тяжестей. Бедное дитя выглядело так, словно любое дуновение ветра просто свалит ее с ног. Ее нужно подкормить. Сравнивая ее тщедушность с собственными пышными формами, Лотта пришла к выводу, что неплохо бы всегда держать в доме запас еды, который Марджери сможет забирать с собой домой для семьи. Скорее всего, ее безработные братья полностью зависят от ее заработка, который поможет им всем выжить. А уж Лотта знала, как это страшно — оказаться на самом краю отчаяния.

Ей оставалось лишь гадать, вернется ли Эван, чтобы пообедать вместе с ней и разделить постель. Она знала, что сумела удовлетворить его, доказав, что она именно та любовница, которая ему нужна. Стоило бы постараться удовлетворить требования Тео и переслать ему какую-нибудь полезную информацию. Лотта почувствовала озноб при мысли о цене своего падения. Она в западне и мечется между выбором: сохранить верность Эвану или предпочесть самосохранение. Так или иначе, ею снова воспользовались. И это единственная жизнь, которую она знает.

Глава 9

— Что-то непонятное творится на Рыночной площади, — заметил Жак Ле Прево, следуя за Эваном в таверну «Сокол и шар», одну из самых низкопробных и грязных забегаловок Вонтеджа. — Думаю, вам стоит об этом знать. — Он с сомнением оглядел затрапезную пивнушку. — Мой бог, ну и местечко же вы подобрали! Не здесь ли убили какую-то женщину несколько лет тому назад и превратили это преступление в зрелище для зевак, чтобы привлечь посетителей?

— Возможно, ей пришло в голову пожаловаться на качество бренди, который здесь подают, — с усмешкой предположил Эван, жестом указывая на свой стакан. — Вот это — действительно преступление, — добавил он, пожимая плечами. — Непонятное, говорите? Может, молодые офицеры снова устроили стычку с горожанами? Им бы научиться держать язык за зубами, если они дорожат своим жалованьем!

Ему сейчас совсем не хотелось думать о постоянных стычках между молодыми офицерами и городскими хулиганами. Подмастерья и работники с мельницы питали застарелую неудержимую ненависть к французам, которая часто выливалась в ссоры, а временами и в открытые столкновения. Были еще землекопы, которые работали на рытье каналов, сильные и грубые парни, с уверенной походкой и звенящими в кармане монетами. Они всегда становились на сторону противника.

В целом, несмотря на отдельные стычки, все группировки старались проявлять терпимость, так как пленные тратили львиную долю своего жалованья в городке — от этого никуда не деться, — и городок оказывал гостеприимство. В некоторых случаях французские пленные давали уроки музыки, танцев и французского языка в семьях местных дворян. А богатые и общительные офицеры в чинах, вроде Ле Прево или Эвана, были приняты в самых лучших домах графства. Иногда Эвану приходила в голову циничная мысль о том, что не так уж и плохо насладиться вкусным обедом на лужайке в компании графа Кревена или сэра Роджера Гудлейка, выкинув из головы то обстоятельство, что идет война и на полях сражений гибнут товарищи. Но он ничего не забыл!

— Парни так молоды и горячи, — с философским спокойствием заметил Ле Прево. — Да и местная молодежь тоже горяча. Так всегда было. Но на этот раз проблема в другом.

— В чем же? — осведомился Эван.

Он раздумывал над тем, не стоит ли пропустить еще стаканчик бренди. На самом деле особого желания не было. Едва пригубив, он почувствовал слишком грубый и неприятный вкус алкоголя. Подумал, что предстоит работа над следующим, более тонким этапом плана побега. Дело шло к критическому рубежу, на котором предстояло связать вместе разрозненные нити заговора. Необходимо сообщить корреспондентам по всей стране даты, время и детали. Массовое восстание заключенных — это серьезная задача, требующая бесконечного планирования и огромных денежных ресурсов. Нельзя допустить ни малейшей ошибки.

И все же в тот момент, когда от него требовалась наибольшая степень концентрации, он отвлекался на мысли о Лотте. Ирония в том, что он привез Лотту в Вонтедж для отвлечения всеобщего внимания на себя, чтобы ему сконцентрироваться на плане.

Он плохо обошелся с ней утром. Однако он редко упрекал себя, всяческие сожаления казались ему бессмысленными и жалкими, демонстрацией слабости духа. Правда, когда дело касалось Лотты, все становилось непростым и запутанным, неизвестно почему.

— Это все из-за вашей прелестной подруги, мадам Пализер. Похоже, местные торговцы не желают ее обслуживать. Несколько минут назад все выглядело так, будто на Рыночной площади начался бунт, — заметил Ле Прево с улыбкой. — Она очень решительная особа. Большинство знакомых мне женщин покинули бы поле сражения. Но только не мадам Пализер, которая проявляет удивительное бесстрашие.

— Это говорит всего лишь о ее авантюризме, — заметил Эван. Он почувствовал внезапное беспокойство от плохого предчувствия. Со стуком поставив свой стакан на стол, Эван встал. — Почему бы ей было не послать за покупками свою горничную? Ведь можно же избежать неприятностей! — с раздражением закончил он.

— Вы так считаете? Она горда, мой друг! Ей трудно снести столь пренебрежительное отношение. Вы, как никто другой, должны это понимать, — ответил Ле Прево, с сожалением глядя на Эвана.

Ле Прево, видимо, совершенно прав. Эван подумал об этом уже на ходу, надевая куртку и выскакивая на улицу. Он бросился по Гроув-стрит к рынку. Сам он сбежал из дома в пятнадцать, потому что не мог больше терпеть пренебрежения и оскорблений, достававшихся ему как внебрачному сыну герцога Фарна. Он так и не принял того, что является менее достойным, чем его единокровные братья и сестры, всего лишь потому, что они родились в законном браке. Чего же он ожидал от Лотты?

Неужели того, что она спокойно отнесется к подобному отношению? Боль и восхищение переплелись в его душе, страх за нее сжимал сердце.

Гроув-Лейн выходила на Рыночную площадь с западной стороны, как раз напротив постоялого двора «Медведь» и гостиницы. Эван поразился, увидев, что на площади собралась толпа, какой не увидишь и в базарный день. Джентльмены медлили, дамы заняли позицию позади толпы, желая удовлетворить свое любопытство, но так, чтобы их не заподозрили в невоспитанности. Подмастерья и оборванцы, нюхом почуяв назревающий скандал, пытались протолкнуться вперед и поучаствовать в заварушке.

Эван ускорил шаг, пробираясь в толпе. Беспокойство сжимало ему горло. Если ему и хотелось, чтобы приезд Лотты в Вонтедж вызвал определенный интерес у местных жителей, то гнилые овощи, которыми может забросать обозленная толпа, в его планы не входили. Он и предположить не мог подобной враждебности. Сплетни и волнения — да. Но публичная расправа — нет! В этом его большая вина. Он привез сюда Лотту, создав скандальную ситуацию, чтобы вызвать разговоры, а потом предоставил ей самой с этим разбираться. Угрызения совести подхлестывали его, заставляя силой прокладывать путь сквозь толпу. Эван уже начинал отчаиваться. Кроме кулаков ему нечем ее защитить. Никто из пленных не имел права носить оружие по понятным причинам. Внимательно присмотревшись, он почувствовал неустойчивость настроения толпы, она еще не распалилась, не дошла до предела. Но он знал, что все может измениться уже через минуту. Собственно, это уже начиналось. У себя за спиной он чувствовал дыхание Ле Прево, охваченного тем же напряжением. На каждого из них приходилось в лучшем случае по полдюжине мужчин, всегда готовых к драке. Кулачный бой, возможно, не его любимый спорт, но драться он умел неплохо. Плохо только, что их с Ле Прево снова схватят и упекут в тюрьму, а это тоже не входило в его планы.

Наконец Эвану удалось пробраться сквозь толпу, и он увидел Лотту, которая стояла рядом с лотком со свежими фруктами и овощами. Она выглядела скромной и невероятно хорошенькой в зеленом в белый горошек платье, которое очень ее освежало, выгодно оттеняя прекрасный цвет лица. Темно-зеленый жакет и милая соломенная шляпка гораздо меньшего размера, чем та, в которой она прибыла, дополняли костюм. Так могла бы выглядеть любая замужняя женщина, которая вышла за покупками. Худенькая невысокая девушка в платье горничной, стоявшая позади нее с корзинкой в руках, казалась напуганной. Владелец палатки, высокий человек с красным лицом и затаенной угрозой в глазах, стоял скрестив руки на груди и, по всей вероятности, отказывался их обслуживать.

Эван выступил вперед. Он чувствовал, что пойдет на все, защищая Лотту, беззащитную и дерзкую перед лицом надвигающейся опасности.

— Лотта, — позвал он, взяв ее за руку и пытаясь увести за собой, закрыть от враждебных взглядов толпы и опасности стать мишенью. — Поймите, ведь это глупо. Давайте уйдем отсюда и предоставим вашей горничной делать покупки для вас…

— Я была бы весьма благодарна, если бы вы не вмешивались, милорд, — свирепо огрызнулась она. Весь ее воинственный вид говорил о том, что она не потерпит никакого вмешательства. Она стряхнула его руку со своей и нарочито выступила вперед. — У нас еще не закончился разговор с этим джентльменом, — заявила Лотта, указывая на лавочника.

— Вы можете стать причиной большой потасовки, — вполголоса пробормотал Эван. Как она не видит той опасности, что ей угрожает? Как может отказываться от его защиты?

— А разве это не то, чего вы добивались?! — наигранно изумилась Лотта, бросив на него острый взгляд. — Вы хотели заварушки? — спросила она и повернулась к Ле Прево: — Месье Ле Прево, могу я попросить вас одолжить мне шиллинг?

— К вашим услугам, мадам, — ответил ей Ле Прево и, выступив вперед, с поклоном передал деньги Лотте.

Преувеличенная рыцарственность этого жеста заставила кое-кого в толпе улыбнуться. Эван почувствовал, что напряжение спадает, хотя настроение могло быстро измениться в любую сторону.

С благодарностью приняв предложенную монету, Лотта снова повернулась к торговцу.

— Вы видите разницу между этими двумя монетами? — приятным голосом спросила она, держа по монете в каждой руке.

Лавочник с подозрением посмотрел на нее, а затем отрицательно хрюкнул.

— Это потому, что они одинаковые, — продолжала Лотта. — Одинаковой цены. Вы принимаете одну из них и отвергаете другую. Понимаете, к чему я веду?

Все затихли, следя за разговором.

— Боюсь, вы затронули слишком сложный философский вопрос, — стараясь не улыбаться, заметил Эван.

— Не более чем простая экономика, — поправила его Лотта. — Мой шиллинг стоит ровно… один шиллинг.

— Это не ваш шиллинг, — выкрикнул кто-то в толпе, указывая на Эвана. — Он платит вам!

— И смею вас уверить, что я отрабатываю каждое пенни, — отрезала Лотта.

Намек на площадной юмор, понятный толпе, кажется, сработал. Смех рябью пробежал по рядам.

— Знаем! — снова выкрикнул кто-то еще. — Видели мы, как вы их зарабатываете.

На этот раз смех зазвучал намного громче.

Не успел подброшенный Лоттой шиллинг упасть на землю, как несколько оборванцев уже устроили свалку, пытаясь отнять его друг у друга.

— Я вижу, кое-кто не пускается в долгие рассуждения, — заметила она, наблюдая за схваткой.

Теперь уже смеялись все, и настроение людей изменилось. Лавочник тоже почувствовал это, нахмурившись еще больше. Лотта снова повернулась к нему:

— Итак, все, что у меня осталось, — эта монета. И та — не моя! Вы соблаговолите получить ее в обмен на те фрукты, что я выбрала?

— Я ничего не возьму от такой, как вы, — сквозь зубы пробормотал он.

— Да чего уж там, Сэм Джонс, — крикнули из толпы. — Хочешь быть благочестивым, а сам не без греха! Кто была та женщина, которую мы видели с тобой в «Подкове» на прошлой неделе? Уж точно не жена!

Передние ряды тут же весело захохотали, и смех охватил уже всех, кто собрался на площади. Лавочник с досадой отвернулся от нее. Худая женщина, протолкнувшаяся из задних рядов толпы, потянула Лотту за рукав.

— Я обслужу вас, мадам, — сказала она, коротко взглянув на Джонса. — Мужчины порой такие ханжи. Мои овощи гораздо свежее. Притом я никогда не пытаюсь обсчитать. Вот так, мадам.

— Спасибо, — ответила Лотта, улыбнувшись, будто солнце проглянуло сквозь облака. — Спасибо вам большое.

Наконец-то Эван с облегчением перевел дыхание, с плеч будто тяжесть свалилась. Поймав мельком ее взгляд, он понял, что и ей стало легче. В ней тенью промелькнул весь тот страх, который пришлось пережить: страх быть униженной, вновь подвергнуться оскорблениям у всех на глазах. Ее тонкие пальцы заметно дрожали. Перехватив взгляд Эвана, Лотта сжала их в кулачки и с вызывающим видом отвернулась. Весь ее вид демонстрировал независимость и отказ от его защиты и помощи.

Эван почувствовал, как что-то тяжелое и холодное давит на него изнутри. Он поступает как последний негодяй, навлекая на Лотту неприятности, для того, чтобы достигнуть своей цели. При составлении плана ее чувства в расчет не принимались. И вот сейчас, оказавшись свидетелем ее мужества перед лицом озлобленной толпы, он ощутил острый порыв раскаяния и горького сожаления. Использовать Лотту подобным образом вдруг показалось подлым и бесчестным.

Эван тряхнул головой, стараясь избавиться от лишних сантиментов. У него четкий план, построенный на ясном и холодном расчете, где нет места чувствам. Сейчас нельзя ошибиться. Ничто не должно стоять между ним и тем, как следует действовать, добиваясь освобождения сына и таких же, как он, запертых в преисподней узников.

— Бог мой, все могло обернуться не так счастливо, — сказал Ле Прево ему на ухо. — Мадам страшно рисковала, но действовала с умом. Мне понравился ее стиль.

Люди стали постепенно расходиться, вспомнив, что пришли на рынок за покупками. Многие на ходу все еще обсуждали детали последнего происшествия, которое всех немало позабавило. «В городке, где нет театра, приезд Лотты вполне заменил собой модную пьеску», — подумал Эван. Эта мысль должна была развлечь его, а вместо того он почувствовал странную опустошенность. Оглядевшись в поисках Лотты, он увидел, что она подошла к другому прилавку и выбирает свежие фрукты, сладко пахнущую рубиновую клубнику, бархатисто-сиреневые сливы.

— Спасибо, — ответила она на вопрос торговки. — Яблоки нам не нужны, мы выращиваем их в собственном саду. Можно попробовать абрикосы? О, как вкусно! — воскликнула она, рассмеявшись, когда сок брызнул ей на подбородок. Лотта утерлась рукой, которая сразу стала липкой. Глаза Лотты заблестели, щеки загорелись румянцем, лицо необычайно оживилось. — Мне полдюжины, пожалуйста.

Простое очарование Лотты помогало ей завоевывать сердца. Эван подумал, что десяти минут хватит для того, чтобы они все ели из ее рук. Некоторые торговцы сами протискивались поближе к ней, предлагая свой товар. Она торговалась и пересмеивалась с ними, а корзинка горничной становилась все тяжелее от фруктов и овощей, мяса и свежего хлеба. Оказалось, ее деньги пользуются большим спросом после всего произошедшего.

— Вы были великолепны, — сознался Эван, следуя за ней, когда они с Марджери наконец сделали все покупки.

Лотта быстро шла вперед, рассыпая благодарности и улыбки торговкам.

— Спасибо, милорд, — сказала она, холодно улыбнувшись. Тон был сдержанным, а улыбка не отразилась в ее глазах. Какое-то время она всматривалась в его лицо, будто читала в душе то, что ему хотелось бы скрыть или чего он сам еще не мог понять. Он пребывал в замешательстве.

— Зачем вы пытаетесь защищать меня? — спросила Лотта. — Это не входит в договор.

— Если вас растерзают на улице, это тоже не будет входить в договор, — с некоторой жесткостью ответил Эван.

— Вот уж не думала, что вас это волнует, — сказала Лотта. — Деньги в обмен на скандал — ведь этого вы хотели. Они могли бы расправиться со мной, показать с помощью гнилых овощей, что не одобряют мою аморальность. Наверняка весь город услышал бы об этом…

Эван схватил ее за руку, увидел, как в ее глазах заблестели слезы, голос прерывался. Лотту била нервная дрожь. Он притянул ее ближе. Она казалась такой уязвимой, маленькой и беззащитной в его руках, хотя и проявила силу и храбрость перед лицом обозленной толпы.

— Молчите, — проговорил Эван, прижимаясь губами к ее волосам. — Я не позволил бы этому произойти.

Она вырвалась, и потрясенный Эван увидел, что в ее глазах стоят слезы злости, а не страха.

— Как это похоже на вас, — едко заметила она, отворачиваясь. — Желая защитить, вы соблазняете меня с утра на виду у всех для того, чтобы вызвать вечером народные волнения? — Лотта говорила ровным голосом, не скрывая охватившей ее злости. — Не стоит забывать о том, что наш союз — не более чем деловое соглашение. Ваши деньги в обмен на мою дурную славу. Разумеется, вам не надо об этом напоминать? — добавила она и двинулась прочь.

Он остановил ее, снова взяв за руку. Марджери испуганно переводила взгляд с одного на другого. Поняв, что дело идет к ссоре, она прошмыгнула мимо и пошла вперед по дороге.

— Вы злитесь на меня, — ровным голосом произнес Эван.

— С чего бы? — хлестнула Лотта резким, холодным голосом.

Она стояла вполоборота к Эвану, прелестная в своем раздражении. Ее профиль, тонкий и нервный, щека с нежным румянцем. Эван внезапно почувствовал, как его сердце гулко стукнуло в груди. В эту минуту он не пожалел бы ничего, лишь бы, развязав атласные ленты шляпки и отшвырнув ее прочь, схватить ее и целовать до тех пор, пока не растает этот лед в ее глазах, уйдет отстраненность, прервется дыхание, и прежняя раскрасневшаяся и взъерошенная Лотта окажется в его объятиях.

— Вы злитесь, потому что я утром плохо обошелся с вами, — сказал он, понизив голос, помня о том, что впереди во всю прыть бежит Марджери. — Я очень виноват перед вами. Я был не прав, поступая с вами подобным образом.

Но Лотта уже закусила удила.

— Вы же оплачиваете счета, значит, вольны вести себя, как вам заблагорассудится.

— Что за чепуха, — возмутился Эван. — Ведь вы так не думаете, и я тоже.

Он сам не понимал, почему начинает злиться. Лотта повторяет его собственные слова. Да, они связаны деловыми отношениями. А не далее чем сегодня утром он размышлял о том, как свести отношения с Лоттой к простой, лишенной излишних эмоций связи. Он оплачивал только секс и скандал. Воспользоваться, заплатить за услуги и забыть.

Предельно честно. Но все пошло совершенно не так. Идея чисто деловых отношений перестала устраивать Эвана. Он вынужден признать, что уже с самого начала желал большего.

— То, что вы чувствуете, очень важно, — сказал он. — Не стоит притворяться.

— Мои чувства не должны вас волновать, — уточнила Лотта. Она старалась говорить ровным тоном, но Эван чувствовал чистую и горячую страсть, бьющуюся под деланым безразличием. — Стоящая любовница всегда подчиняется тому, что ей приказывают, поскольку ей за это платят. Такая любовница никогда не станет ни в чем упрекать, как бы с ней ни поступали.

— Мне не нужна такая любовница, — с усилием произнес Эван, сознавая, что одновременно удручен и обрадован этим признанием.

— В самом деле? — с сомнением спросила Лотта, резко повернувшись к нему. — Так каковы же ваши истинные желания, Эван?

Одно наэлектризованное напряженное мгновение, и взгляды темных и синих глаз встретились. Пробормотав проклятие, Эван потянулся к атласным лентам, отбросил чудную шляпку в сторону и приник к пухлым губам долгим поцелуем. Лотта приглушенно вскрикнула. Эван прижал ее к стене дома и продолжал целовать. Казалось, его губы и молили об ответе, и требовали его. Он почувствовал, как губы Лотты становятся все мягче под жарким натиском его поцелуев и она уже поддается ему. Горячая сладкая связь вновь между ними восстанавливалась. Этого Эван хотел больше всего. Лотта Пализер в его власти, и он будет обладать ею столько, сколько пожелает.

Он не прерывал поцелуй до тех пор, пока у обоих не перехватило дыхание. Его пальцы зарылись в ее волосы, бережно придерживая ее лицо так, чтобы дать возможность своим губам продлить поцелуй. Тело будто отяжелело. Жгучее желание, такое же как в Лондоне, обрушилось на него приливом, заполнив самые дальние уголки души, с неизбежной неотвратимостью.

— Все, чего я хочу, — это вы, Лотта Пализер, — признался Эван, с сожалением расставаясь с ее губами.

С минуту ее взгляд изучал его лицо, Эван не мог прочесть ее мысли. Потом она вздохнула.

— Вы извиняетесь, но не раскаиваетесь. Что ж, принимаю ваши извинения, — сказала она, тряхнув головой. — Черт бы вас побрал, Эван. Я изо всех сил стараюсь быть услужливой и покорной. Но вы провоцируете меня.

Он подхватил ее шляпку и несколько неуклюже завязал ленты у нее под подбородком. И снова поцеловал ее. Теперь она с готовностью ответила ему, подняла руки, опираясь на его плечи, и обняла, прильнув к его груди. Эван почувствовал, как она всем телом прижалась к нему. Желание нарастало, постепенно и неуклонно овладевая его существом.

— В общем, мы во всем разобрались, — подытожил Эван. — Мне не нужна покладистая любовница. Я хочу вас, а вы — меня, Лотта. Если я раздражаю вас — скажите! Откройтесь, будьте честны, не притворяйтесь, — предложил он и, не в силах сдержаться, снова поцеловал ее.

Горячая, быстрая кровь гулко застучала в жилах.

По тому, как дрогнули ее губы, Эван понял, что Лотта улыбнулась.

— Очень хорошо, — прошептала она. — Я буду честна и признаюсь, что мне нужно от вас в эту минуту.

Эван, отстранившись, взглянул в ее глаза и увидел в них горячий призыв. Жажда обладания охватила его с такой силой, что все тело выгнулось.

— Вы самая совершенная из всех любовниц, Лотта. Никогда в этом не сомневайтесь, — заверил он, положив ей руки на плечи. — Я говорил, как вы прелестны в это платье? Вы в нем похожи на тех добропорядочных домохозяек, которые спешат за покупками на рынок.

— Который является для них всего лишь предлогом, — тепло и призывно улыбнулась Лотта, выражая взглядом понимание, которое цепляло его, усиливая влечение.

Эван отметил в ее глазах радость триумфа. Она провела язычком по нижней губе, и он чуть не застонал от невероятного желания. Лотта играла с ним, с его желаниями, и это больше чем простое вожделение. Она стала его слабостью, и он не мог ничего с этим поделать.

— Вам хотелось бы снять с меня это платье и любить, как свою наложницу? — догадалась она. — Мне кажется, идея должна прийтись вам по вкусу.

У Эвана перехватило дыхание, она полностью прониклась его настроением. Он не мог понять, что за странную власть имеет над ним эта женщина. Не то чтобы ему хотелось настолько ослабить контроль над своими чувствами, просто он не мог больше сопротивляться, не хотел.

— Ваше платье так возбуждает меня, — сдерживаясь, пробормотал он. — Оно просто сама скромность.

— Не то что его чересчур развращенная хозяйка, — заметила Лотта.

Эван схватил ее за руку и последнюю сотню ярдов, которые оставались до Монастырского приюта, они почти пробежали. Последнее, что запомнила Лотта после того, как Эван, стремительно ворвавшись, со стуком захлопнул за собой дверь, потрясенное лицо Марджери, которая поспешила укрыться в безопасной кухне. Он начал страстно целовать Лотту, вновь открывая для себя ее запах и вкус, сладость прикосновений. Его волновали бархатистость ее кожи и полнота ее губ. Он должен был утолить эту беспощадную жажду, в то время как ее забавляла эта спешка и неуклюжесть. Эван подхватил ее и понес вверх по ступенькам в маленькую уютную спальню в мансарде, в которой каким-то чудом прекрасно уместилась невиданных размеров кровать, задрапированная пологом. Эван мысленно поблагодарил себя за предусмотрительность. Здесь наконец-то он сможет сорвать с нее это элегантное светло-зеленое платье и, обнажив цветущее тело, войти в нее. Даже достигая цели, чувствуя наслаждение от каскада, извергшегося из него, вспышки, прожегшей его душу, Эван ощущал потерю. Он не мог все до конца осознать, не желал осознавать и не сумел бы никогда в этом разобраться. А если ему это удастся, он пропадет навсегда!

Глава 10

Лотта наняла коляску в конюшнях на Блэк-стрит, чтобы прибыть вечером в гостиницу «Медведь», в двухстах ярдах от дома. Ей предстояло присутствовать на обеде, который Эван устраивал в ее честь в кругу французских офицеров. Для дебюта она выбрала лучшую из колясок, которые ей только могли предложить. Правда, выбор не столь уж велик, но Лотте удалось подобрать то, что отвечало ее представлениям о качестве. Усаживаясь с помощью лакея в экипаж, Лотта подумала о том, что Эван еще не представляет, насколько дорого она ему обойдется. Даже в такой тихой заводи, как Вонтедж, следовало задавать тон. Владелец конюшен, видимо прослышав о ее скандальной репутации, прислал за ней возницу, который явно годился ей в прадедушки, и лакея, по всей видимости, на день моложе. Все это ее очень позабавило.

В гостинице было тихо. Лотту проводили в отдельный обеденный зал на первом этаже, где ее встретили Эван и группа французских офицеров в красивых синих мундирах. Иных посетителей не было. Лотте прежде никогда не приходилось видеть Эвана в мундире. Ей вообще нравилась темно-синяя с красными вставками на плечах форма, которая очень ему шла. Широко скроенная в плечах и сужающаяся к талии, она только подчеркивала его крепкие бедра. Его товарищи французы выглядели рядом с ним как тонконогие лягушки в обтягивающих лосинах. При взгляде на Эвана у Лотты перехватило дыхание.

— Бог мой, — непринужденно вскричала она, приближаясь к Эвану, — вы являете собой картину, способную вызвать определенные чувства в британцах. Я имею в виду, сильное патриотическое отторжение в мужской среде. Другое дело — дамы.

При виде ее офицеры замолчали, затем с поразительной готовностью все как один вскочили, выказывая свое уважение. Каждый из них соперничал за право с поклоном поцеловать ее руку, усадить за стол. Губы Лотты подрагивали.

— Признаться, никогда мое появление не встречали столь восторженно, — сдержанно сказала она. — По крайней мере, с моего дебюта в восемнадцать лет. Вы совершенно вскружили мне голову.

Она была польщена искренностью теплого приема, определенно не связанной только с желанием доставить удовольствие Эвану. Лотта была одета по случаю приема в платье глубокого синего цвета, которое гармонировало с формой Эвана. При этом оно совсем не напоминало скучные респектабельные наряды зрелых женщин, утонченно элегантное, сдержанно открытое и окантованное по линии декольте тончайшим прозрачным кружевом, сливающимся по тону с кожей. Шелковые юбки растекались шуршащей волной у коленей. Волосы были убраны в высокую прическу, скрепленную сапфировой заколкой так, чтобы точеная шея оставалась полностью открытой. Лишь один шелковистый локон спускался по плечу на высокую грудь. Добрые горожане Вонтеджа, скорее всего, затруднились бы объяснить, в чем заключается сомнительность этого наряда. Тем не менее один взгляд на него заставил бы их утирать холодный пот. На молодых офицеров, видимо, ее платье также произвело впечатление. У некоторых из них глаза широко раскрылись от потрясения, другие потихоньку утирали вдруг покрывшуюся испариной шею, запустив пальцы под воротник, будто он слишком тесен.

Эван по очереди представил Лотту каждому из своих товарищей. С Ле Прево она уже была знакома, но в компании оказался еще один человек, которого она знала еще с прежних времен. Капитан Оуэн Печейс, ходивший на корабле «Морская ведьма», с готовностью выступил вперед, чтобы поприветствовать ее с обычной непринужденной грацией.

— Капитан Печейс! — воскликнула Лотта, привстав на цыпочки, чтобы поцеловать его в щеку.

Она затянула объятия несколько дольше, чем того требовали приличия, краешком глаза наблюдая за реакцией Эвана. Лотта не могла не отметить про себя, что Оуэн Печейс очень хорош. Они познакомились еще до ее развода. В те времена она была очень даже не прочь поболтать с ним о том о сем. Так случилось, что Печейс пытался ухаживать за ее лучшей подругой Джоанной Грант.

Лотта поймала на себе насмешливый взгляд синих глаз Эвана. Она знала, что он слишком хладнокровен, чтобы выдать свое неудовольствие, если она флиртует с другим. Вряд ли он станет ревновать, даже если Печейс окажется ее бывшим любовником. Она уже наблюдала подобную картину в Лондоне, когда они столкнулись с Джеймсом Делвином. Эван слишком уверен в себе, пожалуй, даже самоуверен, чтобы бояться соперников. Лотта почувствовала легкий укол самолюбия от того, что ей не удается пробудить в нем ревность собственника.

Озорные чертики плясали в глазах Оуэна Печейса, когда он поцеловал ей руку и отступил назад.

— Я сомневался, стоит ли просить о возобновлении знакомства. Боюсь, как бы Сен-Северин не вызвал меня на поединок, — произнес он южным говором, растягивая слова. — Но это такое удовольствие видеть вас снова! — добавил он, скосив взгляд в сторону с самым комическим выражением лица.

— Я тоже ужасно рада нашей встрече, капитан Печейс, — ответила с улыбкой Лотта. — Я вижу, ваша хваленая удача оставила вас, раз вы оказались в компании этих разбойников.

— Вы не правы, мадам, — печально согласился Печейс, придвигая ей стул и усаживая рядом с собой. — Я попал в плен в первом же бою. Чертовски неудачное плавание.

— Но Печейс умолчал о том, что захватил два британских фрегата перед тем, как им удалось шальным выстрелом снести мачты его корабля.

— Но ведь вы, вне всякого сомнения, сражались на стороне Британии против французов в битве при Трафальгаре? — уточнила Лотта, с улыбкой принимая бокал вина из рук застенчивого молодого офицера. — Как вы оказались в лагере противника?

— Я не сражался на стороне французов, мадам, — ответил Печейс, метнув сердитый взгляд на Ле Прево, который насмешливо поднял свой бокал. — Может быть, я авантюрист, но у меня есть принципы. Я сражался на стороне янки в битве при Йорке. Нашим противником были британцы под командованием Брука, — сказал он, задумчиво потирая затылок. — Британцы слишком заносчивы, мадам. Я готов заявить об этом во всеуслышание. Мы, американцы, не любим тех, кто пытается диктовать, с кем мы должны торговать, насильно вербует наших граждан в свой флот.

— Вот и результат — вы здесь, плечом к плечу с французами. И ирландцами, — добавила она, бросив взгляд в сторону Эвана.

— Зато я в прекрасном обществе, — с иронической усмешкой заметил Печейс. — Иначе бы было ужасно грустно!

— Здесь неподалеку, в Тайвертоне, на поселении живет один знаменитый датский капитан капера. Похоже, все нации объединились против британцев в эти дни, — сказал Эван.

— Неужели все так не любят нас? — с ноткой горечи в голосе спросила Лотта. Политика никогда не была ее страстью, но сейчас она начинала чувствовать себя неким угнетенным меньшинством. Ей вспомнились инструкции Тео. Необходимо запоминать. Но все это так трудно и запутанно. И даже не очень интересно. Тео неплохо принять это во внимание, прежде чем давать подобные невыполнимые задания.

— Так и есть, мадам, — рассудительно продолжал Печейс. — Британцев не слишком-то жалуют, но сегодня мы горим желанием сделать исключение. Для вас.

Беседа о текущих событиях на фронтах становилась все оживленнее. Лотта старалась прислушиваться и вникать, хотя все казалось таким запутанным и скучным. По всем признакам французы проигрывали, хотя Ле Прево с жаром доказывал, что все это лишь необъективное освещение фактов в британских газетах.

— Мы получаем газеты тремя днями позже, все могло уже измениться, — сухо заметил Печейс.

Лотта вдруг поймала на себе взгляд Эвана, полный нескрываемого удивления. Жар пробежал по ее телу, чувство вины всколыхнулось внутри. Не из-за того, что она предала его. Пока нет. Как раз сегодня днем Лотта собиралась написать Тео, но Эван продержал ее в постели несколько часов. После этого ей было необходимо принять ванну, вымыть и причесать волосы, одеться и подготовиться к предстоящему обеду. Это заняло еще три часа. Потому не хватило времени на шпионаж, что в общем-то хорошо. Докладывать брату, в сущности, нечего.

Лотта из-под ресниц бросила быстрый взгляд на Эвана. Сегодня утром она сильно разозлилась на него и не смогла скрыть это. А она всегда старалась быть такой, какой ее желали видеть: прелестным ребенком, престижной женой, послушной сестрой и желанной любовницей. Возможно, так продолжалось бы и дальше, если бы Эван ей не нравился. Она смогла бы подыграть и притвориться, однако приходилось бороться со своими чувствами. Ей хотелось, чтобы Эван уважал ее, если уж надеяться на любовь нет смысла. При этом она собиралась предать его, донести обо всем властям. Лотта понимала, что поступает лицемерно, и ненавидела себя за это.

Она выбирала на большом блюде с жареными во фритюре лягушачьими лапками самые лакомые кусочки. Их добавили в меню «Медведя» специально для французских гостей. Чувство вины не покидало Лотту. Она раздумывала над тем, не стоит ли рассказать обо всем Эвану. Тео обещал ей вернуть все то, что она потеряла. Вернее, большую часть из того, что еще можно было вернуть, — деньги, дом, положение в обществе. Она переживала, испытывая болезненное желание вырваться из капкана, в который попала. Эван, напротив, не обещал ничего, кроме постели, да и то на время, она ничего не должна ему. Их объединило физическое влечение и ничего более — ни доверия, ни чести. В то утро, когда они поссорились, Эван сказал ей, что ему хотелось бы большей открытости. Конечно, об этом не могло идти и речи, если она станет выполнять поручения Тео. Его задание, как свинцовая гиря, повисло на ее совести.

Но вопреки тому что Лотта понимала краткость их союза, оказалось невероятно трудно решиться обмануть Эвана, разобраться в причине смятения, воцарившегося в ее душе. Наверняка она знала только то, что ей очень не нравится чувствовать себя виноватой и одинокой. Вот к чему приводит лицемерие.

Эван улыбнулся и поднял свой бокал, приветствуя ее. Лотта зарделась, как молоденькая девица, получившая комплимент от симпатичного поклонника. Она улыбалась Эвану, видя в его глазах жар обещаний и чувствуя, как перехватывает дыхание в груди. Если взяться вовремя за ум, то и впрямь можно сойти за девственницу.

— Мисс Пализер вряд ли интересны наши разговоры о политике и войне, — с особенным выражением произнес Эван. — Постараемся сменить тему разговора на сегодняшний вечер, чтобы не заставлять ее скучать, господа.

— Что вы, господа, я вовсе не возражаю, — поспешно возразила Лотта. — Если размещение орудий или кавалерийских полков может послужить темой для общей беседы, умоляю, пусть мое присутствие не останавливает вас.

— И не подумаем, моя дорогая, — заверил Эван, глядя на нее искрящимися от сдерживаемого смеха глазами. — Вы должны извинить нас. Отсутствие общества и развлечений невольно возвращает к единственно доступному способу скоротать время — беседам о политике.

— Кстати, о развлечениях, — вступил в разговор Ле Прево. — Возможно, мадам покажется интересным принять участие в нашей утренней вылазке? Мы совершаем верховые прогулки до окраин города каждое утро в восемь, мадам. Это помогает не залеживаться в постели и поддерживать какую-то дисциплину. Однако нам не позволено удаляться больше чем на милю от города, иначе нарушаются условия содержания. Но может быть, Сен-Северину будет теперь труднее присоединиться к нашему отряду, — предположил он, взглянув на Эвана.

— Вот уж не думаю, что лорд Сен-Северин из тех, кто залеживается допоздна в постели, — рассмеялась Лотта.

— Что ж, по крайней мере, до сих пор так и было, — с улыбкой ответил ей Ле Прево. — Боюсь, теперь у него появился большой соблазн остаться возле вас, а не скакать по полям в нашей компании, — любезно прибавил он, взяв Лотту за руку. — Кто бы из нас не предпочел дарить свое время и внимание прекрасной даме в ущерб мужским забавам?

— Жак, — шутливо взмолился Эван. — Если ты пытаешься соблазнить мисс Пализер, умоляю, не делай этого прямо у меня под носом.

— Говорят, любовь и война требуют честности, — смиренно пожав плечами, заключил Ле Прево и поцеловал затянутую перчаткой тыльную сторону ладони Лотты. — Я намного богаче Сен-Северина, мадам. Помните об этом, — коварно добавил он.

— Достаточно, месье, я не ставила перед собой задачу выбрать покровителя, — заявила Лотта и сдержанно улыбнулась. — Но буду помнить о вашем великодушном предложении.

На этом беседа на время прервалась, так как подали дичь. Несмотря на то что блюдо оказалось несколько жестковато, было очевидно, что обслуга «Медведя», а в особенности молоденькие служанки, совершенно очарована этими красивыми, хорошо воспитанными и такими богатыми постояльцами. Национальность в данном случае никого не интересовала.

Лотта весело болтала с лейтенантами Маре и Дюво, которые выглядели так молодо, словно еще никогда не брились. Они были внимательны к ней и, казалось, совершенно очарованы ее шармом, прелестью и умением вести беседу. У Лотты закралась мысль о том, что для них угодить любовнице Эвана — способ завоевать его расположение. Конечно, в их глазах он был чем-то вроде героя.

— Вы бы видели лорда Сен-Северина, когда он вел нас в атаку в битве при Фуентес-де-Оньоро, мадам, — восторженно рассказывал Маре. — Он — лихой кавалерист, прекрасный наездник. Если бы я располагал хоть четвертью его таланта, был бы счастлив!

— Удивительно только, что лорд Сен-Северин попал в плен всего через час после начала атаки, — заметила Лотта.

— Этого бы не произошло, не будь полковник Бено таким дураком и не потеряй он того преимущества, которое завоевал Сен-Северин… — презрительно фыркнул Маре.

— Несомненно, это вина Бено, — с жаром поддержал его Дюво. — Его атаковали по левому флангу…

И они принялись реконструировать на обеденном столе поле битвы, используя солонки, перечницы и столовые приборы в качестве реквизита.

— Вам еще не наскучили военные коллизии, моя дорогая? — осведомился Эван, склонившись, чтобы наполнить ее бокал. — Дело в том, что не было согласованности в тактике, — довольно сухо подытожил Эван.

— Должно быть, я не умею вас развлечь, коль скоро мы все сидим здесь, вспоминая старые битвы, — сказала Лотта. — Неужели до сих пор никто не нарушил условий поселения, чтобы снова вернуться в драку?

— Обязанность каждого, в ком есть благородство, постараться бежать, — ответил Маре, закуривая.

— Не вам об этом говорить, — заметил Дюво. — Вам едва удалось добраться до побережья. А закончилось тем, что вы угодили прямо в тюрьму за все свои старания.

— Лучше пытаться и потерпеть неудачу, чем просиживать задницу уже без малого шесть месяцев, ничего не предпринимая.

— Вы тоже так считаете, полковник Ле Прево? — поинтересовалась Лотта.

Она заметила, что старшие офицеры предпочитали помалкивать, в то время как молодежь ожесточенно спорила между собой. Оуэн Печейс заинтересованно рассматривал бокал с вином, наклоняя его так, чтобы заставить свет свечей играть в вине. Эван сидел, откинувшись в кресле с расслабленным видом, но Лотте показалось, что он пытается скрыть внутреннее напряжение. Возможно, он думал об Арланде. Ей приходилось слышать о побегах из тюрем, но это было крайней редкостью. Британские власти управляли тюрьмами со стальной непреклонностью.

— Мадам, я старательно избегаю думать обо всем, что требует слишком больших усилий. Тем более о побеге, — с улыбкой ответил Ле Прево. — В конечном счете мне не хочется усложнять себе жизнь.

— Стыдитесь, Ле Прево, — рассмеявшись, сказал Печейс. — Под Маренго вы, вне всякого сомнения, вели себя очень решительно.

— Не стану отрицать, — слегка пожав плечами, заметил Ле Прево. — Но с тех пор я потерял охоту к кровопролитию. Здесь меня все вполне устраивает.

Шепот неодобрения прошел среди офицеров. Лотта заметила, как Эван, откинувшись назад в своем кресле, сделал большой глоток вина. Он не произнес ни слова. Потом их взгляды встретились. Она поняла, что его синие глаза светятся насмешкой, абсолютно уверенная, что он знает о ее намерениях.

— Ну что ж, — сказала она, пожав плечами. — Думаю, мое пребывание здесь не будет оживлено таким событием, как побег. А жаль — это бы очень развлекло.

Лотта демонстративно повернулась вполоборота к Эвану, чтобы хоть как-то прикрыться от его слишком внимательного взгляда, и стала беседовать с капитаном Ле Грандом, худым, видимо, страдающим гастритом, почтенного вида человеком, вхожим во многие дома городской знати в качестве учителя танцев.

— Местные барышни учатся с большим удовольствием, не то что молодые люди! Уф! Обе ноги левые и никаких способностей. Родители упрекают меня, но на самом деле эти парни просто родились без намека на чувство ритма! — воскликнул он патетически, воздев руки к небу.

— Боюсь, вы правы, — сочувственно поддержала его Лотта. — Помню, мне оттоптали ноги, когда я впервые выехала на бал в Олмаке. Думала, не смогу неделю после этого ходить.

За дичью последовал картофельный пудинг под винным соусом, плотный и сладкий, с пряным привкусом, как у домашнего печенья, не отличавшийся изысканностью и очень тяжелый для желудка.

— Боже мой! — удивленно воскликнула Лотта. — Вонтедж и впрямь застрял в прошлом веке. Мне не доводилось пробовать картофельный пудинг с самого детства!

Она повернулась, чтобы поговорить с офицером, который сидел по левую руку от нее. Он был молод, едва ли не самый молодой из присутствующих за столом. Его звали Пол Сантер, и он еще ни разу не принял участия в общей беседе. Он стеснялся и, видимо, боялся ее. Постепенно Лотте удалось разговорить его, и он признался, что пишет пьесы для театра, в которых с удовольствием принимают участие некоторые офицеры. Он сам пишет и слова, и музыку, Ле Гранд ставит танцевальные номера. Уже прошло одно представление для жителей Вонтеджа и даже имело успех. Сначала Пол растерялся, когда Лотта обратилась к нему по-французски. Юноша рассказал о своей овдовевшей матери, двух сестрах, ферме в Бретани и о том, как они гордятся, что их сын и брат сражается за свою страну.

Лотта пожалела, что взяла на себя роль наперсницы столь неопытного и молодого человека, но мужественно выслушала его рассказ до конца, стараясь не зевать и выказывать надлежащее сочувствие.

Пудинг убрали, и наступило время портвейна.

— Вы простите меня, господа, если я не стану вас покидать, — улыбнулась Лотта. — Поскольку здесь нет других дам, с кем бы я могла выпить чаю, и так как я тоже люблю выпить немного портвейна, прошу вас не стесняться моего общества.

Похоже, ее общество не тяготило господ офицеров. Они с энтузиазмом приняли слова Лотты и передали графин с портвейном. Затем, устроившись удобнее, они воздали должное восхитительному напитку. За ним последовало неважное бренди, вызвавшее всеобщее неудовольствие. Беседа потекла более непринужденно, перемежаясь непристойностями. Одна из служанок вошла в зал и уселась на колени к Дюво, другая — рядом с Маре, положив руку ему на бедро. Сантер с ужасом, а Ле Гранд неприязненно смотрели на все происходящее.

— Я думаю, мне пора, — заявила Лотта как раз в тот момент, когда девица начала целовать и ласкать Маре. — Все же я отношусь к более высокому разряду куртизанок, чем эти. Удивительно, что владелец «Медведя» позволяет им работать в его гостинице. Считается, что это вполне уважаемое заведение, — продолжала она, в сопровождении Эвана спускаясь с широкого крыльца «Медведя» к ожидавшей их коляске.

— Ничего нового — деньги всегда заглушают протестующие голоса, — заметил Эван. Он помог Лотте подняться в коляску, а затем сел сам. — Несмотря на услужливость некоторых горничных, не осталось ни одного из моих товарищей, кто бы ни позавидовал мне.

— Ну, если только месье Ле Гранд. Он считает вас всех довольно развращенными. И бедняга Сантер. Он, наверное, придет в ужас, если его поцелует женщина.

— Вы были очень добры к парню, — сказал Эван.

— Добра? — возмутилась Лотта. — Ничего подобного!

— Хотелось бы верить, — с веселыми искорками в глазах произнес Эван, — что, глядя на вас, он просто припомнил свою матушку.

— Матушку! — воскликнула Лотта. — Вам не кажется, что это вряд ли сможет сойти за комплимент, милорд?

Эван рассмеялся, взял ее руку и, сняв с нее перчатку, поцеловал ладонь.

— Я видел, как вы наслаждались этой ролью, — прошептал он, прижимаясь губами к ее обнаженной коже.

— Нет! Уверяю, вы ошиблись во мне, милорд, — торопливо возразила она, чувствуя, как каждое прикосновение маленькими иголочками покалывает ее руку. — На всей земле не найти менее склонного к доброте человека. Ко всему прочему я лишена материнского инстинкта!

Эван задержал ее руку в своей, перебирая тонкие пальцы.

— Прекрасно, — согласился он. — Я доверяю искренности ваших возражений. Сегодня вечером вы были совершенно неотразимы. Все ослеплены вашей красотой, — продолжил Эван уже совершенно другим тоном.

— Спасибо, — сказала Лотта, успокаиваясь.

Нетрудно догадаться, что Эван просто поддразнивает ее с Сантером, но в глубине души она понимала, что Сантер вполне годился ей в сыновья. Ей припомнились колкие замечания миссис Тронг по поводу критичности ее возраста, и все затрепетало внутри. Возможно, пока у Эвана нет к ней претензий как к любовнице, но ведь все так ненадежно в таком возрасте. Нет ничего печальнее потасканной стареющей проститутки, и пусть она лучше умрет, чем опустится столь низко! Гораздо более разумно сейчас поработать на Тео и обеспечить себе надежное будущее.

Предательство…

Она снова невольно вздрогнула.

— Так, значит, вы и вправду готовы совершать верховые прогулки по утрам в нашей компании? — спросил Эван. Его лицо скрывалось в тени, но Лотта понимала, что он внимательно следит за ней. — Если да, то я договорюсь о лошади для вас в платной конюшне.

— Да, мне бы ужасно этого хотелось, милорд, — ответила она, стараясь держаться уверенно под прицелом дьявольски проницательных синих глаз. Лотта сделала над собой усилие, придав голосу легкомысленный и беспечный тон. — Но есть одно затруднение. Мне бы пришлось вставать утром в такой невыносимо ранний час, боюсь, это ставит под вопрос мое участие в ваших вылазках.

Эван улыбнулся. Ее сердце екнуло в груди от тепла этой улыбки.

— Но вы могли бы попытаться, — мягко настаивал он.

— Невозможно, — ответила Лотта. — Вы говорите как человек, не имеющий представления о том, как много чисто женских проблем придется решить.

— Ладно, но, по крайней мере, верхом-то вы ездить умеете? — поинтересовался Эван.

— Не слишком хорошо, — чистосердечно призналась Лотта. — Последний раз я ездила верхом на Шпицбергене, когда познакомилась с капитаном Печейсом.

Последовала короткая пауза.

— А, — сказал Эван, — а то я удивился…

— Вы не спрашивали, — уточнила она.

— Мы договорились еще в Лондоне, что я не стану интересоваться вашими прошлыми грехами, — сказал Эван. Пожалуй, его голос звучал совершенно равнодушно.

— Вам действительно не безразлично? — Лотта уже начинала ненавидеть себя за этот вопрос и за этот умоляющий тон. Но было поздно?

— О да, — со странным смешком ответил Эван. В его голосе послышались стальные нотки, которые заставили ее похолодеть и одновременно ощутить возбуждение. — Мне в самом деле не все равно. Не заблуждайтесь на мой счет, — снова, коротко рассмеявшись, продолжил он. — Меня не занимает — не слишком занимает — этот щенок, Джеймс Делвин. Он не более чем мальчишка. Но вот Печейс… — Эван сделал паузу. — Печейс — мой друг. Потому… — Повернувшись, он окинул ее задумчивым взглядом, от которого у Лотты похолодела спина. — Не желаете сказать правду? Не хотелось бы вгонять в него пулю, не имея на то серьезных оснований.

— Вы не можете всерьез думать об этом, — сглотнув, испуганно произнесла Лотта.

Эван лишь пожал плечами. Жаркий вечерний воздух казался наэлектризованным от его напряжения. Он несколько передвинулся, позволяя своему большому телу более удобно расположиться на узком сиденье.

— До встречи с вами не было ничего, что я не простил бы ему. Но теперь вы моя, и не должно существовать ни Ле Прево, ни Печейса, ни кого бы то ни было другого. Я купил вашу преданность и не потерплю обмана.

Наступила тишина.

— Вам не стоит беспокоиться о Ле Прево, — честно созналась Лотта. — Он не в моем вкусе. Чересчур хорош.

— Какая жалость! Для него. А как насчет Печейса? — спросил он, выждав минуту.

— Он мне нравится, — просто сказала Лотта, несмотря на некоторое искушение уклониться от ответа.

Это чувство собственника, проявившееся в Эване, было новым для нее и очень льстило ее самолюбию, удовлетворяя тайное желание. С другой стороны, опыт подсказывал ей, что следует избегать опасного желания разжигать в нем ревность. Сегодняшний вечер проявил в нем весьма опасные качества, и она не станет их провоцировать.

— Мы никогда не были любовниками, — пояснила Лотта. — Я знакома с капитаном Печейсом, поскольку мы плыли на одном корабле на Шпицберген. Больше мне нечего добавить. Так что у вас нет повода вызывать его на дуэль, милорд.

Лотта почувствовала, как спало напряжение, висевшее в воздухе, и немного перевела дух.

— Не так уж часто вы проявляете свои чувства, — заметила она. — Я могла бы поклясться, что вы не примете это близко к сердцу и, возможно, посмеетесь, надумай я сбежать с другим.

В ответ он привлек Лотту к себе и стал целовать. Дыхание на мгновение покинуло ее. Он осыпал ее шею и щеки легкими поцелуями, прижимаясь губами к нежной ямочке под ухом, смахнув тонкие завитки волос, выбившиеся из прически.

— Я не стану делить вас ни с кем, — тихо произнес он, проводя кончиком языка по ее ключице. Лотта затрепетала в его руках. — Вы моя, Лотта.

Это не было признанием в любви в обычном смысле этого слова, однако большее из того, на что она могла рассчитывать, и приносило удовлетворение, заставляя желать лучшего.

Пальцы Эвана заскользили по кружеву корсажа.

— Еще одно скромное платье, — усмехнулся он. — Вы делаете все, чтобы соблазнить меня.

Его рука была уже на ее груди. Лотта почувствовала, как твердеют соски под его ладонью. Она невольно выдохнула, а Эван прильнул к ее губам долгим и глубоким поцелуем. Корсаж уже был опущен, чтобы не мешать его пальцам ласкать и дразнить ее грудь. Лотта чувствовала, как теряет способность управлять своими чувствами. Часто ее отношения с мужчинами основывались на хорошо просчитанной чувственности, она проделывала это каждое утро, умышленно соблазняя Эвана, заставляя желать ее. Все потому, что его желание давало уверенность в себе и своей безопасности. В отличие от большинства ее любовников у него хватило бы темперамента поменяться ролями и заставить ее жаждать продолжения. Но, надо сказать, у нее не было желания противиться его воле. Лотта подумала, что грех еще никогда не казался ей столь сладким.

Ее голова медленно склонялась на подушки кареты, по мере того как его губы заменили пальцы на ее груди. Эван осторожно, будто пробуя на вкус, прошелся языком по теплой коже, сжимая в руках это выгнутое страстью тело. Ее кожа с мучительной чувствительностью воспринимала каждое его прикосновение. Соски затвердели, и жестокое желание упругой пружиной распрямлялось где-то внутри. Но она знала, что Эван не станет торопиться удовлетворять его. Чем сильнее она трепетала в его руках, тем более жгучим было его наслаждение.

Короткий стон вырвался у Лотты, когда руки Эвана соскользнули с ее плеч, спуская корсаж платья еще ниже. Теперь она была обнажена до талии. Руки похолодели, она вся дрожала и чувствовала себя уязвимой. Много раз ей приходилось выставлять себя напоказ в платьях, которые едва ли что-то скрывали. Странно, но Эван обладал искусством так расчетливо обнажать ее тело, что каждый его взгляд и прикосновение вызывали в ней чувство крайней незащищенности. Он снова склонился над ее грудью, дотрагиваясь, пощипывая и вытягивая жесткие бугорки сосков до тех пор, пока она не застонала. Его рот, горячий и открытый, тут же прильнул к ее губам.

— Молчите, — прошептал он, и Лотте почудился смех в его голосе. — Наш возница слишком стар, чтобы выдержать шок, если услышит вас.

Сознание Лотты как-то откликнулось на его слова, хотя его рука была уже под ее юбками, нащупывая влажную, горячую сердцевину. Он стиснул ее пальцами, доставив нестерпимое наслаждение, быстрое, длящееся всего лишь момент и влекущее за собой следующее, пока не захотелось закричать. Обнаженная кожа спины чувствовала прикосновение шершавого бархата сиденья и холодок вечернего воздуха. Движения Эвана становились разочаровывающе легкими, и Лотта знала — ничто не заставит его изменить себе. Он позволит ей дойти до конца, лишь когда сам будет к этому готов. Лотта испытывала мучительное наслаждение, которое ее тело молило разрешить.

Она изогнулась в его руках, желая закончить, но он только замедлил движения, превратив в легкие прикосновения, продляя ее сладкую муку и делая нестерпимым желание достигнуть вершины блаженства.

Дрожь сотрясала все ее тело, мускулы живота сжимались в отчаянной попытке достигнуть удовлетворения. Эван на мгновение прервал движение. Кожа Лотты горела от возбуждения, разум помутился от страстного желания. Она почувствовала первые вибрирующие толчки внутри себя. Эван, угадав ее готовность, сделал новое движение так, что она выкрикнула ему что-то отчаянное и молящее, отвергающее всякую гордость. Новый спазм обрушился на ее тело и отступил, унося с собой чувство реальности. Эван подхватил ее на руки, целуя с чувством торжествующего победу собственника. Его пальцы продолжали ласкать ее. Все существо Лотты растворилось в невыразимом наслаждении, столь изысканном, что боль страсти переливалась в желанное удовлетворение. Казалось, она не могла остановить отголоски счастливой дрожи внутри, отдавая свое потерявшее волю, обессилевшее тело в его руки.

— Странно, но ни с одной из женщин я не стал бы сдерживать себя. А вот с вами, Лотта… — признался он, зарывшись губами в ее волосы. — Меня поглотило потрясающее чувство собственника, которое по силе сравнимо лишь со страстью обладания вами, — задумчиво произнес Эван, остановившись ярко заблестевшими глазами на ее лице. — Но несомненно одно — если погаснет один из нас, то же произойдет и с другим.

Молчание повисло в карете. Лотте казалось, что наслаждение отступает из ее тела, как волна прилива. В голове прояснилось, сознание восстанавливалось, холодное и трезвое, голос сердца умолк.

— Несомненно, — согласилась она. Спущенный корсаж начал ее смущать, и Лотта поспешила восстановить разрушенную гармонию. Она негодовала на себя за то, что все еще ощущала отголоски любовного трепета.

Всего на одно краткое мгновение ревность, которую продемонстрировал Эван, подняла и согрела ее, обманув своей силой. Но ревность еще не любовь, а всего лишь примитивное предъявление прав на нее. Глупо путать такие разные понятия. Лотта понимала, что Эван испытывает к ней сильное плотское желание. Это не более чем похоть, которая горит неровным пламенем и угасает, оставив после себя горстку холодного пепла.

— Не желаете вернуться ко мне сегодня ночью? — спросила Лотта, легко касаясь его руки. Ни на секунду ей не хотелось бы показать ему свою боль.

— Нет, — после некоторой паузы ответил Эван. Лотте почудилось, что он улыбнулся, хотя она не могла в точности разглядеть в темноте. — У меня еще есть работа, вы будете только отвлекать меня от нее.

— Работа? — переспросила она. — Как это?

— Буду писать письма… — уклончиво ответил Эван. Лотте показалось, что он намеренно не стал объяснять деталей. — Также следует подготовиться к разговору с мистером Дастером, который отвечает за соблюдение правил нашего пребывания здесь, — закончил он, быстро и легко поцеловав напоследок, перед тем как покинуть карету. — Прошу извинить меня… До завтра.

— До завтра, — сказала Лотта.

Короткое путешествие в Монастырский приют показалось ей невероятно одиноким. Сидя в темноте кареты, она не вспоминала слова Эвана о чувствах к ней, пытаясь понять, что за работа может ожидать его сегодняшней ночью. Ей было бы легче думать об этом, чем допустить воспоминание о больно ранящих словах насмешки и презрения.

Значит, дела и письма… Как раз то, что требуется для Тео.

И то, что Эван никогда не станет обсуждать с ней.

Сомневаться не приходится, Эван слишком закрытый человек, ему никогда не придет в голову делиться чем-либо с ней, в особенности секретами, от которых может зависеть его жизнь. Нужно быть очень наивной или совершенно его не знать, чтобы на что-то надеяться. Лотта знала, что Эван не доверяет никому, и меньше всего ей.

Она снова припомнила события сегодняшнего вечера, особенно так поразивший холодный и оценивающий взгляд его синих глаз, который не раз останавливался на ее лице. Она даже поежилась от неприятного чувства и была почти уверена в том, что он подозревает ее. И это при том, что ничего плохого она еще не совершила. Когда дойдет до дела, следует соблюдать крайнюю осторожность. Теперь в ней созрела решимость предать его в пользу Тео. Сегодняшний вечер полностью развеял последние сомнения. Эван с пренебрежительной легкостью сказал ей о том, что будет, когда его желание иссякнет. Не стоит дожидаться столь печального финала. Она проявит волю. Она оставит его первой.


Стоя на ступенях «Медведя», Эван смотрел вслед скрывшейся из вида карете. Лотта оправдывала звание невероятно дорогой любовницы, но она стоила каждого вложенного в нее пенни, не давая ему ни на минуту заскучать. Губы Эвана скривились в невольной усмешке. Расположение батарей? Кавалерийские маневры? Эван бы удивился, если бы притворный интерес Лотты Пализер к подобным предметам не оказался приказом. Ее простые вопросы о намерении нарушить режим со всей очевидностью указывали на это.

Факты со всей очевидностью говорили о том, что Лотта подкуплена британцами, еще один шпион, подосланный, чтобы доносить властям. Для них не составило труда завербовать ее за те несколько дней, которые она пробыла одна в Лондоне. Кто еще мог подобраться к нему ближе, чем любовница. Ухмылка искривила его губы при этой мысли. Что ж, время покажет! Он лишний раз развлечется, наблюдая за тем, как не умеющая скрывать свои чувства и мысли плохая актриса Лотта Пализер попытается сыграть роль английской шпионки.

Веселье довольно быстро оставило его. Несмотря на смешные старания Лотты обмануть, Эван чувствовал странные уколы сожаления. Как бы ему хотелось доверять Лотте, что шло вразрез со здравым смыслом, вопреки его жизненному опыту. Раз за разом жизнь преподносила свой урок — не доверять никогда никому! Предательство Лотты — всего лишь последнее звено в длинной цепи. Почему-то от этого становится так больно! Все свидетельствует о том, что она ни на йоту не ценит его, в ней нет ни капли преданности. Это удивительно трудно принять. Она двулична — вот что вызывает злость! Стоило показать ей, что во всех смыслах она в его руках. Потому он с грубостью собственника обошелся с ней этим вечером.

Подобные мысли лишь подогревали желание Эвана ехать к Лотте в Монастырский приют и загладить впечатление от того высокомерия, с которым он обошелся с ней, приласкать ее. Ему требовалось немедленно обнять ее и любить с нежностью и страстью, вызывая ответный отклик, не требуя ничего.

Эван раздраженно повел плечом. Стоит ли думать о том, чему не бывать! Лотта идет на поводу у корысти. Продалась тому, кто больше предложил. В ней нет места чувству. Если она решила работать на власти, значит, ей предложили намного больше того, что он мог себе позволить. Ну а теперь стоит прекратить думать о ее вероломстве и своей страсти. Пора сосредоточиться на работе.

Засунув руки в карманы, Эван размашисто зашагал по узкому зловонному проулку в сторону постоялого двора. Здесь пахло гниющими овощами и рылись в помойках коты, пустые пивные бочонки и пробки от них валялись в ожидании сборщиков из местной пивоварни. Эван поднял одну пробку и машинальным движением отправил ее в карман. Затем повернул назад. Войдя в пивной зал постояло двора «Медведь» через боковую дверь по черной лестнице, он поднялся в свою комнату. Быстро разрезав деревянную пробку пополам, достал записку, спрятанную внутри.


«Август, 3. В полночь. В роще на холме».


Наблюдая за тем, как ярко горит дерево, а бумага в огне чернеет и превращается в пепел, Эван размышлял над тем, какую осторожность придется проявлять, если окажется, что Лотта и впрямь подослана британцами. Никакого доверия в обмен на то блаженство, которое она дарит ему в минуты близости. Он слишком искушен в этой игре, чтобы попасться в столь очевидную ловушку.

Циничная улыбка появилась на его губах. Если Лотта шпионка, она в данном случае замахнулась на то, что ей не по зубам. Обольстительная, двуличная Лотта Пализер! Она еще пожалеет о том дне, когда решилась предать его.

Глава 11

Дни пролетали, но никто не заходил к ней. Не было никаких приглашений. Но Лотта ничего такого и не ожидала. Она знала, что является изгоем для растревоженного общества Вонтеджа. Конечно, в кругу офицеров, товарищей Эвона, она была очень тепло принята, но не могла представить себя проводящей время в пабах или за игрой в бильярд с господами офицерами в «Медведе». Любительские спектакли ужасали ее, вставать ранним утром, чтобы принимать участие в верховых прогулках офицеров, ей не по силам.

Эван бывал у нее почти каждый день. Иногда оставался на ночь. Они стали очень близки друг другу физически. Тем не менее во всем остальном Эван держался особняком. Он ничего не рассказывал о себе, своих мыслях, чувствах. Ему никогда не приходило в голову вспоминать о детских годах, о сыне, о том, что составляло основу его жизни. Лотта знала, на что может претендовать в своем положении, но ей так хотелось от него большего. Жажда душевной близости отзывалась болью, которая разрасталась, не находя утоления.

Не то чтобы смертельная скука Вонтеджа оказалась неожиданной для нее. Лотта обедала вместе с Эваном, изредка в обществе его товарищей офицеров в «Медведе», но это вряд ли могло заменить возможность блеснуть в обществе. Когда Эван получил приглашение от лорда Кревена отобедать с ним в Эшдон-Парке и посоветовать пару егерей для его конюшен, Лотту не включили в число приглашенных. Вполне естественно — ведь она не жена, а всего лишь любовница. Графиня Кревен никогда не поощряла подобных знакомств. Лотта все понимала, но пренебрежение разъедало ее душу. Ей не осталось места там, где прежде она уверенно занимала высокое положение.

Она была готова к тому, что жизнь лондонской куртизанки будет очень не похожа на эту. Правда, у нее для услуг была Марджери, которая приносила ей по утрам чашку горячего шоколада в постель, готовила для нее ванну, но втайне Лотте было жаль заставлять бедняжку таскать тяжелые ведра из колодца, греть воду и поднимать ее по лестнице наверх. Здесь не было даже газет, чтобы почитать за завтраком, кроме разве что «Известий Вонтеджа». Но эта газета изобиловала объявлениями о продаже скота, статьями о строительстве местного канала и другой ерунде. Не было репортажей о премьерах модных пьес, известий о балах, выставках, а также сплетен, в которых замешаны ее друзья, — все, что так нравилось ей в лондонских газетах.

Безусловно, еще оставались магазины, плохие по лондонским и даже оксфордским меркам. Три магазина тканей жестоко конкурировали между собой. Однако Лотта нашла их безнадежно отставшими от моды, несмотря на то что торговому центру Джона Винквофа покровительствовали самые богатые семьи города. Мистер Винквоф не слишком восторженно встретил ее появление в своих владениях. С одной стороны, она могла оставить в его магазине кучу денег. С другой стороны, ее присутствие могло отпугнуть других покупателей. Лотта понимала, что он находится перед очень деликатной дилеммой. Стоило только ей ступить на порог, как он начинал увиваться вокруг нее, как большая ночная бабочка у пламени свечи, стараясь угодить и одновременно спрятать от глаз постоянных клиентов.

Несчастье произошло во время ее четвертого посещения. Пока Лотта замешкалась перед несколькими большими рулонами шелка, миссис Омонд, жена самого богатого в городе адвоката, прибыла вместе с дочерью за тканями для летних платьев. Лотта поймала молящий взгляд мистера Винквофа. Ей даже показалось, что он готов закатать ее в ковер, спрятать, пока мать и дочь не покинут магазин.

— Как вы считаете, матушка? — Мисс Омонд, молодая особа с красивым и оживленным лицом, каштановыми локонами, приложила к себе два куска шелковой ткани. — Голубой с белыми крапинками или розовый?

— Голубой, — решительно заявила миссис Омонд. — Он тебе больше к лицу.

— Извините, что вмешиваюсь, — подала голос Лотта. — Я бы посоветовала вам остановиться на розовом, мисс Омонд. Боюсь, голубой вас бледнит. В таком платье у вас будет болезненный вид, а вот розовый — как раз то, что надо.

Обе дамы обернулись, чтобы взглянуть на нее. Они выглядели настолько озадаченными, будто сами тюки с шелком заговорили с ними. Миссис Омонд, высокая дама со сжатыми в тонкую линию губами, громко и возмущенно выдохнула и закатила глаза, готовая упасть в обморок оскорбленной невинности, пострадавшей от неуместного замечания какой-то модной кокотки. Лотта уже искала в сумочке нюхательную соль, очень помогающую в подобных случаях. Мистер Винквоф, который показывал лайковые перчатки другой даме, застыл изваянием.

— Пойдемте, Мэри Белл, мы уходим, — процедила миссис Омонд.

— Мама, но ведь не без покупок же! — запротестовала девушка. — Мы только что приехали, и есть деньги на расходы! — сказала она, поглядывая на Лотту. В ее карих глазах мерцал затаенный смех, словно она готова улыбнуться в любую минуту. Ей было ужасно трудно сохранять серьезное выражение. — Вы же сами понимаете, мама, что мисс Пализер права. Розовый мне идет намного больше.

— Это будет выглядеть просто божественно с серебристо-серым жакетом, — добавила Лотта, перехватив взгляд мистера Винквофа. — И еще немного кружева по канту.

— О да! — сложив руки в благодарном жесте, воскликнула Мэри Белл. — Вы тонко разбираетесь в цвете, мисс Пализер! Хотелось бы мне перенять ваш стиль хотя бы вполовину, я буду ужасно довольна. Вот та шляпка — она совершенно прелестна…

— Мэри Белл! — Шея и лицо миссис Омонд постепенно наливались пурпурным цветом. — Тебе не следует разговаривать с подобными особами…

— Фу, мама, сомневаюсь, что разговор о шляпках может повлиять на мою нравственность, — жизнерадостно возразила Мэри Белл. — Для этого требуется усилий намного больше, или я не права! К тому же вы сами говорили, мисс Пализер приходится кузиной герцогу Пализеру.

— Да, но боюсь, что я незнакома с самим кузеном Джеймсом, — сказала Лотта с улыбкой. — Он не входит в круг моих знакомых, мисс Омонд. Ваша матушка права. Общение со мной может навредить вашей репутации, — с мягкой улыбкой добавила она.

— Благодарю вас, мисс Пализер, — чопорно произнесла миссис Омонд. — Рада, что вы имеете понятие о правилах поведения, которого моя дочь начисто лишена. Пойдемте, Мэри Белл!

— Но мои покупки, мама! — взмолилась Мэри Белл.

Она поспешила к прилавку со свертком розового муслина, на ходу подхватив брюссельские кружева, которые посоветовала Лотта, и жестом указала на серебристо-серый спенсер с перламутровыми пуговицами.

— Будьте так любезны, мистер Винквоф, — сказала она с очаровательной улыбкой.

— Она просто неуправляема, — пробурчала мать, ни к кому не обращаясь. — Боюсь, своим упрямством она пошла в отца.

— Мисс Омонд и вправду ведет себя независимо, — согласилась Лотта, отмечая про себя, насколько быстро миссис Омонд забыла о своей неприязни к Лотте, столкнувшись со своеволием дочери, вызвавшим в ней еще большее неудовольствие. — Подобное качество может оказаться даже полезным в определенных обстоятельствах.

— Чем быстрее мы выдадим ее замуж, тем лучше, — мрачно подытожила миссис Омонд.

— О, только не стоит слишком спешить, — сказала Лотта, быстро взглянув в сторону прилавка, возле которого Мэри Белл испытывала на бедном мистере Винквофе свою очаровательную улыбку с ямочками на щеках. — Я была выдана замуж в семнадцать, и посмотрите, что теперь со мной стало!

Миссис Омонд вспыхнула, бросив на Лотту весьма неоднозначный взгляд.

— Ну, всякое случается, — смягчилась она. — Сейчас моей главной заботой является не допустить, чтобы Мэри Белл связалась с кем-нибудь из этих беспутных французских офицеров, что болтаются по нашему городу.

— Боюсь, им не оставили выбора, поселив здесь, ведь в противном случае они нарушат условия договора. К тому же они все богаты и хороши собой, как вы знаете. Мисс Омонд нелегко устоять.

— По всей стране их наберется около шестидесяти тысяч, мисс Пализер, — сообщила миссис Омонд. Ее распирало от негодования. Было ясно, что эта мысль просто не дает ей покоя. — Целых шестьдесят тысяч врагов, которые живут среди нас! Однажды они просто прикончат нас прямо в наших постелях!

— Но ведь большинство из них заперто в тюрьмах, — уточнила Лотта.

— Я только говорю о том, что могло бы произойти, — упрямо повторила миссис Омонд. Лотта заметила, как Мэри Белл быстро взглянула в их сторону. Убедившись, что мать увлечена разговором, она быстро прибавила к вороху покупок еще пару перчаток. — Мне хорошо известно, что вы можете мне на это возразить, мисс Пализер, — тем временем продолжала миссис Омонд. — Дескать, офицеры — джентльмены, их принимают во всех лучших домах, они нам не враги…

— И в мыслях не было ничего подобного, — быстро произнесла Лотта. — Думаю, ваши опасения во многом справедливы, миссис Омонд. Мне кажется, мой кузен, герцог Пализер, придерживается подобного мнения. Помнится, он возражал против поселения по договору сразу после Трафальгарской битвы.

— О. — Единственное, что смогла произнести миссис Омонд, от неожиданности откинувшись назад. Она с пристальным любопытством, молча посмотрела на нее. Интерес и враждебность боролись в ее душе. Интерес взял верх. — Правда ли, мисс Пализер, что ваша семья отказалась от вас? — спросила она.

— Ужасно неприятно, но это так, — со вздохом ответила Лотта. — Стоит ли винить их в этом, раз уж я сама оказалась паршивой овцой. Но как знать, — с улыбкой продолжала она, — теперь, когда я живу так близко от своего родного дома, все может измениться. Возможно, мои родные пожелают вернуть меня.

— Прошу дать нам знать, если это случится, — сказала миссис Омонд. — Тогда вы станете самой желанной гостьей за чаем у любой из дам нашего города.

— О, возможно, я этого не достойна, — возразила Лотта, изо всех сил стараясь не рассмеяться. — Вы сами только что совершенно справедливо заметили, что я вне общества, моя репутация разрушена, мое положение потеряно…

— Да, разумеется, мы не можем принимать вас в данной ситуации, — покраснев, уточнила миссис Омонд. — Это весьма неуместно. Но вот если бы герцог показал пример…

— Конечно, я вас вполне понимаю, — согласилась Лотта.

Да, все понятно. Миссис Омонд просто не могла позволить себе открыто принимать Лотту, но узнавать последние сплетни жене местного адвоката хотелось просто нестерпимо.

— Возможно, в ваши планы входит оставить лорда Сен-Северина? — спохватилась миссис Омонд с горящими глазами восторженной сплетницы. Она уже не могла остановиться. Ей было все равно, с кем она говорит, пусть даже и с кокоткой.

— О, я бы не смогла! — призналась Лотта, опуская глаза. — Я многим обязана лорду Сен-Северину.

— Мне говорили, он очень опасный человек. Предатель, — наклоняясь ближе, сообщила миссис Омонд. — Не поддающийся влиянию и беспощадный.

— Да, мне тоже приходилось слышать подобное, — согласилась с ней Лотта.

— Человек, который ищет опасности, мисс Пализер, — мрачно заключила миссис Омонд. — Он всегда будет таким, не важно — на воле или в тюрьме.

Речи миссис Омонд навели Лотту на мысль, что та читает на ночь готические романы. Несомненно, все ее представления навеяны их мрачными образами.

— Я согласна, что мое уважение к лорду Сен-Северину не имеет ничего общего с его опасной личностью, — размышляла Лотта. — Оно основано исключительно на невероятных размерах его…

Миссис Омонд, задохнувшись, отпрянула назад.

— …его удачи, — непринужденно закончила Лотта.

— О! — только произнесла миссис Омонд, выпрямившись и вдруг вспомнив, с кем разговаривает. Она сделала торопливый шаг назад, беспокойно перебирая пальцами краешек платка. — Ну, мисс Пализер… — совершенно растерянно добавила она.

— Для меня было невероятным удовольствием познакомиться с вами, — улыбаясь, призналась Лотта. — Вам не стоит опасаться, что я стану этим хвастать среди самых уважаемых дам Вонтеджа. Мне не хотелось бы заставлять вас краснеть.

— Вы очень добры, мисс Пализер, — сказала миссис Омонд. — Интересно… Пока мы не расстались… Какой оттенок коричневого мне больше к лицу — кирпичный или ближе к бордовому? К моей коже?

— Любой, — с широкой улыбкой ответила Лотта. — Точнее — оба. Они очень вам пойдут.

— Спасибо, — заторопилась миссис Омонд. — Мистер Винквоф! Мистер Винквоф! Мне нужно заказать ткань для двух платьев…

Пару часов спустя, когда Лотта в одиночестве пила чай дома, прибыло письмо:

«Дорогая мисс Пализер,

Прошу прощения за то, что не имею возможности обратиться к Вам лично. Я очень высоко ценю Ваши советы, которые так помогли мне сегодня. Вы обладаете таким безупречным вкусом! Не будете ли Вы столь добры помочь разрешить мои разногласия с лучшей подругой Миллисент Беннет? Она утверждает, что совершенно невозможно носить мой полосатый бело-красный жакет с голубым платьем в белый горошек, но мне трудно с ней согласиться. Каково Ваше мнение?

Ваш искренний друг, мисс Мэри Белл Омонд».


Столь простодушная подпись привела Лотту в хорошее настроение, и она, послав за чернилами и бумагой, села писать ответ.


«Моя дорогая мисс Омонд,

Большое спасибо за Ваше письмо. Я с большим удовольствием познакомилась с Вами и Вашей матушкой и всегда буду счастлива услужить. Очень сложно судить, не видя жакета и не имея возможности сравнить его с платьем. И все же, на мой взгляд, существует общее правило не объединять полоски с горошком. С платьем в горошек чудесно выглядит однотонный жакет, а полосатый очень хорош с однотонным платьем при условии, что они сочетаются по цвету.

С лучшими пожеланиями, Лотта Пализер».


Она отослала Марджери с письмом, и ровно через полчаса горничная возвратилась с большим свертком, обернутым в коричневую бумагу.

— Мисс Омонд очень благодарит вас за помощь, мадам, — сообщила Марджери, развязывая бечевку. — Она просит извинить ее за то, что злоупотребляет вашим терпением, и умоляет взглянуть на эту ткань. Мать мисс Омонд настаивает, чтобы из этой ткани сшили вечернее платье, но молодая госпожа боится, что будет похожа в нем на старую деву.

— О боже! Боже мой, только не это. Бедная мисс Омонд! Ей с ее цветом кожи следует носить кремовый, а не белый и уж точно не этот блестящий атлас! Ей это совсем не пойдет!

Десятью минутами позже она уже писала:


«Дорогая мисс Омонд,

Я действительно не стала бы рекомендовать Вам появиться в обществе в платье, сшитом из этой ткани. Боюсь, Вы будете выглядеть очень старомодно. Проходя мимо магазина мистера Винквофа, я заметила прелестный бледно-сиреневый газ. Он как нельзя лучше подошел бы Вам. Если в Вашем распоряжении есть сейчас свободные средства, Вам нужно убедить Вашу матушку поменять ткань, и я совершенно убеждена, что Вы много выиграете благодаря этому цвету».


Так было положено начало постоянной переписке. Мэри Белл Омонд писала каждые несколько дней, обращаясь за советом по разным поводам, начиная от сумочки, подходящей к шляпе, и заканчивая вопросом о том, можно ли незамужним девушкам носить драгоценности. Очень скоро к письмам стали прилагаться маленькие знаки внимания, вроде самодельных открыток. Правда, Лотта не могла не отметить, что нарисованы они весьма неумело. Видимо, живопись не была коньком мисс Омонд. Потом стали попадаться вышитые платочки. Примерно через неделю подруга мисс Омонд — мисс Беннет — также стала писать Лотте, спрашивая ее совета по поводу одежды. К ним присоединились мисс Бассетт из Летком-Бассеттс, мисс Гудлейк, дочь мирового судьи, которая, по всей вероятности, сумела преодолеть свою ревность к тому, что Лотта — любовница Эвана. Лотта направила пару своих молоденьких приятельниц за товарами, выставленными в витринах магазина мистера Винквофа. Приблизительно через неделю после этого мистер Винквоф прислал ей лайковые перчатки в благодарность за увеличение продаж. Несколькими днями позже миссис Гилмор, модистка, прислала в подарок несколько образцов лент и невероятно хорошенькую шляпку с приложенной к ним запиской. В записке содержалась просьба рекомендовать товар дамам, если мисс Пализер сочтет, что он должного качества. Через день после этого мистер Меттинли, второй торговец мануфактурными товарами, прислал ей вышитую шаль.

— У вас в городе складывается репутация, мадам, — прокомментировала происходящее Марджери однажды утром, поскольку каждый день приносила Лотте письма от дам и даже джентльменов, нуждавшихся в модных советах.

— А мне казалось, что она у меня уже есть, — со вздохом сказала Лотта.

— Нет, мадам, — покачала головой Марджери. — Я имела в виду репутацию человека, который умеет давать очень ценные советы.

Прошло еще несколько недель, и содержание вопросов стало постепенно меняться. Они больше не ограничивались рамками моды и аксессуаров. Дамы перешли к более деликатным темам.

— «Дорогая мисс Пализер, — прочитала Лотта вслух письмо, которое попалось ей в понедельник в стопке утренней корреспонденции. — Я знаю, что вы искушены в сердечных делах, и потому умоляю помочь мне». — Искушена в сердечных делах, — повторила Лотта, обращаясь к Марджери. — Ну что же, можно сказать и так. — И дальше: — «Я уже около десяти лет замужем за очень обеспеченным человеком. Он добр и великодушен, к тому же хороший муж».

Бедняжка, — прокомментировала Лотта. — Как все это скучно.

«Тем не менее, — по мере того, как дело подходило ближе к теме, почерк становился все более нервным, — у него отсутствует всякое представления о том, в чем состоят мои женские потребности».

Два последних слова были аккуратно подчеркнуты. В конце письма была просьба:

— «Не могли бы вы мне посоветовать, как можно привлечь его внимание и подтолкнуть его к пониманию того, что я от него жду?» — Я просто восхищаюсь тем, что она еще пытается что-то изменить, — со вздохом удивилась Лотта. — Но всех этих мужей дьявольски трудно переделать.

— Мне почему-то кажется, что письмо могла написать миссис Дастер, жена чиновника по надзору за пленными, — сказала Марджери. Она как раз вошла в комнату с чаем и ореховым пирожным. — Все знают, что он просто напыщенный индюк, который страдает несварением с тех пор, как в городе поселили французов. Как говорится, живет на нервах.

— А мне он показался очень милым человеком, когда Эван познакомил нас, — сказала Лотта. — Он был очень смущен фактом моего существования.

— Да уж, мистеру Дастеру не слишком нравится, если у кого-то появляется любовница, — хихикнув, подтвердила Марджери.

— Ему понравится то, как поведет себя жена, воспользовавшись моими советами, — пообещала Лотта. — А еще мы приложим к письму несколько успокоительных пастилок для его расстроенного желудка.

Последним в почте этого дня было послание от молодой и впечатлительной дамы, по всей видимости влюбленной в одного из узников Уайтмурской тюрьмы.

— О, эти французы, — вздохнула Лотта. — Из-за них столько хлопот.

— Вам виднее, мадам, — заметила Марджери.

— Я и не знала, что кому-либо дозволяется посещать Уайтмур, — удивилась Лотта. Она сидела, в задумчивости постукивая пером по бумаге. — Это совершенно удивительно, что местным жителям дано право общаться с заключенными.

— Каждый третий вторник месяца возле тюрьмы работает рынок, мадам, — пояснила Марджери. — Заключенным разрешается продавать те предметы, которые они делают сами, — фигурки из дерева и кости, кораблики в бутылках, домино и все такое. А мы, жители Вонтеджа, приходим покупать их. Ну, конечно, не только за этим, скорее, поглазеть на заключенных, — уточнила она.

— Что-то вроде шоу уродцев, — предположила Лотта.

— Не совсем так, мадам, — возразила Марджери, широко раскрыв глаза. — Многие из них — настоящие красавцы, мадам, а вовсе не уроды.

Лотта снова наполнила чашку и стала смотреть в сад. Она хотела бы знать, что известно Эвану об уайтмурском рынке. Разумеется, он должен был слышать об этом. Одно ясно — офицерам на поселении никогда не позволялось посещать тюрьму и видеться со своими товарищами. Ей становилась более понятна сущность наказания, которому был подвергнут Эван во время пребывания в Вонтедже. Он находится всего в трех милях от своего сына и может даже видеть тюрьму, но без права посещения. Каждый день превращается для него в настоящую пытку от осознания того, что Арланд так близко, но недосягаем. Сердце Лотты дрогнуло от жалости. Возможно, Эван никогда не говорил об Арланде, потому что испытывал слишком сильную боль. Она могла понять того, кто умеет запереть, спрятать свою боль глубоко внутри. Такие люди не любят подпускать близко, не доверяя никому боль своей души. Она по-новому взглянула на башни Уайтмура, которые блестели в лучах солнца на горизонте, и по спине невольно пробежал холодок.

Забрав корреспонденцию, Марджери отправилась на почту, а Лотта вернулась к чтению последнего письма из сегодняшней стопки — от Тео, который писал ей под вымышленным именем Клариссы Бингхем, и было в этом что-то печальное.


«Моя дорогая Лотта!

Я надеюсь, ты чувствуешь себя хорошо и освоилась в новой обстановке. Есть ли у тебя новости по интересующему меня делу? Я с большим нетерпением ожидала твоих писем, но ты избегаешь говорить о нашем общем друге. Жду более интересных сообщений. Пиши при первой же возможности.

Твоя преданная подруга Кларисса Бингхем».


Слова «общий друг» и «при первой же возможности» были жирно подчеркнуты.

Лотта вздохнула. Втайне ей так хотелось верить, что Тео забудет о ее задании. Ей нечего ему сообщить, и вовсе не потому, что она не слишком старательно шпионила за Эваном, просто не было никаких писем, оставленных без присмотра, никаких таинственных незнакомцев, общающихся с помощью тайных знаков. И что же ей делать? Тео просто просил наблюдать за всем происходящим, что она и делала. Но не видела ровным счетом ничего. Похоже, Эван подозревает о ее задании и старается разрушить коварные планы.

Лотта запаниковала, чувство вины сжало ей горло. Напоминание Тео могло означать только одно — у нее слишком мало времени. Если ей не удастся предоставить ему какую-нибудь информацию в ближайшее время, Тео прервет связь, и ее надежды на будущее угаснут. Как только Эван оставит ее, не останется никого, кроме Тео, способного поддержать ее. Его обещание помочь в обмен на информацию должно стать путеводной нитью на ближайшее время. Кроме того, она сама должна оставить Эвана, сохранив свою гордость и самоуважение. Не стоит ждать, пока он смилостивится отпустить ее.

Схватив последний оставшийся на столе лист бумаги, Лотта принялась быстро писать:


«Моя дорогая Кларисса!

Как приятно получить весточку от тебя! Надеюсь, у тебя все хорошо, и ты не слишком скучаешь над моими письмами. Боюсь, мне нечем тебя развлечь. Наш друг ведет очень примерную жизнь и не совершает ничего, что могло бы возбудить твое любопытство. По временам мне кажется, что ты ошибаешься в своем мнении о нем. Но если произойдет что-нибудь стоящее внимания, я непременно сразу же сообщу. Надеюсь вскоре порадовать тебя новостями. Остаюсь вечно преданной тебе подругой…»


Скрепив письмо печатью, она надписала адрес, который ей оставил Тео, и лично отнесла письмо на почту. Лотта чувствовала себя самой низкой предательницей.


За каждого нарушившего договор пленника полагалась награда в десять шиллингов тому, кто помогал схватить его. Учитывая это, Эван проявлял особенную осторожность во время ночных вылазок. Британцы с обычной пунктуальностью для слежки за ним всегда нанимали одного и того же господина по имени Понсонби, который снимал на лето поместье Стерлингс. Эвану всегда казалось, что на Понсонби просто крупными буквами написано «шпион», когда он, как прыщ на заднице, торчал на рынке, стараясь не выпускать из виду французских офицеров. Эван даже сочувствовал ему. Понсонби так легко обвести вокруг пальца. Ему никак не удавалось собрать хоть сколько-нибудь полезную информацию для своих хозяев. Неудивительно, что им пришлось прибегнуть к помощи Лотты, сделав ставку на ее близость к Эвану. Весьма вероятно, у британцев есть другие шпионы и информаторы. Предательство — столь обычное дело. Доверия не стоит никто.

В эту ночь Эван осторожно выбрался из гостиницы, едва часы на церкви пробили полночь, направляясь к дому Лотты. Для тех, кто находился на поселении, был установлен комендантский час. С восьмичасовым ударом все пленные обязаны возвращаться по домам. Эван знал, что правительственный чиновник Дастер, который отвечал конкретно за него, сейчас спокойно спит в своей постели, свято уверенный в том, что Эван занят своей любовницей. Предыдущие несколько недель Эван с неизменным постоянством оставался у Лотты после комендантского часа. Сам Дастер слишком замкнут и стеснителен, ему очень не хотелось слишком вдаваться в подробности этого дела.

Ночь выдалась теплая, на ясном небе ярко сиял тонкий серп луны. Из темноты отделилась какая-то тень. Не трудно было угадать. Ясное дело — Понсонби, который нес свою службу днем и ночью, как материальное воплощение его тени. Понсонби последовал за Эваном на довольно почтительном расстоянии. В темноте по брусчатке мостовой чуть слышным эхом доносился звук его шагов. Шпиону явно недоставало таланта в слежке. Эван только усмехнулся и обычным размашистым шагом, засунув руки глубже в карманы, двинулся по улице с беззаботным видом человека, предвкушающего любовное свидание.

Дойдя до угла Прайори-Лейн, он вдруг ускорил шаг настолько, что растерявшийся Понсонби пропустил момент, когда Эван проскользнул в садовую калитку. Вместо того чтобы войти в дом, он тихонько обогнул его, вышел в яблоневый сад. Здесь помедлил минуту, прислушиваясь, нет ли слежки. Все тихо. Понсонби, должно быть, слоняется где-нибудь по улице, раздумывая, стоит ли дожидаться появления Эвана, или он останется на всю ночь оттачивать свой сексуальный талант. Бедняга Понсонби, у него и в самом деле удручающе скучная работа.

В Монастырском приюте горел свет. Эван помедлил и расслышал звуки музыки, плывущие в теплом летнем воздухе. Должно быть, Лотта играла на рояле в гостиной. А ведь он даже не знал о том, что она умеет играть. Эвана посетило удивительное ощущение, что его волнует все, связанное с ней. В жизни Лотты и ее характере много такого, о чем он даже не подозревает. Вот и рояль — всего лишь часть меблировки съемного дома. Эвану и в голову не приходила мысль о том, что он может доставить удовольствие Лотте. Как хотелось ему сейчас, чтобы это было его личным выбором, а не простым случаем.

Он все медлил уходить, прислушиваясь к переливам мелодии, в которую вплетался какой-то посторонний высокий звук, богатый и насыщенный, распадающийся каскадами. Канарейка! Та самая, что день за днем молчала, сидя на жердочке в своей клетке. Эван уже давно перестал ее замечать. И вот — она запела! Невероятно!

Он развернулся и пошел назад к двери дома. Ему хотелось увидеть Лотту. Его притягивали эти освещенные окна, тихая музыка. Он всегда старался не слишком открываться ей, когда они проводили время вместе. Иногда между ними возникала большая доверительность, но Эван всегда вовремя отступал. Он из тех мужчин, кто не позволяют себе никогда откровенничать с женщинами. Во всяком случае, прежде никогда он не испытывал в этом потребности. Только с Лоттой вдруг захотелось душевной близости, вот как сейчас. Но он должен преодолеть свою слабость. В постели он требовал от Лотты необузданности, и она никогда не отказывала ему. То, что происходило между ними, граничило с одержимостью. Но ускользало нечто важное, соединившее их первые дни знакомства в Лондоне — более глубокое, чем простое физическое влечение. Как это вернуть?

Казалось, музыка постепенно начинает набирать темп, переходя в мелодию, которую он не раз слышал на народных гуляньях от бродячих шарманщиков. Эван узнавал в ней хрипловатый медный тембр бродячего цирка, музыки его детства. Он вспомнил запах лошадей и яркие костюмы акробатов, делающих сальто, клоунов с выбеленными лицами, наездниц. Среди них была его мать. Она протягивала к нему руки, от нее исходило тепло и запах цветов, она улыбалась. В пятнадцать он сбежал из Итона и исколесил пол-Европы, чтобы найти ее, переезжал из города в город вслед за бродячим цирком, всюду почти успевая, но так и не встретившись с ней. Где она сейчас, Эван не имел представления. Жива ли она?

Музыка резко оборвалась, и Эван вздрогнул, возвращаясь в реальность. Он услышал веселый голос Лотты, которая смеялась, разговаривая с Марджери, свет лампы лился из окна. Та легкость, с которой он ускользал из города, послужила одной из причин, по которой для Лотты был выбран именно этот дом. Ее роль приманки и скандалистки совершенно очевидна. Но главное — его алиби.

Эван почти добрался до места встречи, когда удача отвернулась от него. По узкой дороге, пролегавшей через Даунз, громыхая, тащилась припозднившаяся телега с сеном. Лошадь шарахнулась, увидев на дороге тень. Возница натянул вожжи и спрыгнул посмотреть, в чем дело. Эвану пришлось ударить его, чтобы остаться неузнанным. Коротко вскрикнув, работник упал у его ног. Эван затащил его на повозку и, отведя лошадь с дороги, привязал ее.

— Надеюсь, вы его не убили, — произнес голос у Эвана за спиной.

Повернувшись, он увидел выступившую из тени фигуру в красном мундире британского офицера.

— Я не дилетант, — пожал плечами Эван. — Мне противно бесполезное убийство. — Он протянул руку. — Приятно вас снова видеть, Чард. Благополучно добрались?

Человек усмехнулся:

— Без приключений. Форма и поддельные документы очень помогли делу.

— У вас есть почта для меня?

— Конечно. А вы приготовили для меня деньги?

— Естественно. Произошел обмен.

— Куда вы едете дальше? — спросил Эван.

— Я отправлюсь на юг, — сказал Чард. — Отъезжаю в Портсмут, затем в Плимут, — добавил он, снова ухмыльнувшись. — Надо бы поговорить с контрабандистами, кое-кого подкупить.

Эван кивнул. Контрабандисты всегда были хорошими союзниками при подготовке к побегам, главное — цена вопроса. Они, кроме того, всегда помогали переправлять секретную информацию через пролив. Сейчас назрела необходимость связаться с французским генералитетом — в случае восстания пленных поселенцев могла потребоваться военная поддержка.

— Соблюдайте осторожность, — предупредил Эван. — В этих местах много военных патрулей.

— Значит, я сойду за одного из многих под этой вывеской.

Эван сосредоточенно кивнул.

— Две недели? — спросил он.

— Я извещу, — кивнув в ответ, ответил человек. Он засунул деньги в потертый кожаный ранец. — Чем вы планируете заняться?

— Тем же, чем всегда.

— Стаптывать каблуки и ожидать вестей?

— По всей видимости.

— Греть постель своей очаровательной любовницы? До меня дошли слухи.

— Это хорошо. Как раз то, что надо, — усмехнулся Эван.

— Удачи вам, Сен-Северин, — рассмеялся Чард.

— Вам тоже.

Ветви деревьев качались под ночным ветром, луна ныряла среди облаков, ночная тьма окутывала окрестности. Эван ждал. Ничто не нарушало царящего вокруг покоя. И все же Эван не мог избавиться от ощущения, что за ним наблюдают. Чувство опасности заставило дыбом подняться волосы и ознобом прошло по спине. Явно что-то не так. Опасность затаилась где-то рядом.

Эван пошел к городу по узкой дороге. Никого не было видно, не слышно шагов позади. Спускаясь вниз по холму, он ускорил шаг. Эван даже подумал, не померещилась ли ему слежка. Он миновал пост у заставы и свернул к Прайори-Лейн. Быстро оглянувшись назад, он успел заметить фигуру, закутанную в плащ, сразу скрывшуюся в тени придорожных деревьев. Он знал, где уже видел этот силуэт, всего на одно мгновение мелькнувший в лунном свете. И он точно знал, кто это.

Лотта шла за ним. Она шпионила.

В первое мгновение Эван испытал шок. Он с самого начала не доверял ей, а сейчас был поражен тем, что его предположения оправдались. В его представлении Лотта была чересчур ленива. Это и ввело его в заблуждение, заставив почувствовать себя в безопасности. Очевидно, он недооценивал ее.

Эван дошел до конца дороги, свернув к воротам дома. Дверь была заперта. Прошла пара минут, пока заспанная Марджери отперла ее для Эвана. На ней была накинутая поверх ночной рубашки шаль, лицо не выразило никакого удивления по поводу его прихода.

Перепрыгивая сразу через две ступеньки, Эван сразу же устремился в спальню Лотты.

Он не очень понимал, что хочет там увидеть. Он оставил ей несколько драгоценных минут, чтобы успеть вернуться до его прихода, но недостаточно, чтобы успеть переодеться и прыгнуть в кровать. И все же вот она перед ним — среди мягких подушек, прелестная в тонком кружевном белье, читающая при свете свечей. Он заметил у нее в руках одно из писем сегодняшней почты, где, как всегда, речь шла о модах и сердечных делах. Поистине ее таланты безграничны: скандальная любовница, кладезь советов, британская шпионка…

— Эван, дорогой! — Лотта отложила письмо и одарила его одной из своих очаровательных улыбок. — Как чудесно! Я ожидала, что у вас сегодня будут дела, и так скучала! Теперь можно надеяться на более захватывающую ночь!

— Очень может быть, — улыбаясь Лотте, ответил Эван. — Очень может быть.

Он подошел к большому платяному шкафу и открыл дверцы. На полке лежал сложенный плащ, прохладный на ощупь и пахнущий ночной свежестью, смешанной с ароматом духов Лотты. В дальнем углу шкафа стояла пара туфелек. Они были чистыми, но на подошве остались легкие следы сухой меловой белой пыли, характерной для здешних дорог летом. Он выпрямился. Лотта хорошо постаралась замести следы, но не все ей удалось. Злость и невольное восхищение смешались с чувством удивления, как легко ей удалось одурачить его.

— Бог мой, что вы ищете в этом шкафу? — изумилась Лотта. — Вот уж никогда не подумала бы, что вам захочется примерять мою одежду.

Эван присел на краешек кровати. Он заглянул Лотте в глаза, но не увидел в них ничего, кроме простодушия и невинности. Ему хотелось понять, говорит ли она правду. Был лишь один способ выяснить это.

— Зачем вы шпионили за мной? — спросил он.

Глава 12

Лотта подпрыгнула. Эван говорил мягко, но в его тоне было что-то холодное и режущее, как осколок льда.

Он наблюдал за Лоттой. Она выглядела обеспокоенной и растерянной. Сегодня она впервые попыталась отправиться за ним. При этом у нее осталось впечатление, что все следы удалось надежно спрятать. И все же он раскрыл ее. Черт бы его побрал!

— Ну же? — теперь гораздо более требовательным тоном произнес Эван.

Лотта только взглянула в его глаза, как сердце сжалось от дурного предчувствия. Он был зол и холоден. Вряд ли стоило пытаться обманывать или соблазнять его, чтобы отвлечь.

Первая мысль Лотты — все отрицать и притворяться, что не понимает, о чем идет речь, но она быстро оставила эту идею, поскольку уже убедилась, что врать Эвану, дразня его, очень плохая затея. Лондон научил ее этому. Эван обладал опасным и необычным талантом узнавать, когда она говорила неправду. Он слишком умен и восприимчив.

— Дьявол вас разберет, как вам удалось узнать? — удивилась Лотта, помедлив минуту.

Она увидела, что Эван немного расслабился и его голос, оттаяв, повеселел.

— Был момент, когда я подумал, что вы будете все отрицать, — признался он. — Я бы очень разочаровался в вас.

— Это почему же? — поинтересовалась Лотта.

— Потому что обычно, когда я выдвигаю возражения, вы начинаете говорить правду. Даже если поначалу хотели обмануть.

Лотта взвилась. Эван дал не слишком лестную, хотя и верную оценку ее характеру.

— На этот раз у меня просто не было выбора, — сказала она.

Лотта решила, что стоит объясниться, как-то оправдать свое предательство. Вряд ли, конечно, ее оправдания смогут повлиять на него.

— Выбор есть всегда, — возразил Эван. — Можно предположить, что они вышли на вас в тот день, когда я уехал из Лондона. Помнится, вы рассказывали, что ваш брат служит в британской армии.

— Вы слишком проницательны, — с сожалением отметила Лотта. — Я надеялась, что вы не вспомните об этом.

— Я разбираюсь в этих играх намного лучше вас, — заметил Эван. Он остановил внимательный взгляд на ее лице. В его глазах угадывались ум и проницательность, перед которыми Лотта чувствовала себя маленьким ребенком, пойманным на шалости. — Я заподозрил вас еще несколько недель назад, когда вы стали донимать нас дурацкими вопросами об огневых точках и передвижениях кавалерии. Это очень неумело и неосмотрительно.

— Знаю, — согласилась Лотта, сердито дернув плечом. — Однако лучшее из того, что на тот момент пришло мне в голову. Я, как вы знаете, не слишком преуспела в этом. Тео следовало бы принять во внимание подобные моменты, прежде чем заставлять меня шпионить. У меня нет для этого таланта.

Эван снова остановил свой холодный взгляд на ее лице.

— Вот уж не знаю, — сказал он. — Сегодня вы меня несказанно впечатлили. Вам чуть было не удалось выйти сухой из воды.

— В самом деле? — Лотта почувствовала себя до смешного польщенной в тот момент, когда на самом деле ей следовало бояться. Как он поступит? Сразу выкинет ее на улицу или даст возможность объясниться? Не то чтобы ее объяснения могли что-либо изменить. Она предала его. Эван прав — выбор у нее действительно был, но не в его пользу.

— Вам прекрасно удалось незаметно проследовать за мной, — заметил Эван. Он прислонился спиной к деревянному изголовью кровати. — Вы умеете ходить быстро и неслышно. Расскажите мне, как вы этому научились, — неожиданно попросил он.

Поигрывая краешком покрывала, Лотта отвела взгляд.

— Не имею ни малейшего представления, — произнесла она. — Полагаю, я должна обладать хоть какими-то полезными качествами.

— Вы упражнялись, — уверенно констатировал он, а потом склонил голову набок и окинул Лотту насмешливым взглядом. — Ваш муж?

Сердце Лотты гулко ударило в груди. Она хмуро взглянула на Эвана.

— Не могу понять, как вам удается догадываться о таких вещах, — выпалила Лотта. — Вы слишком умны, — заключила она, решив, что если Эван совершенно ничего не рассказывает о своем прошлом, то и ей незачем посвящать его в свою историю. Но сейчас он настаивал на ответе. — Мне случалось следить за Грегори, — подтвердила она. — Когда мы только поженились…

Лотта замолчала. Ей было больно рассказывать об этом даже сейчас, когда связывавшие их узы разорваны.

— Он вам изменял? — спросил Эван.

Лотта сделала пренебрежительный жест.

— О, это совсем не то, о чем вы подумали. Думаю, вы помните, что мне было семнадцать, когда мы поженились. А он был намного старше. В первую брачную ночь Грегори сказал, что не хочет меня, не будет со мной спать и не хочет от меня детей, а я вольна заводить романы при условии не навязывать своих незаконнорожденных детей ему в наследники, — сообщила Лотта с такой горечью, словно только что услышала эти слова от Грегори. Она была очень молода и не готова к такому повороту. Шок от того, что муж пренебрег ею, оказался поистине опустошающим. И даже сейчас, принимая во внимание все, что за этим последовало, она понимала, что время не смогло смягчить боль.

Эван молча ждал. Лотта посмотрела в его непроницаемое лицо и тяжело сглотнула.

— Естественно, я подумала… — Она остановилась и начала заново: — Я думала, что у него есть любовница, а я понадобилась лишь для того, чтобы получить обещанное Пализерами приданое и родство с герцогской фамилией. Он амбициозный человек, всего добивался сам, не имея ни титула, ни наследственного поместья.

— Однако странно, что вы решились выйти за такого человека, — удивился Эван. — Ведь он годился вам в отцы.

— Он богат, — с некоторым вызовом объяснила Лотта, плотнее вжимаясь в подушки. Никто не понимал того, насколько сильно она нуждалась в защите, которую ей мог бы обеспечить Грегори.

— Деньги — вот ответ на все, — сказал Эван.

Лотта пожала плечами.

— Он богат, а у меня ничего нет, — повторила она, пытаясь убрать из голоса горечь, которая просачивалась, как вода сквозь песок. — Все, что у меня было, — это отец, который ушел, когда мне было шесть лет. Мать после этого вечно плакала, а родственники не желали содержать меня. Вот я и решила распрощаться со всем этим с помощью выгодного замужества.

В комнате повисла тишина. Пламя свечи мерцало от ветерка, который дул из открытого окна.

— Вы любили его? — спросил Эван.

— Да, — ответила Лотта, печально улыбнувшись. И это было истинной правдой. Ей всегда хотелось любви. — Думаю, любила. Он заменил мне отца, занял место человека, которого можно было бы уважать, — пояснила Лотта, зарывшись поглубже в подушки. — Поэтому, когда Грегори отверг меня, я была потрясена и зла на него. В следующую ночь я увидела, как он выходит из дому, и, естественно, последовала за ним. В Лондоне остаться незамеченной гораздо легче. На улицах еще было много людей, а в толпе легко затеряться, — пояснила она.

— Куда же он пошел? — поинтересовался Эван.

— Довольно скоро он остановился у одного из особняков на Прентис-стрит, — продолжала Лотта. — Я нашла окно с неплотно задернутыми шторами и заглянула. Там были только мужчины — мужчины с мужчинами. На некоторых из них было дамское белье, на лице — грим. Среди них даже один член парламента, я его знала. После этого я стала часто подсматривать за Грегори, — закончила она.

— Вас одолевало любопытство? — спросил Эван.

— Просто мне хотелось понять, — с ожесточением ответила Лотта. Ее руки судорожно вцепились в подушки. — Мне нужно было понять, почему он предпочитает их и совершенно не интересуется мной.

— Этому есть только одно объяснение — так они устроены, — довольно жестко ответил Эван. — Это никак не зависело от вас, Лотта.

Их взгляды встретились. В его глазах она прочла утешение и желание подбодрить. Догадываясь, что дело не в ней, Лотта пыталась убедить себя в этом. Но до конца поверить так и не смогла. Только теперь, чувствуя руку Эвана на своей руке, Лотта наконец поверила.

— Знаю, — кивнула она. — Мне понятно это сейчас. Но тогда я была слишком наивна, — покачав головой, сказала Лотта. В ее душе боролись страх и замешательство. — Я переживала и за Грегори тоже, но лишь в самом начале, пока мне не стало все равно. Ведь если бы об этом узнали, его могли повесить.

— Его жизнь была в ваших руках, — пристально глядя Лотте в лицо, заметил Эван. — Странно, что вы не припугнули его, когда он пригрозил вам разводом.

— Я это сделала и поняла, что совершила огромную ошибку, — грустно рассмеявшись, ответила Лотта. — Все это только сильнее его обеспокоило, и он поспешил избавиться от меня. Грегори сказал, что мое слово ничего не будет стоить против его. У него — власть и влияние. Он заставит всех увидеть во мне не более чем мстительную гарпию. А еще он пообещал запереть меня в сумасшедший дом, скажи я хоть слово. — Лотта сплела пальцы, чтобы унять нервную дрожь. — Они выставили меня шлюхой, но это было еще за пять лет до того, как я воспользовалась свободой, которую он мне предоставил, и завела роман с другим мужчиной. Потом я пошла на это, почувствовав себя ужасно одинокой. А стоило начать, как это стало… — хмурая морщинка пролегла между ее бровями, — это стало, я думаю, бегством — просто я не знала, как еще можно все это пережить.

Так она прожила одиннадцать лет. Меняла любовников одного за другим. Искала то, чего найти так и не смогла.

— Я в этом весьма преуспела, — снова с вызовом заявила Лотта, хотя Эван не произнес ни единого слова осуждения. — Учеба всегда плохо мне давалась, за исключением французского. И вдруг я открыла в себе способности — было так приятно осознавать, насколько я хороша в сексе.

— И вы стали практиковаться? — с тенью улыбки сказал Эван.

— Я наслаждалась, оттачивая свои навыки, — улыбнулась в ответ Лотта. — Мой первый любовник оказался превосходным учителем. С годами мои таланты стали привлекать ко мне многочисленных поклонников.

— Это и было тем, к чему вы стремились? — безмятежно спросил Эван.

Пламя свечи отражалось в его глазах, очень темных и спокойных. Этот вопрос опустошил ее душу. Конечно, она страстно желала внимания, которого ее лишил Грегори. Но дело не только в этом. Какая-то еще причина постоянно ускользала от ее понимания, как просачивающаяся сквозь пальцы вода. Сексуальный опыт доставлял Лотте наслаждение и возбуждение, но ненадолго. Всего этого было мало, чтобы наполнить ее душу, зажечь сердце. Лотта не знала определения того, к чему так стремилась.

— Это то, что доставляло мне наибольшее удовольствие, — ответила она.

Эван взял ее за подбородок и повернул лицом к свету. Лотта сразу подумала о том, что так сильнее видны все морщинки вокруг глаз, и попыталась вырваться, но он держал крепко.

— Несомненно, все это было очень увлекательно, — тихо произнес Эван, и в его голосе прозвучало чувственное понимание, прошедшее холодком по ее коже, — и все же вам всегда чего-то недоставало, Лотта?

— Не понимаю, откуда вам это известно, — прошептала она.

— Знаю, потому что шел тем же путем, искал того же. — Эван с неожиданной нежностью прикоснулся к щеке Лотты и быстро убрал руку. — Я искал забвения в женщинах, вине и множестве других пороков, — с иронией добавил он.

— И вам это приносило наслаждение. Вы соглашались с этим, — настаивала Лотта.

— Я наслаждался всем этим, — со смехом подтвердил Эван. — Но в конечном итоге человеку нужно больше, чем сиюминутные наслаждения.

— У вас была на то причина, — возразила ему Лотта, — и есть принципы. Вы сражаетесь за то, во что верите.

Она почувствовала, что у нее ледяные руки и ноги. Нервная дрожь била ее тело. У нее никогда не было идеалов и целей. Она скользила по поверхности жизни, не имея привычки глубоко задумываться, легкомысленная, предпочитающая всему светские развлечения и обожая крайности.

— Да, это так, — согласился с ней Эван. Он встал и прошелся по комнате, остановившись у окна. Отодвинув штору, посмотрел в освещенный луной яблоневый сад. — Я был совсем юн, когда впервые услышал Вулфи Тона, выступающего за свободу для ирландцев и провозглашающего принципы свободы и равенства, которые несли миру французы. В ту минуту я понял, каким путем следует идти.

— Но у вас были и более личные цели, — заметила Лотта. — Ваш сын, например…

Эван нахмурился, и сразу же стало понятно, что она коснулась запретной темы.

— Моему сыну было бы намного лучше не знать меня вовсе, — резко сказал он.

В его голосе прозвучало такое отчаяние, что Лотта почувствовала его боль как собственную.

— Не может быть, чтобы вы на самом деле так думали! — воскликнула она.

— Уверяю, так и есть. — Эван взглянул на Лотту — в его глазах она увидела боль. Сердце Лотты сжалось. — Арланд приезжал навестить меня, когда ему исполнилось пятнадцать, я должен был защитить его, а я стал причиной его несчастий. Он попал в плен.

Он повел плечами, будто пытаясь сбросить с них невидимый груз. Первый раз Эван заговорил с ней о своем сыне. Его лицо снова стало непроницаемым, и Лотта поняла, что больше он никогда не станет к этому возвращаться. Следующие слова Эвана только подтвердили ее опасения. Он снова закрыл свою душу от нее. Мгновение, когда ей удалось заглянуть в его душу, миновало.

— Как вам удалось узнать о том, что я собираюсь покинуть гостиницу сегодня ночью? — спросил Эван. Он снова опустил штору и повернулся к Лотте.

— Просто я заметила вас в саду, — ответила она, поигрывая краешком покрывала. — Я играла на рояле в гостиной. Потом мне пришло в голову прикрыть окно — ночной воздух стал слишком холодным, — объяснила Лотта, взглянув на него. — И тут увидела вас. Вы стояли под яблоней совершенно неподвижно, как привидение.

Наблюдая за выражением его лица, Лотта заметила отчужденность и одиночество, которые почудились ей сегодня вечером в саду под яблоней. Он словно смотрел сквозь нее, не видя лица.

— С моей стороны было очень опрометчиво позволить заметить себя, — очень тихо произнес Эван. Лотта едва смогла расслышать его. — Я заслушался, когда вы играли. Сразу вспомнилось детство.

— Я играла «При свете луны», — пояснила Лотта. Она тихонько пропела несколько тактов мелодии, от которых Эван вздрогнул, словно кто-то восстал из своей могилы. — Вы никогда не рассказывали мне о своем детстве.

— Моя мать любила напевать мне эту мелодию, — произнес Эван. — Мы жили вместе, пока мне не исполнилось пять лет, путешествовали вместе с бродячим цирком. А потом моему отцу пришла в голову мысль, что я должен получить достойное воспитание, несмотря на низкое происхождение.

— И ваша мать подчинилась? — У Лотты похолодело сердце. Перед ее мысленным взором встало золотое летнее утро двадцать семь лет назад и другой мужчина, попрощавшийся со своим ребенком, чтобы уже никогда вновь не увидеть его.

— Она думала, что так для меня будет лучше, — ответил Эван. Он до сих пор пытался в это поверить, но так и не смог. — Ей так хотелось, чтобы у меня было положение в обществе и образование. Несмотря на мои просьбы остаться, она рассудила, что лучше отдать меня отцу.

— И вы попали в Фарнкорт, — заключила Лотта, внимательно следившая за выражением его лица, на котором все время менялось выражение, в зависимости от того, что за воспоминания всплывали в его памяти. — Вероятно, это испытание для ребенка воспитываться в бродячем цирке?

— Мне очень нравилось там, — к ее удивлению, ответил Эван. — Потом я полюбил графство Мейо в Ирландии. Там море. А еще громадный дом, разваливающийся и полный тайн. Это прекрасная страна, вольная и дикая. Но в остальном… — Он вздрогнул, будто воспоминания и тени прошлого давили на него. — Ну, до вас, вероятно, доходили слухи. Отец не одобрял моего дьявольски упрямого характера с самого начала, прислуга перенимала его отношение. Герцогиня, естественно, меня ненавидела, так как я был наглядным подтверждением измен отца. Она воспитывала в своих детях нетерпимость ко мне. Ее влиянию не поддался только Нортеск, который взял на себя миссию становиться между мной и неприятностями, — со вздохом сказал Эван. — Неприятности преследовали меня повсюду — и в Фарнкорте, и в Итоне, и где бы я только ни появился.

— А правда ли, что когда вы сбежали из дома, то отправились в Ньюмаркет и украли одну из скаковых лошадей своего отца? — спросила Лотта.

— В общем, да, — ответил Эван. По его губам пробежала тень улыбки. — Дикарь Даррелл был прекрасным созданием, гораздо более миролюбивым, чем большая часть членов моей семьи.

— И что, вы работали в Ирландии жокеем несколько лет, прежде чем перебраться во Францию и присоединиться к наполеоновским войскам?

— Вы старательно собирали сплетни, — заметил Эван.

— Мне рассказала Марджери, — сказала Лотта. — Вы должны знать, что о вас говорят все, милорд. В таком провинциальном местечке просто нечем больше заниматься.

— Отчего же, — возразил Эван. Он снова подошел к Лотте. — Еще можно шпионить.

Сердце подпрыгнуло и бурно забилось у Лотты в груди. Короткий момент душевной близости закончился, крошечное окошечко в прошлое захлопнулось. Наивно думать, что столь редкие минуты открытости могут их приблизить друг к другу. Она по-прежнему оставалась предательницей, а он — человеком, которого она предала.

— Расскажите мне о сегодняшнем вечере, — попросил Эван. — Увидев меня в саду, вы последовали за мной…

— Я думала, что там, куда вы отправились, может произойти что-нибудь интересное, — призналась она. — Решение отправиться за вами было совершенно неожиданным, клянусь вам. К тому же я обещала Тео, что постараюсь… — Лотта не смогла договорить, ее голос пресекся. Она попалась. Не важно, что она сейчас ему скажет. Эвану и без того видна вся глубина ее предательства.

— К вашему брату мы еще вернемся, — пообещал Эван. Он обхватил ее за плечи, повернув к себе. — Вы видели, куда я ходил?

— Нет, — возразила Лотта. — Я нагнала вас только к тому времени, как вы уже повернули обратно в город. Я не смогла за вами угнаться. У меня разболелись ноги и порвалось платье. Я все прокляла и думала только о том, что лучше бы мне остаться дома.

Эван всмотрелся в ее лицо. Пусть даже она и сказала правду, но под его острым и тяжелым взглядом, пронизывающим насквозь, должна была испытывать робость.

— Значит, кто-то еще выходил сегодня. Если это были не вы, то кто же? — заметил он.

Лотта дернулась под его руками, впившимися ей в плечи. Почувствовав это, Эван сразу ослабил хватку.

— Вы видели там кого-нибудь еще? — несколько мягче спросил Эван.

— Нет, никого, — покачав головой, ответила Лотта.

— Вы уверены? Это очень важно.

Лотта подняла глаза, встретившись с его взглядом.

— На обратном пути мне попался какой-то мужчина, который сворачивал на Ньюбери-стрит, — сказала она. — Мне даже показалось, что это был один из ваших товарищей офицеров. Я не очень ясно его рассмотрела, но что-то в его походке показалось знакомым. — Она изо всех сил старалась вспомнить, как выглядела эта всего лишь на мгновение мелькнувшая перед ней фигура.

Эван задумчиво посмотрел на нее:

— Французский офицер — это интересно…

— Я уверена, что никто не стал бы предавать вас, — Лотта, залилась ярким румянцем под его насмешливым взглядом. — Я имела в виду, из ваших.

— Награда обещана всем, — возразил Эван, присаживаясь на краешек кровати. — Разве не так, Лотта?

Лотта прикусила губу.

— Я на стороне британцев, — ответила она. — Для большинства людей мой поступок — проявление патриотизма.

— В таком случае они слишком сильно доверяют вам, — рассмеялся Эван. — Вы не стали бы стараться из-за принципов. Что ваш брат пообещал вам? Деньги, я полагаю. Как это банально!

— Тео обещал мне помочь вернуть то, что я потеряла, — ответила Лотта.

Эти слова тихо прозвучали в мягко освещенной оплывающими свечами комнате.

Лотта не собиралась рассказывать об этом Эвану, демонстрировать самые уязвимые места, но его слова ранили ее. От огорчения колючий ком встал у нее в горле. Эван, кажется, прав. Горько в этом признаваться. Ее принципы выставлены на продажу. Лотту не слишком заботила безопасность страны и тому подобные высокие материи, а интересовали совершенно иные ценности. Вернуться назад — вот чего она хотела больше всего. Назад, в уютное прошлое, когда она была богата и счастлива, но не оценила этого.

Взглянув в глаза Эвана, Лотта уловила в них понимание и даже что-то вроде сочувствия. Чувство, как тончайшая нить паутины, вновь связало их.

— Как ни жаль об этом говорить, — сказал Эван, — но знайте, возврата к прежней жизни не будет. То, что вам обещано, — иллюзия.

— Но я все же попробую, — упрямо сопротивлялась Лотта. Она отбросила всякое притворство. — Дело не только в деньгах. Я люблю Тео. Он мой брат и единственный, кто заботился обо мне после того, как отец ушел от нас, а на мать нельзя было положиться, — рассказывала Лотта, пытаясь наконец все прояснить. — Неудивительно, что я хотела помочь ему. А он в ответ мог бы помочь мне.

Лотта просто не могла вынести то выражение жалости, которое читала в глазах Эвана. Понятно, он считает, что Тео просто использует ее! Лотта яростно пыталась отогнать от себя эту мысль. Нет, Тео — ее светлый рыцарь! Правда, за все нужно платить, но так уж устроен мир. Из этого вовсе не следует, что Тео не любит ее.

— Боже, как мне хотелось, чтобы вы ни о чем не догадались! — выпалила Лотта. — Теперь мне просто не о чем будет ему рассказывать!

— Вам придется сообщать ему то, о чем я буду вас просить, — сказал Эван.

— Иначе говоря, я должна ему лгать? — Лотта аж задохнулась от возмущения. Она была в замешательстве, сердце стучало как бешеное. — Передавать информацию, зная, что это фальшивка?

— Да. Для меня это было бы весьма полезно, — заметил Эван.

Выражение сочувствия стерлось с его лица, словно никогда и не бывало, уступив место суровому и непреклонному выражению. Лотта потрясенно смотрела в это лицо. Помнится, миссис Омонд назвала его безжалостным. В эту минуту Лотта с легкостью представила себе, как Эван рубит врага в ожесточенной битве. А сейчас она еще поняла, насколько у него холодное сердце.

— Тео обо всем догадается, — возразила Лотта, стараясь говорить с той же бесстрастностью, что и Эван, словно они обсуждали мелочи текущего дня или погоду назавтра. Сердце билось быстро и сильно, но голос Лотты звучал совершенно твердо. — Если уж мне не удалось провести вас — не смогу заставить поверить и его.

— Информация, которую я вам предложу, будет выглядеть совершенно достоверно, — мягко, но настойчиво произнес Эван.

Наступило молчание.

— А у меня есть выбор? Ведь вы считаете, что выбор всегда существует. — Лота с надеждой посмотрела на него.

Эван едва заметно улыбнулся.

— Должен признать, на сей раз у вас нет выбора, — сказал он, пожимая плечами. — Либо вы соглашаетесь на мое предложение во искупление своего обмана, либо отправляетесь к своему брату и заявляете о своем провале. Посмотрим, станет ли он помогать вам после этого. У вас нет ничего, что можно было бы предложить… — Эван помолчал. — Но если вы все же считаете, что он станет помогать вопреки мнению семьи…

— Возможно, станет, — прошептала Лотта. Холод разливался в ее душе, терзали сомнения, и бесполезно было гнать их прочь. Тео клялся, что позаботится о ней. Конечно, он не прогонит ее, несмотря на провал. — Я могла бы попросить его. Да, я буду просить его, — повторила она.

— Вне всякого сомнения, — осторожно, с улыбкой кивнул Эван.

— Но риск, что он откажет мне, действительно есть, — продолжила Лотта, нервно сплетая тонкие пальцы. Руки у нее слегка подрагивали. Она любила Тео и хотела доверять, но уже в Лондоне поняла, что помощь имеет свою цену. Сейчас она бесславно провалила возложенную на нее миссию шпионки. Это давало ему право отказаться от своих слов и снять с себя ответственность за нее. Разве не так поступали до сих пор все ее мужчины? Лотта не хотела подвергать его такому испытанию.

— Видите, у вас нет другого выбора — только полностью подчиниться мне, — сказал Эван. Он ожидал, наблюдая за ней. — В противном случае вы закончите свои дни на улице.

Снова, в который раз, в маленькой жаркой комнате повисло молчание. Эван с интересом наблюдал за ней. Лотта понимала, что все ее противоречивые мысли и чувства, как в зеркале, отражаются на ее лице. Возможность выбора — всего лишь иллюзия, и Эван слишком хорошо понимал это. Она могла выполнять его указания и предавать свою страну. Но могла отдаться на милость Тео, с риском быть отвергнутой. Стоило ей отказать Эвану или получить отказ от Тео — она останется одна, и ее жизнь рухнет.

Тени недавнего прошлого прошли перед ее мысленным взором, давя и пугая, заставляя дрожать при одной мысли о возвращении.

— Я не стану шпионить в пользу французов. Пусть даже мне некуда деться. Вы требуете слишком многого от меня, милорд.

Она увидела, что в глазах Эвана зажегся огонек интереса и чего-то еще, что можно было бы принять за восхищение. Пока его взгляд внимательно изучал ее лицо, Лотта поплотнее сжала губы. Она очень надеялась, что сможет удержаться и не отступить от своего слова, в попытке спасти свою шкуру. Это оказалось гораздо труднее, чем она могла себе представить. Инстинктивно она всем существом стремилась снять с себя тяжесть решения и принять предложение Эвана. Оно давало возможность избежать риска, что Тео откажется от нее, и страшного будущего уличной проститутки.

— А мне показалось, мы пришли к соглашению, и у вас нет выбора? — поинтересовался Эван.

— Это не так, — ожесточенно бросила Лотта. — То, что предлагаете вы, — это предательство. Если об этом узнают, я буду повешена.

— А я было подумал, что вас мучает совесть. На самом деле — всего лишь проблема самосохранения, — сухо заметил Эван. — Мне следовало бы лучше вас узнать. Если все откроется, вы всегда сможете сослаться на то, что я принудил вас к этому, — заметил Эван, пожимая плечами.

— Нет, — заявила Лотта, гордо вскинув подбородок и глядя прямо в его глаза. — Я не стану никогда и ни на кого ссылаться. Я больше не стану никого умолять, — сказала Лотта, припомнив все бесконечные мольбы и унижения своей жизни. Она упрашивала Грегори позволить ей вернуться, потом просила миссис Тронг не лишать ее места под крышей борделя, отчаянно молила Тео о спасении. Но все бесполезно. В результате она потеряла последнюю уверенность в себе, своих силах.

— Итак, вы не желаете шпионить на меня, но и к брату на поклон идти не собираетесь, — задумчиво произнес Эван.

— Не собираюсь, — подтвердила Лотта.

Это было бравадой с ее стороны, в то время как она испытывала неуверенность в том, чем все это закончится. Что станет с ней, если Эван раскроет блеф и вышвырнет ее вон? Она не сможет предлагать себя, как те горничные из «Медведя». Лучше голодать, чем опуститься до этого. Но и пройти те двадцать миль, что отделяли ее от поместья Пализер, Лотта тоже не могла. Вряд ли упасть в ноги родственников, которые уже выказали свое пренебрежение, будет меньшим унижением.

— Нет, — тихо повторила она.

Эван выпрямился, тени от пламени заметались по его лицу.

— Вот теперь вам действительно удалось удивить меня, — медленно произнес он. — Как интересно! Не думал, что у вас хватит смелости бросить мне вызов.

— Вы можете вышвырнуть меня на улицу, но мое мнение не изменится, — подтвердила Лотта, изо всех сил надеясь, что до этого не дойдет.

— Нет нужды разыгрывать мелодраму, — усмехнулся Эван, несколько растягивая слова. Он подался вперед и прикоснулся к ее щеке настолько осторожно, что совершенно не вязалось с той решимостью, которую она минуту назад читала в его глазах. — Думаю, у меня нет никакого желания расставаться с вами, по крайней мере пока. Хотя ваше предательство заслуживает того, чтобы послать вас упаковывать вещи.

Лотта испытала невероятное облегчение от его слов.

— Так что же нам теперь остается? — спросила она.

— То же, что и прежде. Вы — моя любовница и восхитительно играете свою роль, — сообщил Эван.

— Но мой долг перед Тео… — начала Лотта.

— Можете сообщать своему брату все, что пожелаете, — со смехом предложил Эван. — Может быть, так вы сможете обезопасить себя. Только помните, Лотта, что это все — ложь, — уже серьезно добавил он. — Больше не пытайтесь предавать меня, — прикоснувшись вновь к ее щеке, попросил Эван. — Пожалуйста, не стоит испытывать меня. Я настороже. — Его слова были произнесены жестким тоном.

Их взгляды встретились. Лотта только покачала головой.

— Я никак не могу понять вас, Эван, — пожаловалась она.

— К чему вам это, — засмеялся Эван. — Просто вы мне нравитесь, Лотта. Слишком нравитесь. Вот в этом-то все и дело.

— Но вы никогда не сможете мне доверять, — прошептала она.

Все перепуталось в ее голове. Эван позволил ей остаться. Не вышвырнул ее на улицу. Она в безопасности, по крайней мере пока. И Тео никогда не узнает… Она почувствовала облегчение, смущение, ее душа разрывалась между преданностью и желанием отстоять собственные интересы.

— Я ни в малейшей степени не доверяю вам, — признался Эван. — А вы не доверяете мне. Это остается основой нашего партнерства, — добавил он, пожимая плечами.

— Вы останетесь? — после некоторой паузы спросила Лотта.

Эван поколебался. Беспокойный отсвет свечи отражался в его глазах.

— Да, — наконец сказал он. — И черт бы меня побрал, я хочу вас, Лотта Пализер, несмотря на то что вы предали меня и расстроили мои планы.

Он склонился и поцеловал ее. Лотта чувствовала, чего ему стоило сдерживать себя. Он весь пылал изнутри. Повалил ее на подушки, и она затрепетала в его руках. Губы уже целовали ее со сдерживаемой страстью, руки раздевали, глаза упивались ее наготой. Она поняла, что теперь произойдет. Он потребует, чтобы она окончательно сдалась и полностью подчинилась его воле. Она заставила его уступить и привела в ярость. Теперь ее время платить.

Но не сейчас.

Все восстало внутри ее. Они оба вовлечены в борьбу — чья воля окажется сильнее. Однажды ей уже удалось выиграть.

Сейчас она заставит его запеть по-другому.

Быстрая, как молния, она оседлала его, воспользовавшись замешательством. Схватила со стула шарф и быстро обвязала вокруг запястья Эвана, притянув узлом к деревянному изголовью кровати. Она умела вязать узлы — Тео научил, когда они были еще детьми.

— Что за дьявол, — выругался Эван, повернувшись посмотреть, что она сделала.

Это дало возможность Лотте перехватить второе запястье и, обвязав сброшенной сорочкой, привязать у него за головой.

— Только не порвите мои шелка, — сладчайшим голосом пропела Лотта, — или вам придется разоряться на новые.

Она видела, как, вздувшись, напряглись его мускулы под тканью рубашки в попытке освободиться от пут. Шелк выдержал. Он выругался, недоверчиво глядя на нее синими глазами.

— Что, черт побери, вы собираетесь делать?

Лотта знала, что его не удержат никакие путы, если он разозлится. Потому снова села на него верхом, просунув руки ему под рубашку. Ее ладони прижались к его груди. Она склонилась и поцеловала его, раздвинув языком его губы, покусывая, заигрывая с ним. Она чувствовала его отзыв и сопротивление.

— Я немного устала просить у вас сострадания, Эван, — пожаловалась Лотта. — Теперь ваша очередь.

Ответ Эвана прозвучал очень выразительно на отличном французском, вызвав смех Лотты.

— Боюсь, это физически невозможно, моя любовь, — заметила она.

Лотта скользнула ниже, прижимаясь к нему обнаженным телом. Грубая ткань его бриджей шершаво прошлась по ее коже. Он уже был сильно возбужден, Лотта проявила большую осторожность, чтобы не прикасаться к чувствительным точкам.

— Думаю, — сказала она, немного отодвигаясь и задумчиво поглядывая на его распростертое тело, — у меня будут некоторые затруднения с вашими башмаками. Но, в самом деле, не звать же мне на помощь Марджери… Давайте оставим что-нибудь из одежды…

— Ради всего святого, Лотта, — хрипло произнес Эван, — дайте мне закончить.

В ответ Лотта с легкой нежностью поцеловала его губы, вырвав стон.

— Как интересно, вы ведь не собираетесь терять контроль над собой, — пробормотала она, прижимаясь губами к впадине его живота, пробуя на вкус жаркую солоноватую кожу.

— Конечно нет. — Голос Эвана звучал теперь более напряженно, словно он испытывал физическую боль. — Я управляю своими чувствами с пятнадцати лет. Никто не сможет отнять этого у меня.

«Никто не сможет отнять этого у меня…» В этом его сила… Сейчас Лотте это стало очевидно. Даже плен, отнявший у него всякую свободу, не затронул ее. Даже власти признавали за ним это качество. Они постарались сломить его волю другим способом, но не слишком в том преуспели. Он ушел из-под власти своего отца, сбежав из дома, и с тех пор сам себе хозяин. Никто не в силах поставить его на колени. Лотта укротила его мощь, взяла в плен. Наблюдала за тем, как, теряя контроль над собой, он одновременно зол и околдован этим.

— Перестаньте сдерживаться. Вам все равно ничего с этим не поделать, — прошептала Лотта, пройдясь губами по его груди и прижимаясь приоткрытым в поцелуе ртом к крепким мускулистым плечам.

Эван снова безуспешно попытался освободить свои руки от шелковых оков.

— Я хочу услышать ваши мольбы, — шептала она. Она тихонько прикусила его плечо.

Дрожь желания потрясла его тело.

— Вы изнуряете меня. — Синие глаза Эвана загорелись яростным огнем. — Избавьте меня от этого, Лотта.

— Но вы же сказали, что хотите меня.

— Сказал, — выдавил Эван сквозь стиснутые зубы. — И повторяю.

— Тогда… — Лотта провела рукой по вырисовывающемуся под тканью бриджей силуэту, и он снова дернулся всем телом в своих оковах, — не вижу никаких препятствий, не так ли? — закончила она.

Эван крепко выругался.

— Откуда вам известно, как вязать узлы? Нет женщин, которые знают, как это делается.

— Есть. Я же знаю… — пробормотала Лотта. Она превосходно себя чувствовала. Победительницей, женщиной.

И была очень, очень довольна собой. Она положила руку на застежку его бриджей, чувствуя, как натянулась ткань, быстро расстегнув пуговицы. Его жаркий и напряженный, пробужденный желанием член обрел свободу. Лотта умышленно не дотрагивалась до него.

— Вы не станете этого делать, — почти приказал он. Его глаза засверкали, челюсти крепко сжались, тело беспокойно задвигалось на кровати.

— Я это уже делаю, — возразила Лотта. — Мы всегда играем по вашим правилам, Эван. Но не в этот раз.

Снова она склонилась над ним с поцелуем, распущенные волосы струились на него душистым водопадом. Эван яростно рванулся, чтобы захватить ответным поцелуем ее губы, но она уже оставила его, прокладывая себе путь ниже, дразня языком и пробуя губами каждую впадинку, каждую выпуклость его тела.

У него было два шрама. Лотта уже видела их прежде. Один — неглубокий порез на ребрах, другой — опасно глубокий рубец от удара саблей, заживавший, должно быть, не одну неделю. Даже теперь кожа вокруг раны выглядела сморщенной и неровной. Лотта не прикасалась к ней, понимая, что рана еще слишком свежа и может болеть.

Эван открыл глаза и взглянул прямо на нее. Под отсветами желания в его глазах она увидела что-то еще, настолько уязвимое, что ее сердце защемило.

— Это в сражении при Басеко, в котором я едва не погиб, — сказал он.

— Простите меня. У вас бывают ночные кошмары? — поколебавшись, спросила она.

Синий огонь в его глазах разгорался все ярче.

— Временами.

Лотта поцеловала его с мягкостью и состраданием, и он с жадностью ей ответил. Ее сознание начало мутиться. Лотта чувствовала силу его желания обладать ею. Об этом кричало его тело, поднимавшееся навстречу ей, вытягивающееся на шелковых привязях, сдерживающих его порыв. Оно безумно жаждало соединения, в то время как их губы сливались в поцелуе.

— Освободите меня, — шептали его губы.

— Нет, — отвечала Лотта, с улыбкой отодвигаясь назад. — Еще одна попытка, Эван, но помните, что я не столь мягкосердечна.

Эван выругался. Испарина выступила у него на лбу. Лихорадочный блеск в глазах усилил их яркую синеву.

— Тогда прикоснитесь ко мне.

— Лишь когда буду готова.

Она мучила его, испытывая те же муки сама. Глубинная сладкая боль желания гнездилась где-то внизу живота, как туго сжатая пружина. Лотта сгорала от желания почувствовать его внутри себя, но им обоим стоило еще подождать. Она провела руками по его коже, любовно впитывая в себя ее жар, шершавость волос на животе ниже пупка. Наконец, она прильнула губами к его члену, лизнув языком самый кончик. Он застонал глухо и сдавленно. Она взяла и попробовала его, скользящим движением провела по нему ртом, словно проверяя твердость, захваченная его запахами и вкусом, уловила стон наслаждения, лихорадочный жар желания, бившийся внутри.

Лотта подняла голову. Эван замер в последней попытке сдержать себя. Его мощное тело настолько напряглось в тисках желания, что казалось, он готов взорваться. Лотта вновь села сверху, широко расставив бедра. Потом плавно соскользнула вниз, так что его член оказался между ее упругими грудями. Он ощутил их волнующую мягкость, принявшую его в свою колыбель, и мощный глубокий толчок потряс его. Он громко застонал.

Осторожно скользя вперед и назад, она мягко сдавливала его член между грудями, дотрагиваясь затвердевшими сосками до его живота. У Эвана перехватило дыхание, лицо стало яростным от раздирающего плоть желания.

— Не сейчас, — прошептала Лотта, замедляя движения до мягких и легких толчков. — Не заканчивайте, пока я не дам разрешения.

Новый стон вырвался из его груди, и новая попытка освободиться от пут.

— Умоляю, женщина, кто научил тебя такому хладнокровному разврату?

— Я же говорила, практиковалась. Я всегда была прилежной ученицей.

Теперь она приподнялась и изогнулась над распростертым телом, позволив его восставшей плоти коснуться ее лона и отпрянув, как только он сделал движение вперед, чтобы войти глубже. Она увидела в его глазах вспышку разочарования и почувствовала, как сильно напряжено его тело. И тогда позволила ему глубоко войти внутрь ее, двигаясь навстречу его телу в одном ритме, снова и снова, слыша, как он громко закричал, опять и опять. Желание, освобождение и злость — все сплавилось в одно острое ощущение, которое снесло их обоих на самый край, за которым — тьма…

Очень медленно к Лотте возвращалось осознание реального мира — тихой комнаты, освещенной трепещущими языками пламени свечей. В роще за домом заухал филин. Дом был наполнен сонными звуками поскрипывающего дерева и какими-то тихими шорохами. Она взглянула на Эвана, который лежал неподвижно, с закрытыми глазами. Его дыхание все еще было прерывистым. Шелк продолжал сковывать его запястья. Лотта потянулась развязать узлы.

— Эван?

Что-то насторожило ее, когда шелк начал проскальзывать сквозь пальцы, отпуская пленника на свободу.

Он перевернулся так внезапно, что Лотта невольно вскрикнула. Его руки обвили ее, и он, склонив голову, прильнул к ее груди, обхватив соски ртом. Наслаждение томительным потоком хлынуло в ее тело, заставив закричать от потрясения и восторга. Его рот ласкал ее, и чувства тонули в сладчайшем отзвуке недавнего блаженства.

Эван подвинулся к ней ближе, осыпая поцелуями ее волосы.

— Вы злитесь на меня? — шепнула Лотта, касаясь ладонью его щеки. Трепетный свет пламени отбрасывал на кожу мягкие тени от его густых колючих ресниц. Сердце Лотты потрясенно замерло в груди. Странно, что такая мелочь, незначительная деталь, нарушила зыбкое равновесие, увлекая за край пропасти в любовную бездну. И уже бесполезно это отрицать. У нее было желание сохранить дистанцию, оградить себя. То, что она сделала, желая сломать оборону Эвана, привело к разрушению ее собственной защиты.

— Невероятно зол.

Видимо, что-то изменилось между ними. Лотта чувствовала это. В голосе Эвана звучал беззлобный юмор.

— Я покажу вам, насколько зол, лишь бы только у меня остались силы, — сказал он. — Но это, — продолжал он другим тоном, — не сравнимо ни с чем, что я испытывал прежде.

Он притянул ее ближе к себе, и Лотта устроилась щекой на его груди, прислушиваясь к тому, как меняется его дыхание и он засыпает. Ей вспомнилась первая ночь в Лондоне. Такая нежность была в том, как он привлек ее к себе. Здесь, в его объятиях, она поддалась искушающей иллюзии любви и взаимности. Сомнений не осталось, она полюбила. В ее сердце плескалось счастье, такое полное и безусловное. И сразу же разлетелся, как дым, страх перед будущим. Сейчас она жила счастливым мгновением. А утро потерь и сожалений еще придет, и не раз.


Когда Эван проснулся, постель уже была холодна и пуста. Лотты рядом не было. Он сел, прогоняя последние теплые отсветы сна из своего сознания. Непонятно отчего он чувствовал себя потерянным и одиноким. Удивительно, до чего ему хотелось, чтобы Лотта была сейчас рядом. Он никогда и ни в ком не нуждался. Ее вероломство и предательство взбесили его именно потому, что он нуждался в ней. Эван не хотел, чтобы она обманывала его, испытывая боль при мысли о том, что враги подкупили ее. Ее страсть к деньгам оказалась сильнее преданности ему.

Такие чувства к Лотте очень беспокоили Эвана, он опасался зависимости.

Он повел плечами, словно отгоняя непрошеные мысли, выбрался из уютного тепла постели и подошел к умывальнику, стоящему в противоположном углу комнаты, умывался из кувшина, поеживаясь от жалящего холода колодезной воды. Все тело изнывало от незнакомых ощущений, не болело, нет, просто утратило напряженность, в которой пребывало почти постоянно, обретя наконец расслабленность удовлетворения. В голове не было никаких мыслей, кроме одной — куда ушла Лотта? Наверняка она где-то неподалеку. Ей просто некуда идти. Вопреки ее дерзким словам и столь же дерзкому поведению прошлой ночью, она полностью зависит от крыши над головой и денег, которые он дает.

Эван быстро натянул одежду и подошел к окну. Ясное утро с каждой минутой разгоралось все ярче. Внизу раздавался грохот — это Марджери хозяйничала на кухне. Довольно неаппетитный запах витал в воздухе. Часы на колокольне пробили семь. В раскрытое окно было видно, как в дальнем конце сада Лотта собирает в большую корзину яблоки. На ней было старое выцветшее платье и фартук, а на голове забавный чепчик, который делал ее похожей на горничную, но по какой-то странной причине этот наряд только усиливал впечатление молодости и привлекательности. Она подняла голову, и он увидел, что она улыбается ему и машет рукой. Что-то шевельнулось в душе Эвана — теплое и щемяще-сладостное. Именно в этом чувстве крылась самая большая опасность.

Эван отошел от окна. Ему страшно не хотелось возвращаться в безликую спартанскую комнату, которую он снимал в «Медведе». Он желал бы остаться здесь, с Лоттой. Как чудесно провести весь день вместе с ней, прокатиться в коляске или отправиться на пикник куда-нибудь в поле! Видения мирных радостей одновременно влекли и повергали в ужас. Черт побери, он даже готов безропотно снести английский завтрак в исполнении Марджери — недожаренные яйца и холодный жирный бекон, — только бы сидеть за столом напротив Лотты и просто смотреть на нее. Как объяснить причину подобной слабости, он не знал, но все это явно не по нему! Он не станет поддаваться и предпримет что-то немедленно.

Эван бросился прочь из комнаты, вниз по лестнице и на улицу, не оглядываясь и не прощаясь. Чувство вины терзало его, и он ненавидел себя за него. Это становилось просто невыносимо!

Улицы Вонтеджа потихоньку оживали, заполняясь торговцами, которые спешили открыть свои лавки. Несколько пьяниц валялось возле дверей заведений. «Медведь» не запирался на ночь. Эван прошел мимо портье, не разбудив его, стал тихо подниматься по лестнице, стараясь не заскрипеть ступенями. Наконец, вошел в свою комнату.

Все было в точности так, как он оставил накануне вечером. И все же Эван знал, едва переступив порог, что кто-то побывал здесь без его ведома. Мурашки пробежали по коже, появилось странное ощущение, что за ним наблюдают. Он тщательно обследовал все ящики и шкафы, выискивая малейший намек на чье-то вторжение, однако ничего не нашел.

Удостоверившись, что все на своих местах, он уселся у стола и принялся за письмо. Но писал недолго, ибо ровно через две минуты услышал голос мистера Дастера, чиновника по делам пленных. Стучась во все двери, он кричал о том, что какой-то человек был найден убитым на постоялом дворе Ламборн-Кросс, и требовал, чтобы каждый французский пленный офицер доложил о своем местонахождении прошедшей ночью.

Глава 13

Лотта разбирала дневную корреспонденцию, которая стопкой лежала перед ней на секретере. Первое письмо от Джона, брата Мэри Белл Омонд, который гордился тем, как он повязывает свои полотняные шейные платки, правда не зная точно, как заставить кончики не обвисать, и просил совета. Второе письмо от мисс Батлер, которая не могла решить, стоит ли ей бежать с пленным французским офицером. Третье — от жены доктора с вопросом, как свести пятна от сырости с лайковых перчаток, и еще одно, написанное так уклончиво и иносказательно, что Лотта с трудом в конце концов поняла — оно от вдовы, которая хотела бы подыскать себе любовника более пылкого по сравнению с бывшим мужем.

«Я просто не желаю умереть, так ничего и не испытав, — писала женщина. — Я очень заинтересована в том, чтобы вы мне кого-нибудь подыскали. Я могу позволить себе путешествие в Лондон, если там выбор больше».

Лотта сдвинула в сторону всю стопку писем со вздохом, выдававшим плохое настроение. В эту минуту Марджери внесла поднос с чаем и пряным печеньем.

— Горячий выдался денек, мадам? — сочувственно спросила она.

Лотта сказала бы по-другому. Все утро ей пришлось провести отвечая самым подробным образом на каверзные вопросы мистера Дастера. Его целью было установить, где Эван провел предыдущую ночь. Лотта лгала и изворачивалась как могла. Положение становилось только хуже от того, что, едва переступив порог дома, он начал нервно озираться вокруг, словно очевидность греха, в чем бы он ни состоял, должна явиться ему в зримых образах. Марджери проводила его в гостиную. Ее сдержанная респектабельность тем не менее заставила его почувствовать еще большую неловкость. Он пристроился на самом краешке стула, будто ожидая, что какая-нибудь неприятность может настигнуть его в этом доме в любую минуту.

Единственная неприятность за все это время была связана с тем, что Лотта запятнала свою душу клятвопреступлением. Она сказала, что Эванс пробыл у нее всю ночь. А он даже не подумал поблагодарить ее за это. Вместо этого прислал записку с сообщением, что будет обедать в Летком-Парке и появится у нее лишь на следующий день. Лотту все это привело в ярость.

Она разломала перо, которое держала в руках, быстрыми, злыми рывками. С Эваном у нее нет будущего. Как вообще можно было на что-то надеяться, связавшись с предавшим страну пленным ирландским перебежчиком? Да, собственно, он ей ничего и не обещал. Но даже это не спасло ее от любви к нему. Она поняла это ночью, увидев его шрамы, а заглянув в глаза, нашла в них отзвуки ночных кошмаров, изматывающих его душу. Что-то изменилось между ними. Те хрупкие барьеры, которые она старательно выстраивала с первой их ночи в Лондоне, не смогли защитить ее сердце. Это была заведомо неравная борьба. Эван не смог ответить на ее чувства.

Лотта была так счастлива, проснувшись тем утром. Она ждала его в саду, пока корзина доверху не наполнилась яблоками, а босые ноги совсем не замерзли в покрытой холодной росой траве. Потом она пошла в дом и поняла, что Эван ушел не попрощавшись. Ночью он был так близок, а утром пожалел об этом сближении. Тогда Лотта поняла, что такое не повторится никогда. Как все знакомо: она полюбила мужчину, а он ее оставил. До боли знакомый сценарий!

Она подумала о том, как Эван обставил свой уход — демонстративно отказавшись от понимания и близости, которые возникли между ними ночью. Он никогда не доверял ей и, уж конечно, никогда не любил. Этим вечером он обедал в обществе местного дворянина. И это французский военнопленный, который тем не менее принят во всех лучших домах только потому, что богат и знатен! И никого не смущают сомнения в благородстве его происхождения. Да и война еще не закончилась. А вот она, кузина герцога, гибнет в этой глуши, предоставленная самой себе, отверженная и униженная.

Прошлой ночью она пообещала Эвану, что не продаст его брату. Этим утром, одинокая и брошенная, с разбитым сердцем, она видела все в ином свете. Зачем же так глупо поступаться собственными интересами? Лотта схватила перо и набросала несколько коротких строчек для Тео:


«Дорогая Кларисса, наконец у меня появились новости! Думаю, тебе будет интересно узнать о том, что прошлой ночью произошло убийство…»


Пятью минутами позже, злая на Эвана, а еще больше на себя, она отбросила изломанное перо и взглянула на Марджери, которая открывала окна в гостиной, чтобы стало светлее. В свете полуденного солнца ее метелка ловко находила пыль даже в самых отдаленных и скрытых уголках.

— Марджери, — приказала она, — будь так добра, немедленно приготовь мою дорожную сумку. Я еду в Лондон.

Марджери перестала суетиться и остановилась, открыв рот от удивления. Метелка выпала у нее из рук.

— В Лондон, мадам? — сказала она с таким удивлением, словно речь шла о путешествии на Луну. — С чего бы вам туда ехать?

— Потому что мне так хочется, — с вызовом ответила Лотта.

Какая разница, что она ненавидит Лондон с того времени, как свет отвернулся от нее? Чертов Эван Райдер! Его могут принимать в Летком-Парке, хотя он и не имеет права удаляться от Вонтеджа более мили без разрешения правительственного чиновника. Зато ей можно идти и ехать куда заблагорассудится! Вот будь она проклята, если не воспользуется своим единственным преимуществом перед ним! Идея возникла внезапно, но все больше захватывала ее воображение. Она поедет и сделает кучу покупок, а счет пришлет Эвану. Она пойдет в театр, возможно даже, на костюмированный бал, если только ей удастся. У нее хватит денег! Эван оказался исключительно щедрым на расходы. Она станет действовать и вызовет очередной скандал. Она доставит удовольствие пренебрегшему ею любовнику!

Легкая усмешка искривила губы Лотты. Она живет ради удовольствий, а где их взять в этом богом забытом городишке.

— Да, в Лондон, — повторила она. — И закажи мне экипаж в каретном дворе, Марджери. Я намерена прокатиться с роскошью.


Эван стоял в дверях буфетной комнаты городского дома Грегори Каминза на Гросвенор-сквер с бокалом превосходного шампанского, поглядывая на Лотту, которая оживленно беседовала с господином в зеленом домино. Он тотчас же узнал ее, хотя она была в плаще и маске. Что может Лотта делать на этом маскараде в доме своего бывшего мужа? «Большая загадка», — подумал Эван. Только у нее могло хватить отваги сбежать от него, да еще и прийти сюда, смешавшись с гостями. Алое домино и черная маска, украшенная россыпью драгоценных камней, надежно хранили ее тайну.

Определенно Лотта не пыталась затеряться в толпе. Отсветы пламени свечей играли и вспыхивали при каждом выразительном повороте головы, так хорошо знакомом Эвану. На ней были алые перчатки и перстень с огромным рубином, который рассеивал свет сотней радуг. Эван удивился, откуда взялось это кольцо. Возможно, ему еще предстоит заплатить за него, как, впрочем, и за многое другое.

Ножки Лотты были обуты в крошечные алые туфельки на высоких каблуках. Она привлекала к себе всеобщее внимание, выглядела потрясающе. Ее собеседник явно разделял общее восхищение. Настойчиво ухаживал за ней, придвигаясь поближе, будто старясь раскрыть ее инкогнито. Эван едва сдерживался, настолько ему хотелось вмешаться, схватить соперника за горло и оттолкнуть прочь. Но он не сдвинулся с места, продолжая наблюдать. Скоро между ними все счеты будут сведены.

Он пришел в страшную ярость, когда обнаружилось, что Лотта покинула Вонтедж и отправилась в Лондон. Даже не потрудилась оставить ему записку с объяснениями! Только из путаных объяснений Марджери стало понятно, что мадам решила, будто ей хочется побывать не в городе, просто она одна и скучает оттого, что у него есть возможность бывать в гостях, а ее не зовут. Эван не понимал, что больше подогревает его ярость — свобода, которую она так демонстративно декларировала и которой он сам лишен, или безумный страх потерять ее навсегда. Но, поразмыслив здраво, он решил, что вряд ли она продала его. В противном случае не оставила бы ни одной вещи, не важно, на чьи деньги они куплены. Лишь бы хватило места в дорожных сумках. А так — почти вся одежда осталась в шкафах.

Дворецкий Каминза не проявлял склонности позволить без приглашения пройти на маскарад, устроенный для избранных. Эван сослался на то, что не хочет быть узнанным, а потому не станет представляться. Разве не в этом цель маскарада? Но дворецкий продолжал упрямо ждать. Эван пристально посмотрел на него, так что тот счел за благо удалиться. Вернувшись к наблюдению за Лоттой, он увидел, как она покидает своего настойчивого кавалера, очаровательно утешительным жестом коснувшись его рукава, чтобы смягчить отказ. Она немного задержалась возле стола с закусками, быстрым движением с невероятной сноровкой смахнула с полдюжины пирожков с креветками и лососем в свою сумочку. Эван только брови поднял от удивления.

— Вы в одиночестве, милорд? — Яркая шатенка со смелым взглядом и призывными нотками в голосе старалась привлечь к себе его внимание. Ее взгляд прошелся по Эвану с выразительностью проголодавшейся хищницы.

— Боюсь, что нет, — ответил Эван, убирая руку, которая намекающе легла на его грудь. — Прошу меня простить.

— В другой раз, — сказала шатенка, надув губки. Было понятно, что она не привыкла к отказам.

Эван незаметно проследовал за Лоттой из буфетной комнаты в приемную. Здесь было не так уж много гостей, поскольку из бального зала уже доносилась энергичная мелодия мазурки. Сквозь открытые двери были хорошо видны танцующие пары. Лотта быстро направилась к противоположной стене, где на массивных пьедесталах по бокам закрытой двери стояли две чудесные сине-белые вазы по три фута высотой. Одно быстрое движение руки — и рыбные деликатесы оказались на дне вазы. Эван с восхищением следил за происходящим.

— Мадам, вы это ловко проделали. Мои поздравления, — тихо подойдя к ней, на ухо прошептал Эван.

Лотта аж подпрыгнула, задохнувшись, а ее расшитая рубинами сумочка упала на пол. Эван нагнулся и, подобрав ее, с насмешливым поклоном передал Лотте.

Карие настороженные глаза в прорезях маски всматривались в его лицо.

— Что вы здесь делаете? — спросила она шепотом, в котором слышались жесткие ноты.

Злости? Испуга? Он не смог бы с уверенностью ответить.

— Хотелось бы задать вам тот же вопрос, — холодно произнес Эван.

Он стоял, упершись рукой в косяк двери, заперев ее в узком пространстве между тяжелыми панелями красного дерева и собственным телом. Никому не было до них дела. Правила маскарада позволяли отбросить многие условности.

— Вы же сами видели, что я здесь делаю, — прошипела в ответ Лотта.

— Мстите? — предположил Эван. — Гниющая рыба в зале для приемов? Вы — неподражаемы, должен сознаться.

Ее взгляд засверкал.

— Грегори заслуживает большего. У него очень неряшливая прислуга, — заметила Лотта, сопровождая слова легким пренебрежительным движением украшенного драгоценными камнями запястья. — Они еще долго не заглянут сюда, пока не пойдет зловоние. Вполне вероятно, Грегори прикажет раскапывать сточные трубы, тщетно пытаясь найти источник. А тем временем никто не решится воспользоваться его гостеприимством, — с улыбкой, спрятанной под маской, сказала Лотта. Ее глаза светились. — Гнилая рыба так подходит для того, кто сам прогнил до сердцевины. Он того стоит, вы не находите?

Она дерзко вздернула подбородок. Соблазнительно алые губы надменно скривились под маской. Эвану захотелось поцеловать их. Он придвинулся чуть ближе.

— Что еще вам удалось наделать? — поинтересовался он.

— Ну… — Вновь ее глаза заулыбались Эвану. — Не так уж и много. Знаете, у этих дорогущих любимых сигар Грегори очень ароматный дым, особенно если положить их в камин, тот, что в библиотеке. А еще его камзолы и пальто не особенно хорошо смотрятся без рукавов. Поверьте, Вестон ни за что не додумался бы сам до такого необычного фасона.

— Вы обрезали рукава его камзолов? — догадался Эван.

Форменное издевательство над знаменитой маркой, которая стоила целую кучу денег. Его восхищение перед изобретательностью Лотты возрастало с каждой минутой.

— Да нет же. Всего по одному на каждом, — безмятежно уточнила Лотта. Ее глаза блестели, не тая коварного веселья. — Это пустяки по сравнению с соблазном оттяпать ему кое-что еще, чего он вполне заслуживает.

— Еще что-нибудь?

Она в задумчивости провела пальцем по руке Эвана, который склонился настолько близко к ней, что перья маски щекотали его щеку.

— Я подсунула слугам ключи от личного винного погреба Грегори, — с преувеличенным страхом сообщила шепотом она. — Не думаю, что это вино предназначалось для всех. А сейчас все угощаются его самым дорогим шампанским. Крапива, которая лежит сейчас у него под простыней, станет еще одним уколом его… гордости.

— Прекрасно, чудное вино, — смеясь, сказал Эван. — Не забыть бы поблагодарить мистера Каминза на обратном пути. Так ради этого вы вернулись в Лондон? Ради мести? — придвинувшись, спросил он.

Лотта несколько напряглась, постаралась отстраниться, но он стоял уже совсем близко, сжав рукой ее запястье.

— Нет, — мрачно ответила она. — Когда я выбирала платье, мне случайно удалось подслушать сплетни о маскараде, который устраивает Грегори. Я решила воспользоваться случаем попасть сюда без приглашения, — созналась она и гордо выпрямилась. — Я уже говорила, что нуждаюсь в развлечениях. В Лондон я приехала от скуки. Мне необходимы развлечения. Вы пренебрегаете мной.

— Чепуха, — возразил Эван. — Я был более чем внимателен к вам.

— О да! В постели… — с пренебрежением отозвалась она. — Мне не на что жаловаться, поскольку именно это вы подразумеваете под вниманием, милорд. — Она посмотрела на него с вызывающей улыбкой. — Но, увы, даже у вас не хватило выносливости постоянно находить для меня занятие.

— А в Вонтедже не оказалось подходящих для вас развлечений?

— Разумеется, нет, — ответила Лотта. — Да и могут ли они быть? Там нет театров и концертов, за исключением тех наводящих ужас парадов, которые устраивает капитан Ле Гранд. Нет балов и вечеров, по крайней мере, меня на них не приглашают. Вам можно хотя бы ходить на эти скучные обеды у местных помещиков, а вот я считаюсь недостойной подобной чести, — сыронизировала Лотта, постукивая алым веером по его груди. — Вот я и сделала то, чего вы не можете себе позволить, — поехала в Лондон. Во всяком случае, мне так казалось, — закончила она, нахмурившись. — Как это вы оказались здесь? У вас есть официальное разрешение? Как вам удалось найти меня?

— У вас появились вопросы, значит, жажда мщения утолена, — насмешливо заметил Эван.

— По крайней мере, я вольна ехать куда захочу, — сказала она со скрытым раздражением. — Я смогла отомстить Грегори. А еще прошлой ночью я стала участницей такой захватывающей пьесы, милорд. Тайно, конечно. Но мне в любом случае не угрожает арест. В отличие от вас. А вот завтра…

— А завтра вам придется вернуться в Вонтедж вместе со мой, — закончил Эван.

— Только в том случае, если до того времени не найду себе нового покровителя, — сладчайшим голосом возразила Лотта.

Эван едва сдержал импульсивный возглас, уже готовый сорваться с его губ. Боже всемогущий! Он уже готов был запрещать, требовать, заявлять свои права на нее, свою жажду обладать ею, свое нежелание ни с кем делиться…

Мужское тщеславие, примитивное чувство собственника, ревность… Прежде ему не случалось попадать в тиски подобных эмоций. А ей удалось раздразнить его, разогреть желание посмотреть, насколько далеко она может зайти. Но он не поддастся на провокацию, не порадует ее. Собравшись с силами, он улыбнулся:

— Эта пара дней, что мы не виделись с вами, мадам, выдалась очень напряженной. Какие-то успехи уже есть?

— А думаете, я бы стала отчитываться, если бы были? — раздраженно спросила Лотта.

— Что вы! Я думаю, вы бы сначала обчистили меня, а уж потом сбежали к другому, не утруждая себя лишними объяснениями.

Она рассмеялась. Кто-то уже поворачивал голову, чтобы посмотреть, что же могло вызвать столь неподдельное веселье. Лотта сразу замолкла, опасаясь, что кто-нибудь может ее узнать.

— Это правда, вы слишком хорошо меня изучили, милорд, — сказала она уже более ровным голосом. — Но вы ничего мне не обещаете, — высокомерно произнесла она. — Разве что такую мелочь… — Ее рука скользнула к ремню его панталон.

Эван перехватил ее, зажав железной хваткой.

— Достаточно, мадам. Не здесь и не сейчас. Или вам доставит особое наслаждение заняться со мной любовью в доме бывшего мужа?

Снова легкая улыбка заиграла на ее губах.

— В вашей идее определенно что-то есть, но… Но, подсчитав нанесенный ущерб, стоило бы воздержаться.

— Тогда у вас просто нет выбора, придется танцевать со мной.

Мелодия вальса призывно лилась из бальной залы. Эван видел, насколько эта мысль захватила Лотту. Ей никогда не приходило в голову, что такое возможно — танцевать с ним на пышном лондонском балу. Но он и сам не ожидал такого поворота.

— Танцевать? — недоверчиво спросила она. — Здесь — на глазах у всех?

Он быстро увлек ее к дверям бальной залы.

— Конечно. Вы переживаете из-за того, что кто-нибудь может вас узнать?

Так и есть. Она никак не могла решиться, хотя боялась признаться в этом.

— Вовсе нет. Я здесь уже целый час, и никто меня не узнал, — сказала Лотта, нерешительно замявшись. — Кроме вашего брата, Нортеска. Он окинул меня очень внимательным взглядом, когда мы столкнулись в библиотеке.

Они начали танец. В этом был риск, наглая отвага, и Эван мог бы поклясться, что она ни за что теперь не откажется просто потому, что не захочет выказать страх. Ей надо ответить на его вызов. Ее алое домино, разлетаясь в танце, открыло серебристое платье. Шелк льнул к его бедру, струящийся, гладкий и чувственный, как сама Лотта. Другие пары проносились мимо, подхваченные вихрем музыки, кружились вокруг, Лотта оживленно улыбалась, невесомая в его руках.

— Вы хорошо танцуете, — пробормотала она. — А я ожидала от кавалериста такого же грохота, как от его коня.

— Вы недооцениваете кавалерию, — заметил Эван. — Лошадь тренирует мускулы, это делает нас лучшими танцорами.

— У меня уже был случай оценить вашу хорошо развитую мускулатуру, — сухо ответила Лотта. — И все же как вам удалось найти меня, милорд?

— Вы сами сказали Марджери, что едете в Лондон, — пожал плечами Эван.

— Это слишком растяжимое понятие.

— Все оказалось не так уж сложно.

Ничего подобного. В Лондоне у него была целая сеть помощников, собирающих информацию о военных действиях, пленных, маршрутах побега. Кроме того, она помогала собирать информацию несколько иного рода. Так удалось разыскать своевольную любовницу, которая тайно приехала в Лондон, спутав многие планы.

— Отчего вы так забеспокоились, что даже последовали за мной? — тихо спросила она. — Может быть, соскучились?

Эван подумал, что она недалека от истины.

— Хотелось выяснить, собираетесь вы или нет возвращаться назад, — ответил он.

Эван отдавал себе отчет, что это лишь полуправда. На самом деле Лотта заслуживала много большего. Он должен был приехать и найти ее, заявить свои права, свое нежелание оставаться без нее.

— В самом деле, какая разница, вернусь я или нет?

Еще один непростой вопрос. Эван уже стал забывать о ее страсти выводить его на чистую воду. Он заколебался. О чем она говорила?

«Вы ничего мне не обещаете…»

Ему приходилось думать об этом. Что он мог предложить, кроме денег? Он не доверял ей, отвергал все ее попытки к сближению. Он даже отвернулся от нее после любовной близости, поразившей его своей глубиной и нежной страстностью.

Он пользовался ею даже сегодня, несмотря на то что успел побывать в одной закопченной таверне в трущобах Редклиф-Хайвей для обмена информацией, письмами, планами и новостями. Все ближе день, когда заговор будет осуществлен. И это будет день, когда он оставит ее. Ей достанется пачка чеков, которые оплатят все, что причитается по договору.

За исключением…

За исключением того, что он мог потерять вместе с ней. Он понял это уже тогда, когда, вернувшись, узнал, что она уехала. Они созданы друг для друга. Они понимали друг друга. Впервые он понял, что должен забрать ее с собой. Но Эван не был уверен, готова ли Лотта последовать за ним.

— Да, — сказал он, — для меня имеет значение, вернетесь вы или нет.

Ее глаза в прорезях маски влажно мерцали, выдавая истинные чувства. Она лгала, заявляя о своем безразличии. Эван понимал, что его собственные эмоции гораздо глубже, чем простое вожделение. Он подумал о том времени, когда, занимаясь с Лоттой любовью, забывался в ощущении узнавания. Она создана для него. Это опасное влечение для мужчины, который никогда не любил и не имел желания ни с кем себя связывать. Он пытался перебороть свои порывы неделя за неделей. Однако пришло осознание того, что он пойман и не сможет вырваться.

Лотта молчала. А Эвану хотелось услышать ее ответ на его признание. Какое-то странное наваждение, навеянное звуками музыки, теплыми отсветами свечей и ощущением, что Лотта в его руках, невесомая, пахнущая цветами и летней листвой. Он чувствовал себя неопытным юношей, не знавшим женщин. Как все это странно. Невозможно…

Где-то за дверями бальной залы возник странный шум. В открытые двери потоком хлынули солдаты в красных мундирах. Заблестел металл штыков. Свет канделябров выхватил дула пистолетов. Кто-то вскрикнул. Музыка стала тише, сбилась, и, наконец, звуки умерли. Наступила удивительная тишина, таящая в себе угрозу и напряжение.

— Мы имеем приказ арестовать нарушившего условия содержания пленного офицера Эвана Райдера, — сообщил выступивший вперед капитан. — Поступила информация, что он находится среди гостей этого бала.

Публика ахнула со смешанным выражением ужаса и изумления, волной прокатившихся по залу. Толстяк в синем домино, оказавшийся хозяином — Грегори Каминзом, сорвал с себя маску и атаковал строй.

— Что за ерунда! Это просто смешно, — воскликнул он, подбегая к солдатам, и высокомерно рассмеялся. — Райдер здесь? Как вы смеете врываться со своими солдатами в мой дом на таком смехотворном основании, сэр!

Рука Лотты сжалась плотнее, и Эван почувствовал, что она его тянет за собой.

— Сюда, — успела шепнуть Лотта ему на ухо.

Не тратя лишних слов, она потащила его сквозь колеблющуюся толпу, постоянно бормоча извинения и снова в спешке наступая кому-то на ноги. Но разве возможно остаться незамеченной в ярко-алом наряде! Головы тут же поворачивались вслед, пальцы указывали на них. Капитан тут же прервал оправдания. Прозвучал приказ. Тогда Лотта бросилась бегом в буфетную, таща его за руку за собой. На ходу она сорвала со стола скатерть, разбросав серебряные приборы с закусками по полу, преграждая путь солдатам. Один из них навел пистолет, но тут Эван заметил какого-то человека в домино за спиной солдата, который неожиданно запнулся и схватился за руку солдата, пытаясь удержаться на ногах. Прозвучал выстрел, разбивший вдребезги бюст самого хозяина дома — Грегори Каминза.

— Ужасно жаль, старина, — произнес человек в домино.

Эван узнал голос Нортеска. Он поднял руку в знак благодарности, и Нортеск в ответ кивнул.

Лотта впихнула его в дверь, которая вела в библиотеку, где воздух был пропитан невыразимо приятным запахом дорогого табака. В углу библиотеки находился ход к винтовой лестнице. Лотта сорвала со стены антикварный клинок и бросила его Эвану, из чего он понял, что она предполагает держать оборону на узких ступеньках. Интересно, выдержит ли клинок. Тем лучше — есть случай проверить! Солдаты набились в библиотеку, карабкаясь по лестнице. Лотта продолжала тянуть его вверх по ступенькам. Дьявольски трудно сражаться на узкой лестнице, где невозможно развернуться одному человеку. Но это давало определенные плюсы в бою, так как противник не мог использовать численное преимущество. Эван не стремился никого убивать — это привело бы к очень большим осложнениям, потому оборонялся очень аккуратно. Одного он ранил в руку, раскроив рукав, следующий получил удар в плечо. Все нападавшие отступили при виде первой крови. Эван подумал, что, сражайся они на поле битвы, не заслужили бы доброго слова. А вот клинок оказался хорош — великолепно пригнан по руке.

Вместе с Лоттой Эван отступал вверх по лестнице к спальне, и, наконец, она захлопнула дверь перед носом преследователей и повернула в замке ключ. Эван протянул руку, чтобы предостеречь и остановить ее. Но Лотта уже вошла во вкус, и ее вряд ли можно было остановить. Она сорвала с лица маску, и ее глаза горели возбуждением и страстью. Золотисто-каштановые волосы, украшенные россыпью рубинов, в беспорядке выбивались из-под капюшона домино.

— К лестнице для прислуги, — выпалила она. — Вперед!

Пожав плечами, Эван последовал за ней через лабиринт коридоров и дверей, от спальни к спальне, вниз по лестнице для прислуги, пролет за пролетом, пока они не оказались на кухне. Слуги разбегались при виде обнаженного клинка, посудомойка, взвизгнув, прикрыла голову фартуком, поваренок шмыгнул в укромное местечко. Пыхтя и отдуваясь, в дверях показался Грегори Каминз под охраной капитана. Эван мог бы поклясться, что едва ли ему приходилось бывать в собственной кухне. Капитан поднял винтовку и прицелился, но промахнулся. Пуля ударила в большой железный котел и рикошетом вылетела в окно. Слева подскочил человек с кухонным ножом. Одним быстрым движением Эван выбил нож из его руки. Краем глаза он успел заметить, как Лотта воспользовалась замешательством и, схватив большое блюдо для пирога, разбила его о голову бывшего мужа. Грегори Каминз мешком повалился на пол.

— Слухи об этом побоище еще долго будут обсуждаться в свете, — произнес знакомый голос прямо над ухом Эвана.

Нортеск протянул руку и, подхватив Лотту, увлек их к выходу. Вскоре они оказались возле конюшен, где уже ожидала закрытая карета.

— Дайте мне ваши бумаги, — сказал Нортеск, протягивая руку. — Я разберусь с этим недоразумением.

Эван достал из нагрудного кармана и вручил письмо Дастера, в котором содержалось разрешение на отъезд Эвана.

— Спасибо, — поблагодарил он, пожимая руку Нортеска.

— Доброго пути, — кивнул тот в ответ.

Лотта смотрела на Эвана широко раскрытыми потемневшими глазами. Предвосхищая вопросы, готовые сорваться с ее губ, Эван подсадил ее и захлопнул дверцу кареты. Экипаж рванул вперед.

— Так у вас было при себе разрешение все это время? — выдохнула она.

— Конечно, — ухмыльнулся Эван.

Лицо Лотты отразило бурю эмоций, вскипевших в ее душе так же быстро, как молоко на плите.

— Тогда, дьявол меня раздери, для чего весь этот спектакль?

— Если к тебе приближается взвод вооруженных солдат, стоит сражаться, а уж потом спрашивать, в чем дело, — спокойно заметил Эван. — В противном случае тебя убьют и лишат шанса задавать вопросы. К тому же вы чудесно развлеклись. Не хотелось испортить вам удовольствие, — галантно добавил он.

— Что? Да я чуть не умерла от страха! — вскричала разъяренная Лотта. — Я думала, они арестуют или даже убьют вас! И я бы не поручилась, что вы этого не заслуживаете, — продолжала она, сверкая глазами. — Удивляюсь, как это я стала помогать вам! Вот уж действительно погорячилась!

— Все же признайтесь, вам понравилось, — заметил Эван, перехватив сердито жестикулирующие руки Лотты и целуя в ладонь.

Ее пальцы сжались от удовольствия.

— Я получила настоящее наслаждение, уложив Грегори этим блюдом. Вот уж точно! Думаю, все посмеялись… — Удовлетворенная улыбка приподняла уголки ее губ. — А вы потрясающе ловко деретесь, Эван Райдер. Рада случаю убедиться, а то мне трудно было бы поверить в те легенды, которые ходят о вас. Совершенно непостижимо, как вам удалось не убить никого из солдат!

— С трудом, — усмехнулся Эван. — Боюсь, я унес с собой ценный трофей — этот превосходный клинок, — добавил он, бережно укладывая рапиру на пол кареты. — Вероятно, мне следует вернуть ее владельцу?

— Я бы на вашем месте не беспокоилась, — слегка пожав плечами, сказала Лотта. — Все равно Грегори никогда не сможет им воспользоваться. Он умеет сражаться лишь с помощью газетных статеек. Но все же как получилось, что властям оказалось неизвестно о разрешении на посещение Лондона, которое они сами же и выдали?

— Интересный вопрос, — согласился Эван. — Думаю, кому-то пришлось здорово потрудиться, чтобы навлечь на меня неприятности.

Он откинулся на сиденье кареты. Ее плавный ход действовал на него убаюкивающе, успокаивая лихорадку недавнего боя и жажду крови. Убивать или быть убитым. Сражаться или бежать. Вот ключ ко всему, думал он. Кто-то постарался расставить для него ловушку. Кому-то было нужно, чтобы он сражался и погиб.

— Думаю, нашелся человек, который донес властям в Лондоне, будто я нарушил режим, — медленно произнес он. — Все было устроено так, чтобы не дать мне времени представить бумаги. Я опасен — вот почему явился целый взвод солдат с саблями и ружьями. Мне не оставили шанса.

— Всегда готовый схватиться за ружье солдат или шальная пуля, — сузив глаза и подавшись вперед, предположила Лотта.

— Что-то в этом роде, — согласился Эван. — Существует много способов нанести удар в спину. Разумеется, все разъяснилось бы, но слишком поздно.

— Ловко придумано, — заметила Лотта. Ее глаза сияли из темноты. — Но кем?

— Кто же вам скажет? — покачал головой Эван. — Уже ясно, что в Вонтедже есть человек среди своих, который шпионит для властей. Возможно, это Печейс. Американец наиболее естественный союзник для британцев, чем француз.

— Печейс — честнейший человек, — упрямо тряхнув головой, возразила она. — Он никогда бы не продал вас.

— Значит, Нортеск, — заключил Эван. — У него какая-то своя интересная игра.

Лотта широко открыла глаза, глядя на Эвана с неподдельным изумлением.

— Вы просто не можете так о нем думать. Он нам помогал! Вы сами говорили, что он единственный из всей семьи поддерживал вас.

Эван лишь пожал плечами. Он чувствовал наваливающуюся усталость. Предательство было всегда где-то рядом, и он ненавидел его запах. Это грязное дело. Невозможно жить, не доверяя никому, не зная, кто друг, а кто — враг. Он встретился взглядом с Лоттой.

— Также возможно, что это вы, — тихо произнес Эван. — Ваша поездка в Лондон — вам мог подсказать ее Тео. Вы доложили ему о смерти Чарда, не так ли? Несмотря на все ваши обещания, вы написали ему о том, что я впутан в это дело.

Установилась долгая и напряженная, как затягивающаяся на шее врага веревка, тишина. Карета покинула пределы Лондона и сейчас проезжала по довольно опасным местам. Свет редких фонарей, скудно освещающий по временам карету, не давал возможности рассмотреть выражение лица Лотты, которая беспокойно заерзала на месте.

— Да, я рассказала Тео, — призналась Лотта, принеся удивительное облегчение его душе. Сознавшись в этом предательстве, она, по крайней мере, не солгала ему. — Почему бы нет? — Лотта откашлялась, пытаясь прогнать хрипоту из голоса, сдавленного чувством, которому она не находила определения. Она тоже говорила устало, не оправдываясь, а всего лишь спрашивая. — Вы ничего мне не обещали, Эван.

Это было правдой. В точности то же самое пришло ему в голову в тот момент, когда с его губ уже готово было сорваться предложение последовать за ним. Лотте незнакомо чувство преданности. Почему ему больно от этой мысли? Он сильно потряс головой, стараясь отогнать боль, но она гвоздем засела в его сердце.

— Ко времени смерти Чарда я находился в вашей постели, а не с ножом в темном углу убогого постоялого двора. Никто не сможет мне этого приписать.

— Значит, это не столь важно, не правда ли? — пожав плечами, спросила Лотта.

«Нет, важно», — подумал Эван. Важно потому, что она обещала ему молчать, а потом с легкостью нарушила данное слово, чтобы отстоять свое будущее.

— А сегодняшний вечер? — придвинувшись, спросил он. — Разве вы не вместе с Тео все это придумали? Не вы ли выманили меня в Лондон, а он тем временем вызвал солдат? Не вы ли изо всех сил притворялись, что помогаете мне сбежать, тем самым повышая вероятность того, что я попаду под клинок или пулю? Никто, кроме Марджери, не знал, куда вы отправились. Скорее всего, вы тот человек, который снова предал меня, — мягко произнес он.

Лотта нагнулась и схватила с пола кареты рапиру. Эван не успел сообразить, что произошло, как почувствовал сталь у своего горла.

— Думаете, мне нужна ваша смерть? — спросила она.

Эван должен был разозлиться, вспыхнув, как солома на ветру.

— Так что же может остановить меня теперь от того, чтобы прикончить вас?

Эван широко раскинул руки.

— У вас не хватит мужества, мне кажется. А может быть, ваше неуемное желание выцарапать из меня как можно больше денег, пока есть возможность?

Свет дрогнул, карету качнуло, и острие укололо его горло.

— Поостерегитесь, сэр, — яростно произнесла Лотта. — Я единственная здесь вооружена.

— Но не умеете пользоваться оружием, — заметил Эван. Он легким движением отодвинул клинок в сторону, получив в награду порез на ладони.

— Вы оказались правы, это прекрасный клинок. — Лотта затаила дыхание. — Вы правы и насчет сегодняшнего предательства. Но я никогда не искала вашей смерти. Шпионить, информировать — да, но только не убивать! Поверьте мне.

— Поверить вам под угрозой оружия? — изумился Эван и пожал плечами. — Мы никогда не доверяли друг другу. Разве для вас это имеет какое-то значение?

Выражение на ее лице странно переменилось. Теперь он видел там злость и боль одновременно.

— Имеет! — с трудом произнесла она.

— Почему? — настаивал он, читая на ее лице следы страстей, боровшихся в ее душе. — Почему? — тихо повторил он.

— Потому что иногда я не знаю, что сильнее — моя любовь или ненависть к вам, Эван Райдер! — призналась она, проводя клинком вниз и прорезая одежду вместе с нижней рубашкой.

Он почувствовал холод стали у самой кожи. Клинок спустился ниже, подцепив пояс его панталон, и чертовски близко к тому, чтобы продырявить его самого. Его великолепный вечерний костюм, сшитый лучшими лондонскими портными, был окончательно испорчен, распавшись на две половины. Срезанные пуговицы с треском раскатились по полу кареты, рубашка висела лохмотьями, а панталоны разошлись. Холодная сталь рапиры пощекотала внутреннюю поверхность бедра.

— О! — с восторгом первооткрывателя воскликнула Лотта. — А мне это нравится!

— Умоляю, осторожнее с оружием, или вам придется получать гораздо меньше удовольствия от общения со мной, — произнес Эван.

Лотта рассмеялась и потянулась рапирой, чтобы отбросить остатки его модного шейного платка. Лезвие погладило горло. Черт, она сошла с ума! При свете лампы Эван видел, каким ярким огнем восторга горят ее глаза, а развращенная улыбка кривит губы. Рапира вновь напомнила о себе.

— Разденьтесь для меня, — потребовала Лотта. — Прошлый раз, когда мы развлекались в карете, вы заставили меня выполнить ваши капризы. Теперь пришла моя очередь. Снимайте одежду.

— Вы уже очень мне в этом помогли, — заметил Эван. Он покосился на кончик клинка. Покачивание кареты и неумелые руки Лотты внушали такое опасение, что приходилось отбросить понятие о приличиях. Он сорвал остатки шейного платка и освободился от рубашки. Клинок затанцевал по его обнаженной груди, как град поцелуев.

— Очень хорошо. А теперь панталоны, — скомандовала Лотта.

Эван переступил через них. Теперь ничто не скрывало его чудовищной эрекции. На нем не осталось ничего что-либо скрывавшего.

— Я была в этом уверена, — заявила она, уставившись широко раскрытыми глазами. — Опасность возбуждает вас.

Эван быстро, подхватив клочья одежды, намотал их на руку и перехватил острие, повернув его так, что рапира вырвалась из ее рук. Все произошло мгновенно, Лотта только охнуть успела.

— Не стоит направлять оружие на опытного солдата, — вежливо сказал он, удобно захватив рапиру рукой. — Это может привести к большим осложнениям.

Стремительным движением он перерезал ленты домино и распорол сверху донизу ее серебристое платье. Лотта вскрикнула:

— Эван, нет! Это сшито у мадам Целестины и обошлось вам в целое состояние…

Но поздно. Платье, как раскрытая раковина, упало к ее ногам, оставив Лотту аппетитно полураздетой в одной тончайшей сорочке, которая не в силах была скрывать очаровательную полноту. Эван полностью потерял самообладание. Рапира со звоном упала к его ногам. Он обхватил Лотту за талию и притянул к себе, яростно целуя, до тех пор, пока не почувствовал, что растворяется в жарком слепящем свете пульсирующего вожделения. Они упали на сиденье, где ритм катящейся кареты и плотно сжатые тела привели к великолепному взрыву, который заставил обоих закричать в экстазе. Это длилось несколько мгновений.

— Итак, — сказал Эван, как только его дыхание немного выровнялось, — вы уже решили? Вы любите меня или ненавидите? — спросил он, придвигаясь ближе и целуя шелковые пряди волос.

Эван почувствовал, что Лотта улыбается.

— О, я ненавижу вас. Совершенно определенно, — прошептала она, уткнувшись в его шею.

Эван подхватил с пола кареты алое домино и черную накидку, заботливо оставленную Нортеском. Укутав их обоих в то, что счастливо избежало разящего клинка, Эван начал постепенно засыпать, убаюканный мерным покачиванием кареты, чарующим запахом Лотты, чувством покоя, тепла и мягкости, исходящими от нее. Казалось, так было, есть и будет продолжаться всегда, и в этом таилась опасность. Где-то на поверхности чувств затаилось знание. Даже сейчас между ними ничего не изменилось. Одному из них предназначено предавать, а другому — быть предаваемым.

Глава 14

Лотта проснулась на рассвете, когда карета уже подъезжала к Вонтеджу. Минувшая ночь вспоминалась как улетевшее сновидение: само путешествие, постоялые дворы, где они меняли лошадей, отрывочное неясное воспоминание о том, как она, полусонная, старательно прилаживала на себя распоротое серебряное платье, прикрывая его сверху остатками камзола Эвана для того, чтобы зайти на постоялый двор. Ей было необходимо умыться и наспех перекусить чашечкой горячего шоколада. Хозяин и заспанный конюх даже не пытались скрывать изумленных взглядов. Вглядевшись в рябое от старости зеркало в дамской комнате, она поняла, что выглядит просто ужасно. Но первый раз в жизни ее это совершенно не тронуло.

Лотта подняла штору на окошке кареты. Эван даже не пошевелился — спал как убитый. Она попыталась привести его в более подобающий вид, завернув в то, что осталось от одежды, но это оказалось бесполезной затеей. Лотта подумала, что они оба выглядят крайне бесстыдно. Да они и были крайне бесстыдны. Скоро все будут говорить о подвигах сегодняшней ночи, начиная от Лондона и до тех пределов, где есть хоть одна живая душа. Маскарад в доме Грегори, драматические события, связанные с появлением солдат, их еще более захватывающий побег с дикой и страстной любовью прямо в карете… Этого Эван всегда желал. Лотте все-таки удалось преуспеть в том, с каким постоянством она вызывает скандалы вокруг себя. Но сердце так жалобно ныло при мысли о том, что лишь эта скандальность и может соединять их.

Деньги в обмен на скандал… Ничего не изменилось с тех пор. Она смотрела на чеканный профиль Эвана в бледном свете наступающего утра. Его щека потемнела от пробивающейся щетины. Лотта почувствовала легкий трепет при воспоминании о том, как эта щетина терлась о ее обнаженную кожу. Его черные волосы были взъерошены. Он лежал в неудобной позе — сиденье кареты оказалось слишком коротким для его роста. Лотта подумала, что у него будет болеть все тело, когда он проснется. И не просто от того, что неудобно спал.

«Иногда я не знаю, люблю или ненавижу вас…»

Но это ложь. Она любила его не с той безнадежной молящей потребностью, которую проявляла по отношению к некоторым из своих любовников, прося о большем внимании, желая почувствовать свою ценность для них. Ничего более глубокого и бездонного за свои тридцать три — нет, двадцать восемь — она еще не испытывала! Сердце невыносимой болью отозвалось на его обвинение в заговоре с целью убийства, лжи и предательстве. Ее охватывало отчаяние при мысли о том, что такова ее вероломная натура, в которой отчаянное желание защитить себя заставляло предавать первой. Она знала, что они никогда не смогут доверять друг другу.

Колеса экипажа загремели по брусчатке рыночной пощади Вонтеджа. Карета замедлила ход и остановилась у гостиницы «Медведь». Ну вот, уже во второй раз она дает добропорядочным горожанам повод для сплетен и пересудов на год вперед.

Потом Лотта обратила внимание на то, что карету ожидает небольшая группа людей. Среди них находился Дастер, правительственный чиновник по делам пленных, который все время крутил шляпу в беспокойных руках. Здесь же был Жак Ле Прево, как всегда изысканный и красивый, но непривычно суровый, и Оуэн Печейс, чье открытое лицо было явно чем-то омрачено. Лотта вздрогнула от дурного предчувствия.

Эван открыл глаза. Сон улетел, сменившись тревогой, взгляд остановился на лице Лотты.

— Что происходит? — спросил он.

— Не знаю, — ответила она. — Но мне кажется, что-то случилось.

Эван открыл дверную задвижку еще до того, как карета полностью остановилась. Он спрыгнул на мостовую и, несмотря на спешку, успел подхватить спускавшуюся Лотту. Затем повернулся со словами извинения к мистеру Дастеру.

— Сэр, чем я заслужил такую честь — меня встречает целая толпа? — спросил он.

Ле Прево выступил вперед и положил руку ему на плечо.

— Это из-за вашего сына, Сен-Северин, — с сожалением и состраданием произнес он. — Извините, мой друг. Прошлой ночью он бежал из тюрьмы Уайтмур. Сейчас его разыскивают. Отдан приказ стрелять без предупреждения.


На втором этаже гостиницы «Медведь» возле комнаты Эвана был выставлен караул. Солдат сидел на тяжелом деревянном стуле, но тут же вскочил, завидев идущую по коридору Лотту.

— Мадам, посещения запрещены, — заявил он. — Приказ начальника службы по делам пленных.

— Конечно, конечно, — успокаивающе улыбнулась ему Лотта. — Я очень хорошо понимаю вас, сержант. Но, уверяю, мистер Дастер не имел в виду меня. Кто лучше меня сможет успокоить лорда Сен-Северина в такой час?

Глаза сержанта задумчиво остановились на ней, словно прикидывая, какого рода утешение она может предложить.

— Ну, мадам, возможно…

— О! Как я вам благодарна! — проворковала Лотта, проскальзывая вперед и поворачивая дверную ручку. Но дверь оказалась заперта. — Сержант, — обратилась она, полным прелести жестом прося о помощи.

Караульный с готовностью подскочил, чтобы отпереть для нее дверь. В самом деле, очарование бесстыдства способно открыть любые двери. С этими мыслями она, постучавшись, вошла в комнату.

До сих пор ей никогда не приходилось бывать у Эвана, он никогда не приглашал ее к себе. «Больше похоже на камеру», — с содроганием отметила Лотта. Ему предоставили ничтожную свободу пленного поселенца. Теперь она убедилась в этом. Комната Эвана поражала обшарпанностью голых стен, на полу лежал совершенно вытертый ковер. Простой деревянный стол и узкая кровать составляли убогую обстановку, служившую хорошей иллюстрацией иллюзорной свободы. Ничем не лучше камеры любого из заключенных Уайтмура. Лотта почувствовала силу отчаяния, охватившего его. Напряжение висело в воздухе, готовое взорваться в любую минуту. Эван затравленно метался в узком пространстве комнаты.

Он взглянул на входящую Лотту. В его потемневших синих глазах не отразилось никаких чувств, кроме крайнего напряжения. Лицо выглядело изнуренным и бледным.

— Что вы здесь делаете? — резко спросил он болезненно прерывающимся голосом. — Вас подослал Дастер?

— Нет, я уговорила часового разрешить мне пройти, Эван. — Она дотронулась до его рукава и почувствовала, как он дернулся.

— Мне не хочется сейчас говорить с вами, — бросил Эван, отворачиваясь.

Это нужно было воспринимать как окончательный отказ, выражение предельного недоверия по отношению к ней. Он никогда не примет слов утешения, сочувствия. Лотта поняла, что все потеряно.

Плечи Эвана словно окаменели, подчеркивая отказ. Боль все сильнее захватывала душу Лотты. Ее покидали любовники, Грегори распространял унизительные известия о разводе, и как привидение над всем эти витала тень отца, который первым покинул ее таким же ясным утром, как то, что она встречает в этой маленькой мансарде под самой крышей гостиницы.

Малышка Лотта Пализер! Никому-то она не нужна. Ей придется уйти.

Правда, на этот раз она сдаваться не собиралась. Это будет ее последняя ставка, потому что любовь к Эвану заставляет ее бороться.

Лотта осторожно протянула руку, коснувшись плеча Эвана. Прикосновение далось ей с очень большим трудом. Его мускулы напряглись и окаменели под ее рукой. Он не пошевелился.

— Расскажите мне о своем сыне, — попросила она.

Лотта едва узнавала собственный голос, который, дрогнув, набрал силу. — Расскажите мне об Арланде.

В какой-то момент Эвану показалось, что он готов взорваться от злости и возмущения. Какого черта эта женщина не оставит его в покое? Какую грубость совершить, чтобы наконец избавиться от нее? Ярость захлестнула его горькой болью, настолько невыносимой, что дух захватило. Ни от кого в своей жизни он не принял бы жалости. Да никому бы и в голову не пришло его жалеть. Он казался живым воплощением силы. Ему не нужны заступники и утешители. Он способен справиться сам.

Он прошагал к окну и окинул взглядом простирающиеся над городскими крышами силуэты белых башен Уайтмура. Синее небо придавало очарование даже этому богом проклятому месту. Отсюда Эвану каждый день приходилось смотреть на тюрьму, в которую власти бросили его сына. А сейчас его сын остался один, без защиты и помощи, его травили, как зверя. Узкая комната, ставшая тюрьмой, не оставляет шанса помочь ему. Арланд повторит судьбу отца.

— Расскажите мне о вашем сыне…

Эван закрыл глаза. Он уже почти высказал ей свою горечь и сомнения, которые так долго прятал в глубине души.

«Я не подхожу для него и никогда не смогу.

Это моя вина в том, что он в тюрьме, в постоянной ужасной опасности. Я не смог защитить его. Я потерял его».

Он сбросил руку Лотты со своего плеча. Внутри постоянно поворачивалось колесо саднящей боли, оборот за оборотом усиливающее его горе.

— Я не хочу говорить о нем, — сказал Эван. Его охрипший голос звучал как чужой.

Лотта упрямо подняла подбородок.

— Понимаю, как вы расстроены…

Расстроен?

— Разве вы можете это понять! — повернувшись к ней, бросил Эван. Он был ослеплен яростью и отчаянием, нетерпеливым желанием остаться наедине со своим горем. — Уходите.

— Нет, Эван, я нужна вам.

— Я не желаю вас здесь видеть, — заявил он, не зная, как заставить Лотту уйти.

Она стояла с дьявольским упорством, не собираясь отступать. По всей видимости, это уже входило у нее в обычай. Ясно, она ни за что не сдвинется с места.

— Уходите, или я вытолкаю вас отсюда, — пообещал Эван, отступая в сторону и поднимая руки.

— Ну, так чего же вы ждете? — спросила Лотта, подойдя вплотную к нему.

Его руки медленно легли на ее плечи, словно нехотя, будто он сам опасался того, что может произойти.

— Лотта…

Возможно, это ее последний шанс. Она, не дрогнув, ожидала его решения.

— Я помню ваше лицо там, в Лондоне, когда Нортеск заговорил с вами об Арланде, — тихо произнесла Лотта. — Я знаю, что вы заботились о нем, как отец может заботиться о своем ребенке.

— Я не в состоянии позаботиться о нем.

— Мы не всегда можем поступать в соответствии с нашими желаниями, — произнесла она, как будто прочла его мысли.

— Я предпочел дать ему возможность родиться, — выдохнул Эван. — А после этого не смог его защищать, — продолжал он, чувствуя, как злость понемногу оставляет его. — Я слишком похож на собственного отца, — закончил он совершенно спокойным голосом.

— Вы ни в чем не повторяете Фарна! — со злостью воскликнула Лотта. — Он забрал вас у матери лишь для того, чтобы продемонстрировать свою власть. Его не заботило, правильно ли он поступает! Вы — совсем другое дело… — Она сделала какой-то беспомощный жест в попытке найти нужные слова. — Ну, вас бы уже здесь не было, если бы не ваши принципы…

Что-то перевернулось в душе Эвана, будто слегка расслабился тугой узел эмоций, не дававший ему свободно дышать.

— Вы относитесь ко мне со слишком большим доверием, — проговорил он. — Сначала узнайте, как это было, а уж потом говорите.

Лотта ничего не ответила, лишь отошла и села на краешек койки, подогнув под себя ноги, как ребенок, приготовившийся слушать сказку на ночь.

— Мне было девятнадцать, когда я узнал, что должен родиться Арланд, — начал Эван. — Двадцать, когда он родился. Его матери было немногим больше. Она из семьи аристократов, попавших под нож Французской революции. Большинство из них обезглавили. Луиза выживала, продавая свою душу и тело.

— Бедная девочка, — произнесла Лотта, отсвет понимания промелькнул в ее глазах. — Вы любили ее?

Эван пожал плечами.

— Наверное, нет. Я испытывал желание. Мне льстило, что она предпочла меня всем своим кавалерам. Но я сам был молод и беззаботен и больше всего любил самого себя, — со вздохом сказал он. — Тем не менее, когда я узнал, что она носит моего ребенка, поклялся, что буду заботиться о них обоих, — продолжал Эван со слабой улыбкой. — По правде говоря, я совершенно не был уверен, что это мой ребенок, пока не увидел его.

— Такое сильное сходство? — спросила Лотта.

— Несомненное, — подтвердил Эван. — В тот момент, когда я взглянул на него…

Он нахмурился. Невозможно в словах передать то замешательство, восторженное недоумение, которое охватило его, совсем еще юношу, когда он смотрел на дитя, которому дали жизнь они с Луизой. Это чувство ужаснуло его, и в конце концов страх победил.

— Я полюбил его, — с трудом выговорил Эван. — Но я был слишком незрелым, чтобы нести ответственность. Я повел себя как трус. У Луизы в живых остались лишь тетя и дядя где-то на юге Франции. Когда она сказала, что собирается перебраться к ним, я не стал отговаривать. К моему несомненному позору, — добавил он, тяжело вздохнув. — Мне даже не пришло в голову поехать с ними, попытаться начать новую жизнь, воспитывать сына. Я позволил ей уехать и увезти Арланда.

— Но ведь с тех пор прошло уже почти двадцать лет, — начала Лотта. Но Эван не принял ее попытки оправдать его поступок.

— Я был достаточно взрослым, чтобы зачать ребенка, но недостаточно храбрым, чтобы стать ему отцом, — едко заметил Эван. — Да, я был молод и беден, зависим от милости императора. Мне нечего было предложить им, кроме себя. Хотя этого могло оказаться достаточно.

В маленькой жаркой комнате повисла тишина. Снизу доносились крики работников, выкатывающих в пивную очередной бочонок с пивом.

Лотта вздохнула и осторожно пошевелилась.

— А потом? — спросила она.

— Все десять лет я постоянно твердил себе, что Арланду будет лучше без меня, у него есть безопасный дом и семья. А я не смогу дать ничего. Мое поведение становилось все более и более безрассудным.

Эван беспокойно повел плечами. Ему стало невыносимо душно в этой крохотной комнатке. Он нуждался в глотке свежего воздуха, чтобы освежить пылающую голову. Лихорадку отчаяния необходимо охладить — только так можно придумать план, как спасти от страшной опасности Арланда. Но его заперли, сделали пленником, он бесполезен, ни на что не способен.

— Я готов был покончить с собой. Мне показалось, что хочу этого. Однако я убивал других, — сказал Эван, безнадежно покачав головой. — Все говорили, что это сделало меня героем, который искал случая умереть в бою. Только я знал, насколько темны и запутанны причины, которые мной двигали. Только это не принципы, как считали все. Я обманул их доверие.

— Вы сами наказали себя, — прошептала Лотта.

— Возможно, — сказал Эван. — В любом случае это не помогло. Желание видеть Арланда становилось все сильнее и сильнее и не оставляло меня. И однажды, когда заработал немного денег, я купил на них землю и написал Луизе.

Эван замолчал. Он запомнил каждое обжигающее слово ее ответного письма, обвинение в себялюбии, прорывающее оборону, которую он так тщательно выстраивал.

— За свое полное равнодушие к Арланду вы поплатились правом называть его своим сыном…

Все это правда, он не достоин иметь ребенка. Он притворялся, что считает более безопасным для сына и его матери, если будет подальше от них. Успокаивал свою совесть, говоря, что послужил бы плохим примером, ему, дикарю, внебрачному сыну развратного отца, нечего им предложить. Он утешал себя тем, что семья Луизы может предложить Арланду кров и тепло, нормальную жизнь, которой он не смог бы предложить никогда. Но это банальная ложь, прикрывающая его слабость. Он не смог стать отцом и потерял сына.

— Что же она сказала? — спросила Лотта.

Эван слабо улыбнулся:

— Написала, что возвращаться слишком поздно. Она никогда не говорила Арланду, кто его отец, по настоянию семьи. Для них я умер.

Лотта содрогнулась:

— Думаю, это не то, что ей хотелось сказать вам на самом деле. Все мы в сердцах готовы произносить непоправимые слова под влиянием минуты.

— Луиза имеет на это полное право, — возразил Эван, пожимая плечами. — Видит бог, мне не приходилось ожидать от нее ничего другого. Я никогда не посылал им ни полушки, не предлагал никакой помощи, хотя и знал, что всем приходится нелегко, цены растут, а урожай плохой. — Он задумчиво провел рукой по волосам. — Я написал Арланду.

Он писал раз за разом, снова и снова. С настойчивостью, с которой прежде отрекался от него. Он выкраивал для этого редкие передышки между сражениями, когда вокруг все еще пылало, а зловоние и грязь, отчаяние и ярость окружали его. Он не имел представления, что можно сказать сыну, с которым никогда прежде не встречался. И все же он пытался, так как это был его единственный шанс.

— Только умирая, мать отдала ему мои письма, — продолжал Эван. — И Арланд отправился искать меня.

— Ему хотелось иметь отца, — тихо сказала Лотта. — Я очень хорошо это понимаю.

— Он прибавил себе возраст и поступил в войска императора. Это был единственный путь соединения со мной.

— Он повторил ваш путь, — восхитилась Лотта. — Точно так же вы поступили двадцать лет тому назад.

— Да, пожалуй, — согласился с ней Эван. — Но ведь это не значит, что я хотел бы для него повторения моего пути. Мне хотелось отослать его назад в Ангевиль, — добавил он. — Но было уже слишком поздно — Арланд отказался уезжать. Кавалерия уже подошла под Фуэнтес-де-Оньоро. Я изо всех сил старался охранять его, держать поблизости от себя. Но и в этом не преуспел. Нас захватили в плен. Потом я делал все, чтобы вырвать его из рук британцев. Предлагал выкуп, предлагал им себя… — Он снова остановился. Страдание опустошало и иссушало его душу. — Вот так все это было, Лотта. Я шаг за шагом терял своего сына.

Лотта прошла через комнату и, остановившись рядом, обняла его.

— Пока я вижу человека, которому пришлось многое преодолеть и испытать, ошибаться и пытаться исправить.

Эван пытался вырваться из ее рук. Не хотел ее сочувствия, не заслуживал его. Вообще не желал подпускать кого-либо близко к себе. Но Лотту теперь невозможно остановить. Она уткнулась щекой ему в грудь и стояла так, обняв его. Его сопротивление дрогнуло и растворялось, как пелена тумана. Эван понял, насколько жаждет получить утешение из ее рук.

— Мне известно, что значит хотеть иметь отца, чтобы было кем восхищаться и уважать, — сказала Лотта. Она яростно встряхнула его. — В вас многое достойно восхищения, Эван Райдер, и Арланд понял это. Вы — то, что ему хотелось вернуть себе. Не отрицайте его право на любовь к вам, если он выбрал ее. Вы должны жить, подчиняясь его выбору.

Трещина в сердце Эвана становилась все шире. Какой-то момент он еще сопротивлялся, цепляясь за темные края сознания. Внезапный порыв заставил его яростно притянуть к себе Лотту, так близко, будто собирался больше никогда ее не отпускать от себя. Он заговорил сбивчиво, не задумываясь о том, насколько она предана ему.

— Я хотел вырвать его отсюда, Лотта. У меня был план, как помочь ему. Дважды я пытался освободить его, но безуспешно. Но я всегда буду пытаться — снова и снова.

— Тише, пожалуйста, я знаю, что вы не остановитесь, — сказала она, успокаивая его, как ребенка. Она любовно потерлась щекой о его грудь. — Я понимаю.

Ему так хотелось утонуть в этом чувстве, сделать глоток живительного утешения, которое она предлагала ему, и задержать это ощущение, не позволяя уйти. В Лондоне он воспользовался близостью Лотты для того, чтобы разрушить свою невероятную тоску по Арланду. Но сейчас утешение, в котором он нуждался, было совершенно иным. Эван не желал забытья в ее объятиях, что непременно приведет к новой вспышке боли, как только схлынет волна наслаждения. Он желал ее близости, чтобы служить щитом друг другу, дарить и принимать, защищать ее, черпая в ней свою силу.

Это казалось невозможным, столь многое их разделяло.

Он отодвинулся немного и заглянул в ее лицо.

— Лотта… — начал он, хоть сам еще не был уверен в том, что собирается произнести.

— Тише, — остановила она, прижимая палец к его губам. Лотта пыталась улыбаться, но в ее глазах стояли слезы. — Не нужно слов. Просто обнимите меня.

Эван бережно обнял ее. Так они и стояли, крепко прижавшись друг к другу. Время остановилось. Он чувствовал такой мир в своей душе, что понял — они перешли границу, назад пути нет.

Глава 15

Августовская ночь выдалась на удивление душной, жаркой и темной. Надвигалась гроза. Лотта никак не могла заснуть. Ее ум метался, как зверек, попавшийся в силки. Мысли переходили от Эвана, запертого в его маленькой, лишенной воздуха комнатке под крышей гостиницы, к его сыну, одинокому беглецу, на которого объявлена охота по всей территории королевства. Она все ворочалась, то взбивая подушки, то отбрасывая со вздохом. Это все от жары, в которой невозможно заснуть. А может, от мыслей, которые никак не давали ей покоя. Мощный порыв, соединивший ее с Эваном, подхлестнул ее желание делать что-то, предпринимать, помогать.

Она провела полдня на рынке и в магазинах, переходя с места на место, прислушиваясь к сплетням, стараясь подхватить малейший намек, где может скрываться Арланд Райдер. Она послала Марджери осторожно расспросить служанок и работников с мельницы, подбросив мысль об обещанной за информацию награде. Но ничего не было слышно. Большинство сплетен было о ней самой. Казалось, каждому интересно обсудить подробности ее лондонской прогулки. У всех на слуху история про то, как она застрелила своего бывшего мужа из старинного пистолета, после чего бежала, ускакав на одной из неоседланных лошадей из упряжки кареты. Ободряющим, однако, было то, что публика с одобрением восприняла все ее воображаемые приключения. Грегори Каминз был банкиром, а большинство не доверяло тем, кто наживает свои баснословные богатства во время разорительной войны.

Занавески в спальне внезапно взметнулись у открытого окна. Послышался скребущий звук, и какой-то человек перевалился через подоконник в комнату, обессиленно растянувшись на полу. Лотта схватила ночную вазу и угрожающе замахнулась. Может быть, это просто неумелый грабитель, но она и ему не оставит шансов.

— Умоляю, не кричите! — Человек поднялся и протянул к ней руку в красноречивом жесте. Он двинулся к Лотте и схватил ее за руку. Он весь дрожал, рукава тюремной рубахи висели лохмотьями, лицо в сочившихся кровью порезах.

Лотта всмотрелась и выронила свое оружие из рук.

— Арланд, — выдохнула она.

Арланд был точной копией своего отца. Смотреть на него — все равно что видеть зеркальное отражение Эвана. И все же при повторном взгляде это оказалось не совсем так. Юношеское лицо отражало молодость и неиспорченность, в сочетании с силой и настороженностью мужчины. Арланд был высок и широк в кости, но по-юношески долговяз и неуклюж, будто еще не совсем дорос до собственного тела. Он выглядел истощенным, больным и обессиленным.

Лотта почувствовала, как ее сердце дернулось и тяжело застучало.

— Им приказано идти сюда, — задыхаясь, сказал Арланд. Он говорил по-английски правильно, но с сильным французским акцентом, очень заметным. Он поймал руку Лотты, переводя дыхание. — Спрячьте меня, пожалуйста…

— Кто… — начала было Лотта, но Арланд только покачал головой:

— Пожалуйста, они уже рядом. Все объяснения потом…

Словно в подтверждении его слов, снаружи раздались тяжелый топот сапог, выкрики команд, нетерпеливый стук в переднюю дверь.

— Они обязательно найдут вас, если станут обыскивать дом.

Ее ум лихорадочно перебирал идею за идеей, чтобы найти подходящий выход. Невозможно допустить, чтобы он попал в руки властей. В прошлом она не раз готова была предать Эвана, но сейчас совсем другое дело. Эван может сам о себе позаботиться. Арланд — юноша, который играет по чужим правилам в такой страшной игре, как война. Он уже так много повидал и выстрадал. Кроме того, Лотта совершенно точно знала, что теперь уже никогда не сможет предать Эвана. И меньше всего — его сына. Что-то произошло между ними в тот день, когда он окончательно доверился ей, что-то глубокое и важное, сблизившее ее с Эваном гораздо надежнее, чем желание соблюсти собственные интересы, жадность или стремление к безопасности. Она не была уверена, что хотела этого. Самоотверженная любовь — это не по ее части. Но она не чувствовала в себе силы отказаться от нее.

— Раздевайтесь, — коротко скомандовала она. Арланд отшатнулся от нее:

— Прошу прощения, мадам?

— Снимайте одежду и спрячьте ее куда-нибудь. Ложитесь ко мне в постель.

Грохот в дверь повторился с новой силой. Лотта расслышала голос Марджери и звук отпираемых засовов.

— Делайте, что я вам говорю, — прикрикнула Лотта. — Ну же!

Она увидела отсвет понимания в глазах Арланда и подтолкнула его к кровати. Схватив свой отделанный лебяжьим пухом халатик, она подбежала к шкафу и, выхватив оттуда какую-то одежду Эвана, разбросала ее по полу вперемешку с собственной, как будто ее срывали в приступе страсти, не терпящей промедления. После этого Лотта поспешила к двери. Хорошо, что волосы в беспорядке — появление Арланда подняло ее с постели. Быстрый взгляд в зеркало убедил, что она выглядит достаточно растрепанно, то, что надо, чтобы сбить с толку преследователей. Лотта вновь окинула оценивающим взглядом шелковый халат и прозрачную ночную рубашку под ним. О да, есть чему сбить с толку кого угодно.

Внизу уже толпились солдаты. Марджери стояла со свечой в руке и выглядела маленькой и испуганной.

Лотта подошла к перилам лестницы и остановилась.

— Что здесь происходит? — властно, как и полагается представителям герцогской фамилии Пализеров, произнесла она.

Группа вооруженных людей внизу остановилась, замерев. Все подняли головы вверх и уставились на нее. Лотта демонстрировала свое негодование. В доме без ее ведома вооруженные люди. Прелестный маленький столик с цветами, стоявший внизу возле двери, оказался перевернут, гобелен сорван со стены. Громкие голоса доносились из гостиной, по дому раздавался грохот сапог.

— Солдаты, мадам! — с дрожью в голосе произнесла Марджери. — Они говорят, что в нашем доме укрывается сбежавший заключенный, — доложила она, бросив на Лотту извиняющийся взгляд. — Нас всех могли убить прямо в наших кроватях, мадам?

— Что за ерунда! — беззаботно ответила Лотта, спускаясь вниз по лестнице. — Как тебе в голову пришла такая чепуха?

Лотта повернулась к солдатам, которые смотрели на нее во все глаза с выражением похоти или удивления, но никто не остался равнодушен.

— Или ты считаешь, что нас насмерть затопчет толпа головорезов? Что же, очень может быть.

Ее взгляд упал на офицера, видимо возглавлявшего операцию, худенького и светловолосого, совсем еще юного.

— Лейтенант, объясните, что это за вторжение?

— Извините за беспокойство, мадам, — ответил покрасневший лейтенант. — Ваша горничная права — мы ищем беглого заключенного. Его видели неподалеку от вашего дома. У меня приказ схватить его.

— Ах, как драматично, — произнесла она. — А мне казалось, что в Вонтедже никогда не происходит ничего интересного. Тем не менее не стоит искать его за моими гобеленами. Это ручная работа и стоит кучу денег. Вы были бы очень добры, приказав своим людям проявлять большее уважение к моей собственности.

— Конечно, мадам, — сказал лейтенант, краснея еще гуще. — Поосторожнее там, — рявкнул он на одного из своих людей, который чуть было не упал, запнувшись, увлекая за собой книжную полку. Лейтенант вновь повернулся к Лотте: — Разрешите осмотреть верхний этаж, мадам?

— Ну, если вы считаете, что это необходимо, — с выражением скуки, ответила Лотта. — Но у меня будет к вам маленькая просьба, лейтенант. Может быть, вы не станете устраивать обыск в моей комнате? Я была бы крайне благодарна вам за это. Уверяю, никто не входил туда без моего разрешения.

Лейтенант остался непреклонен.

— Мадам, у меня приказ обыскать весь дом, не делая исключений. Любой может забраться через окно и спрятаться где-нибудь, пока вы спите. Это необходимо для вашей же собственной безопасности.

Лотта слегка коснулась его руки, и лейтенант послушно умолк.

— Едва ли можно говорить о том, что я спала, лейтенант, — очень искренне произнесла Лотта. — Стоит пояснить?

Прошло некоторое время, пока лейтенант сумел переварить сказанное. Наконец, в его глазах блеснуло понимание. Лотта подивилась, так ли давно он и впрямь покинул стены школы. Так или иначе, но просветление наступило, и он густо покраснел. Лотта испугалась, как бы его не хватил удар.

— О! — выдохнул он, окинув взглядом ее фигуру в полупрозрачной ночной рубашке и теряя самообладание, срочно перевел его на картину в дальнем конце комнаты. — Насколько мне известно, — сказал он, — лорд Сен-Северин вместе с остальными пленными находится под стражей в «Медведе», мадам.

— Так и есть, — согласилась Лотта. Она простодушно взглянула ему в глаза. — У меня сегодня другой гость. Знаете ли, мне так одиноко, — сказала она с каким-то неопределенным жестом. — А знаете, как это говорится… Мужчина, который пренебрегает своей любовницей, открывает вакансию…

— Мадам! — воскликнул лейтенант, сделав огромные глаза.

Лотта не могла понять, что потрясло его больше: мысль о том, что она с такой легкостью изменяет своему покровителю, или ужас от того, что человек, подобный Эвану Райдеру, известному дуэлянту, мог сделать со своим соперником.

— Кто мог решиться… — пробормотал он.

— Никаких вопросов, лейтенант, — попросила Лотта, коснувшись пальцем его губ и поманив его за собой наверх. — Несомненно, я провожу вас наверх, но умоляю вас, не побеспокойте моего… друга. Он еще очень молод, принадлежит к хорошей фамилии, что живет по соседству и… — немного поколебавшись, продолжала она, — может произойти грандиозный скандал, если его инкогнито будет открыто. Я думаю, вам не захочется быть замешанным в этом.

— Разумеется, нет, — пылко согласился лейтенант.

Лотта видела, что его мысль заработала, лихорадочно перебирая все возможные кандидатуры по соседству.

Лотта отступила назад и стала подниматься вверх по лестнице, приглашая следовать за ней. Скоро он уже стоял перед дверью в комнату Лотты с выражением человека, на долю которого выпала миссия, совершенно лишенная смысла.

Лотта тихонько постучала в дверь спальни.

— Вы уже проснулись, мой дорогой? — шепотом спросила она, в то время как лейтенант мялся и краснел рядом с ней.

Ответа не последовало.

— Боюсь, он слишком изнурен, — созналась Лотта.

Казалось, лейтенант совершенно ослабел от тех образов, которые воображение услужливо подсовывало ему.

Лотта толкнула дверь спальни, чувствуя, как сердце уходит в пятки, и пропустила лейтенанта в комнату.

Арланд сделал все так, как надо. Лотта с облегчением перевела дыхание. Он спрятал свою тюремную одежду, а сам растянулся на большой кровати. Смятые покрывала оставляли открытыми лишь одно на удивление широкое плечо, часть руки и большую ступню, торчащую из-под простыней. Он лежал на животе с повернутым в сторону лицом, будто глубоко и крепко спал, тихонько похрапывая. Когда Лотта вошла в сопровождении лейтенанта в комнату, он сонно задвигался и вздохнул.

— Бедный мальчик, — посочувствовала она, обращаясь к лейтенанту и поднимая свечу повыше, чтобы лучше осветить комнату. — Он так устал. Сами видите, здесь больше никого нет, сэр.

— Но окно открыто, — возразил тот, с трудом отводя взгляд от мужчины на кровати. — Вполне возможно, что беглец взобрался по плющу и проник в комнату…

— Это я сама открыла окно совсем недавно, — продолжала улыбаться Лотта. — Горячая ночь…

— Представляю себе, — пробормотал лейтенант. Он даже сглотнул, снова представив себе, что могло здесь происходить, потом поспешно осмотрел два больших шкафа, стоящих в комнате. Стало ясно, что никто не прячется даже за шторами.

— Может, стоило бы проверить под кроватью? — с готовностью предложила Лотта.

Лейтенант отрицательно покачал головой:

— Думаю, в этом нет смысла, мадам.

— В таком случае можно считать, что ваше любопытство полностью удовлетворено, лейтенант, — проворковала Лотта.

— Так и есть. Благодарю вас, мадам, — запинаясь, произнес он, пятясь спиной к двери. При этом лейтенант имел вид человека, которого срочно вызывают по совершенно неотложному делу на другой край света. — Весьма любезно с вашей стороны.

Он скомандовал своим людям, и Лотта увидела, как они выходят из дверей дома.

— Они ушли, — сообщила Лотта Марджери, которая переминалась с ноги на ногу в наброшенном на плечи одеяле, охваченная нервной дрожью. — Отправляйся спать. Теперь ты в полной безопасности.

Она быстро и крепко обняла девушку и отослала ее наверх. Потом вернулась к двери и закрыла ее, чуть не подпрыгнув от страха и неожиданности, когда из тени выступил Эван.

— Я думала, что вы находитесь под замком. Как вам удалось выбраться оттуда? — воскликнула она.

— Через крышу, — ответил он, рассмеявшись. — Он здесь? — порывистым жестом схватив ее руку, спросил Эван.

— Наверху, — ответила Лотта.

Эван потянул ее в дом и запер за собой дверь. Потом повернулся к ней, обнял и поцеловал. Она почувствовала такое облегчение, благодарность и ласку, что душа ее буквально растаяла. Никогда прежде Эван не целовал ее, если только не хотел заняться любовью. Теперь Лотте трудно было скрыть улыбку, глядя в его забавно смущенное лицо, когда он отпустил ее. Сердце Лотты затрепетало.

— Вы все время находились там, снаружи? — спросила она.

— Достаточно долго, чтобы убедиться, что вы способны на бесстыдное кокетство с офицером британской армии, — ответил Эван. — Надеюсь, вы осознаете, что решились на предательство? Их взгляды встретились.

— Я знала, на что шла, — сказала Лотта.

Она увидела улыбку в его глазах, словно солнце отразилось в воде.

— Спасибо, — тихо произнес он.

Эван не задавал вопросов о том, может ли доверять ей, не требовал обещаний не предавать Арланда. Он просто стоял, глядя на нее. А она чувствовала, как ее сердце сжалось. Слезы теснились у нее в горле, не давая выхода словам.

— Вы доверяете мне…

Эван одарил ее сияющей улыбкой.

— Где он?

— В моей постели, — пожала плечами Лотта. — Где же еще можно спрятать мужчину в этом доме?

— Тот, о ком вы сейчас говорите, — мой сын, — засмеявшись, напомнил Эван.

Он бросился вверх по лестнице, перескакивая через две ступеньки. Лотта чувствовала в нем восторг, яркое пламя счастья, светившееся изнутри.

— Только не разбудите Марджери, — взмолилась она. — Бедняжка сегодня перепугалась до полусмерти.

Арланд сидел, устроившись на краю кровати. Он уже почти оделся и выглядел еще моложе, чем показался вначале. Отсветы пламени подчеркивали бледность его лица и черноту кровоподтеков на коже. Когда дверь открылась, он бросил тревожный взгляд и, увидев Эвана, на мгновение остолбенел, тяжело сглотнул и открыл рот, но не смог произнести ни слова.

В комнате повисла абсолютная тишина. Отец и сын не могли оторвать взгляд друг от друга.

— Мы не ожидали, что ты сделаешь это сам, — проговорил Эван охрипшим от волнения голосом.

Потом он протянул руку в странном нерешительном жесте. Арланд поднялся с кровати, двинулся через комнату и вдруг невероятно быстрым движением бросился в объятия отца. Лотта вышла и тихонько закрыла за собой дверь, оставив их наедине.


Страшная гроза разразилась часом позже, молния разрезала небо, дом сотрясали страшные порывы ветра. Лотта зарылась в одеяла и думала об Эване, который в эту минуту провожал Арланда в безопасное место под покровом кромешной тьмы и ливня. Ей не хотелось их отпускать, несмотря на то что оставаться в Монастырском приюте долго было небезопасно. Лотте пришлось привстать на цыпочки, чтобы поцеловать его в губы. Ее душа разрывалась от страха за него, острого чувства тоски, она знала — Эван никогда больше не захочет оставить Арланда одного без защиты. Все ближе то время, когда он уйдет от нее навсегда. Пока об этом разговор не заходил, но Лотта знала, что бегство сына изменило все планы, каковы бы они ни были. Он должен только удостовериться, что Арланду удалось благополучно покинуть берега Британии, а потом отправится он сам. Это случится не завтра и не через несколько дней, но очень скоро. Тогда она останется одна. Эван соединится с любящим сыном, они нужны друг другу. Она, как ребенок, когда-то оставшийся без отца, прекрасно понимала их чувства, хотя отчаянно желала сохранить Эвана для себя.

Лотта плотнее закуталась в одеяла, пытаясь выкинуть все эти мысли из головы, раз уж от них невозможно избавиться совсем. Воздух стал прохладнее, из окна веяло свежим запахом дождя и листьев. Прохлада коснулась ее лица, заставив вздрогнуть. Она чувствовала холод, который шел откуда-то изнутри. Никакие одеяла не могли помочь. Немногим меньше двух месяцев тому назад, стоя под яблонями в саду, она поняла, что отношения с Эваном не вечны и ей всегда будет одиноко. Отцы, мужья, любовники приходят и уходят. Мужчины — это существа, которые не достойны доверия.

Она не станет писать Тео о том, что произошло той ночью. Это решение было принято уже тогда, когда она укрыла у себя Арланда, совершив предательство, которое совершать не собиралась даже для собственного будущего.

Лотта лежала с открытыми глазами, глядя на занавески, которые поднимал ветер из окна. Гроза закончилась, наступила тихая ночь. Она не представляла себе, как сложится ее будущее без Эвана. Он заплатит ей достаточно денег, а в том, что будет дальше, не было никакой определенности. Словом, свое будущее она создала сама.

Глава 16

— Вы уже в курсе последних новостей, мисс Пализер? — шепнула на ухо Лотте миссис Омонд, когда они встретились в магазине мистера Винквофа перед рулонами модных тканей двумя днями позже. — Мисс Батлер, дочь викария, пыталась сбежать с капитаном Ле Грандом! Их схватили на эбингдонской дороге. Его бросили в тюрьму, а она сейчас дома, полностью обесчещена! Такой скандал! Ко всему прочему он раза в три ее старше, да и не слишком завидная партия. А ведь до этого скандала она обручилась с вполне приличным человеком, который, как говорят, получил патент на какой-то там двигатель. — Она так энергично потрясла головой, что ленты ее шляпки заколебались в такт. — Только представьте, мисс Пализер, в наше нелегкое время разбрасываться людьми, получившими патент! — Миссис Омонд закончила свою тираду и уставилась испытующим взглядом на Лотту. — А вы были в курсе?

— Естественно, я в курсе всего интересного, что происходит в городе, миссис Омонд. Я приложила все усилия, чтобы отговорить мисс Батлер от опрометчивого поступка, но… — доверительно сообщила Лотта, пожав плечами, приглашая собеседницу посочувствовать не признающей авторитетов юности. — Порой молодежь не склонна прислушиваться к нашим советам.

— Я думала, вы в курсе всех подробностей этого дела, мисс Пализер, — разочаровалась миссис Омонд. — Я ведь знаю, что очень многие обращаются к вам письменно, не имея возможности обратиться публично. Ну а теперь расскажите мне, что вам известно об этом таинственным побеге сына лорда Сен-Северина. Получили ли события какое-то дальнейшее развитие?

— Совершенно никаких новостей, — с ноткой сожаления ответила Лотта, покачав головой. — Похоже, ему удалось ускользнуть из рук властей.

— Не может такого быть! — не терпящим возражения тоном заявила миссис Омонд. — Да и где бы он мог укрыться?

— Это остается тайной, — с огорчением произнесла Лотта и улыбнулась собеседнице.

— О, эти французы! — воскликнула миссис Омонд. — От них одни неприятности!

Жизнь в Вонтедже тем временем уже входила в свою обычную колею после безуспешной охоты за беглым Арландом Райдером. Пленные офицеры снова получили разрешение покидать свои квартиры, войска вышли из города, а в магазинах было полно публики, готовой поделиться последними сплетнями.

— Боже правый, мисс Пализер, что происходит? — вдруг воскликнула миссис Омонд.

Лотта оглянулась, и до нее донесся гул удивленных голосов. Сам мистер Винквоф покинул свое место за прилавком, чтобы присоединиться к нескольким дамам у окна витрины. Они во все глаза смотрели на черную карету, запряженную четверкой прекрасных гнедых лошадей, которая притормозила на площади, пока возница что-то выяснял. Солнце играло на полированных боках экипажа с ярко блестевшим на дверцах гербом.

— О! — только и смогла выдохнуть пораженная в самое сердце миссис Омонд. — Чья же это карета? Ведь это же герб… Нет, такого просто не может быть! Неужели это…

— Герцог Фарн, — подсказала Лотта.

Дамы засуетились и заговорили все разом, что ужасно напоминало переполох в курятнике при появлении лисицы.

— Герцог Фарн здесь, в Вонтедже, почему здесь? Что могло его сюда привести?

— Разумеется, Фарн прибыл не для того, чтобы повидаться с лордом Сен-Северином, — обличительным тоном произнесла миссис Омонд, круто развернувшись и пронизав Лотту подозрительным взглядом. — Я слышала, они не поддерживают отношений.

— Мне ничего об этом не известно, — покачала головой Лотта, невольно засмотревшись на возницу, который уже вернулся на свое место и тронул лошадей. — Совершенно искренне говорю вам, я нахожусь в таком же недоумении, как и вы. Могу лишь предположить, что это как-то связано с побегом Арланда Райдера. Он ведь приходится дедом этому мальчику, — добавила Лотта.

На площади тем временем собралась толпа народу, магазины сразу опустели. Все собравшиеся провожали взглядами карету, пытаясь определить, куда она направляется.

— Она свернула на Прайори-Лейн, — трубным голосом городского глашатая объявила собравшимся миссис Омонд. — Мисс Пализер, не может же быть, чтобы герцог разыскивал вас?

— Очевидно, может, — предположила Лотта. — Прошу извинить меня.

Она подхватила свою корзинку, благодарно улыбнулась мистеру Винквофу и быстро двинулась в том же направлении, что и поразившая воображение зевак карета. Не пройдет и десяти минут, как вся округа будет в курсе прибытия Фарна.

На полпути к Монастырскому приюту ее встретила Марджери.

— Мэм, мадам! — Девушка задыхалась, как будто за ней гонятся. Она схватила Лотту за руки, пытаясь объяснить. — Герцог! Он здесь! Он хочет вас видеть! — Марджери в волнении прижала руку к груди.

— Отдышись, — велела Лотта, провожая девушку к тротуару. — Ни один герцог не стоит того, чтобы ты задохнулась. А уж герцог Фарн тем более!

Его сиятельство нетерпеливо ожидал Лотту в гостиной Монастырского приюта. Он смотрел на все с тем высокомерным пренебрежением, которое не оставляло сомнений в его истинном взгляде на происходящее.

Лотте никогда прежде не доводилось встречаться с герцогом Фарном. Они вращались в разных кругах общества в те времена, когда она блистала в лондонском свете. Лотта допускала, что Грегори мог быть знаком с герцогом, поскольку ссуживал огромные деньги политическим кругам, а герцог Фарн занимал высокий правительственный пост. С первого взгляда поражало несомненное фамильное сходство, которое ярко проявилось как в Эване, так и Нортеске. Правда, лицо у Фарна более сухое и удлиненное, волосы совершенно белые, глаза очень темные и живые и узкий рот с тонкими губами. Выражение лица свидетельствовало о постоянных приступах подагры. «Хотя, возможно, это всего лишь неодобрение», — подумала Лотта. Он не мог испытывать восторга от перспективы опускаться до переговоров с любовницей своего незаконнорожденного сына.

Естественно, это было первое, о чем он не преминул напомнить Лотте.

— Так вы и есть та самая любовница, которую завел мой сын? — отрывисто спросил он.

— Меня зовут Шарлотта Пализер, ваше сиятельство, — вежливо ответила Лотта. — Отношения с лордом Сен-Северином не являются моей единственной характеристикой.

Брови Фарна хмуро сошлись у переносицы, темные глаза оценивающе прошлись по ее лицу.

— Слышал, что бывший муж разошелся с вами, узнав об адюльтере, — сообщил он.

— Бессмысленно отрицать, — сдерживая себя, ответила Лотта. — Кстати, об адюльтере. Ваша светлость, смею предположить, что ваш визит как-то связан с вашим внебрачным сыном?

В глазах Фарна промелькнуло нечто вроде искры мрачного юмора.

— Ну надо же! Вы мне дерзите!

— Ваше сиятельство, вы пробыли в моем обществе всего две минуты, а уже не раз сумели глубоко задеть меня. Я не ожидала такого от благородного человека. У вас есть ко мне какое-то дело? Или вы уже откланиваетесь?

На этот раз Фарн едва смог сдержать улыбку.

— Я бы не отказался от бокала вина, мисс Пализер.

Спасибо за любезность, — добавил он.

Позвонив в колокольчик, Лотта вызвала Марджери, которая бросилась, не чуя под собой ног от страха, выполнять приказ, и вскоре два бокала вина уже стояли перед ними на низком столике. Фарн устроился в кресле у окна, устремив взгляд в яблоневый сад.

— Должен признать, вы здесь неплохо устроились, — процедил он. — Но ни за что не поверю, что Вонтедж может предоставить вам те развлечения, к которым вы привыкли. Не находите ли вы его чересчур провинциальным после Лондона?

— Все кажется провинцией по сравнению с Лондоном, с ним может конкурировать только Париж, — с готовностью согласилась Лотта. Она знала, что разговор затеян с какой-то целью. Герцог Фарн вряд ли совершил путешествие в Беркшир просто для того, чтобы поближе познакомиться с любовницей сына. Она могла только гадать, что ему нужно. Интересно, известно ли Эвану о визите отца и что он предпримет, когда о нем узнает.

— Меня все устраивает, — заверила она. — По крайней мере, пока.

Герцог Фарн улыбнулся весьма неприятной улыбкой.

— А ведь вы могли бы иметь намного больше, не так ли?

Холодок предчувствия охватил Лотту. Она отпила из бокала, стараясь оттянуть время.

— Вы так считаете? — вкрадчиво спросила она.

— Если сможете обеспечивать вашего брата той информацией, которая ему требуется.

Итак, значит, ему хорошо известно о том, как Тео завербовал ее для работы в пользу правительства. Сейчас она поняла, что Фарн находился в центре той паутины, которая опутывала Эвана. Странно, как эта мысль не приходила ей в голову прежде. Не секрет, что Эван и его отец прервали отношения. На протяжении многих лет герцог рассматривал своего внебрачного сына не иначе как болезненную занозу.

Пока Лотта раздумывала над ответом, Фарн заговорил снова.

— Могу представить, какие противоречия вас раздирают, — тихо произнес он. — Я уже говорил полковнику Пализеру, что он слишком многого от вас требует. У меня есть к вам… альтернативное предложение, которое полностью снимет трудности выбора.

Золотые отблески солнца рассыпались по узорчатому ковру, но Лотта не чувствовала их ласкового тепла. Ее била дрожь. Фарн говорил невероятно убедительно, даже сочувственно. Но в комнате повисло ощущение опасности. Обостренное чутье заставляло Лотту осторожно подбирать слова. Перед ее глазами стояло лицо Арланда в кровоподтеках и синяках. Такова реальность, которую создавал герцог Фарн по отношению к Эвану и его сыну.

— Вы очень точно описали мои чувства, ваше сиятельство, — призналась Лотта. — Благодарю вас.

— Думаю, мы по одну сторону фронта, — приветственно приподнимая свой бокал, предположил Фарн.

— Затрудняюсь ответить, — пожала плечами Лотта. — Просто я никогда не интересовалась политикой.

— Допускаю, — кивнул он. — Но ведь деньги вас интересовали всегда, не так ли, мисс Пализер?

Лотта стойко выдержала его испытующий, холодный взгляд хищника.

— Всегда, — спокойно подтвердила она.

— Значит, мы понимаем друг друга, — улыбнулся герцог.

— Не уверена, что вполне понимаю вас, — с сомнением произнесла Лотта. — Что конкретно вы предлагаете?

Герцог был озадачен столь откровенным поворотом.

— Моя дорогая мисс Пализер…

— А еще более важно, что я смогу попросить у вас в свою очередь, — закончила Лотта.

Фарн прошелся по комнате, остановившись возле камина, и остался там, опершись локтем на каминную доску.

— У меня всегда было желание помириться с сыном, — сообщил он.

— Вот как? — удивилась Лотта. — Поразительно.

Фарн метнул в ее сторону выразительный взгляд.

— С самого начала я делал все, что могло бы послужить к его пользе.

— Ну да зачали его вне брака, отняли у матери, воспитывали вместе с теми, кто его презирал, послали в школу, где травили за сомнительное происхождение, — пояснила Лотта. — Да, вы постарались на славу.

Герцог Фарн тонко улыбнулся, взгляд его оставался по-прежнему напряженным.

— Вы так пылко его защищаете. Думаю, он вам небезразличен.

Лотта прикусила губу. Меньше всего ей хотелось, чтобы герцог Фарн узнал, до чего ей дорог Эван. Но при этом необходимо узнать, что за судьбу Фарн готовил своему сыну. Она ответила герцогу холодной улыбкой.

— В данный момент лорд Сен-Северин предлагает мне больше, чем кто-либо еще, — пояснила она. — Значит, может рассчитывать на мою преданность.

— В высшей степени прагматичное отношение, — пробормотал Фарн. — Возможно, стоило бы сказать, что когда-нибудь мой сын поймет, что ошибся в своем выборе сначала Ирландской республики, затем Французской. Скажу вам, мое горячее желание — вернуть его в истинное русло.

— Да, — усмехнулась Лотта. — По всей видимости, он — большое пятно на гербе Фарнов и огромная помеха для вас.

— Вот если бы его можно было… убедить… изменить взгляды, — вкрадчиво произнес Фарн. Он позволил фразе повиснуть в воздухе.

— В таком случае герб вернет себе прежний блеск, — закончила его мысль Лотта.

— Он затрудняет мое продвижение в кабинете министров, — с неожиданной злостью сказал Фарн. Его злость и спесь поражали силой и яростью, как наступающий вал. — Наличие сына-перебежчика и революционера, впрочем, так же, как и достойного всяческого порицания, неузаконенного и беглого внука, далеко не способствует возвышению. Я могу упустить свой шанс.

— Могу себе представить, — сказала Лотта, вглядываясь в его лицо и покручивая ножку бокала. — А таинственная смерть в результате какого-то несчастного случая вас не устроила бы — слишком много различных слухов и разговоров. Ваши соперники могут использовать это против вас. Тогда вам не видать высот, к которым так стремитесь. Вот в чем причина того, что лорд Сен-Северин еще жив. Ну и, конечно, в том, что умеет постоять за себя.

— Мне даже приятно, что вам удалось так глубоко прочувствовать, с какой дилеммой я столкнулся, мисс Пализер, — сказал Фарн, сверкнув глазами.

— У вас всегда была возможность отпустить Эвана, — продолжала Лотта. — Отослать назад, во Францию. Славная смерть на поле сражения могла бы решить вашу дилемму.

— Увы, я не был уверен в том, что он предпочтет героическую смерть, — с горечью сознался Фарн. — Я не сомневался, что он переберется в Америку. Его взгляды так соответствуют идеалам этой страны. Скажите мне, мисс Пализер, есть ли у вас какие-нибудь сведения о местонахождении моего внука? Вы же понимаете, как для меня важно найти его прежде, чем он будет застрелен этими дурнями-солдатами. Тогда у меня может появиться новая проблема.

Могильный холод пронизал Лотту до самых костей, когда она заглянула в стальные глаза человека, который безжалостно высчитывал выгоду от каждого члена семьи, применительно к его собственным выгодам. И урон, который они могли нанести его политическим амбициям. Мурашки побежали по коже при виде того, с каким пренебрежением он относится к человеческой жизни. О да, он желал бы найти Арланда Райдера прежде королевских солдат. Он захватил бы его и использовал как сильный аргумент в давлении на Эвана. Эта мысль вызвала у нее отвращение, внутри поднималась тошнота.

— Даже представить себе не могу, где Арланд может сейчас находиться.

— Что ж, жаль. Но возможно, со временем вы вспомните что-нибудь полезное. — Фарн вперил в нее неподвижный взгляд. — Разумеется, вы понимаете, что мальчик будет застрелен сразу же, как только его обнаружат? Как и тот, кто будет способствовать укрывательству. В соответствии с законом… — добавил он.

— Какая жалость, что все эти законы нагоняют на меня такую же скуку, как и эта ваша политика, — делано огорчилась Лотта, прищелкнув пальцами. — Ваше сиятельство, меня гораздо больше заинтересовала другая часть нашей беседы. — Лотта улыбалась. — Давайте остановимся на ней подробнее. Вы хотите, чтобы я использовала все свое влияние и заставила лорда Сен-Северина выбрать иное направление?

Фарн благодарно кивнул в ответ на услужливо пододвинутый Лоттой графин с вином.

— Без сомнения, вы моя главная надежда в попытке убедить Эвана оставить проигравшую сторону. Если сделать это с должной осторожностью, то все послужит к нашей обоюдной пользе, — прокомментировал он.

— И в случае успеха? — настойчиво добивалась Лотта.

— Дом, — обводя взглядом комнату, пообещал Фарн. — Гораздо больший, чем этот.

— Естественно. Еще?

— Прислуга. Собственный экипаж, определенная сумма, вложенная в пожизненную ренту… — Фарн пожал плечами. — Мой душеприказчик позаботится об этом.

— Разумеется, — кивнула Лотта. — Разумеется, позаботится.

Это было то, что в представлении герцога Фарна стоило отдать за возможность управлять сыном. Он готов покупать помощь любовницы Эвана, хуже того, искал случая захватить внука в качестве заложника, чтобы легче добиваться своих честолюбивых замыслов. Редкостный подлец, совершенно не имеющий представления об истинном понятии чести семьи. Он понапрасну тратил здесь свое время.

— Мне кажется, вы совсем не знаете своего сына, ваше сиятельство, — сказала Лотта, взглянув на Фарна. — Эван ни за что не откажется от своих принципов. На них построена вся его жизнь, он сражался за них. Что бы я ни говорила, это не сможет заставить его переменить свое мнение, даже если я соглашусь вам помогать.

Наступило молчание. Фарн продолжал наблюдать за ней блестящими хищными глазами. Наконец он кивнул, будто пришел к какому-то решению.

— В таком случае для меня остается лишь один путь, — произнес он, взглянув прямо ей в глаза. — Я готов выплатить вам сто тысяч фунтов в случае, если вы предоставите любую информацию о моем сыне. Плюс дом и карета и что там еще вы желаете, — с некоторым раздражением в голосе подытожил Фарн.

У Лотты закружилась голова. Деньги всегда были ее слабым местом, а сто тысяч фунтов — просто громадная сумма. И не будет нужно больше переживать за свое будущее. Все те трудности и страхи, что разрывали ее минувшей ночью, — как она станет жить без Эвана, что с ней будет, — исчезнут. Ей никогда ни о чем больше не придется беспокоиться. Она будет богата.

Взамен требовалось всего лишь предать Эвана, привести его к гибели, и Арланда вместе с ним. Герцог не настолько бестактен, чтобы сказать об этом напрямик, но ему требовалась информация, доказательство того, что Эван замешан в измене. Он требовал того же, что и Тео в тот последний день в Лондоне, когда она согласилась предать Эвана ради будущей безопасности. Фарн предлагает сто тысяч. Сто тысяч за будущую счастливую жизнь…

Раздался стук в дверь, который сильно раздосадовал Фарна.

— Желательно, чтобы нам никто не мешал, пока дело не решено, — резко произнес он.

— Это вполне понятно, — согласилась с ним Лотта. — Кто это, Марджери? — крикнула она. — Пожалуйста, скажи, что я не принимаю.

— Прошу прощения, мадам, но я не могу, — ответила та, испуганно качая головой. — Там герцог Пализер, и он требует, что бы вы его приняли. Он сказал — безотлагательно! — добавила Марджери, копируя его повелительный тон.

— Пализер! — воскликнул Фарн. — Ему-то что здесь нужно?

— Не имею представления, — удивилась Лотта. — Прошедшие три года он игнорировал мое существование, словно я уже умерла. Единственный способ узнать ответ — принять его. Прошу извинить меня, — закончила Лотта, кивнув Фарну.

— Я подожду, — заявил тот. — Я вложил слишком много сил и времени в нашу беседу, чтобы уехать без вашего согласия на мои предложения.

— Как вам будет угодно, — пожимая плечами, ответила Лотта. — Проводи его сиятельство сюда, Марджери, — обратилась она к девушке.

Герцог Пализер оказался дородным, высокого роста господином лет сорока. Его полнота придавала ему выражение уверенности и важности, как и подобало титулованной особе. Он вступил в комнату, увидел герцога Фарна и остолбенел.

— Ваше сиятельство! — сбивчиво произнес он.

— Ваше сиятельство, — скучным голосом процедил Фарн.

— Кузен Джеймс, — приветствовала его Лотта. — Поистине неожиданная радость.

Казалось, Пализер в смятении.

— Что делает здесь Фарн?! — воскликнул он.

Фарн хранил высокомерное молчание.

— Его сиятельство сделал мне одно предложение, — объяснила Лотта. — Не амурного характера, как вы понимаете, а финансового. Итак, — продолжила она, пронзив кузена стальным взглядом, — наверняка вы прибыли сюда не для того, чтобы обменяться со мной семейными новостями. Почему бы сразу не перейти к контрпредложению в целях экономии времени? — спросила Лотта, подходя к столику и наливая вина в бокал. — Попробую угадать, — задумчиво проговорила она, передавая бокал гостю. — Мое присутствие в непосредственной близости от вас — всего-то каких-нибудь пятнадцать миль — приводит герцогскую семью в такое смятение, что вы готовы предложить мне вернуться в лоно семьи, восстановить меня в правах и прибавить к этому еще… — Лотта сделала небольшую паузу, взглянув на Фарна. — Ах да! Дом — побольше этого, конечно, — прислугу, карету и деньги… — со вздохом произнесла она. — Джентльмены, это слишком большая честь для меня, — продолжала Лотта. — Кого же мне выбрать?

Раздался стук.

— Лорд Сен-Северин, — объявила появившаяся в дверях Марджери.

Глава 17

— Ваши сиятельства… — Эван шагнул вперед, отвесив элегантный поклон обоим герцогам. — Ваши экипажи затрудняют движение на улице.

Эван чувствовал на себе холодный и неприязненный взгляд отца. Он не виделся с отцом два года, с того самого времени, как попал в плен. Они тогда поругались, отец требовал от него перейти на другую сторону и заявить о своей верности британцам. Отказ подчиниться привел к отчуждению между ними, еще более глубокому и болезненному, чем прежде. Теперь для обоих больше не существовало пути назад.

Но сейчас взгляд Эвана был прикован к Лотте. Она была спокойна и холодно-вежлива, как и подобает хозяйке гостиной, которая подает вино своим гостям. Но Эван чувствовал в ней напряжение. Он сразу же понял, что здесь могло произойти.

Его любящий отец, по всей видимости, предложил Лотте огромную взятку за предательство либо его, либо Арланда, либо их обоих.

При этой мысли он похолодел. Согласилась ли Лотта взять деньги? Ему отчаянно хотелось верить в то, что она не согласилась, не смогла пойти на это. Но уверенности не было. Страх закрался в душу, ужас при одной мысли, что станет с Арландом и сколько вреда может принести откровенность Лотты. Правда, она не знает, где находится сейчас его сын. Но если Лотта скажет хоть слово о событиях прошлой ночи, то сначала арестуют его, а потом доберутся и до сына, который вновь останется один, всеми покинутый. Власти приложат все усилия, чтобы под пытками вырвать у него, где прячется мальчик. А что, если ей придет в голову рассказать о его действиях в ночь смерти Чарда? Ее показаний будет достаточно, чтобы вздернуть его как убийцу за преступление, которое он не совершал. Это вполне устроило бы его отца.

Если Лотта задумала продать его, как можно это предотвратить? Он сам ничего ей не предлагал, да и что он мог, государственный преступник, военнопленный. Ему нечем удержать ее преданность, если другие дают больше. Он всегда понимал ее. Лотта готова продаться. К этому ее приучили мужчины, которые всегда использовали ее, предлагая взамен то, чего она больше всего жаждала, — деньги, дающие ощущение безопасности. Ему до боли хотелось бы ошибиться в ней, но Эван знал, что все так и есть.

Трое суток назад, когда она помогла Арланду, он доверился ей в первый раз, и она не подвела его. Но сейчас — совсем другое дело. Искушение принять взятку, финансовая возможность укрепить свое будущее — слишком сильные аргументы. Брат обещал ей помочь, но он не шел ни в какое сравнение с герцогом Фарном, в сотни, в тысячи раз более богатыми влиятельным, чем Тео Пализер.

Он выступил вперед, стараясь внешне сохранять полное безразличие. По его лицу невозможно было прочесть, какой ужас сковал сердце.

— Дорогая, я постарался прийти сразу же, как только новость дошла до меня, — спокойным тихим голосом произнес Эван. — Разрешите и мне поприсутствовать при вашей беседе?

— Я так рада видеть вас, мой дорогой. — Лотта непринужденно улыбнулась. — Ваш отец и мой кузен были так великодушны. Оба соблазнительно много предлагали мне за то, что я посмотрю на все с их точки зрения.

Оба джентльмена неуютно заерзали в своих креслах.

— Понятно, — кивнул Эван. — Значит, все — правда! Два столь выгодных покупателя сошлись одновременно на одной площадке, — заметил он. — Вас можно поздравить.

— Вот и я так думаю, — с легкостью согласилась Лотта. Она посмотрела на Эвана совершенно непроницаемым взглядом.

Джеймс Пализер откашлялся.

— Кузина Шарлотта, — приступил он к делу, — я весьма настоятельно рекомендую вам принять мое предложение и прервать ваши скандальные отношения с этим человеком.

— Кузен Джеймс, — явно забавляясь, ответила Лотта, — признаюсь, я до такой степени погрязла в разврате, что уже вряд ли смогу остановиться.

— Вам стоит еще раз обдумать это предложение, — неожиданно вмешался Эван.

Роль адвоката дьявола едва ли подходила ему. Он был бы рад помогать кузену Джеймсу в его происках, поскольку то, что он предлагал Лотте, не было настоящим предательством. Продайся она Фарну, он убил бы их обоих, своего трусливо вероломного отца и ее — самое коварное и лицемерное существо, которое когда-либо попадалось на его пути.

Он откашлялся, заставляя себя вновь заговорить:

— Вспомните! Это как раз то, чего вы так страстно желали. Вы ведь хотели вновь влиться в свою семью…

Их глаза встретились.

— Вы действительно хотели, чтобы я предпочла этот вариант, милорд? — поинтересовалась она. — И оставила вас?

— Ничего иного мне не остается, — с горечью ответил он, в то время как сердце рвалось умолять не покидать его, предпочесть верность, а не деньги. — Вы не раз повторяли, что ваше заветное желание — вновь обрести то, что потеряно. У вас появился шанс обрести все это с честью.

— О, честь… — улыбнулась Лотта. — По правде говоря, вы знаете, что это понятие для меня — пустой звук.

Она отошла, легко покачивая бедрами, а Эван проводил ее взглядом. Странно, до чего болезненно и сильно горело в нем желание. Трепет охватывал душу при мысли о том, что, так или иначе, ей придется его покинуть. В те минуты, когда он заговорил с ней об Арланде и она дала ему утешение и новые силы бороться, он поверил в то, что все может сложиться по-другому. Позволил себе думать о будущем, в котором они с Лоттой были вместе. Возможно, бедность и несчастья, бегство и преследования выпадут им на долю, но они не расстанутся друг с другом. Он уже давно не зеленый юнец и хорошо знал эту жизнь. Подобные мечты легко разлетятся вдребезги усилиями этих двух джентльменов, готовых предложить за предательство такие деньги, какие Лотте никогда и не снились.

— Не вы ли, Эван, однажды сказали, что мне никогда не удастся возвратить утерянное, — задумчиво произнесла Лотта. Она снова подошла к нему и положила руку на его локоть. Ее глаза были совершенно ясны. — Вы были правы. Я и сама понимаю, что вернуться в безоблачное прошлое — невозможно.

— Подумайте, это самое выгодное предложение из всех, которые вы когда-либо получали, — сухо заметил Пализер.

— Получить возможность вернуться под герцогское крыло, чтобы избавить ваше сиятельство от необходимости краснеть? — бросила Лотта, резко повернувшись к нему, зло зашуршав шелками. — Еще год или два назад вы не сделали даже самой ничтожной попытки помочь мне.

— То было совсем другое дело, — ответил Пализер. У него даже хватило деликатности изобразить на лице подобие стыда. — Отношения между мужем и женой… Я просто не мог в это вмешиваться.

— Вам просто не хотелось пачкаться, хотя я практически обивала пороги вашего дома, — сладчайшим голосом напомнила Лотта. — Да и сейчас вы здесь лишь потому, что стало весьма затруднительно и дальше игнорировать мое существование.

— Примите предложение, — стиснув зубы, произнес Эван.

Но она лишь покачала головой:

— Я не желаю унижаться перед моими несговорчивыми родственниками всю оставшуюся жизнь. Это совершенно невыносимо! Каждый день терпеть их уколы и намеки на то, что я — падшая женщина, спасенная от гибели благодаря их великодушию… — Лотта невольно вздохнула. — Заточенная где-нибудь в глуши, без развлечений и удовольствий? Вы знаете, Эван, дорогой, что это не для меня. Через неделю я сбегу оттуда с каким-нибудь викарием и снова стану падшей женщиной, — заключила она и вновь повернулась к кузену: — Благодарю вас, но я вынуждена отклонить ваше предложение.

Герцог задохнулся от возмущения:

— Вы больше никогда не услышите обо мне!

— Вот и хорошо, — согласилась Лотта.

Дом буквально задрожал от силы, с которой джентльмен захлопнул за собой входную дверь.

Фарн безмолвствовал все то время, пока Джеймс Пализер предпринимал попытки договориться с Лоттой, теперь же с коварной улыбкой выступил вперед.

— Итак… — произнес он, приглашая вернуться к прерванному разговору.

Эван невольно сжал кулаки.

— Да, — сказала Лотта, — ваше предложение, на мой взгляд, более интересное и выгодное по сравнению с тем, что сделал мой кузен, не так ли, ваше сиятельство?

— Хотелось бы в это верить, — ответил Фарн, облизывая губы. Его взгляд перебегал с одного лица на другое. — Мне кажется, здесь не вполне удобно продолжать разговор. Не соблаговолите ли вы пройти со мной куда-нибудь еще, где мы могли бы продолжить обсуждение? Думаю, что у вас не займет много времени попрощаться с моим сыном.

Эван ждал.

— Не стоит торопиться, ваше сиятельство, — усмехнулась Лотта, проворно подойдя к двери и открывая ее настежь. — Боюсь, ничем не смогу вам помочь. Хочу пожелать вам более удачного продолжения дня.

Эван от неожиданности едва устоял на ногах. Он готов был поклясться, что глаза Лотты наполнены слезами, хоть на губах и играла безжалостная улыбка.

Фарн тоже подскочил и напрягся, как змея, готовая к броску.

— Вы совершаете достойную сожаления ошибку, мисс Пализер, — прошипел он.

— Увы, именно этим я и знаменита, — с сожалением согласилась Лотта. — Подумайте, разве я могла оказаться в своем нынешнем положении, если бы не совершила столько ошибок?

Эван выступил вперед, закрыв собой Лотту.

— Если вы хотите что-либо прибавить к сказанному, можете сообщить это мне. В противном случае вам лучше уйти.

Глаза Фарна сузились от ярости.

— Мне нечего вам сказать, — ответил он.

На этот раз дом содрогнулся от удара захлопывающейся двери с такой силой, что с потолка на ковер посыпалась штукатурка.

— Ну до чего же все это неопрятно, — произнесла Лотта, рассматривая следы разрушений. Она направилась было к двери. — Нужно вызвать Марджери, чтобы навести здесь порядок.

— Оставьте все это, — попросил Эван. Он поймал ее за запястье. — Зачем вы так поступили? — тихо спросил он.

Она старательно избегала его взгляда, отворачиваясь от света. Что-то настороженное угадывалось в ней, как будто она хотела что-то утаить.

— Если говорить о Джеймсе… Что ж. Как вы представляете меня в глуши, в деревне, Эван, дорогой? Вам же известно, до чего я скучаю и до чего легко впадаю в депрессию, — проговорила она, ускользая из его рук и отходя к окну. — Кроме того, у меня все же осталось некоторое уважение к себе. А терпеть вечные унижения от ужасной жены Джеймса, все эти мелкие намеки и шуточки по поводу моего скандального прошлого до тех пор, пока не начну сходить с ума… — Она опустила голову. — Разве это можно назвать жизнью? — Голос Лотты затих. Она стояла, повернувшись к столу и перебирая стоящие на нем маленькие фарфоровые фигурки. — Хотя утром я, вполне возможно, уже пожалею о своем решении. Я слишком импульсивна, а гордостью сыт не будешь.

— Как просто и никаких принципов! — согласился Эван. — Ну а почему вы отвергли столь щедрое предложение Фарна? Для полного благополучия вам стоило всего лишь предать меня. Думаю, его условия намного более выгодные, чем у вашего кузена.

Лотта окаменела. Ее пальцы слегка подрагивали, пришлось убрать руку.

— Вы отказались от мощной финансовой поддержки, отвергнув предложение Фарна, — раздумывал Эван. — В прошлом вам уже приходилось несколько раз предавать меня. Что же остановило теперь?

Лотта чуть заметно пожала плечами:

— Мне показалось, что ваш отец — низкий человек. Я не могу иметь с ним дело и принимать его предложение.

— С этим не поспоришь, — согласился Эван. — Но он чертовски точно рассчитал свой ход, чтобы поколебать вас, предложив обеспечить ваше будущее. Сколько же он вам рискнул предложить? — тихо спросил он.

— Сто тысяч фунтов, — просто ответила Лотта, вновь пожав плечами. — Мне показалось, он просто пытается меня провести, — добавила она. Эван даже издали угадывал, насколько Лотта напряжена. — Я не доверяю ему и потому не стала помогать. А ваш сын… — голос Лотты невольно дрогнул, — он не заслуживает попасть в руки такого ничтожного человека.

— В отличие от меня, — с кривой усмешкой заметил Эван. — Я, по крайней мере, могу за себя постоять?

Ее лицо просветлело. Она усмехнулась той легкой коварной полуулыбкой, которую он так хорошо знал.

— Вы все правильно понимаете, Эван, дорогой. Впрочем, как и всегда.

Она снова подошла к нему близко и обвила руками его шею. Что-то расслабилось в ней, словно Лотта почувствовала себя в большей безопасности, будто вновь ступила на знакомую почву.

— Пойдемте сейчас со мной наверх, — прошептала она. — Нам стоит отпраздновать победу над превосходящими силами герцогов Фарна и Пализера. Мы оба дважды отвергнуты, — усмехнулась Лотта, прижимаясь всем телом к Эвану. — Мы отвергнутые, отверженные и отторгнутые.

— Мы просто безнадежны, — согласился Эван, переходя быстрыми поцелуями с ключицы на теплую кожу округло выступающей из выреза прелестного бело-розового платья груди.

— Полностью скомпрометированы, — шептала Лотта. — Оба.

— Поехали кататься вместе со мной, — предложил Эван, освобождая ее. — Я хочу поговорить с вами.

— Поговорить? Сейчас? А я думала, что мы проведем это время в постели, — смутившись, призналась она. Лотта сделала новую попытку увлечь Эвана к двери, потянув его за руку.

— Нет, — возразил Эван. — Лотта, мы должны поговорить.

В ней чувствовалась какая-то необычная настойчивость — то ли она старалась сбить его с толку, то ли хотела в чем-то убедить себя. Не в том ли дело, что ей пришлось сжечь мосты, чтобы остаться с ним. Эван до сих пор не мог ясно представить себе, почему она это сделала. Лотта не ответила ни на один из его вопросов, уводя в сторону легковесными замечаниями. Он и впрямь готов был забыть обо всем, когда тело Лотты находилось так близко, страстно притягательное. Но только не сейчас — более срочное дело не терпело отлагательства.

— Мы поговорим позже, — очень тихо пообещала она, прижимаясь соблазнительными бедрами в откровенной попытке зажечь страсть. — Потом. А сейчас я вас хочу.

Лотта снова поцеловала его. Эван понимал, что она использует все уловки, все приемы, которые отлично знала, чтобы соблазнить его, заставить полностью позабыть обо всем, что было прежде. Он не поддавался. Через мгновение она уже застыла в его руках, а потом каким-то едва заметным движением чуть отодвинулась, освободившись. В первый раз он не воспользовался ее предложением. Глаза Лотты ярко сверкали от сильного возбуждения, губы порозовели от его поцелуев, и она казалась испуганной.

— Есть что-то, что вы пытаетесь скрыть от меня? — спросил он.

Лотта быстро отвернулась.

— Ничего! Не представляю, о чем вы.

— Прекрасно представляете, — отрезал Эван. — Почему вы выбрали меня? Почему отвергли настолько замечательные финансовые предложения, которые вам сделали и мой отец, и ваш кузен. Вы ничего не получили — только меня.

Она только небрежно повела плечом. Он знал, что Лотта всегда так делает, когда собирается солгать.

— Просто мне неплохо было с вами. До сих пор.

— Вы пожертвовали всем ради меня. Лотта заерзала — еще одно неоспоримое свидетельство ее смятения. Ее пальцы машинально потянулись к розам, которые стояли в вазе на столе, и стали беспокойно перебирать лепестки.

— Другие найдутся, если понадобится. Они всегда находятся для меня.

— Думаю, вы сделали это потому, что неравнодушны ко мне.

На мгновение Лотта пришла в замешательство, а потом насмешливо улыбнулась:

— О нет! Вы не хозяин моим чувствам и эмоциям, Эван.

Они не выставляются на продажу. Вам принадлежит все остальное. — Лотта обвела широким жестом комнату и все, что в ней, и себя в том числе. — Это — ваше. Довольствуйтесь этим. Вы не можете владеть моим сердцем и душой, — продолжала она с той изящной легкостью, с которой только что пыталась его соблазнить, будто все еще играла роль совершенной во всех отношениях любовницы. — К чему вам больше? Думаю, вам дано все, чего вы хотели.

— Больше мне все это не нужно, — ответил Эван.

Он увидел, как Лотта замерла, потеряв способность двигаться, как кролик в силках ловца, парализованный страхом.

— Вы больше не хотите меня, — произнесла она, и это прозвучало в ее устах как обвинение, — собираетесь объявить мне, что все кончено и вы покидаете меня.

В это мгновение ее сердце открылось ему. Эван увидел всю глубину ее ужаса.

«Все уходили. Всегда. Я предоставлена своей судьбе».

В этом и состоял урок, который жизнь повторяла для нее снова и снова.

Эван заметил, как Лотте удалось собраться с духом, ее лицо изменилось, оно приняло независимое и задиристое выражение, столь ему знакомое.

— Ну да ладно, — вздохнула она. — Не стоит утруждать себя тяжелыми объяснениями, дорогой. Я знала, это произойдет уже очень скоро, готовилась к этому. Я всегда так поступаю…

— Лотта, — позвал Эван, притягивая ее к себе. Лотта неохотно подчинилась. — Это вовсе не то, что я собирался вам сказать.

Она трепетала в его руках. Ее тело немного расслабилось с облегчением, которое она почувствовала в душе.

— Вы не то хотели мне сказать? — прошептала она.

— Не бойтесь, — заверил ее он, приникая поцелуем к ее волосам. — Поверьте. Я хочу вас, никогда не переставал хотеть.

Лотта потерлась щекой о его плечо.

— Приятно слышать. Тем не менее вы отказались заняться со мною любовью.

Эван отстранился от нее.

— Готовьтесь, — отрывисто произнес он. — Мы отправляемся через десять минут.

— Всего десять минут? — возмутилась Лотта. — Вы с ума сошли! Куда мы едем?

— Устроим пикник, — ответил ей Эван. — Более того, нам необходимо поговорить.

— Пикник? В самом деле? — Лотта бросила потрясенный взгляд, полный недоумения. — По-моему, пикники устраивают те, кто живет в селах. Это вечно мягкое масло, растекающееся по хлебу, осы в меде…

— Вы ошибаетесь, — возразил Эван. — Пикники — это забава для богачей. У прочих просто нет на то времени.

— В таком случае я бы с радостью отказалась от подобной привилегии, — протянула Лотта, состроив недовольную рожицу. — Да еще на сборы десять минут! — на ходу пожаловалась она. — Немыслимо подобрать туалет всего за десять минут!

Эван с улыбкой прислушивался к тому, как она отчаянно звала Марджери, пока поднималась по лестнице. Она отрицает, что неравнодушна к нему. В таком случае как объяснить то, что она отправила восвояси своего кузена и Фарна вместе с их щедрыми предложениями. Совершенно невозможно представить, чтобы она сама, по доброй воле, призналась в этом. Мужчины, использовавшие и бросавшие ее, оставили в душе Лотты слишком болезненный след. Вряд ли стоило пенять на упорство, с каким она устанавливала преграды к своему сердцу.

Следовательно, он должен первым открыться ей в своих чувствах. Сказать по правде, его намерения полностью совпадали с ее желанием защитить самые уязвимые места. Эван усмехнулся, оценив печальную иронию происходящего. Два все повидавших на поле любовных сражений бойца, герои скандалов и сплетен трепещут при мысли открыть друг другу сердца.


В тишине своей комнаты Лотта остановилась, помедлив. Оперлась на крышку резного комода, переводя дыхание и пытаясь прийти в себя.

«Что вы пытаетесь скрыть от меня?» — спросил ее Эван. Интересно, что она должна была ответить на это?

Неужели: «Я люблю вас! Люблю уже давно! Я готова босая идти на край света за вами!»

Безусловно, не совсем уж босая… Следует быть попрактичнее. Следует соблюдать приличия. Зато мысль о путешествиях всегда была ей близка.

Естественно, она ничего не скажет об этом Эвану. Такие мысли впору молоденьким девицам, а не дамам в разводе «далеко за…», если уж принимать все так, как оно есть. Она опытная женщина, а не какая-то там инженю. Невозможно представить, что она отдастся на волю чувств или мужского каприза.

Эвану не терпелось узнать, что заставило ее отклонить более чем выгодные предложения его отца и кузена Джеймса. Правда, Лотта и сама хотела бы понять, как ей удалось совершить подобную глупость, поставить любовь выше собственных интересов? Такое случилось с ней впервые.

Парадоксально! Когда Эван вошел в комнату, она уже сделала свой выбор. Взглянув на него, осознала, насколько он своей мужественностью превосходит отца. Он стократ добрее, честнее, принципиальнее и вызывает у нее восхищение! Она любит в нем все то, чего начисто лишен его отец. Откровенно говоря, она любит его за то, чего лишена сама. Так-то вот и случилось, что впервые в жизни она отпустила на волю свое бедное сердце, позволив ему управлять разумом. И кошельком. В результате и Фарн, и Пализер получили полный отказ.

Лотта выпрямилась и прошлась по комнате. Остановившись у раскрытого окна, она засмотрелась на старые яблони, шумящие листвой на летнем ветру. Следовало бы признаться себе в том, что не угрызения совести и не моральные устои руководили ее выбором. Не стоит приукрашивать действительность. Предав Эвана и Арланда, она не смогла бы дальше жить. Мальчик столько страдал в этой жизни, а мужчина… Горло Лотты сжалось от подавляемых слез — до того сильно любовь сжала свои тиски.

Лотта старалась отделаться легкими отговорками, обойти все вопросы Эвана. Это вполне в ее духе — позволить ему остаться при своем мнении. Когда это не сработало, пустила в ход чары плотского соблазна, предлагая тело, лишь бы оставили в покое ее душу. Ужаснее всего — ему удалось устоять. Прежде он не устоял бы, да и ей никогда не приходилось прилагать таких усилий. Черт бы побрал его упрямство! Черт бы побрал его самого!

Лотта с чувством швырнула на пол серебряный гребень, который попался ей под руку. Изящная вещица со стуком полетела под кровать.

Любовница, потерявшая свой шарм…

А ведь Эван утверждал, что хочет ее. Он не выставил ее, почувствовав привычку и усталость. Значит, причина не в этом. Был момент, когда она испытала настоящий ужас, когда ей показалось, что Эван готов сообщить о своем решении покинуть ее и вместе с Арландом бежать за границу.

Что-то больно сжималось в груди, стоило лишь Лотте подумать о скорой разлуке. Конечно, она знала, что Эван уйдет. Она приняла эту мысль, когда Арланд бежал из тюрьмы Уайтмур и Эван укрыл его в безопасном месте, чтобы присоединиться к нему и вместе покинуть пределы страны.

Видимо, он уже готов сказать ей об этом, ей придется вновь выступить в роли безупречной любовницы и отнестись к этому с пониманием.

Подойдя к шкафу, Лотта выбрала костюм для верховой езды с юбкой до пола, сшитый из темно-зеленого бархата, украшенный по лифу золотыми пуговками. Она всегда с особой тщательностью выбирала костюм для последнего свидания с любовником. Пусть слегка подрагивают пальцы, застегивающие эти изящные пуговки, но голову она будет держать высоко и даже позволит себе легкую улыбку. Только так можно потешить свою гордость. Пусть Эван запомнит ее такой.

Лотта сделала глубокий вдох и вышла. Эван уже ждал ее внизу. Он улыбался ей. Сердце Лотты немного дрогнуло. Она подала руку — еще немного игры. Скоро наступит развязка.

Глава 18

Масло быстро таяло на солнце, и осы барахтались в меде, но Эвану почему-то казалось, что Лотте пикник понравился даже больше, чем она сама того ожидала. Они отъехали на милю от Вонтеджа, до самой границы дозволенной территории, отыскали романтический уголок, где из-под земли пробивался родник и ручеек устремлялся по полю к реке. Под раскидистыми ветвями древнего дуба был развернут ковер, разложены ветчина, сыр, засахаренный инжир и крепкое местное пиво.

Оба хранили молчание, но это не вносило напряжения. Эван удивлялся. По его мнению, Лотта должна сорваться, требовать объяснений. Но с того самого момента, как Эван увидел ее спускающейся по ступенькам в темно-зеленом костюме для верховой езды, между ними возникло молчаливое согласие не омрачать друг другу радости светлого летнего полдня.

Все выглядело так, словно наступил час их прощания.

После того как они поели, Эван лег на спину, растянувшись на траве, сбросив куртку. Он не отрываясь смотрел на Лотту. Она лежала, удобно пристроив походную сумку под головой, сомкнув темные длинные ресницы. Эван знал, что она не спит. Божья коровка села ей на щеку, Лотта, не открывая глаз, осторожно смахнула ее и улыбнулась. Улыбка, чувственная и легкая, едва потревожила округлую щеку с россыпью солнечных веснушек, Эван почувствовал боль в груди, когда наблюдал за Лоттой. Она чуть повернула голову, слегка приоткрыв глаза, и тут же прикрыла их ладонью от солнца.

— На что вы так пристально смотрите? — Ее голос звучал мягко и расслабленно, словно аккомпанируя истоме жаркого летнего полдня.

— На вас, Лотта.

Она удовлетворенно улыбнулась и снова закрыла глаза. Левая рука коснулась его руки, их пальцы переплелись, Эван вдруг задохнулся от захватившего его чувства. Намного более сильного и глубокого, чем любовное желание. Жажда обладания маячила где-то на заднем плане. Он знал, что, стоит ему захотеть, она не откажет. Он брал все, что хотел, потому что заплатил за все, и она всегда подчинялась. Но странно — ее уступчивость, желание угодить совершенно обезоруживали его. Он и не помышлял о высокомерии по отношению к ней. Эван всматривался в приятные, полные благородства очертания ее рта, и вновь его пронзило прежнее чувство. Нет, не желания — любви.

Странно, как странно, что именно Лотте Пализер выпало научить его любви. У него было много женщин, даже чересчур много. Всегда они заставляли его скучать.

Лотта с самого начала не была ни на кого похожа. Он с первой минуты ощутил какое-то родство на уровне инстинкта, самых примитивных чувств. Ему казалось, все дело в сходстве, которого на самом деле не было. Под маской показной дерзости скрывалась мягкость и уязвимость, какую он не мог даже вообразить. Эвану хотелось защитить ее и предложить свою заботу — не важно, что Лотта всегда заявляла о том, что в состоянии позаботиться о себе сама. Она всегда должна была уметь за себя постоять, как ребенок, лишенный защиты отца, как молодая женщина, искавшая защиты в замужестве, как жена, глубоко разочарованная и в конечном итоге брошенная мужем. Она совершала ошибки, но стойко переносила их последствия.

— Вы все еще смотрите на меня, — произнесла Лотта, на этот раз не утруждая себя тем, чтобы открыть глаза.

— Мне нравится смотреть на вас, — признался Эван и сделал глубокий вдох. — Я вас люблю.

Эван почувствовал беспокойство, произнеся эти слова. Новое для него ощущение, совсем непривычное, однако слова уже сказаны, назад не вернуть.

Все вокруг дышало умиротворением и тишиной, словно день затаил дыхание. Глаза Лотты широко-широко открылись.

— Прошу прощения? — не слишком уверенно спросила она.

— Я вас люблю, — повторил Эван, слыша, с каким отчаянием прозвучал его голос. — Скажите же что-нибудь, — быстро прибавил он. — Мне чертовски не хватает слов…

Лотта повернулась и теперь лежала совсем близко от него. Он видел золотые отсветы солнца в ее карих глазах и очень тоненькие лучики в самых уголках, каждую складочку, появлявшуюся, стоило ей улыбнуться, каждую веснушку. Он потянулся убрать назад ее волосы, сброшенные на лицо теплым порывом ветра. И понял, что дрожит.

— Я никогда не думала, что могу быть так счастлива, — сказала она удивленным от потрясения голосом.

Эван потянулся к ней, обнял, она подалась к нему, слегка улыбаясь, с радостной готовностью.

— Любите ли вы меня? — нетерпеливо спросил он.

— Конечно да, — ответила Лотта. — Конечно, я люблю вас. Вот почему я… — Лотта прикусила губу и замолчала.

— Вот почему — что?

Она подняла на Эвана взгляд, пальцы беспокойно пробежали по ткани его рубашки.

— Вот почему я не приняла предложение Джеймса, — просто ответила Лотта. — Хотя знала, что разумнее всего поступить так, но не смогла вас оставить, потому что люблю.

— Вы должны были открыться мне, — сказал Эван.

— И обнажить свое сердце для новой боли? Нет уж, благодарю вас.

— Я не могу предложить вам выйти за меня замуж, — сказал Эван.

Он увидел, как яркий отсвет счастья в ее глазах стал быстро угасать, как огонек в костре, тело напряглось, и она отпрянула назад.

— Конечно. Конечно, я понимаю, — произнесла Лотта. — Конечно, вы не можете позволить себе жениться на разведенной, скандальной и опозоренной женщине.

Она принялась собирать то, что осталось от пикника, подхватывая все быстрыми, порывистыми движениями.

Эван перехватил ее руку, проклиная себя за бестактность.

— Лотта. — Он легонько взял ее за подбородок и приподнял лицо так, чтобы заглянуть в глаза, грустные и совершенно растерянные. — Простите меня, — попросил Эван. — Ведь я совсем не то имел в виду…

— Понимаю, — отозвалась она, стараясь отодвинуться.

— Нет, — запротестовал Эван. — Все совсем не так. Лотта, ну выслушайте же меня! Больше всего на свете мне хотелось бы жениться на вас.

Теперь она посмотрела на него еще более растерянно.

— Почему? Три месяца тому назад вы разыскали меня в Лондоне лишь потому, что вас привлекла моя скандальная слава. Вам и в голову не приходила мысль о жене.

— Мои желания изменились, — ответил Эван. — Лотта, я хочу жениться, потому что вы созданы для меня, вы мое сердце и моя любовь. Вы нужны мне для ощущения полноты жизни. Женитьба — это единственный способ сохранить вас для себя. На меньшее я не согласен.

Вспышка радостного удивления осветила ее лицо, заставив, как звезды, засиять глаза.

— Ого, Эван! А вы оказались романтиком, — с улыбкой поддразнивала она. — Должно быть, всему виной ваше ирландское происхождение. Я и не думала, что вы на это способны, — продолжала Лотта, откинув голову и насмешливо глядя на него. — Так почему… Почему вы не можете жениться на мне, несмотря на ваши чувства?

— Просто мне нечего вам предложить, — ответил Эван. — Я военнопленный, который может бежать, меня станут разыскивать, объявив охоту по всему королевству. Каким же надо быть эгоистом, предлагая вам рисковать, чтобы остаться со мной. Кроме того, мне необходимо выполнить намеченное. Вы знаете, у меня есть планы. Арланд… — Здесь он остановился. Ему очень хотелось бы полагаться на нее, делиться планами и секретами. Она и так уже знала довольно много. Но Лотта сама решила проблему, прижав палец к губам Эвана.

— Не рассказывайте мне ни о чем, — прошептала она. — Тогда у меня не появится соблазна предавать вас, и никто не заставит меня пойти на предательство.

Эван уступил ее просьбе, хотя теперь убил бы любого, кто вознамерился бы заставлять ее пойти на предательство. В ответ он только поцеловал ее пальцы.

— Невероятно, чтобы вы и вправду считали, что я создана для вас. Как же ваши принципы, которых у меня, кажется, совсем мало, — с некоторым сожалением сказала Лотта. — Ваша совестливость говорит о вас как о человеке чести, а мне совесть совсем ни к чему. Я — женщина без репутации или хорошего характера. — Лотта не смогла продолжать.

Эван наклонился и поцеловал ее.

— Значит, вы — моя женщина с дурным характером, — шепнул он. — Я желаю относиться к вам с величайшим уважением, и вы весьма обяжете меня, если согласитесь с этим.

Он почувствовал ее улыбку под своими губами.

— Ну, если я ваша женщина с дурным характером, — шепнула в ответ Лотта, — то просто требую, чтобы вы отбросили всякие колебания, взяли меня с собой и женились на мне, — сказала Лотта, откинувшись назад и положив руку ему на грудь. — Не вижу причин считать вас совершенно безнадежным, — добавила она. — Пусть вы пленный, зато богатый и титулованный. Думаю, мне понравилось бы носить имя леди Сен-Северин. В моем возрасте глупо пренебрегать возможностью обеспечить старость.

— В таком случае, — заметил Эван, — возможно, нам следует отпраздновать помолвку.

Он уже начал не спеша расстегивать эти маленькие изящные пуговички на ее лифе.

— Не так уж и благородно с вашей стороны, — улыбнулась Лотта.

Как только пуговицы поддались, он проскользнул рукой под корсаж. Лотта вздохнув, легла на спину.

— Я, кажется, настолько исправилась за последние дни, что вы — единственный страшный грех, который у меня остался, Эван, дорогой.


Теплое летнее солнце ласково касалось обнаженной кожи. Лотта вдыхала летние ароматы, запах разогретой солнцем травы и цветов. Потом Эван стал целовать ее, и Лотта забыла обо всем в его крепких объятиях.

Им много раз доводилось заниматься любовью с вожделением, злостью или нежностью. Это было так приятно и чувственно, пламенно и жарко. Все это она уже испытывала прежде: восторг первого узнавания, развращенность откровенной эротики. Лотта полагала, что ей нечему больше учиться и некуда дальше развиваться. Она ошибалась.

Любовь сквозила во всем, что делал с ней Эван, в касаниях, в ласках рук, в трепетных поцелуях.

— Я вас люблю, — сказал он, прижимаясь губами к пульсирующей жилке на ее шее. И запустил пальцы в ее волосы, целуя изгиб за ушком с утонченной нежностью. — Я вас люблю… — И его губы продолжали свое движение по ее коже, унося дыхание, обрекая на сладкую муку.

Она протянула руки к его лицу и, притянув к себе, стала целовать так яростно, так безрассудно и жадно. Именно в этот момент Лотта вдруг ощутила ужас, потрясший все ее существо. Ей вдруг показалось, что если она не сумеет сейчас обуздать свои чувства, то потеряет все. И вновь обманется, отдаваясь во власть мужчине, чтобы проиграть и остаться опустошенной. Нет, на этот раз все будет не так!

Эван несколько отодвинулся, предостерегая и мягко удерживая ее руки.

— Все время во Вселенной принадлежит нам, — тихо сказал он. — Я никогда не покину вас, Лотта. Я клянусь в этом.

Он целовал ее с медленным наслаждением, пробуя на вкус, склоняя голову, чтобы, слегка коснувшись языком ее сосков, припасть к ним, сосать и покусывать, пока сердце в ее груди не загорится страстью, которая заставит затрепетать от томительного желания все тело. Лотта почувствовала, что лишается сил в тщетной попытке сохранить последние рубежи, ограждающие от него ее бедное сердце. Но тщетно. Она затрепетала, подчиняясь его воле.

Он опустился на нее, открыто распростертую для его желаний. Солнце померкло, тень упала на его лицо. И он вошел в нее. Сердце Лотты яростно подпрыгнуло в груди, а потом она пробежалась руками вниз по его спине и остановилась, чтобы ощутить напряжение его тела, когда он совершал свое движение в ней.

— Взгляните на меня, Лотта… Я люблю вас… — Его дыхание прерывалось. — Я всегда буду вас любить.

Глаза Лотты приоткрылись, она улыбнулась, выгибаясь навстречу неминуемому столкновению с его телом. Солнечный свет трепетал, ярко освещая самые потаенные уголки ее души, изгоняя затаившиеся страхи. Свет разгорался все ярче и ярче, уничтожая горечь прошлого. Восторг пульсирующими ударами бился в ее теле, и ни с чем не сравнимое тончайшее наслаждение, какого она не знала прежде, распространялось внутри, сметая все преграды на своем пути, захватывая все ее существо. Всепобеждающее и ослепляющее наслаждение. Страсть обручилась с любовью во веки веков.

Прошло время, прежде чем ее затуманенное сознание вновь пробудилось к жизни от окружающих мелочей: стебельки травы, на которую они скатились, покалывали обнаженную кожу, жужжание ос, слетевшихся на мед, который так и остался открытым, солнечный жар на ничем не прикрытой коже, становившийся все более ощутимым и болезненным.

— Я горю! — воскликнула Лотта. — В прямом смысле!

Она заставила Эвана встать и потащила за руку к ручью.

Здесь, в тени, было намного прохладнее. Вода струилась между гладкими коричневыми камнями, булькала в маленьких заводях под раскидистыми ветвями ив. Они плескались и играли в ручье, а потом прилегли на берегу, обсохнуть и снова заняться любовью. Наконец, кое-как одевшись и собрав оставшиеся вещи, отправились к оставленным неподалеку лошадям, держась за руки.

— Это как-то совсем не похоже на мое первое обручение, — сказала Лотта. — Тогда Грегори подарил мне кольцо с рубином невероятных размеров, слишком большое для моей руки. Он даже не поцеловал меня. — Она улыбнулась Эвану. — Ваш стиль мне нравится гораздо больше.

На пороге Монастырского приюта Лотта остановилась и, привстав на цыпочки, поцеловала Эвана. Он обнял ее за талию.

— Будьте готовы сегодня ночью, — шепнул он. — Я приду за вами, когда стемнеет. — Отпустив ее, Эван многозначительно улыбнулся. — Смотрите, всего одна сумка, Лотта.

Лотта увидела в его глазах такую любовь, от которой сердце просто перевернулось. Она еще долго стояла у ворот после его ухода. Потом вошла в дом и принялась упаковывать вещи.

Глава 19

— Мадам! — ахнула Марджери, войдя в комнату и застав Лотту за упаковкой последнего платья в третий по счету саквояж. — Так вы уезжаете, — уныло произнесла горничная, усаживаясь на краешек кровати.

— Да, — сказала Лотта. — Я уезжаю сегодня вечером с лордом Сен-Северином. Она подхватила горничную и закружила ее по комнате, несмотря на все ее протесты. — Мы поженимся, Марджери! Я стану леди Сен-Северин!

— Здорово же вам пришлось потрудиться, — серьезно заметила горничная. — Последние два месяца вы вели себя так, словно уже вышли замуж.

— Вовсе нет! — уязвленно заметила Лотта. — Я вела себя так, как полагается любовнице, а не жене, Марджери. Ни одна жена не спит с собственным мужем. Это низкий вкус, слишком буржуазно.

— Ерунда, — возразила Марджери. — Вам бы, мадам, стоило забыть эти лондонские глупости и просто признаться, что вы любите своего мужа.

— О, вот как, — вздохнула Лотта. — Может, и вправду стоило бы.

Она пристальнее всмотрелась в лицо горничной. Марджери явно нервничала, ее лицо казалось несчастным.

Лотта почувствовала прилив жалости. Можно, конечно, упиваться собственной радостью, но у Марджери вряд ли есть повод разделять ее. Очевидно, взять девушку с собой нельзя. Она останется в городке, где совсем нет работы и нищета, постоянно нависающая над жителями угроза.

— Прости меня. — Лотта протянула руку, чтобы погладить худенькое плечо девушки. — Я дам тебе прекрасные рекомендации, хотя, возможно, они и не принесут тебе особенной пользы среди местных дам. И я оставлю тебе достаточно денег, чтобы продержаться подольше… — Лотта не договорила — ее сердце пришло в замешательство, так как Марджери безнадежно покачала головой, выразив этим жестом сразу все чувства.

— Все не так, мадам, — немного неуклюже проговорила горничная. Она встала, убрав кисти рук под фартук. — Вы были самой лучшей хозяйкой для меня — дай бог такую каждому, мадам. Вначале вы сказали мне, что вы вовсе не леди. Но я-то знаю, что это неправда, мадам. Я работала на леди Гудлейк больше двух лет, и она ни единого раза не поблагодарила меня за это. Сдается мне, она даже не знала, как меня зовут. А вот вы, мадам, хотя и любите рассказывать про всю эту лондонскую чепуху, но вы леди с головы до пят.

— Марджери, — воскликнула Лотта, — ты растрогаешь меня до слез!

— Что ж тут поделаешь, мадам, — сокрушенно сказала Марджери. — Я думаю, вам стоит взглянуть, мадам. Мой брат дал мне это, — вытаскивая неопрятный клочок бумаги с загнутыми углами из кармана своего фартука. — Он работает буфетчиком в «Быке», мадам. Не то чтобы ему хотелось во что-то вмешиваться, но, как говорится, кота любопытство губит. Уж коли он что нашел, ни за что уже назад не положит… — остановилась Марджери, чтобы перевести дух.

— Марджери, — нахмурилась Лота, — я что-то не понимаю…

Горничная сунула ей бумагу, и Лотта приняла ее с некоторой опаской. Она была покрыта грязными пятнами.

— Она была спрятана в затычке для бочонка, — торопливо объяснила Марджери. — Она на каком-то смешном языке, наверное иностранном. Значит, как-то связана с пленными, мадам. Я не знаю, куда ее деть. Не хочу, чтобы Джон попал в беду, вот я и пришла к вам.

— Конечно, — согласилась Лотта. — Не стоит так беспокоиться, Марджери. Думаю, разберемся. Похоже, бумага лощеная, хотя и прошла через множество рук.

Марджери сделала короткий реверанс.

— Я на кухне, если понадоблюсь, — сказала она.

После ухода горничной Лотта открыла письмо и внимательно рассмотрела его. Это был не французский, как она вначале ожидала. Смешной иностранный язык оказался латынью с кодом.

«Hodie mihi, cras tibi…» — «Сегодня я, а завтра — ты…»

«Si post fata venit Gloria non proper…» — «Если слава придет после смерти, я не спешу…»

Лотта нахмурилась. Она прежде видела уже эти слова. Возможно, на кладбищенских плитах. Она взглянула в окно на шпили церкви Святого Эндрю, четко вырисовывающиеся в синеве неба. Лотта вскочила, схватив шляпку, торопливо набросила жакет, сунула в карман письмо и бросилась к двери.

Через полчаса она уже сидела в гостиной, продрогшая и поникшая, мечтая забыть обо всем, что узнала, мечтая никогда не иметь таланта к языкам, чтобы никогда ее не мучило то же неуемное любопытство, что и брата Марджери Джона. Чашка с чаем остывала перед ней, а листок бумаги открывал код для чтения письма:

«Под стенами тюрьмы Милбей прорыт подземный ход длиной в пятьсот ярдов, ведущий в поля. Заключенные могут обойти охрану и совершить побег…

В Фортонской тюрьме проделан ход в стене…

В Степлтоне подготовлены фальшивые документы для заключенных, совершивших побег…»

Перечень продолжался все дальше и дальше… Тюрьмы в Нормен-Кросс, в Гринлоу и Перфе… Всюду существовали свои планы побега, с подробным описанием дорог и рек, застав, возможности захвата оружия, массового освобождения военнопленных. Далее шла приписка: «В ночь на 14 сентября 1813 года…»

Итак, завтра ночью. Лотта вздрогнула и поплотнее закуталась в шаль, не в силах справиться с холодным дыханием ужаса. Настал момент, когда грандиозный план Эвана стал очевиден ей. Лотта всегда подозревала, что он замышляет нечто более масштабное, чем личное освобождение или побег Арланда. Теперь она узнала все, чего не хотела бы узнавать никогда. Она так любила Эвана. Готова была с радостью бежать с ним. Теперь стало очевидно, что у Эвана широкая сеть участников, подготовленных и вооруженных, пугающая своими масштабами. Шестьдесят тысяч пленных — французы, американцы, датчане, испанцы, ирландцы — готовы объединиться под его командованием и напасть на британцев на их же собственной земле. Панические заклинания миссис Омонд больше не казались Лотте бреднями любительницы готических романов. Бред приобретал реальные очертания. Если всем пленным удастся освободиться и заполонить страну, начнется настоящая бойня, страдания и смерть. Правительство падет. Война будет проиграна, сотни и тысячи ее соотечественников, мужчин и женщин, убиты. Неудивительно, что власти так пристально следили за всеми действиями Эвана. Вот почему Тео и его сторонники так старались найти в ее лице послушного информатора. Теперь она просто обязана рассказать Тео. И предать Эвана.

Лотта отбросила колебания. Речь идет об измене. Дело принимает смертельно опасный оборот. И тем не менее Лотта все сидела и смотрела на пляшущие в камине языки пламени, будто пытаясь впитать их уютное тепло, отогреть охваченную холодом душу. Она вспоминала все, что ей довелось слышать об ужасах тюремных застенков, с их пытками, голодом и болезнями. Вспомнился Уайтмур, переполненный оборванными и немытыми заключенными, доведенными до крайнего истощения. Она содрогнулась, вспомнив рассказы о жестокости охранников, о ссадинах и синяках на лице Арланда. Она сама видела, в каких условиях содержатся пленные на поселении и все прелести этого цивилизованного заключения, его жестокую и унизительную подоплеку.

Лотта тяжело сглотнула. Ужас в том, что вся тяжесть решения ложится на плечи такого человека, как она. Она совсем не готова принимать подобные решения. Делать выбор между красным и зеленым шелком — вот ее удел. Не ей класть на чашу весов жизни соотечественников и патриотические чувства с одной стороны и справедливость, сплетенную с поразительной любовью к мужчине, — с другой.

Страшный, невыносимый выбор…

Письмо выскользнуло из ее руки и упало на ковер. Ясно, что нужно предать Эвана не из-за денег, а из-за принципов. Ирония ситуации в том, что именно преданность принципам вызывала ее уважение и восхищение Эваном. Она полюбила его за уверенность и фанатическую преданность делу и людям, которые последовали за ним. Сейчас для нее настало время пожертвовать своими интересами и любовью. И все это ради давным-давно похороненных принципов? Но ведь могут погибнуть тысячи мирных людей! Вот что должно перетянуть чашу весов.

Лотта сидела, обхватив плечи руками. Всего несколько часов назад она искала спасения в любви Эвана. Мир — это страшное и холодное место, где любовь разбивается вдребезги. А Тео, несомненно, вознаградит ее любовь к отечеству. С голоду она не умрет. Но жизнь без любви потеряет смысл.

Она встала и медленно прошла к секретеру. Обмакнув перо в чернильницу, стала писать Тео. Затем отправила Марджери на почту с приказом найти мальчика, который срочно доставит письмо лично Тео. После этого Лотта написала другое письмо — Эвану. Предупредить его, дать возможность бежать — эта мысль отчаянно билась в ее мозгу. Да, она не может оставить втайне его замыслы, но ее сердце не допускало, чтобы он пострадал, попал в руки тюремщиков, понес жестокое наказание.

Ну что об этом говорить, если сердце уже разбито?


«Это будет самый последний раз, когда я предаю тебя. Я так люблю тебя, но даже этой любви недостаточно. Я обязана отдать долг своей стране…»


Звучит так возвышенно, совсем не похоже на нее.


«Вот я и определилась со своими принципами, которых явно недоставало. Но почему же все это произошло в такой неподходящий момент…»


Что можно на это сказать? Лотта набросала несколько скупых слов предупреждения и закончила письмо. Меньше всего ему теперь нужны слова ее раскаяния, а тем более, боже упаси, воспоминания о любви!

Прошло уже два часа. Лотта сидела на прежнем месте, зябко кутаясь, онемев от напряжения. Стало смеркаться. Тео уже должен получить ее письмо. И Эван тоже. Она страстно молилась, чтобы ему и Арланду хватило времени для бегства.

Письмо заговорщиков соскользнуло со стола от легкого сквозняка, донесшегося от двери. Лотта замедленно, как это делают очень старые люди, склонилась, чтобы подобрать бумагу. Сквозняк снова сдул ее, не давая дотянуться. Наконец, Лотта схватила письмо и выпрямилась. В этот момент кто-то вошел в комнату.

Лотта ожидала увидеть Тео, но на пороге ее комнаты стоял Жак Ле Прево. Она вздохнула с чувством огромного удивления и облегчения.

— О, как же вы напугали меня, месье.

Впервые Ле Прево не отвесил ей свой картинный поклон и не сделал своих экстравагантных комплиментов.

Его колючий взгляд впился в ее лицо, заставив поежиться. Пока она краснела и пятилась, он смотрел на письмо, зажатое в ее руке, и, наконец, протянул свою, явно собираясь отобрать бумагу.

— Что вы там прячете, мадам? — спросил он спокойно и бесстрастно.

— Я… О… — Жар прошел по ее телу. Поскольку Ле Прево был французом, Лотте вовсе не хотелось, чтобы он узнал, что в этом письме. Лотта почувствовала себя загнанной, пойманной. Она судорожно комкала бумагу в руках, не зная, на что решиться.

— Ничего. Это письмо к подруге.

— Вы не умеете лгать, мадам, — улыбаясь, заметил Ле Прево. Но эта улыбка не тронула его холодных глаз.

— Что вы имеете в виду?

Ле Прево не отводил настороженного взгляда от ее лица.

— Я должен был понять, что Сен-Северин способен это спрятать здесь. Размышляя, я склонялся к тому, что он не станет подвергать вас такому риску, — заметил он, холодно блеснув глазами. — Оказывается, я ошибался. Он и не думал о вашей безопасности, мадам. Где вы нашли это? — поинтересовался он, грозно сдвигая брови.

Мысли Лотты понеслись с отчаянной скоростью, сравнивая и взвешивая внезапные подозрения. Ле Прево, фатоватый полковник, дамский угодник, раздающий комплименты налево и направо, который никогда не придавал значения ничему, кроме покроя своего камзола… Неужели это тот самый информатор, который работал на британцев? Так, значит, он искал бумаги Эвана? Как и Тео? И тут она вспомнила ночь, когда последовала за Эваном и стала свидетелем его встречи со связным, которого потом нашли убитым. Лотта лучше других знала, что не Эван его убил. Но в ту самую ночь за стенами города она видела еще одного человека и узнала Ле Прево, но решила, что он возвращается со свидания…

Вероятно, смерть для него привлекательнее любви.

— Я вас не понимаю, — с дрожью произнесла Лотта. Лощеная бумага захрустела в судорожно сжавшихся пальцах. — Значит, это вы ищете бумаги? А мне казалось, что если вы француз… — Она остановилась, поняв, до чего все это глупо. — Конечно, вы должны были бы поддерживать планы Эвана…

Лотта снова не закончила свою мысль, прочтя по лицу Ле Прево, что он не ожидал найти в ней столь прекраснодушную наивность. Еще она увидела в его руке пистолет и шпагу у бедра. Вот когда Лотта наконец поняла, что оправдались ее худшие опасения.

— Вы — предатель! — потрясенно прошептала она. — Вы не служите никому, кроме собственной наживы.

— Я всегда на стороне того, кто больше предложит, — пожав плечами, согласился он.

— Поскольку он лишен понятия о чести, готов продавать и друзей, и врагов с полным равнодушием, лишь бы платили хорошо, — произнес тихий, глуховатый голос у них за спиной.

Лотта оглянулась и в проеме дверей увидела Эвана. Его глаза горели медленным холодным огнем. Он спокойно перевел взгляд с лица Ле Прево на дуло его пистолета.

— Разве это не так, Жак? — продолжал Эван. — Британцы, французы, американцы — какая разница, лишь бы хорошо платили. Я знал, что кто-то доносит, и должен был догадаться, что это вы, — выдохнул он.

Атмосфера в комнате сгущалась.

Лотта заметила в глазах Ле Прево ненависть, но он лишь пожал плечами, и безобразная улыбка искривила его губы.

— Не всем же быть героями, как вы, Сен-Северин, — ухмыльнулся он. — Между прочим, если уж мы заговорили о предательстве, — продолжал он, сделав красноречивый жест в сторону Лотты, — вам бы стоило адресовать свои упреки вашей дорогой подруге. Она продала вас своему брату.

Эван повернулся, и сердце Лотты оборвалось в груди.

— Простите, если сможете, Эван, — прошептала она. — Но я должна была это сделать.

В ответ он улыбнулся с такой нежностью, что у нее перехватило дыхание.

— Я не упрекаю вас, Лотта, — сказал он. — Я бы сделал то же самое на вашем месте. Должен признать, удивлен вашей решимостью следовать моральному долгу. Но меня несколько разочаровало, до чего неподходящий момент вы для этого выбрали, — посетовал он, снова поворачиваясь к Ле Прево. — Вернемся к вам, Жак, — ровным ледяным тоном произнес Эван. — Вы не имеете ни стыда ни совести.

— Бог мой! — рассмеялся Ле Прево. — Моя совесть умолкает при звоне монет. Мадам, письмо, пожалуйста. Ваш брат и я просто сбились с ног, пытаясь заполучить его.

— С Тео? — Лотта беспомощно оглянулась на Эвана. Его лицо было мрачно и решительно. Она видела, как плотно он сжал челюсти. — Но я думала, что он работает на британскую разведку, — пробормотала она, чувствуя, как рушится ее мир, все то, во что она хотела бы верить. — О нет! Только не это, только не Тео! — взмолилась Лотта и сама удивилась, сколько отчаяния прозвучало в ее голосе.

— Мадам все еще так невинна, несмотря на всю свою опытность, — презрительно заметил Ле Прево. — Мы с вашим братом тайно сотрудничаем уже на протяжении нескольких лет. К общей выгоде. Мы обмениваемся информацией, — сообщил он и снова протянул руку. — Если хватает мозгов найти то, что можно купить или продать, значит, найдется, кому это пригодится. У нас покупатели самого высокого пошиба.

— Нет, этого просто не может быть.

Лотта сжала спинку своего стула с такой силой, что ногти впились в дерево. Значит, когда Тео приезжал к ней в Лондон и требовал от нее содействия от лица британских властей, он уже обманывал ее. Все его обещания — пустые слова. Он сыграл на ее страстях, слабостях и тайных страхах, чтобы достичь своей цели. Вот только все это не имело никакого отношения к патриотизму. Ее снова использовали в самых низких целях. При этой мысли душа Лотты заныла от боли и отчаяния.

— Значит, Тео сознательно мне лгал… — прошептала она. Последние неверные попытки сохранить остатки доверия к брату рассеялись, как призрачный туман, когда Ле Прево кивнул, подтверждая ее слова.

— Брат разыскал вас в Лондоне для того, чтобы убедить помогать осуществлению наших планов, — со злобной радостью пояснил он. — Он знал, что можно сыграть на вашем доверии к нему. Так и вышло.

Лотта почувствовала легкое движение со стороны Эвана. Она взглянула на него. Какое сострадание было в его глазах!

— Мне так хотелось, чтобы Тео любил меня, — болезненно поморщилась она, обращая свои слова только к Эвану, словно Ле Прево вовсе не существовало. — Это единственный человек, кто все детство опекал меня. Я так хотела сделать для него все…

На губах Эвана появилась такая мягкая улыбка, словно он хотел подбодрить и утешить ее. Сердце Лотты рвалось из груди.

— Вы не должны оправдываться передо мной, Лотта, — тихо произнес он. — Вы стали на этот путь, чтобы защитить то, во что верили. Беда в том, что вы доверились бесчестному человеку — но в этом нет вашей вины.

Лотта изо всех сил прикусила губу. Она и впрямь доверилась не тому человеку, чтобы вручить ему свою любовь и доверие. А ей так хотелось, несмотря ни на что, видеть в Тео своего белого рыцаря, который может оградить ее от бед, с завидным постоянством обрушивающихся на ее бедную голову. Это желание обезоружило Лотту перед бессовестными играми брата. Эван прав — у нее в самом деле есть принципы, о которых она сама не подозревала, которые обнаружились так некстати, заставили предать любовь ради блага соотечественников. Ей трудно жалеть об этом, зато легко раскаяться в своем безграничном доверии к Тео, который оказался предателем.

«И все же есть между нами сходство», — с горечью призналась себе Лотта. Они оба стали свидетелями крушения безопасного мира своего детства. Оба выросли, понимая, что всю жизнь придется сражаться, чтобы чего-то достигнуть. Оба продали себя за деньги и безопасность. Они с братом более схожи, чем ей хотелось бы.

— Ах, до чего же все это трогательно, — ухмыльнулся Ле Прево. — Отдайте же, наконец, эту бумагу, мадам!

— Нет, если хотите — сами возьмите ее у меня, — ответила Лотта.

Ле Прево пожал плечами:

— По-моему, вы все только усложняете. Не оставляете себе шанса. Я получу ту информацию, за которой долго охотился, и, следовательно… — Легкое движение дула пистолета в общих чертах обрисовало его намерения.

— Вы не посмеете меня убить, — возмутилась Лотта. — Я — сестра Тео! Он никогда не одобрит этого!

— Увы, вы сумели узнать слишком много, мадам, — с кривоватой улыбкой ответил он. — Вашему брату придется смириться с моими действиями. Приходится избавляться от очевидцев и не брать заложников. Вы оба умрете, — обратился он к Эвану с шутовским поклоном. — Мне достанутся ваши планы, которые будут проданы британцам по самой высокой цене. В итоге все просто и эффектно, — блеснув глазами, заключил он.

— Вам придется сначала сразиться со мной, а уж потом говорить о бумагах, — возразил Эван.

Его голос разорвал напряжение, плотно сгустившееся в комнате. Он выпрямился во весь рост и шагнул вперед с такой решимостью, что Лотте показалось, будто это у него в руках пистолет. Потом она увидела, что он и вправду вооружен тем самым клинком, который они забрали в доме Грегори.

— Покажите же наконец, что в вас осталась какая-то честь. Примите вызов.

Ле Прево захохотал, откинув голову назад.

— Неплохая попытка, Сен-Северин, — заметил он. — Вот только я уже выбрал то оружие, которое у меня в руках. Дураком бы я был, если бы принял вызов противника, который переиграл меня всего лишь неделю назад в учебном бою.

В этот момент Лотте показалось, что она слышит очень слабый скрип дерева из глубины сада, будто кто-то, переходя через маленький мостик у ручья, ступил на скрипучую доску. Она напряглась, вслушиваясь. Может быть, ей показалось? А если там кто-то есть, это может оказаться только Тео.

Ле Прево уже поднял пистолет, глядя в глаза Эвана ужасным сверкающим взглядом победителя.

— Такой печальный конец человека, который слыл непобедимым героем, — пробормотал он себе под нос. — Забавно, что я сумею оказать большую услугу британцам, сделав за них это дело. А ведь они даже не заплатят мне за ваше убийство. — Он резко повернул голову к Лотте: — Хотите что-нибудь сказать своему любовнику? Так сказать, последнее прости.

Снаружи раздалось едва слышное звяканье металла, похожее на лязг колодезной цепи на ветру, хотя не исключено, что кто-то задел ее, пробираясь к дому. Судя по тому, как напряглись мужчины, они тоже слышали эти звуки. Внимание Ле Прево на мгновение ослабло. Он повернул голову, и в этот момент с силой, утроенной страхом, Лотта подняла стул, который так сильно сжимала, и развернула его. Удар высокой спинки пришелся Ле Прево под подбородок, и он упал навзничь. Пистолет выстрелил, и Лотта почувствовала острую боль в плече. Ей пришлось ухватиться за край стола, чтобы не упасть. Ноги вдруг стали ватными, пол уходил из-под ног. Свет в комнате колебался и мерк, в голове все кружилось. Лотта делала отчаянные усилия, чтобы не упасть в обморок.

Эван воспользовался моментом, пока Ле Прево пытался вновь подняться на ноги, вынул из ножен клинок. Клинки, встретившись, зазвенели, нападая и защищаясь. В ударах Ле Прево чувствовалось отчаяние, в то время как Эван управлял своей яростью. Он оттеснил Ле Прево назад, к самой стене. Тот схватил с подставки подсвечник и бросил, метя Эвану в голову. Эван пригнулся. Ле Прево выбросил руку вперед, пытаясь ударить Эвана в челюсть, но промахнулся. Эван отступил назад, восстанавливая дыхание.

— Вы всегда любили играть без правил, как я понимаю, Жак, — вкрадчиво произнес он. — Но теперь мы об этом знаем, не так ли?

Ответом Ле Прево стала новая атака, но он потерял напор и мастерство. Эван постоянно отбивал его удары. Лотта видела, что соперник выдыхается, а Эван наращивает преимущество. Внезапно клинки скрестились, мужчины сошлись грудь в грудь. Клинки дрожали, пересиливая друг друга, и Лотта вскрикнула, когда Ле Прево с безумным выкриком сделал внезапный выпад вперед и встретился с острием. Она видела, что клинок пронзил его тело и он упал. Лотта закричала, когда его тело стукнулось о пол, откатилось и осталось неподвижно лежать у каминной решетки.

Эван отшвырнул оружие и бросился к ней.

— Лотта! — позвал он, обхватив ее руками, а она смогла только понять, что его трясет, так как весь ужас, напряжение и облегчение соединились в этот момент в единое ощущение освобождения.

Эван попытался прижать ее к себе. Он водил губами по ее волосам, бормоча слова признания, а она старалась ухватиться за него и задержать навсегда. Но было больно, так больно, чертовски больно, что ей не удалось подавить тихий стон, и он сразу же разжал свои объятия. В свете огня она смогла рассмотреть следы своей крови на кончиках его пальцев.

— Лотта, — изменившимся голосом произнес он, — ты ранена…

— Всего лишь царапина, — прошептала Лотта. Комната снова заколыхалась и поплыла. Она почувствовала головокружение и поняла, что наступает обморок.

Эван рвал на лоскуты какую-то ткань — только бы не ее розовое в горошек муслиновое платье! — чтобы наложить грубую повязку. Она еще слышала, как он чертыхается сквозь зубы, трудясь над повязкой. Из ругательств было ясно, что если бы Ле Прево уже не валялся мертвым на ее ковре, то Эван с радостью отправил бы его к Создателю еще разок. Он разорвал платье на ее плече. Лотта даже не успела запротестовать, наложил повязку на рану и, пропустив под рукой, туго затянул. Но от этого ей стало только еще больнее. Лотта почувствовала, что ей становится все хуже.

— Я должен показать вас врачу, — сказал Эван.

— Нет, — запротестовала она, пытаясь сесть. Может быть, она и не могла ясно соображать, но одна мысль постоянно всплывала в затуманенном сознании — Эвану следует немедленно уходить. Для его спасения, а еще более — для спасения Арланда он должен сейчас же бежать, иначе будет слишком поздно. — Это Тео, там, в саду, — прошептала Лотта. — Он уже близко. Вас схватят, Эван, — даже если мы попытаемся сдать его британцам как предателя, никто не поверит нам. А я не могу позволить вам убить его.

Ее голова стала такой тяжелой, что она прислонилась к плечу Эвана. Ах, если бы можно было никогда не покидать его родных и уютных объятий, пригревшись рядом с его сильным телом, чувствуя себя под его защитой. Это единственное, в чем она нуждалась в данный момент. Но расставаться придется — сейчас и навсегда.

— Британцы вас повесят, — прошептала она. — Вы хорошо это знаете. Либо как заговорщика, либо как убийцу. — Она слабо указала в сторону бумаг, которые валялись на залитом кровью полу и на тело у каминной решетки. — Вам надо бежать, пока это еще возможно. Идите сейчас же.

Эван молча слушал ее, только глаза, потемневшие на бледном лице, выдавали душевное напряжение.

— Уж если бежать, то только вместе. Я забираю вас, — заявил он тоном, не допускавшим никаких возражений.

Лотта опустила руки и отодвинулась от него. Это далось ей с огромным трудом, все ее существо протестовало и цеплялось за эту близость.

— Нет, — просто сказала она. — Вы же знаете, что я не смогу.

— Сможете, и мы это сделаем, — возразил он, снова придвигаясь к ней.

— Со мной вы не сможете двигаться быстро, — ответила Лотта. Она дотронулась до раненого плеча. — Будьте благоразумны, Эван! Нам не удастся пройти и нескольких миль. Они ведь будут искать нас. Мужчина, женщина и мальчик, путешествующие вместе, — слишком приметная цель.

Эван сжал челюсти с таким знакомым Лотте упрямством.

— Я просто не могу уйти без вас.

— Должны, — Лотта с огромным трудом поднялась. Комната закружилась каруселью, слабые ноги подгибались и дрожали. — Я не смогу долго ехать, к тому же у меня нет причин для бегства. Зато они есть у вас… — продолжала Лотта, положив руку ему на грудь и чувствуя, как бурно колотится его сердце. — Вы должны бежать не только для того, чтобы спастись самому, Эван. Вы знаете, что в ваших руках жизнь Арланда.

В маленькой комнате повисла тишина. Эван вглядывался в нее. Упрямство и нежность горели в его глазах. Перед мысленным взором Лотты мгновенно пронеслись тени всех мужчин, начиная с отца и заканчивая каждым из ее любовников, которые покидали ее. Она видела перед собой мужчину, который даже в самый страшный час не готов был расстаться с ней, и поняла, что ее сердце разрывается от любви к нему.

— Вы говорили мне… — продолжала она голосом севшим от сдерживаемых слез. — Вы сами говорили мне, что сын потерян для вас. Так вот он, ваш шанс, Эван! Он совсем еще мальчик. Он так нуждается в вас. Вы не смеете снова потерять его!

Он снова крепко обнял ее, но на этот раз она не почувствовала боли.

— Лотта, — произнес он. В его прикосновении было столько любви, и муки, и доброты, что она поняла — решение принято.

— Я вернусь за вами! — яростно воскликнул он. — Клянусь!

«Я вернусь за тобой» — эти же слова произнес ее отец тем золотым летним утром много лет назад. И ушел навсегда. Лотта вглядывалась в лицо Эвана, ей так хотелось верить ему. Всем сердцем. Она чувствовала, что в душе теплится надежда, такая призрачная перед грубой циничностью опыта.

— Я знаю, — сказала она. — Я знаю, что так и будет. А теперь — идите! — попросила она, заставив себя улыбнуться.

Едва позвучали эти слова, как раздался громкий стук у входной двери.

— Лотта! Открывай! — Это был голос Тео.

Лотта жестом указала на открытое окно.

— Он там один. Вы должны бежать через окно. Я задержу его здесь настолько, чтобы вам уйти, — говорила Лотта, положив руку ему на плечо и чувствуя то невыносимое напряжение, какое бывает перед стремительным прыжком. — Эван, — прошептала она.

Он прикрыл ее кисть своей быстрым и уверенным жестом. Она знала, он готов, но все еще надеется увлечь ее с собой, пусть даже вопреки здравому смыслу.

— О, любовь, как мне жить без тебя?..

— Передайте мне письмо, — твердо произнесла она. — А еще мой пистолет из ящика стола. Я буду чувствовать себя более уверенно, если при разговоре с Тео эта штука будет у меня в руках.

Грохот у дверей нарастал. Голос Тео становился все громче.

Эван заколебался.

— Что вы собираетесь делать с этими планами?

— Я знаю только, что не могу позволить этому осуществиться, — с твердостью ответила Лотта. Их взгляды встретились. — Простите меня, Эван.

Легкая вспышка смеха промелькнула в его глазах, и, что удивительно, она чувствовала то же самое! Несмотря на разбитое сердце!

— Ясно, — кивнул он.

Эван подошел к письменному столу и достал из ящика пистолет. Лотта наблюдала, как он собирает разлетевшиеся по полу бумаги. Эван не спешил передавать их. Вместо этого он отправил их прямо в камин и проследил, чтобы ярко занявшееся пламя не пощадило ни одной, превратив все в пепел.

— Простите меня тоже, но не мне предавать моих товарищей, — сказал он. — Все эти планы уже никогда не осуществятся. В том случае, если меня здесь не будет и некому станет отдавать приказ.

Снизу донесся звон разбитого стекла. Лотта, привстав на цыпочки, поцеловала Эвана. Одно бесконечно долгое мгновение они стояли в объятиях друг друга. Звук торопливых шагов раздался внизу. Лотта отступила назад.

— Я люблю тебя, — произнесла она.

— Я люблю тебя, — прозвучало в ответ. Холодно, так холодно, когда его нет рядом. Лотта взяла в руки пистолет. Он так удобно улегся в ее руке. Дверь едва не слетела с петель, так рванул ее вбежавший в комнату Тео. Окно захлопнулось за Эваном. Взгляд Тео упал на безжизненное тело Ле Прево и затем встретился со взглядом Лотты. Он сделал было движение к окну, но принял во внимание направленный на него пистолет и остановился.

— Добрый вечер, Тео, — холодно произнесла Лотта. — Уверена, нам есть о чем поговорить.

Глава 20

Ноябрь 1813 года


— Прошу прощения, мадам, возле нас остановилась карета, — доложила Марджери. — Думаю, к нам гости, мадам. Вы дома, мадам? Мне приготовить чай?

Лотта отложила в сторону журнал, который не читала, и улыбнулась горничной.

— До чего же интересно! — оживилась она. — Кто бы это мог пожаловать к нам сегодня? Конечно, Марджери, вне всякого сомнения, стоит поставить чайник.

За эти дни, как показалось Лотте, Марджери окончательно удостоверилась в ее благородном происхождении. Она изо всех сил старалась вести себя как хорошо вышколенный дворецкий. Частично в этом был виноват маркиз Нортеск, который заезжал к Лотте несколько раз за прошедшую пару месяцев. Он был так обходителен и вежлив с Марджери, что она светилась от удовольствия при каждом его визите.

— Уверена, что Марджери немного влюблена в вас, — поддразнивала Лотта маркиза в его очередной приезд. — Она больше ни для кого не печет булочек.

— Вот всегда я так действую на горничных, — расхохотался Нортеск.

В те мрачные дни после побега Эвана именно Нортеск настоял на том, чтобы власти позволили Лотте по-прежнему занимать Монастырский приют. Тео исчез и больше не появлялся на горизонте. Никто не мог сказать, где он. Но у Лотты было странное чувство, что история еще не закончилась и он снова объявится однажды. К добру ли это? Тем временем у нее стали появляться друзья — намного больше друзей, чем она могла ожидать в подобных обстоятельствах, — и удивительно крепкая поддержка жителей городка, которая помогла ей облегчить боль от утраты Эвана. Все становится намного легче, если чувствуешь, что к тебе относятся с уважением, подумала Лотта. Идея сбежать с викарием даже не приходила ей в голову. И не потому, что он был так уж непривлекателен, просто ее сердце без остатка принадлежало Эвану. Никому не под силу вытеснить его оттуда.

Дамы Вонтеджа по-прежнему обращались к ней за советами по поводу фасонов и моды, всяких дамских штучек и, немного стесняясь, дел сердечных. Миссис Омонд нанесла ей визит, прихватив с собой Мэри Белл. «Уж если маркиз Нортеск бывает у вас, — чопорно объявила она, — так уж нам и подавно не зазорно бывать у вас». Мисс Кромати, бывшая школьная учительница, сделала для Лотты пикантное варенье из крыжовника с капелькой бренди, очень подходящее для холодных зимних дней. Миссис Фенстоун, жена доктора, вязала для нее уродливые шали.

— Воображаю, — сказала Лотта, обращаясь к Марджери, — как она старалась в надежде, что это уродство предохранит меня от побега с чьим-нибудь мужем.

Недавний визит Нортеска принес новости об Эване. По слухам, он вместе с Арландом сейчас находится на пути в Америку.

— Не спрашивайте, как я об этом узнал, — произнес он с вялой улыбкой. — Просто примите все на веру.

— Слава богу! — отозвалась Лотта.

Только теперь Эван становился все дальше и дальше от нее. Она срочно занялась чаем, избегая взгляда Нортеска.

— А что слышно о его дальнейших планах?

Она старалась говорить с той легкой беззаботностью, которая должна была скрыть ее потерянность и страстное желание вновь увидеть его. Последнее письмо Эвана было написано наспех, но каждое слово дышало любовью, призывало к близости и доверию. Все эти долгие два месяца, ложась спать, она клала его рядом с собой. Она зачитала его до дыр.

Нортеск склонил голову набок таким характерным для Эвана движением, что сердце замерло у Лотты в груди.

— По слухам, его видели то ли в Париже, то ли в Эдинбурге. Кто-то говорил про Корнуолл, кто-то про Испанию. Но, думаю, они все ошибаются. Нет достоверных сведений даже о том, покинул ли он Англию. Эвана всегда окружают сплетни, слухи и легенды.

— Знаю, — со вздохом согласилась Лотта. — Он, как «Летучий голландец», всегда готов раствориться в тумане. Иногда я спрашиваю себя, а существует ли он на самом деле.

— Думаю, существует, — сухо возразил Нортеск, заставив Лотту покраснеть.

Нортеск встал, собираясь откланяться. Взял руку Лотты в свою и заглянул ей в глаза.

— Думаю, Эван уже идет за вами. Арланд уже далеко отсюда и в безопасности. Эван всегда помнит о своих обещаниях. Вам стоит подготовиться.

Он улыбнулся той разбивающей сердца улыбкой, которая так напоминала улыбку брата, и вышел. По пути он не забыл поблагодарить Марджери за вкуснейшие булочки. Лотта стояла у окна, провожая его взглядом. Странно, что сам Нортеск, прекрасный человек и очень привлекательный мужчина, оставлял ее совершенно равнодушной.

«Раньше такого просто не могло произойти», — думала она. Она бы сразу заманила Нортеска в свою постель, пытаясь получить от него ту же призрачную возможность забыть о своем одиночестве, что и с другими любовниками. Только узнав Эвана, Лотта поняла, что не сможет принять подмену.

Она зябко вздрогнула. Придется ли когда-нибудь вновь увидеться с ним? Захочет ли он ее тогда? Все слова Нортеска остались в ее памяти, но старые страхи и сомнения смущали душу. Они мучили Лотту длинными темными ночами, когда становилось уж совсем одиноко, холодно и пусто.

Спохватившись, что ее уже ждут другие посетители, Лотта принялась поспешно прибирать гостиную, разглаживая чехлы на креслах и пряча подальше скверную неоконченную вышивку.

— Лорд и леди Грант! — объявила появившаяся в дверях Марджери. Пяльцы выпали из рук, и Лотта вскрикнула.

— Лотта! О, Лотта! — восклицала Джоанна Грант, словно вихрь врываясь в комнату и заключая подругу в свои объятия.

Первое, что Лотта сразу же заметила, — Джоанна беременна. Обнять ее было все равно что обхватить бочонок, но Лотта очень постаралась, сжав ее на радостях так, что та взмолилась немного ослабить объятия, чтобы ребенок не родился раньше времени. Лотта чувствовала, как слезы наворачиваются на глаза, а в горле стоит ком. Наконец Лотте удалось справиться с собой, но тут оказалось, что Джоанна тоже плачет.

— Джо, дорогая… — Лотта пыталась вернуться к своему прежнему светскому стилю, но это было совершенно невозможно. — Господи, до чего же я рада снова видеть тебя! Как я по тебе скучала! — почти причитала она.

— Я не знала! — выхватывая платок из рук своего мужа Алекса и прикладывая к заплаканным глазам, воскликнула Джоанна. — Мы были в Монголии, куда не доходят письма. Я ничего не слышала о том, что с тобой происходило. А когда вернулась, так расстроилась и беспокоилась о тебе, что заставила Алекса немедленно выехать сюда, — задыхаясь и торопясь, заключила она.

— Ты потрясающе выглядишь! — широко улыбаясь, сказала Лотта, отступая, чтобы получше ее рассмотреть. — Думаю, ваша женитьба приносит свои плоды, — с улыбкой обратилась она к Алексу.

Джоанна рассмеялась, схватив его за руку. Ее глаза встретились с глазами Лотты, в которых играли озорные искорки.

— Кто бы мог подумать? — сказала она.

— Я очень рада за тебя, — искренне призналась Лотта.

Она думала о том, что Джоанна выглядит как и всегда — элегантно и модно в своем синем в полосочку платье и маленьком прелестном жакете. Но теперь в ней появился какой-то мягкий свет, которого Лотта прежде не замечала. Казалось, она потеряла свою прежнюю уязвимость. Счастье сгладило неровности ее характера. Она стала такой, какой всегда мечтала быть.

Алекс, втихомолку улыбаясь, отошел к окну, чтобы не мешать их разговору, и принялся с притворным интересом рассматривать крохотный палисадник под окном. Лотта заметила про себя, что он так же хорош, как и прежде. Она с некоторым смущением вспомнила, как в прежние времена пыталась его соблазнить. Вероятно, это оказалось единственным из воспоминаний о грехах прежней жизни, которое она хотела бы немедленно вычеркнуть из своей памяти.

— Как ты, Лотта? — спросила Джоанна, озабоченно нахмурившись.

— Пытаюсь как-то выжить, — спокойно ответила она, переводя взгляд с Джоанны на Алекса. — Думаю, вы всегда знали, что этим кончится, — поморщившись, добавила она.

— Я бы никогда не позволил себе подобной бестактности, — с улыбкой возразил он.

Джоанна снова схватила ее руку.

— Что мы можем сделать для тебя, Лотта? У тебя достаточно еды? А одежды? — спросила она, с некоторым сомнением окинув беглым взглядом ее наряд.

— Я знаю, что выгляжу не очень, — согласилась Лотта. — Все это время я не слишком обращала внимание на подобные вещи.

— Лотта! — охнула Джоанна, не скрывая своего ужаса. — Теперь я наконец поняла, как сильно ты страдаешь!

— Расскажи мне лучше о Монголии, — попросила Лотта, звоня в колокольчик, чтобы Марджери принесла чай. — Я слышала, она очень… пустынная.

— О, там так страшно, — эмоционально всплеснув руками, ответила Джоанна. — Зато теперь я знаю, какими бывают дальние страны. — Она послала Алексу беглую улыбку, стараясь смягчить смысл сказанного. — Но при этом у них восхитительные ткани. Мы привезли оттуда несколько прекрасных ковров и циновок, а еще шелковую рубаху и чудную парчу. Я уверена, что в следующем сезоне она войдет в моду… — Джоанна вдруг замолкла.

— Прошу, не стоит слишком заботиться о моих чувствах, — попросила Лотта. — Уверена, мне никогда больше не бывать законодательницей лондонской моды. А вот в Вонтедже — совсем другое дело. Здесь от моды десятилетней давности отстали всего года на два. А местные дамы настолько любезны, что обращаются ко мне за советами по поводу своего гардероба.

В этот момент, ко всеобщему облегчению, в комнату вошла Марджери. Поднос с чаем и пирожными наконец убедил Джоанну в том, что, хотя Лотта больше не одевается у лучших лондонских портных, с голоду не умирает.

— Так вы все же решили остаться здесь? — обратился к ней Алекс. — Это просто очаровательный домик, да и городок кажется очень приятным.

— О, здесь прелестно, — ответила Лотта. — Пализеры по-прежнему воздерживаются от общения со мной, но их принудили выплачивать мне достаточное содержание, позволяющее вести спокойную жизнь, — улыбнулась Лотта друзьям. — А я за это время очень изменилась. Боюсь, потеряла вкус к скандалам.

— Ну, думаю, это в конце концов поможет семье принять тебя и оказать поддержку. По моему мнению, им стоило бы проявить понимание уже давным-давно, — заметила Джоанна и поморщилась с выражением крайнего неодобрения. — Какой роскошный букет мелочного ханжества! О, если бы я только была поблизости в те дни!

— Зато ты сейчас со мной, — улыбнулась Лотта. — Это значит, что все теперь будет хорошо.

— Но я же должна что-нибудь сделать для тебя! — настаивала Джоанна.

— Ты можешь чаще приезжать ко мне в гости, — заулыбалась Лотта. — Конечно, это не столь увлекательно, как путешествие в Монголию, но Вонтедж тоже обладает собственным шармом.

— Ну конечно же я буду приезжать как можно чаще! — воскликнула Джоанна. Небольшая морщинка появилась на ее лбу. — Пока что мы планировали остановиться здесь на несколько дней. Но присутствие маркиза Нортеска может… — Она не договорила.

— Прошу простить меня, но Нортеск — достойный человек, — быстро произнесла Лотта. Она припомнила прежние скандалы, в которых были замешаны семьи Джоанны и Фарнов. — Это сродный брат Эвана, который принудил своим влиянием Пализеров выплачивать мне содержание.

— Я знаю, — ответила Джоанна. — Слышала, он очень поддержал тебя. Я не виню Нортеска в смерти моего брата, в отличие от Меррин. Больше не виню… — повторила она, покачав головой. — Это такая давняя история… Я только благодарна ему за то, что в эти дни он был рядом с тобой, поддержал и помог.

— А как Меррин? — спросила Лотта. Она перевела взгляд на Алекса. — А ваша кузина Франческа? Как ей понравилась Монголия?

— О, для Чесси путешествие показалось сказкой, — рассмеялась Джоанна. — Я думаю, у нее в крови любовь к приключениям. Это у нее от Делвина. А Меррин оставалась все это время здесь, и, пока мы путешествовали, на пару со своей подругой, каким-то синим чулком, написала историю валлийских пехотинцев с 1250 по 1350 год, как я слышала.

— Боже, какая скука! — удивилась Лотта. — Впрочем, каждому — свое.

— Мне кажется, что ты здесь ужасно скучаешь, Лотта, — нагнувшись вперед и кладя руку ей на колено, сказала Джоанна. — Мы с Алексом решили съездить на деревенскую ярмарку в Уффингтоне сегодня днем. Говорят, там ужасно весело. Там будут сырные булочки, полет на воздушном шаре! Как ты смотришь на то, чтобы присоединиться к нам?

— Почему бы и нет? — согласилась Лотта. — Не так уж и плохо ненадолго выбраться куда-нибудь из дома. Такая прекрасная осень, в такую погоду, должно быть, приятно прогуляться до Даунза.

Те дни, когда она презирала развлечения, вроде деревенских ярмарок, давно прошли. Теперь бы она расценила это бессовестным снобизмом с ее стороны.

С самого начала путешествие на ярмарку оказалось довольно увлекательным. На конюшнях они взяли себе пони и двинулись в Даунз. Ярмарка раскинулась на земле лорда Кревена под Уффингтоном. В воздухе витал знакомый с детства аромат имбирных пряников и табачного дыма. Звуки волынок, играющих джигу, акробаты и жонглеры — и целый взвод солдат из беркширских добровольцев, призванных следить за порядком в этой подвыпившей, разогретой толпе. Был еще тир и намазанный жиром столб с призом.

— Вот жалость, что здесь нет Грегори, — засмеялась Лотта, обернувшись к Джоанне. — Уж он-то выиграл бы наверняка!

Ярмарочная гадалка раскинула свой шатер неподалеку. Лотта протянула ей ладонь. Оказалось, в ее судьбе будет множество любовников, путешествие в дальние страны и высокий темноволосый иностранец, перед которым она не сможет устоять.

— Похожее уже происходило в моей жизни, — вздохнула Лотта. — Ты уверена, что все это относится к моему будущему, а не к прошлому?

Огромный воздушный шар висел над плоской площадкой на вершине холма. Алый с золотом, он колебался в восходящих потоках теплого воздуха, крепко притянутый к земле тугими веревками. Те, кто прилетели на нем, уже отправились перекусить в лавку пирожника. Сам Томас Ховард, знаменитый воздухоплаватель, был приглашен, чтобы совершить полет. Это должно стать гвоздем программы всей ярмарки.

— Ни за какие блага не согласилась бы забраться в эту штуку, — с сомнением рассматривая шар, произнесла Лотта. Восхищение и ужас охватывали ее при одной мысли о подобном полете. — Я ужасно боюсь высоты.

Алекс начал было объяснять ей принцип действия «этой штуки», но быстро понял, что наука — не ее конек. Уже через минуту Лотта перестала следить за его пояснениями, пропуская слова мимо ушей. «Удивительно, — подумала она, — до чего неожиданно иногда накатывает тоска по Эвану». Временами ей удавалось довольно долго не вспоминать о нем, пока какая-нибудь мелочь не попадалась на глаза. Это могла быть вещь, которую он подарил, записка или мелодия. Самое болезненное — увидеть кого-то, кто обладал мимолетным сходством с Эваном. С замиранием сердца и остановившимся дыханием она провожала фигуру взглядом, видя, что это не он, и разочарование с новой силой охватывало ее душу.

Вот и сейчас ее взгляд выхватил из толпы человека, который стоял, рассматривая шар. Он был одет так же, как и все, — в куртку, бриджи и сапоги. Ростом, сложением и цветом волос походил на Эвана. Лотта уже предчувствовала, что сейчас душа загорится новой надеждой, которая неминуемо захлебнется в новом разочаровании. Внутри все онемело. Она только смотрела не отрываясь, а сердце набирало темп, бешено колотясь в груди. Лотта вцепилась в рукав Алекса так, что он удивленно замолчал.

Эван шагал прямо к ним, раздвигая толпу. Продвигался с уверенной целеустремленностью, ничто бы его не остановило. Он неотрывно смотрел только на нее одну! Привычный шум толпы стал угасать, превратившись в шепот. Все стояли и смотрели. Лотта, как во сне, слышала крики детей и пронзительную мелодию скрипки.

Она схватилась за руку Джоаны, ища ее поддержки.

— Джо… Я сплю? — спросила она чуть слышно. Только потом Лотта вспомнила, что Джоанна никогда не встречалась с Эваном и не могла бы его узнать. Но теперь он уже совсем рядом и невозможно ошибиться. — Судя по этому высокомерию, угрозе и наглому безрассудству… — начала Лотта, но дрожь била ее с такой силой, что голос отказался повиноваться.

— Значит, это Эван, — догадалась Джоанна и засмеялась. — Ты должна сейчас же отправиться с ним, Лотта. На шаре.

— Я не могу! — запротестовала Лотта. Она боялась оторвать от него взгляд, пока Эван преодолевал оставшиеся несколько ярдов.

— Ну, не будь же смешной! — Джоанна обняла ее, затем легонько подтолкнула. — Или ты уже забыла, как Алекс прибыл за мной на «Морской ведьме»? Тебе придется набраться храбрости.

— Всегда мечтала о чем-то столь же сногсшибательном, — пробормотала Лотта. — А ведь я так завидовала тебе!

Джоанна смотрела на нее полными слез глазами.

— Это твой шанс, Лотта! Вперед!

— Но почему же все должно происходить именно так? — чуть не взвыла Лотта.

— Потому что это Эван Райдер, которому, как я слышала, незнакомы компромиссы, — резонно заметила Джоанна.

Эван уже стоял рядом.

— Берегите ее, — словно заклинание произнесла Джоанна. — Мне все равно, кто вы, но, если вы посмеете причинить ей боль, я достану вас из-под земли.

Она передала Лотту в его руки. Эван схватил ее и, пронеся через толпу, опустил в гондолу воздушного шара, не оставив никаких возможностей для возражений. Сердце бешено колотилось в ее груди, она вся дрожала, едва держась на ногах.

— Но у меня с собой ничего нет! — закричала Лотта.

— Мне ничего не понадобилось, — прокричала в ответ Джоанна. — И тебе ничего не понадобится!

— Пожалуйста, позаботьтесь за меня о Марджери! — снова прокричала Лотта. — И о моей канарейке!

Сверху Лотте было видно, как ее подруга кивает и машет рукой.

Эван уже ослабил одну из веревок, и спустя минуту, глубоко вздохнув, к нему присоединился Алекс Грант.

— Думаю, мне снова придется отвечать перед судом, на этот раз за то, что помог сбежать государственному преступнику, — бормотал он, распутывая веревки.

— Скорее! — закричала Лотта, наблюдая, как капитан беркширской полиции уже бежал в их сторону, вытаскивая на ходу пистолет, крича, чтобы они остановились.

Из палатки уже спешили, смахивая крошки и дожевывая на ходу, два работника, обслуживавшие шар. За ними, как это всегда бывает, следовала толпа зевак.

Веревки внезапно ослабли, и шар заколыхался. Корзина наклонилась, когда Эван оперся на край и перескочил внутрь. Он крепко обнял ее, замирая от счастья, Лотта прислонилась к нему, уткнувшись лицом в его куртку и вцепившись в борта, словно искала точку опоры в этом сумасшедшем мире.

— Все это закончится ужасно плохо, — пробормотала она, но слова так и затихли где-то у его груди.

— Все будет совсем не так, — сказал Эван. Он говорил с такой уверенностью, что Лотта вопреки здравому смыслу действительно поверила ему.

— Ты вернулся ради меня, — прошептала она. Она просто не могла поверить в происходящее. — Эван, ты возвратился, чтобы забрать меня, — вновь повторила Лотта.

Эван сиял улыбкой великого триумфатора, переполненного нежностью к ней. Сердце Лотты отвечало ему искрящейся радостью.

— Я обещал, что приду, — напомнил он. — Только не говори, что ты сомневалась во мне.

— Не сомневалась, — не слишком убежденно проговорила Лотта. — Никогда.

И услышала, как Эван рассмеялся. Шар поднимался ужасающе медленно. Лотта видела лицо Джоанны и выражение страха, с которым она смотрела на шар. Это могло бы развеселить Лотту, не будь она сама до смерти перепугана. Капитан добровольцев уже совсем рядом, готовый стрелять. Алекс перехватил его в последний момент, а шар тем временем отнесло ветром, и он наконец взмыл ввысь, оторвавшись от вершины холма.

Эван поцеловал ее, и этот поцелуй унес ее сердце. Запах его кожи, прикосновения и чувства — как все знакомо! Голова Лотты шла кругом от желанных ощущений. Ее сердце захватила любовь, раскрывшаяся, как цветок навстречу солнечным лучам. Как много хотелось сказать, но теперь, когда наступил этот момент, слова не понадобились.

Наконец, Эван ослабил свои объятия.

— Надеюсь, это же не смертельно опасно? — прошептала Лотта, глядя вверх на шелковую оболочку воздушного шара с невольным трепетом.

— Смертельно, — подтвердил Эван.

— Вижу, вы очень довольны собой, — взглянув на него, тоном судебного обвинителя, констатировала Лотта.

— Невероятно, — ответил Эван.

— Может быть, знаете, как управлять этой штукой?

— Не уверен, что кто-либо вообще в состоянии ею управлять, — пожал он плечами. — Вы просто следуете туда, куда он вас несет.

— Остается надеяться, что ветер несет нас к побережью, — сказала Лотта, крепче ухватившись за поручни, так как шар, подхваченный воздушным потоком, поднялся выше, набирая скорость.

— Так и есть, — согласился Эван. — При сильном благоприятном ветре мы могли бы долететь до Франции.

Лотта смотрела вниз на крошечные фигурки, бегущие по полю, на замысловатые очертания белой лошади, которая с высоты казалась намного более впечатляющей, чем с земли. Она чувствовала, как ветер треплет ее волосы, а солнце согревает лицо любовным прикосновением.

Казалось, жизнь возвращается.

Казалось, возвращается счастье.

Эван положил руку ей на плечо, и она улыбнулась в ответ, уютнее устраиваясь у его груди. Они стояли, прижавшись друг к другу, а шар все набирал высоту, пока не превратился в маленькое пятнышко на горизонте, которое быстро уносил ветер.


Шестью часами позже двое крестьян из Берли, что в Гэмпшире, стали свидетелями странного небесного явления. Они божились, что видели падающую звезду, опустившуюся в самом сердце старого леса, в отсветах красного и золотого сияния. Но поскольку видение им явилось по пути из деревенского кабачка, никто не придал их рассказу особого значения.

Уже позже небольшое судно под прикрытием темноты вышло от пристани в Милфорде и направилось через пролив в сторону Франции.

Британская армия прочесывала страну от побережья до побережья, но, хотя было найдено много следов Эвана Райдера и его скандально известной невесты, схватить их не удалось.

Только слухи и легенды об их любви и злоключениях долгие годы оставались у всех на слуху.


Купить книгу "Сладкий грех" Корник Никола

home | my bookshelf | | Сладкий грех |     цвет текста