Book: Строптивая наложница



Строптивая наложница

Вирджиния Спайс

Строптивая наложница

ЧАСТЬ 1

Глава 1

Англия, 1828 год

– Нет, папа, я все-таки поеду на этот бал у маркизы Сэйбери!

Упрямо топнув ногой, Элизабет повернулась к отцу и, скрестив руки на груди, бросила на него возмущенный взгляд.

– Лиззи! Я уже сказал, что этой поездки не будет, и не собираюсь препираться с тобой дальше. Мы не сможем сейчас поехать в Лондон, потому что осенние работы в имении пока не закончены. В конце концов, сезон еще не начался, и доброй половины твоих поклонников нет в столице.

– Но я могу поехать в Лондон одна! Я остановлюсь у Мелиссы и отправлюсь на бал в сопровождении ее матери. Надеюсь, ты доверяешь этой почтенной леди?..

Глубоко вздохнув, виконт Девери выразительно посмотрел на супругу, ища у нее поддержки.

– Я доверяю леди Харвилл, но я не доверяю тебе, дочка. Повторяю в последний раз: мы с мамой не отпустим тебя в Лондон одну, чтобы потом не пришлось раскаиваться в своей снисходительности. В любом случае уехать сейчас невозможно: через несколько дней мы устраиваем праздник в честь твоего восемнадцатилетия, и я пригласил на него сына своего друга, который должен приехать в Бартон-холл со дня на день.

– Ну, хорошо, – сдалась наконец девушка, – я не буду больше просить, чтобы ты отпустил меня в Лондон. Но разреши мне, по крайней мере, пригласить на праздник моих лучших друзей – Джона Катлера, Берка Найтли и, конечно же, Симона Марсанта!

– Хорошо, можешь сегодня же послать приглашения этим молодым повесам. – Лорд Девери нахмурился, раскуривая сигару – уже третью за время этой изматывающей семейной баталии. – Но предупреждаю тебя, Лиззи: объясни своим приятелям, что они должны держаться поскромнее в моем доме. Иначе я просто выставлю их за дверь, невзирая на их титулы и ваши давние дружеские отношения.

– Все будет так, как ты хочешь, папочка. – Элизабет приблизилась к отцу, скрывая лукавую улыбку, и нежно поцеловала его в щеку. – Ты же знаешь – мне всегда так тяжело тебя огорчать, и как печально, что это так часто случается. Но разве я виновата, что мы совсем не сходимся характерами?

– Ладно, ладно, перестань подлизываться и ступай к себе, – мягко отстранил виконт дочь, а когда дверь за Элизабет с шумом захлопнулась, лорд Девери обернулся к жене и с негодованием пожал плечами:

– Ну, ты видишь, Джулиана? Она стала совершенно неуправляемой! Мне жаль об этом говорить, но, по-моему, наша дочь унаследовала все твои недостатки и сумасбродный характер своей тетушки, твоей сестры.

Виконтесса негромко рассмеялась и бессильно развела руками:

– Стивен, дорогой мой, на самом деле все обстоит гораздо хуже. Если бы Элизабет была похожа только на меня и мою сестру Изабель, проблем у нас было бы куда меньшее. Но вся беда в том, что одна черточка ей досталась в наследство от тебя. И знаешь, какая? Несгибаемое упрямство в достижении поставленной цели! Вот только цели она ставит перед собой отнюдь не такие благородные, как ты!

* * *

Оказавшись в своей комнатке с нежно-розовыми обоями и роскошным обюссоновским ковром с рисунком из роз, Элизабет принялась в волнении раскладывать на кровати свои наряды. Все-таки ей удалось обмануть бдительность отца и добиться от него желаемого – он разрешил пригласить на праздник всех ее кавалеров, включая барона Симона Марсанта, которого терпеть не мог. На минуту девушке пришлось отвлечься от своего занятия, чтобы закрыть окно, через которое в комнату проникал холодный октябрьский воздух. Уже с неделю, не переставая, лили противные осенние дожди, и прекрасный парк Бартон-холла представлял собой довольно унылое зрелище. Но Элизабет это ничуть не огорчало. За три с лишним месяца имение надоело ей до смерти, и она была рада, что скоро в Лондоне начнется новый сезон с балами, театрами и всевозможными развлечениями.

Элизабет Девери должно было исполниться восемнадцать лет, и прошлой весной она с большим успехом дебютировала в высшем лондонском свете. За три месяца, что длился весенний светский сезон, мисс Девери получила четыре предложения руки и сердца. Однако, к радости Элизабет, ни одно из них не было принято ее родителями. Но она понимала, что на тот раз ей вряд ли удастся избежать участи большинства своих подруг. Оставалось надеяться, что ее мужем станет тот человек, которого она выберет сама. И она уже почти выбрала его. Хотя… некоторые сомнения все же оставались.

Элизабет критическим взглядом окинула свои великолепные наряды, выполненные в ее любимых тонах – светло-желтых, нежно-сиреневых и, конечно же, всех оттенков зеленого – цвета ее глаз. Все платья были сшиты по новой моде, появившейся в Европе всего два года назад, когда талия внезапно вернулась на свое естественное место. Но какое же из них выбрать для столь ответственного вечера? Немного подумав, девушка остановилась на платье из сливочно-желтого шелка, с верхней юбкой из воздушного тюля такого же оттенка, украшенной нежными желтыми цветами с золотистой окантовкой. Кажется, в этом платье Симон ее еще не видел, так как оно было сшито в середине июля, перед самым отъездом из Лондона. К тому же это платье было чуть более декольтировано, чем большинство других. Оно полностью обнажало прекрасные плечи Элизабет и давало возможность блеснуть красотой нежной бархатистой кожи без малейшего изъяна.

Определившись с выбором наряда, девушка снова подошла к окну и задумалась, глядя на то, как водяные струи без жалости сбивают с деревьев остатки дрожащей листвы. Ее приподнятое настроение сменилось тревогой, как только она вспомнила недавно подслушанный разговор родителей. Отец еще неделю назад сказал ей, что с нетерпением ждет в гости сына своего покойного друга. Но тогда он даже не намекнул, что связывает с его приездом какие-то далеко идущие планы. Однако в разговоре наедине с женой виконт неосторожно высказал надежду на то, что его дочь понравится молодому человеку. Подумав об этом, Элизабет недовольно сдвинула тонкие брови. Простите, но как же это так – она должна понравиться этому незнакомцу? Напротив, это он должен понравиться ей, если отец думает… Впрочем, она так и не решилась заговорить с ним об этом. Ведь тогда пришлось бы признаться, что подслушивает чужие разговоры, а такое открытие привело бы отца в негодование.

Элизабет язвительно усмехнулась. Как же зовут того молодого человека, кажется, Леон? Леон – значит, «лев». Что ж, посмотрим, не превратится ли этот лев в робкого ягненка, оказавшись в обществе ее остроумных приятелей, способных уничтожить любого одной меткой фразой.

* * *

Гости начали съезжаться в Бартон-холл после полудня, чтобы успеть привести себя в порядок до праздничного обеда, который, по традиции, намечался на пять часов вечера. Из-за пасмурной погоды рано стемнело, во всех парадных комнатах первого этажа горели люстры и свечи в высоких бронзовых канделябрах. Решив быть на этом вечере хозяйкой, Элизабет сама принимала гостей в главном зале Бартон-холла. Ее светло-желтое платье прекрасно гармонировало с убранством помещения, выполненного в бело-золотых и голубых тонах. Где бы она ни находилась, за ней неизменно следовали ее преданные рыцари, как прозвала их виконтесса, – молодые лондонские щеголи Джон Катлер, Берк Найтли и любимец Элизабет Симон Марсант. Ненавязчиво ухаживая за мисс Девери, молодые люди не упускали возможности попутно высмеять кого-нибудь из гостей.

Когда Элизабет немного устала и грациозно опустилась на маленький диванчик, обитый голубым штофом, приятели, как по команде, тотчас окружили ее.

– Дорогая Лиззи, посмотрите, как ревниво охраняет графиня Шепард свою длинноносую дочку от мужчин, – насмешливо заметил Джон. – Клянусь честью, если эта достойная леди не изменит свою позицию, Камилла не выйдет замуж еще лет пять.

– Ее матушка неспроста так себя ведет, – отозвался барон Марсант. – Клотильде Шепард вот-вот стукнет двадцать пять. Бедняжка уже истоптала не одну сотню туфель на лондонских балах, а так же не получила стоящего предложения. Вот мамаша и старается изображать ревнительницу женской добродетели. А кто не знает, что добродетель – удел некрасивых женщин?

– Не будьте так жестоки, Симон, – Элизабет подняла голову и выразительно посмотрела ему в глаза. – Иначе я тоже начну вас бояться, как все остальные дамы в этом зале.

Бросив опасливый взгляд в сторону лорда Девери, барон наклонился к самому уху девушки и низким, вкрадчивым голосом проговорил:

Вам-то как раз и не нужно опасаться моих насмешек, моя принцесса. Пусть моего ядовитого языка боятся ваши соперницы. Скажите мне только слово – и я уничтожу репутацию любой светской дамы, какое бы высокое положение она ни занимала.

– Хватит шептаться, Симон… Элизабет, взгляните скорее на вашу обожаемую подругу Мелиссу! – Толстяк Берк Найтли выхватил кружевной веер из рук девушки и принялся театрально обмахиваться им, будто ему вдруг стало нечем дышать. – Святые угодники, что это с ней сегодня? Кик у нее хватило ума нацепить белое платье при такой смуглой коже? Мисс Харвилл выглядит в нем настоящей крестьянкой, проработавшей все лето в поле!

– Ну уж нет, Берк, Мелиссу я вам в обиду не дам! – шутливо возмутилась Элизабет, возвращая отнятый веер. – Смейтесь над кем угодно, но ее не трогайте. Мелисса – моя самая преданная подруга, она много раз выручала меня в затруднительных ситуациях!

– Тогда окажите и вы ей услугу, дорогая, – тихо проговорил барон. – Научите эту молодую леди одеваться со вкусом и завоевывать сердца столичных джентльменов. Хотя… если уж этого не дано от рождения, как вам, тут делу не поможешь.

Спрятав лицо за складками веера, Элизабет украдкой оглядела своих кавалеров. Все трое считались в числе ее преданных поклонников, и за любого из них она была готова выйти замуж, если разрешит отец. Но кому же из них все-таки отдать предпочтение? Рыжеволосый весельчак Джон был всем хорош, в его обществе она никогда не скучала. Но, увы, он был нетитулованным дворянином, а, следовательно, не мог считаться завидной партией. Такое же положение было и у Берка Найтли, мелкопоместного эсквайра. Зато Симон Марсант происходил из очень древнего и славного баронского рода. К тому же он был самым красивым из троих приятелей. Элегантный, худощавый брюнет с томными голубыми глазами, опушенными длинными черными ресницами. Таких изящных, ухоженных рук Элизабет не приходилось видеть ни у одного мужчины, а непринужденные светские манеры Симона восхищали многих женщин.

Однако именно его больше всех ее приятелей не любил отец, считая мотом и бездельником. Бездельником… Как будто родовитому дворянину нужно зачем-то трудиться и тратить время на всякие скучные дела! Но отца было не переубедить. До женитьбы на ее матери, дочери графини Риверс, он долгие годы служил при посольстве в Османской империи и получил титул виконта и богатое имение только за свои личные заслуги.

Перехватив взгляд виконтессы, Элизабет поняла, что ей пора вернуться к своим обязанностям хозяйки и уделить время остальным гостям. Многозначительно посмотрев на Симона, девушка легко вспорхнула с места и направилась в другой конец обширного зала. Бросив попутный взгляд в одно из зеркал, она невольно улыбнулась своему отражению. В этом декольтированном наряде ее покатые плечи безупречной формы смотрелись великолепно. Искусно затянутая в корсет талия казалась тоньше, чем у многих других дам. И даже замысловатая прическа в стиле «бидермейер» была ей на удивление к лицу: часть медно-рыжих волос уложена в затейливый бант на макушке и украшена нежно-желтыми бутонами, а остальные волосы смешаны с накладными буклями и закручены в кокетливые локоны у висков.

Не успела Элизабет переброситься с подругами матери и десятком фраз, как в дверях зала послышался какой-то шум. Оставив гостей, лорд Девери тотчас устремился туда. Пару минут спустя дворецкий громогласно провозгласил имя новоприбывшего гостя, с которым виконт возвращался в зал, о чем-то оживленно беседуя:

– Лорд Леон Кроуфорд, маркиз Норвудский!

Все взоры мгновенно обратились в его сторону. С подобающей этикету любезной светской улыбкой, Элизабет легким шагом двинулась навстречу молодому человеку, приезда которого так ждал ее отец. Ей сразу бросилось в глаза, что одет он совсем не по-дорожному: на нем был элегантный серо-голубой фрак, оттенявший цвет его внимательных глаз; начищенные ботинки выглядели так, будто он только что покинул гостевую комнату на втором этаже. Густые светлые волосы составляли приятный контраст со смуглым цветом кожи, а из-под небрежно падавшей на лоб челки почтительно и в то же время смело смотрели выразительные серые глаза, напомнившие девушке небо в мартовский день.

И вдруг прямо на виду у Элизабет с лицом незнакомца произошла неприятная метаморфоза. Словно по волшебству, оно утратило почтительное выражение, строгие губы растянулись в едва заметную ироничную улыбку, а в потемневших глазах заплясали издевательские огоньки.

– Здравствуйте, мисс Девери, – произнес лорд Кроуфорд мягким, грудным голосом, от которого Элизабет мгновенно бросило в озноб. – Как я рад, что наконец-то могу познакомиться с прелестной девушкой, о достоинствах которой столько наслышан!

Он смеялся, он откровенно смеялся ей в лицо, а она была абсолютно безоружна против его дерзости. Такое не могло присниться даже в кошмарном сне. Могла ли она подумать, что когда-нибудь вновь встретит этого отвратительного человека! И где? В своем собственном доме! Она была настолько уверена, что та ужасная встреча окажется первой и последней в их жизни, что даже не узнала его в первую минуту.



Глава 2

Это случилось три месяца назад, в самые последние дни лондонского сезона. Родителям Элизабет пришлось срочно уехать в имение тяжело больной родственницы. Так как ее младшего брата Эдварда, бывшего дома на каникулах, они забрали с собой, Элизабет осталась в лондонском особняке совершенно одна. И, разумеется, как всегда в подобных случаях, она без промедления послала записку Симону Марсанту. Ответ не заставил себя ждать: в своем послании барон назначил ей встречу «у развилки трех дорог». А это означало, что он будет ждать ее в определенном месте и приехать туда она должна в наемной карете, экипировавшись соответствующим образом.

Прочитав записку Симона, Элизабет немедленно объявила всем служанкам матери выходной. Затем прошла в гардеробную виконтессы и достала матушкино платье из черного бархата и элегантный капор с розами и вуалью, украшенной бархатными мушками. Виконтесса была полнее дочери, но с помощью булавок и пояса удавалось достичь желаемого эффекта, и платье смотрелось на Элизабет прекрасно. К тому же, когда она его надевала, никто не смотрел на ее талию. Все взгляды устремлялись на обнаженные плечи и излишне открытую грудь.

Вообще-то, Элизабет опасалась пользоваться туалетами матери, но у нее самой не было ни одного темного платья, потому что носить подобные было не принято девушкам ее возраста. Если бы кто-то из знакомых узнал мисс Девери в таком наряде, она подверглась бы жестокому общественному осуждению. Но туда, куда вез ее Симон, люди их круга редко заглядывали. Ибо она должна была сопровождать его – уже в третий раз за сезон – в игорный дом.

Если бы отец Элизабет узнал о том, в какие приключения его дочь пускается с бароном Марсантом, он, несмотря на разницу в возрасте, вызвал бы его на дуэль. Но, конечно же, никто не собирался ему об этом рассказывать, а тем более сам Симон, которому присутствие Элизабет помогало зарабатывать деньги. В первый раз, когда он попросил ее об этой услуге, девушка пришла в ужас. Но потом ей и самой понравилась эта затея. Подобные приключения давали ей возможность испытать действие на мужчин своих чар. Ее задача заключалась в том, чтобы стоять за креслом Симона, когда он играет, и отвлекать внимание его партнеров.

Когда Элизабет подъехала в наемной карете к условленному месту, Симон уже ждал ее. Экипаж остановился, и барон заскочил внутрь. На мгновение Элизабет почувствовала его руку на своей талии, но он тут же отпустил ее и отодвинулся. Симон знал, что малейшая вольность с его стороны может обернуться полным разрывом с мисс Девери: несмотря на свое подчас шокирующее поведение, она оставалась порядочной и невинной девушкой.

– Как дела, мой друг? – участливо спросила Элизабет, заметив, что он явно чем-то обеспокоен. – Вы опять испытываете денежные затруднения?

– Должно быть, они никогда не перестанут меня преследовать, – с досадой ответил барон.

Увидев, с каким хмурым лицом он исследует содержимое своего кошелька, Элизабет поспешила поднять ему настроение.

– Я захватила с собой те двадцать фунтов, что оставил мне отец на время своего отъезда, – весело сказала она. – Если понадобится, я готова стать вашим кредитором.

– Элизабет, вы просто мой добрый ангел! В какой уже раз вы бескорыстно выручаете меня, – пылко проговорил барон, окидывая ее взглядом неподдельного восхищения.

Они обменялись взглядами как два заговорщика; но внезапно улыбка Симона угасла, превратившись в гримасу мучительной досады. Накрыв руку девушки своей ладонью, он крепко сжал ее и с огромным сожалением произнес:

– Если бы вы только знали, как это больно – каждый день видеть вас, слышать ваш ангельский голос, смотреть в ваши прекрасные изумрудные глаза и при этом сознавать, что вы никогда не будете моей! Элизабет, неужели эта пытка будет длиться вечно? Как вы думаете, долго ли еще я смогу выдерживать все это и не сойти с ума от мучений?

Вздохнув, она повернулась к нему и пристально посмотрела в его голубые глаза, поблескивающие в полумраке кареты.

– Симон, но ведь вы даже не попытались сделать мне предложение…

– Потому что это бесполезно, Элизабет! Вы не хуже меня знаете, что ваш высоконравственный отец никогда не отдаст вас за меня. Нам остается только один выход… Если, конечно, вы действительно хотите стать моей женой. Вы должны принадлежать мне еще до замужества!

Она испуганно отшатнулась, заставив юношу издать мучительный стон.

– Нет, Симон, – в ее голосе звучали твердые нотки, – мы уже говорили об этом, и я не собираюсь повторять дважды, что никогда на такое не пойду. Давайте же раз и навсегда поставим на этом точку. Если вы твердо намерены жениться на мне, идите к отцу и добивайтесь его согласия. Да, папа действительно очень придирчиво относится к кандидатам в зятья, но и к его сердцу можно подобрать ключик. А пока могу пообещать вам только одно: я не выйду ни за кого замуж, пока остается надежда, что отец даст согласие на наш брак.

– Хотел бы я иметь хоть десятую долю вашей надежды, – с легким раздражением проговорил Симон.

Оставшуюся часть пути они ехали молча. Когда Симон сел за игральный стол, то сначала все шло так же гладко, как и в прошлые два раза. Стоя за креслом барона, Элизабет пускала в ход весь арсенал своего женского кокетства. Для начала она с небрежной элегантностью сбросила черную кружевную накидку, выставив на обозрение зевак свои прекрасные плечи. Потом, когда очередной противник садился напротив Симона, Элизабет принималась бросать на него очень выразительные взгляды из-под прозрачной вуали. А в решающий момент она просто откидывала ее наверх и пронзала мужчину призывным взглядом своих кошачьих глаз, слегка подведенных черной краской. И почти во всех случаях этот маневр срабатывал безошибочно: противник барона терялся, путал карты и в результате оказывался в проигрыше.

Спустя час Симон, устав от напряженной игры, отвел девушку к стойке бара, чтобы пропустить по рюмочке вина перед новой схваткой в покер. Его цепкий взгляд между тем продолжал внимательно следить за всем, что происходит в зале.

– Элизабет, взгляните на того высокого блондина, что вошел сюда десять минут назад, – прищурившись, барон кивнул в сторону. – Как, по-вашему, Сумеем мы обвести его вокруг пальца? Судя по его виду, он приезжий. На нем форма офицера флота Его величества… Должно быть, только что вернулся в Англию из колоний и совсем отвык от больших городов. Наверняка его кошелек набит банкнотами и он просто жаждет спустить половину из них.

Элизабет незаметно взглянула туда, куда неотрывно смотрел барон. Вошедший молодой мужчина заметно отличался от большинства завсегдатаев игорного дома. И в первую очередь тем, что его волевое, открытое лицо не носило следов бессонных ночей и низменных страстей. Здоровый золотистый загар незнакомца резко контрастировал с бледными физиономиями заядлых игроков. Одет, однако, он был довольно небрежно. Офицерская форма синего цвета выглядела потертой, широкие плечи прикрывал просторный темный плащ, носивший следы дорожной пыли. И все же… все же в его облике было что-то такое, что внушало опасение и заставляло любопытных зевак поспешно опускать глаза, встречаясь с открытым взглядом его стальных глаз.

– Не знаю, Симон, – нерешительно протянула Элизабет, – смотрите сами. Но, по правде говоря, у меня нет ни малейшего желания с ним связываться. Он кажется мне довольно опасным типом…

– Ерунда, дорогая моя. Вот увидите: при вашей поддержке я в два счета обставлю его на кругленькую сумму.

С каким-то упрямым раздражением барон направился прямо к тому столу, за который в этот момент усаживался светловолосый пришелец. Элизабет ничего не оставалось делать, как последовать за другом. Она заняла свое привычное место за спинкой его кресла. Томно вздохнув, грациозно поправила короткий рукав, спустившийся слишком низко с покатого плеча…

Раскинув карты, незнакомец вдруг резко вскинул голову и в упор посмотрел на девушку. От его откровенно презрительного взгляда Элизабет тотчас захотелось провалиться сквозь землю. Так смотрят на продажных женщин, когда оценивают их стоимость. Девушка почувствовала, как щеки ее начинают пылать. Ей вдруг стало ужасно стыдно и неприятно, оттого что она оказалась в такой ситуации. Она ощутила панический страх и сильную досаду на Симона. Как у него хватило ума привести ее в такое место? Неужели он совсем не замечает, что ее оскорбляют прямо у него на глазах?

Заметив смятение девушки, светловолосый незнакомец снисходительно усмехнулся. Его взгляд внезапно утратил стальную твердость и заметно потеплел. Теперь он смотрел на Элизабет с неприкрытым интересом. Выбрав момент, когда Симон наклонился к картам, он знаком предложил ей поднять вуаль. Но теперь Элизабет не согласилась бы сделать это ни за какие коврижки. Напротив, ей ужасно хотелось дотянуться до своей кружевной накидки и прикрыть голые плечи, но она не решалась сделать это, опасаясь новых насмешек со стороны игрока.

Стараясь делать это незаметно, Элизабет с интересом рассматривала этого загадочного мужчину. Он выглядел старше Симона, лет на двадцать семь – двадцать восемь. Пожалуй, его можно было бы назвать привлекательным, хотя Элизабет не жаловала блондинов, предпочитая им брюнетов с бледной аристократической кожей, таких, как барон Марсант. И уж совсем недопустимо выглядели его загорелые руки – загрубевшей коже явно недоставало питательного крема, на твердых ладонях были заметны мозоли, как у человека, занимающегося физическим трудом. Представив, как эти жесткие пальцы касаются ее нежных округлостей, Элизабет невольно вздрогнула.

– Вы снова проигрываете, сэр. – Откинувшись на спинку кресла, барон посмотрел на своего противника с выражением насмешливого превосходства. – Похоже, удача сегодня не на вашей стороне.

– Удача – она, как женщина. Так же изменчива и часто выбирает не самого достойного, – многозначительно парировал незнакомец.

При этом он так выразительно посмотрел на Элизабет, что она не сдержалась и раздраженно вставила:

– А к этим достойным вы, надо полагать, причисляете в первую очередь себя, офицер?

Он весело рассмеялся, будто только и ждал от нее подобного высказывания.

– Если хотите поближе познакомиться с моими достоинствами, я к вашим услугам, леди, – с вызовом бросил он.

Барон возмущенно вскочил с кресла.

– Сэр, вы забываетесь! Кто дал вам право так обращаться с моей спутницей? Если вы еще раз…

– Простите, молодой человек, но эта… мм… леди сама дала мне такое право, вмешавшись в мужской разговор, – невозмутимо отвечал тот. – Впрочем, если вы желаете немедленного удовлетворения, то я всегда к этому готов.

– Симон, ради всего святого! – с мольбой прошептала Элизабет.

– Я думаю, пришло время открыть карты, – деловито проговорил барон. – Прошу вас, господин офицер. – Он выложил карты, которые держал в руках, на зеленый стол и торжествующе посмотрел на своего задумавшегося противника.

– Что ж, я тоже полагаю, что пора кончать этот фарс.

Незнакомец небрежно сбросил свои карты, и они ровным красивым полукругом легли на сукно. С десяток зевак, с интересом наблюдавших за ходом этой партии, одновременно шумно вздохнули и принялись взволнованно переговариваться. Элизабет зажала рот рукой, чтобы не вскрикнуть. В этой партии Симон поставил на кон весь свой предыдущий выигрыш и проиграл.

– Это… это просто немыслимо… – растерянно бормотал барон. – Вы сыграли нечестно! Господа, этот человек – профессиональный карточный шулер!

– Когда имеешь дело с таким дерзким мошенником, как вы, иногда не грешно и смухлевать, – веско заметил незнакомец. Он вдруг резко перегнулся через стол и, схватив барона за руку, быстро отогнул рукав его сюртука. Оттуда посыпались на пол карты, и их шелест потонул в ропоте возмущенных голосов.

Опомнившись от шока, вызванного мошенничеством Симона, Элизабет быстро сообразила, что ее другу грозит нешуточная расправа. Решив спасти его даже ценой своей репутации, она бросилась к незнакомцу и изо всех сил вцепилась ногтями в его запястье. От неожиданности он выпустил руку барона. Симон тотчас воспользовался ситуацией и бросился к дверям. Но самой Элизабет сбежать не удалось. У самых дверей незнакомец поймал ее и, крепко обхватив за талию, вытащил на середину зала под дружный хохот игроков.

– Не торопитесь, моя отважная леди, не торопитесь! – смеясь, проговорил он. – Неужели вы лишите меня возможности получше рассмотреть ваше прелестное личико? Черт возьми, да я мечтал об этом с того самого момента, когда вы начали строить мне глазки, прикрывая мошенничество вашего дружка!

К несказанному удовольствию присутствующих, он опрокинул девушку на стол и склонился к самому ее лицу, продолжая смеяться над ее отчаянным положением. Потом медленно развязал шелковые ленточки капора и осторожно снял его с головы Элизабет. Ее рыжие волосы в живописном беспорядке рассыпались по зеленому сукну стола, расширившиеся от ужаса глаза испуганно уставились на мужчину.

«Все погибло, – с замирающим сердцем подумала Элизабет, тщетно пытаясь вырваться из сильных рук незнакомца. – Если сейчас кто-нибудь из этих мужчин опознает меня, от моей репутации останется лишь горстка пепла».

– Да она просто чудо совершенства, эта рыжая бесовка с кошачьими глазами! – воскликнул мужчина. В его голосе сквозило неподдельное восхищение. Серые глаза с изумлением рассматривали застывшее от страха лицо девушки. – Клянусь честью, я буду последним дураком, если не сорву с этих прелестных губок хотя бы один поцелуй!

И, к непередаваемому ужасу бедной Элизабет, он склонился еще ближе к ее лицу и припал к ее побледневшим, дрожащим губам. Против ее ожидания, его губы оказались мягкими и нежными, словно дольки апельсина. Они ласкали, дразня и возбуждая, и, несмотря на все сопротивление Элизабет, прижимались все крепче и крепче, словно старались слиться в единое целое с ее ртом. Й это было совсем не противно, скорее, наоборот, но от этого вдвойне унизительно. Девушка просто сгорала от стыда, с ужасом думая о том, что за ними с жадным любопытством наблюдает толпа зевак. Казалось, этот невыносимый поцелуй длился вечно. Когда же мужчина, наконец, отпустил Элизабет и снова поставил на пол, она едва могла держаться на ногах. Продолжая сверлить девушку насмешливым взглядом, незнакомец помог ей надеть шляпку и кружевную накидку. Потом, поддерживая под руку, вывел из душного зала на свежий воздух, где она, наконец, смогла прийти в себя.

– Ну ладно, успокойтесь, моя красавица, – неожиданно примирительным тоном сказал он. – Не стоит так переживать из-за этого небольшого инцидента. Хотите, я отвезу вас домой? Ведь у вас, наверное, даже не осталось денег, чтобы взять экипаж.

Яростный взгляд, которым наградила его Элизабет, казалось, мог пробить стену. Внутри у нее все клокотало от возмущения. Подумать только! Это был самый первый поцелуй в ее жизни, и она получила его от этого бессердечного дьявола.

– Оставьте меня в покое, – сдавленно процедила она. – Убирайтесь прочь, мерзкий наглец!

Он усмехнулся, выразительно приподняв брови.

– Что ж, как знаете. Ну а теперь бегите скорее к своему незадачливому кавалеру, – с оскорбительным добродушием проговорил незнакомец, легонько подталкивая ее в спину. – Готов поручиться, что он уже сходит с ума от беспокойства за вас. И, надеюсь, – прибавил он неожиданно строгим тоном, – что сегодняшнее приключение навсегда отобьет у вас охоту посещать игорные заведения.

Элизабет не помнила, как добрела до экипажа, в котором ее ожидал Симон Марсант, виновато забившись в угол. Как только они отъехали на безопасное место, у нее началась истерика. Девушка ругала барона последними словами и клялась, что никогда не простит ему того, что с ней случилось по его милости. И она действительно не желала прощать его… целых три недели, пока не заскучала по его остроумным шуткам в тишине своего имения.

Глава 3

К тому времени, когда все перешли в просторную столовую, Элизабет успела совладать со своими чувствами. Она без особых усилий поддерживала легкую застольную беседу, метко отвечала на шутки приятелей. К счастью, лорд Девери не додумался посадить нового гостя с дочерью; маркиз сидел рядом с виконтом чуть наискосок от девушки. По обеим сторонам от Элизабет расположились Джон Катлер и Берк Найтли. А вот ее любимец Симон спрятался в самый конец длинного стола. Элизабет почти не видела его со своего места: высокий тюрбан, венчающий голову леди Харвилл, скрывал барона от остальных гостей. Причина такой скромности лондонского остряка была вполне объяснима. Он тоже узнал в Леоне Кроуфорде того грозного незнакомца из игорного дома.

Временами Элизабет бросала на маркиза тревожные взгляды. Последний час ее отец не отходил от него, беспрерывно о чем-то расспрашивал и что-то оживленно рассказывал сам. Вначале девушка очень боялась, что лорд Кроуфорд расскажет виконту о том позорном происшествии, но постепенно ее тревога улеглась. Судя по добродушному настрою отца, их разговор не касался этой опасной темы. По-видимому, они говорили о чем-то приятном, а затем – Элизабет сразу почувствовала это – разговор переключился на ее персону.



Опасения девушки вспыхнули с новой силой, когда маркиз начал поминутно поглядывать в ее сторону. В какой-то момент отец тоже посмотрел на нее, а затем наклонился к гостю и что-то тихо сказал ему с улыбкой. В ответ на это лорд Кроуфорд негромко рассмеялся, каким-то особенным теплым грудным смехом, от которого по телу Элизабет прокатилась горячая волна.

– Мисс Девери, я немного опоздал к вашему празднику. Позвольте же мне попросить у вас прощения и преподнести скромный подарок!

Маркиз произнес эти слова, почти не повысив голоса, но все разговоры в зале прекратились, как по команде, – столько властной убедительности было в его тоне! Обойдя стол в сопровождении виконта, лорд Кроуфорд остановился позади Элизабет. Смятение девушки было так велико, что она едва не опрокинула стул, поднимаясь ему навстречу. В этот день она получила много подарков, но ей даже в голову не приходило, что и этот ужасный человек может ей что-то преподнести!

Маркиз раскрыл кожаную коробочку, и все восхищенно ахнули, увидев ее содержимое. На белом бархате лежала филигранная золотая цепочка с большим каплевидным изумрудом, обрамленным золотым кружевом и крохотными бриллиантами. Улыбнувшись неожиданно теплой улыбкой, Леон Кроуфорд выжидающе посмотрел на именинницу.

– Простите, милорд, но… этот подарок очень дорогой, и я не могу принять его, – растерянно пролепетала Элизабет, оглядываясь на родителей в поисках поддержки.

– Конечно, можешь, дорогая, – с моего разрешения, – беспрекословно заявил лорд Девери. Выразительно посмотрев на дочь, виконт осторожно достал из коробочки украшение и подошел к побледневшей Элизабет. – Я хочу, чтобы ты примерила этот кулон прямо сейчас. По-моему, он великолепно подходит к твоим глазам и наряду. Леди Джулиана, – обратился он к жене, – помогите Элизабет снять жемчужное колье.

Послав дочери ободряющую улыбку, виконтесса сняла с ее шеи маленькое жемчужное колье и надела вместо него цепочку с изумрудным кулоном. Сверкающая капля мягко скользнула в ложбинку между двух упругих холмиков. Случайно взглянув в этот момент на маркиза, Элизабет так и вспыхнула от негодования. Его взгляд намеренно дерзко проследил за движением кулона, задержавшись дольше, чем допускали приличия, на ее полуобнаженной груди.

– Вы просто отъявленный наглец, лорд Кроуфорд, – гневно прошептала она, когда родители направились к своим местам за столом.

– Прекратите преследовать меня вашим пламенным взором, мисс Девери, мы не в игорном зале, – с невинной улыбкой ответил он. Потом наклонился и галантно поцеловал ее руку, которую Элизабет от растерянности не успела вовремя отдернуть.

В оставшуюся часть обеда девушка не смогла проглотить ни одного кусочка. Наконец виконт Девери поднялся, давая всем понять, что пора перейти в бальный зал. Однако не успела Элизабет сделать и двух шагов от стола, как отец громко позвал ее к себе.

– Лиззи, дорогая, я хочу, чтобы ты показала Леону наш дом, – это прозвучало как приказ. – Он в первый раз в Бартон-холле и очень интересуется нашей картинной галереей.

– Хорошо, папа, – покорно ответила она, сдерживая тяжкий вздох. – Надеюсь только, что ты не заставишь наших гостей долго ждать начала танцев? Моим подругам просто не терпится потанцевать, ведь осенью дают так мало балов.

– Это еще успеется. Я собираюсь начать бал не раньше чем через час. Наши уважаемые гости нуждаются в отдыхе после такой обильной трапезы.

Натянуто улыбнувшись, Элизабет взяла маркиза под руку и направилась в соседний зал. Хоть бы кто-нибудь из ее поклонников догадался увязаться вслед за ними! Но, кажется, этот несносный Леон нагнал на всех страху, и они трусливо поджали хвосты.

Стараясь не смотреть на гостя, Элизабет подробно рассказывала ему историю каждой примечательной вещи, словно ученица, отвечающая хорошо заученный урок. Постепенно они дошли до картинной галереи в противоположном крыле особняка. Остановившись у первого большого полотна, девушка собиралась продолжить экскурсию, но вдруг случайно взглянула в глаза Леону и сбилась с мысли.

– Ну, что же вы замолчали, мисс Девери? – с улыбкой спросил он. – Право же, вы так вдохновенно рассказываете, что можно заслушаться. Вот только совершенно не смотрите на то, о чем говорите. Кто бы еще мог так подробно поведать об истории приобретения саксонского сервиза на двадцать персон, указывая рукой на французский гобелен семнадцатого века!

– О, неужели я… – Элизабет покраснела до корней волос, заметив свою оплошность. – Простите меня, пожалуйста, милорд, я не совсем хорошо себя чувствую сегодня.

Он многозначительно кашлянул.

– Еще бы! И я, кажется, догадываюсь о причине вашего плохого самочувствия. Это мой приезд выбил вас из колеи. Но, клянусь вам, я и подумать не мог, что дочь лорда Девери окажется той самой очаровательной проказницей, с которой я имел честь познакомиться в игорном доме. Если бы я об этом знал…

– То вы бы наверняка не приехали в этот дом, да еще в день моего рождения, да? – с невольной болью воскликнула Элизабет. Она и сама не могла понять, почему эти слова так сильно задели ее за живое.

Леон посмотрел на нее очень долгим внимательным взглядом без той обидной пренебрежительности, с какой поглядывал всего час тому назад.

– Нет, Элизабет, – тихо ответил он, – я бы все равно приехал. Только не так внезапно, чтобы не слишком смущать вас. Хотя, признаться, эта застенчивость вам чертовски идет… Почти так же, как и то откровенное кокетство, с помощью которого вы пытались отвлечь меня от махинаций барона Марсанта.

– Так вы узнали Симона? – испугалась Элизабет. – Боже мой…

– Не бойтесь, я не собираюсь рассказывать о том пикантном происшествии вашему отцу или кому-то еще. Особенно теперь…

– Я даже не подозревала, что барон Марсант способен вести нечестную игру! Клянусь вам, милорд, иначе я ни за что бы не позволила ему затащить меня в то ужасное место! Это было моей серьезной ошибкой. Я просто хотела ему помочь. У Симона были некоторые затруднения с финансами.

– Которые, он улаживал, используя для этого расположение наивной, порядочной девушки… Нечего сказать, достойный способ зарабатывать на жизнь!

– Но что вы знаете о том, как зарабатывают себе на жизнь, лорд Кроуфорд? Можете ли вы понять, как трудно приходится тем, кто не получил от родителей богатого наследства? Ведь вы родились маркизом, наследником титула и огромного имения!

– Нет. Кто вам такое сказал? – Он изумленно посмотрел на нее и вдруг ласково рассмеялся, повергнув девушку в сильное смущение. – А, понимаю! Вы ведь видите меня всего второй раз и еще ничего обо мне не знаете.

– Тогда, в игорном доме, на вас была форма флотского офицера! – внезапно вспомнила она. – Так, значит… вы совсем недавно получили титул и наследство? Поэтому вы и приехали в Англию три месяца назад?

– Вы очень догадливы, Элизабет. Да, я действительно оставил службу, когда узнал о наследстве. До этого я почти пять лет провел вдали от английских туманов. Последний год – под Гибралтаром, а до этого в Индии.

– И это оттуда вы привезли этот дивный изумруд?

Этого не следовало спрашивать. Элизабет поняла это сразу, как только дерзкий взгляд маркиза переместился за корсаж ее платья. Непринужденность, с которой она только что вела беседу, мгновенно сменилась возмущением, и девушка демонстративно прикрыла грудь рукой.

– Никогда не смейте так смотреть на меня, лорд Кроуфорд, – гневно проговорила она. – Я способна постоять за себя!

– Я уже это знаю. – Он улыбнулся той провоцирующей насмешливой улыбкой, которая приводила девушку в ярость. – Давайте-ка вернемся в зал, а то мы с вами опять поскандалим. А мне этого совсем не хочется.

Почувствовав себя в безопасности, Элизабет не смогла противостоять желанию хоть чем-то уязвить молодого человека. Окинув его с головы до ног вызывающим взглядом, она иронично прищурилась и спросила:

– Как же все-таки случилось, что вы стали обладателем титула и огромного состояния, милорд? Кто-нибудь из ваших родственников благополучно скончался, или его лишили наследства в вашу пользу?

– Полгода назад мой двоюродный брат был убит на дуэли, – нахмурившись, ответил маркиз. – Так как он не оставил прямых наследников, майорат перешел ко мне. Надеюсь, вам не пришло в голову, что это я подослал к нему убийц?

Она опустила глаза под его тяжелым взглядом.

– Нет, не пришло. И все-таки вы разбогатели лишь потому, что вам так здорово повезло! Наверное, если бы не этот трагический случай, вы навсегда остались бы бедным флотским офицером и до конца своих дней прозябали в колониальной глуши!

– Элизабет, вы довольно жестоки для женщины, – с упрекам сказал Леон. – Я знаю, что в отличие от меня ваш отец сам добился высокого положения в обществе, и вы можете этим всегда гордиться. Однако это исключительный случай, в жизни очень редко такое случается.

– Я бы хотела, чтобы мой будущий муж был способен так же блестяще справляться с трудностями жизни, как мой отец! Однако я уже почти утратила надежду встретить такого достойного человека… – Она окинула маркиза пренебрежительным взглядом и усмехнулась. – Кстати, вы еще не женаты, лорд Кроуфорд?

– Представьте себе, нет!

– Какой вы молодец, что не поторопились! Ну, теперь-то вы уж наверняка женитесь на богатой наследнице, из тех, что раньше даже не посмотрели бы в вашу сторону.

– Элизабет, вы просто умница! Стоит лишь раз с вами поговорить, и сразу наберешься мудрых мыслей. Жениться на богатой наследнице – это как раз то, что я собираюсь сделать в самое ближайшее время.

– Неужели? – в голосе девушки невольно прорвалась досада, что не укрылось от внимательного маркиза, судя по его усмешке. – И кто же счастливая избранница?

– Вы.

– Что?! Что вы такое говорите, лорд Кроуфорд? Вы с ума сошли?

Она так оторопело смотрела на него, что маркиз не выдержал и расхохотался.

– Элизабет, дорогая моя, чему же тут удивляться? Да разве человек в здравом уме способен взять в жены такую тигрицу?! – с трудом проговорил Леон, продолжая смеяться.

Элизабет гордо вскинула голову и попыталась взглянуть на наглеца свысока, что у нее получилось весьма плохо.

– Милорд, я нахожу вашу шутку крайне неудачной! – надменно вымолвила она. Потом демонстративно подхватила пышные юбки и направилась к выходу из галереи с высоко поднятой головой.

Леон тотчас преградил ей дорогу. И Элизабет с удивлением заметила, что он больше не насмехается над ней. Напротив, его глаза смотрят на нее очень серьезно. Так серьезно, что девушка невольно ощутила, как у нее от волнения начинают дрожать колени. Неужели он не шутит?

– Элизабет, это вовсе не шутка. Я действительно собираюсь жениться на вас. Пять минут назад я окончательно пришел к такому решению…

Он вдруг протянул руку и нежно коснулся ее пылающей щеки. Потом так стремительно заключил ее в кольцо своих сильных рук, что девушка от неожиданности не успела отстраниться. С минуту она с волнением и ужасом ощущала, как его руки трепетно скользят по ее спине, а горячее дыхание обжигает ее пылающее лицо. Сделав над собой усилие, Леон неохотно разомкнул руки и с нежностью в голосе произнес:

– Элизабет, дорогая моя, это решенный вопрос, вы все равно станете моей женой, хотите вы того или нет. Прошу вас, давайте же не будем портить все с самого начала! Я прекрасно понимаю, что вам нелегко простить мне то, как я поступил с вами в тот летний день. И все же я рискну попросить у вас прощения и предложить вам мир… Даже после всех оскорблений, которыми вы меня сегодня наградили.

– Никогда! – Элизабет упрямо топнула ногой, отступая от маркиза на безопасное расстояние. – Никогда я не прощу вам той унизительной сцены! Оставьте меня, лорд Кроуфорд, – гневно потребовала она, – иначе я сейчас закричу, а потом заставлю слуг подтвердить, что вы пытались меня обесчестить!

– Что?! Элизабет, что вы говорите!

Он сделал шаг ей навстречу, но она проворно отскочила в сторону. Широко размахнувшись, Элизабет хотела ударить Леона по лицу, но в самый последний момент он цепко перехватил ее руку. Их взгляды скрестились, и девушка снова была вынуждена опустить глаза, не выдержав твердого взгляда маркиза, полоснувшего ее, словно стальной клинок. Но на этот раз он не торопился отпускать ее. Его ладонь все сильнее сжимала ее запястье, пока она не застонала от боли.

– Пожалуйста, милорд, отпустите меня, я больше не могу! – взмолилась она, со стыдом признавая свое поражение.

Он сразу разжал руку. Отступив к стене, Элизабет с ужасом смотрела на красное пятно, медленно расплывающееся по запястью, и часто всхлипывала. Отважившись, наконец, посмотреть на маркиза, она с удивлением увидела, что он вовсе не пылает от гнева. Его лицо было наполнено какой-то отчаянной решимостью. Будто он говорил себе: «Ничего путного из всей этой затеи не выйдет», – и все же не желал менять своего решения.

– Никогда больше не делайте так, Элизабет, – предупредил Леон, мрачновато усмехнувшись. – У меня тоже есть чувство собственного достоинства, и растоптать его я вам не позволю. Запомните это раз и навсегда, моя прекрасная тигрица.

Внезапно он ласково рассмеялся, будто между ними и не произошло этого чудовищного недоразумения. Приблизившись к совершенно растерявшейся девушке, Леон с неожиданной нежностью обнял ее вздрагивающие плечи, с улыбкой заглянул в ее потемневшие глаза и припал к ее губам.

Этот долгий поцелуй был и похож, и не похож на тот, злополучный. Он был так нежен и прекрасен, что Элизабет застонала от восторга. На какое-то время она просто потеряла голову, сама обхватила маркиза за шею и прижалась всем телом к его сильной груди. Мягкие губы мужчины так властно и нежно ласкали ее рот, что она не могла оторваться от этих восхитительных лепестков. Его язык проник внутрь нежной раковинки, и Элизабет сделала то же в ответ, с замиранием сердца исследуя сладкую влажную пещерку. Поцелуй губ превратился в поцелуй языков, а потом перед глазами девушки все смешалось, и она, обессилев, повисла на руках Леона, желая только одного – чтобы этот прекрасный миг длился как можно дольше. Когда же маркиз, наконец, отпустил ее, ей понадобилось какое-то время, чтобы прийти в себя. Но как только девушка окончательно овладела своими чувствами, в ее глазах снова появилось прежнее упрямство. С негодованием посмотрев на мужчину, в объятиях которого она только что таяла, как льдинка под лучами солнца, Элизабет с презрением проговорила:

– Не думайте, что смогли одержать надо мной верх, господин наглец! Клянусь вам всем, что имею: в следующий раз подобная дерзость дорого обойдется вам! А теперь, будьте добры, дайте мне руку и пойдем в бальный зал. Для вас же будет лучше, если никто не догадается о том, что здесь произошло.

– Не сомневаюсь, что ваши храбрые рыцари немедленно вызвали бы меня на дуэль, особенно ваш обожаемый барон Марсант! – так же колко парировал маркиз, церемонно предлагая девушке руку.

Когда они вдвоем входили в зал, полный гостей, на губах Леона играла беспечная приветливая улыбка. Но это было лишь маской, скрывавшей его истинное настроение. На самом деле на душе у него было тяжело. Недавняя стычка с Элизабет ясно показала ему, что укротить эту взбалмошную тигрицу будет нелегко, если вообще возможно. Проклятье! Ему пришлось препираться с ней и отражать ее злобные выпады, вместо того чтобы сказать все то, что он хотел. Например, рассказать о том, как настойчиво он объезжал все лондонские игорные дома, надеясь разыскать ее. О том, как сильно он раскаивался, что так легко отпустил ее в тот вечер. И, наконец, о том, какую неистовую радость испытал он сегодня, узнав в дочери виконта Девери свою обольстительную незнакомку…

Тогда, в тот вечер, он принял Элизабет за девушку из сомнительной семьи. Она могла быть дочерью куртизанки или какого-нибудь карточного шулера. Он надеялся разыскать ее в большом городе и сделать своей любовницей. Конечно, девица обладала довольно строптивым нравом, но он не сомневался, что вид новеньких хрустящих купюр сделал бы ее сговорчивее. Но теперь, когда его очаровательная незнакомка оказалась порядочной девушкой, он твердо решил жениться на ней. Тем более что этого так сильно хотел ее отец. Но способна ли Элизабет стать примерной супругой, или же она превратит его жизнь в ад? На этот вопрос он даже не пытался ответить, ибо это было и так очевидно.

Глава 4

– И все же, Стивен, я не уверена, что ты поступаешь правильно! Стоит ли торопиться с этой свадьбой? Мы еще так мало знаем Леона, а первое впечатление может оказаться обманчивым.

Вскочив с кресла, виконтесса принялась нервно расхаживать по комнате, обмахиваясь веером. Подойдя к жене, лорд Девери внимательно посмотрел ей в глаза.

– Дорогая, послушай меня внимательно! Ты действительно увидела Леона впервые на дне рождения Лиззи, но я-то знаю его уже много лет. Я хорошо знал его отца, не раз встречал Леона еще в детские годы и могу поручиться, что лучшего мужа для нашей дочери не найти. Пока он был простым флотским офицером, я не мог отдать за него Лиззи, о чем не раз жалел. Но я всегда понимал, что если мы не можем дать дочери большого приданого, то ее мужем должен стать знатный и богатый лорд, чтобы она могла вести тот образ жизни, к которому привыкла в родительском доме. Однако теперь все неожиданно изменилось. Леон получил титул маркиза и огромное наследство.

Виконт с минуту помолчал, тщательно подбирая слова.

– Джулиана, а ты хорошо помнишь тех молодых джентльменов, которые делали предложения Элизабет в прошлом сезоне? – неожиданно спросил он, лукаво улыбнувшись.

– Еще бы мне их не помнить! – пожала плечами виконтесса. – Четверо безответственных повес, проматывающих состояния своих титулованных предков. А что, ты надумал снова рассмотреть их предложения? – с испугом спросила она.

– Нет, радость моя, успокойся! – Лорд Девери ласково рассмеялся и чмокнул жену в щеку. – Помилуй Бог, я еще не лишился рассудка. Но если бы я предложил тебе выбрать между ними и Леоном… Что бы ты мне ответила? А между тем все эти молодые люди достаточно богаты, привлекательны и занимают высокое положение в светском обществе!

– Это еще ни о чем не говорит! Ах Стивен, прекрати играть со мной, дело слишком серьезное. И все-таки я уверена, что главная причина, по которой ты так торопишься пристроить Элизабет, в другом.

– Конечно, в другом. – Виконт серьезно взглянул на жену. – Дорогая, положа руку на сердце… разве ты не видишь, в какое неуправляемое создание превратилась наша дочь?

– Мы сами избаловали ее, – грустно подтвердила леди Джулиана. – Наверное, все дело в том, что после рождения Элизабет у нас так долго не было детей. Помнишь, как сильно мы переживали, что у нас нет сына, которому можно будет передать твой титул? И когда лечение у самых лучших врачей не дало результатов, мы начали всячески баловать дочь и потакать ее капризам.

– И она выросла своенравной эгоисткой, какими часто оказываются дети в тех семьях, где только один ребенок. Потом мы поняли свою ошибку; и когда у нас появился долгожданный Эдвард, воспитывали его совсем иначе. Но Элизабет уже вышла из-под родительского контроля. И положение с каждым днем становится все хуже. Порой я просто боюсь, что Лиззи натворит что-нибудь непоправимое.

– Непоправимое в этой жизни случается очень редко, Стивен, вспомни-ка нашу с тобой историю! Однако я не хочу, чтобы нашей дочери пришлось пройти через то, что мне когда-то. Да, ты прав, дорогой. Лиззи нужно поскорее выдать замуж за надежного человека с твердым характером, как у тебя. И лучше Леона нам действительно никого не найти. В самом деле, не отдавать же ее за Симона Марсанта!

– Даже не упоминай при мне этого имени! Когда я о нем слышу, мои руки сами собой сжимаются в кулаки. И надо же было случиться, что именно он приглянулся нашей дочери! Поистине, у нее слишком дурной вкус. Пусть его род и происходит от самого короля Артура, но это не дает повода для того, чтобы закрывать глаза на его бесчисленные недостатки. Мот, игрок, полнейший повеса! Да еще и белоручка к тому же, посмотри только на его женственные руки и бледный цвет лица. По-моему, он совершенно не способен управлять отцовским имением, и скоро все его состояние будет пущено по ветру!

– Кого это ты так сильно клянешь, папочка? Готова поспорить, что знаю имя этого молодого человека!

Появившись в дверном проеме, Элизабет стремительно прошла в комнату и стала напротив отца, сверля его подозрительным взглядом.

– Лиззи, ты всегда так неожиданно подкрадываешься, что у меня есть все основания обвинить тебя в подслушивании, – строго проговорил виконт. – Если только я поймаю тебя за этим занятием, то накажу со всей серьезностью. Во всяком случае, балов в следующем месяце тебе тогда не видать.

– Но ведь очень скоро это будет зависеть не от тебя, папа, не так ли? – Элизабет на мгновение замолчала: подступившие к горлу слезы мешали ей продолжать. – Что ж, давай поговорим начистоту… Два дня назад, на моем празднике, лорд Кроуфорд заявил, что я стану его женой. Наверное, он не стал бы так говорить, если бы не имел для этого веских оснований! Ты… ты в самом деле решил выдать меня замуж за этого человека?

– Да. Да, Лиззи, я так решил.

Виконт на мгновение прикрыл глаза, готовясь к очередному скандалу. Потом подошел к дочери и очень серьезно посмотрел в ее глаза, наполненные слезами и гневом.

– Насколько я понимаю, решение окончательное и обжалованию не подлежит? – дрожащим голосом вымолвила Элизабет. – И мне остается только смириться с неизбежным и начать готовиться к свадьбе? Ну, и когда же состоится помолвка?

– Помолвки как таковой не будет, Лиззи, – если не считать объявления в «Тайме». А что касается свадьбы, то она состоится через полтора месяца, в начале декабря.

– В н…начале декабря? Мама! – Элизабет бросилась к виконтессе и в отчаянии схватила ее за руки. – Ты слышала, что сказал отец?! Это же просто немыслимо, это нарушение всех светских традиций! Ведь между официальной помолвкой и свадьбой должны пройти не меньше пяти-шести месяцев, а иногда дело затягивается на годы!

– Лиззи, успокойся! Я тоже, как и отец, не вижу необходимости затягивать со свадьбой на такой долгий срок. Но я не понимаю твоего бурного возмущения… – леди Джулиана подозрительно смотрела на дочь, на мгновение прищурив свои голубые глаза. – В чем проблема? Тебе так сильно не понравился Леон? Четырех предыдущих кандидатов ты тоже отвергла. Возможно, у тебя на примете есть кто-нибудь получше?

– Смотря что понимать под словом «получше»! Да, есть один молодой человек, за которого я хоть сейчас готова выйти замуж. И вы прекрасно знаете, кто он!

– Ну, еще бы не знать! Это твой обожаемый приятель Симон Марсант! – Виконт подошел к дочери и рассмеялся тем неприятным язвительным смехом, который служил у него признаком нарастающего гнева. – Лиззи, об этом не может быть и речи, – серьезно сказал он, – за этого беспутного картежника я не выдам тебя никогда в жизни, будь он хоть последним мужчиной на свете.

– Я это знаю! И Симон это тоже знает, поэтому он до сих пор и не сделал мне предложения. Папа, я не хочу выходить замуж за маркиза Кроуфорда, не хочу, вот и все, – упрямо повторила Элизабет. – Да, он мне не понравился, да, он не в моем вкусе, и покончим с этим!

Гневно топнув ногой, Элизабет подбежала к окну и мрачно уставилась на тоскливый осенний пейзаж. Неужели ей не удастся сломить сопротивление родителей и отец поступит по-своему? Значит, не будет ни веселых балов с неизменным беззаботным флиртом, ни утренних прогулок в компании ее преданных рыцарей? Преданные рыцари! Где они все сейчас, когда ей так плохо? Неужели никто из них не осмелится вступить в конфликт с грозным виконтом Девери и увезти ее прямо из-под венца?

«Нам остается только один выход», – вспомнились ей слова Симона, сказанные три месяца назад. С тех пор они больше не возвращались к этой опасной теме. Но осталось ли намерение СимоНа неизменным? Й что именно он имел в виду, когда говорил о том единственном выходе? Если она сбежит с ним из дому, то ее репутация будет навеки загублена, даже при том, что дело кончится свадьбой. Но ведь можно поступить и по-другому, так, чтобы о ее бесчестии знали только они двое да ее родители. Если это все же случится, вряд ли отец станет упорствовать и откажется выдать ее за барона. Но это все так ужасно, так страшно… Может, удастся как-нибудь обойтись без этого?

Резко повернувшись, Элизабет в упор посмотрела на отца.

– Ну так что же, папа? Ты передумал? Не станешь настаивать, чтобы я вышла за маркиза?

На мгновение ей показалось, что сейчас отец ударит ее. Таким сильным гневом пылали его зеленые глаза.

– Как ты верно заметила в самом начале, Лиззи, мое решение окончательное и обжалованию не подлежит, – твердо проговорил он. – Так что можешь начинать готовиться к свадьбе.

– Смотрите, как бы вам обоим не пришлось пожалеть об этом, – раздраженно бросила Элизабет, покидая гостиную.

«Что ж, значит, мне и в самом деле остался только один выход, – с трепетом подумала она, прикрыв лицо руками. – Нужно сегодня же послать записку Симону».

* * *

Через пару дней маркиз Кроуфорд снова приехал в Бартон-холл. Виконт Девери хотел отпраздновать помолвку в домашнем кругу и дать дочери возможность получше познакомиться с женихом. Чтобы досадить и родителям, и Леону, Элизабет решила одеться к обеду подчеркнуто скромно. Пересмотрев свои наряды, она выбрала самое закрытое платье. Оно было сшито из голубовато-сиреневой шуршащей тафты и полностью закрывало грудь, заканчиваясь воротником, плотно прилегающим к шее. Рукава, в соответствии с современной модой, повторяли мотивы эпохи Возрождения – расширенные от плеча и облегающие руки от локтя до кисти. Волосы Элизабет вместе с накладными буклями были уложены в плотные пучки локонов у висков и в некое подобие банта на макушке. И никаких украшений, кроме золотого овального медальона, спускающегося на грудь.

Когда дочь появилась в гостиной, леди Джулиана разочарованно всплеснула руками. Делая вид, что не понимает значения неодобрительных взглядов матери, девушка молча проследовала на середину комнаты и чинно опустилась на канапе, обтянутое малиновым штофом.

– Ну, отчего же наш дорогой гость задерживается? – небрежно поинтересовалась она. – Или он не знает, что в приличных домах обед начинается в пять часов?

– Леон уже приехал. Он в гостевой комнате и сейчас спустится, – ответил виконт, не сводя с дочери пристального взгляда.

Украдкой поглядывая на отца, Элизабет пыталась угадать, какие чувства скрываются за непроницаемым взглядом его зеленых глаз. Но кольца табачного дыма, которые он время от времени пускал, мешали ей хорошо видеть его лицо.

– Что ж, прекрасно. Значит, за стол, сядем вовремя.

– Лиззи, ради всего святого, объясни, что за маскарад ты затеяла? – Леди Джулиана медленно прошлась по комнате. – И где ты только откопала это платье? Если мне не изменяет память, за последние полгода ты ни разу его не надевала.

– А что такое? – Элизабет невинно захлопала ресницами. – Это очень благопристойное платье, и оно вполне подходит для молодой незамужней девушки. Уверена, что, если бы здесь была леди Харвилл или леди Чарт, они одобрили бы мой внешний вид.

– Но ведь ты терпеть не можешь такие скромные наряды!

– Это было в прошлом, мама! Но теперь мои вкусы изменились! Я пришла к выводу, что молодой девушке подобает держаться скромно и…

Громкий хохот виконта прервал ее монолог. Откинувшись на спинку кресла, лорд Девери смеялся так долго, что у него выступили слезы. Наклонившись к покрасневшей дочери, он выразительно покачал головой и сказал:

– Элизабет, ты настоящая актриса! Если бы тебе довелось выступать в театре, ты имела бы огромный успех. Однако замечу, что в данном случае этот номер не будет иметь эффекта. Леон уже видел тебя во всем блеске твоей красоты, и вряд ли он станет считать тебя дурнушкой, увидев в этом благопристойном наряде.

– Как раз его-то мнение меня интересует в последнюю очередь! – обиженно воскликнула Элизабет.

Она досадливо прикусила губу, с опозданием осознав, что и в самом деле повела себя глупо. Но времени что-то исправить уже не оставалось. В гостиную стремительно вошел лорд Кроуфорд. Едва взглянув на него, Элизабет ощутила еще больший прилив досады. Под его элегантным черным фраком из дорогого сукна был надет атласный жилет почти такого же оттенка, как ее платье. Будто он нарочно оделся в тон ее наряду, чтобы составить с ней прекрасную пару! С большим раздражением Элизабет вынуждена была признать, что этот цвет цоразительно шел к его серым глазам.

Приветливо поздоровавшись с виконтессой, маркиз почтительно поцеловал ей руку и подошел к невесте. Их взгляды скрестились в безмолвном поединке, и Элизабет едва не вцепилась Леону в лицо, когда он незаметно подмигнул ей. Предложив девушке руку, маркиз повел ее в соседнюю столовую, и у нее даже не было возможности бросить ему пару колких слов, потому что в двух шагах от них шли родители.

За обедом Элизабет почти все время молчала, мрачно уставившись в тарелку. Но было похоже, что ее поведение никого не смущало. В отличие от невесты Леон был в прекрасном настроении и весь этот долгий час оживленно беседовал с виконтом и виконтессой о самых разных вещах. Несколько раз лорд Девери провозглашал тосты за жениха и невесту, и Элизабет выдавливала из себя подобие улыбки, чтобы не вступать в открытый конфликт с отцом. С растущей досадой она видела, что ее чопорный внешний вид не произвел на Леона никакого впечатления. Лишь иногда он окидывал ее быстрым насмешливым взглядом, и ей так хотелось запустить в него тарелкой с салатом.

Наконец виконт поднялся из-за стола. Устремив на отца почтительно-вызывающий взгляд, Элизабет ждала, какой предлог он найдет на этот раз, чтобы оставить ее наедине с нареченным. Но вместо этого лорд Девери предложил всем вернуться в гостиную. Не ожидавшая такого поворота Элизабет в растерянности задержалась на пороге столовой. «Что все это значит? – подумала она. – Неужели отец попросту боится, что она начнет отговаривать маркиза от женитьбы?»

– О чем вы так глубоко задумались, моя дорогая невеста? – вежливо поинтересовался Леон, хотя Элизабет уловила в его голосе явную насмешку. – Может быть, вы неважно себя чувствуете после столь обильной трапезы и хотите выйти на воздух?

Девушка метнула на него уничтожающий взгляд, заметив, как ее родители сразу беспокойно повернулись в их сторону.

– В самом деле, Лиззи, – отозвался виконт, – ты что-то слишком бледна сегодня. Пожалуй, вам с Леоном и вправду следует прогуляться. Заодно и покажешь ему твои любимые хризантемы, которые еще не успели отцвести.

Элизабет ничего не оставалось делать, как последовать его совету. Леон услужливо сходил за теплыми плащами, и вскоре они оказались на садовой дорожке, огибающей особняк. Оказавшись вдали от бдительного надзора отца, Элизабет решила, наконец, дать выход своим эмоциям и гневно взглянула на жениха, приготовившись к атаке.

– Не торопитесь, дорогая моя, ваши родители все еще наблюдают за нами из окон гостиной, – насмешливо предупредил Леон, выразительно приподняв брови.

Сраженная тем, что он разгадал ее намерения, Элизабет не выдержала и звонко рассмеялась, решив отложить пикировку до более подходящего момента.

– Папа намеренно указал нам маршрут прогулки, – весело сказала она. – Клумбы хризантем отлично просматриваются из гостиной и соседних комнат.

– Тогда поскорее покажите мне их, чтобы мы могли с чистой совестью забрести куда-нибудь подальше.

Остановившись около двух больших цветников, Элизабет начала подробно рассказывать Леону, как эти цветы появились у них в саду и как она ухаживала за ними все лето. Маркиз молча выслушивал это повествование, бросая на девушку задумчивые взгляды. Наконец она почувствовала это вежливое внимание и не выдержала:

– Наверное, вам все это совсем не интересно, и мы напрасно теряем время!

– Почему же? – отозвался он. – Я ведь уже говорил, что вы прекрасный рассказчик.

Она бросила на него подозрительный взгляд.

– Надеюсь, на этот раз я не сбилась с мысли? Леон улыбнулся, вспомнив недавнюю экскурсию по галерее.

– Нет. Во всяком случае, вы ни разу не назвали хризантемы пальмами. Признаться, я немного удивлен. Вот уж не думал, что вы любите живые цветы.

– Что же здесь удивительного? Разве вы еще не заметили, что я всегда стараюсь украсить прическу живыми цветами, а не искусственными, как большинство наших дам? – Элизабет подняла руку к волосам и смущенно кашлянула, вспомнив, что сегодня она не позаботилась об этом и ее прическа имеет будничный вид. – Больше всего мне нравятся желтые хризантемы. Вот эти. И еще вот эти.

Бережно коснувшись цветка, Леон с улыбкой обернулся к невесте:

– Большие желтые хризантемы, напоминающие маленькое солнце… Элизабет, вы сама, как этот цветок – яркая, излучающая жизненную энергию и опаляющее острословие. Кто научил вас любить эти цветы? Леди Джулиана?

– О нет, совсем нет! – с неожиданной живостью отозвалась она. – Мама больше всего любит лилии. И розы – всех возможных оттенков, но непременно с ощутимым ароматом. Вы знаете, – ее голос задрожал от вдохновения, – ведь мою маму когда-то так и называли – Небесной Розой. За то, что у нее такие необыкновенно яркие голубые глаза. Но, готова поспорить, вы ни за что не отгадаете, кто мог дать ей такое имя!

Заинтригованный Леон вопросительно, посмотрел на нее, пытаясь зажечь на ветру гаванскую сигару.

– Ну же, Элизабет, не тяните!

– Это имя, – она таинственно понизила голос, – дал ей один тунисский работорговец, Ахмед аль-Беккар. А потом так стал звать ее и сам правитель Туниса, к которому она попала в гарем!

Леон пораженно присвистнул:

– Вот так открытие! Постойте, Элизабет… Наверное, это как-то связано с дипломатической миссией вашего отца? Ведь лорд Девери много лет провел на Востоке…

– Да, но он познакомился с будущей женой еще до того, как она попала в гарем. О, это целое семейное предание! Сначала в плен к арабским пиратам попала мамина сестра Изабель. Потом мама вместе с отцом отправилась в Тунис, чтобы вызволить ее из рабства. Но по дороге они поссорились, и мама сбежала от отца и угодила в лапы работорговцев. И, представьте себе, в гареме тунисского бея она встретилась со своей сестрой! Бывает же такое!

– А потом? Это лорд Девери помог ей бежать?

– Да! Но дело было не совсем так. Отец помог вернуть престол своему племяннику Касим-бею, и маму освободили. А моя тетушка Изабель стала женой Касим-бея и родила ему наследника.

– Постойте, постойте… А племянник откуда взялся?

– О, это уже отдельная история! Еще раньше, примерно лет сорок назад, в гарем к тунисскому владыке попала старшая сестра отца, тетушка Маргарита. Ну так вот, этот самый племянник, то есть Касим-бей, и является сыном тетушки Маргариты.

– Получается, что племянник лорда Девери и сестра леди Джулианы стали мужем и женой, так? А вам они, следовательно, приходятся двоюродным братом и тетушкой? Черт возьми, ну и история! О, теперь я, кажется, начинаю понимать, откуда в вас это сумасбродство. Это просто ваша наследственная черта.

Произнеся эти слова, Леон тут же понял, что совершил оплошность. Потому что лицо Элизабет снова приняло надменное, неприязненное выражение. Нетрудно было догадаться: она уже сожалела, что так разоткровенничалась с ним. Все ее вдохновение как рукой сняло. Кинув на маркиза гневный взгляд, она с ядом в голосе проговорила:

– А вы, лорд Кроуфорд, как я вижу, мастер морочить девушкам головы. Как ненавязчиво увели меня в сторону от дома – подальше от родительских глаз!

– Элизабет, будьте же справедливы, – возразил он. – Ведь это вы увели меня так далеко от дома, увлекшись рассказом, а не я вас.

– А вам только того и надо было, да? – вскинулась она. – Ну, так что же вы медлите? Я с нетерпением жду, когда вы начнете приставать ко мне и отбросите эту притворную почтительность!

В глазах маркиза появился опасный стальной блеск, заставивший девушку поспешно отступить на пару шагов.

– Значит, вы с нетерпением ждете моих приставаний? – От насмешливо-циничных ноток, которые прозвучали в этом вопросе, она мгновенно залилась краской. Маркиз же с издевкой продолжил: – А если их не последует, будете сильно разочарованы? Что ж, придется пойти навстречу вашим желаниям…

Он быстро шагнул к ней, и девушка с визгом отскочила назад, зацепив спиной ствол высокого клена и едва не потеряв равновесие. Но, вместо того чтобы воспользоваться ее растерянностью, Леон внезапно остановился и рассмеялся. Его колкий взгляд словно пронзил ее насквозь. Поняв, что он вовсе не собирается нападать на нее, Элизабет чуть не расплакалась от досады. Подумать только! Она сама поставила себя в глупое положение и дала ему повод считать ее трусливой хвастуньей.

– Ну все, дорогая моя, не надо дуться, – голос Леона зазвучал с прежней мягкостью и теплотой. Он подошел к невесте и заботливо поправил развязавшиеся шнурки ее плаща. – Простите, если я вас немного напугал. Пойдемте в дом, Элизабет, вы совсем замерзли. И, пожалуйста, примите один мой совет: никогда не играйте с малознакомыми мужчинами. Иначе в один прекрасный момент вам придется раскаяться в своем легкомыслии.

Элизабет смущенно взяла его под руку, и они медленно направились к дому. Леон старался сгладить последствия этого неприятного инцидента и всю дорогу рассказывал невесте забавные анекдоты. Вскоре Элизабет успокоилась и перестала хмуриться. Однако происшедшее еще больше укрепило ее в намерении избежать ненавистного замужества. Она не могла заставить Леона плясать под свою дудку, и это вызывало у нее постоянную досаду. Привыкнув общаться с мужчинами, которые легко поддавались ее влиянию и с покорной улыбкой терпели все ее капризы, она не могла допустить, чтобы ее собственный жених осмелился вести себя иначе. Да еще кто? Какой-то вчерашний флотский офицеришка! Как он смеет постоянно одергивать ее и ставить на место? Да он должен почитать за великую честь, что она вообще снисходит до разговоров с ним!

Взвинтив себя подобными размышлениями, Элизабет почти бегом поднялась по лестнице в свою комнату. И тут, словно в ответ на ее мысли, горничная протянула, ей сложенную вчетверо записку. Порывисто развернув листок, девушка нервно рассмеялась. Это был короткий ответ от Симона Марсанта на ее недавнее послание. Барон просил ее поскорее возвращаться в Лондон и заверял, что у него уже готов один дерзкий план. На минуту Элизабет растерялась. Она уже догадывалась, что это за дерзкий план и какие он может иметь последствия. Но другого выхода она просто не видела – или не хотела видеть. Бросив записку в камин, Элизабет позвонила горничной и начала торопливо переодеваться к ужину. Скорее бы закончился этот утомительный день и Леон уехал. А когда они переедут в Лондон, она найдет возможность как можно реже оставаться с ним наедине.

Глава 5

Спустя неделю семья Девери перебралась в Лондон. Как только это случилось, Леон стал почти каждый день бывать в их доме. Элизабет затаила свои чувства глубоко в сердце и теперь держалась с ним с вежливой холодностью, ни разу не позволив себе экстравагантных выходок. Впрочем, она заметила, что эта перемена не слишком радует Леона. Порой она ловила на себе его пристальный задумчивый взгляд, когда он о чем-то разговаривал с отцом или сопровождал ее на утренних прогулках по Гайд-парку. И тем не менее не упускала возможности уязвить самолюбие жениха, уделяя основное внимание своим друзьям, Джону Катлеру и Берку Найтли. Симон же, напротив, теперь избегал ее общества. Так было задумано намеренно, чтобы усыпить бдительность отца и жениха.

Однажды ей удалось вырваться из дому одной и встретиться с бароном в театре. Симон, получивший перед спектаклем записку Элизабет, уже находился в зале и, как только она вошла туда, сразу направился в ее ложу. Когда спектакль закончился и почти все зрители покинули зал, барон повернулся к девушке с решительным видом и нетерпеливо спросил:

– Ну так что же, Элизабет? Вы, наконец, набрались храбрости, чтобы исполнить задуманное? Или будем тянуть до вашей проклятой свадьбы?

Его непочтительный тон неприятно поразил Элизабет. Но она сдержалась, подумав, что все дело в том, что Симон измучился в ожидании развязки всей этой истории.

– Да, Симон, я окончательно решилась, – с усилием выговорила она, рассеянно теребя свои кружевные перчатки. – Где мы можем встретиться?

– Я знаю одно уютное местечко, – пылко ответил барон, довольно потирая руки. – Уверяю вас, Элизабет, вам там понравится. – Воспользовавшись тем, что они остались в большом зале одни, он порывисто притянул девушку к себе и судорожно обхватил ладонями ее талию. – Просто не могу поверить, что через несколько часов ты будешь принадлежать мне, моя нежная кошечка! О, виконт Девери еще пожалеет о том, что так долго отказывал мне в своем расположении!

– Не заблуждайтесь, Симон, – остудила его пыл Элизабет, – вы должны знать, что папа никогда не простит вам этого. Но ему придется смириться с тем, что вы станете его зятем, – печально вздохнула она.

* * *

Обстоятельства сложились удачно – родителям Элизабет нужно было навестить Эдварда, который учился в престижном частном пансионе. Заночевать они тоже собирались там, и на сутки Элизабет получила полную свободу. С каким волнением и страхом она ожидала приближения вечера! Но отступать теперь, когда все было решено, казалось малодушием. В этот вечер она отпустила почти всех слуг, собираясь покинуть особняк тайно и приехать в назначенное место в наемной карете.

Как бы ни была Элизабет тверда в своей решимости, все же, когда экипаж остановился у ворот невзрачного дома на лондонской окраине, она почувствовала сильную дрожь в руках. Симон сразу вышел ей навстречу: он высматривал ее карету в окно.

– Сюда, дорогая, быстрее! – Барон повел беглянку к лестнице, круто поднимающейся до третьего этажа, где находились снятые им меблированные комнаты. В глаза Элизабет сразу бросилась обшарпанная обстановка помещения. И еще здесь стоял какой-то незнакомый неприятный запах – запах жилья, в котором вечно меняются постояльцы, – смесь дешевой парфюмерии, застарелого табака и плохого вина.

– Располагайся поудобнее, моя кошечка. – Симон, видимо, никак не мог успокоиться от столь благоприятного поворота событий и непрестанно суетился, расхаживая по комнате. – Ведь нам предстоит провести здесь целую ночь, а не каких-то несколько минут. Только подумать – целую ночь!

Он наполнил высокие бокалы вином, показавшимся Элизабет мутноватым, заставил ее выпить и принялся оживленно болтать о всяких бессмысленных пустяках. Внезапно девушка почувствовала сильный озноб и попросила барона растопить камин. Но даже яркий огонь не смог избавить ее от холода, который пронизывал ее с первой минуты, как только она оказалась здесь.

Наконец, пропустив еще пару бокалов вина, Симон остановился посредине комнаты и выжидающе посмотрел на свою гостью.

– Ну как, дорогая? Надеюсь, ты уже освоилась в этом милом гнездышке? – спросил он вкрадчивым голосом, заговорщицки подмигнув ей. – Так может, не стоит дальше тянуть?

Он подошел к огромной низкой кровати, занимавшей четвертую часть комнаты, и театральным жестом отдернул малиновый плюшевый полог.

– Постель расстелена и ждет вас, сударыня, – молодой человек сделал приглашающий жест, от которого Элизабет просто покоробило.

Видя, что она не двигается с места, барон снисходительно усмехнулся и сам подошел к ней.

– Симон, не слишком ли вы пьяны? – в замешательстве спросила она, уловив сильный запах, когда он оказался с ней лицом к лицу.

– Уверяю, дорогая, что не больше тебя, – рассмеялся он, и Элизабет вдруг поняла, что действительно выпила лишнего, слушая болтовню барона.

– Да, Симон, мне не стоило столько пить, вы просто заболтали меня. У меня немного кружится голова…

– Сейчас она еще сильнее закружится у тебя, но уже от другого. Поверь мне, моя кошечка, я не настолько пьян, чтобы быть не в состоянии исполнить… хм, хм, мой, так сказать, супружеский долг.

– Прекратите говорить такие пошлые слова! О Симон, я даже не знаю… – Элизабет испуганно взглянула на него, затрудняясь объяснить свое состояние. На сердце у нее с каждой минутой становилось все тяжелее, она даже не могла понять, какие чувства испытывает сейчас к мужчине, которому решилась доверить самое дорогое – свою невинность.

– Тебе не нужно ничего знать и не нужно ни о чем думать, – самодовольно проговорил он, властным, хозяйским жестом привлекая ее к себе. – Я сам сделаю все что надо…

Все, что происходило потом, слилось для Элизабет в какой-то дикий кошмар. Без всякого предупреждения Симон набросился на нее, словно голодный зверь. Он жадно стаскивал с нее одежду, причиняя боль неосторожными движениями. Его руки бесцеремонно шарили по ее телу, словно он был не в состоянии подождать, пока она наберется решимости. Элизабет охватила настоящая паника. Неожиданно для себя самой она начала сопротивляться и отталкивать его от себя, но Симон даже не обратил на это внимания. Когда остатки одежды были сброшены, он подхватил девушку на руки, игнорируя ее отчаянные протесты, и перенес на кровать, опрокинув на груду холодных простыней. Испуганно сжавшись в комочек, Элизабет смотрела сквозь пелену какого-то дурмана, как он торопливо раздевается, бросая на нее пылкие многообещающие взгляды, от которых ей хотелось провалиться сквозь землю. В голове у нее гудело, к горлу подступала тошнота. Она уже начинала жалеть, что вообще пришла сюда, в эту омерзительную комнату, но боялась, что было слишком поздно.

Полностью раздевшись, барон направился к просторному ложу, и Элизабет с визгом отскочила на другую сторону постели.

– Нет, нет, Симон, пожалуйста, не надо этого делать! – испуганно воскликнула она, стараясь не смотреть на его обнаженное тело.

Он рассмеялся негромким смехом, уверенно опускаясь на кровать.

– Ну что ты, моя кошечка, чего ты так испугалась? – крепко хватая девушку за руку, он насильно притягивал ее к себе. – Рано или поздно тебе ведь все равно пришлось бы пройти через это.

– Но только не сейчас… О, прошу тебя, Симон, давай прекратим это! – со слезами взмолилась Элизабет. – Я совсем не в состоянии… Я просто не могу! Мне… мне плохо, меня тошнит от вина, я почти ничего не соображаю!

– А что тебе нужно соображать? – Барон стиснул дрожащие плечи девушки и потянулся губами к ее груди. – Просто лежи спокойно и не мешай мне тебя любить.

– Нет, я не хочу! – Она с силой рванулась из его рук и поспешно спрыгнула с кровати, захватив с собой одеяло, чтобы прикрыться. С нарастающим ужасом Элизабет чувствовала, что неспособна твердо держаться на ногах. – Пожалуйста, Симон, давай уйдем отсюда. Отвези меня поскорее домой.

Он издал сдержанное глухое рычание, поднимаясь с кровати вслед за ней.

– Элизабет, послушай… Что это еще за капризы? Я не заставлял тебя приезжать сюда, ты сама так решила. Так что же ты теперь строишь из себя недотрогу?

– Я… я передумала, Симон!

– Передумала? Ну уж нет, дорогая моя, этого я тебе не позволю! Вздумала шутить со мной, да? Так не выйдет, милочка моя, я не понимаю таких шуток…

Он бросился к ней и снова повалил на кровать. Элизабет пыталась сопротивляться, но на нее словно нашло какое-то оцепенение. Все тело внезапно стало тяжелым и непослушным и отказывалось повиноваться. Только невыносимо кружилась голова, разламывались от боли виски, а к горлу подступала тошнота.

Словно в дурном сне, Элизабет смотрела на обнаженное тело Симона, покрытое омерзительной густой растительностью, думая лишь об одном – чтобы все это скорее закончилось и она могла уронить голову на подушку и забыться. Может, хоть тогда наступит какое-то облегчение…

– Откройся мне, моя кошечка, – приторно-сладкий голос барона на мгновение разорвал туманную завесу. Элизабет в ужасе увидела, что он находится совсем рядом, а его тонкие бледные пальцы пытаются оторвать ее руки от груди, которую она неосознанно прикрыла. В следующий момент он с силой развел их в стороны и принялся грубо мять нежные холмики, одновременно касаясь их губами и произнося такие пошлые словечки, от которых Элизабет просто сгорала со стыда.

– Симон, прошу тебя, не надо, – пробормотала она, но он даже не услышал ее. Он весь был поглощен своим занятием, безостановочно тиская ее то в одном, то в другом месте, заставляя девушку вскрикивать от боли.

Внезапно она почувствовала, как он навалился на нее всем телом. Элизабет чуть не задохнулась, когда в лицо ей ударил крепкий запах мужского пота. Пытаясь освободиться от невыносимой тяжести, она изо всех сил колотила барона по спине, а потом в отчаянии рванула его за волосы. Резко отстранившись, Симон бросил на нее замутненный взгляд. И вдруг, не размахиваясь, влепил ей такую сильную пощечину, что она начала плавно проваливаться в какую-то темную пропасть. Последнее, что Элизабет помнила, перед тем как сознание оставило ее, – острая боль и ощущение, что внутри ее тела что-то раскололось на части.

Проснувшись, Элизабет какое-то время не могла понять, где находится. В голове по-прежнему гудело, а тело пронизывала ноющая боль. Но стоило ей чуть-чуть оглядеться, и она разом все вспомнила, увидев на соседней подушке запрокинутую вверх голову барона Марсанта. Из приоткрытого рта Симона доносился приглушенный храп, голое тело было лишь наполовину прикрыто простынями, оставляя на виду покрытую слипшейся растительностью грудь и костлявые колени.

Тихо вскрикнув, девушка поспешно соскочила с кровати прямо на грязный пол. Стоило ей выпрямиться, как голова сразу закружилась, в глазах на мгновение потемнело. Но Элизабет справилась с головокружением и принялась торопливо собирать разбросанные по всей комнате предметы своего туалета. Случайно в поде зрения попал низкий туалетный столик, на котором стояли бутылки с недопитым с вечера вином. Этим же вином был обильно залит стол, и к утру оно превратилось в противную липкую корку. Кое-где к этой корке прилипли крошки недоеденного пирога. К своему непередаваемому ужасу, Элизабет увидела и несколько жирных тараканов, копошившихся в этих мерзких крошках. Желудок девушки тотчас сдавил мучительный спазм, и она едва успела добежать до умывального тазика за ширмой.

Отдышавшись, Элизабет тщательно вымыла лицо и руки и направилась к своим вещам. Попутно бросив взгляд в зеркало подержанного трюмо, девушка едва сдержала крик ужаса. На нее смотрела изнуренная женщина с безобразно спутавшимися волосами и болезненными красными пятнами на посеревшем лице. Боже, неужели это она, та самая очаровательная мисс Элизабет Девери, покорившая в прошлом сезоне лондонский свет? Дерзкая, отчаянная красавица, излучающая жизненную энергию и веселый задор?

Падшая женщина! Да, наверное, именно так и должны выглядеть эти ничтожные создания, о которых в лондонских гостиных говорили всегда приглушенным голосом, боязливо оглядываясь по сторонам. И теперь она, Элизабет Девери, пополнила их число. А это значит, что ее неминуемо должны исключить из общества порядочных девушек и сторониться, как прокаженной. У нее есть только один выход спасти остатки своей чести – выйти замуж за человека, который ее совратил. За Симона Марсанта…

Элизабет отважилась посмотреть на продолжавшего мирно храпеть Симона, и сердце ее наполнилось яростным протестом. Как, выйти замуж за это отвратительное чудовище, набросившееся на нее подобно дикому зверю? Никогда! Боже, где была ее голова, как она только могла решиться приехать сюда, как могла отдать свою невинность этому человеку?! Но что же ей теперь делать? Ведь если Симон не станет молчать о случившемся, ее шансы выйти замуж за порядочного человека будут равны нулю! А где гарантия, что ее кто-нибудь не видел, когда она выходила из экипажа? «Никогда не играйте с малознакомыми мужчинами», – невольно вспомнилось ей недавнее предупреждение Леона. Как жаль, что она не прислушалась к его мудрому совету.

– У меня есть только один выход, – с мрачной решимостью сказала Элизабет, с отвращением глядя на свое отражение. – Нужно приложить все усилия, чтобы никто ничего не заподозрил, и выйти замуж за Леона Кроуфорда. До свадьбы осталось всего две недели, Даже если обо мне и пойдут какие-то слухи, за это время они не успеют далеко распространиться, И мне придется очень искусно притворяться, чтобы ни о чем не догадался Леон. Иначе я просто погибла.

Она торопливо оделась и уже взялась за густую вуаль, прикрепленную к темному капору, как барон внезапно зашевелился и сел на постели. Его осоловелые глаза недоуменно уставились на девушку.

– Элизабет, что такое, почему ты уже одета? – недовольно спросил он. Потом вдруг нахмурился и поспешно спустился с кровати, обмотавшись до пояса простыней.

– Прошу тебя, Симон, не нужно никаких объяснений. – Отступив в сторону, Элизабет выставила вперед руку, защищаясь от его приближения. – Я ухожу. Просто ухожу, вот и все. Я не выйду за тебя замуж, и даже не пытайся меня переубедить.

Он вдруг снисходительно рассмеялся, становясь напротив нее и крепче закручивая простыню вокруг своего стана.

– А, я понял, в чем дело, глупышка. Ты провела первую свою ночь с мужчиной, и мужские объятия тебя напугали. Но, дорогая моя, ведь такова жизнь, и изменить что-то не в наших силах! Женщина должна быть терпеливой и покорно все сносить, пока в ней не проснется страсть. А это непременно случится, уверяю тебя, моя кошечка…

– Нет! – Элизабет отскочила к двери, но тут же взяла себя в руки и твердо посмотрела на барона. Что-то новое, пока не понятное ей самой, начинало стремительно расти в ее душе, и оно заставляло ее не биться в истерике, а мужественно смотреть правде в глаза. – Нет, Симон, я не собираюсь ждать, пока во мне проснется то, о чем ты говоришь. И, уж конечно, не собираюсь быть терпеливой и покорно сносить элементарное мужское свинство. Потому что я знаю из рассказов моих замужних подруг, что мужчины не всегда ведут себя с женщинами так, как повел ты. Хотя, конечно, большинство из них такие. Но дело даже не в этом. Просто я поняла, что не испытываю к тебе никаких чувств. Зачем же тогда мне выходить за тебя замуж?

– Чтобы спасти свою честь, глупая ворона!

– Такой дорогой ценой? Нет уж, увольте, барон! – Глаза Элизабет предостерегающе сверкнули. – Я спасу свою честь другим способом – выйдя за маркиза Норвудского. И предупреждаю тебя, Симон: не вздумай, болтать о том, что здесь произошло. Если ты загонишь меня в угол, мне будет нечего терять и останется только отомстить.

– Ты угрожаешь мне?! О, да я вижу, ты достойная дочь своего отца, Элизабет! – Барон отступил от нее на пару шагов и с минуту внимательно вглядывался в ее непроницаемое лицо. – Ну что ж, видно, так тому и быть. Я отступаюсь от тебя, выходи, за кого хочешь. Этих десяти минут мне хватило убедиться, что ты далеко не подарок, как я ошибочно полагал раньше. Но только, – он ехидно прищурился, – смотри, как бы тебе не прогадать, дорогая моя! Что скажет маркиз Норвудский, когда обнаружит, что его жена – не девственница? Клянусь, я дорого бы дал, чтобы присутствовать при этой сцене…

– Довольно, барон! Я не собираюсь выслушивать ваши пошлые предположения. Прощайте.

Элизабет твердым шагом направилась к двери, но Симон поспешно преградил ей дорогу. Его глаза сверкали сдерживаемым бешенством, в этот момент он напоминал девушке разъяренного зверя, упустившего лакомую добычу.

– Элизабет, ты просто дурочка, – с ядовитой насмешкой произнес он, пытаясь вложить в свой взгляд, и голос как можно больше презрения. – Потому что ни одна нормальная девушка не ляжет в постель с мужчиной, чтобы затем добровольно отказаться стать его женой. Ты совершила огромную глупость, о которой тебе, возможно, придется жалеть всю оставшуюся жизнь. Одумайся, пока не поздно. И пока я еще не начал презирать тебя так сильно, чтобы мне стало наплевать и на твое приданое, и на тебя саму!

На мгновение Элизабет стало по-настоящему страшно, но она смогла сдержаться, чтобы Симон не заметил ее испуга. Гордо подняв голову, девушка неспешно опустила на лицо вуаль и с истинно королевским достоинством прошествовала мимо полуголого мужчины, один вид которого вызывал теперь в ней отвращение. Что ж, если надо будет заплатить за ошибку, она сделает это. Но никогда не простит себе этого безумного поступка.

Глава 6

Последующие дни превратились для Элизабет в сплошную мучительную пытку. Правда, к приезду родителей ей удалось справиться с чувствами и ничем не выдать своего состояния, но от этого было не легче. Чуть ли не каждые десять минут она подбегала к зеркалу и с каким-то полубезумным упорством всматривалась в свое отражение. Ей казалось, что после такого ужасного преступления даже черты ее лица должны были измениться. Но никаких признаков, указывающих на то, что она теперь «падшая женщина», Элизабет заметить не смогла. Из зеркала на нее смотрела лишь испуганная, растерянная девчонка с очень бледным лицом, как у тех, кто долгое время не появляется– на свежем воздухе.

Другим поводом для сильнейшего беспокойства послужило опасение оказаться беременной. Конечно, до свадьбы оставались считанные дни, и в случае чего вряд ли ее супруг заподозрит, что ребенок не от него. Но мысль навязать лорду Кроуфорду чужого отпрыска казалась Элизабет отвратительной. Страх перед ненужной беременностью не давал ей заснуть три ночи. В эти томительно долгие часы она пролила больше слез и прочитала больше молитв, чем за весь последний год. Но, к непередаваемой радости девушки, на четвертый день выяснилось, что все опасения напрасны.

Она еще чувствовала себя больной и не покидала своей комнаты, когда к ней неожиданно приехал Леон. Элизабет не ожидала, что увидит его до свадьбы, потому что ему пришлось на пару недель уехать в свое имение и закончить там осенние работы, и его появление застало ее врасплох. Она лежала на диване и читала французский роман, когда он без доклада вошел в будуар. Элизабет просто не знала, куда деваться от смущения: никогда еще ей не приходилось находиться перед мужчиной в простом домашнем капоте и с неприбранными волосами. Тем более что сам лорд Кроуфорд выглядел безукоризненно. На нем был новый, с иголочки коричневый щегольский фрак, шелковая рубашка цвета слоновой кости и такие же облегающие брюки. Тонкий аромат его дорогого одеколона приятно будоражил чувства, а гладко выбритое лицо выглядело свежим. Светлые волосы были коротко подстрижены сзади и вились мягкими волнами над загорелым лбом.

«Он действительно чем-то похож на льва, – с улыбкой подумала Элизабет. – Сильного, властного и доброго».

Она невольно сравнила Леона с Симоном Марсантом и с удивлением отметила, что сравнение это не в пользу последнего. Одежда маркиза всегда выглядела аккуратнее, а армейская выправка придавала его походке и всем движениям какую-то строгую элегантность, чего так не хватало многим лондонским приятелям мисс Девери.

Призвав на помощь все свои душевные силы, Элизабет старалась вести себя непринужденно, будто ничего не случилось. Они обменялись ничего не значащими фразами, но внезапно лицо Леона сделалось обеспокоенным. Он так пристально посмотрел на невесту, что она смешалась и замолчала на середине какой-то фразы. Леон бережно взял ее исхудавшую руку и ласково спросил:

– Что случилось, дорогая моя? Вас словно подменили. Покидая имение, я спешил увидеть свою грозную тигрицу, а нашел лишь робкого домашнего котенка.

Он едва не вскочил от изумления, когда Элизабет молча опустила глаза, вместо того чтобы наброситься на него с колкостями.

– Так, значит, дела наши совсем плохи, – подытожил Леон. – Если колючка мисс Девери уклоняется от боя, вместо того чтобы разнести противника в пух и прах, ей действительно очень плохо. Элизабет, ответьте мне честно: это наше предстоящее бракосочетание действует на вас так угнетающе?

– Нет, нет, кто вам такое сказал?! – испуганно воскликнула она и тут же прикусила язык, досадуя на свою неосторожность. Боже, что она делает? Ведь если он о чем-нибудь догадается, она просто погибла! – Послушайте, лорд Кроуфорд, – Элизабет постаралась продолжить с долей иронии, – не кажется ли вам, что за неделю до свадьбы, на которую приглашено две сотни гостей, несколько поздно задавать невесте такие вопросы?

Он облегченно вздохнул, окидывая ее насмешливым взглядом.

– Вы наконец решились показать свои острые когти, моя прелестная тигрица! А то я уж было подумал, что вы и вправду стали примерной, благовоспитанной леди… Готов поспорить, что все это время вы вели себя пристойно только ради того, чтобы потом обвинить меня в том, что я насильно заставил вас выйти за меня замуж! Что ж, в этом вы отчасти правы. Но, подумайте сами, какой смысл было тратить время на уговоры? Если бы я включился в число ваших поклонников и стал наравне со всеми добиваться вашей руки, вы за месяц свели бы меня с ума!

– А вы, значит, вместо этого предпочли более легкий путь? Влезли в доверие к моему отцу и заставили его принять весь огонь на себя?

– Так значит, бой все-таки был? Ну-ка, ну-ка, расскажите мне об этом подробнее! Как долго виконту пришлось воевать с вами, прежде чем вы дали согласие на этот брак?

Он рассмеялся тем звонким, заразительным смехом, который раньше всегда приводил Элизабет в бешенство. Но сейчас у нее не было ни сил, ни желания продолжать препирательства.

– Милорд, я в самом деле чувствую себя больной, – примирительно сказала она. – Прошу вас, оставьте ваши насмешки, я совсем не в состоянии на них отвечать. Это… то есть мое недомогание не имеет к вам никакого отношения. В конце концов, имею же я право когда-нибудь заболеть?

– Конечно, имеете, – его взгляд мгновенно смягчился. Девушка густо покраснела, догадавшись, о чем он подумал. – И все-таки, Элизабет, я не хочу оставлять вас одну в таком подавленном настроении. Как вы смотрите на то, чтобы поехать со мной в Ковент-Гарден? Я слышал, там сегодня дают какую-то новую оперу.

Элизабет радостно вскинула голову, но тут же нахмурилась, подумав, что может встретить в театре Симона.

. – Благодарю вас, милорд, но мне что-то не хочется.

– Хорошо. Ну, тогда давайте отправимся на прогулку в Гайд-парк в моем новом кабриолете.

«Еще хуже, – подумала девушка. – Я не выдержу пару часов с ним наедине, думая все об одном».

– Спасибо, но и от этого мне придется отказаться, тем более сейчас на улице так холодно…

– Значит, предпочитаете остаться дома и принимать гостей вместе, с леди Джулианой?

– А что, у нас сегодня будут гости? – Элизабет устало откинулась на подушки. Нет, только не это – изображать счастливую невесту перед всевидящим светским обществом. – Ладно, давайте поедем в театр, – обреченно согласилась она.

Маркиз поцеловал ей руку и удалился на половину виконта, чтобы не мешать невесте собираться. Позвав горничную, Элизабет принялась одеваться с какой-то отчаянной решимостью. «Ничего не поделаешь, – убеждала она себя, – ведь мне все равно придется встречаться с Симоном на светских приемах. Глупо прятаться от неизбежного». Перебрав все свои наряды, она остановилась на своем самом ярком платье – из насыщенно-зеленого бархата, с пышными рукавами до локтей, украшенными черными атласными бантами. Если уж ей и доведется столкнуться с противником, то лучше быть, как говорится, во всеоружии.

Когда Элизабет спустилась в гостиную, для нее не осталось незамеченным, каким восхищенным взглядом окинул ее жених. Невольно покраснев, невеста застенчиво улыбнулась ему. Странно, но почему-то он больше не вызывал у нее неприятных чувств. Может, это разочарование в своем обожаемом кумире так изменило ее отношение к Леону, заставило по-новому взглянуть на него? Ей не хотелось признаваться в этом, но его обхождение с ней было более бережным, более чутким. А в остроумии, галантности и дерзости Леон ничуть не уступал Симону Марсанту. Только все эти качества проявлялись в нем как-то иначе, не так… вульгарно, что ли?

– Я готова, милорд, – церемонно произнесла Элизабет, подавая Леону руку в черной кружевной перчатке. – Надеюсь, что эта новая опера действительно окажется интересной и мне не придется ругать вас, за то что вытащили меня из дому!

– Я заранее трепещу перед вашим гневом, моя прекрасная тигрица! – с ироничным поклоном ответил маркиз.

* * *

Элизабет была готова ко встрече с Симоном, но все же испытала огромное облегчение, когда его не оказалось в театре. Постепенно она расслабилась, стала разговорчивой и принялась с интересом рассматривать туалеты своих соперниц, довольно отмечая, что все они с завистью поглядывают в ее сторону. Элизабет знала, что они просто сгорают от досады, что ей удалось подцепить такого богатого и симпатичного жениха, и от сознания этого сразу улучшилось настроение. Да и само представление оказалось довольно занимательным.

Ее прекрасное настроение передалось Леону, и его, недавние тревоги совершенно улеглись. Подумав о ее временном недомогании, он невольно улыбнулся. Насколько ему было известно, большинство женщин в такие дни становились капризными и агрессивными, но, похоже, с его невестой все обстояло наоборот. Да и выглядела Элизабет намного лучше, чем можно было ожидать. Леон впервые видел ее в ярком платье и должен был признать, что в этот вечер она была просто ослепительной. Он тотчас решил, что сразу после свадьбы обязательно закажет для жены несколько похожих нарядов – с глубоким декольте, обнажающим плечи, с модными широкими рукавами до локтей и черной кружевной отделкой, подчеркивающей яркость ее медно-рыжих волос. И сегодня он окончательно решил, каким будет его свадебный подарок. Им станет дорогое украшение из таких же изумрудов, как тот, что он подарил Элизабет в день рождения и который так поразительно шел к ее кошачьим глазам. Кстати, случайно ли то, что именно сегодня она надела этот чудесный кулон?

Заметив, что жених неотрывно смотрит в ложбинку между ее нежными округлостями, Элизабет не удержалась, чтобы не упрекнуть его в неприличном поведении.

– Лорд Кроуфорд, я вижу, что даже такой серьезный шаг, как предстоящая женитьба, совершенно вас не изменил, – с возмущением сказала она. – Вы остаетесь таким же наглецом, как и при первой нашей встрече.

– А с чего бы мне вдруг измениться? – с притворным удивлением спросил он, переводя взгляд на ее лицо. – Ведь вы даже не потрудились приложить для этого какие-то усилия!

– Еще чего не хватало! Стану я тратить на вас свои силы!

– Ну, тогда не обижайтесь, если вам придется жить с невоспитанным мужем, – рассмеялся Леон. Но вдруг насмешливость тут же сменила глубокая нежность, отразившаяся в серых глазах. – Элизабет, я просто не могу поверить, что до нашей свадьбы осталось всего пять дней, – произнес он таким сердечным голосом, что у нее часто забилось сердце. – Если бы вы только знали, с каким нетерпением я жду того момента, когда наконец увижу вас без этой ужасной прически, которая делает женщину похожей на какую-то фарфоровую куклу!

Он сказал совсем не то, что она ожидала, и девушка невольно рассмеялась. Посмотрев на маркиза потеплевшим взглядом, она с притворным негодованием, так не вязавшимся с ее лукавой улыбкой, сказала:

– Лорд Кроуфорд, вы действительно невоспитанный человек, раз осмеливаетесь говорить даме подобные вещи. Да будет вам известно, что моя прическа – последний крик европейской моды. И все наши дамы следуют ей. Попробуйте-ка заявить свое мнение во всеуслышание! Да наши модницы просто растерзают вас на части!

– О, в этом я ничуть не сомневаюсь! – с наигранным ужасом ответил Леон. – Но ведь вы меня не выдадите, Элизабет? Черт возьми, как бы вы ко мне ни относились, вам наверняка не хочется остаться за несколько дней до свадьбы без жениха!

– Только это вас и спасет!

Элизабет рассмеялась так весело и громко, что на них стали оборачиваться из соседних лож. На мгновение крепко сжав ее руку, Леон повернулся к сцене и с комично-внимательным видом стал слушать оперу. И вдруг словно что-то кольнуло Элизабет в сердце, и беспечное настроение тут же улетучилось.

«Боже мой, он ведь ни о чем, ни о чем не догадывается! – в страшном смятении подумала девушка. – Невозможно даже представить, каким чудовищным ударом станет для него наша брачная ночь!»

Элизабет в волнении прикрыла глаза и представила, как Леон… Но, может, он ничего и не заметит? Если она как следует притворится, разыграет недоумение. Ну нет, все это слишком гадко. Леон на десять лет старше ее и намного опытней, он сразу разгадает ее нечестную игру. Да и может ли она унизиться до такой лжи? Элизабет тяжело вздохнула, до боли сжав свои маленькие кулачки. Нет, ничего уже не изменишь. Ей придется во всем признаться Леону, а там будь что будет. И признание непременно должно состояться еще до того, как они окажутся в постели. Иначе их первая брачная ночь превратится в отвратительный фарс, о котором им обоим будет стыдно вспоминать.

«Боже, помоги мне быть твердой и вынести все это, – с мольбой подумала она. – И, прошу тебя, сделай так, чтобы Леон не возненавидел меня после этого на всю жизнь!»

Заставив себя не думать о предстоящем испытании, Элизабет постепенно снова успокоилась. И вдруг случилось то, чего она весь вечер так боялась. Перед самым концом второго акта в зале неожиданно появилась троица ее преданных рыцарей. Не обращая внимания на недовольные взгляды чопорных матрон, молодые люди неспешно пробирались к своим креслам, абонированным на весь сезон. Наблюдавшая за их продвижением Элизабет ощутила, как у нее начинают гореть щеки. Она с ужасом вспомнила, что кресла ее верных кавалеров находятся как раз напротив ложи бельэтажа, в которой она была сейчас. Раньше это казалось ей чрезвычайно удобным, потому что давало возможность перебрасываться с молодыми людьми многозначительными взглядами, когда в ложе были родители. Но сейчас она была готова провалиться сквозь землю.

– О нет, только не это, – в смятении прошептала Элизабет.

И тут же испуганно вздрогнула, поняв, что Леон слышал ее слова.

Он повернулся к ней, заслонив часть сцены. Прищурившись, очень внимательно посмотрел в расширившиеся глаза невесты, а потом нежно улыбнулся и сжал ее дрожащие пальцы.

– Не стоит так пугаться, дорогая моя, – тихо произнес он. – Это всего лишь троица молодых повес, а не разбойники с большой дороги. И если вам почему-то нежелательно с ними встречаться, мы можем просто уйти отсюда. Только скажите мне.

Его слова невольно придали Элизабет решимости. В самом деле, почему она должна бояться этого низкого соблазнителя Марсанта? Не лучше ли продемонстрировать ему свое внутреннее превосходство, и пусть он навсегда выбросит из головы все надежды заставить ее плясать под его дудку. Выпрямившись, Элизабет взяла лорнет и направила его на Симона, пожирающего ее своим пылким взглядом. А затем презрительно фыркнула, отложила лорнет в сторону и демонстративно улыбнулась жениху, вздернув подбородок.

– Вот еще, уходить с такого интересного представления из-за каких-то навязчивых бездельников. Стыдитесь, лорд Кроуфорд, за кого вы меня принимаете! – возмущенно прошептала она.

– За самую храбрую лондонскую красавицу, – с насмешливой почтительностью ответил он.

В антракте Леон предложил невесте прогуляться в театральный буфет. Почувствовав легкий приступ голода после испытанного волнения, Элизабет согласилась, и они вышли в узкий коридор. На минуту Леон задержал ее, чтобы набросить на плечи черную кружевную шаль. И вдруг, к ужасу и смятению девушки, мягко притянул к себе, коснувшись лицом ее волос.

– Прекратите, лорд Кроуфорд, как вам не стыдно! – попыталась воспротивиться Элизабет, с удивлением замечая, что начинает дрожать от волнующего прикосновения.

Он хрипло рассмеялся, игнорируя ее робкий протест. И тут она с трепетом ощутила на шее его горячие губы. Ее тело мгновенно пронзила раскаленная искра, дыхание стало прерывистым и тяжёлым. Проведя губами вдоль ее обнаженного плеча, Леон с явной неохотой разжал объятия и, как ни в чем не бывало, галантно предложил невесте свою руку.

– Можете не говорить мне, что я отъявленный наглец и развратник, – предупредил он с усмешкой, почтительно поддерживая под руку свою даму и продвигаясь к большому коридору. – Сегодня я в таком благодушном настроении, что ваши упреки не возымеют никакого действия.

Элизабет понадобилось несколько минут, чтобы прийти в себя после его дерзкой выходки. Но, странно, с этой минуты все ее страхи столкнуться лицом к лицу с Симоном Марсантом напрочь исчезли. Она с аппетитом проглотила пару пирожных прямо в присутствии своего соблазнителя, нимало не смущаясь его пламенными взглядами. Потом приветливо кивнула Джону и Берку, проходя мимо них под руку с Леоном, и с удовольствием досмотрела представление до конца.

Однако стоило вернуться домой и остаться без защиты этого сильного человека, как все уснувшие страхи и сомнения снова начали терзать ее сердце. Правильно ли она поступила, не признавшись Леону в своем падении до свадьбы? Имеет ли она право выходить за него замуж после случившегося? И, главное, не совершила ли она непоправимую ошибку, изначально не воспротивившись этому браку?

Последний вопрос был самым мучительным. И, чтобы не упрекать себя каждую минуту за опрометчивый поступок, Элизабет решила, что будет проще обвинить во всем самого Леона. В конце концов, разве не он вынудил ее согласиться стать его женой, пользуясь расположением ее отца? Вот пусть теперь и расплачивается за свою настойчивость.

* * *

Проводив невесту домой, Леон отправился к себе. Но не успел он еще переступить порога своего кабинета, как оказался в крепких объятиях своего давнего приятеля Артура Бейли.

– Боже мой, какими судьбами?! – только и мог вымолвить он.

– Все очень просто, – отвечал Артур, радостно смеясь, – «Морской дракон» ненадолго причалил к английским берегам, и я сразу поспешил к тебе. Признаться, я опасался, что твоя чопорная прислуга не впустит меня дальше приемной. Но, видно, ты хорошо вышколил их всех!

– Ничего подобного. Просто дворецкий предупрежден насчет моих друзей моряков. И вообще у меня хорошие отношения со слугами. Похоже, что после моего придирчивого и вспыльчивого кузена я кажусь им просто ангелом.

Оживленно переговариваясь, они прошли в столовую, где был накрыт ужин. За дружеской беседой время летело незаметно, и когда хозяин дома предложил товарищу отправиться спать, было далеко за полночь. Устроив Артура в гостевой комнате, Леон уже собирался уйти, но внезапно Бейли задержал его.

– Разбуди меня утром пораньше, мне нужно возвращаться в Брайтон, – чуть виноватым голосом попросил он. – Завтра вечером мы снова выходим в море.

– Как? Ты уезжаешь так быстро? – Огорчению маркиза не было предела. – А я так надеялся увидеть тебя на моей свадьбе, ведь до нее остались считанные дни!

– Ты женишься?! – в свою очередь изумился Бейли. – . Ну и дела, приятель! На ком же?

– На самой избалованной лондонской красавице, – с легким смешком отозвался Леон.

Решив, что до утра им все равно не заснуть, друзья раскупорили очередную бутылку вина. Потом, усадив Артура в мягкое кресло, Леон полностью удовлетворил его любопытство насчет своей предстоящей женитьбы. Рассказ получился довольно занимательным, однако по его окончании в глазах Артура появилась нешуточная тревога.

– Послушай, Кроуфорд, – медленно проговорил он, – если эта девушка действительно такая, как ты описал, то какого черта ты вообще ввязываешься в это дело? Ты знаешь, я всегда был противником супружеских уз, но в данном случае… хм, хм… это предприятие кажется опасным вдвойне.

Маркиз немного помолчал, тщательно обдумывая слова.

– Видишь ли, все объясняется очень просто, – он посмотрел на друга с терпеливой улыбкой. – Дело в том, что я влюбился в Элизабет чуть ли не с первого взгляда.

Артур взглянул на него с заметным сомнением.

– Влюбился? Ты? Клянусь честью, это на тебя совсем не похоже. Я что-то не припомню, чтобы с тобой прежде случались такие оплошности. Да нет ли тут какого-нибудь подвоха? Подумай сам: отчего это папаша так спешит сбыть дочку с рук? Наверняка девица – далеко не подарок. Да ты ведь и сам говоришь то же!

– Не подарок – это слишком мягко сказано. Бог мой, да Элизабет – настоящая мегера! И тем не менее я все равно женюсь на ней. Я люблю ее, Артур, пойми это, – голос Леона чуть заметно дрогнул. – Люблю ее и страстно хочу, чтобы она стала моей.

Пару минут они молчали, поглядывая друг на друга. Леон вспомнил, какой мягкой и уступчивой была сегодня Элизабет, и сердце его наполнилось теплотой, а губы растянула дурацкая улыбка. Господи, каких-то четыре дня – и он будет держать Элизабет в своих объятиях, целовать ее нежные губы, сладкие, как спелые ягоды, ласкать ее прекрасное чувственное тело. Конечно, она будет упрямиться и вести себя ужасно, но ведь он-то знает, какой отзывчивой она может быть, если разбудить ее дремлющую чувственность. Стоит только вспомнить, как она вся трепетала в его руках, когда он целовал ее в галерее Бартон-холла, да и в других случаях. Не сдержав томительного стона, Леон на мгновение закрыл лицо руками, а потом решительно потянулся за новой порцией вина. Черт возьми, если он будет постоянно об этом думать, то просто не доживет до свадебной ночи.

– Да, я вижу, дело действительно серьезное, – задумчиво протянул Бейли. – Что ж, теперь уже все равно поздно что-то менять. Смотри только, приятель, держи голову на плечах.

– Артур, твой совет немного запоздал – я уже потерял ее, – усмехнулся маркиз. – И тем не менее не стоит так беспокоиться за меня. На самом деле все не так страшно. – Он откинулся на спинку кресла, неспешно потягивая вино. – В последнее время я склоняюсь к мысли, что Элизабет вовсе не такая испорченная, как мне показалось вначале. Во всяком случае, за время помолвки она вела себя вполне миролюбиво. Признаться, я ожидал худшего, но, кажется, все обошлось.

Бейли с сомнением покачал головой:

– Разве можно вполне доверять этим женщинам? Тем более избалованным красавицам, которые ведут себя слишком свободно?

Леон сделал предостерегающий жест.

– Нет, нет, Артур, здесь ты немного заблуждаешься. Элизабет действительно очень часто ведет себя вызывающе, но она невинна, как ребенок. Я уверен, что до меня ее даже никто не целовал. Трудно объяснить, но я сразу почувствовал это. Она бы не могла так искусно разыграть оскорбленную невинность еще там, в этом проклятом игорном доме. Да и в другой раз… К чему ей притворяться передо мной? Ведь она совсем не стремилась выйти за меня замуж, а только подчинилась отцу. Нет, приятель, уж в чем в чем, а в ее невинности я полностью уверен.

В последний раз глубоко вздохнув, Артур Бейли снова наполнил бокалы вином.

– Тогда мне только остается пожелать тебе счастья, дружище, – добродушно проговорил он.

– Лучше пожелай мне терпения, – с усмешкой отозвался Леон, – Оно мне очень понадобится в ближайшее время.

Глава 7

Бракосочетание прошло в одном из старинных лондонских соборов. На церемонии присутствовал практически весь высший свет. Около двухсот человек были приглашены на праздничный обед и свадебный бал. Только после венчания Элизабет узнала, что торжества пройдут не в их доме, а в особняке маркиза Норвудского на Променад-стрит.

Когда молодые вышли из собора, Элизабет с удивлением поняла, что почти не помнит, как проходило венчание. Стоял приятный морозный денек, в прозрачном воздухе кружились редкие снежинки. И совсем не хотелось думать о том, что этот торжественный день может закончиться настоящей драмой.

Особняк Кроуфорда поразил Элизабет своими размерами и гармоничными классическими формами. Ажурные чугунные ворота вели в просторный двор, за домом, или, скорее, дворцом, просматривался небольшой парк из высоких деревьев. Само трехэтажное здание было выкрашено в светло-голубой цвет, над широким чугунным балконом второго этажа поднималась вверх беломраморная колоннада.

– Как вы находите ваш новый дом, Элизабет? – с улыбкой спросил Леон. – Или вы еще не осознали, что теперь вам предстоит жить здесь?

– По-моему, он очень… красив, – тихо ответила она, не решаясь признаться, что величественность постройки несколько подавляет ее.

– Поверьте, что внутри дом гораздо уютнее, чем кажется снаружи, – сказал маркиз, словно угадав ее мысли. – А посмотреть свои личные покои вы сможете прямо сейчас, пока я буду отдавать необходимые распоряжения слугам. Вашу новую горничную зовут Розалин, я вас познакомлю, и она проводит вас наверх.

Элизабет уже хотела возмутиться и заявить, что сама выберет себе подходящую прислугу, но не решилась. Разве она имеет право быть чем-то недовольной, когда так низко обманула мужа? Сейчас ей следует не препираться, а молиться о том, чтобы он не решил аннулировать их брак, узнав о безнравственном поступке своей невесты.

Розалин, молодая русоволосая девушка с большими голубыми глазами, почему-то сразу не понравилась молодой хозяйке. Уж слишком уверенно она держалась, слишком свободно разговаривала с милордом. Но Элизабет забыла о своем недовольстве, когда оказалась в своей новой спальне. Здесь все выглядело не так, как она представляла себе накануне свадьбы. Никакой помпезной роскоши, только современная обстановка и очаровательный уют. Обивка стен, мебели, занавеси – все было из матового розового шелка нежнейших оттенков. Слева от входа помещалась широкая кровать с низкими резными спинками, а над ее изголовьем спускались от карниза светло-розовые драпировки, украшенные живыми цветами. Напротив – камин из бледно-розового мрамора с позолоченной ажурной решеткой. Почти весь паркетный пол покрывал огромный восточный ковер с бежевыми и розовыми узорами, а возле камина расстелена шкура тигра, убитого Леоном в Индии во время охоты.

К спальне с двух сторон примыкали еще две комнаты, отведенные новой хозяйке, – просторный светлый кабинет и небольшая туалетная, отделанная в молочно-белых и насыщенно-голубых тонах. За туалетной находилась полутемная гардеробная, заставленная высокими шкафами.

– Не желает ли миледи немного освежиться перед обедом? – услужливо спросила Розалин, протягивая руку в сторону высокого трюмо в позолоченной раме, заставленного многочисленными баночками и флаконами.

– Да, пожалуй, – согласилась Элизабет, усаживаясь за маленький столик. – Протри мне виски туалетной водой и побрызгай духами. Мои вещи еще вчера привезли в особняк. Надеюсь, ты их распаковала?

– Разумеется, миледи… Но я бы советовала вам воспользоваться теми духами, которые приобрел для вас лорд Леон. Попробуйте вот эти, они называются «Восточная ночь».

– «Восточная ночь»? Что за чушь! Обычно духи носят название цветка: «Нежная роза», «Стыдливая фиалка»… Да и сейчас еще белый день за окном, милочка, а не ночь!

– Однако позвольте заметить, что милорду нравятся именно эти духи, миледи.

Элизабет недовольно взглянула на горничную.

– Розалин, ты даешь слишком много советов, когда у тебя их не спрашивают. Хотя, впрочем… Покажи мне эту «Восточную ночь»… Да, пожалуй, побрызгай меня этими духами, хотя аромат кажется мне несколько странным.

Поднявшись из-за столика, Элизабет критически осмотрела себя в зеркало.

– «Восточная ночь»… – задумчиво повторила она, будучи совершенно не в силах оценить запах этих дорогих духов, так как все мысли ее были лишь о предстоящем объяснении с Леоном.

– Нанеси мне на щеки немного румян, Розалин, – попросила она, – кажется, я очень бледна.

– Невесты всегда сильно взволнованы перед брачной ночью, – многозначительно заметила горничная, и это замечание вызвало ужасное раздражение у Элизабет.

«Глупо злиться на служанку, – одернула она себя, – девушка не виновата, что у меня такое паршивое настроение».

* * *

Торжественный обед прошел в шумном веселье и бесконечных поздравлениях молодых. К его концу Элизабет чувствовала себя безумно усталой. Поэтому, открыв вместе с Леоном свадебный бал, она отказалась от танцев и вместе со своей подругой Мелиссой удалилась в дамскую комнату. Из этого помещения, примыкавшего к бальному залу, было хорошо видно, что там происходит. Время от времени в поле зрения Элизабет попадал Леон, о чем-то весело болтающий со своими приятелями, и ее сердце сжимал мучительный холод.

– Боже мой, Лиззи, как же я тебе завидую, – поминутно восклицала Мелисса, которую все в этом доме приводило в восхищение. – Ни у одной из наших замужних подруг нет такого роскошного дворца, даже у графини Бакстер. А этот бальный зал – просто чудо! Столько зеркал! И посмотри, как гармонично сочетается отделка стен цвета слоновой кости и беломраморная колоннада. А этот рубиновый хрусталь в люстрах… Бесподобно! Не кажется ли тебе, что он вносит какое-то оживление в изысканно строгий интерьер? На твоем месте я бы еще и часть мебели обтянула в алый цвет. Совсем немного, один большой диван и несколько кресел.

– Когда решусь здесь что-то переделать, обязательно спрошу твоего совета, – грустно улыбнулась Элизабет. – У тебя всегда был более тонкий вкус, чем у меня.

– Но ты что-то не кажешься мне слишком довольной, – Мелисса с неподдельной тревогой посмотрела на подругу. – Лиззи, дорогая, ты непременно должна приехать ко мне в ближайшие дни. Я же не слепая, вижу, что тебя что-то угнетает. Поделись со мной своими проблемами, и я постараюсь тебе помочь, чем только смогу!

– Я знаю, – Элизабет благодарно пожала Мелиссе руку, – ты всегда была моим самым преданным другом.

Элизабет было очень неловко перед подругой: как часто она насмехалась над Мелиссой в компании своих «преданных рыцарей», а вот теперь нуждается именно в ее помощи и поддержке. А чем, собственно, Мелисса Харвилл хуже ее? Она намного добрее, у нее больше здравого смысла. И если бы… если бы она не связала Леона этим браком, он вполне мог бы жениться на Мелиссе. Просто у него не было времени, чтобы получше узнать других лондонских девушек.

Внезапно в дамскую комнату стрелой ворвался Эдвард, восьмилетний брат Элизабет, которого по случаю свадьбы отпустили из пансиона.

– Лиззи, Лиззи, ты только послушай, что подарил мне твой Леон! – с порога закричал он, бросаясь к сестре. – Хочешь узнать? Спорим на целый мешок конфет, что не угадаешь!

– И ты один слопаешь целый мешок конфет, даже не поделившись со мной и Мелиссой? – рассмеялась Элизабет, крепко обнимая брата.

– Ну, я, конечно, поделюсь с вами и даже со всеми моими друзьями из пансиона, – немного смутился мальчик. – Но все-таки поспорь со мной, Лиззи!

– Хорошо, по рукам! Ну так что же такое он тебе подарил… – Элизабет сосредоточенно нахмурилась, притворившись, что никак не может отгадать. – Наверное, это какая-нибудь необыкновенная игрушка! Например…

Эдди снисходительно фыркнул:

– Вот еще! Нет, не угадала. У тебя остались две попытки!

– Ну, тогда… Должно быть, красочный альбом или сборник сказок с замечательными картинками.

– Последняя попытка!

– Господи, ну я даже не знаю, – Элизабет растерянно посмотрела на Мелиссу.

– Готова поспорить, что это игрушечная лошадка, почти совсем-совсем как настоящая! – поспешила на выручку мисс Харвилл.:

– Почти угадала! – Эдди захлопал в ладоши. – Да, лошадка, но только не игрушечная, а самая настоящая! Живой маленький пони, и его зовут «Маркиз», потому что ведь Леон – маркиз, да?

– Самый настоящий! Но ты уверен, что ему понравится, что ты назвал пони в его честь?

– Понравится, мы уже все обсудили! А знаешь, сестренка, – Эдди притянул сестру за шею и приблизил губы к самому ее уху, – когда я был в комнате Леона, я случайно увидел подарок, который он приготовил для тебя!

– Да? – Элизабет вдруг ощутила легкий озноб во всем теле. – И что же это такое было?

– Ну, вообще-то, я обещал, что ничего тебе не скажу, потому что Леон хочет отдать тебе подарок вечером, когда ты пойдешь спать… Но так уж и быть. Это… ну, такая штука, которую женщины носят на шее…

– Колье?

– Да! Но ты даже не представляешь, какое оно красивое! Все переливается бриллиантами, а в середине такие замечательные зеленые изумруды. Ох, наверное, зря я тебе все рассказал и испортил сюрприз!

– Ничего страшного, – Элизабет ласково потрепала брата по голове. – А теперь беги скорее к своим друзьям и расскажи им про подарок Леона! И не забудь похвастать, какой у тебя появился замечательный брат!

Отправив Эдди в детскую, Элизабет задумчиво опустилась на диван. При других обстоятельствах свадебный подарок непременно обрадовал бы ее, но сейчас она испытала лишь новое огорчение. Ведь у нее нет никакого права принимать от Леона такие щедрые подарки. И теперь… теперь ей нужно успеть объясниться с ним до того, как он преподнесет ей это колье. Только бы муж не додумался прийти к ней в комнату с этим подарком!

– Дорогая, мне кажется, тебе уже пора вернуться в зал, – услышала Элизабет рядом с собой недовольный голос матери. – В самом деле, отчего вы с Мелиссой так долго сидите здесь? Что могут подумать гости и жених?

* * *

Заметив, что Элизабет с подружкой наконец покинули дамскую комнату, Леон оставил компанию друзей и пошел им навстречу. Его губы сами собой растягивались в улыбке, когда он смотрел на свою юную и прекрасную жену. До чего же она была хороша в этом белоснежном атласном наряде, с нежным венком флёрдоранжа на взбитых локонах, от которого до самого низа спускалась полупрозрачная фата! По традиции, свадебное платье было пошито так, чтобы подчеркнуть скромность и целомудрие невесты. Его глубокое декольте прикрывала тюлевая вставка с ажурными цветочками, которая заканчивалась маленьким гофрированным воротничком, плотно облегающим шею. Широкие рукава спускались до самых кистей, скрывая очертания роскошных плеч Элизабет. Но от этого целомудрия воображение Леона разыгрывалось еще сильнее: он знал, что не пройдет и трех часов, как увидит жену без этого роскошного туалета.

Маркиз усмехнулся, вспомнив, как много слухов ходило по светским гостиным о вызывающем поведении и дерзких выходках мисс Элизабет Девери. Но на самом деле это сама невинность, все помыслы девушки чисты, как этот белоснежный наряд. Он уже убедился, что она очень строга с мужчинами, а все ее выходки обычно не идут дальше легкого флирта, приправленного иронией, а порой и язвительностью. Леон также знал, что в сердце этой юной красавицы бушует страстный огонь, и он лишь ждет своего часа. И еще Леон прекрасно помнил, как однажды этот огонь внезапно вырвался наружу, едва не превратившись в неукротимый пожар. Там, в картинной галерее Бартон-холла, когда он решился поцеловать Элизабет и когда она внезапно так пылко ответила на его поцелуй.

Толпа гостей предупредительно расступилась, когда маркиз Норвудский остановился напротив жены. Взяв ее за руку, Леон нежно поцеловал дрожащие пальчики и ласково сказал:

– Мне кажется, что вы уже порядком устали от всей этой суеты, Элизабет. Если хотите, я прямо сейчас провожу вас в вашу комнату.

– О нет, не нужно! – поспешно отозвалась она с непонятным для него испугом. – Я… я еще совсем не устала, и не можем же мы вот так бросить гостей!

– Вы вовсе не обязаны развлекать их до утра, – с улыбкой ответил Леон. – В любом случае, я еще пару часов побуду здесь. Так что смотрите, как лучше для вас.

– Благодарю вас, милорд, но я тоже еще какое-то время побуду в зале.

– Хорошо, – он ласково коснулся ее горячих щек. – Тогда не забудьте пригласить всех ваших подружек на большой обед, который я собираюсь дать через неделю. Будет много моих холостых приятелей, и, чем черт не шутит, возможно, мы скоро погуляем и еще на чьей-то свадьбе!

– Обязательно всех приглашу, – Элизабет вымученно улыбнулась. – Я хочу поблагодарить вас за подарок для Эдди. Он так давно просил у родителей пони, но они считали, что ему еще рано учиться ездить верхом.

– Теперь им некуда деваться – пони у мальчика уже есть и, хочешь не хочешь, а учить его верховой езде придется. Я даже сам готов заняться этим. Мне очень понравился ваш брат. Он в чем-то похож на вас, такой же жизнерадостный и неугомонный…

– Спасибо, милорд.

Леон немного помолчал, раздумывая, как вывести ее из этого скованного состояния.

– Я наблюдал, как вы общались с братом, Элизабет. Признаться, я еще никогда не видел вас такой раскованной и доброжелательной. – Он наклонился к ней ближе и серьезным тоном добавил: – Могу ли я надеяться, что и со мной вы когда-нибудь будете держаться так же непринужденно и открыто?

Она испуганно посмотрела на него и, не выдержав его пристального взгляда, опустила глаза. С большим трудом Элизабет смогла пробормотать невразумительный ответ и поспешила спрятаться под крылышко Мелиссы. У нее не осталось сил продолжать дальше это притворство, и она хотела лишь одного – поскорее рассказать Леону все, чтобы этот чудовищный обман закончился.

* * *

Они поднялись на третий этаж одновременно с Леоном, когда гости начали разъезжаться. В спальне маркизу уже дожидалась Розалин, которая тут же принялась деятельно помогать госпоже готовиться к брачной ночи. Горничная уже сняла с головы Элизабет фату с веночком и собиралась приняться за сложную прическу, когда хозяйка внезапно остановила ее и велела уходить. Однако, вместо того чтобы выполнить приказ, Розалин застыла на месте и недоуменно уставилась на маркизу. Поднявшись с кресла, Элизабет нервно прошлась по комнате, с растущей досадой кусая губы. Не могла же она объяснить служанке, что должна объясниться с Леоном прежде, чем они оба окажутся в ночных одеждах!

– Ты что, плохо слышишь, Розалин? – с раздражением повторила она. – Я сказала, что сегодня больше не нуждаюсь в твоих услугах. Уходи и оставь меня одну.

– Но, миледи! – запротестовала девушка. – Я не могу уйти, пока не помогу вам хотя бы снять платье и расшнуровать корсет. Без моей помощи вам будет нелегко справиться с этим, и вообще я должна…

– Уходи! – голос Элизабет против ее воли тут же сорвался на крик. – Уходи отсюда, убирайся! Ну?! Чего ты ждешь?! Чтобы я сама вытолкала тебя за дверь?

Испуганно шарахнувшись в сторону, Розалин бросилась вон. Опомнившись, Элизабет поспешно окликнула ее и заставила вернуться назад. Боже мой, да она совсем не в силах держать себя в руках! Что она творит? Ведь завтра вся прислуга в доме будет знать, что им досталась в хозяйки злобная фурия.

– Успокойся, Розалин, я не хотела тебя обидеть, – дрожащим от волнения голосом выговорила Элизабет. – Но ты должна научиться с первого раза понимать мои приказания. А теперь можешь отправляться к себе. Но перед этим, прямо сейчас, зайди к милорду и передай, что я хочу срочно его видеть. Ты поняла?

– Да, миледи. – Губы Розалин мелко дрожали от сдерживаемых рыданий, когда она снова направилась к выходу.

Элизабет не успела еще о чем-то подумать, как дверь снова открылась и в комнату поспешно вошел Леон. Молодая жена с облегчением заметила, что он все еще в парадном черном фраке и даже галстук не развязан.

– Что случилось, дорогая моя? – спросил несколько удивленный Леон, ласково беря ее за руку. – Чем вас умудрилась прогневать бедняжка Розалин? Она выбежала из вашей комнаты вся в слезах, и я не смог добиться от нее вразумительного ответа.

Осторожно высвободив свою руку, Элизабет отступила на пару шагов и в нерешительности застыла на месте. Она была уверена, что хорошо подготовилась к тяжелому объяснению, но сейчас вся решимость покинула ее. С растущим волнением она всматривалась в лицо Леона, не в силах найти подходящих слов, чтобы начать этот неприятный разговор. Ей вспомнилось его пугающее поведение в игорном зале, и сердце девушки наполнилось страхом. Крепко стиснув руки, чтобы унять внезапную дрожь, Элизабет с расстановкой проговорила:

– Милорд, уверяю вас, Розалин ни в чем не виновата. Просто… просто мне было необходимо поскорее удалить ее из комнаты, а она не поняла, чего я от нее хочу. Все дело в том, что мне нужно серьезно поговорить с вами, прямо сейчас.

Он слегка нахмурился, задумчиво поглаживая подборок. Потом бросил на жену быстрый пронзительный взгляд, от которого у нее от тревожного предчувствия чуть не подкосились ноги.

– Как я понимаю, это дело настолько важно, что его нельзя отложить до более подходящего момента? – медленно заговорил Леон. – Или… самый подходящий момент как раз настал?

– Да. – Элизабет решительно выступила вперед, еще крепче сжав руки. – Видите ли, милорд, я… я совершила по отношению к вам один непростительный поступок. Я очень виновата перед вами. Виновата в том, что вообще вышла за вас замуж.

– Что? – Он сделал шаг ей навстречу, с изумлением вглядываясь в ее расширившиеся от страха глаза. – Элизабет, вы говорите, что виноваты передо мной в том, что вышли за меня замуж? Я не ослышался? Бог мой, что вы хотите этим сказать? Как вы можете быть виноваты в том, что вышли за меня замуж? Разве это не я вынудил вас согласиться на этот брак? Ну, если не я сам, так ваш отец.

– Нет, дело совсем не в этом. – Элизабет в отчаянии прижала руки к груди, с каждым мгновением ей становилось все труднее сохранять необходимое спокойствие. – Милорд, я не должна была выходить за вас замуж, потому что за две недели до свадьбы я отдалась другому человеку, – выпалила она на одном дыхании. – Я так сильно не хотела становиться вашей женой, что решилась на этот отчаянный поступок. А потом поняла, что тот, другой человек, мне совсем не нужен. И я… я решила скрыть все это и выйти за вас, чтобы никто не узнал про мой позор.

Высказав наконец все что хотела, Элизабет отступила к окну и с испугом взглянула на Леона. Она ожидала, что он набросится на нее с яростными упреками, станет клясть последними словами, может быть, даже ударит… Но ничего подобного не произошло. С минуту в какой-то растерянности Леон стоял посередине комнаты, не сводя с Элизабет потемневших от боли глаз. Потом опустил голову, коснулся ладонью лба… И, повернувшись к двери, медленно покинул комнату.

– Все кончено! – судорожно воскликнула Элизабет, бросаясь на кровать и пряча пылающее лицо в подушках. – Теперь я навсегда потеряла его уважение и любовь! Он презирает меня так сильно, что даже не снизошел до ответных оскорблений.

Глава 8

Усталость трудного дня все же дала себя знать, и Элизабет заснула, едва оказавшись в постели. Разбудила ее Розалин, будничным тоном объявив, что пора вставать, так как завтрак в норвуд-ском дворце всегда подается в десять часов. Пока Элизабет потягивалась в постели и совершала необходимый утренний туалет, горничная успела разложить на кушетке в туалетной комнате ее корсет, нижние юбки и утреннее розовое платье с длинными широкими рукавами и треугольными кружевными вставками на груди и спине.

Розалин помогла новой хозяйке одеться и со знанием дела принялась укладывать ее медные волосы в прическу «бидермейер». Элизабет украдкой наблюдала за служанкой, но та выполняла свою работу с непроницаемым выражением лица. Казалось, она и не догадывалась, что новобрачные провели эту ночь в разных комнатах. Но Элизабет понимала, что это обстоятельство едва ли может остаться тайной для прислуги. Даже если никто не видел, как Леон вечером выходил из ее спальни, все станет ясным, как только в комнату войдет горничная, которой поручено следить за чистотой постельного белья.

– Завтрак будет подан в малой парадной столовой на втором этаже, – очень спокойным голосом объяснила Розалин. – Если миледи будет угодно, я провожу ее туда. Ведь вам еще не знакома планировка дворца.

– Да, да, Розалин, пожалуйста, – торопливо пробормотала Элизабет. – И, – она на секунду запнулась, – еще раз прости меня за то, что я была так резка с тобой вчера.

– Ничего, миледи, я сама во всем виновата.

Горничная застенчиво улыбнулась, а потом вдруг бросила на маркизу долгий тревожный взгляд. Она приоткрыла рот и, казалось, хотела сказать что-то еще, но, очевидно, побоялась вызвать новый приступ гнева своей госпожи. Заметив беспокойство служанки, Элизабет грустно вздохнула. Да, конечно, Розалин уже обо всем догадалась. И наверняка обвиняет свою новую хозяйку в плохом отношении к милорду, который был так добр со всеми слугами. Что ж, ничего не поделаешь, она вполне заслужила эти обвинения.

Покидая туалетную, Элизабет бросила внимательный взгляд в зеркало. Да, надо признать, что Розалин прекрасно знает свое дело. На шелковом платье не было ни единой морщинки, волосы уложены в сложную прическу более искусно, чем это делала ее бывшая горничная. Пышные медные локоны кокетливо обрамляли виски и верхнюю часть щек, нежные цветки персикового дерева, источавшие тонкий аромат, приятно оживляли прическу. Интересно, где Розалин смогла достать живые цветы в такую холодную пору? Элизабет мучило любопытство, но спросить она так и не решилась.

Они спустились на второй этаж и прошли через анфиладу роскошно убранных комнат к самому центру огромного дворца. Малая парадная столовая представляла собой просторную светлую комнату. Стены здесь были обтянуты нежным белым шелком с едва заметными тканевыми узорами, вокруг овального стола, покрытого бледно-розовой скатертью, стояло четырнадцать стульев с золотистой обивкой. Благородный интерьер мило оживляли гирлянды из роз и тонкая позолота отдельных деталей потолка и стен. Необычным являлось наличие трех широких окон на левой стене комнаты, выходящих не на улицу, как обычные окна, а на громадную беломраморную лестницу парадного вестибюля, покрытую изумрудным ковром. Эти просторные окна зрительно раздвигали границы столовой и, должно быть, в приемные дни позволяли опоздавшим гостям не заблудиться в бесчисленных помещениях дворца. С высокого лепного потолка вестибюля свешивалась громадная хрустальная люстра, переливающаяся сотнями бликов. Итальянские статуи из белоснежного мрамора составляли изысканный контраст с экзотическими растениями в высоких мраморных вазах.

«Подумать только, если бы не мой сумасбродный поступок, я могла бы стать хозяйкой всего этого великолепия!» – с невольным сожалением отметила Элизабет. И тут же поймала себя на мысли, что не может думать о себе как о настоящей хозяйке Норвудского дворца. Но неужели это и в самом деле случится – аннулирование брака, последующий затем скандал и неминуемый позор? От волнения Элизабет пошатнулась и чуть не врезалась лбом в стекло, но тут в комнату стремительным шагом проследовал Леон, и девушка мгновенно отскочила на середину столовой.

– Наверное, не стоит ждать, пока завтрак остынет? – с ходу спросил маркиз. И, не дожидаясь от супруги ответа, быстро позвал дворецкого и отдал соответствующие распоряжения.

Элизабет ничего не оставалось делать, как усесться на приготовленное для нее место и присоединиться к трапезе. Она изо всех сил старалась не показывать своего волнения при снующих туда-сюда слугах в бело-золотых ливреях, хотя с огромным трудом проглатывала каждый кусок. К ее безмерному удивлению, Леон выглядел абсолютно спокойным. С приветливой улыбкой он завел непринужденный разговор о намечающихся в ближайшие недели светских развлечениях. Разгадав его намерение скрыть от прислуги их размолвку, Элизабет присоединилась к нему и так же беспечно рассуждала о предстоящих гастролях французской танцовщицы, о намечающемся грандиозном бале во дворце герцога Беркщир-ского.

Наконец слуги церемонно удалились, заменив обеденный сервиз не менее роскошным кофейным из саксонского фарфора. Глубоко вздохнув, Леон откинулся на спинку стула и закурил. Пару минут Элизабет не решалась поднять на мужа глаза и сосредоточенно смотрела в свою чашку. Однако молчание затягивалось, и нужно было как-то разрядить эту напряженную обстановку.

– Милорд, – Элизабет смело взглянула на Леона и тут же снова опустила глаза, встретив его пристальный изучающий взгляд. – Я полагаю, вы уже успели обдумать то, что я вам вчера сказала. Что вы решили? Как вы теперь поступите? Собираетесь ли вы… – она судорожно глотнула кофе – аннулировать наш брак?

– Аннулировать наш брак, – медленно повторил он, хмуро усмехнувшись. Потом вдруг резко встал из-за стола, скомкав розовую салфетку. Испуганно звякнув чашкой о хрупкое блюдце, Элизабет поспешно вскочила вслед за ним.

– Так, значит, именно это вы и намерены сделать? Ну что ж, иного ответа, наверное, нельзя было и ожидать.

Он подошел к ней так близко, что девушка уловила терпкий запах его дорогого одеколона.

– Элизабет, – строго сказал Леон, – посмотрите сейчас мне в глаза и ответьте: вы действительно хотите, чтобы я аннулировал наш брак? Прошу вас: подумайте хорошенько, прежде чем отвечать. Ваша склонность к поспешным, непродуманным поступкам уже и так обошлась вам слишком дорого.

– Но разве… разве вы сами этого не хотите?

– Сейчас не имеет никакого значения, чего я хочу, а чего нет. Речь идет о вашей дальнейшей судьбе. Понимаете ли вы это или нет, черт вас возьми?! Элизабет, как вы думаете, что будет с вами, если я решу расторгнуть наш брак и объявлю его несостоявшимся? Ну же, отвечайте! Не настолько же вы глупы, чтобы не понимать всех последствий такого шага!

Она испуганно вскрикнула, прижав ладонь к побледневшим губам. Его стальной взгляд сверлил молодую жену насквозь, заставляя сгорать от стыда. Она хотела ответить, но вместо слов из ее пересохшего горла вырвался лишь слабый сдавленный стон.

– Кажется, вы, наконец, начали понимать? И все же мне придется еще немного помучить вас, чтобы вы раз и навсегда все уяснили. Элизабет, – Леон приподнял ее подбородок, заставив посмотреть ему в глаза, – если я решу аннулировать наш брак, мне придется привести для этого очень веские доводы. А после этого… после этого, как вы понимаете, ваша репутация порядочной женщины будет навсегда загублена. Вы уже никогда не сможете выйти замуж за достойного человека, вас никогда больше не пригласят ни на один светский вечер. Элизабет., после того, как я оставлю вас, общество с негодованием отвернется от вас, вы станете изгоем. А вашим почтенным родителям придется безвыездно жить в своем имении, потому что двери светских гостиных будут закрыты и для них тоже. Понимаете ли вы это?

– Да, – с трудом выдавила она, бессильно опускаясь на стул. – Да, я все прекрасно понимаю, лорд Кроуфорд, я вовсе не так глупа, как вы сказали. Но когда я решилась на этот безумный шаг, я была уверена, что хочу выйти замуж за…

– Так почему же вы не сделали этого? – Он сел рядом с ней и с болью посмотрел в ее наполнившиеся слезами глаза. – Неужели Симон Марсант так разочаровал вас? У вас наконец открылись на него глаза?

Испуганно ахнув, Элизабет отшатнулась назад.

– Почему вы так уверены, что это барон Марсант? – она тщетно пыталась придать своему голосу твердые нотки. – Это… это может быть и совсем другой человек…

– Прекратите! Я не собираюсь вызывать его на дуэль, пока он будет молчать. Да черт с ним! Речь сейчас не об этом безнравственном наглеце. Элизабет, так вы понимаете, что аннулировать наш брак я не могу? Даже относись я к вам в десять раз хуже, посягнуть на честь женщины выше моих сил. А если этот вариант отпадает сам собой, значит, нам нужно сделать вид, что у нас все благополучно, и жить, как ни в чем не бывало. Мы можем жить в разных покоях в этом доме, но в глазах общества все должно выглядеть пристойно. В конце концов, это не так уж и сложно, – заключил маркиз, вставая, чтобы достать новую сигару. – Светский брак подразумевает лишь соблюдение внешних приличий. От супругов не требуется взаимной симпатии, наоборот, слишком пылкие чувства между мужем и женой вызывают насмешки. Брак – это прежде всего деловое соглашение, сделка. Что ж, на том и порешим.

Он отошел к окну и стал спокойно курить, не оглядываясь на жену. Убедившись, что никакие разоблачения ей больше не грозят, Элизабет постепенно успокоилась. И чем спокойнее становилось у нее на душе, тем сильнее начинал подниматься в ее сердце гнев. «Черт возьми, да что же это такое? – думала она с растущим возмущением. – Бесстыжий, хладнокровный негодяй! Как он смеет разыгрывать из себя моего благодетеля, спасителя женской чести? Ведь это из-за него все и случилось! Нет, если я сейчас не расставлю все по своим местам, то навсегда окажусь в зависимом положении и мне придется перед ним пресмыкаться, как какой-то безвольной дурочке!»

– Послушайте-ка меня, лорд Кроуфорд, – надменно произнесла она, приближаясь к нему уверенной, горделивой походкой, – а не кажется ли вам, что вы несколько переборщили, выставляя себя моим спасителем?

Леон медленно обернулся, смерив ее долгим заинтересованным взглядом.

– Ну, ну, давайте, миледи, выскажите мне все, что обо мне думаете, – с иронией произнес он. И так вызывающе усмехнулся, что Элизабет едва удержалась, чтобы не вцепиться ему в лицо.

– Ах, вот как вы со мной разговариваете! – гневно воскликнула она. – Что ж, разве можно ожидать деликатного обращения от вчерашнего солдафона!

– Разумеется, нет, – его голос оставался возмутительно спокойным. – С чего это вы вдруг взяли, что мне знакомы светские приличия и хорошие манеры?

– Послушайте, не морочьте мне голову! – Элизабет чувствовала, что ее заносит, но была не в силах остановиться. – Вы тут очень долго разглагольствовали о своем благородстве, так дайте же теперь высказаться и мне. Лорд Кроуфорд, – она надменно вздернула подбородок, – я считаю, что у вас нет ни малейших оснований обвинять меня в недостойном поведении. Потому что… потому что это все случилось из-за вас! Если бы вы не принуждали меня выходить за вас замуж против моей воли, мне никогда бы и в голову не пришло броситься в объятия другого мужчины! Любой, любой мужчина в Лондоне скажет вам, что моя репутация всегда была безупречной! Да, я иногда совершала необдуманные поступки, но никогда бы не решилась на такое безумство, если бы не крайнее отчаяние!

Он так резко шагнул ей навстречу, что Элизабет испуганно взвизгнула и отбежала на середину комнаты, отгородившись от Леона обеденным столом. С минуту он сверлил ее насмешливым взглядом своих серых глаз, опершись рукой на край стола. Потом сложил руки на груди и, едва сдерживая смех, приказал:

– Прекратите бегать от меня по всей комнате, дорогая моя Элизабет! Не ровен час, в столовую заглянет дворецкий и подумает, что я с первого дня совместной жизни начал колотить свою супругу! Так вот, миледи, вы высказали мне все, что хотели? Ну уж, будьте добры, теперь послушайте и вы меня. Элизабет, – его голос вновь стал серьезным, – вспомните хорошенько: вы хоть раз за эти два месяца сказали мне, что не хотите выходить за меня?

– Ах Боже мой, да разве это и так не было ясно?!

– Ни черта это не было ясно! Проклятье! – Он грохнул кулаком по столу. – Почему вы все это время притворялись, вместо того чтобы поговорить со мной начистоту? Зная ваш взбалмошный нрав, я ожидал, что вы ворветесь в мой дом и разнесете здесь все в пух и прах! Но вместо этого вы загадочно улыбались и вели со мной какие-то бессмысленные пустые разговоры.

– Но… но разве вы не замечали, как холодно я с вами держусь?

– Ха! Как будто от вас можно было ожидать другого! Если бы вы вдруг превратились в кроткого ангела, я подумал бы, что мне подсунули вашу сестру-близнеца!

– Но это не меняет сути дела! Я все равно вышла за вас замуж против своей воли, потому что меня заставил отец! И виноваты в этом вы. Как и в том, что родители так сильно торопились со свадьбой, сократив срок помолвки до неприличия. Ведь это вы настаивали на немедленной свадьбе без объявления помолвки?

– Неправда! – Его лицо вспыхнуло от возмущения. Но тут же взяв себя в руки, Леон с горькой усмешкой продолжил. – Кажется, я понял, в чем дело. Элизабет, хотите узнать, как случилось, что я так поспешно на вас женился?

Его грустный и одновременно ироничный тон насторожил ее, а внезапная догадка заставила побледнеть. Запинаясь, она боязливо спросила:

– И как же?

– Ваш отец предложил мне жениться па вас, – последовал неожиданный для девушки ответ. – Да, да, предложил еще до того, как мы с вами прогуливались по дому и как… Ну, вы, конечно, помните. Он очень настойчиво убеждал меня, что это будет во всех отношениях прекрасная партия, однако я колебался, памятуя о нашем первом знакомстве. Но потом все же решился на этот безумный шаг. – Леон помолчал, наблюдая за лицом жены. – Поверьте: у меня и в мыслях не было бросаться в брак очертя голову, но виконт Девери высказался против долгой помолвки. И я опять согласился – с чего мне было возражать?

Леон обошел вокруг длинного стола и остановился напротив Элизабет. Девушка вздрогнула, когда руки мужа неожиданно ласково коснулись ее. Он мягко обнял ее за талию и, притянув к себе, бережно поцеловал в лоб, словно маленького обиженного ребенка. Элизабет подняла голову и настороженно посмотрела ему в глаза. Они светились нежностью и затаенной болью, и в них не было даже намека на презрение или гнев.

– Элизабет, – низким, бархатистым голосом произнес Леон, – как бы там ни было, но вы теперь моя жена, и лучше нам отбросить все разногласия и жить в мире. Хотите по-настоящему быть моей женой? Скажите мне только «да», и все ошибки тотчас будут забыты.

Его ласковый голос на минуту заставил Элизабет поддаться искушению, но в сознании гвоздем сидела мысль, что это он явился причиной ее падения и испытанных мучений. Бес противоречия толкнул ее на новое безрассудство.

– Ах, вот как вы все повернули, лорд Кроуфорд? – язвительно проговорила она, с силой впиваясь ногтями в его руки, все еще держащие ее стан. – А ну-ка отпустите меня немедленно! Как это следует понимать, милорд? Сначала вы играете в благородство, изображаете из себя великодушного супруга, прощающего неверную жену, а затем принуждаете меня делить с вами постель? Нечего сказать, вы очень благородный джентльмен!

Отпустив жену, Леон с минуту молча смотрел на нее, борясь с закипающим гневом. Боже, чего же ей еще надо? Неужели она так сильно ненавидит его, что даже сама мысль о том, чтобы делить с ним брачное ложе, вызывает у нее непреодолимое отвращение? Да понимает ли эта жестокая сумасбродка, какой чудовищный удар нанесла ему своим предательством? И как нелегко ему смириться с тем, что его жена, которую он считал невинной девушкой, уже принадлежала другому? Мерзавцу Симону Марсанту, который каждый раз, встречаясь на светских приемах, будет с ухмылкой смотреть на него. До тех пор, пока однажды он не выдержит и не разобьет его наглую физиономию, после чего неминуемо последует дуэль со всеми вытекающими отсюда последствиями.

– Чего же вы хотите, Элизабет? – хмуро произнес он. – Чего добиваетесь своими дерзкими выходками? Клянусь вам, я очень терпеливый человек, но и моему терпению есть предел.

– Вы хотите знать, чего я от вас хочу? – с вызовом бросила она. – Так я вам скажу. Я хочу, – Элизабет предусмотрительно отступила на пару шагов, – чтобы вы никогда не прикасались ко мне и не преследовали меня больше своими похотливыми взглядами. Потому что вы мне противны, лорд Кроуфорд, и я никогда не прощу вам того, что мне пришлось выйти за вас замуж! Слышите? Вы мне противны…

Он так стремительно бросился к ней, что Элизабет не успела увернуться и оказалась словно в железных тисках. Она громко закричала, когда он занес руку для удара, но пощечины так и не последовало. С каким-то глухим рычанием Леон отступил, схватившись за голову. Его лицо в эту минуту было поистине страшно. Казалось, он был готов убить ее на месте, и только врожденное благородство не позволяло ему поднять руку на женщину, опустившись до уровня Симона Марсанта. Но вдруг он резко вскинул голову и с такой силой ударил ладонью по краю стола, что Элизабет зажала уши от грохота разбивающейся посуды.

– Ради Бога, Леон, не надо, успокойтесь! – испуганно вскрикнула она, в первый раз нечаянно назвав его по имени.

Он смерил ее таким уничтожающим взглядом, что у девушки перехватило дыхание. Его красивые губы скривила зловещая усмешка, превратив в ужасную маску его угрюмое лицо.

– Будь проклят тот день, когда я впервые приехал в дом твоего отца, – сквозь зубы процедил Леон, окидывая жену с ног до головы презрительным взглядом, от которого по телу Элизабет пошел колючий озноб. – Я был последним глупцом, когда решил навсегда связать себя с такой дрянью. Но теперь ничего не поделаешь. Я с большим удовольствием аннулировал бы наш брак и скинул со своих плеч это ненавистное ярмо, но мне жаль твоего отца. Нам придется жить в одном доме и делать вид, будто ничего не случилось. И, повторяю, перестань трусливо бегать от меня по комнате, как нашкодившая кошка. Уясни раз и навсегда, что я не собираюсь на тебя набрасываться. А если тебе нравятся насилие и побои, можешь хоть сейчас отправляться к своему дружку Симону. Двери дома открыты, и держать взаперти тебя никто не станет.

Резко повернувшись, маркиз вышел из комнаты, с грохотом захлопнув за собой дверь. Опустившись на стул, Элизабет закрыла лицо руками и громко разрыдалась.

– Что я натворила?! Зачем я так жестоко оскорбила его?! – сквозь судорожные рыдания спрашивала она себя. – Теперь мы навсегда стали врагами, и ничего, ничего уже нельзя исправить!

Она так и сидела одна в разгромленной столовой, захлебываясь от слез, пока за ней не пришла Розалин и не отвела в спальню. И там, в каком-то полубезумном отчаянии, Элизабет вдруг рассказала служанке обо всем. Они не покидали комнату до самого вечера, когда уставшая маркиза уснула на руках своей горничной. И с этого дня женщины неожиданно сблизились, напрочь забыв и разницу в положении, и все уже ставшие бывшими недоразумения.

Глава 9

Элизабет ожидала новых стычек с Леоном, но ничего подобного не произошло. Когда они встретились на другое утро, маркиз спокойным тоном, будто ничего и не случилось, предложил обсудить, какую сумму он должен выделять жене на расходы каждую неделю. Растерявшись от такой снисходительности, Элизабет только пожала плечами. Тогда Леон сам назначил ей содержание, тактично предупредив, чтобы в случае непредвиденных трат она не стеснялась обращаться к нему. Потом он так же непринужденно спросил, какие балы она собирается посетить в ближайшее время, чтобы он мог сопровождать ее, как полагается примерному супругу. И – ни слова об их натянутых отношениях, о ее супружеских обязанностях и вообще о чем-то личном.

С этого дня Элизабет начала вести обычную жизнь светской замужней женщины, которая, как выяснилось, мало отличалась от прежней. Разница заключалась лишь в том, что теперь у нее было больше свободы. Никто не запрещал ей бывать на любых светских вечерах, кататься по паркам вместе со своими поклонниками и флиртовать со всеми кавалерами подряд. Впрочем, последним Элизабет занималась без прежнего энтузиазма, и сама не могла понять, почему ей вдруг расхотелось кокетничать и кружить головы мужчинам.

А они увивались за ней повсюду, где бы она ни появлялась. Ведь, став маркизой Норвудской, Элизабет выглядела еще блистательнее, чем прежде. У нее было три своих экипажа, множество новомодных туалетов, приобретенных на деньги Леона, куча драгоценностей и роскошный дом, где ей не воспрещалось в любое время принимать гостей. Но одного подарка она так и не получила от мужа – тот, самого изумрудного колье, о котором рассказал Эдди. Элизабет прекрасно понимала, почему Леон не стал дарить ей это украшение. Но когда она об этом думала, ее сердце каждый раз наполнялось горьким раскаянием.

Их отношения с лордом Кроуфордом держались в рамках так называемых светских приличий. Они никогда не ссорились, вместе появлялись на званых приемах и балах. Иными словами, внешне их брак выглядел вполне пристойно. Но Элизабет с непонятным ей самой сожалением отмечала, что с каждым днем они все больше отдаляются друг от друга и скоро пропасть между ею и мужем станет непреодолимой.

Как-то в начале января, спустя месяц после свадьбы, Леон попросил жену быть хозяйкой на званом обеде в их дворце. Когда она спросила, кто из гостей будет присутствовать, маркиз сказал, что этот обед он устраивает для своих друзей – офицеров флота Его величества, которые только что прибыли в Англию из Гибралтара. Элизабет предложила пригласить и пару-тройку своих незамужних подруг, на что Леон с улыбкой заметил:

– Конечно, пригласите всех этих милых девушек, ведь без дамского общества в компании всегда не так весело. Но только боюсь, миледи, что ваши подруги не найдут среди моих друзей подходящих женихов. Все они – простые офицеры, у которых нет ни громких титулов, ни большого богатства.

– Не всегда выбор девушки определяет только расчет, – возразила Элизабет. – Случается, что и простые дворяне женятся на дочерях знатных лордов.

– Ну-ка, назовите мне на вскидку хотя бы парочку подобных случаев? – с усмешкой предложил Леон. И когда Элизабет развела руками, признавая свое поражение, прибавил: – Вот видите, миледи, как все сложно. И мне кажется, дело вовсе не в том, что трудно получить согласие родителей или преодолеть светские предрассудки. Просто наши избалованные лондонские невесты не в состоянии оценить по достоинству человеческие качества своего поклонника. Им нужны лишь знатные титулы, шикарные особняки и роскошные экипажи.

– Ну почему же? Вот я, например, никогда не придавала богатству такого большого значения, – осторожно заметила Элизабет. – Конечно, глупо отрицать, что жить в роскоши приятно. Но если бы я по-настоящему полюбила, бедность моего избранника не явилась бы помехой.

– Ну, что касается вас, миледи, то вы всегда отличались склонностью к непродуманным поступкам, – напомнил ей маркиз. – Но, заметьте, подобный взгляд на брак – исключение из общего правила.

Он смотрел на жену каким-то странным, отстраненным взглядом, будто не сидел напротив нее за столом, а находился где-то далеко. Элизабет ощутила смутную тревогу. Уже третий раз за последние два дня она подмечала у него такой необычный взгляд. Взгляд стороннего наблюдателя, с легким оттенком сожаления и грусти. Что бы это могло значить Может, у Леона появилась другая женщина? Это было бы вполне естественно в его положении, но все же эта мысль вызвала у Элизабет непонятную досаду.

«А чего же ты ожидала, глупышка? – с упреком сказала она себе. – Ведь ты сама отказала ему в близости, так что вини во всем только себя».

На другой день Элизабет лично проследила, чтобы обед для друзей маркиза был приготовлен отменно. Она провела в своей туалетной больше двух часов, советуясь с Розалин, как лучше одеться к этому обеду. Ей хотелось произвести на бывших сослуживцев Леона самое выгодное впечатление. Может, когда они выскажут свое одобрение, он снова начнет ее замечать?

Леон… Случайно назвав его так во время того проклятого скандала, она теперь всегда называла мужа по имени в разговоре с Розалин. С каждым днем Элизабет все сильнее жалела, что так жестоко и грубо оттолкнула его в тот ужасный день. Она признавала, что Леон вел себя безупречно, так великодушно простил ее безумный поступок. А она не только не оценила благородство мужа, но и наговорила столько дерзостей, ранив его. Можно только догадываться, насколько глубоко он презирает ее теперь. Это было невыносимо – чувствовать себя низким, презренным существом в глазах собственного мужа, но Элизабет не представляла, как можно все исправить. Розалин настойчиво советовала ей откровенно признаться маркизу в своем раскаянии, но та панически боялась такого разговора. Что если Леон с негодованием отвергнет ее раскаяние, рассмеется ей в лицо? Ее гордость просто не вынесет такого удара. А сам Кроуфорд даже не делает попытки что-то изменить в их отношениях. Элизабет втайне надеялась, что рано или поздно он потребует от нее выполнения супружеских обязанностей. А там и до примирения будет рукой подать, если с умом взяться за дело. Но проходили недели, а в их жизни ничего не менялось.

– Ну, так что же ты мне посоветуешь надеть, Розалин? – нетерпеливо спросила она. – Осталось совсем мало времени, а еще нужно сделать прическу!

– Наденьте ваше новое платье из тонкого белого шелка, – после некоторого колебания ответила служанка. – Оно полностью открывает плечи, и вы сможете блеснуть их красотой. А чтобы оживить наряд, украсьте прическу розовыми бутонами с зелеными листочками и наденьте изумрудные серьги.

– К этому платью идеально подошло бы то самое изумрудное колье, что Леон хотел подарить мне после свадьбы! – вздохнула Элизабет. – Ах, ну что теперь об этом говорить! Леон наверняка уже давно продал его. Ну не беда, надену его первый подарок – изумрудный кулон. Тоже ведь неплохо будет, да?

– И наверняка приятно для маркиза.

– Как бы он не подумал, что я пытаюсь его завлекать, – капризно отозвалась Элизабет.

В ответ на это Розалин сердито покачала головой:

– Если бы вы меньше, думали о своем самолюбии, миледи, дело уже давно бы сдвинулось с мертвой точки. Но недаром говорят – горбатого могила исправит…

* * *

Обед проходил в той же малой парадной столовой, где Элизабет с Леоном завтракали наутро после свадьбы. Заранее все тщательно продумав, леди Кроуфорд пригласила ровно столько своих подруг, сколько было мужчин. Поэтому обед прошел более оживленно, чем можно было ожидать. Все были очень довольны, без конца осыпали хозяйку дома комплиментами. Но Элизабет не покидала острая досада. Она уже достаточно хорошо изучила Леона, чтобы не заметить, что его улыбка была искусственной, а в серых глазах временами сквозила насмешка. Но главный удар пришелся неожиданно, с той стороны, откуда Элизабет даже не могла его ожидать. Уже после того как мужчины вернулись из кабинета маркиза, выкурив по сигаре, и все снова уселись за стол, чтобы приступить к кофе и десерту, один из давних приятелей Леона, Джордж Лесли, вдруг неожиданно воскликнул:

– Нет, Кроуфорд, я все же не в силах тебя понять! Имея такой роскошный дом, огромное состояние и такую обворожительную жену, ты снова просишься на флот! Черт возьми, дружище, какая муха тебя укусила?! Или тебе так сильно наскучила эта спокойная жизнь, что снова потянуло на приключения?

Элизабет едва не вскрикнула, застыв с приоткрытым ртом. Ей пришлось призвать на помощь все свое самообладание, чтобы не показать, как сильно она поражена. Так вот в чем разгадка его странного поведения! Оказывается, он решил снова вступить в королевский флот, оставить шумный Лондон с его светскими гостиными, мелочными обязанностями и… оставить ее, Элизабет, свою несостоявшуюся жену.

Между тем за столом шумно обсуждалась неожиданная новость. Все дамы в один голос охали, мужчины, напротив, выражали одобрение смелому поступку маркиза.

– А я так полностью поддерживаю Кроуфорда и понимаю, почему он решил так поступить, – возразил присутствующим Роберт Вудхауз, мужчина средних лет с загорелым, обветренным лицом. – Положение в Гибралтарском проливе сейчас очень сложное, каждая умная голова на счету. Алжирские пираты совсем обнаглели, открыто нападают на европейские острова, грабят, увозят людей в рабство. А от новичков, что нам прислали в этом году, никакого проку. Стоит им завидеть пиратскую фелюгу под красными парусами, они готовы все бросить и прыгать за борт, как крысы с тонущего корабля.

– Так когда же ты отправляешься, Кроуфорд? – уточнил один из молодых офицеров. – Скоро последует назначение?

Леон обвел всю компанию спокойным, ясным взглядом и улыбнулся одними уголками губ.

– Я уже его получил: Фрегат «Принцесса Мария» выйдет в море, как только будет полностью укомплектован экипаж. Где-то через месяц—полтора. Я ведь отправляюсь в Гибралтар с повышением, уже не первым помощником, а капитаном!

За новое назначение Леона тотчас был провозглашен тост. Шумный разговор за столом возобновился, развивая любимую тему. Элизабет сидела ни жива ни мертва, чувствуя, что ее лицо уже превратилось в застывшую маску спокойной любезности. Она в отчаянии посмотрела на Мелиссу Харвилл, надеясь, что подруга поймет значение ее взгляда и найдет предлог, чтобы выйти вместе-с ней в соседнюю гостиную. Но Мелисса была целиком поглощена разговорами о нападениях пиратов и морских сражениях.

Когда гости стали расходиться, Элизабет готова была свалиться от усталости и напряжения. Наконец последний экипаж отъехал от дома, и можно было расслабиться и присесть на диван в голубой гостиной по соседству с парадной столовой. Элизабет хотела подняться к себе и поскорее обсудить нежданную новость с Розалин, но была не в силах сдвинуться с места. Так в каком-то оцепенении она и просидела, пока в комнату не заглянул Леон.

– Вот вы где, оказывается? А я вас ищу по всему дому, – сказал он, присаживаясь на пуфик напротив жены. – Право же, большое количество комнат несет скорее неудобство, чем комфорт.

– Вы находите? – пробормотала Элизабет, чтобы хоть что-то сказать.

Он бросил на нее внимательный взгляд.

– Наверное, этот прием вас сильно утомил? Что и говорить, мои приятели довольно шумные люди, не то что наши светские шаркуны.

– О нет, напротив, мне было очень интересно познакомиться с моряками. Не сомневаюсь, что и всем моим подругам тоже. Особенно любознательной Мелиссе Харвилл.

– Ну и прекрасно… Элизабет, – она вздрогнула, когда Леон назвал ее по имени, чуть ли не впервые за весь этот месяц, – как вы уже знаете, я скоро надолго покину Лондон. И, чтобы ваши воспоминания обо мне остались не слишком мрачными, я хочу сделать вам подарок.

Только сейчас она обратила внимание, что он держит в руках белый кожаный футляр, в каких обычно хранят драгоценности. Сердце девушки сильно забилось, на щеках выступил легкий румянец. Она уже догадалась, что он хочет ей подарить, и эта внезапная догадка повергла ее в ужасное смущение.

Леон открыл футляр, и Элизабет не смогла сдержать радостного восклицания. Да, это было оно, то самое колье, которое описал ей Эдди и которое Леон собирался преподнести ей в первую брачную ночь. Крупные ярко-зеленые изумруды в обрамлении сверкающих бриллиантов.

– Вы не будете возражать, если я взгляну, как оно на вас смотрится? – с легким напряжением в голосе спросил маркиз.

Элизабет кивнула, и Леон быстро снял с ее шеи изумрудный кулон и бережно положил его на диван. Он достал колье из футляра, но почему-то не спешил его надевать. Его серые выразительные глаза вдруг потемнели и наполнились уже забытым ею теплом. Какое-то время его взгляд трепетно скользил по ее полуобнаженной груди, бархатистым плечам. Потом Леон осторожно коснулся пальцами нежной кожи Элизабет, и это легкое прикосновение отозвалось сладкой дрожью в ее теле. Издав слабый стон, она закрыла глаза и с минуту безмерно наслаждалась нежными ласками, бережными, как дуновение весеннего ветерка. И вдруг ее горячая кожа ощутила возбуждающий холодок – это Леон приложил к ее груди дивное колье. Потом она услышала легкий щелчок застежки и почувствовала в сердце странную пустоту: пальцы Леона уже не касались ее.

– По-моему, совсем неплохо, – сказал он, и Элизабет внезапно испытала боль разочарования, оттого что его голос вновь зазвучал спокойно и равнодушно. Она открыла глаза и бросила на мужа пытливый взгляд, который он встретил с обидным хладнокровием.

– Не желаете взглянуть на себя в зеркало? – спросил Леон. – Впрочем, это вы можете сделать и без меня. Мне нужно съездить в одну контору, уточнить дату отправки корабля.

– По крайней мере, позвольте мне хотя бы поблагодарить вас за этот прекрасный подарок. – Элизабет торопливо поднялась с дивана, заметив, что он направляется к дверям. – Тем более что я ничем не заслужила его, – тихо прибавила она, опуская глаза.

Леон быстро повернулся и окинул ее хорошо знакомым взглядом глубокого сожаления. Он медлил, не покидая комнаты. Казалось, ждал от нее еще каких-то слов, но Элизабет словно проглотила язык. Наконец она снова обрела дар речи, но сказала отчего-то совсем не то, что собиралась вначале:

– Милорд, а кто же будет смотреть за домом и вашими имениями, когда вы будете в отъезде? Ведь вы будете Долго отсутствовать…

– А, это! – Усмехнувшись, он небрежно махнул рукой. – Не беспокойтесь об этом, миледи, я уже отдал необходимые распоряжения управляющему и дворецкому. Что же касается вас, то вы будете по-прежнему каждую неделю получать необходимую сумму на расходы. Если возникнут затруднения, просто обратитесь к моему банкиру. Так что, – он улыбнулся с едва заметной иронией, – живите в свое удовольствие, дорогая моя Элизабет! Развлекайтесь, ездите на балы, принимайте гостей.

«И это все, что вы можете мне сказать?!» – хотелось ей крикнуть. Но вместо этого девушка с деланным равнодушием спросила:

– И как же долго вы собираетесь пробыть в Гибралтаре, лорд Кроуфорд?

– А это вас сильно беспокоит? – быстро спросил Леон. Но тут же равнодушно добавил: – Пока точно не знаю. Во всяком случае, не меньше полугода, а возможно, гораздо дольше.

Он подошел к ней совсем близко, и его взгляд сделался пугающе жестким, словно отблеск холодной стали.

– Смотрите, не наградите меня за это время непрошенным наследником, леди Кроуфорд, – тихо проговорил маркиз. – Хотя, впрочем, это я зря. Конечно, упаси Бог! Но если уж влипнете в какую-нибудь неприятную историю, не вздумайте избавляться от ребенка. Я что-нибудь придумаю, чтобы скрыть и этот ваш позор.

– Этого позора не будет! – дрожащим от обиды голосом вымолвила Элизабет. – Значит, в ваших глазах я так и осталась падшей женщиной? – она низко опустила голову.

– Это уже не имеет никакого значения, – ответил Леон, отворачиваясь и направляясь к двери.

Элизабет опустилась на диван, устремив перед собой неподвижный взгляд. Это был окончательный разрыв их сложных отношений. Бесполезно что-то предпринимать. Леон навсегда вычеркнул ее из своей жизни. И в Гибралтар он едет только потому, что ему неприятно жить с ней в одном доме, каждый день видеть ее перед собой.

«Этот сильный и гордый мужчина навсегда потерян для меня, потерян! – с растущим отчаянием призналась себе Элизабет. – И я сама, только я сама во всем виновата. Боже, помоги мне разобраться в своих чувствах и найти правильное решение! Неужели… неужели я совершила страшную, непоправимую ошибку? Леон… Кто он для меня? Кто он для меня?» – снова и снова спрашивала она себя, не находя однозначного ответа.

Глава 10

Среди экипажей, приобретенных Леоном для жены, была великолепная белая коляска с откидным верхом, обитая внутри нежно-голубой тафтой. Обычно в эту коляску запрягали двух прелестных лошадок в золоченой сбруе, нарядно-белых, как сама зима. Поэтому Элизабет любила кататься в ней по утрам, когда деревья в Гайд-парке еще были покрыты инеем или присыпаны ночным снежком, воображая себя волшебной снежной королевой. Под этот экипаж она специально сшила себе тафтяную шубку и капор медового цвета. Просторная шубка имела роскошный песцовый воротник, а капор был оторочен более дорогим мехом горностая.

Еще никогда так не случалось, чтобы Элизабет пришлось прогуливаться в своей роскошной коляске одной. Обычно, еще не успев свернуть на парковую линию, она оказывалась окруженной толпой кавалеров. Кого-то она милостиво брала к себе в экипаж, другие скакали рядом верхом на лошадях. Только один Леон никогда не сопровождал жену во время этих прогулок, хотя у него было на это больше прав, чем у всех остальных.

В это январское утро первым на пути леди Кроуфорд попался один из ее преданных рыцарей, рыжеволосый весельчак Джон Катлер. Его романтичный черный плащ и высокий белый цилиндр Элизабет заметила еще с другого конца улицы. С невольной улыбкой девушка подумала, что ее приятель остается верным своей репутации модного щеголя даже в морозную погоду, и велела кучеру остановиться.

– Бог мой, дорогая Элизабет, что за нужда заставляет вас вставать в такую рань, когда большинство наших лондонских прелестниц еще нежатся в теплой постели? – Джон ловко запрыгнул в ее экипаж, потирая замерзшие уши. – Брр, ну и погодка! Клянусь честью, я не припомню, чтобы за эту зиму хоть раз было так холодно, как сегодня!

– Если хотите, я прикажу поднять верх коляски, – любезно предложила девушка.

– Ни за что! Если уж мне посчастливилось ехать по Гайд-парку с самой очаровательной лондонской леди, то пусть это видят все мои соперники и умирают от зависти!

Элизабет задорно рассмеялась, бросив на молодого человека кокетливый взгляд из-под полуопущенных ресниц, как бывало в прежние времена.

Неожиданно для нее во взгляде Джона Элизабет уловила вопрос, который он собирался, но не решался задать ей.

– Элизабет, вам кто-нибудь говорил, что после замужества вы стали еще привлекательнее, чем раньше? – решился наконец Катлер. – Видно, семейная жизнь пошла вам на пользу, как это иногда случается с пылкими женщинами.

Она на мгновение отвела взгляд в сторону, делая вид, что любуется до мелочей знакомым пейзажем. Глупо было бы объяснять Джону, как сильно он заблуждается.

– Хотя мне кажется, что вы с Кроуфордом не слишком увлечены друг другом, – продолжал Катлер. – Что ж, так и должно быть. Ведь вы женаты полтора месяца, а за это время можно до ужаса надоесть друг другу.

Повернувшись к молодому человеку, Элизабет пристально посмотрела в его большие голубые глаза.

– К чему это вы клоните, Джон? Я что-то не замечала раньше, чтобы вы говорили намеками, да еще с такой робостью.

Немного помявшись, он небрежно развалился на просторном сиденье и более решительно произнес:

– Элизабет, вам не кажется, что уже пора выбрать себе любовника?

Она принужденно рассмеялась и сердито погрозила ему пальцем.

– Что это еще за новости, друг мой? Уж не предлагаете ли вы свою кандидатуру на эту вакантную должность?

– А почему бы, собственно, и нет? – он широко развел руками. – Чего мне ждать? Когда место будет занято другим?

– Джон!

– Элизабет, перестаньте! Вы не так наивны, чтобы не знать, что многие наши замужние леди имеют любовников, и это в порядке вещей. Отчего же вам отставать от других? Или… кандидат на эту завидную роль уже давно определен?

– Кого вы имеете в виду?

– Кого, вы спрашиваете? Разве ответ не ясен? Конечно же, нашего любезного барона Марсанта!

Девушка вся внутренне сжалась, но, не подав вида, бросила на своего спутника изучающий взгляд.

– Отчего вам пришло такое в голову, Джон? Симон что-то говорил на этот счет? Если так, то он просто дерзкий болтун, и у вас нет оснований верить его лжи.

– Ради всего святого, Элизабет! – поморщился Катлер. – Симон вовсе не болтал ничего такого, и я вообще сейчас довольно редко его вижу. Однако раз дело не в нем, то отчего же вы колеблетесь? Если я вас совсем не привлекаю, так и скажите.

Может быть, тогда наш Берк Найтли окажется более удачливым?

– Джон, вы просто невыносимы. – Элизабет внимательно посмотрела вокруг, надеясь увидеть поблизости кого-нибудь еще из своих поклонников, чтобы прервать этот неприятный разговор. – Мне жаль вас разочаровывать, но я вообще не собираюсь заводить в ближайшее время любовника. Так что тут не о чем и говорить.

– Вот как? – Молодой человек досадливо прикусил губу. – Значит, вас вполне устраивает один-единственный мужчина – ваш муж? В таком случае мне вас просто жаль, Элизабет. Потому что я не могу сказать того же о вашем дорогом супруге.

– Ну, ну, выражайтесь яснее, мой друг!

Он наклонился к ней ближе и с едва заметной усмешкой сообщил:

– Все уже заметили, что лорд Кроуфорд оказывает внимание другой даме. Я даже рискну назвать вам ее имя. Это виконтесса Камилла Мортон, та самая, что год назад овдовела и только в прошлом месяце начала снова выезжать в свет.

– Джон, вы сошли с ума!

Элизабет крепко сжала руки под горностаевой муфтой, изо всех сил стараясь не выдать своего волнения. Сердце ее болезненно сжалось, в носу защипало от слез. Так вот, оказывается, в чем причина равнодушия Леона! Вот почему он ни разу за все это время не потребовал от нее исполнения супружеских обязанностей! Дело вовсе не в том, что он способен подолгу обходиться без женщины. Просто он пользуется милостями другой дамы, а не своей жены.

– Ну так что же, Элизабет? – настойчиво повторил Джон Катлер. – Я убедил вас в том, что вам нет нужды хранить верность своему супругу?

Маркиза повернулась к нему и окинула взглядом оскорбленной добродетели.

– Мистер Катлер, я не намерена дальше выслушивать ваши непристойные намеки, – с заметным металлом в голосе произнесла она. – Прошу вас, покиньте мой экипаж. Мне жаль прерывать нашу давнюю дружбу, но до тех пор, пока вы не осознаете всю недостойность вашего сегодняшнего поведения, о дружеских отношениях не может быть и речи.

Элизабет велела кучеру остановить коляску и взглядом указала молодому человеку на дверцу. Недовольно нахмурившись, он подчинился ее требованию, пробормотав напоследок:

– И все-таки, Лиззи, я бы посоветовал вам самой убедиться в правдивости моих слов.

Приказав кучеру ехать дальше по парку, леди Кроуфорд вскоре оказалась в обществе других своих поклонников и провела полчаса в беспечных светских разговорах. Но сообщение Джона не давало ей ни на минуту почувствовать себя спокойной. Камилла Мортон… Элизабет постоянно повторяла про себя это имя, все больше впадая в негодование. Леди Камилла принадлежала к тому типу женщин, которых она терпеть не могла. Стройная горделивая красавица с уверенными манерами и правильными, строгими чертами лица. У нее были черные волосы, зеленовато-голубые глаза и смуглая кожа. Что ж, вполне естественно, что светловолосому Леону нравятся именно такие женщины. Особенно если учесть, что он несколько лет провел в Индии.

Вспомнив, что репутация леди Камиллы в свете была безупречной, Элизабет издевательски рассмеялась. Знает она женщин с такой безупречной репутацией! Изображают из себя добродетельных святош, а сами только и думают, как бы забраться в постель к чужому мужу, да так, чтобы об этом, не дай Бог, никто не узнал. Что ж, с Леоном ей в этом смысле вполне повезло. Уж он-то никогда не позволит себе опорочить честь доверившейся ему женщины.

Погруженная в свои невеселые думы, девушка медленно поднималась по мраморной лестнице Норвудского дворца. Внезапно ее внимание привлек звонкий смех, доносившийся из малой парадной столовой. Взглянув туда через стекло, Элизабет увидела Леона, завтракающего со своими приятелями. Сердце маркизы наполнилось горькой обидой. Она сегодня отправилась на прогулку пораньше, чтобы успеть вернуться к завтраку, а муж даже не удосужился ее подождать.

Быстро поднявшись по лестнице, Элизабет остановилась возле приоткрытой двери. Отсюда она могла наблюдать за сидевшими за столом, не будучи замеченной. Ей было трудно разобрать, о чем разговаривают мужчины, но зато она хорошо видела Леона. Он был очень оживлен, периодически вскакивал с места, чтобы подлить вина в опустевшие бокалы друзей.

Вот один из мужчин что-то сказал, и Леон вдруг звонко рассмеялся низким и теплым смехом, которого Элизабет не слышала уже давно. Она вспомнила, что при ней он никогда так не смеялся, никогда не вел себя так непринужденно. Элизабет понимала, что нужно поскорее отсюда уходить, иначе может войти кто-нибудь из слуг и застать ее за этим непристойным занятием, но была не в силах тронуться с места. И тут вдруг мужчины сами вышли из-за стола и дружно направились в кабинет хозяина, где обычно курили после трапезы. Дверь, через которую они проходили, находилась близко от того места, где стояла Элизабет, и она смогла услышать несколько слов, сказанных Леоном одному из своих приятелей:

– Нет, Артур, я сам виноват, что все так сложилось. Не нужно было мне жениться на молоденькой девчонке, да еще с таким взбалмошным характером.

Элизабет ощутила, как ее щеки мгновенно запылали. Значит, он все же обсуждает их отношения со своими друзьями! И, должно быть, все они искренне сочувствуют ему. Она тут же попыталась вспомнить, сколько лет Камилле Мортон. Кажется, двадцать два или двадцать три. Уж не на нее ли намекал Леон, говоря, что ему не стоило жениться на слишком молодой особе? Вполне возможно, он теперь сильно раскаивается, что так поспешно связал себя браком. И, конечно, жалеет, что у леди Камиллы так поздно закончился срок траура и он не смог познакомиться с ней прежде этого неприятного события.

Тяжело вздохнув, Элизабет поплелась к лестнице на третий этаж, где находились ее личные покои. По дороге ей не раз попадались настенные зеркала, и она с тревогой посматривала на свое отражение: потухший взгляд, уныло опущенные плечи… Боже мой, да что, в конце концов, случилось? Ведь все складывается как нельзя лучше. У нее богатый дом, куча роскошных нарядов, шикарный выезд. И ее муж, подаривший ей свое богатство и титул, так своевременно отправляется на юг, предоставляя супруге возможность жить в свое удовольствие. Стоит ей только поманить пальцем, как самые блистательные лондонские кавалеры выстроятся в очередь за ее благосклонностью. Так что же ей, черт возьми, нужно еще?! Неужели… внимание одного-единственного мужчины, которому она стала совершенно безразлична?

«Что со мной? – в смятении спрашивала себя Элизабет. – Уж не влюбилась ли я в него?»

Глава 11

В шикарной резиденции графа Блессингтона намечался большой бал. Этого события лондонская знать ждала с большим нетерпением. Ведь огромный двухъярусный бальный зал графского дворца мог вместить до пяти сотен гостей, а значит, приглашено было все пестрое светское общество.

В этот вечер леди Кроуфорд собиралась блеснуть своими новыми драгоценностями. Специально под изумрудное колье, подаренное Леоном, она заказала у лучшей модистки белоснежное газовое платье на шелковом чехле. Согласно последней моде, оно должно было подчеркивать тонкую талию и безукоризненную линию плеч, если, конечно, владелица наряда обладала этими качествами. Но у Элизабет этих достоинств было не отнять.

Глубокое декольте представляло собой четкую горизонтальную линию, проходящую ниже плеч, и оставляло их соблазнительно обнаженными. От волнистой кружевной оборки декольте расходились просторные рукава, заканчивающиеся у самых кистей рук, затянутых в белые лайковые перчатки. Эти рукава были тоже из прозрачного газа, чтобы ткань не скрывала изящных линий ее рук. Пышную юбку украшал милый букетик живых цветов, взятых из оранжереи норвудского дворца. А на полуобнаженной груди маркизы красовались восхитительные изумруды в обрамлении сверкающих бриллиантов. Такие же дивные драгоценные камни были вправлены в серьги, перстни и браслеты.

Задумав окончательно сразить Леона, Элизабет решила в этот вечер отказаться от своей привычной прически. Как всегда, на помощь пришла изобретательная Розалин. Перед самым выездом она хорошенько начесала завитые локоны маркизы, а затем уложила их на косой пробор, подхватив невидимыми заколками. Чтобы прическа не выглядела слишком простой, Розалин украсила ее белоснежным страусовым пером, закручивающимся вокруг головы Элизабет, словно пышный невесомый обруч. Медные локоны маркизы каскадом ниспадали на спину, подобно легкому огненному облачку.

– Ну как? Что скажешь, дорогая Розалин? – довольно спросила Элизабет, в последний раз кружась перед зеркалом, чтобы проверить, насколько устойчивы новые атласные туфельки на высоком каблучке.

– Неплохо, – сдержанно кивнула служанка.

– И только?!

– Успех женщины зависит не от красоты наряда и не от искусства мастериц, – назидательно заметила горничная, – а от того, как дама преподнесет себя обществу. Насколько я понимаю, сейчас вас интересует одобрение только одного человека – вашего мужа. Ведь всем остальным вы уже давно умудрились вскружить головы, так что ради них и стараться не стоит.

– Не сказала бы… Как правило, мужчина оценивает женщину в зависимости от того, как воспринимают ее другие мужчины. Сколько раз мне доводилось наблюдать, как кавалеры обходили стороной тех бедных дам, на которых не обратили внимания их приятели. Обычно кавалеры выстраиваются в очередь, чтобы пригласить на танец какую-нибудь признанную красавицу, в то время как десятки более скромных девушек в полном одиночестве подпирают стены.

Розалин досадливо покачала головой, оправив в последний раз наряд своей хозяйки.

– Сдается мне, что вы никогда не поумнеете, миледи. Да, вы верно говорите, но только все ваши мудрые наблюдения не относятся к лорду Кроуфорду. Он никогда не станет судить о достоинствах женщины по одобрению других мужчин. И пока вы этого не поймете и не измените своего поведения, толку не будет.

Остановившись посередине комнаты, Элизабет на мгновение злобно прищурилась.

– Интересно, в каком наряде будет сегодня Камилла Мортон? – тихо проговорила она. – Ах, ты даже не представляешь, как меня подмывает «случайно» наступить ей на подол платья и оторвать от него приличный кусок!

– Упаси вас Бог сделать это, миледи! – испуганно всплеснула руками горничная. – Не хватало еще, чтобы милорд начал сочувствовать этой женщине и жалеть ее. И уж он-то наверняка поймет, что вы совсем не случайно выкинули такую штуку!

Элизабет намеренно протянула со сборами, чтобы Леон дожидался ее не в гостиной, а в мраморном вестибюле дворца. Как только ей доложили, что милорд уже находится внизу и испытывает нетерпение, она поспешно направилась туда. Однако у самой лестницы с точеными мраморными перилами, покрытой изумрудным ковром и живой растительностью, девушка резко замедлила шаг. Она должна сойти по ступенькам величественно, как настоящая королева. Ей надо предстать перед Леоном во всем блеске своей юной красоты и своего роскошного туалета.

Элизабет блестяще справлялась со своей ролью, пока не решилась взглянуть на мужа. Но лишь только ее взгляд столкнулся с его глубоким внимательным взглядом, как перед глазами девушки все смешалось. Она так давно никуда не выезжала с ним, что забыла, каким привлекательным он может быть в парадной одежде. В этот вечер он выглядел просто великолепно в своем новом бархатном фраке, темно-синем, с едва заметным оттенком бирюзы, что делало серые глаза Леона еще более выразительными. А белоснежная рубашка и такой же галстук, заколотый крупным сапфиром, прекрасно оттеняли его теплый, золотистый загар. Элизабет вдруг почувствовала такое сильное желание коснуться чисто выбритой щеки маркиза, что у нее перехватило дыхание.

– Мои поздравления, леди Кроуфорд, – чуть насмешливо произнес Леон, хотя от девушки не укрылось, что он смотрел на нее с неподдельным восхищением. – Не сомневаюсь, что сегодня число ваших поклонников возрастет по меньшей мере вдвое.

– А признайтесь, милорд, хотели бы вы хоть на один вечер оказаться в их числе? – с вызовом бросила Элизабет, заговорщицки прищурившись.

Его губы тронула странная улыбка, значения которой девушка не смогла истолковать.

– Ну что вы, миледи, где уж мне, грубому солдафону с плохими манерами! – намеком отреагировал Леон.

Элизабет помнила, как часто осыпала его подобными оскорблениями, и ей стало неловко.

– Но все же, – настаивала она, – неужели вам никогда не хотелось, скажем, пригласить меня на танец или поднести бокал пунша…

Он так громко расхохотался, что ей пришлось призвать на помощь все свое самообладание, чтобы не ответить ему резким выпадом.

– Бог мой, Элизабет, вы что, успели пропустить пару рюмочек вина, перед тем как ехать на бал? – с оскорбительной, насмешкой поинтересовался маркиз. – С чего это вам вдруг понадобились мои ухаживания? Ведь всем известно, что супружеские нежности на людях выглядят до неприличия пошло. Разве не вы так считаете, черт возьми?

Досадливо вздохнув, Элизабет отвернулась и сделала знак лакею, стоящему поодаль с ее бархатной зеленой шубкой. Взяв у слуги шубу, Леон набросил ее на плечи жены и подал ей руку, чтобы проводить к ожидающей у подъезда парадной карете. Пока экипаж выезжал со двора, Элизабет дулась и демонстративно не смотрела в сторону мужа. Но вдруг ее словно обожгло огнем, когда Леон внезапно просунул руку под шубку и обнял ее стройный стан:

– Прекратите, милорд! – тут же запротестовала она. – Как вам не стыдно, что вы делаете?

– Черт возьми, а отчего это мне должно быть стыдно обнимать собственную жену? – с легким смешком возразил он. – И разве вы не сами предложили мне поухаживать за вами в этот вечер?

– Только такой невоспитанный человек, как вы, мог подобным образом истолковать мое предложение! Стыдитесь, лорд Кроуфорд! Благородный человек никогда не позволил бы себе так вести себя…

– Что? Благородный человек?! – гневно воскликнул Леон, тотчас высвобождая руку. – О да, миледи, те мужчины, которых вы причисляете к числу благородных, никогда не стали бы размениваться на такие мелочи! Как правило, они идут гораздо дальше. Сразу берут все! Да идите вы к черту, Элизабет, – Леон устало откинулся на сиденье, – мне до смерти надоели ваши дурацкие выходки. Всегда одно и то же! Право, вы оказались менее оригинальным созданием, чем мне представлялось.

До самого особняка Блессингтонов они молчали. Оказавшись в огромном бальном зале, сияющем сотнями огней, Элизабет потеряла Леона из виду. Ее бальная карточка в один момент заполнилась приглашениями, и у девушки не было свободной минутки, чтобы отдохнуть от внимания назойливых кавалеров. Наконец дождавшись танца, партнером в котором был толстяк Берк Найтли, Элизабет предложила ему вместо этого прогуляться по анфиладе дворцовых покоев. Берк охотно согласился. К этому времени он уже и сам изрядно выдохся, усиленно флиртуя со светскими красавицами.

Держа Берка под руку, Элизабет неспешно прогуливалась по залам дворца. Зеленая гостиная сменялась красной, красная – синей. В глазах девушки рябило от разнообразия нарядов и драгоценностей. Заметив свободный диван в дальней гостиной, она направила своего кавалера туда, но вдруг резко остановилась, спрятавшись за его мощную фигуру. На небольшом диване, который стоял рядом со свободным, сидели Леон с Камиллой Мортон. Они о чем-то негромко беседовали, и темная головка виконтессы склонилась совсем близко к светлой голове Леона.

– Элизабет, дорогая, что с вами? – встревожено спросил Найтли, вглядываясь ей в лицо. – Вы стали бледнее вашего платья. Неужели эта парочка мирно воркующих голубков вызвала у вас такую досаду?

– Берк, пожалуйста, давайте скорее уйдем отсюда, – еле слышным голосом попросила она. – Давайте… вернемся в зал или… куда-нибудь еще. Например, на балкон!

– Да вы что, с ума сошли?! В такую погоду? Хотите подхватить воспаление легких? Да черт с ними! Если я сейчас не присяду на этот единственный свободный диван, то упаду прямо на месте.

– Я тоже. И правда, Берк, черт с ними с обоими! Давайте присядем.

Леон поднял вопросительный взгляд, когда они проходили мимо, но Элизабет даже не удостоила его внимания. Грациозно опустившись на диванчик, она принялась вовсю флиртовать с Найтли, игнорируя полнейшую озадаченность своего кавалера. Что ж, если Леон уделяет такое внимание этой костлявой цыганке, она тоже не отстанет от него. Пусть видит, что она в нем нисколько не нуждается. А эта нахальная кокетка… О! Она еще пожалеет, что посмела перейти ей дорогу! В голове у девушки выстраивались десятки мстительных планов, один изощреннее другого. Для начала нужно натравить на виконтессу Мортон своего самого язвительного кавалера. Пусть разнесет в пух и прах ее старомодную прическу и безобразный наряд.

– Ну что, леди Камилла, вернемся в зал? – вдруг донесся до Элизабет почтительный голос Леона. – Вы не забыли, что обещали мне сегодня французскую кадриль?

Кадриль! В глазах у Элизабет потемнело от злости. Значит, он даже пригласил эту дрянь на танец? Решил записаться в ее кавалеры, которых у нее раз, два – и обчелся?

Камилла что-то тихо проговорила в ответ и подала Леону тонкую ручку в темной кружевной перчатке. Пылающим взглядом Элизабет проводила эту парочку до самых дверей. Боже, неужели Леон не видит, как нелепа эта женщина? Это черное бархатное платье, украшенное на груди алым цветком, напоминает театральный костюм для испанской комедии. А уложенные вокруг головы тяжелые косы просто вызывают смех!

– Ну-ка, Берк, быстренько принесите мне чего-нибудь выпить! – бодро скомандовала Элизабет, вскакивая с дивана. – А потом мы немедленно вернемся в зал, а то лорд Тайсон не простит мне, что я не танцевала с ним пятый вальс!

Когда они вошли в зал, злосчастная французская кадриль уже заканчивалась. Заиграли новый танец. И тут, к непередаваемому возмущению жены, Леон снова повел виконтессу Мортон в круг танцующих! Чуть не раздавив руками хрупкий веер, Элизабет решительным взглядом обвела всех своих поклонников. И едва не вскрикнула от радости, увидев Симона Марсанта, пожирающего ее своими томными очами.

Заглянув в бальную карточку, Элизабет довольно отметила, что следующий танец – мазурка. Этот танец она еще в начале бала обещала Джону Катлеру, которого уже милостиво простила за недавнюю выходку. Отдавая себе отчет, что совершает недопустимую с точки зрения приличий вещь, девушка поспешно отыскала в толпе Мелиссу Харвилл. Пошептавшись с подругой, Элизабет взяла ее под руку и направилась к изумленному барону. Остановившись напротив него, она с милой улыбкой, будто между ними ничего не произошло, предложила:

– Лорд Марсант, если вы еще не пригласили даму на мазурку, можете выбрать одну из нас, согласно бальному обычаю. Какое из двух чувств вы предпочитаете: нежность или страсть?

– Конечно, я предпочитаю страсть, милые дамы, – многозначительно подмигнул барон, целуя руку маркизы.

По ее взгляду он сразу догадался, что загадала она.

С этого момента Элизабет совсем потеряла голову. Весь оставшийся вечер она ни на минуту не отпускала барона от себя. Даже танцуя с другими кавалерами, она бросала в его сторону такие выразительные взгляды, что Симон был окончательно сбит с толку. Несколько раз Элизабет ловила на себе хмурый взгляд Леона и всегда отвечала ему вызывающей бесстыдной улыбкой. Пусть думает о ней, что ему угодно, пусть считает, что она снова решила закрутить роман с бароном Марсантом. Главное сейчас – побольнее ранить его самолюбие, уязвить его, показать, как мало она считается с его чувствами.

Ближе к концу вечера ей пришлось снова ненадолго покинуть бальный зал. У Мелиссы случилась досадная неприятность – от темпераментных танцев разошелся шов на ее голубом шелковом платье. Прикрывая подругу, чтобы никто не заметил конфуза, Элизабет незаметно увела ее в дамскую комнату. Там леди Кроуфорд старательно зашила платье на живую нитку, чтобы Мелисса смогла покинуть особняк Блессинг-тонов, не привлекая всеобщего внимания.

* * *

Увидев, что Элизабет с мисс Харвилл скрылись в дамской комнате, Леон быстро направился в курительную. В его душе все клокотало от гнева.

Вызывающее поведение жены, на которое уже обратили внимание, сегодня перешло все границы. Черт возьми, да он просто болван, если позволяет своей законной супруге так вести себя! И можно только догадываться, что она будет творить, когда он уедет в Гибралтар. Во всяком случае, от его честного имени не останется и следа.

Маркиз яростно сжал кулаки, вспомнив, какие пылкие взгляды Элизабет бросала на Симона Марсанта. Что это? Уж не решила ли она снова включить его в число своих обожателей? А может, у них уже давно завязался новый роман? И только он, как большинство обманутых мужей, еще ни о чем не догадывается?

Переступив порог гостиной, где столпились мужчины, Леон не без удивления отметил, что на него никто не обратил внимания. Странно! Он-то думал, что все уже судачат за его спиной и перемывают косточки его взбалмошной супруге. Но очень скоро причина такой невнимательности стала ясна. Оказывается, все мужчины были заняты выяснением отношений между Джоном Катлером и Симоном Марсантом. Поклонники маркизы Норвудской стояли посреди комнаты, словно два взъерошенных петуха, и обменивались гневными репликами.

– …А я еще раз повторяю, что требую от вас объяснений по поводу мазурки, что вы танцевали с леди Кроуфорд! – наседал на барона Катлер. Взглянув на него, Леон сразу отметил, что он сильно пьян и еле держится на ногах.

– Какого дьявола вы прицепились ко мне, Джон? – с раздражением пожал плечами Симон, пытаясь как-нибудь обойти приятеля. – Я же вам уже сказал: эти две дамы, мисс Харвилл и леди Кроуфорд, сами подошли ко мне и предложили выбрать кого-то из них. Согласно бальным правилам, я не мог отказать.

– Значит, вы утверждаете, будто не знали, что эту мазурку леди Кроуфорд уже обещала мне? – не успокаивался Катлер. – Или же вы об этом знали и нарочно выбрали ее, а не другую даму!

Вокруг послышались сдержанные смешки: эта сцена всех порядком забавляла.

– Да как я мог об этом знать! – Барон яростно сломал сигару и растоптал ее ногой. – Ведь вы же меня об этом не предупреждали, а в бальную карточку Элиза… леди Кроуфорд я не заглядывал! Уж поверьте: если б я знал, что такая мелочь превратит вас в разъяренного быка, наверняка и связываться с этим не стал.

– Ну как же так, барон? – хитро подмигнув приятелям, вмешался в разговор лорд Эверли. – Ведь, согласно неписаным правилам, если дамы предлагают сделать выбор, отказ просто недопустим. Значит, виновата во всем сама леди Кроуфорд. Ей не следовало предлагать вам делать выбор между нею и мисс Харвилл, раз она уже обещала танец другому!

Почувствовав поддержку, Марсант вдруг двусмысленно ухмыльнулся и принялся раскуривать новую сигару.

– Вот и я про то же, господа, и я про то же… – многозначительно протянул он.

– И все-таки, барон, вы так и не сказали нам главного! – весело воскликнул лорд Эверли. – Какое такое слово загадала леди Кроуфорд, что вы решили выбрать именно ее, а не другую даму? И, черт возьми, почему это слово так пришлось вам по душе?

Обведя многозначительным взглядом достойное собрание, Симон Марсант торжественно произнес:

– Это было слово «страсть», джентльмены! Страсть вместо нежности, предложенной мисс Харвилл!

Леон в ужасе прикрыл глаза рукой, когда вся эта жадная до скандалов толпа взорвалась оглушительным хохотом. Но не успел он что-то предпринять, как разошедшийся барон с мерзкой улыбочкой воскликнул:

– А хотите ли знать джентльмены, почему почтенная леди Кроуфорд загадала именно это слово? Да потому что именно по этому слову я и должен был выбрать ее! Потому что она… хм, хм… уже однажды…

Договорить Симон не успел. В следующий момент он уже летел через всю комнату, опрокинув стол с напитками. Подскочив к барону, Леон с силой встряхнул его за плечи, и его мощный кулак снова врезался в скулу Марсанта. Не удержав равновесия, Симон, как подкошенный, рухнул на паркет. Никто не успел и глазом моргнуть, как маркиз придавил коленом грудь барона и сжал его горло, из которого теперь вырывались лишь хриплые булькающие звуки.

– Ну же, барон, договаривайте ваш лживый намек, я тоже хочу послушать, что же такое страшное случилось однажды с леди Кроуфорд! – с нешуточной угрозой процедил он, ослабив свою железную хватку. – Ради того, чтобы услышать эту крайне интересную новость, я даже отпущу вас!

Леон поднялся и отступил в сторону от поверженного противника, небрежно отряхивая фрак. Потом достал сигару, неспешно закурил и стал спокойно смотреть на Симона, скрестив руки на груди. Никто из присутствующих в гостиной мужчин не посмел вмешаться в разыгравшуюся сцену. Но теперь, когда самый напряженный момент остался позади и стало очевидно, что лорд Кроуфорд не собирается убивать барона, как было подумали некоторые, послышались облегченные вздохи. А вслед за ними раздались и смешки, относящиеся к незадачливому хвастуну.

– Что ж, джентльмены, Марсант когда-нибудь должен был получить за свой длинный язык, – довольно произнес мужчина, которому не раз случалось оказываться мишенью для злых острот Симона Марсанта. В нестройном хоре голосов послышалось явное одобрение.

Между тем положение барона по-прежнему оставалось плачевным. От внезапного испуга его руки и ноги будто сковало, в голове все гудело от удара. Наконец поднявшись при поддержке одного из друзей, он предусмотрительно стал чуть вдалеке от маркиза и, задыхаясь, выговорил:

– Я… требую удовлетворения, милорд.

– Полно, Симон, – попытался кто-то его остановить. – Неужели вы не видите, что у Кроуфорда реакция быстрее вашей? Лучше в следующий раз будьте посдержаннее на язык.

– Дуэль! – упрямо повторил барон. – Завтра же, не откладывая!

– Как вам будет угодно, милорд. – Леон хладнокровно кивнул головой. – Назовите вашего секунданта, и через пять минут я пришлю к нему своего. Обсудим все прямо здесь, не выходя из гостиной.

Все решилось в считанные минуты. За то короткое время, что Элизабет зашивала платье Мелиссы, Леон успел проучить своего давнего противника, спасти репутацию жены и обсудить условия дуэли, назначенной на завтрашнее утро.

«Итак, на сегодняшний вечер мне остается только одно, – с мрачной решимостью сказал себе Леон, бросая в пепельницу окурок последней сигары. – Боже, помоги, чтобы она опять все не испортила! Возможно, завтра меня убьют, и мне больше никогда не придется даже коснуться ее прекрасного тела».

Глава 12

Между тем виновница только что разразившегося скандала наконец покинула вместе с Мелиссой дамскую комнату и вышла в зал. Пестрая толпа заметно поредела. Был третий час ночи, и многие начали разъезжаться по домам. В нерешительности остановившись у колонны, Элизабет размышляла, стоит ли оставаться до конца бала или тоже уехать. Один из поклонников леди Кроуфорд заметил ее и поспешно направился в ее сторону, но внезапно приостановился и шмыгнул куда-то в сторону. Озадаченная таким странным поведением молодого человека, Элизабет удивленно посмотрела ему вслед. Но в следующий момент причина столь поспешного отступления стала ясна. К ней быстро приближался Леон. Ожидая от него каких-нибудь резкостей, Элизабет внутренне напряглась и приготовилась к отпору. Но, к ее непередаваемому удивлению, на лице Леона было написано самое доброжелательное и мягкое выражение. Остановившись напротив жены, он ласково тронул ее за плечо и с нежной улыбкой произнес:

– Пора ехать домой, дорогая. Я вижу, вы уже сильно устали, да и у меня завтра трудный день. От неожиданности Элизабет даже не попыталась воспротивиться и позволила мужу увести ее из зала. Краем глаза она заметила, что многие мужчины с пристальным любопытством смотрят им вслед, перешептываясь и как-то странно посматривая на нее. Что бы это значило? Уж не перестаралась ли она в своем стремлении показать себя женщиной, пользующейся неимоверным успехом у сильного пола?

Как только они сели в карету, выражение лица Леона сразу изменилось. Теперь он не улыбался и не бросал на свою супругу нежные взгляды. Взгляд маркиза стал серьезным и даже хмурым, густые брови сошлись в недовольную складку. Почувствовав недоброе, Элизабет вжалась в угол бархатного сиденья и всю дорогу помалкивала, опасливо поглядывая на мужа.

В таком же напряженном молчании они отдали слугам свою верхнюю одежду и стали подниматься по мраморной лестнице на третий этаж. Но вместо того чтобы свернуть к своим покоям, Леон внезапно изменил направление и двинулся по коридору вслед за женой.

– Куда это вы направляетесь, лорд Кроуфорд? – встревожено спросила Элизабет, замедляя шаг. – Насколько я знаю, ваши комнаты находятся в правом крыле дворца!

– Мои комнаты, – отчетливо проговорил он, – находятся повсюду в этом доме. И я не собираюсь спрашивать у вас разрешения, если хочу войти в какую-нибудь из них.

– Но ведь это же.! это же просто насилие! Ущемление моих прав!

– Неужели? – Маркиз скептически оглядел жену с головы до ног. – А что вы скажете насчет моих прав, миледи?

– Ваших…гм… прав? Но, послушайте, Леон! Вы же сами предоставили мне эти покои!

– И вовсе не собираюсь их у вас отнимать. – Он стал напротив, уперев руки в бока, и требовательно посмотрел ей в глаза. – Ну так что же, Элизабет? Вы, наконец, пригласите меня войти?

Она упрямо вздернула подбородок и заслонила дверь спиной.

– Таким тоном не спрашивают позволения, милорд. Попробуйте попросить по-хорошему. Может быть, тогда я и снизойду до такой милости!

Леон отрывисто рассмеялся, окидывая ее насмешливым взглядом.

– Элизабет, клянусь честью, мне за всю жизнь не приходилось встречать такой самоуверенной женщины. Вы, моя законная жена, живете в моем доме и при этом осмеливаетесь ставить мне какие-то условия! Довольно, Элизабет, шутки кончились. Либо вы меняете свой тон, либо я просто перестаю с вами считаться.

– Так что же вам от меня угодно милорд? – спросила она самым надменным тоном, каким только могла.

– В данный момент мне угодно, чтобы вы перестали подпирать дверь и позволили мне войти в комнату.

– Осмелюсь напомнить вам, что это моя спальня, а не кабинет, где я принимаю посетителей!

– Элизабет, вы что, принимаете меня за дурака? Его глаза так предостерегающе сверкнули, что девушка невольно попятилась, и дверь неожиданно распахнулась. Леон попытался пройти внутрь. Но в нее словно снова вселился бес: Элизабет вдруг резко бросилась вперед не дав ему войти. Захлопнув дверь, она навалилась на нее всем телом, пытаясь закрыть задвижку. Но Леон так яростно ударил в дверь ногой, что Элизабет отбросило на середину комнаты. Наступив на подол своего длинного платья, она не удержала равновесия и с истошным криком растянулась на тигровой шкуре перед камином.

Заскочив в комнату, маркиз быстро щелкнул задвижкой и оказался возле жены. Определив по ее возмущенному взгляду, что это стремительное падение не причинило ей вреда, он тут же придавил жену своим телом и в одно мгновение лишил возможности оказывать сопротивление.

Не желая сдаваться без борьбы, Элизабет все же попыталась вырваться, но это ей не удалось. Тогда в сильнейшей досаде она изловчилась и пару раз укусила Леона за руку, за что немедленно получила легкий, но чувствительный удар по губам. Это окончательно сломило ее сопротивление. Затихнув, она попыталась успокоиться и со слезами в глазах посмотрела на мужа.

Убедившись, что воинственный дух супруги сломлен, маркиз немного ослабил хватку.

– Элизабет, – дрогнувшим голосом произнес Леон, – зачем ты всегда так упрямо борешься со мной, почему не хочешь, чтобы между нами были нормальные, добрые отношения? И неужели ты до сих пор не поняла, что я не воспользовался своими супружескими правами только потому, что не хотел брать тебя силой?! Но сегодня это все же случится, хочешь ты того или нет. Ты будешь принадлежать мне, упрямая тигрица. А займемся ли мы любовью, как все нормальные люди, или мне придется взять тебя силой – это решать тебе. Так что выбирай, дорогая!

Она хотела ответить, но от волнения не смогла вымолвить ни слова. Отпустив жену, Леон присел рядом с ней на колени и выжидающе молчал, требовательно глядя ей в глаза. Пристальный, пронзающий насквозь взгляд так сильно смущал Элизабет, что она растерянно пробормотала:

– Я… я не знаю, милорд.

И тут же ужасно покраснела, осознав всю нелепость такого – ответа.

– Прекрасно, – с неожиданно посветлевшим лицом ответил Леон. – Значит, выберем нечто среднее. Элизабет, вставай и повернись ко мне спиной! Я хочу снять с тебя платье и все эти бесчисленные юбки.

В его тоне было нечто такое, что она сразу решила подчиниться. Сделав так, как он велел, Элизабет на мгновение крепко зажмурила глаза. Внезапно она вспомнила, как грубо раздевал ее Симон в тот злосчастный вечер, и ей стало страшно. Неужели этот кошмар снова повторится?

– Ну же, милорд, приступайте, чего вы медлите! – в панике воскликнула Элизабет, не выдержав затянувшейся паузы.

Он вдруг так тепло рассмеялся, что все ее страхи вмиг улетучились. Осталось одно любопытство и желание почувствовать прикосновение его сильных и нежных рук. Она невольно вздрогнула, когда Леон очень бережно взял в руки ее распущенные волосы и на несколько секунд с глухим стоном погрузил в них свое лицо. Потом осторожно, не причинив и малейшей боли, освободил их от заколок и снова прижал к лицу струящийся медный поток.

Элизабет не смогла сдержать сладкого стона, когда чуткие пальцы Леона нежно коснулись ее спины. Откинув локоны ей на грудь, он отстранился и какое-то время молча любовался совершенными линиями ее покатых плеч и гибкого стана. В неярком свете догорающего камина и пары горевших свечей кожа Элизабет излучала мягкое золотистое свечение. Тонкое газовое платье казалось воздушным облачком, облегающим стройные формы девичьего стана. Медленно, наслаждаясь каждым прикосновением к этому желанному телу, Леон начал поглаживать бархатистые плечи жены, гладкую кожу спины, гибкую лебединую шею. Постепенно она расслабилась и совсем перестала бояться. Это оказалось так восхитительно, что Элизабет сама невольно чуть подалась назад, чтобы сильнее почувствовать горячее дыхание мужчины.

Руки Леона нащупали крючки на ее платье, и девушка насторожилась. Бросив на него насмешливый взгляд через плечо, она пренебрежительно фыркнула:

– Вам ни за что не справиться с этим, лорд Кроу форд! Лучше позовите горничную, чтобы она помогла мне раздеться.

– Неплохая мысль, – усмехнулся он. – Должны же слуги узнать, что их хозяин не совершенный болван, чтобы совсем не спать со своей женой.

– Вы что, серьезно? – испуганно вскинулась Элизабет.

Его издевательский смех вывел ее из себя, и она гневно передернула плечами.

– Сиди спокойно! – предупредил Леон. – Иначе я брошу возиться с этими дурацкими крючками и попросту разорву твое платье.

Угроза подействовала, и Элизабет сразу притихла. К ее удивлению, Леон довольно легко справился с застежками. В считанные минуты он снял с нее платье, пышные нижние юбки и кружевные панталоны, оставив жену в одном корсете из плотной тафты и шелковых чулках. Сняв с ее шеи изумрудное колье, Леон внимательно осмотрел корсет, раздумывая, как справиться с очередной задачей.

– Ну уж корсет-то вы расшнуровать не сможете! – угадав его мысли, съязвила Элизабет. – И даже порвать его вам окажется не под силу – слишком плотная ткань!

– Хотите поспорить? – любезно предложил маркиз.

Она испуганно дернулась в сторону, но он тут же с ласковым смехом притянул ее к себе, едва не опрокинув назад.

– Боже, какая же ты упрямая колючка, Элизабет! – нежно и в то же время насмешливо произнес Леон. – И ведь сама в первую очередь страдаешь от своего упрямства!

– Это почему же?

– Да потому что тебе самой ужасно хочется заняться со мной любовью. Ну признайся, ведь тебе безумно нравится, когда я касаюсь тебя здесь… Или вот здесь…

Он легонько пробежался пальцами вдоль ее спины, и Элизабет снова томно застонала, не в силах противиться своему желанию.

– Чтоб вы провалились, лорд Кроуфорд! – собрав остатки гнева, прошипела она.

Он крепко обнял ее и с глухим стоном припал губами к ее обнаженной спине. От удовольствия Элизабет вся выгнулась в его объятиях. Запрокинув голову, она потянулась к Леону губами, и он тут же принялся нежно целовать их, даря все новые восхитительные ощущения. Его руки трепетно скользили по ее животу, страстно сжимали бедра и упругие, полные ягодицы, защищенные лишь тонким слоем ткани. Он сдвинул вниз плотные чашечки корсета и взял в ладони ее твердые грудки. Осторожно, очень бережно помял их и принялся нежно дразнить напрягшиеся розовые бугорки.

Ощущение было настолько прекрасным, что Элизабет невольно всхлипнула от избытка чувств и еще сильнее откинулась назад. Тогда Леон бережно уложил жену на спину и, склонившись над ней, стал ласкать ее нежные холмики губами. Его мягкие волосы возбуждающе щекотали грудь Элизабет, и она не смогла удержаться, чтобы не коснуться их лицом. Леон переместился чуть выше, и Элизабет с наслаждением ощутила запах его кожи, а потом в неосознанном порыве стала целовать его лицо.

Опершись на локти, Леон ласково и очень внимательно посмотрел в ее потемневшие от желания глаза. Его взгляд привел девушку в сильное смущение, и она заметалась, пытаясь спрятаться от этих настойчивых серых глаз. Нежно коснувшись горячей щеки жены, Леон снова поцеловал ее жаркие губы. И неожиданно для себя самой Элизабет вдруг крепко обняла его за шею и ответила на его поцелуй с таким пылом, что едва не свела мужа с ума.

– Боже, какая же ты страстная, моя милая тигрица! – хрипло проговорил он, окидывая ее восхищенным взглядом. – Элизабет, ты настоящее сокровище! Я обожаю тебя, и сейчас ругаю себя последними словами, за то что до сих пор тебя не узнал.

– А я… я немного боюсь того, что должно произойти, – неожиданно призналась она, удивляясь собственным словам. – Скажите… Леон! – вдруг выдохнула она, отметая прочь ненужные церемонии. – Скажи, ты ведь не сделаешь мне больно? Не станешь вести себя грубо, когда… ну, когда…

Он так пылко прижал ее к себе, что она чуть не задохнулась от его жарких объятий. Но Леон поспешно отпустил ее, испугавшись, что его порыв будет неверно истолкован. Когда Элизабет отважилась снова посмотреть на мужа, ее зеленые глаза расширились от изумления. В глазах Леона стояли слезы, а его красивые пухлые губы были плотно сжаты, будто он сдерживался, чтобы не разрыдаться.

– Нет, моя нежная девочка, я никогда не стану так себя вести, – хрипловатым голосом произнес он, бережно лаская ее лицо. – Прошу тебя, милая, ничего не бойся. Никакой боли ты не испытаешь.

Расслабившись, Элизабет прикрыла глаза, и Леон снова начал пылко ласкать ее тело. Его ладони нежно скользили по изгибам стройной фигурки, обжигая кожу сквозь плотную ткань. Мягкие губы без устали дразнили вершины прекрасных холмов, заставляя девушку громко стонать и метаться в сильных мужских объятиях. Сладкое томление наполнило тело Элизабет, ее бросало то в жар, то в холод. С каждой минутой девушку все сильнее охватывало неизведанное желание. Наконец она поняла, что ей не терпится освободиться от корсета, чтобы почувствовать тепло мужских рук на своем теле. И тогда она поспешно повернулась к Леону спиной, чтобы он снял с нее остатки одежды.

– Предлагаешь мне сделать новую попытку? – с ласковым смешком Спросил он, и Элизабет не смогла удержаться, чтобы не подколоть его.

– Надеюсь, что эта попытка окажется успешнее первой! Право же, тебе следовало поучиться этому занятию у Розалин, если ты решил сам раздевать жену!

– Обязательно последую твоему мудрому совету, – в том же духе ответил Леон.

В конце концов, с корсетом было покончено. Оставшись перед Леоном в одних тонких белых чулках с розовыми подвязками, Элизабет почувствовала такое смущение, что невольно потянулась к своей одежде. Но эта робкая попытка была тотчас пресечена. К непередаваемому ужасу девушки, Леон перевернул ее на живот и уселся верхом на ее бедрах, не давая ей ни малейшей возможности вырваться.

– Немедленно отпусти меня! – потребовала она, молотя кулачками по тигровой шкуре.

– Не раньше, чем узнаю все чувствительные местечки на твоей стройной спинке, – ответил Леон непререкаемым тоном.

Сопротивляться было бесполезно, и Элизабет с возмущенным стоном уткнулась лицом в пушистый мех. Но ее недовольство как рукой сняло, как только Леон снова принялся ласкать ее плечи и спину. Наклонившись, он коснулся губами чувствительной впадины между лопатками и начал возбуждающе щекотать это место языком. Ощущения были столь чудесными, что Элизабет перестала сдерживаться и громко вскрикивала от наслаждения, выгибаясь дугой под нежными руками Леона. Но когда она с ужасом почувствовала, что его ладони переместились на ее ягодицы, вновь сделала попытку воспротивиться.

Он лишь ласково рассмеялся в ответ и принялся еще настойчивее ласкать восхитительные округлости жены. Задыхаясь от восторга, Элизабет из последних сил старалась не признаваться себе, как сильно ей нравится то, что он делает. Ей пришлось призвать на помощь все свое мужество, когда пальцы Леона скользнули в заветную ложбинку и стали дразняще поглаживать ее, касаясь пышных темных волос. Губы Леона ласкали ее гибкий стан, ягодицы и бедра, пальцы нежно скользили по самым интимным местам, заставляя девушку замирать от восторга.

– О, да ты уже вся влажная здесь, моя милая девочка, – с восторженным изумлением произнес Леон, мягко погружая пальцы в лепестки ее плоти. – Довольно мучить тебя и себя.

Он поцеловал ее бедра и встал. Не осмеливаясь повернуть голову, чтобы взглянуть на мужа, Элизабет с замирающим сердцем слышала, как он торопливо снимает с себя одежду. Снова сев возле нее и нежно поглаживая стройные ноги жены, Леон осторожно снял с них чулки и, приподняв ее, бережно перевернул на спину. Его крепкие бедра раздвинули ноги Элизабет. Она закрыла лицо руками, стесняясь нахлынувшего вожделения, когда вдруг почувствовала, как он медленно и нежно входит в нее, наполняя ее плоть восхитительным живым теплом.

На какое-то время он замер, давая ей возможность привыкнуть к новому прекрасному ощущению. Почувствовав на своих щеках его жаркое дыхание, Элизабет убрала руки с лица и посмотрела на Леона. Его трепетный взгляд пронзил ее в самое сердце, а ласковая, чуть робкая улыбка растопила остатки опасений.

– Леон, – охрипшим голосом вымолвила она, несмело обнимая его твердую, мускулистую спину, – пожалуйста, милый, люби меня, делай со мной все, что хочешь!

С неистовым стоном он сжал ее послушное тело в своих объятиях. Потом осторожно задвигался внутри нее, продолжая ласкать девушку руками, целовать ее пылающее лицо и нежные ямочки шеи. Любовный ритм становился все резче и стремительнее. Элизабет, обхватив ногами сильные бедра Леона, уверенно включилась в эту неистовую пляску, с удивлением чувствуя, что ее желание стремительно растет. Оно нарастало и нарастало, наполняя кровь жгучим огнем, поглощая ее всю без остатка. И вдруг она почувствовала безумное наслаждение. А затем ее тело стало таким легким, будто она воспарила к небесам, растворилась в ласках Леона.

* * *

Розовые свечи в позолоченном подсвечнике давно догорели, и Леон заменил их другими, наполнив комнату более ярким светом. Камин остыл, в комнате стало прохладно, как обычно бывает перед самым рассветом. Зябко поежившись, Элизабет плотнее закуталась в одеяло. Сидя в постели, она неотрывно смотрела на мужа, курившего у приоткрытого окна. Он был уже одет, и ей стало немного жаль, что не успела хорошенько рассмотреть его стройное тело.

Повернув голову, Леон с вопросительной улыбкой посмотрел на жену. Капризно поджав губы, Элизабет покосилась в сторону низкого столика, на котором стояла пустая бутылка из-под вина и фарфоровая конфетница.

– Леон, тебе придется снова бежать в столовую! Я хочу еще чего-нибудь выпить и проглотить парочку шоколадных конфет, – весело потребовала она.

– Элизабет, ты уже меня загоняла, – мягко возразил он. – Ну подумай сама, сколько можно! За последний час я уже четыре раза спускался на второй этаж. Дай же мне немного отдохнуть.

– Нет! – она хлопнула рукой по одеялу и упрямо замотала головой. – Если дама чего-то просит, кавалер должен обязательно выполнить ее просьбу!

– Ну, какой из меня кавалер! – попытался отшутиться Леон. – Ты же знаешь, я не привык к светским любезностям.

– Тем более есть повод заняться твоим воспитанием.

Надувшись, Элизабет демонстративно, отвернулась в сторону. Присев на кровать, Леон притянул ее к себе и ласково потрепал по макушке.

– Перестань капризничать, дорогая. У меня есть к тебе серьезный разговор.

Она сразу насторожилась и испуганно отшатнулась.

– Что еще за разговор? Если ты собираешься читать мне нотации по поводу моего поведения на балу, я даже не стану тебя слушать.

– Нет, дорогая, речь сейчас не об этом.

– Хорошо. Но прежде ты должен сходить в столовую и принести то, что я просила.

– Элизабет, ради Бога…

Леон досадливо поморщился, начиная потихоньку раздражаться. Нет, все-таки у его жены невыносимый характер. Он уже полчаса пытается добиться от нее серьезности, но вместо этого ему приходится идти на поводу у ее капризов. А между тем время неумолимо приближается к назначенному часу…

– Ну? Долго я буду ждать? – холодно повторила Элизабет. – Да, лорд Кроуфорд, пожалуй, вы самый невнимательный из всех моих кавалеров! Леон окинул ее таким взглядом, что ей стало не по себе, но тут же смягчился: разве мог он долго сердиться на нее после того, что между ними произошло?

– Элизабет, – ласково начал он, пытаясь заставить ее смотреть ему в глаза, – забудь о своих кавалерах. Их больше нет. Понимаешь? У тебя больше нет и не будет никаких кавалеров.

– Как это нет? Куда же они подевались? Уплыли в Америку, что ли? – Она громко рассмеялась, окончательно выведя его из себя.

Леон нервно прошелся по комнате, пытаясь справиться со своими чувствами. Нет, это просто немыслимо. Так вести себя после всего. Резко повернувшись, он остановился напротив кровати и строго посмотрел на жену.

– Элизабет, ты должна забыть обо всех своих кавалерах, потому что теперь у тебя есть муж. Понимаешь ли ты это, моя милая девочка?

Она ничего не ответила, отведя взгляд в сторону. То, как он вел себя после их близости, совсем не нравилось ей. Она так долго пыталась завоевать этого сильного, независимого мужчину, а все выглядело так, будто это он ее завоевал. Бес противоречия снова пробрался в душу Элизабет и начал ее терзать. Ей хотелось закрепить свою победу над сердцем Леона, полностью подчинить его себе, хотелось видеть его перед собой на коленях… Последняя мысль показалась девушке особенно заманчивой. Помнится, когда-то он сказал, что не позволит ей растоптать его гордость. Конечно, этого она делать не станет, она слишком сильно любит его, чтобы унижать. Но немного помучить и проучить, за то что он так долго не обращал на нее внимания, все же стоит. И, кажется, сейчас для этого настал самый подходящий момент…

– Леон, так о чем ты хотел со мной поговорить? – напомнила она, внимательно рассматривая руки, чтобы он не догадался по глазам о ее коварных намерениях.

Он перестал ходить из угла в угол и снова присел на кровать. Его изучающий взгляд немного смутил Элизабет, но она уже не желала идти на попятную.

– Элизабет, – ласково начал Леон, – ты не забыла, что на днях я уезжаю в Гибралтар? Вижу по твоим вздрогнувшим ресницам, что действительно забыла. Так вот, дорогая моя. Я хочу задать тебе один важный вопрос и настаиваю, чтобы ты ответила на него сию же минуту, не откладывая на потом. Элизабет, – он вскинул голову и посмотрел на нее с такой страстной мольбой, что она едва сдержалась, чтобы не броситься ему на шею, – скажи мне, девочка моя, ты согласна поехать со мной?

Она до крови прикусила нижнюю губу, чтобы лицо не выдало охватившей ее радости. Леон предлагает ей уехать вместе с ним! О Боже! До этой самой минуты она почти не надеялась, что он позовет ее с собой. И все же… все же она не должна так легко соглашаться. То, что он просит ее поехать с ним, ясно доказывает, что он не может без нее жить. А значит, он попросит ее об этом и во второй раз, и в третий. Собственно, он еще и не просил ее по-настоящему, а только предложил. Вот когда хорошенько попросит, тогда она и согласится.

– Ну так что же, Элизабет? – глухим голосом повторил Леон, приходя в отчаяние от ее затянувшегося молчания. – Ты поедешь со мной?

Она посмотрела на него озадаченным взглядом, рассеянно теребя край одеяла.

– Право же, Леон, я не могу тебе так сразу ответить, – с прохладцей в голосе протянула девушка, пожав плечами. – Это твое предложение так неожиданно для меня… Нет, не могу сказать чего-то определенного. Я должна хорошенько подумать.

– К черту твои раздумья! – вдруг яростно закричал он, вскакивая с кровати. Задев на ходу маленький столик, Леон пробормотал короткое ругательство и, закурив сигару, раздраженно уставился в светлеющее окно.

– Прошу тебя, перестань курить в моей комнате, – надменно проговорила Элизабет, сохраняя внешнее спокойствие. – Ты же знаешь, что я не люблю табачного дыма…

– Да плевать мне на то, что ты любишь, а что нет, после твоих слов! – резко повернувшись к ней, выдохнул он. – Элизабет, я не могу ждать, пока ты разродишься ответом, понимаешь, не могу! Я должен услышать твой ответ сейчас, черт возьми!

– А я повторяю тебе, что не могу сейчас ответить! – девушка слегка повысила голос. – И не смей говорить со мной в таком тоне. Может быть, ты вообразил, что после того, как принудил меня заняться с тобой любовью, получил на меня какие-то особые права? Тогда выстави голову на мороз и немного остуди свой пыл!

Он застыл на месте, будто ее слова поразили его громом. Медленно приблизившись к кровати, Леон остановился напротив жены и долгим, пристальным взглядом посмотрел ей в глаза.

– Элизабет, ты хоть поняла, что ты сейчас сказала? Ты считаешь, что я принудил тебя заняться со мной любовью! Элизабет, как ты можешь? Ведь это жестоко и несправедливо!

– Почему же несправедливо? Разве это не так, Леон? Или ты уже забыл, как ворвался в мою комнату и предложил мне выбор – быть изнасилованной или подчиниться тебе по доброй воле? Естественно, что я выбрала второе! А что мне оставалось делать?

Она увидела, как его глаза потемнели от боли. Невесело усмехнувшись, Леон печально покачал головой и посмотрел на Элизабет с таким горьким сожалением, что она почувствовала себя злодейкой.

– Наверное, было очень наивно с моей стороны думать, что одна-единственная ночь что-то изменит, – надломленным голосом произнес он. – Что ж, дорогая моя девочка, мне все ясно. Оставайся со своими кавалерами, балами и нарядами. Нам больше не о чем говорить. Прощай.

Он быстро вышел из комнаты, пугающе тихо прикрыв за собой дверь. Вскочив с постели, Элизабет выбежала на середину спальни и растерянно остановилась, обхватив руками лицо. Господи, что она снова натворила? Если бы только могла подумать, что ее слова причинят Леону такую боль, никогда бы не стала так себя вести! Завтра она постарается все исправить. Леон успокоится, и, возможно, сам придет к ней, чтобы повторить свое предложение. А если нет, она подойдет к нему и попросит прощения. Да, попросит прощения и скажет, что ей больше всего на свете хочется уехать вместе с ним.

Представив, как сильно изумится Леон, когда она станет извиняться перед ним, Элизабет радостно засмеялась. Наверняка ему и в голову не приходит, что она на такое способна. Ведь он привык слышать от нее только насмешки и колкости. Но он полюбит ее еще сильнее, когда узнает, какой мягкой и нежной она может быть. А в том, что муж по-настоящему любит ее, Элизабет больше не сомневалась.

Успокоив себя подобными размышлениями, Элизабет легла в постель и тотчас забылась крепким сном. Последнее, что она помнила, перед тем как заснуть, – . жаркие поцелуи Леона и нежные касания его ласковых рук.

Глава 13

Проснулась Элизабет в самом приподнятом настроении. Сладко потянувшись и бросив взгляд на каминные часы, удивленно присвистнула. Золоченые стрелки показывали половину третьего, следовательно, ей осталось совсем немного времени, чтобы привести себя в порядок перед обедом.

Дернув шнурок звонка, маркиза вызвала горничную и, бодро соскочив с кровати, накинула на плечи пеньюар. Не успела Розалин переступить порог, как хозяйка бросилась ей навстречу, весело смеясь и хлопая в ладоши.

– Розалин, дорогая моя, у меня такая потрясающая новость, ты даже представить себе не можешь! – от возбуждения она едва не сбила девушку с ног. – Вернее, целых две потрясающих новости. Первая – это, что я, наконец, по-настоящему стала женой Леона! – Элизабет выразительно посмотрела на служанку и, не дожидаясь ответа, выложила подробности. – А вторая новость – мы едем в Гибралтар! Ты только представь себе! Леон предложил мне поехать вместе с ним! Целый месяц на корабле, посреди бушующих волн! Ты тоже поедешь с нами, дорогая Розалин, как же я без тебя!

Обсудив новости, девушки вдруг спохватились, что совсем забыли про дела. Весело напевая, Розалин принялась с особой тщательностью наряжать хозяйку к обеду. Неожиданный поворот событий очень взволновал и ее. Суетясь вокруг маркизы, она то и дело восторженно приговаривала:

– Испания… Жаркие южные ночи… Бой быков… Темпераментные танцы под музыку фламенко… О миледи, если бы вы знали, как я всегда мечтала побывать где-нибудь подальше от Англии! Я так люблю теплую погоду и море! А может случиться, что нам еще доведется побывать и в восточных странах. Я просто обожаю все, что связано с Востоком.

– Не забывай, что, предположительно, Леон едет сражаться с мавританскими пиратами, – с улыбкой заметила Элизабет.

– Ну и что? – храбро отреагировала горничная. – Я их нисколько не боюсь. Было бы даже интересно познакомиться с кем-нибудь из этих отчаянных храбрецов. Признаться, мне очень нравятся смуглые и пылкие восточные мужчины. Да, да, миледи, пожалуйста, не смейтесь!

– Ох, Розалин, – шутливо погрозила ей пальцем маркиза, – кажется мне, что из этого путешествия ты вернешься отнюдь не такой невинной девушкой, как сейчас.

Покончив с туалетом, Элизабет придирчиво посмотрела на себя в зеркало. Ей предстоял ответственный разговор, и нужно было выглядеть безупречно. Сегодня она в первый раз надела свое новое платье из красно-коричневого бархата. Как и вчерашний бальный наряд, оно имело длинные широкие рукава, но оставляло открытыми плечи. Роскошные медные волосы Элизабет, подхваченные с одного бока черепаховым гребнем, свободно падали на спину. Розалин тщательно расчесала их и накрутила на горячие щипцы каждый локон.

Поболтав еще немного со служанкой, Элизабет не спеша спустилась на второй этаж и прошла в голубую гостиную. Часы показывали половину пятого, скоро должны были подавать обед. По мере того как стрелки приближались к пяти, девушку охватывало все большее нетерпение. Наконец на пороге гостиной появился дворецкий и церемонно доложил маркизе, что стол накрыт.

Посмотрев на себя оценивающим взглядом в зеркало, Элизабет весело впорхнула в соседнюю комнату. Быстро прошла к столу и… в растерянности замерла возле своего стула. На бледно-розовой скатерти стоял только один столовый прибор.

Нахмурившись, Элизабет медленно обернулась к сопровождавшему ее дворецкому и окинула его недовольным взглядом.

– Что все это значит, Торбин? – спросила она. – Почему стол накрыт только на одного человека? Разве лорд Кроуфорд сегодня не будет обедать дома?

Почтенный слуга открыл было рот, но вдруг в сильном смущении застыл на месте, опустив глаза. Элизабет изумленно ахнула, заметив, что его лицо начинает краснеть. Что это с ним сегодня? Ее дворецкий всегда держался так уверенно, у него был готов мгновенный ответ на любой вопрос…

– Торбин, ради всего святого, не молчите! Что с вами случилось? Или… что-то случилось с милордом? – в ее вопросах явно выражался испуг. – Отвечайте же, разрази вас гром!

– О нет, миледи, с вашим мужем ничего не случилось, успокойтесь, – дворецкий сделал пару неуверенных шагов в ее сторону. – Но… Простите, миледи, но разве лорд Кроуфорд не сказал вам, что уезжает? Я полагал, что вы знаете об этом.

Элизабет облегченно вздохнула, но охватившее беспокойство не проходило.

– Да, разумеется, мне известно, что он вскоре должен уехать в Гибралтар. Однако до отплытия «Принцессы Марии» еще не меньше недели. Я не понимаю, почему маркиз сегодня не захотел обедать дома. Он как-то объяснил вам это?

– Миледи! – дворецкий всплеснул руками. – Да ведь судно отчаливает сегодня вечером! По каким-то причинам отплытие перенесли на более ранний срок, и маркиз выехал в Брайтон еще в девять часов утра.

– Как?! Торбин, возможно ли это?

– Это совершенно точно, миледи, я сам помогал укладывать необходимые вещи! Рано утром милорд куда-то уезжал из дому, а потом вернулся и объявил, что спешно выезжает в Брайтон. Мы все были в растерянности от такой поспешности, но хозяин сказал, что обстоятельства внезапно изменились.

– А я? Почему никто не разбудил меня?

– Потому… потому что милорд запретил нам это делать. Он сказал, что между вами все уже решено и нет необходимости прерывать ваш отдых после утомительного бала.

– Как? – Элизабет почувствовала, как пол уходит у нее из-под ног, и в отчаянии схватилась за спинку стула. – Как это – все решено? Напротив, ведь ничего еще не было решено! Мы только собирались…

Тихо застонав, она стала медленно оседать на пол, и дворецкий поспешно бросился на помощь госпоже.

– Ради Бога, Торбин, не нужно, со мной все в порядке, – резко выдохнула Элизабет, отклоняя его предложение проводить ее наверх. – О, теперь мне все, наконец, стало ясно… Леон решил, что я наотрез отказалась ехать вместе с ним и уехал один. Господи, будь проклят мой несносный характер! Из-за своего дурацкого упрямства я потеряла мужа…

Опустившись на стул, Элизабет в безмолвном отчаянии закрыла лицо руками. В одну минуту столовая наполнилась слугами. Кто-то протягивал ей флакон с нюхательной солью, кто-то обмахивал полотенцем. Внезапно сквозь толпу слуг протиснулась Розалин и с силой дернула хозяйку за рукав.

– Быстрее! – крикнула она, протягивая Элизабет теплую шубку и капор. – Я приказала подавать дорожный экипаж. Если мы без промедления выедем в Брайтон, можем еще успеть! Бог с ними, с вашими вещами, главное – увидеться с маркизом до того, как фрегат отчалит от берега!

Оцепенение как рукой сняло. Вскочив со стула, Элизабет мгновенно оделась и бросилась вслед за служанкой вниз. Они уже садились в карету, когда кто-то вдруг придержал дверцу экипажа. Раздраженно обернувшись, маркиза увидела Берка Найтли.

– Элизабет, дорогая, куда вы так спешите? – недоуменно проговорил молодой человек. – Я как раз направлялся к вам, чтобы рассказать потрясающие новости.

– Тогда скорее садитесь в карету. Вы все расскажете по дороге, Берк.

Робкие протесты мистера Найтли потонули в возмущенном шиканье обеих женщин. Едва выехав со двора, карета во весь опор понеслась по дороге, будто за ней гналась толпа всадников. Только когда они миновали первые предместья, Элизабет немного успокоилась и, откинувшись на мягкую спинку сиденья, вопросительно обернулась к молодому человеку.

– Ну, Берк, а теперь рассказывайте, что у вас за новости, – потребовала она. – Должна заметить, что вы появились как нельзя вовремя. Теперь мне не придется целых пять часов сходить с ума от волнения. Вы будете меня развлекать всю эту долгую дорогу.

– Развлекать… гм, – он не без опаски посмотрел в ее сторону. – Не знаю уж, как насчет развлечений… Элизабет! Да куда же это вы так спешно направляетесь? Уж не в Брайтон ли? – вдруг осенила его догадка.

Она слегка покачала головой.

– Да, Берк, вы угадали. Я в самом деле еду в Брайтон. Случилось самое страшное, что только могло произойти. Леон решил отплыть в Гибралтар без меня!

Приятель бросил на девушку быстрый внимательный взгляд и многозначительно присвистнул.

– Элизабет, – взволнованно заговорил Найтли, – я, кажется, знаю, почему ваш муж так поспешно покидает Англию. Собственно, я и шел к вам, чтобы обо всем рассказать. Но боюсь, что все же немного опоздал. Однако клянусь, дорогая, я и подумать не мог, что Кроуфорд сорвется так поспешно! И что вы захотите его удержать.

Маркиза пристально посмотрела в глаза Берка и, схватив приятеля за рукав темного плаща, поторопила с объяснениями:

– Ради Бога, не тяните! Выкладывайте все, что знаете! Что случилось? Вы… вы виделись с Леоном сегодня утром?

– Да, – он смущенно кашлянул и торжественно посмотрел на обеих женщин. – Сегодня, в семь утра. Я был секундантом барона Марсанта во время их дуэли.

– Дуэли?!

– Не пугайтесь так, дорогая, ведь, слава Богу, никто не убит. Однако… – Найтли повысил голос, – последствия этого шага могли пагубно сказаться на дальнейшей карьере вашего мужа. Видите ли… хотя поединки между мужчинами и считаются делом чести, но ведь законом-то они запрещены!

– Да, я знаю. Это… это случилось из-за меня?

– Бог мой, Элизабет, а из-за кого же еще?! Вспомните, как неосмотрительно вы вели себя вчера. – Берк укоризненно покачал головой. – Ну вот Кроуфорду и пришлось защищать вашу репутацию от светских сплетников.

Он с живостью начал описывать сцену в курительной комнате, совершенно забыв, что Элизабет является виновницей этого происшествия и ей тяжело все это слушать. Заметив, что лицо хозяйки становится все бледней, Розалин поспешила вмешаться в разговор:

– Довольно, довольно, сэр! Мы это уже слышали. Расскажите же теперь, как все произошло сегодня утром.

– Собственно, придраться тут не к чему, все происходило по правилам, – начал Берк, взволнованно потирая руки. – К семи часам и мы с бароном, и маркиз со своим секундантом были на месте. Я предлагал стрелять одновременно, но Марсант настаивал, чтобы бросили жребий. Полагаю, наш красавчик Симон рассчитывал на свою удачу, ведь ему обычно всегда везло в таких делах. Что ж, капризная фортуна и тут его не подвела! Ему выпало стрелять первым, и если бы он целился более метко, вашему дорогому Леону уже никогда бы не видать своего любимого моря.

Элизабет громко ахнула, и Розалин строго осадила рассказчика.

– Прошу вас, сэр Найтли, выбирайте выражения, – рассерженно прошипела она, сверля его возмущенным взглядом. – Не забывайте, что перед вами утонченная леди, а не какая-нибудь трактирщица!

– О, прошу прощения, дамы, – Берк покраснел от смущения. – Ну так вот. Они разошлись на пятнадцать шагов, и барон выстрелил. Без сомнения, он целил прямо в сердце противнику, но пуля угодила маркизу в правую руку. Уж не знаю, как наш Симон прицеливался, наверное, перепутал левую сторону с правой. Тогда Кроуфорд, за которым еще оставался выстрел, переложил пистолет в левую руку. Честно говоря, я знаю немногих удальцов, способных без промаха стрелять левой рукой. Ваш супруг из таких. И, готов поклясться, наш барон порядком струхнул, поняв, что не смог уложить противника с первого раза. Маркиз выстрелил и тоже ранил Симона в руку, но уже левую. Думаю, он вполне мог бы уложить нашего барона замертво, потому что уже после того, как закончили с перевязками, я слышал обрывки его разговора с секундантом. Но, так или иначе, все закончилось благополучно.

Найтли глубоко вздохнул и откинулся на сиденье, испытывая облегчение, от того что наконец свою роль, хоть и неприятную, информатора выполнил. Несколько минут все молчали. Элизабет нервно теребила меховую муфту, осмысливая услышанное. Теперь для нее многое стало понятным. И то, почему Леон так поспешно увел ее, не дождавшись окончания бала, и его неожиданную настойчивость там, – у дверей ее комнаты.

Сердце Элизабет сковал леденящий холод. Боже мой! Ведь она чуть не потеряла своего дорогого Леона! Он был на волосок от гибели, а она даже ни о чем не догадывалась. И он… он ни словом не обмолвился о том, что ожидает его утром. Сколько же мужества надо иметь, чтобы оставаться спокойным накануне такого тяжкого испытания! И вместо того, чтобы поддержать его в трудную минуту, она хладнокровно и жестоко разбила все его надежды. Ведь ему так важно было услышать, что он ей нужен. Он смотрел на нее с такой болью, словно просил поддержки перед суровым испытанием, не имея возможности все рассказать. А она, прекрасно видя эту безмолвную мольбу в его глазах, осталась к ней безучастной. Можно не сомневаться, что, когда опасность миновала, ему не захотелось видеть женщину, которая так бессердечно его предала. Он уехал, даже не пожелав с ней проститься, в последний раз взглянуть в ее глаза. Что ж, она вполне заслужила такое отношение.

– Ах Берк, – печально промолвила она, – это из-за меня Леон так поспешно уехал из Лондона.

– Нет, Элизабет, не только из-за вас, – покачал головой молодой человек. – Видите ли, как я уже сказал, дуэли запрещены законом. А о том, что ваш муж собирается стреляться с Марсантом, слышали по меньшей мере двадцать человек. Уже сегодня эта история должна была дойти до властей. Ну и как вы думаете, что тогда? Кроуфорда непременно отстранили бы от командования кораблем. Но он оказался хитрее и смог обвести всех вокруг пальца. Теперь ему уже ничего не смогут сделать – ведь не бросится же флотское командование вдогонку за уплывающим фрегатом?

Найтли рассмеялся, довольно потирая руки, что буквально вывело Элизабет из себя.

– Ради всего святого, Берк, прекратите смеяться! – раздраженно прикрикнула она. – Неужели вы не понимаете, как неприятно мне слушать ваши мудрые рассуждения? Ведь бросившись вдогонку за «Принцессой Марией», я ужасно боюсь, что не застану Леона в брайтонском порту!…Кстати, – спросила она, чуть помолчав, – насколько велика вероятность, что Кроуфорда все-таки задержат до отплытия?

– И отстранят от командования кораблем, а то и от службы, да? – с неожиданным ехидством спросил Найтли. – Ах Элизабет, Элизабет! Все-таки, вы большая эгоистка, всегда думаете только о себе и своей выгоде.

Опустив глаза под его осуждающим взглядом, девушка молча уставилась в сгущающуюся темноту за окном. Да, ее друг во всем прав. Она действительно всегда думает только о себе. Вот и сейчас ради того, чтобы Леон остался с ней, она готова призвать на его голову позор. Но разве это не жестоко? Ведь Леон так мечтает вырваться из опостылевшего Лондона, обрести уверенность в своих силах, ощутив под ногами привычную палубу корабля. И если бы она не повела себя так бессердечно, они бы вместе сбежали из столицы и сейчас дружно смеялись над опоздавшими преследователями. Если бы она повела себя по-другому… Если бы она могла измениться и стать другой!..

Когда путники достигли Брайтона, было совсем темно. Переходя от надежды к горькому отчаянию, Элизабет принялась расспрашивать всех подряд о «Принцессе Марии», без устали перебегая от одного причала к другому. Пока один из таможенных начальников не сказал ей, что этот фрегат покинул порт четыре часа назад и догнать его уже не представляется возможным.

– А не сможете ли вы посадить меня на какой-нибудь другой корабль, следующий в Гибралтар? – в отчаянии умоляла девушка. – Я хорошо заплачу вам и капитану, вам не придется жалеть о том, что вы мне помогли!

– Что вы, миледи, это совершенно исключено! – с ужасом отшатнулся от нее офицер. – Во-первых, в ближайшие недели в те края не отправится ни одно судно. А во-вторых… Простите, миледи, но без специального разрешения и письменной просьбы супруга никто не возьмет вас к себе на борт.

– Но ведь есть же и торговые суда! – не унималась Элизабет, вцепившись в рукав его шинели. – С капитанами торговых кораблей всегда можно договориться!

Однако таможенный начальник лишь покачал головой, красноречиво поглядывая на спутников настойчивой леди.

– Нет, миледи, это совершенно невозможно. Нападения на торговые суда участились, и желающих плыть в южные края поубавилось. Тем более что два торговых брига покинули порт под охраной «Принцессы Марии». Но они вернутся назад нескоро.

С большим трудом Берку удалось оттащить Элизабет от офицера и усадить в карету. Уткнувшись в плечо служанки, маркиза долго плакала, пока ее не сморила усталость. Итак, все кончено. Она не сможет догнать Леона и объясниться с ним. Он уехал, увозя с собой память о ее предательстве и жестоком, безрассудном поведении. Она осталась одна со своими поклонниками, роскошными нарядами и полной свободой. Той самой свободой, о которой она так мечтала в родительском доме и которая ей была теперь совершенно не нужна.

Глава 14

Следующие полтора месяца Элизабет провела в имении Мелиссы Харвилл в Центральной Англии. На глаза родителям маркиза даже не смела показаться, боясь гнева отца и неизбежных объяснений по поводу отъезда мужа. Сразу после приезда в имение Харвиллов она послала в Бартон-холл короткую записку и вскоре получила два ответных письма. Одно было от матери, полное сочувствия и теплых, ободряющих слов. Другое, от отца, было написано в колких выражениях, которые явно отражали гнев и возмущение автора. Как Элизабет и ожидала, лорд Девери возложил всю вину за отъезд Леона и семейный разлад на нее, и ей было нечего возразить на его упреки, потому что это было горькой правдой.

В апреле, когда начался новый лондонский сезон, леди Кроуфорд вернулась в столицу. Как и предсказывала Мелисса, число поклонников Элизабет после отъезда мужа возросло по меньшей мере в три раза. От настойчивых кавалеров просто не было отбоя. Они буквально осаждали маркизу в Норвудском дворце, засыпали визитками и приглашениями на светские вечера. Уступив просьбам своих приятельниц, Элизабет начала устраивать у себя небольшие вечеринки. Однако число желающих попасть на них так стремительно росло, что вскоре ей привилось давать настоящие светские приемы с угощением, приглашением различных артистов, художников и начинающих поэтов. Все эти люди как мотыльки слетались на этот огонек. Порой они не давали ей проходу, не позволяли ни дня побыть наедине со своими мыслями. Поначалу такое внимание к своей особе нравилось девушке и льстило ее самолюбию, но уже спустя месяц она почувствовала заметную усталость.

Первое время Элизабет регулярно справлялась, не готовится ли к отплытию в Гибралтар какое-нибудь судно, но ответ каждый раз был неутешительным. А вскоре она и вовсе перестала этим интересоваться, закружившись в круговерти светской жизни. Балы, приемы, театры, выезды за город в компании таких же беспечных молодых красавиц и светских новее – все это отнимало уйму времени и не позволяло даже отдохнуть. Да ей и не хотелось думать о чем-то серьезном, переживать из-за былых ошибок и предаваться мучительным угрызениям совести. Гораздо легче было жить, как жилось, пользуясь теми благами, которые она получила благодаря щедрости мужа – человека, безвозмездно подарившего ей свой титул и богатство и предоставившего полную свободу.

И все же Элизабет не могла забыть Леона, сколько бы ни старались ее предупредительные поклонники. Воспоминания о его нежных и пылких объятиях, задумчивых ласковых глазах настигали ее внезапно, посреди бального веселья или театрального действа. И тогда ее изумрудные глаза темнели, как небо перед бурей, а на лицо словно набегали тучи. И напрасно встревоженные кавалеры старались развлечь маркизу и развеять ее тоску. Боль не уходила до тех пор, пока глаза Элизабет не слипались от усталости или долгой бессонницы. А утром все становилось, как раньше. И снова начинались бесчисленные визиты, выезды в свет, приемы гостей…

Элизабет по-прежнему повсюду сопровождали ее преданные рыцари, но теперь их было не трое, а двое. Симона Марсанта девушка даже видеть не желала, и он перенес свое внимание на других дам. Однако отношения между Найтли и Катлером с некоторых пор стали заметно ухудшаться. Заметив это, Элизабет решила вызвать одного из них на откровенный разговор. Свой выбор она остановила на Берке. Однажды, когда они завтракали в ее будуаре, она напрямик спросила, в чем тут дело. Элизабет ожидала, что ее вопрос застанет приятеля врасплох, но Берк ничуть не смутился и сразу приступил к объяснениям.

– Видите ли, дорогая маркиза, – с легкой усмешкой начал он, – выходит, что в этом опять виноваты вы, хотя и невольно. Если бы вы не были так заняты собственной персоной, могли бы уже давно заметить, что с Джоном не все ладно.

– Но позвольте, Берк, при чем же здесь я? – удивилась Элизабет, чуть нахмурившись. – Если в ваших отношениях что-то не ладится, зачем обвинять в этом кого-то другого? Кажется, я вовсе не старалась вас поссорить. Наоборот, делаю все возможное, чтобы вы помирились.

– Так-то оно так, но результат ваших усилий совершенно противоположный. И знаете, почему? Да потому, что Джон давно влюблен в вас. Еще с тех времен, когда вы не были маркизой Норвудской. – Перегнувшись через стол, Берк пристально смотрел на нее, пытаясь понять, какое впечатление произвели на Элизабет его слова. – Неужели вы ничего не замечали? – Молодому человеку в это совсем не верилось.

Смущенно кашлянув, она торопливо расправила складки своего муслинового платья.

– Ну, конечно, я замечала, что Джон иногда так странно посматривает на меня… Однако не больше, чем все остальные мужчины. И потом: если все обстоит так, как вы говорите, почему же он не попросил моей руки еще до замужества?

– Не попросил вашей руки? Элизабет, да прекратите вы, в самом деле! Спросите лучше, почему я тоже не попросил вашей руки, когда вы еще были свободны. Хотите услышать ответ? Я не сделал этого не потому, что боялся отказа вашего отца. Вы бы сами мне отказали, потому что у меня нет ни титула, ни большого богатства. А вы всегда были слишком тщеславны, чтобы довольствоваться малым. Ну, признайтесь же, что это так!

– Да, да, да, я в этом признаюсь! И перестаньте меня пытать, черт возьми! – Элизабет вскочила из-за стола, резко отодвинув стул. – В самом деле, Берк, зачем вы говорите мне все эти ужасные вещи? Я и без вас знаю, что я тщеславная, капризная и жестокая. Ну и покончим на этом.

– Э нет, разговор еще только начинается, дорогая маркиза!

Встав из-за стола, Найтли быстро обогнул его и остановился напротив девушки, не давая возможности уйти в сторону.

– Элизабет! Вы наконец получили все, что хотели, – роскошный дом, деньги, возможность заказывать шикарные туалеты. Теперь… Теперь вы должны сделать то, чего от вас все давно ждут. – Он сделал паузу, многозначительно посмотрев ей в глаза. – Выбрать себе любовника из числа ваших обожателей. Этого ждет и наш друг Джон. И именно поэтому он стал таким раздражительным в последнее время: боится, что ваш выбор падет на другого мужчину. И в особенности на меня. Потому что мне вы уделяете гораздо больше внимания, чем всем остальным из вашего круга. Клянусь честью, еще немного – и наши разногласия закончатся дуэлью, как это случилось между вашим мужем и Марсантом!

Элизабет ошеломленно смотрела на Берка, не зная, что и сказать ему. Все ждут, чтобы она выбрала себе любовника… Ничего себе, заявление! Да как они смеют, ведь она порядочная женщина, у нее есть муж. Или они уже забыли об этом? Да, похоже, что так. Вот к чему привело ее легкомысленное поведение и дерзкие выходки. Осталось совсем немного, чтобы переступить черту дозволенного.

– Берк, послушайте, – от возмущения Элизабет едва могла говорить, – а как же то, что я замужем? Что же, это обстоятельство не в счет? Неужели вы хотите сказать, что все эти галантные мужчины с утонченными манерами только и думают, как затащить меня в постель?

Он снисходительно усмехнулся, прохаживаясь по комнате.

– Ну, зачем же так грубо, дорогая леди Кроуфорд? Мы ведь светские люди, а не какие-нибудь простолюдины. Но, в общем-то, вы совершенно правы. Да, все эти любезные кавалеры не прочь попользоваться вашими милостями. А чего же вы ожидали, дорогая моя? Ведь вы живете одна, муж неизвестно где и неизвестно когда вернется. Впрочем, присутствие супруга вовсе не останавливает других дам и не мешает им иметь интрижки на стороне. И не говорите мне, что вы этого не знаете. А в вашем случае, как говорится, сам Бог велел.

Опустившись на стул, Элизабет подавленно молчала. «Смотрите, не наградите меня непрошеным наследником, миледи», – вспомнились ей слова Леона. – Или же, если такое случится, не вздумайте избавляться от ребенка…» Элизабет вдруг почувствовала, что ей стало нечем дышать. Ее дорогой Леон… Неужели он даже не сомневался, что после его отъезда она пустится во все тяжкие? И все-таки уехал, оставил ее одну! Отказался от нее, как от безнадежно испорченной женщины. И даже если она останется ему верна, он ни за что не поверит, будет считать ее лгуньей и искусной притворщицей.

– Берк, прошу вас, ответьте мне честно, – почти со слезами обратилась она к другу, – что вы думаете о моей репутации? Считают ли меня в свете порядочной женщиной? Или… думают, что я… – она замолчала, судорожно глотнув воздух.

– Ради Бога, Элизабет, успокойтесь! – Он опустился перед ней на колени, пытаясь согреть ее дрожащие руки. – Какой же я болван, зачем я вообще завел этот неприличный разговор! Нет, нет, дорогая моя, никто не думает о вас плохо. Ваша репутация остается безупречной, во всяком случае пока. И это несмотря на все ваши эксцентричные выходки. Просто ваше чрезмерное кокетство рождает у ваших поклонников радужные надежды. Но не более того, уверяю вас. Да подумайте сами: ведь вас приглашают на свои приемы самые строгие моралистки. А между тем многих из замужних дам высшего света они не пускают и на порог своих гостиных!

– Да, правда, я как-то не обращала на это внимания, но теперь припоминаю, что это так. Во всяком случае я кое-кого из них не видела на благотворительном вечере герцогини Бедфорд, а эта дама очень разборчива в своих знакомствах…

– Вот видите!

– Но, возможно, это только из уважения к моим родителям! И потом, ведь все может измениться! Если, – она рассерженно взглянула на него, – если я последую вашему совету и заведу любовника!

Найтли поднялся с колен и, прежде чем отойти от Элизабет, поинтересовался:

– А для вас так важно сохранить безупречную репутацию?

– Представьте себе! – Снова в волнении вскочив, она заходила по комнате. – Потому что в противном случае Леон совсем перестанет меня уважать. Я и так боюсь, что он не поверит в мою верность, когда возвратится. Я должна прекратить все эти приемы, разогнать ко всем чертям этих несносных поклонников! Иначе я просто не представляю, как докажу ему, что ни разу не изменила за все это время.

– Леон, Леон… – Берк задумчиво обрывал лепестки комнатного цветка, бросая на девушку хмурые взгляды. – Значит, вы все-таки любите его, Элизабет! Та суматошная поездка в Брайтон… Она не была случайным порывом, очередным капризом?

– Нет, – Элизабет прижала холодные пальцы к губам. – Нет, Берк, это не было… очередным капризом избалованной женщины. Я действительно люблю моего мужа и очень страдаю от разлуки с ним.

Тихо выругавшись, Найтли стремительно повернулся к ней. Глубоко вздохнув, он сокрушенно покачал головой, не сводя с девушки досадливого взгляда.

– Элизабет, мне жаль, что я не ваш отец, я просто выпорол бы вас за все ваши безрассудные выходки. Вспомните, как вы издевались над Кроуфордом все время, что он был с вами! И вот теперь вы заявляете, что не можете без него жить. И это после четырех месяцев разлуки! Похоже, что вы действительно не шутите. Ну, ладно, успокойтесь, моя бедная сумасбродка, – он прижал ее к себе и нежно погладил по вздрагивающим плечам, видя, что она вот-вот расплачется. – Мы найдем способ переслать ваше письмо Кроуфорду, где вы расскажете ему обо всем. А насчет ваших назойливых поклонников не беспокойтесь. Я буду присматривать за тем, чтобы они не слишком досаждали вам, и научу вести себя так, чтобы вас оставили в покое.

– Спасибо, Берк, – тихо поблагодарила она, с глубокой признательностью глядя в его темные погрустневшие глаза. – Вы – мой единственный настоящий друг.

– Друг… Да, Элизабет, всего лишь друг, – с горечью усмехнулся он. – Но ничего не поделаешь – придется мне и впредь оставаться всего лишь преданным другом. Если уж такая пылкая и своенравная женщина кого-то полюбила, то остальным не стоит питать иллюзий.

Элизабет последовала совету Берка и написала Леону пламенное письмо, которое было немедленно отправлено в Гибралтар кружным путем, через Францию и Испанию. Однако отказаться от светских соблазнов она не могла и продолжала вести ту же легкомысленную жизнь, что и прежде. Но с каждым днем на сердце у нее становилось все тревожнее. Привычные развлечения уже не доставляли радости, постоянные балы утомляли, поклонники вызывали раздражение. Вдобавок ожидание ответа от мужа затягивалось, рождая мучительное нетерпение. Конечно, было понятно, что ее письмо не скоро попадет в Гибралтар, но почему от самого Леона так долго нет никаких вестей? За столько времени – ни одной короткой весточки. Элизабет несколько раз обращалась к его поверенному, но тот лишь растерянно пожимал плечами.

– Что же это такое, Розалин? – хмуро спрашивала она свою верную служанку. – Или Леон совсем забыл меня? Не желает даже знать, как у меня дела? Может быть, мне и в самом деле следует завести веселого любовника и перестать разыгрывать из себя леди с безупречной репутацией? Пожалуй, еще немного – я так и сделаю.

Розалин лишь недовольно качала головой в ответ, зная, что госпожу трудно переубедить. Однако дни проходили за днями, а известий с Юга все не было. Однажды Элизабет возвратилась домой ранним утром, усталая и совершенно разбитая после очередного бала в загородном имении своей приятельницы. Она хотела сразу подняться к себе и лечь в постель, но дворецкий Торбин решительно преградил ей дорогу, сообщив, что в гостиной ее уже полчаса ожидает важный посетитель. Возмутившись, что ее осмелились побеспокоить в такое раннее время, Элизабет велела послать нежданного визитера ко всем чертям, но старый слуга не сдвинулся с места.

– Да в чем дело, Торбин? – раздраженно спросила она. – Почему вы не торопитесь выполнять мое приказание? Мне что, нужно повторять дважды?

Посмотрев на маркизу с молчаливым укором, дворецкий еще раз почтительно попросил ее пройти в гостиную.

– Прошу простить меня, миледи, но, кажется, у этого джентльмена очень важное сообщение, – всегда такой невозмутимый, Торбин был взволнован. – Этот мистер Дэлхем служит в адмиралтействе Его величества.

Элизабет стремительно бросилась в гостиную, чуть не сбив дворецкого с ног. Сердце ее так сильно забилось, что стало трудно дышать. Она интуитивно почувствовала, что визит мистера Дэлхема как-то связан с Леоном. На минуту задержавшись на середине лестницы, Элизабет порывисто закрыла руками лицо. Только бы ничего не случилось с ее дорогим мужем! Все остальное можно пережить.

Распахнув двери гостиной, Элизабет устремилась к стоящему возле камина незнакомцу, но внезапно застыла на месте, опустив глаза. Заметив, каким взглядом окинул ее мистер Дэлхем, она вдруг увидела себя его глазами, и ей стало ужасно неловко. Должно быть, она выглядела просто чудовищно: измятое бальное платье, растрепанная прическа, темные круги под глазами. Можно только догадываться, что подумал о ней мистер Дэлхем: легкомысленная особа, весело проводящая время в отсутствие доблестного супруга. Если не сказать хуже.

– Мистер Дэлхем, – взяла она себя в руки, – мне передали, что вы хотели меня видеть.

Сделав шаг ей навстречу, мужчина склонился в почтительном поклоне и, взяв протянутую руку маркизы, коснулся ее губами.

– Леди Кроуфорд, мне очень жаль, но я должен вам сообщить довольно печальную новость, – без всякого вступления начал он. – В последнем столкновении с африканскими пиратами «Принцесса Мария» была потоплена. Часть экипажа, в том числе и ваш супруг, захвачена в плен.

– О Боже! – Элизабет в смятении всплеснула руками. То, что говорил этот человек, казалось таким чудовищным, что она просто не могла поверить. – И что же? Надеюсь, для их освобождения уже предприняты необходимые меры?

Мистер Дэлхем посмотрел на нее с неподдельным сочувствием, словно понимая, что женщина не осознает обрушившегося на нее удара и самые тяжелые минуты еще впереди.

– Разумеется, миледи. Однако сделать это крайне затруднительно, так как наши дипломатические отношения со странами Магриба в последнее время фактически прерваны. Но мы будем делать все возможное.

– Будете делать?! – поспешно воскликнула Элизабет. – Значит, еще ничего не сделано, чтобы их освободить, совсем ничего?! Когда это все случилось? Как долго мой муж и его товарищи находятся в плену? Отвечайте же, мистер Дэлхем, разве вы не должны мне все рассказать?

– Это случилось полтора месяца назад, в начале мая. Пока, нам удалось лишь узнать, что наших моряков не собираются лишать жизней или держать в тюрьмах. По всей видимости…

Он замолчал, исследуя взглядом ее лицо.

– Что же? Их обменяют на арабских пленников? – с надеждой спросила Элизабет.

– Возможно, кого-то из них и обменяют. – Мистер Дэлхем на время отвел взгляд в сторону. – Видите ли, миледи, дело в том, что нам некого сейчас предложить на обмен. А пока… все захваченные в последних сражениях европейские моряки были проданы на алжирских торгах.

– Ну и? Что вы так странно смотрите на меня, мистер Дэлхем, ожидаете, что я вот-вот упаду в обморок? – Элизабет жестко усмехнулась. – Если это и случится, то не раньше чем я узнаю все до конца. Удалось выяснить, куда попали моряки «Принцессы Марии»? То есть кто именно их купил?

– Но, миледи! Это было абсолютно невозможно! Ведь наших моряков поместили к десяткам таких же европейцев, захваченных в других местах, и проследить за их судьбами не было никакой возможности. В Алжире и других крупных городах побережья каждую неделю проходят торги…

– Иными словами, вы упустили их из виду! Что ж, возможно, сделать действительно ничего было нельзя. В таком случае что можно предпринять сейчас? Выкуп?

– Мы будем искать такую возможность.

– Какую сумму я должна приготовить? Если возможно, я постараюсь помочь не только Леону, но и другим морякам.

– Об этом еще рано говорить…

– Главное, чтобы не оказалось поздно! Ступайте, мистер Дэлхем, как я понимаю, вам больше нечего мне сказать. Но я хотела бы еще раз все это хорошенько обсудить. – Элизабет отошла в сторону, освобождая проход к дверям. – Оставьте мне вашу визитную карточку, чтобы я могла вас найти.

– Хорошо, миледи. – Мистер Дэлхем достал из нагрудного кармана маленький квадратик и протянул его маркизе, не отводя взгляда от ее лица. Он ожидал совсем другой реакции на свое драматическое сообщение и теперь был просто поражен ее выдержкой. – Вот вам моя карточка. Но я могу и сам нанести вам визит через пару дней.

Элизабет молча кивнула, проводив визитера отсутствующим взглядом. Потом подошла к окну, чтобы рассмотреть адрес, указанный в визитной карточке мистера Дэлхема. От волнения такой знакомый латинский шрифт казался ей китайскими иероглифами или какой-то арабской вязью. Арабская вязь… Леон в плену у арабов… Она должна срочно выучить эту проклятую вязь, чтобы спасти Леона. Ей не нужна помощь нерасторопных болванов, которые за полтора месяца не смогли узнать никаких подробностей. Она сама спасет своего дорогого Леона, своего храброго плененного льва. Она вытащит его из этого ада, чего бы это ей ни стоило.

Перед глазами Элизабет все внезапно потемнело, откуда-то изнутри двинулась вверх противная тошнота. «Все-таки бессонная ночь не проходит даром», – успела подумать она, перед тем как провалиться в небытие.

Глава 15

Ранний завтрак в Бартон-холле подошел к концу. Поцеловав жену, виконт Девери вышел из-за стола и направился во двор, где его дожидался кабриолет. Как обычно, в это ясное июньское утро он собирался вместе с управляющим заняться объездом своих владений. День обещал быть теплым, но не жарким. Возможно, к обеду и соберется небольшой дождь, но до этого времени они успеют посетить несколько ферм.

Отдав последние распоряжения дворецкому, виконт уже собирался садиться в экипаж, как неожиданно из-за поворота подъездной аллеи показалась просторная дорожная карета. Рассмотрев герб на дверце экипажа, лорд Девери удивленно присвистнул.

– Не может быть, – произнес он, поднеся руку к глазам. – Неужели блудная дочь наконец решила навестить родительский дом?

Его губы сложились в ироничную улыбку, но как только он увидел лицо дочери, она тут же погасла. Не нужно было ждать объяснений, чтобы понять, что с его непоседливой стрекозой что-то случилось. Выскочив из экипажа, Элизабет тотчас бросилась к отцу и прижалась к его груди, крепко обхватив за шею. Ее дыхание было прерывистым, хрупкие плечи судорожно вздрагивали, будто она была готова вот-вот разрыдаться.

– Ну, ну, успокойся, бедный мой ребенок, не нужно так переживать. – Виконт бережно обнял дочь за плечи и пригладил ее растрепавшиеся волосы. – Ты дома, среди родных, а значит, любой беде можно помочь.

– Ах, папа, если бы ты знал, что случилось, то не был бы таким уверенным! – Элизабет подняла на него полные слез глаза. – Леон… в плену у корсаров, и никто не знает, где его искать.

Лорд Девери на мгновение прикрыл глаза, не желая верить случившемуся.

– Итак, кошмар повторяется, – с хмурой усмешкой сказал он. – Что ж, наверное, этого следовало ожидать. Мы столько подшучивали над тем, что случилось двадцать лет назад, что судьба решила снова сыграть с нами злую шутку.

Летний день сменился сумерками, сумерки – ночной темнотой, но виконт и его дочь все еще не собирались покидать пределов уютного будуара леди Джулианы. Но настроение Элизабет круто изменилось, от утренней растерянности не осталось и следа.

– Мне следовало сразу приехать в Бартон-холл, а не тратить драгоценного времени на хождения по инстанциям, – убежденно проговорила она. – И как я могла ожидать, что этот нерасторопный мистер Дэлхем и ему подобные смогут мне реально помочь? За неделю я не услышала от них ни одного путного предложения. Только бесчисленные любезные фразы и неизбежное в таких случаях сочувствие, от которого меня уже просто тошнит.

Отхлебнув остывшего чая, она вдруг так задорно рассмеялась, что родители невольно улыбнулись вслед за ней. Но виконт тут же нахмурился, предупредительно кашлянув, словно намекая, что у них пока еще нет оснований для веселья.

– Лиззи, я все же прошу тебя очень серьезно отнестись к этому опасному предприятию, – строго посмотрев на нее, посоветовал отец. – Судя по твоей реакции, ты плохо представляешь, во что ввязываешься.

– Но что же делать, папа? Ведь ты не сможешь поехать со мной на Восток. Мама так некстати разболелась… О мамочка, прости меня, я, как всегда, бестактна! – Элизабет виновато опустила глаза. – И потом, нужно же кому-то присматривать за Бартон-холлом и Норвудом. Боюсь, что там и без того дела пришли в расстройство, ведь я ничего не смыслю в управлении имением.

– Есть и другой вариант, – чуть помедлив, возразил виконт. – Я отправляюсь в Тунис на судне капитана Томпсона, а ты остаешься здесь и берешь на себя управление делами.

– Но это невозможно, папа! Я не смогу управлять двумя имениями, а ты слишком стар для такого путешествия… – Прикусив язык, Элизабет покраснела, заметив, что допустила новую бестактность. Ее элегантного, подтянутого отца никто не осмелился бы назвать стариком. Просто мать, которая была на пятнадцать лет его моложе, выглядела рядом с ним чуть ли не молоденькой девушкой. – Нет, папа, я поеду туда сама. Решение принято, и я от него не отступлю.

– Перестань отговаривать ее, Стивен! Неужели ты еще не понял, что ей хочется самой освободить своего мужа? – с улыбкой вмешалась в разговор леди Джулиана. – Вспомни, ведь и я была такой же упрямой, когда дело шло о спасении жизни моей сестры.

– Ну, и к чему это привело? Вместо того чтобы заняться выкупом Изабель, ты умудрилась попасть в руки работорговцев и сама оказалась в гареме тунисского бея. Это просто чудо, что нам удалось вызволить тебя оттуда и все закончилось благополучно.

– А моя прекрасная и безрассудная тетушка Изабель стала первой женой молодого тунисского правителя, который победил всех своих врагов и вернул себе утраченный престол!

Вскочив с кресла, Элизабет возбужденно прошлась по комнате, прищелкивая пальцами.

– Боже мой, о чем мы вообще спорим? – Повернувшись к родителям, она посмотрела на них снисходительным взглядом классной наставницы. – По-моему, вы оба неправильно оцениваете положение вещей. Но я, кажется, понимаю, почему это происходит. За последние десять лет вам так часто приходилось рассказывать мне историю маминого пленения, что мы стали воспринимать ее как красивую сказку с опасными приключениями и счастливым концом. И совсем забыли, что участники тех далеких событий существуют в реальном мире. Это твоя родная сестра, мама, и твой родной племянник, папа. Касим-бей и его супруга Джамиля, то есть, Изабель, как теперь ее зовут. Так о чем же вы беспокоитесь? Что может быть опасного в этом путешествии? Ведь я еду к родным людям, которые примут меня с распростертыми объятиями и обязательно помогут! Кто из вас в этом сомневается?

Плюхнувшись в кресло, Элизабет поднесла ко рту чашку и сделала несколько жадных глотков, победно посматривая на родителей.

– Лиззи, ты абсолютно права, – задумчиво протянул лорд Девери. – И мы с мамой нисколько не сомневаемся, что в столице Туниса тебе окажут самый прекрасный прием, настолько прекрасный, что он превзойдет пределы твоего воображения. Но дело в другом. – Виконт многозначительно посмотрел, на жену. – Самая главная опасность будет тебя подстерегать по дороге в эту страну. Этот капитан Томпсон…

– Самый настоящий джентльмен!

– Я знаю. Иначе просто не разрешил бы тебе плыть с ним. Однако это не мешает ему вести сомнительные дела. Ну, если не сомнительные, то, во всяком случае, рискованные. Ведь торговля со странами Африканского побережья временно запрещена. Тем не менее капитан Томпсон отправляется в Тунис с партией дорогого товара. А почему торговля с Востоком приостановлена, ты знаешь?

–. Конечно! Из-за участившихся случаев нападения корсаров на европейские суда.

– И как спокойно ты об этом говоришь! Будто тебе и в голову не приходит, что судно капитана Томпсона также может подвергнуться нападению.

– О Боже, Стивен, только не это! – зябко поежилась виконтесса. – Зачем ты вообще затронул эту тему? Теперь я ни минуты не смогу оставаться спокойной, пока Лиззи не вернется назад.

– Но, Джулиана! Нужно же смотреть правде в глаза!

Элизабет сделала предостерегающий жест:

– Успокойтесь, мы все обговорили с капитаном. Он заверил меня, что у него есть… так сказать, могущественный покровитель среди корсаров, которому он платит определенную дань за право торговли. Так что насчет нападения можно не опасаться.

Виконт с сомнением покачал головой:

– Вот видишь, насколько опасна деятельность этого человека!

– Но ведь другого выхода просто не существует! Кроме капитана Томпсона, никто не сможет доставить меня в Тунис. Так что выбирать просто не из чего.

– Да, к сожалению.

Лорд Девери какое-то время молчал, вертя в руках золотой портсигар. Потом вскинул голову и посмотрел на дочь долгим пристальным взглядом.

– Что ж, Лиззи, если ты твердо решила не отступать от своего намерения, нам остается только молиться за тебя. И дать несколько наставлений. Очень важных наставлений, дочурка. Могу ли я рассчитывать, что ты отнесешься к ним со всей серьезностью?

– Разумеется, папочка! – Элизабет весело вспорхнула с кресла и пересела поближе к отцу. – Я тебя внимательно слушаю.

– Первое – и самое главное. – Взгляд виконта стал таким суровым, что Элизабет невольно подалась назад. – Как только вы проскочите Гибралтар, ты ни под каким видом не должна покидать пределов своей каюты. Запомни, Лиззи: ни на одну минуту, даже если будешь задыхаться от жары. До того момента, как за тобой пришлют носилки из Эль-Барды – резиденции Касим-бея. Второе…

– Боже, к чему такие строгости? – Элизабет не смогла сдержать лукавой улыбки.

Смерив ее гневным взглядом, лорд Девери обернулся к жене и растерянно развел руками:

– Ну, ты видишь, дорогая? Она даже не пытается прислушаться к моим словам!

Встав с кресла, леди Джулиана приблизилась к мужу и положила руку ему на плечо.

– Успокойся, Стивен. Лиззи просто устала. Завтра мы еще раз все хорошенько обговорим. До отплытия «Артемиды» есть еще пять дней. И все эти дни мы будем непрестанно давать нашей дочери необходимые наставления. Если мы станем повторять их по пять раз на дню, в ее беззаботной голове хоть что-то отложится.

– Хочется верить, – с сомнением произнес виконт.

* * *

Этой ночью Элизабет долго не могла уснуть. Забыв про усталость, она беспрерывно мерила шагами комнату, мечтая о той сладкой минуте, когда снова увидит своего обожаемого мужа. Подумать только – до отплытия бригантины, названной «Артемидой» в честь греческой богини охоты, еще целых пять дней! Как долго! За это время она просто изведется от нетерпения! Но как только они окажутся в открытом море, все пойдет легче. Она уже придумала, чем займет себя в долгие недели плавания. Она будет учить этот проклятый и невероятно сложный арабский язык. Чтобы потом произнести длинную приветственную речь перед могущественным Касим-беем, правителем Туниса.

Грозный владыка Туниса Касим-бей… Почему-то ей всегда хотелось смеяться, когда она вспоминала, что он всего лишь ее двоюродный брат. Сын старшей сестры отца, сорок лет назад попавшей в гарем покойного тунисского правителя. А потом туда же попала и сестра матери, гордая красавица Изабель. У нее есть все основания гордиться женщинами своей семьи. Многие из них были просто незаурядными красавицами и выдающимися личностями.

Элизабет невольно взглянула на свое отражение в зеркале. Поправив выбившийся из-под ночного чепчика локон, девушка довольно улыбнулась. Без сомнения, она ничем не уступает своим знаменитым родственницам. И в этом мире нет ничего такого, что было бы ей не по плечу. А как легко у нее все получилось! Все последние дни Элизабет не переставала восхищаться своей находчивостью и отвагой. Пока господа из адмиралтейства растерянно разводили руками, ей удалось найти человека, который не боится совершать рискованные рейды к Африканскому побережью. Она даже не ожидала, что сможет так быстро договориться с ним и заставит выложить на стол все карты. Но, конечно, он сразу почувствовал в ней делового человека поэтому и был так откровенен. И сразу сообразил, какие выгоды ему может принести знакомство с самим правителем Туниса.

Поэтому можно не сомневаться, что он будет беречь ее как зеницу ока и всячески опекать во время четырех недель плавания. А потом, когда она окажется под защитой Касим-бея, все проблемы очень быстро решатся. Ее дорогого Леона достанут хоть из-под земли, и тогда… О том что будет тогда, она даже не решалась думать, чтобы не сойти с ума от нетерпения.

ЧАСТЬ 2

Глава 1

– О мой могущественный и великодушный брат! Пусть никогда не заходит яркая звезда твоего владычества и солнце твоей доброты еще долгие годы согревает сердца правоверных! Да ниспошлет всемогущий Аллах долгие дни твоему царствованию! Пусть он хранит твою семью от всех грядущих невзгод и… и… Не могу разобрать, что тут дальше написано. У вас слишком неразборчивый почерк, миледи!

Прервав диктовку, Розалин положила перед маркизой затертый листок бумаги.

– Все, Розалин, на сегодня хватит! – Элизабет решительно поднялась из-за маленького столика и поискала глазами веер. – Уф, не могу больше! Эта арабская вязь так трудна для написания, что я и за полгода не смогу ее освоить. У меня и так уже мельтешат перед глазами все эти завитушки и палочки.

– Тогда, может быть, не стоит обучаться арабскому письму? Достаточно и того, что мы с вами и так неплохо болтаем на этом варварском языке.

– Да, пожалуй, ты права. Выучить устный арабский – еще куда ни шло. К черту это письмо! Я скажу все эти слова Касим-бею сама.

Отыскав наконец веер, Элизабет села на узкую кровать и принялась энергично обмахиваться. От удушающей жары не было ни малейшего спасения. Пока «Артемида» пересекала Бискайский залив, их хоть изредка баловал прохладный ветер. Но как только они двинулись вдоль побережья Португалии, путешествие превратилось в настоящую пытку. Даже в легких батистовых платьях было душно. Одежду приходилось менять по три раза на день, потому что из-за высокой температуры с измученных англичанок сходило семь потов.

– Ах дорогая Розалин, никогда больше не отправляйся на Восток в самой середине лета, – шутливо проговорила Элизабет, пытаясь немного отвлечься от мыслей о жаре. – Смотри, что стало с твоими прекрасными льняными волосами. Наверное, сейчас даже самый лучший арабский поэт не смог бы подобрать поэтичных слов для их описания.

– А что будет с вашей прической, миледи, когда мы вернемся домой? – в тон ей отозвалась служанка. – За этот месяц я совсем разучилась укладывать ваши волосы в соответствии с модой. Может, попробуем хоть разок, чтобы я не потеряла навыков? В вашем сундуке есть несколько искусственных локонов, перьев и бантов…

– Ну уж нет, благодарю покорно! Все эти перья в один миг слипнутся от жары. А банты и накладные локоны просто выгорят на солнце. Уж лучше останусь с простым узлом на затылке. И то его приходится постоянно распускать, чтобы моя бедная голова хоть немного дышала.

Переглянувшись, девушки весело рассмеялись, словно подруги, равные по общественному положению. За три недели плавания они еще больше сблизились и уже были готовы перейти на «ты». Впрочем, сама Элизабет не видела в этом ничего удивительного. Находясь в одной тесной каюте, где узкие корабельные койки стояли почти вплотную друг к другу, трудно было бы сохранить дистанцию.

– Когда же, наконец, закончится это долгое плавание? – вздохнула Элизабет. – У меня складывается впечатление, что я уже целый год все плыву и плыву, сама не зная куда.

– Потерпите, миледи, осталось совсем немного. Кажется, капитан говорил, что мы уже вошли в Гибралтарский пролив. Во всяком случае, мы с вами даром времени не теряли.

– Да. Уже более или менее сносно говорим по-арабски. А чем бы еще мы могли заняться, кроме изучения языка? Только лежать на кроватях и читать книжки. Капитан Томпсон и его помощник не слишком расположены к пустым разговорам.

– Как можно требовать, чтобы они еще и развлекали нас? Сэр Роберт и так создал для нас самые лучшие условия.

– Насколько это было в его силах. – Элизабет поднялась с'кровати. – Пойдем наверх, посмотрим, что там творится. Иначе после Гибралтара капитан Томпсон еще чего доброго последует совету отца и не станет выпускать меня из каюты. Набросив на головы легкие шали, девушки вышли в узкий коридорчик и по деревянной лесенке поднялись на палубу. Заметив капитана Томпсона, Элизабет с улыбкой двинулась ему навстречу, но вдруг встревоженно остановилась. Она только сейчас поняла, что бригантина сильно замедлила ход. Ее беспокойство сменилось нешуточным испугом, когда она заметила невдалеке от «Артемиды» приземистое судно необычной формы. Его паруса были спущены, но даже с такого расстояния отчетливо просматривался их красный цвет.

– Сэр Роберт!. – испуганно воскликнула она. – Мы находимся в опасности? Ведь это пиратский корабль, разрази его гром!

– Успокойтесь, маркиза. – Капитан Томпсон встал напротив нее, заслоняя судно своими широкими плечами. – Никакой опасности нет, поверьте мне. Это всего лишь аль-Вахид. Я сразу узнал его фелюгу.

– Аль-Вахид? – недоуменно переспросила девушка. – А разве он не пират?

Капитан снисходительно улыбнулся, хотя от пристального взгляда Элизабет не укрылось его внутреннее напряжение.

– Да, – сказал он, задумчиво покручивая ус, – аль-Вахид действительно самый настоящий пират. Бесстрашный и дерзкий морской разбойник. Не знаю, как звучит его полное имя, но одно только слово аль-Вахид наводит страх на капитанов многих европейских судов. Однако мне его бояться незачем. Я давно знаю этого рыцаря удачи, и нам он не причинит вреда.

Немного успокоившись, Элизабет опасливо выглянула из-за широкого плеча капитана. Пиратское судно приблизилось уже настолько, что можно было отчетливо разглядеть фигуры людей в каких-то странных, невиданных одеждах.

– Но для чего же вы тогда приказали лечь в дрейф? – с подозрением спросила она.

Капитан только пожал плечами.

– Аль-Вахид попросил меня остановиться, – пришлось ему все-таки дать маркизе объяснение. – Он хочет мне что-то сказать. Судите сами, мог ли я поступить иначе? Не понимая ситуации, вы скажете, что да. Но все дело в том, что ссориться с этим человеком было бы более рискованно, чем пустить его на борт «Артемиды». Однако некоторая опасность все же существует, и связана она с вашим присутствием на бригантине. Прошу вас, леди Кроуфорд, поскорее уйдите в свою каюту вместе со служанкой. И, ради всего святого, не вздумайте даже носа показать на палубу! Ну! Живее!

Он почти насильно проводил ее до лестницы и еще раз повторил свое предупреждение. Как обычно, дух противоречия взыграл в Элизабет, и она попыталась воспротивиться, за что капитан тут же строго отчитал ее.

– Мисс Розалин, – напоследок сказал он служанке маркизы, – прошу вас, проследите за своей госпожой! Миледи упряма и своенравна и вполне способна натворить глупостей.

Возмущенная такой отповедью, Элизабет удалилась в свою каюту. Но капитан Томпсон был слишком наивен, ожидая, что она послушается его приказания. Как только его шаги затихли на лестнице, Элизабет тут же бросилась обратно в коридор. Бдительная служанка поспешно преградила ей путь.

– Миледи, в самом деле, что же это такое? – с негодованием запротестовала она. – Перестаньте вести себя, как капризный ребенок, которому не дают желаемую игрушку! Разве сэр Роберт не достаточно понятно объяснил, что наверх вам подниматься нельзя?

Элизабет с досадой передернула плечами:

– Ах Розалин! Кто тебе сказал, что я собираюсь подняться на палубу? Нет, дорогая, ты ошибаешься. Я всего лишь хочу дойти до половины лестницы и послушать, о чем они будут говорить. Да разве тебе самой не интересно?

– Боже упаси, миледи! Да я вся дрожу от страха, как подумаю, что пираты находятся сейчас у нас над головой.

– Ха! А кто говорил, что хочет когда-нибудь познакомиться с ними? Ну вот теперь у тебя есть такая возможность. Ладно, глупышка, успокойся, я пошутила… У меня тоже нет желания попасться на глаза этому аль-Вахиду. Но послушать его разговор с капитаном все же не мешает. Тем более что мы уже неплохо понимаем по-арабски. Ну?

Любопытство одержало верх, и Розалин в конце концов сдалась. Неслышно, как мышки, девушки прошли по узкому коридорчику, а затем поднялись по лестнице и затаились, присев на ступеньки. Сердце Элизабет отчаянно колотилось. Она не могла отказаться от возможности увидеть прославленного пирата и незаметно выглянула на палубу.

Ее взору предстал довольно молодой мужчина, смуглокожий и сильно заросший бородой. Его надменное лицо было скорее отталкивающим, чем привлекательным. Черные, глубоко посаженные глаза смотрели настороженно, как у настоящего преступника. На голове аль-Вахида красовалась небольшая чалма красного цвета, повязанная так небрежно, что, казалось, она вот-вот упадет. Одет он был в какой-то темный короткий кафтан, грязноватые штаны и потертые сапоги.

– Ну и взгляд у этого аль-Вахида, – опасливо промолвила Элизабет. – Настоящий разбойник с большой дороги!

Немного успокоившись, она напрягла слух, пытаясь разобрать, о чем идет разговор. К ее изумлению, капитаны говорили на английском, лишь изредка корсар вставлял в разговор арабские слова. Торговля, товары, трудности с перевозками, необходимость повышать дань… Внезапно Элизабет уловила слово «работорговцы» и вся превратилась в слух. Сердце ее застучало сильнее, руки стали влажными от волнения. Как же она сразу не догадалась? Ведь аль-Вахид явно занимается похищением людей и поставкой пленников на крупнейшие рынки побережья! Наверняка он может узнать и о судьбе Леона и других моряков «Принцессы Марии»!

Не раздумывая о возможных последствиях своего поступка, Элизабет поспешно бросилась на палубу и в одну минуту оказалась рядом с аль-Вахидом. Ей послышалось, как капитан Томпсон пробормотал какое-то гневное ругательство, но она даже не взглянула в его сторону. Представ перед изумленным взором пирата, девушка гордо вздернула подбородок и величаво кивнула головой, будто находилась на светском приеме.

– Почтенный аль-Вахид, – церемонно произнесла она, – перед тобой леди Элизабет Кроуфорд, знатная английская дама. Я немного наслышана о твоих… делах и решилась обратиться к тебе за помощью. Два с половиной месяца назад английское судно, которым командовал мой супруг, было потоплено пиратами. Мне стало известно, что оставшиеся в живых моряки были захвачены в плен и доставлены в один из портов Магриба. Но о дальнейшей их судьбе узнать не удалось. Так вот, я хочу… – от волнения она с трудом подбирала нужные слова, – просить тебя помочь мне в поисках мужа. Ты должен хорошо знать… куда попадают плененные европейцы. И если тебе станет что-нибудь известно… я прошу, чтобы ты известил меня. Можешь не сомневаться, я хорошо заплачу за эту услугу.

В ожидании ответа Элизабет приложила ладонь к бурно вздымающейся груди и перевела дыхание после столь длинной тирады. Аль-Вахид задумчиво посматривал на нее исподлобья, пригнув голову и поблескивая черными, как угольки, глазами. Неожиданно на его бородатом лице появилась странная улыбка, больше похожая на гримасу.

– Да, моя прекрасная госпожа, я могу помочь тебе отыскать этого человека, – сказал он, неторопливо и четко выговаривая английские слова. – Пусть госпожа назовет мне его полное имя.

Элизабет назвала имя и титул Леона, и пират убежденно кивнул головой.

– Хорошо, женщина. Я извещу тебя, как только мне станет что-то известно.

– Возможно, ты уже что-то слышал об этой истории? – с надеждой спросила девушка.

Аль-Вахид отрицательно покачал своей головой.

– Нет, прекрасная госпожа, до сих пор мне не доводилось об этом слышать. Но я обязательно что-нибудь узнаю, клянусь тебе своей удачей.

– Спасибо, что согласился. – Элизабет глубоко вздохнула. – Только… Каким же путем ты сможешь сообщить мне новости? Ведь через пару дней мы минуем Гибралтар и двинемся дальше на Восток.

– Пусть госпожа не беспокоится об этом. Я найду способ связаться с ней через капитанов других судов.

– Хорошо. Тогда простимся, и – удачи тебе, почтенный аль-Вахид.

Элизабет грациозно наклонила голову и поспешно направилась к лестнице. Всю дорогу она чувствовала спиной пристальный взгляд пирата, будто он обладал каким-то дьявольским магнетизмом. На какое-то время ей вдруг стало не по себе. Она испугалась, не натворила ли глупостей, от которых предостерегал капитан Томпсон. Но сожалеть о чем-то было уже поздно.

Оставаться у лестницы не имело смысла, и Элизабет вместе со служанкой удалились в каюту. Прошло не менее получаса, прежде чем по топоту над головой они поняли, что «Артемида» готовится продолжить путь. Спустя какое-то время бригантина сделала небольшой поворот, и в окошке каюты показалось судно аль-Вахида, находившееся ранее с противоположной стороны. Красные паруса были подняты и зловеще развевались на ветру, суетящиеся фигурки в чалмах и цветных кафтанах почему-то напомнили Элизабет стайку диковинных зверушек. Спокойствие возвращалось к девушке по мере того, как корабль аль-Вахида удалялся от «Артемиды».

Однако покой маркизы был вскоре нарушен нежданным приходом капитана. Сэр Роберт буквально ворвался в каюту, даже не дождавшись ответа на свой громкий стук. Остановившись напротив Элизабет, капитан смерил ее разъяренным взглядом и набросился с упреками:

– Как вы осмелились нарушить мой приказ, леди Кроуфорд? Разве я недостаточно ясно объяснил, как вам следовало вести себя, пока аль-Вахид находится на борту? Тысяча чертей! Вы оказались еще безрассуднее, чем мне рассказывал ваш отец! Как только у вас хватило ума обнаружить свое присутствие перед пиратом?

– Успокойтесь, сэр Роберт, ничего страшного не случилось. – Элизабет попыталась остаться невозмутимой, хотя обвинения капитана порядком встревожили ее. – Как видите, я осталась цела и невредима, и в данный момент аль-Вахид и его пиратская шайка находятся далеко от нас. Сожалею, что мое неповиновение так расстроило вас, но, посудите сами: могла ли я упустить такую прекрасную возможность узнать что-то о судьбе моего мужа? Как бы вы поступили на моем месте?

Капитан Томпсон презрительно фыркнул:

– Благодарение Богу, на вашем месте я никогда не окажусь! Ваши супружеские чувства, миледи, не могут служить оправданием для подобных выходок. Неужели вы думаете, что я сам бы не спросил аль-Вахида об участи капитана Кроуфорда? Черт возьми! Я начинаю жалеть, что согласился взять вас на борт «Артемиды» под свою ответственность!

Видя, что капитан никак не может успокоиться, Элизабет решила пустить в ход свое обаяние и подарила разгневанному моряку самую очаровательную улыбку.

– Дорогой мой сэр Роджер, прошу вас, перестаньте осыпать меня упреками, а не то я сейчас разрыдаюсь прямо у вас на глазах. – Элизабет старалась убеждать капитана голосом нежной и ласковой кокетки. – Собственно, отчего вы так разбушевались? Что такого страшного я натворила? Всего лишь нарушила ваш приказ! Но вы же знаете, что любопытство – известный порок всех женщин.

– Любопытство погубило не один десяток женщин, миледи, – хмуро заметил капитан Томпсон. – И вам это прекрасно известно. А что касается вашего поступка… Я объясню вам, если вы до сих пор не поняли. – Гнев в стальных глазах моряка сменился неподдельной тревогой. – Дорогая маркиза, неужели вам не известно, что аль-Вахид и ему подобные занимаются нападением на мирные европейские корабли, а затем поставляют пленников на рынки побережья? Как вы полагаете, о чем он подумал, увидев такую прелестную и неосторожную женщину на борту моего судна? Да о том, как бы попытаться завладеть столь ценной добычей!

Элизабет недовольно поморщилась, начиная испытывать раздражение от этих затянувшихся нотаций.

– Ради всего святого, капитан, перестаньте меня запугивать. В любом случае, все уже позади. И не кажется ли вам, что вы несколько запоздали со своими наставлениями?

Она не сдержала улыбки, а сэр Роджер просто побагровел от сдерживаемого гнева.

– Что ж, я вижу, что напрасно трачу время. Вы абсолютно глухи к моим словам. Мне остается только одно – запереть вас в каюте до того дня, когда мы прибудем в Тунис. Можете трактовать мои действия, как вам угодно; я больше не считаю нужным церемониться с вами и прислушиваться к вашим желаниям.

Капитан Томпсон покинул каюту, с грохотом захлопнув за собой дверь. Пожав плечами, Элизабет повернулась к испуганной служанке и насмешливо заметила:

– Настоящий неотесанный грубиян! Сразу видно, что он не привык вращаться в приличном обществе и разговаривать с женщинами.

Глава 2

Гибралтар поразил Элизабет своим необычным месторасположением. Город стоял на высокой неприступной скале, под которой раскинулась обширная гавань. Кроме англичан и испанцев, здесь можно было встретить европейцев любой национальности, евреев и даже мусульман. Невозможно было пройти по улице, чтобы не услышать с десяток языков и малопонятных испанских наречий. Вавилонское столпотворение – так окрестили всю эту пестроту английские моряки. Но такое разнообразие придавало городу неповторимую атмосферу, заставляя с первых минут погружаться с головой в его шумную, торопливую жизнь.

На время пребывания в Гибралтаре капитан Томпсон снял со своих пассажирок запрет покидать каюту, и в первый же день Элизабет с Розалин исколесили весь город в открытом наемном экипаже. К вечеру они объелись апельсинов и винограда и полночи промучились болью в животе. Однако рано утром их разбудил сэр Роберт, объявив, что леди Кроуфорд приглашена на завтрак к капитану Вудхаузу, бывшему сослуживцу ее мужа.

Обрадовавшись возможности встретиться с давним другом Леона, которого ей однажды довелось принимать в Норвудском дворце, Элизабет собралась в несколько минут. Капитан Вудхауз квартировал в небольшом, но довольно милом двухэтажном домике, выкрашенном в белый цвет. Когда Элизабет приехала, в гостиной уже находилось несколько товарищей Леона. Супруге капитана Кроуфорда был оказан самый сердечный прием. За завтраком она получила возможность вдоволь наговориться о своем муже и узнать все обстоятельства его пленения. Тут же со всей тщательностью был рассмотрен план его поисков и возможность выкупа остальных членов экипажа «Принцессы Марии». Узнав, что Элизабет направляется в Тунис, трое товарищей Леона немедленно вызвались сопровождать ее, но маркиза с благодарной улыбкой отклонила их предложения.

– Нет, нет, господа, это совершенно исключено, – твердо заявила она. – Все вы находитесь на службе и не можете покинуть свои посты. К тому же у вас нет влиятельных родственников в Тунисе, и в случае непредвиденных осложнений вас некому будет защитить. Да и капитан Томпсон вряд ли будет согласен…

Элизабет глубоко вздохнула, на минуту отводя взгляд в сторону. Конечно, она чувствовала бы себя гораздо уверенней, если бы рядом с ней находился кто-то из товарищей Леона – надежных и смелых людей, но сэру Роберту это бы явно не понравилось. Ведь в таком случае его сомнительные дела могли бы получить нежелательную огласку. Нет, пусть уж все остается как есть.

– Тогда поднимем бокалы за удачу леди Кроуфорд – самой отважной и обаятельной женщины! – не спуская с маркизы восхищенного взгляда, торжественно произнес Ричард Вудхауз.

Его тост дружно поддержали остальные офицеры.

Элизабет уже подумывала распрощаться с товарищами Леона, как неожиданно в гостиную вошла еще одна женщина. Откинув с лица темную испанскую мантилью, приколотую к высокой прическе, дама прямиком направилась к хозяину дома, будто в комнате не было других людей.

– Ну что, Ричард? – спросила она слегка раздраженным голосом. – Есть какие-нибудь новости о судьбе моего дорогого Кроуфорда? Или ваше Командование по-прежнему разводит руками?

В гостиной воцарилось гробовое молчание, и было слышно, как жужжат за окнами ночные насекомые. Лицо капитана Вудхауза вытянулось и стало багрово-красным. Остальные офицеры в смущении опустили глаза.

Элизабет недоуменно смотрела в спину нежданной гостьи. Но вот женщина медленно повернулась, и глаза маркизы в ужасе округлились. Камилла Мортон! Элизабет уже забыла, что эта женщина существует на свете и когда-то на балу Леон приглашал ее на несколько танцев подряд.

– Леди Элизабет Кроуфорд? Вы?! – Лицо Камиллы исказилось от ненависти, утратив строгую красоту. Ее бирюзовые глаза гневно сверкнули из-под черных изогнутых бровей, тонкие губы мелко задрожали. – Что тебе здесь нужно, мерзкая пустышка? Приехала получить подтверждение, что Леон надежно заточен в арабском плену?

– Леди Мортон, прошу вас немедленно покинуть мой дом… – начал было капитан Вудхауз, но разъяренную женщину было не остановить.

– Господи, как же я ненавижу тебя! Как мне хочется вцепиться в твое самодовольное лицо и разорвать его в клочья! – кричала Камилла, подступая к окаменевшей сопернице и яростно размахивая руками. – Это ты виновата в том, что с Леоном случилось несчастье! Ты довела его до бегства в Гибралтар своим ужасным отношением! И… это из-за тебя мы были вынуждены скрывать от всех свою любовь, прятаться, словно преступники! Все, все из-за тебя, ненавистная дрянь!

Двое мужчин поспешно бросились к виконтессе и оттащили ее от Элизабет. Им понадобилось немало усилий, чтобы справиться с ней и помешать исполнить свою угрозу. Но даже когда ее силой повели в соседнюю комнату, Камилла продолжала осыпать Элизабет оскорблениями.

– Леон рассказал, что за все время вы только один раз делили супружескую постель! – донеслось до девушки из-за торопливо закрываемых дверей. – Зато я жила с ним целых два месяца как настоящая жена!

Истошные крики затихли в глубине дома. Потрясенная до глубины души, Элизабет стояла посередине комнаты, машинально теребя края муслиновой шали. В ее голове не осталось ни одной связной мысли – только какая-то странная пустота.

– Леди Кроуфорд, дорогая, ради всего святого, простите меня! – Капитан Вудхауз в сильнейшей растерянности остановился перед ней. – Я не должен был допустить такого… Умоляю вас, не принимайте всерьез слова этой безумной женщины! Камилла Мортон просто не в себе… Она… она все лгала…

– Лгала? – Элизабет вскинула на него удивленный взгляд. – Неужели? А как же тогда вы объясните мне ее появление в Гибралтаре? Когда она попала сюда? И как? Как она добралась? Я пыталась сделать то же самое, но мне не удалось!

– Леди Камилла приехала в Гибралтар кружным путем, через Францию и Испанию. Да, эта женщина действительно влюблена в вашего мужа, но все остальное – гнусная ложь. Леон никогда не вступал с ней в связь… Мы все можем присягнуть в этом, миледи!

Элизабет рассмеялась, окидывая растерянных моряков полубезумным взглядом.

– Перестаньте, мистер Вудхауз, что вы такое говорите! Как вы можете знать, спал ли мой муж с этой женщиной или нет? Вы же не подсматривали в замочную скважину его спальни! Впрочем, при большом желании все, что наговорила леди Мортон, можно подвергнуть сомнению, кроме одного… – Она облизнула пересохшие губы и твердо, с отчаянным вызовом добавила: – Мы с Леоном действительно были близки только одни раз – в ночь перед его отъездом. И рассказать об этом Камилле мог только мой муж, и никто больше.

Воспользовавшись замешательством офицеров, Элизабет быстро простилась и поспешила покинуть дом. Скорее, скорее в свое укромное убежище на «Артемиде», подальше от этих людных улиц и любопытных глаз! Иначе с ней прямо сейчас начнется истерика.

* * *

Солнце скрылось за кромкой горизонта, и на гавань опустилась вечерняя прохлада. Там, на скале, город по-прежнему шумел, радостно встречая закат, приносящий облегчение от зноя. Но Элизабет теперь мало занимала бурлящая вокруг жизнь. Вот уже несколько часов она неподвижно лежала на узкой кровати, уткнувшись лицом в подушку. Слез больше не было. Лишь глубокое отчаяние и усталость.

– Миледи, прошу вас! Ну ради меня, выпейте хоть чашку чая! – Потоптавшись между двух кроватей, Розалин предприняла очередную попытку расшевелить хозяйку. – Ну нельзя же так убиваться, миледи! Ведь у нас впереди столько важных дел, нужно поддерживать свои силы. Или… вы уже передумали продолжать поиски милорда и хотите вернуться в Англию?

Последние слова служанки подействовали на Элизабет, словно электрический разряд. Встрепенувшись, она поднялась, спустилась с кровати и медленно подошла к распахнутому окну.

– Передумала? – Ее взгляд снова стал осмысленным и загорелся решимостью. – Нет, Розалин, ты неправильно меня поняла. Я не собираюсь возвращаться назад и отказываться от своей цели. Как бы там ни было, а я все равно намерена разыскать Леона и вернуть его домой. А там… Какая теперь разница, что случится потом? В любом случае возвращаться в Англию было бы позорным малодушием, а я не хочу потерять уважение к себе.

– О миледи, какая же вы у меня… – Розалин приблизилась к хозяйке и ласково коснулась ее плеча. – Я так рада, что вы решили не бросать господина Леона в беде. А словам той гадкой женщины просто не стоит верить…

Резко обернувшись, Элизабет с жесткой усмешкой посмотрела в глаза служанке.

– Розалин, дорогая, перестань успокаивать меня, это совершенно бесполезно! Я убеждена, что Камилла сказала мне правду. Возможно, они и не встречались в Лондоне, но когда она приехала в Гибралтар… Боже, какие тут могут быть сомнения? Леон рассказал Камилле, что за три месяца супружеской жизни мы были близки всего один раз. Какие тебе еще нужны доказательства?!

– И все же вы решили не отказываться от поездки в Тунис!

– Но кто-то же должен спасти Леона! А кто в силах это сделать, кроме меня? Камилла Мортон? Где уж ей! Ах Розалин, даже если бы я перестала любить его, все равно не вернулась домой одна. Это было бы… Это было бы недостойно. И потом, я все еще люблю его. И не могу бросить в несчастье… Ну? Где там мой остывший ужин? Давай его скорей сюда!

Повеселевшая Розалин принялась торопливо накрывать на стол, и девушки вместе поужинали. Вскоре в каюту заглянул капитан Томпсон. Любезно осведомившись, не желает ли маркиза покататься по городу в последний раз, капитан предоставил пассажирок самим себе. Из окна каюты Элизабет видела, как от «Артемиды» отчалила шлюпка. В ней находились капитан, его первый и второй помощники и корабельный врач. Должно быть, моряки решили в последний раз повеселиться перед отплытием к Африканскому побережью. Из матросов тоже мало кто остался на борту. Они, судя по смутно доносящемуся шуму, предались веселой пирушке в отсутствие командования.

– Итак, Розалин, все нас бросили, – шутливо заметила Элизабет. – Ну, чем займемся? Давай хоть поднимемся на палубу и подышим прохладным воздухом перед сном.

Они так и сделали. Но из-за своих мрачных дум Элизабет совсем не замечала прекрасного морского пейзажа. Перед ее глазами по-прежнему стояло искаженное неистовой яростью лицо Камиллы Мортон, в ушах до сих пор звучали ее чудовищные слова.

– Ничего, как-нибудь мы это переживем, – тихо сказала девушка, стараясь подбодрить саму себя. И, встретив вопросительный взгляд служанки, язвительно заметила: – А все-таки, Розалин, в сегодняшней истории есть один неоспоримый плюс. С этого дня Камилла Мортон навсегда скомпрометировала себя в глазах товарищей Леона. Теперь ей нечего дожидаться в Гибралтаре. Ее нигде не станут принимать. Может убираться в Англию и исходить бессильной злобой.

– Да, миледи, так ей и надо! – бодро подхватила верная служанка. – Зато вы сегодня держались безукоризненно, как истинная благородная леди.

– Скажи лучше – благовоспитанная леди, какой я на самом деле не являюсь! Что ж, одно утешение у меня все же есть: я сумела сохранить свое достоинство в глазах сослуживцев Леона и чуть ли не в первый раз в жизни смогла держать себя в руках.

Темнело прямо на глазах. С моря потянуло прохладой, и Розалин предложила вернуться в каюту. Однако не успели они сделать и шага, как Элизабет неожиданно окликнули со стороны моря. Подбежав к поручням, они с удивлением увидели шлюпку, приютившуюся у самого борта бригантины.

– Кто это? – негромко позвала Элизабет. – Капитан Томпсон, вы?

– Это я, моя прекрасная госпожа, – послышался ответ, – аль-Вахид.

Розалин приглушенно ахнула, но ее хозяйка уже не была способна чему-то удивляться в этот день.

– Аль-Вахид, – с живостью повторила она. – Что ты здесь делаешь, отважный корсар?

– Я пришел, чтобы сообщить тебе важные новости. Очень важные для тебя, госпожа.

– Неужели? Ты смог что-то разузнать о капитане Кроуфорде? – сердце девушки дрогнуло.

– Да. И не только. Я привез человека, с которым можно договориться о выкупе. Если сторгуетесь, тебе не придется ехать в далекий Тунис. Твоего мужа привезут прямо сюда, к капитану Роберту.

– Где же этот человек? Давай его скорее сюда! – Элизабет отчаянно засуетилась, едва не выпрыгивая за поручни.

Один из троих сидевших в шлюпке мужчин поднялся.

– Мой почтенный гость сначала хочет услышать, сколько золотых монет ты собираешься ему предложить, – продолжал аль-Вахид. – Он не станет требовать задатка, но ты должна подтвердить, что в назначенный срок у тебя будет шкатулка с деньгами. И не забывай, что я тоже хочу получить за посредничество! Ты обещала, что награда будет щедрой.

– О Боже! Конечно, о чем тут говорить! Я сделаю все, как обещала. Но что же твой гость молчит?

– Госпожа, да откуда же ему знать язык англичан! Он ждет, когда я переведу твои слова. Но ты пока ничего конкретного не сказала. Спускайся сюда, пусть он увидит, что ты – благородная госпожа, а не какая-нибудь нищенка.

– Но как же я спущусь?

– Отойди в сторону вместе со служанкой – сейчас я заброшу лестницу.

Девушки торопливо отскочили на несколько шагов, и пират с первого броска зацепил крючья подвесной лестницы за борт бригантины.

– Постарайся спуститься самостоятельно, пусть служанка поможет тебе, – предложил аль-Вахид. – Я не могу двигаться вам навстречу, буду только мешать.

– Спуститься с такой высоты, ничего себе! – возмутилась Розалин. – Миледи, этот пират – просто невежа! Мы ведь можем сорваться и утонуть.

– Не бойся, Розалин, если сорвешься в воду, я тебя спасу. – Элизабет решительно подобрала юбки и быстро перемахнула через поручни. – Подстрахуй меня немного, я не чувствую опоры под ногами. Не могу дотянуться до первой ступеньки…

– Давайте сначала я, миледи, я выше ростом.

Издав тяжкий вздох, Розалин перелезла за поручни вслед за маркизой. Ее попытка дотянуться ногами до шатких веревочных ступенек оказалась более успешной. Лестница прогнулась под тяжестью тела, и Розалин испуганно вскрикнула, вцепившись руками в веревки.

– Ну, теперь вниз, смелее! Не задерживай меня! Горничная осторожно начала спускаться, Элизабет последовала за ней.

– Спокойнее, Розалин, не думай о том, что можно сорваться, – подбадривала она служанку. – Представь лучше, как обрадуется милорд, когда узнает, что ты отправилась выручать его вместе со мной. Пять тысяч фунтов приданого я тебе обещаю!

– Пять тысяч!!! О миледи, я из-за вас чуть не выпустила лестницу!

Наконец опасный спуск был окончен. Оказавшись внутри шлюпки, Элизабет тяжело опустилась на скамеечку, чтобы отдышаться.

– Представь меня скорее своему гостю, почтенный аль-Вахид, – нетерпеливо попросила она. – Мне не терпится услышать все, что ему известно о моем муже!

Вопреки ожиданиям Элизабет пират не сдвинулся с места. Ей показалось, что он как-то странно оскалился, блеснув в темноте зубами. Ночная тишина, резкие удары волн о борт маленькой шлюпки и молчаливые фигуры мужчин в восточных одеждах – все это создавало столь зловещую атмосферу, что спокойствие маркизы улетучилось в одну минуту. Вскочив со скамейки, она невольно потянулась к веревочной лестнице, но аль-Вахид тут же преградил ей дорогу. Элизабет даже вскрикнуть не успела, как другой мужчина перекинул через ее голову плотный шарф и в считанные секунды крепко завязал ей рот.

Отчаянно замахав руками, девушка попыталась вырваться, но пират тут же набросил ей на голову легкое покрывало. Теряя рассудок от панического ужаса, Элизабет чувствовала, как вокруг ее тела спешно обматывают веревки. А потом она ощутила, как деревянное дно уходит у нее из-под ног, и поняла, что, приподняв, ее грубо заталкивают под скамейку. Рядом с ней судорожно билось еще чье-то тело, слышалось отчаянное мычание, временами переходящее в приглушенный рев.

«Розалин! – мелькнуло в воспаленном сознании Элизабет. – Они захватили с собой бедняжку Розалин! Моя служанка пострадала из-за моей глупости, и теперь нас никто не сможет найти!»

Глава 3

– Вставай, англичанка, живо! Хватит спать! Пора развлекать своего господина.

От грубых толчков аль-Вахида Элизабет окончательно проснулась и теперь сидела на ковровой подстилке, растерянно озираясь вокруг. Боже, неужели весь этот кошмар не приснился ей? Она угодила в мышеловку и сейчас находится на пиратском судне, плывущем неизвестно куда. Удивительно, как после всего случившегося она смогла заснуть. Наверное, так вымоталась, что просто провалилась в забытье.

– Где Розалин? Куда вы дели мою бедную служанку? – с растущей тревогой спросила она. – Мы были вместе, когда нас бросили в эту грязную конуру.

– Не беспокойся за нее, – аль-Вахид язвительно усмехнулся, – с ней забавляется Зураб. Поверь мне, женщина, мой друг умеет ублажать застенчивых пташек!

Застонав от бессилия, Элизабет поднялась на ноги. Ее взгляд столкнулся с насмешливым взглядом пирата, и девушка едва не закричала от страха. По масляным глазкам аль-Вахида, горевшим поистине дьявольским огнем, она догадалась, что и ее ждет та же участь, что и несчастную Розалин.

– Идем, – пират грубо подтолкнул ее в спину. – Скоро начнется пир. Я хочу посмотреть, на что ты способна, зеленоглазая ведьма.

Подгоняемая аль-Вахидом, Элизабет пошла, с трудом переступая затекшими ногами, по узкому длинному коридору. Вскоре пират втолкнул ее в какую-то низкую дверь. Осмотревшись, девушка поняла, что это и есть капитанская каюта. В этом просторном помещении все стены и полы покрывали пестрые персидские ковры, в одном углу была навалена груда подушек в ярких наволочках с бахромой. Рядом лежала куча каких-то неизвестных музыкальных инструментов и стояло несколько медных кувшинов. Здесь же находились три молоденькие девушки в полупрозрачных шароварах и коротеньких жилетках. Судя по смуглой коже, все три невольницы были восточного происхождения. Их лица выглядели поблекшими, а темные глаза смотрели покорно и запуганно. При появлении Аль-Вахида девушки тотчас вскочили на ноги и приняли почтительные позы.

– Кыш отсюда! Убирайтесь к себе! Когда понадобитесь, я сам позову вас.

Пират нетерпеливо взмахнул руками, и стайка испуганных невольниц поспешно покинула каюту. Повернувшись к Элизабет, аль-Вахид окинул ее с головы до ног циничным взглядом и с мерзкой улыбочкой проговорил:

– Ну вот, настало время заняться и тобой, мой английский цветочек. Покажи своему господину, как ты умеешь угождать мужчинам!

Задыхаясь от ужаса, девушка подавленно молчала и не двигалась с места. Тогда пират сам подошел к ней и с силой рванул с ее плеч измятое платье. Тонкая батистовая ткань жалобно затрещала под его руками, и спустя минуту Элизабет осталась стоять посередине каюты полностью обнаженной. У нее даже не было времени подумать об этом, как вдруг аль-Вахид ударом кулака сбил ее с ног. Застонав от боли, Элизабет попыталась подняться, но пират тут же прыгнул на нее и, опрокинув на спину, принялся грубо тискать и щипать ее тело. Девушка отчаянно сопротивлялась, она царапалась и изо всех сил молотила аль-Вахида сжатыми кулачками по спине. Но ее жалкие попытки остановить пирата не увенчались успехом. Казалось, все ее трепыхания только распаляли похоть негодяя. На ее удары он отвечал чувствительными шлепками и издевательским смехом. А когда она выдохлась, принялся так сильно щипать ее грудь и плечи, что Элизабет не выдержала и закричала от боли.

– Ах какая нежная кожа у моего английского цветочка, словно лепестки лилий! – довольно пробормотал аль-Вахид. – А теперь посмотрим, насколько сладок его нектар.

Глаза девушки расширились от ужаса, когда он начал стаскивать с себя штаны. Она метнулась в сторону, но пират резко выбросил вперед руку и поймал ее за волосы. Снова притянув к себе пленницу, он тут же перевернул на спину и проворно раздвинул ее бедра. Элизабет и опомниться не успела, как он оказался между ее разведенных ног. А потом быстро, одним сильным и грубым ударом пронзил ее сжавшуюся плоть.

Не подготовленная к столь резкому вторжению, Элизабет жалобно закричала. Издевательский хохот аль-Вахида заглушил ее крик. На какое-то время он замер, разглядывая трепещущую жертву и явно наслаждаясь сознанием своей власти. А затем подхватил ее бедра и быстро задвигался. Голова пирата запрокинулась вверх, из его горла стали вырываться громкие сладострастные стоны, вызывавшие у девушки глубочайшее омерзение. Казалось, этому издевательству не будет конца. Внутри у Элизабет все горело, она задыхалась от отвращения, а насильник все терзал и терзал ее тело. Его похотливые стоны сводили ее с ума, она закрыла глаза, чтобы не видеть этого ненавистного лица. Наконец он с громким победным рыком излил в нее свое мужское семя и рухнул вниз, придавив девушку всей тяжестью своего потного тела.

Элизабет не решалась открыть глаза, пока не почувствовала, что пират оставил ее в покое. Когда же она отважилась посмотреть в его сторону, то увидела, что он в расслабленной позе сидит на подушках и блаженно раскуривает кальян. Глаза аль-Вахида были полузакрыты, а его лицо выражало полное блаженство.

– Мерзкая похотливая свинья! – пробормотала Элизабет, метнув в пирата взгляд, полный ненависти.

Его глаза расширились, и в них появилось прежнее пугающе-издевательское выражение.

– Что ты там бормочешь, женщина? Если ты хочешь поблагодарить своего господина за доставленное удовольствие, подойди поближе!

Аль-Вахид громко рассмеялся, запрокинув вверх косматую голову. Только сейчас Элизабет заметила, что он без своей красной чалмы. Ей вдруг неудержимо захотелось вцепиться в его спутанную шевелюру и вырвать ему все волосы.

– Ты грязный ублюдок! – вне себя от гнева крикнула Элизабет. – Как ты смеешь насмехаться надо мной? Ты недостоин даже того, чтобы стирать пыль с моих ботинок. Проклятое чудовище! Ты еще ответишь за содеянное, помяни мое слово!

В следующую минуту ей пришлось горько пожалеть о своих угрозах. Лицо аль-Вахида исказилось от бешенства. Мгновенно вскочив, он схватил короткую плеть, бросился к девушке и принялся яростно стегать ее неприкрытое тело. Бежать было некуда, и Элизабет в панике перекатывалась по ковру, пытаясь укрыться от этих жалящих ударов. Наконец, удовлетворив свою жажду мести, пират оставил пленницу и вернулся на место, на ходу вытирая пот со лба.

– Придержи язык, англичанка, – проговорил он, не спуская с нее жесткого взгляда, – а не то горько поплатишься за свою несдержанность.

Аль-Вахид вернулся к прерванному занятию, краем глаза наблюдая за плачущей женщиной. Его гнев остыл, и теперь лицо выражало прежнее умиротворение удовлетворившего свою похоть самца. Не имея возможности ответить на его издевательство, Элизабет мрачно рассматривала красные полосы, оставленные его плетью, и судорожно глотала слезы.

Внезапно из-за дощатой стены донесся жалобный крик, сменившийся надрывными рыданиями. Элизабет поспешно вскочила, вмиг покрывшись холодным потом.

– Что это? – испуганно спросила она. – Кто там кричит? Что происходит в той комнате?

– Успокойся, мой цветочек, это твоя служанка. – Аль-Вахид улыбнулся, блеснув белыми зубами. – Как видишь, она цела и невредима, раз может так громко кричать.

– Негодяи! Что вы с ней сделали?!

– То же самое, что и с тобой. Но все может оказаться гораздо хуже, если ты не будешь сговорчивой.

Поискав, чем можно прикрыться, Элизабет схватила какой-то кусок розовой шелковой ткани и быстро обернула его вокруг своего тела. В ее сердце затеплилась отчаянная надежда. Наверное, сейчас аль-Вахид заговорит о выкупе, и тогда можно будет положить конец этому кошмару.

– На бригантине капитана Томпсона остались мои деньги, – торопливо начала она. – Довольно большая сумма в золотых монетах. Я приготовила их для выкупа мужа, но раз так случилось… Сколько ты хочешь получить за наше освобождение?

Пират негромко рассмеялся, покачав головой.

– Нисколько. О выкупе не может быть и речи. Нас заметили, когда мы покидали Гибралтар под покровом ночи, и я был бы последним безумцем, если бы захотел вернуться туда. Да и не для того я доставил вас сюда.

– Тогда для чего же?

– Чтобы ты и твоя служанка развлекали меня и моих людей. В последнее время стало нелегко захватывать в плен европейских женщин. Но раз уж две такие доверчивые дуры нашлись, было бы глупо отпускать их.

Элизабет глухо застонала. Да, аль-Вахид прав, она действительно оказалась последней дурой, раз позволила так легко обвести себя вокруг пальца. И как у нее хватило ума спуститься в пиратскую шлюпку? Ведь сам капитан Томпсон предупреждал ее о коварстве аль-Вахида. Как можно было не прислушаться к словам этого опытного человека? Да она должна была без оглядки бежать с палубы и предупредить оставшихся на «Артемиде» моряков, что пират находится в гавани! А вместо этого… Но самое страшное, что из-за ее неосмотрительности пострадала бедняжка Розалин. Чистая, невинная девушка, никогда не знавшая мужчин. Настанет день, когда Элизабет придется держать за нее ответ перед Богом на страшном суде.

Накинув на плечи малиновый бархатный халат, аль-Вахид направился к двери и что-то прокричал в коридор. Минутой спустя в каюте появились те самые невольницы, которых Элизабет уже видела. Две из них расстелили возле ложа пирата квадратное покрывало из пестрой ткани, а затем снова покинули каюту. Вскоре они вернулись, неся в руках серебряные подносы, уставленные кувшинами и блюдами с едой. Третья невольница взяла в руки музыкальный инструмент, напоминающий мандолину, и, усевшись на ковре возле двери, начала играть негромкую монотонную мелодию.

Аль-Вахид ненадолго покинул помещение, а затем вернулся с недовольным и озадаченным лицом. Остановившись напротив Элизабет, он оценивающе прищурился и сказал:

– Твоя служанка оказалась не такой выносливой, как ты. Она потеряла сознание, и ее отнесли в трюм. Пусть валяется там, пока не очухается. Но теперь тебе придется одной развлекать меня. Присаживайся и раздели со мной трапезу.

Потрясенная услышанным, Элизабет не осмелилась противоречить и опустилась на одну из подушек. Аль-Вахид взял из рук смуглокожей невольницы наполненные доверху серебряные кубки и протянул один из них своей пленнице.

– Выпей за мое здоровье, англичанка. Да смотри, чтобы кубок остался пустым!

Ей пришлось сделать несколько глотков под его пристальным взглядом. Вино было терпким и приятным на вкус, и Элизабет немножко расслабилась. Но есть она не могла. Стоило ей взглянуть на пирата, жадно хватающего куски баранины с широкого блюда, как к горлу подкатывала тошнота. Кубки оказались снова наполнены, и девушке пришлось еще немного выпить. Первый раз в жизни она не боялась запьянеть. Может быть, хоть тогда пират оставит ее в покое и отправит в ту самую каморку, где она провела сегодняшнюю ночь?

Насытившись, аль-Вахид откинулся на подушки, довольно поглаживая живот. Он снова потянулся к кальяну, и каюта наполнилась каким-то дурманящим дымом, лишь отдаленно напоминающим табачный.

– Ну, мой сладкий цветочек, а теперь покажи господину, что ты умеешь. Возьми у Фатимы цимбалы и сыграй что-нибудь.

Покосившись на невольницу, тянувшую все ту же заунывную мелодию, Элизабет пожала плечами.

– Я не умею играть на этом инструменте, аль-Вахид. В моей стране нет этих… цимбал.

– Тогда возьми флейту или каманджу. У меня есть пара европейских инструментов – испанская гитара и, как ее… арфа! На них-то ты должна играть.

– Нет, – в голосе Элизабет появились испуганные нотки, – к сожалению, я никогда не училась играть на арфе.

Аль-Вахид сощурил глаза, на минуту отрываясь от кальяна…

– Ты не обманываешь меня, женщина? У меня была одна пленная англичанка, которая прекрасно играла на арфе. Смотри, не вводи меня в гнев!

– Но я в самом деле не умею…

– Хорошо. Тогда спой какую-нибудь веселую песню.

– Но… – Элизабет чувствовала, что находится на грани истерики, – дело в том, что петь я тоже не умею. У меня неплохой голос, но недостаточно хороший слух.

– Ладно, шайтан с тобой. Тогда танцуй. – Пират звонко хлопнул в ладоши. – Зубейда, ну-ка покажи, какой танец нравится твоему господину!

Невольница, к которой он обратился, поспешно вышла на середину каюты. Фатима тут же сменила мелодию. Теперь музыка звучала ритмично и быстро. Третья невольница взяла в руки кастаньеты и начала зажигательно постукивать ими над головой. Раскинув руки, Зубейда сразу задвигалась в такт мелодии. Ее движения, сначала неторопливые и плавные, постепенно набирали темп. Она стремительно вращала бедрами, поводила руками, извивалась всем своим тонким станом, то запрокидывала голову вверх, то склонялась чуть ли не до пола. Все движения невольницы были полны такого неприкрытого сладострастия, что Элизабет просто не могла на нее смотреть. Все это выглядело настолько неприличным, что девушка залилась краской до корней волос и не знала, куда девать глаза. Да аль-Вахид просто сошел с ума, если думает, что она способна повторить эту непристойность!

– Довольно! – Пират хлопнул в ладоши, и танец тут же прекратился. – Ты хорошо танцуешь, Зубейда, но на твое тощее тело просто тошно смотреть. Пошла прочь! – Он повернулся к Элизабет, сжавшейся в испуганный комок, и больно ущипнул ее за лодыжку. – А теперь выходи ты, англичанка. Мне не терпится увидеть, как ты будешь вертеть своими пышными бедрами.

Отскочив в сторону, девушка с опаской взглянула на пирата.

– Но я не смогу этого сделать, аль-Вахид, – со слезами пролепетала она. – Я в первый раз вижу такие танцы, и мне ни за что не повторить движений Зубейды!

– Ты хочешь сказать, что и танцевать не умеешь? Шайтан тебя возьми, англичанка! – Аль-Вахид раздраженно стукнул кулаком по подушке. – Играть ты не умеешь, петь не умеешь, танцевать не умеешь… На что же ты тогда годна, бестолковая рабыня?!

Он снова повернулся к ней, и в его черных глазах мелькнул опасный огонек.

– Не хочешь ли ты чем-то иным ублажать своего господина? – вкрадчиво спросил он, подвигаясь ближе. – Например, ласкать его своими тонкими, нежными пальчиками…

Он схватил ее руку и с хохотом прижал к своему интимному месту. Элизабет отчаянно завизжала и, вырвавшись, вскочила на ноги. Шелковая ткань, которой она прикрывала тело, соскользнула, и пират ловко подхватил ее, с улюлюканьем покрутив над головой. Отбежав подальше от аль-Вахида, девушка в отчаянии заломила руки и беззвучно разрыдалась под издевательский хохот своего мучителя.

«Боже, какое немыслимое унижение! – думала она, терзаясь от бессилия. – Он может заставить меня делать все, что ему вздумается, и я не в силах ему помешать! Я не могу даже плюнуть ему в лицо, потому что тогда это чудовище просто растерзает меня! Немыслимо! Я, знатная английская маркиза, вынуждена терпеть такие издевательства какого-то грязного подонка!»

Вдоволь насладившись слезами пленницы, пират встал и направился к ней. Элизабет выжидающе смотрела на своего мучителя, гадая, что он еще придумает, чтобы поиздеваться над ней. Заметив, что она пытается хоть как-то прикрыть руками грудь, аль-Вахид насмешливо оскалился:

– Итак, ты не желаешь развлекать своего господина. В таком случае мне остается только одно – отдать тебя своим корсарам, чтобы они тоже хорошенько позабавились с тобой. Ну, что ты скажешь на это, зеленоглазая ведьма?

– О нет, только не это! – в ужасе прошептала Элизабет. Она чувствовала, как от смертельного страха у нее начинают леденеть руки. Неужели ей придется пройти через подобный кошмар? Если она попадет в лапы пиратов, то просто не выдержит насилия и умрет! – Все что угодно, аль-Вахид, только не отдавай меня своим людям!

– Хорошо. Тогда ты сейчас будешь танцевать передо мной, а потом ублажать меня своими ласками. Ну? Согласна?

Элизабет обреченно кивнула. Повернувшись к невольницам, аль-Вахид отдал какое-то приказание, и спустя пару минут Зубейда бросила перед девушкой груду блестящих тряпок.

– Одевайся, – приказал пират. – В этом наряде ты будешь развлекать меня танцами.

Пытаясь унять колотившую ее дрожь, Элизабет торопливо натянула на себя то, что принесла Зубейда. Это оказалась красная юбочка с бахромой, сквозь которую просвечивали очертания ног, и короткая жилетка, едва прикрывающая грудь. Остальные невольницы аль-Вахида были одеты более пристойно, но возражать пирату девушка не осмелилась.

Как только пленница оделась, аль-Вахид сделал знак Фатиме и та принялась играть ту же мелодию, под которую танцевала Зубейда. Растерянно оглянувшись, Элизабет встретила хмурый взгляд пирата, нетерпеливо постукивающего ладонью по подушке.

– Ну же, начинай, не заставляй меня ждать! – грозно прикрикнул он, и девушка увидела в его руках ту самую плеть, которой он бил ее час назад.

«Это невозможно, я не могу позволить ему так унижать меня! – стиснув зубы, думала Элизабет. – Пусть лучше он изобьет меня».

Пират приподнялся, и она с криком отскочила в дальний угол каюты. Закрыв глаза, она приказала себе не думать ни о чем и только вслушиваться в ритмичную музыку. Вспоминая движения Зубейды, она начала старательно двигаться, пытаясь сосредоточиться и повторять увиденное. Руки в стороны, потом плавно вверх, потом вниз и снова вверх… Движения должны быть свободными, словно руки превращаются в легкие крылья. И не забывать при этом поводить плечами и покачивать бедрами. Вот так, легко и без напряжения, следуя ритмичной мелодии. Затем грациозный разворот и снова…

– Живее, живее вращай своими неповоротливыми бедрами! – весело покрикивал аль-Вахид, азартно прихлопывая в ладоши. – Почаще крутись вокруг себя, чтобы юбка взлетала вверх! Я хочу видеть твои ноги…

Мучительные стоны пленницы тонули в шуме музыки и щелканье кастаньет. В голове у нее не осталось ни одной мысли, только бесконечное кружение и ритмичное звучание, от которого уже шумело в ушах. Аль-Вахид что-то задорно кричал, перемежая английские слова с арабскими, но Элизабет не могла разобрать ни одного слова. Она все двигалась и кружилась, словно заведенная игрушка, пока в глазах у нее не потемнело. Чувствуя, как пол уходит из-под ног, девушка попыталась найти какую-нибудь опору, но ее руки повисли в воздухе, в голове зашумело, перед глазами что-то вспыхнуло и погасло…

Элизабет очнулась, когда одна из невольниц аль-Вахида начала брызгать ей в лицо холодной водой. Приподнявшись, девушка затравленно оглянулась и тихо застонала, увидев прямо перед собой лицо своего мучителя.

– Ну, англичанка, ты уже пришла в себя? – ухмылялся он, чувствительно похлопывая ее по бескровным щекам. – Давай поднимайся, день еще не кончился!

Усевшись на подушках, пират взял наполненный кубок и знаком приказал Зубейде поднести другой Элизабет.

– Выпей вина, англичанка, а то твои щеки белее выбеленного полотна.

Элизабет сделала несколько глотков и с отчаянным вызовом посмотрела на аль-Вахида.

– Что ты скажешь, мой господин? Теперь ты доволен своей послушной рабыней? – спросила она с горькой усмешкой.

Он рассмеялся, и девушка с трудом поборола желание запустить в него кубком.

– Признаться, ты порядком позабавила меня, англичанка. Такой неуклюжей танцовщицы мне еще не приходилось видеть. Но потом у тебя получалось все лучше. Думаю, ты скоро научишься этому искусству и будешь каждый день ублажать меня танцами.

– Каждый день? – Элизабет почувствовала, что ей снова становится дурно. – Ты хочешь сказать, что не собираешься меня отпускать?

Аль-Вахид посмотрел на нее с притворным непониманием.

– А ты все еще надеешься, что я тебя отпущу? Глупая женщина! Забудь о том, что можешь расстаться со мной. Впрочем, – прибавил он после короткого раздумья, – когда ты мне наскучишь, я продам тебя на алжирском рынке.

– Тогда почему бы… – начала Элизабет, но тут в дверь настойчиво застучали. Машинально прикрыв наготу, которую она уже перестала ощущать, девушка обернулась в сторону двери, куда смотрел и аль-Вахид. Пират что-то громко прокричал, и в каюту вошел еще один смуглолиций араб. Аль-Вахид поднялся ему навстречу, и они о чем-то заговорили на арабском. Элизабет напрягла слух, но ее измученное сознание отказывалось воспринимать чужую речь.

Внезапно мужчины разом взглянули в ее сторону, и у девушки по телу поползли мурашки. О нет, этого не может быть, ведь аль-Вахид обещал, что к ней больше никто не притронется… Облизнув пересохшие губы, Элизабет испуганно уставилась на вошедшего пирата, обладавшего еще более отталкивающей наружностью, чем аль-Вахид. Сказав товарищу еще пару слов, ее хозяин с неприятной ухмылкой направился к пленнице, судорожно прижимавшей к груди розовое покрывало.

– Мой верный помощник Зураб тоже не прочь попробовать твоего нектара, – не допускающим возражений тоном проговорил аль-Вахид. – Смотри же, чтобы он остался доволен тобой! Иначе мне придется наказать тебя, мой нежный английский цветочек.

– Но ты же обещал, что не отдашь меня своим людям, – охрипшим от волнения голосом промолвила Элизабет.

В ответ пират лишь рассмеялся, а затем отвесил ей звонкую пощечину.

– Ты – моя рабыня и не смеешь обсуждать приказания господина! – сверкнув очами, бросил аль-Вахид. Потом щелкнул пальцами и в сопровождении невольниц покинул каюту.

Застыв от ужаса, Элизабет молча смотрела, как Зураб с плотоядной ухмылкой приближается к ней. Остановившись прямо перед пленницей, он задрал темную рубашку и резким движением спустил штаны, обнажив омерзительную набухшую плоть. Застонав от отвращения, девушка закрыла глаза, чтобы не видеть этой отвратительной картины. Но в следующий момент она чуть не закричала во все горло, когда пират резко притянул ее голову к своему интимному месту, пытаясь прижать свое мощное орудие к ее рту.

Собрав остатки сил, Элизабет отчаянным усилием вырвалась и, вскочив с подушек, бросилась бежать. Однако у самой двери пират настиг ее и сбил с ног. Схватив пленницу за волосы, он поволок ее обратно, подталкивая коленом, словно она была мешком с мукой. Забыв угрозы аль-Вахида, Элизабет кусалась и царапалась, извиваясь в руках насильника, словно верткая змея. Наконец устав бороться с пленницей, Зураб намотал на руку ее волосы и ударил кулаком по лицу. А затем быстро перевернул на живот и прижал к ковру своей тяжелой лапищей. У Элизабет даже не было сил кричать, когда он начал наносить резкие удары кулаком по ее бедрам и ягодицам. Она лишь вздрагивала, издавая глухие стоны при каждом ударе.

Когда же пленница окончательно затихла, пират нетерпеливо раздвинул ее бедра и вошел в нее мощным движением, разрывая нежные стенки девичьей плоти. Он навалился на нее сзади всей тяжестью своего тела, его смрадное дыхание обжигало шею Элизабет, лишая ее рассудка. Плотно прижатая к ковру, она не могла свободно дышать и только судорожно вздрагивала каждый раз, когда мужское орудие грубо пронзало ее тело. Наконец пират расслабился и выскользнул наружу с отвратительным булькающим звуком.

Когда Элизабет смогла отдышаться и перекатилась на бок, Зураба уже не было в каюте. Вместо него на девушку с мерзкой улыбочкой смотрел аль-Вахид. Его штаны были уже спущены, а орудие полностью готово к бою. Тяжело застонав, Элизабет бессильно вытянулась на ковре.

«Боже, сделай так, чтобы я умерла, – взмолилась она. – Я больше не в силах выносить эти мучения!»

Глава 4

– Миледи, миледи, пожалуйста, скажите хоть что-нибудь! О святая мадонна, что эти изверги сделали с ней?!

Тихий, надрывный плач служанки окончательно прогнал оцепенение, в котором пребывала Элизабет. Приподнявшись, девушка открыла глаза, но в кромешной тьме ничего не было видно.

– Розалин, – тихо позвала она, – это ты? Где ты, моя бедняжка?

– Я здесь, здесь, миледи, рядом с вами. – Жаркое дыхание горничной согревало замерзшие руки маркизы. – Слава Богородице, вы живы!

Пощупав пространство вокруг себя, Элизабет села на подстилке. Сквозь крохотное оконце под самым потолком пробивался лунный свет, и пару минут спустя Элизабет начала смутно различать окружающие предметы. Да, они находились в той же самой каморке, заставленной какими-то мешками, что и прошлой ночью.

– Как вы себя чувствуете, миледи? Могу я хоть чем-то помочь вам?

– Принеси немного воды, дорогая.

– О миледи! Но ведь эти изверги оставили нас совсем без воды! Дверь заперта, и я не могу никуда выйти.

– Да уж лучше нам и не выходить никуда! – мрачновато заметила Элизабет. – А то, не ровен час, на нас опять набросится один из этих зверей.

Глубоко вздохнув, девушка расправила затекшие конечности. Странно, но голова совсем перестала кружиться, только немного побаливала щека, по которой ее ударил Зураб. А еще не прекращалась ноющая боль в истерзанном насильниками месте. Но к ней придется притерпеться.

– Розалин, – тревожно спросила Элизабет, – скажи мне, ты помнишь, как меня принесли сюда? Ты– не видела… не видела крови?

– Нет, миледи, ничего такого не было. Я не отходила от вас все эти два часа и обязательно заметила бы.

– Два часа? – с недоверием переспросила Элизабет. – Это столько времени я находилась без сознания?

– Я не могу сказать точно, миледи, у нас же нет часов. Но мне показалось, что прошло примерно столько времени. Во всяком случае, сумерки успели смениться полной темнотой.

Элизабет напрягла глаза, пытаясь рассмотреть лицо служанки.

– Бедная моя Розалин, – горестно промолвила она, – ты пострадала больше меня, а все равно стараешься заботиться обо мне. Как ты сама? Когда аль-Вахид пришел за мной, тебя уже здесь не было. Он сказал… – она сглотнула подступивший к горлу комок, – что отдал тебя этому мерзавцу Зурабу…

Розалин тяжело вздохнула, закрыв руками лицо.

– Самое ужасное позади, миледи. Теперь я больше не невинная девушка. Видно, такая уж моя судьба.

– Этот подонок сильно покалечил тебя?

Элизабет нервно поежилась, вспомнив доносящиеся из-за перегородки крики.

– Нет, миледи, не думаю. Но он… Ах миледи, он заставлял меня делать такие мерзкие вещи… В конце концов я потеряла сознание и очнулась только тут. Я сходила с ума, дожидаясь, пока вас тоже приведут сюда, а вас все не было и не было. Я так испугалась, миледи! Ведь вы – такая вспыльчивая, такая несдержанная на язык… Я боялась, что вы разозлите аль-Вахида и он прибьет вас.

– Поверь, голубушка, аль-Вахид быстро отучил меня распускать язык! – Элизабет жестко усмехнулась. – А если бы я оказалась плохой ученицей, уже была бы отправлена на корм рыбам. Хотя… сейчас мне кажется, что лучше бы он и вправду это сделал. Тогда бы мне не пришлось больше терпеть все эти издевательства.

– Никогда не смейте так говорить, миледи! Если я еще хоть раз услышу, что вы хотите умереть…

Розалин остановилась, не договорив своей угрозы. Элизабет не видела в темноте глаз горничной, но часть ее внутренней силы невольно передалась и ей. Грустно улыбнувшись, она протянула руку и встретилась с рукой служанки, тотчас крепко сжавшей ее холодные пальцы.

– Прости меня, Розалин, – тихо сказала маркиза. – В том, что случилось, только моя вина. Если бы я не была такой своевольной, мы не угодили бы в эту страшную переделку.

– Нет, миледи, – Розалин покачала головой, – я тоже виновата, что мы попали в руки к пиратам. Я должна была предостеречь вас и даже поднять шум. А вместо этого я поддалась любопытству и страсти к приключениям. Вот и нашла их… на свою голову. Но так не может долго продолжаться. Рано или поздно мы выберемся из этого ада. Скоро корабль аль-Вахида зайдет в какой-нибудь порт, и мы попытаемся бежать.

– Ты рассуждаешь разумнее, чем я. – Элизабет взглянула на служанку с невольным уважением. – Но вот вопрос: сможем ли мы дожить до этого дня?

Розалин убежденно кивнула, крепче сжимая ладонь хозяйки.

– Сможем, если будем благоразумны и осторожны. Нам понадобится много выдержки и душевных сил, миледи. Обещайте, что будете следовать моим советам и не лезть на рожон.

– Обещаю. А ты обещай мне взамен кое-что другое. – Элизабет обняла девушку за плечи и ласково коснулась губами ее щеки. – С этого дня нет больше ни служанки, ни госпожи. Ты – моя дорогая и любимая подруга.

Крепко обняв хозяйку, Розалин на минуту прижала ее вздрагивающую голову к своей груди.

– Да, Бет, – эхом отозвалась она, – ты – моя дорогая и любимая подруга. С этого дня и навсегда.

Утром их разбудила Фатима, принесшая скудный завтрак. Когда рабыня аль-Вахида, поставив поднос с едой на пол, вышла в коридор, ее кто-то громко окликнул за дверью. Приложив палец к губам, Розалин поспешно бросилась к двери и приникла к замочной скважине. Спустя минуту она вернулась на место и тихо сообщила:

– Эту девушку позвал сам аль-Вахид. Как я поняла, он приказал ей пойти наверх и… назвал имя какого-то мужчины. Думаю, он велел ей удовлетворить его. Должно быть, для этого он и держит этих запуганных невольниц на корабле.

– Такая же участь ожидает и нас, – мрачновато заметила Элизабет.

– Нет, во всяком случае не сейчас. Я почему-то уверена, что аль-Вахид не отдаст нас другим мужчинам. Он будет держать нас только для себя и этого мерзкого Зураба, который является здесь кем-то вроде первого помощника капитана. По крайней мере, до тех пор, пока мы не наскучим ему.

– По-твоему, это открытие должно нас как-то утешить?

– Конечно! – Розалин взглянула на подругу чуть ли не с упреком, густо покраснев. – Бет, я думаю, что двоих мужчин мы как-нибудь выдержим.

– Да. – Элизабет помолчала, сосредоточенно рассматривая обломанные ногти. – Наверное, я тоже могла бы это выдержать… Если бы аль-Вахид не искал малейшей возможности унизить меня и поиздеваться.

– А ты не показывай вида, что его поведение задевает твою гордость! Притворись глупенькой и наивной.

– Можешь не продолжать, я поняла. – Элизабет вздохнула и подняла крышку над оловянной миской с каким-то варевом. – Тогда давай как следует подкрепимся, нам еще понадобятся силы.

В этот день аль-Вахид не тревожил их до самого вечера. Должно быть, у него были какие-то другие дела. Элизабет просто сходила с ума от желания узнать, где они сейчас плывут. Но, увы! Окно находилось так высоко под потолком, что до него не было никакой возможности дотянуться. Когда же начали сгущаться сумерки, за пленницами пришел аль-Вахид и велел снова идти в свою каюту.

Там уже находились Зураб и три знакомые невольницы. Снова звучала монотонная мелодия, на пестром покрывале дымились ароматные блюда. При появлении пленниц помощник аль-Ва-хида плотоядно оскалился, оценивая обеих масляным взглядом. На какое-то время Элизабет сделалось не по себе. Стоило ей подумать, что сейчас их снова заставят удовлетворять похоть этих господ, как ее сердце наполнялось отчаянием. Но сегодня рядом с ней была стойкая и надежная Розалин.

– Ну, мой нежный цветочек, готова ли ты развлекать своего уставшего господина? – спросил аль-Вахид, окидывая ее цепким взглядом.

Внутри Элизабет все сжалось от ненависти, но, следуя совету мудрой подруги, она глуповато заморгала и детским голоском промолвила:

– Да, мой господин. Желает ли господин, чтобы я развлекла его танцами?

– Что ж, неплохо будет для начала посмеяться, – ответил он, довольно поглаживая бороду. – Давай, начинай. А твоя служанка пусть смотрит и учится.

Элизабет принялась облачаться во вчерашний наряд. Странно, но сегодня она почти не испытывала неловкости при мысли, что аль-Вахид и Зураб будут смеяться над ее неумелыми движениями. Вчера это казалось ей немыслимым позором. Как и то, что они не отрывали глаз от ее обнаженного тела, пожирая его своими похотливыми взглядами. Сейчас подобное ее совсем не волновало; усилием воли она заставила себя не воспринимать этих негодяев как нормальных людей. Только бы поменьше прикасались они к ней своими грязными лапами. Все остальное – не в счет.

Музыка зазвучала быстрее, и Элизабет вышла на середину каюты, мысленно собираясь с силами, чтобы начать этот непристойный танец. На мгновение она встретила напряженный взгляд Розалин, и та незаметно кивнула головой. Главное – дожить до того дня, когда у них появится возможность вырваться из этого ада. Плавно описав круг по узорчатому ковру, Элизабет взмахнула руками и закружилась в ритме зажигательной восточной мелодии. Ей показалось, что сегодня ее движения стали намного легче, чем вчера, тело было не таким неповоротливым.

«Я похожа на ведьму, попавшую на шабаш, – подумала Элизабет, на минуту развеселившись от этой мысли. – Боже, помоги мне не лишиться рассудка от этого кошмара!»

* * *

Элизабет даже не могла представить себе, сколько времени длилось это изматывающее плавание. Они с Розалин потеряли счет дням и неделям. Каждый вечер повторялось одно и то же. Их приводили в каюту аль-Вахида, заставляли танцевать и пить вино, а потом снова и снова насиловали. Теперь все это происходило в одном помещении. Пираты совершенно не стеснялись друг друга и набрасывались на пленниц разом, кто кого успевал поймать. Потом они менялись, и все повторялось по второму и третьему кругу. Несмотря на то что их не морили голодом, Элизабет с Розалин сильно исхудали. Их тела были покрыты синяками и ссадинами, волосы слиплись. Иногда рабыни аль-Вахида приносили им немного морской воды, чтобы они могли помыться. Но после таких ванн все тело начинало чесаться и покрывалось волдырями.

За все дни пленниц ни разу не выпустили на палубу подышать свежим воздухом. Аль-Вахид объяснял это тем, что не хочет провоцировать своих корсаров. Маленькое оконце их каморки не открывалось, и в дневное время нечем было дышать от духоты. Порой Элизабет охватывало безысходное отчаяние, но более стойкая Розалин всегда была начеку и старалась подбодрить подругу. Элизабет была безмерно благодарна ей за это. Она прекрасно сознавала, что без своей мужественной и находчивой подруги давно бы сломалась и впала в глубокое отчаяние.

Однажды утром Розалин внезапно разбудила миледи:

– Просыпайся, Бет, кажется, наверху происходит что-то необычное.

Элизабет в одну минуту стряхнула с себя остатки сна.

– Что там может происходить? – настороженно спросила она. – Какая-нибудь драка?

– Нет, – возбужденно объяснила Розалин, – мне кажется, что дело совсем в другом. Ты не замечаешь, что мы уже давно стоим на месте?

Действительно, впервые за долгое время пол под их ногами не качался, а за окном не было слышно мерного рокота волн. Вернее, движение воды все же ощущалось, но было похоже, что волны просто бьются о борт корабля с глухим звуком.

– Что бы это могло значить? – заинтригованно спросила Элизабет. – Мы прибыли в какой-то порт?

– Похоже на то. Другой причины для остановки я не вижу. Да и потом, этот неясный шум… Он тебе ничего не напоминает?

– Так гудел гибралтарский порт. Да, действительно, мы находимся в каком-то портовом городе. Что ж, в этом нет ничего удивительного. Рано или поздно это должно было случиться.

– Но это кое-что существенно меняет. – Розалин наклонилась к самому лицу подруги. – Теперь мы должны попытаться сбежать отсюда!

Элизабет тяжело вздохнула, бросив на девушку выразительный взгляд.

– Боюсь, дорогая, что это легче сказать, чем сделать. Если аль-Вахид по-прежнему будет держать нас взаперти…

– Тише! – Розалин испуганно приложила палец к губам. – Сюда кто-то идет.

В коридоре послышались негромкие шаги, и вскоре в каморку вошла Фатима, неся в руках поднос со скудным завтраком. Поставив поднос на циновку, невольница повернулась к девушкам спиной и бесшумно направилась к двери. Короткого обмена взглядами оказалось достаточно, чтобы Элизабет и Розалин бросились к рабыне аль-Вахи-да. Не успела та даже ойкнуть, как ее повалили на пол и скрутили руки за спиной. Пока Элизабет придерживала Фатиму, Розалин сняла с ее головы шарф и связала невольнице руки. Потом, поискав глазами что-нибудь вроде кляпа, Розалин с яростным усилием оторвала полосу от какой-то мешковины и так же ловко завязала Фатиме рот.

– Все, – сказала она, тяжело дыша, – теперь она не сможет закричать и позвать на помощь. Бери у нее ключи и давай запрем ее здесь.

– Черт возьми, мы не сможем далеко уйти в таких нарядах! – в отчаянии спохватилась Элизабет, отрывая от пояса Фатимы цепочку с ключами. Потом подтянула тонкие шаровары, которыми ее снабдил аль-Вахид, и устремилась вслед за подругой к выходу.

Заперев дверь на ключ, девушки с опаской двинулись по узкому коридору. Здесь никого не было, но сверху все отчетливее доносились взволнованные голоса.

– Если нам каким-то чудом удастся незаметно проскользнуть на палубу, нам останется только прыгнуть в воду и вплавь добираться до берега, – прошептала Элизабет, не сомневаясь, что их намерения постигнет неудача. Но спасовать перед опасностью теперь казалось трусостью. В любом случае дороги назад уже не было. Фатима тотчас рассказала бы пирату о том, что произошло.

Однако далеко уйти им не удалось. Неожиданно из-за узенькой лестницы наверх выскочили два араба в коротких нарядных кафтанах. С изумленными возгласами они окружили беглянок, схватили под руки и потащили в каюту аль-Вахида.

«Это конец! – в панике подумала Элизабет. – Теперь негодяй изобьет нас до полусмерти, за то что мы осмелились бежать!»

Минуту спустя упирающихся пленниц втащили в капитанскую каюту, и они предстали перед изумленным аль-Вахидом. К удивлению Элизабет, он находился здесь не один. Рядом с ним стоял дородный араб в богатом длиннополом кафтане, сверкающем драгоценными каменьями. В руках у него был посох с костяным набалдашником, на голове красовался высокий белоснежный тюрбан.

При появлении девушек лицо незнакомца вытянулось, а его густые брови вопросительно взлетели вверх. Обернувшись к аль-Вахиду, он протянул посох в сторону пленниц и что-то требовательно спросил. Странная метаморфоза произошла с лицом пирата. Вместо обычной язвительной усмешки на нем проступили растерянность и плохо скрытая досада. Он что-то быстро ответил высокому незнакомцу, однако тот, по-видимому, остался недоволен ответом корсара. Его темные глаза сверкнули гневом. Деревянный посох грозно врезался в дощатый пол, оставив на ковре заметную вмятину.

Смекнув, что незнакомец недоволен аль-Вахидом, Элизабет напрягла все свое внимание, пытаясь разобрать его слова. Он говорил по-арабски, но девушка уже достаточно хорошо понимала их смысл.

– Сын шакала, ты хотел скрыть от меня свою добычу! – раздраженно говорил высокий араб. – Как ты осмелился это сделать? Судно, на котором ты занимаешься разбоем, принадлежит мне, и ты обязан докладывать мне все о своей добыче.

– Выслушай же меня, почтенный Ибн-Шариф, – оправдывался пират, нервно пощипывая бороду. – Эти женщины не представляют никакой ценности. Они глупы, как ослицы, не умеют ни петь, ни танцевать. Они даже не знают, как нужно ублажать мужчину! К тому же одна из них замужем, и тебе не удастся выгодно продать ее на невольничьем рынке.

Незнакомец предостерегающе поднял руку.

– Это не тебе решать, дерзкий сын Абдуллы. Тебе известно, как трудно сейчас стало добывать белокожих рабынь. На алжирские рынки почти не поступает новых невольниц, и любая добыча представляет ценность. К тому же эти женщины – англичанки.

– Но взгляни на них получше, господин! Разве можно назвать этих ободранных нерях красавицами? – не унимался аль-Вахид.

В ответ высокий араб жестко рассмеялся.

– Да, благодаря твоим стараниям они выглядят просто безобразно! Смотри, корсар, если ты посмел их искалечить, я вычту их стоимость из твоей доли. Я немедленно забираю этих женщин, – проговорил он непререкаемым тоном. – И моли Аллаха, чтобы удалось придать им товарный вид.

Незнакомец отдал своим людям какой-то короткий приказ. Те тотчас подхватили девушек под руки и снова потащили, но теперь уже из каюты. Намеренно замешкавшись в дверях, Элизабет обернулась и с вызовом посмотрела в глаза аль-Вахиду.

«Ты больше ничего не сможешь мне сделать, – сказал этот сверкающий взгляд. – Ты смел только с беззащитными женщинами, и я презираю тебя как последнее ничтожество».

Бросив в сторону пирата дерзкую победную улыбку, девушка позволила стражнику увести себя из каюты. Их положение оставалось по-прежнему тяжелым, но на сердце у Элизабет стало намного легче. Что бы ни случилось с ними, хуже, чем было, не будет.

Глава 5

– Что ты льешь в воду, Калила?

– Это фиалковое масло, госпожа. У нас на Востоке считают, что оно излечивает от печали.

– Прекрасно. Теперь можешь идти, Калила, я хочу немного побыть одна.

Довольная, что может понимать язык служанки, Элизабет вступила в огромную медную ванну, вделанную прямо в пол. Это было настоящим блаженством – оказаться в чистой ароматной воде и смыть с себя несколько слоев морской соли. Впрочем, в этом ей настойчиво помогали невольницы работорговца. Вот уже целую неделю они мыли ее, скоблили какими-то деревянными скребками, растирали с головы до пяток душистыми мазями. И результат был налицо – ее кремовая кожа снова стала нежной и гладкой, как бархат, медные волосы заблестели, под глазами исчезли темные круги. Такое же чудесное преображение случилось и с Розалин. За ней так же тщательно ухаживали, прекрасно кормили и обращались, как с самой настоящей знатной госпожой, что поначалу немало смущало девушку.

Блаженно постанывая, Элизабет расслабленно вытянулась в ванне. Ей хотелось нежиться так бесконечно, но в комнату вошла Калила, чтобы вытереть ее и проводить в отведенное им с Розалин помещение. В руках служанки были чистые шаровары из мягкого голубого шелка и просторная кофточка с широкими рукавами.

В комнате подругу дожидалась Розалин. Сидя на подушках перед низеньким столиком, она нетерпеливо посматривала на большое медное блюдо и на две маленькие фарфоровые вазочки.

– Что у нас сегодня на завтрак? – весело спросила Элизабет, помахав подруге рукой.

– Мм… такое вкусное лакомство, что пальчики оближешь. Пирожки с голубиным мясом, яйцами и миндалем. А еще халва, финики и апельсиновый сок.

Удобно расположившись напротив подруги, Элизабет потирала руки от удовольствия. Не прошло и десяти минут, как содержимое блюда и вазочек было почти полностью уничтожено. Откинувшись на подушки и неспешно потягивая сок, Элизабет с интересом посмотрела на свою бывшую служанку.

– Ты выглядишь очень довольной, Розалин, – задумчиво произнесла она. – Похоже, жизнь в доме Ибн аль Шарифа пошла тебе на пользу.

Розалин бросила на подругу смущенный взгляд.

– Наверное, тебя это удивляет, Бет. Но ведь ты с детства привыкла к роскоши, к тому, что за тобой ухаживают, тебя лелеют. А я всегда была лишь простой служанкой. Стоит ли удивляться, что такая жизнь пришлась мне по вкусу?

– Да. Наверное, ты права. Однако не забывай, что впереди нас ждет еще одно трудное испытание. Ведь Ибн аль Шариф собирается продать нас в какой-нибудь гарем. Но я очень надеюсь, что этого удастся избежать. Нужно выбрать удобный момент и рассказать ему, что правитель Туниса – мой родственник.

– Ты все же решила это сделать? Ох, Бет, боюсь, что он не поверит нам!

– Но что же остается делать? Я должна найти такие слова, которые смогут его убедить. Конечно, очень печально, что мы находимся не в Тунисе, а в Алжире. Но я думаю, что отвезти нас в соседнюю страну не будет таким уж трудным делом. Тем более что Касим-бей наверняка щедро наградит работорговца.

Какое-то время девушки молчали, блаженно растянувшись на ложе из мягких подушек.

– Скорей бы работорговец снова навестил нас, – продолжила начатую тему Элизабет. – Ведь он даже не заглядывал в эти покои с того дня, как привел нас сюда. А мне необходимо увидеть его до начала торгов. Вдруг он и впрямь не поверит мне с первого раза?

* * *

Однако работорговец так и не появился в покоях пленниц. Прошел день, второй, а его все не было. На третье утро к девушкам заглянула пожилая матрона почтенного вида. С ней было несколько служанок. Внимательно оглядев испуганных пленниц, арабка медленно проговорила, четко произнося каждое слово:

– Выполняя приказание моего господина Ибн аль Шарифа, я объявляю вам, что сегодня вы будете выставлены на торгах. Ступайте вместе со служанками в банный зал. Когда будете готовы, я вернусь за вами.

Вскочив с подушек, Элизабет в смятении бросилась вслед за женщиной, но служанки не выпустили ее, окружив плотным кольцом. Все дальнейшее происходило, будто в каком-то тумане. Их с Розалин привели в банный зал и начали снова тщательно отмывать, растирать мазями и поливать благовониями. Калила придирчиво осмотрела ноги девушек, подмышки и интимные места, с которых еще в первый день были удалены все волосы с помощью воска. Затем пленниц вернули в их комнату и начали наряжать, словно невест перед свадьбой. Пока их лица подкрашивали румянами и сурьмой, а волосы завивали горячими щипцами, Элизабет еще могла сохранять видимое спокойствие. Но как только служанки развернули перед пленницами яркие непристойные наряды, ее охватила настоящая паника. В памяти сразу всплыли рассказы матери. Глаза заволокло слезами, все тело покрылось горячей испариной.

– О Боже! Помоги мне выдержать все это! – подавленно прошептала она, крепко стиснув вспотевшие руки.

Элизабет облачили в полупрозрачную пышную юбочку из лимонно-желтого шелка, с широким поясом на бедрах. Вокруг груди обмотали тонкую полоску такой же ткани, заколов ее золотистой брошечкой в ложбинке между двух полушарий. На голову девушки водрузили овальную шапочку, а сверху набросили светло-желтое газовое покрывало, сквозь которое просматривались волосы, усыпанные золотыми блестками. На ноги надели золотистые шлепанцы на небольшом каблучке с загнутыми вверх носами. Когда туалет был закончен, служанки бесшумно выскользнули из комнаты, оставив пленниц одних.

– Ну вот и кончилось наше привольное житье, – со вздохом промолвила Розалин. – Один Бог знает, что теперь с нами будет.

Элизабет повернулась к подруге да так и застыла на месте с открытым ртом. Перед ней стояла ослепительная красавица. На Розалин был такой же наряд, как и на ней самой, только не желтого цвета, а восхитительного оттенка морской волны. Пышные льняные локоны девушки струились серебристым каскадом до самой талии. Сквозь тонкое газовое покрывало мерцали серебряные блестки, словно звездочки в ночи. Голубые глаза Розалин были слегка подведены сурьмой и казались огромными яркими сапфирами. В первый раз Элизабет заметила, что Розалин немного выше ее ростом, а ее фигура выглядит очень статной. У нее были прекрасные длинные ноги, необычайно стройные, хорошо развитая грудь и пышные бедра, сочетающиеся с тонкой обольстительной талией.

Пораженная Элизабет смотрела на бывшую служанку во все глаза, не зная, что и сказать. Она не считала Розалин красавицей. Привыкнув видеть ее в простом светло-сером платье, белоснежном чепце и накрахмаленном переднике, бывшая госпожа и представить не могла, что Розалин может быть такой привлекательной.

«А она жила столько времени в одном доме с моим мужем, – невольно подумала Элизабет. – Поразительно, как я могла быть так слепа! Если бы Леон не был так влюблен в меня, кто знает, что могло бы из этого выйти?»

– Ты смотришь на меня так, будто видишь в первый раз, – улыбнулась Розалин. – Ах, Бет, я прекрасно знаю, о чем ты сейчас думаешь. Но теперь мы уже никогда не будем соперницами. Мы обе находимся в нелегком положении и должны держаться вместе.

– Ради всего святого, прости меня! – Элизабет подошла к подруге и нежно обняла за плечи. – Просто ты сегодня поразила меня до глубины души. Ты… ты самая красивая женщина из всех, что мне доводилось встречать. Ни одна лондонская аристократка не сравнится с тобой. О Розалин, ты заслуживаешь лучшей участи, чем та, на которую обрекла тебя судьба!

– Тише, Бет, тише! Не нужно новых слез… Возможно, все еще закончится хорошо. Ужасно что тебе не удалось переговорить с Ибн аль Ша-рифом до торгов, но ты наверняка сможешь рассказать об этом кому-нибудь другому. Например, тому человеку, который купит нас.

– Нас! Да, если бы нам удалось не разлучаться после этих ужасных торгов… Но надежды на это мало. Однако мы обязательно что-нибудь придумаем, чтобы не потерять друг друга из виду. Я не сомневаюсь, что нас купят очень богатые люди. А потом все будет зависеть от нас самих.

Дверные занавески зашуршали, и в комнату снова вошла пожилая матрона. Придирчиво оглядев пленниц, она довольно кивнула головой и неожиданно спросила Элизабет:

– Господин Ибн аль Шариф сказал, что ты замужем. Это правда, англичанка?

Элизабет кивнула:

– Да, почтенная госпожа. Я действительно замужем за одним знатным англичанином. Мой муж был капитаном корабля и попал в плен к пиратам в одном из сражений. Я отправилась на Восток, чтобы разыскать его, но вместо этого сама стала пленницей.

– Тогда ты вряд ли когда-нибудь увидишься со своим мужем. Поверь мне, англичанка, как бы тебе ни тяжело было с этим смириться. Однако я должна кое о чем предупредить тебя. – Женщина помолчала, пристально глядя в глаза Элизабет. – Ты не должна никому рассказывать о том, что у тебя есть муж. Ибо ни один правоверный мусульманин не возьмет в свой гарем замужнюю женщину, рискуя погубить свою бессмертную душу.

– А если я не стану этого скрывать, что будет тогда?

– Тогда ты попадешь в бордель, где тебя заставят ублажать многих мужчин. Каждый вечер, не пропуская ни одного дня, пока ты не превратишься в изможденную старуху. Если бы ты была некрасива или стара, тебя могли бы использовать как прислугу. Но с твоей роскошной фигурой и таким привлекательным лицом это исключено. Моему хозяину все равно, кто тебя купит, лишь бы цена была достаточно высокой. Так что выбор за тобой.

С минуту Элизабет молчала, обдумывая слова арабки. Но размышлять было не о чем. Упустить возможность встретить разумного влиятельного человека, у которого можно будет попросить помощи? Снова пройти через все издевательства, которым ее подверг аль-Вахид? Никогда!

– Я все поняла, госпожа, – с легким поклоном ответила она. – Я буду держать язык за зубами и никому не скажу, что я замужем. Достопочтенный Ибн аль Шариф может быть в этом уверен.

Женщина величественно качнула своим пышным тюрбаном. Затем она прикрепила к головному убору черную чадру, оставив открытыми одни глаза, и сделала пленницам знак следовать за ней. Они прошли несколько длинных коридоров, охраняемых стражниками, и вскоре оказались в просторном внутреннем дворике. Здесь им пришлось ненадолго задержаться, потому что к пожилой арабке подошел какой-то мужчина и о чем-то быстро заговорил с ней на непонятном наречии.

На какое-то время Элизабет с подругой остались без присмотра. Быстро оглядевшись, Розалин незаметно приблизилась к ажурной решетке, за которой просматривался участок тихой улочки. Но не успела девушка коснуться низенькой калитки, запертой непрочной щеколдой, как на нее тут же набросился стражник, охраняющий внутренний двор.

– Прочь, негодница! – злобно зашипел он, замахиваясь на пленницу короткой плетью. – Я покажу тебе, как совать свой нос, куда не следует!

Он ударил ее кулаком в плечо. Однако сделать это во второй раз ему не удалось. Из-за резной мраморной колоннады неожиданно появился молодой мужчина и поднял руку в предостерегающем жесте.

– Негодяй, как ты смеешь бить эту девушку?! – воскликнул он, гневно сдвинув красивые тонкие брови. – Ступай отсюда, пока я не пожаловался на тебя почтенному Ибн аль Шарифу!

Стражник с недовольным видом отошел в сторону. Молодой араб повернулся к пленнице, и выражение негодования на его лице сменилось почтительным изумлением.

– Кто ты, о прекрасный цветок райских садов? – спросил он, не отводя от лица девушки восхищенного взгляда. – Как ты попала сюда? Какая земля взрастила тебя?

– Я пленница работорговца Ибн аль Шарифа, – поспешно ответила Розалин. – Меня и мою госпожу захватили пираты, когда мы плыли из Англии в Тунис.

– Твою госпожу? – молодой араб бросил в сторону Элизабет заинтересованный взгляд и снова повернулся к Розалин. – Никогда бы не подумал, что ты можешь быть простой служанкой. Ты прекрасна, как сама заря, а твои глаза чисты, как небо в счастливый день. Но куда вас ведут? Не на торги ли, которые уже начались в доме Ибн аль Шарифа?

Розалин кивнула, смущенно опуская глаза.

– Да, ты угадал. Нас в самом деле ведут на эти торги. Нас… нас хотят продать… отправить в какой-нибудь гарем. Меня хотят разлучить с моей любимой госпожой!

– Не бойся, красавица! Я тоже буду там и постараюсь купить вас обеих – и тебя, и твою госпожу. Меня зовут Фарид аль Бунни. Мой отец, Абу-Фарид Хасиб аль Бунни, посол тунисского бея при алжирском дворе. Он достаточно богат, чтобы заплатить за двух таких красавиц.

– О, если бы все случилось именно так! – Розалин едва не подпрыгнула от радости. – Клянусь тебе, Фарид, ты не пожалеешь, если купишь нас!

Молодой араб погладил небольшую темную бородку, пристально глядя на девушку.

– Я не в силах оторвать от тебя взора, словно ты околдовала меня, – улыбнувшись, продолжил он. – Подобной тебе я не встречал на этой грешной земле. Твоя кожа – чудный перламутр из морских глубин, волосы – дивное серебро, а глаза – сапфиры, своей красотой они затмевают небосвод в солнечный день. Я не знаю твоего имени, но если б мог, назвал бы тебя Лейлой – по имени нежной красавицы из легенды о Лейле и Меджнуне.

– О Фарид, твои добрые слова согрели мое замерзшее сердце, – с чувством отозвалась изумленная Розалин. – Я даже не думала…

Ей пришлось замолчать, потому что к ним уже приближалась пожилая арабка. Элизабет испугалась, что сейчас она набросится на Розалин с гневными упреками, но взгляд матроны оставался бесстрастным.

– Ступайте за мной и не смейте ни с кем заговаривать по дороге, – приказала она, направляя девушек в сторону широкого прохода между колоннами.

Пленницы безропотно подчинились, однако, покидая внутренний дворик, Розалин успела бросить Фариду еще один пламенный взгляд. Заметив это, пожилая арабка иронично сощурила глаза, но не произнесла ни слова.

«Наверное, она нарочно делала вид, что не замечает, как Розалин разговаривает с Фаридом, – догадалась Элизабет. – Она знает, что он очень богат и может заплатить за нас хорошую цену».

Элизабет ожидала, что их повезут на самый настоящий рынок под открытым небом, но пленниц привели в небольшое закрытое помещение. Здесь уже находились две невольницы, и в это время хозяин расхваливал собравшимся мужчинам свой товар. Покупателей было не так уж много, всего человек двадцать, однако большинство из них были одеты довольно роскошно. Они восседали на низких скамейках, поставленных полукругом, в середине которого находились пленницы и работорговец. Арабка сделала девушкам знак подождать, и они остановились у самого входа, в тени точеных колонн из коричневого агата.

Вскоре в помещение через другую дверь прошел Фарид, и Розалин легонько толкнула подругу в бок.

– Посмотри на него, Бет, – возбужденно зашептала она, – мне никогда не приходилось видеть такого привлекательного мужчину! Он еще совсем молодой, не старше двадцати двух лет. И мне кажется, что он очень добрый.

– Да, у него действительно очень добрые глаза. И красивые. Мне почему-то кажется, что этот человек недавно перенес какое-то большое горе. Вон та глубокая морщинка не могла появиться на его лбу просто так.

Элизабет получше присмотрелась к молодому арабу. Его лицо отличалось правильными чертами и было полно спокойного достоинства. Из-под высоких тонких бровей смотрели умные карие глаза. Одет юноша был нарядно, но без излишеств. Поверх красного шелкового одеяния на нем был серый атласный кафтан с короткими рукавами. Единственный драгоценный камень – рубин – сверкал в невысоком белоснежном тюрбане.

Проданных невольниц увели, и работорговец вывел на середину комнаты Элизабет и Розалин. Расхаживая по кругу и выразительно размахивая руками, он красочно описывал покупателям двух пленниц-англичанок.

– О достойнейшие! Взгляните повнимательнее на этих северных красавиц! Таких прекрасных инглези давно не попадало в ваши гаремы! – восклицал он. – Красота одной из них подобна яркому солнцу, ослепляющему своим блеском. Другая сравнится с серебристой луной, пленяющей своим чарующим загадочным светом.

Покупатели оживленно переговаривались, постепенно набавляя цену. Элизабет с беспокойством посматривала на Фарида, но его лицо оставалось уверенным и бесстрастным. Когда шум немного утих, он что-то небрежно произнес и торги возобновились. Так повторилось еще два раза. Однако финал этого действия оказался неожиданным. В комнату быстро вошли двое мужчин, один из которых, в отличие от остальных покупателей, был без бороды. От подруг не укрылось, какими недовольными взглядами встретили покупатели вошедших. Пройдя на середину комнаты, безбородый мужчина поднял вверх руку, призывая к тишине, и громко объявил, что обе английские невольницы будут отправлены в гарем бея.

С приглушенным ропотом покупатели стали подниматься со своих мест и покидать зал. Лицо хозяина выглядело озадаченным, но он не осмелился возражать безбородому арабу, занимавшему, по-видимому, высокое положение при дворе алжирского правителя. Отсчитав несколько золотых монет, безбородый повернулся к девушкам и коротко приказал следовать за ним. Розалин начала потихоньку всхлипывать и в отчаянии взглянула на Фарида, все еще остававшегося в комнате. Он не смотрел на нее. Его брови были нахмурены, а красивые, четко очерченные губы сжались в тонкую линию. Заметив, что пленница медлит, слуга безбородого грозно прикрикнул на нее и подтолкнул к выходу.

Подруг вывели на улицу и поместили в закрытые носилки. Слушая судорожные рыдания Розалин, Элизабет хмуро покусывала губы. Она все еще не могла поверить, что все так скверно обернулось. Ведь они были совсем близки к тому, чтобы отправиться в Тунис, где можно было без особых трудностей связаться с Касим-беем или его первой женой. А теперь их ждало новое испытание, полное неизвестности.

Глава 6

– Я Хинд, смотрительница гарема великого правителя Алжира Мехмет-Али. Зовите меня лалла, что по-арабски значит «госпожа». Вы должны исполнять все мои указания и обращаться ко мне, если вам что-то понадобится. Идемте, я покажу вам территорию гарема.

Девушки почтительно склонили головы, боязливо поглядывая на высокую статную арабку. Госпоже Хинд было не больше тридцати пяти лет. Ее бледно-голубое просторное одеяние, затканное серебром, заметно контрастировало с пестрыми нарядами наложниц бея. Горделиво поднятую голову женщины венчал пышный белоснежный тюрбан, украшенный сверкающим алмазом и огромным изогнутым пером. Подкрашенные глаза цвета молодой бирюзы смотрели зорко и чуть снисходительно. Но лицо смотрительницы казалось добрым. Элизабет даже подумала, что она поглядывает на новых наложниц с некоторым сочувствием, словно понимает, как нелегко им сейчас.

В сопровождении своей новой госпожи девушки спустились по деревянной лесенке со второго этажа белого вытянутого строения, где находились отведенные им комнатки, и двинулись по выложенной мраморными плитами дорожке. Экскурсия оказалась более длительной, чем они ожидали. Уютные внутренние дворики с фонтанами следовали один за другим. Несколько раз они пересекали просторные крытые веранды, окруженные стройными колоннами. А когда оказались в огромном цветущем саду, пленницы были поражены его великолепием. Казалось, они попали в благоухающий рай. Множество тропинок, обсаженных цветами, разбегались во все стороны сада. С десяток резных беседок, выкрашенных в светлые тона, были разбросаны среди цветущих кустов роз и жасмина. А в самом центре сада находился обширный четырехугольный бассейн, окруженный рядами белоснежных лилий, желтых и сиреневых ирисов и розовых гиацинтов.

И повсюду были женщины. Самого разного возраста, с самыми различными оттенками кожи, глаз, волос. Они расхаживали по дорожкам, обмахиваясь опахалами, стайками собирались в беседках и под крытыми навесами, возлежали на шелковых одеялах вокруг фонтанов и бассейна. При появлении госпожи Хинд и ее спутниц женщиы заинтересованно оборачивались и начинали оживленно что-то обсуждать.

– Не обращайте внимания, – сказала смотрительница, – появление новых наложниц всегда вызывает огромный интерес у жительниц гарема. Вскоре они привыкнут и не будут так откровенно рассматривать вас.

– Сколько же их тут всего? – изумленно спросила Элизабет. – Я уже успела насчитать несколько десятков.

Госпожа Хинд снисходительно усмехнулась:

– Около сотни женщин находится в гареме самого бея. Еще столько же – в гаремах двух его сыновей, смежных с гаремом правителя. Всего около двухсот женщин. Прибавьте сюда несколько десятков евнухов, стражников и служанок.

– Ничего себе! Сколько же нужно съестного, чтобы прокормить столько людей!

– Достаточно много. Кухня гарема занимает целое двухэтажное здание и имеет отдельный внутренний двор с бассейном. Работа там не прекращается ни днем, ни ночью.

Смотрительница направилась к выходу из сада, и вскоре девушки оказались в огромном прямоугольном помещении. Его бесчисленные двери, забранные ажурными решетками, были распахнуты и вели в просторный внутренний двор. Там, вокруг весело журчащего фонтана, собралось десятка два женщин. Еще столько же укрывались от августовского зноя в тени крытых галерей. Стены зала были выложены цветной мозаикой, ониксовый пол устилали пышные ковры с замысловатыми восточными орнаментами. Здесь стояло несколько низеньких диванчиков, уютных лежанок и деревянных столиков, уставленных вазочками со всевозможными сладостями и фруктами. С потолка спускалось несколько серебряных и золотых светильников на филигранных цепях. В высоких кадках росли, апельсиновые и лимонные деревья. Изящные курительницы на высоких треногах источали дурманящие ароматы восточных благовоний.

– Это главное помещение гарема, – пояснила госпожа Хинд. – Присядем, нам нужно поговорить.

Смотрительница указала на два низеньких дивана, стоящих один против другого. Потом подвинула к девушкам блюдо с крупными гроздьями винограда й выжидающе посмотрела на них.

– Итак, вы обе удостоились высокой чести быть избранными для гарема бея, – неторопливо начала она. – Однако это высочайшее доверие еще нужно оправдать. Прежде чем вы предстанете перед светлыми очами правителя, вы должны пройти курс тщательной подготовки. Возможно, она займет несколько месяцев, но все будет зависеть от ваших способностей. Вы уже неплохо разговариваете по-арабски, и это облегчит вашу задачу. Теперь вам нужно научиться правильно вести себя в присутствии господина, со вкусом одеваться и овладеть несколькими искусствами.

– Что именно ты имеешь в виду, почтенная госпожа? – спросила Элизабет, охваченная недобрым предчувствием.

– Вы должны научиться танцевать, играть на музыкальных инструментах, а также принимать участие в интересных разговорах. Иными словами, овладеть искусством развлекать своего господина. В противном случае вы можете так никогда и не быть призваны к нему и проведете остаток своих дней, не покидая этих стен.

– А такое случается?

Госпожа Хинд странно усмехнулась, бросив на девушку быстрый внимательный взгляд.

– Случается, и нередко. Какими бы чудесными достоинствами ни обладал наш великий господин, он всего лишь обыкновенный мужчина. А ни один мужчина не способен уделять внимание стольким женщинам.

– Но для чего же тогда их всех держат здесь? – непонимающе спросила Розалин. – Не проще было бы ограничиться… ну, скажем… двадцатью женщинами?

Смотрительница терпеливо вздохнула.

– Такой скромный гарем пристало иметь какому-нибудь купцу, а не могущественному правителю огромной страны. Приобретая новую наложницу, господин, естественно, рассчитывает, что она окажется достойной его милостивого внимания. Но невольницы часто не оправдывают оказанной им чести. Бывает, что, призвав наложницу один раз, бей больше не желает ее видеть.

– Но в этом случае женщину все равно не отпускают из гарема? – Элизабет бросила на подругу незаметный тревожный взгляд.

– Само собой. Если уж женщина вошла в гарем бея, пути назад для нее уже нет. Поэтому нужно стараться понравиться правителю. Однако в вашем случае возможен и другой вариант развития событий.

– Другой вариант?!

– Да. – Госпожа Хинд многозначительно помолчала. – Дело в том, что наш мудрый повелитель Мехмет-Али уже не так молод и в последнее время уделяет мало внимания мирским утехам, больше заботясь о своей бессмертной душе. Скорее всего он отдаст вас кому-нибудь из своих сыновей. Возможно, Джамилю или Азиму, которые проживают в этом же дворце.

– О, это уже становится интересным!

Не сдержав короткого смешка, Элизабет тут же смущенно прикрыла рот рукой. Смотрительница укоризненно покачала головой, смерив ее строгим взглядом.

– Смеяться тут нечему, ибо неизвестно, что может оказаться лучше, – предупредила она, понизив голос. – Однако в любом случае вам придется сначала пройти курс подготовки. И только тогда господин решит, как с вами поступить.

– Но разве… разве не сами сыновья бея должны решать, нужна ли им та или иная наложница?

– Это исключено. Потому что ни один мужчина, кроме господина, не должен видеть лица наложницы.

– Странно… Получается, что новому хозяину предложат кота в мешке?

Госпожа Хинд снова усмехнулась:

– Можете называть это так. А теперь мы должны решить, какие имена вам дать. – Она посмотрела на девушек с мягкой улыбкой: – Я уже подумала над этим. Тебя, – она повернулась к Элизабет, – мы назовем Аминой, что по-арабски значит «ослепительная». Ибо, как сказал работорговец Ибн аль Шариф, твоя яркая красота подобна ослепляющему сиянию солнечных лучей. А ты будешь теперь зваться…

– Лейлой, – поспешно вставила Розалин. – Пожалуйста, благородная, разреши мне взять это имя!

– Что ж, это ласковое имя вполне подходит к твоему нежному лицу, – согласилась смотрительница.

Элизабет с Розалин переглянулись. Подобное новшество было совсем не по душе ни одной из них, но возражать вряд ли имело смысл. Приняв молчание невольниц за согласие, госпожа Хинд добавила:

– А теперь мне осталось показать вам бани и выбрать подходящую одежду. Не думаю, что вам удобно передвигаться в соблазнительных нарядах, в которых вас доставили с торгов.

Они пересекли внутренний дворик и снова вышли в сад. К зданию бань нужно было пройти по широкой дорожке, обсаженной гранатовыми и персиковыми деревьями. Внезапно женщины увидели крытые носилки с верхом, напоминающим небольшой шатер. Их несли два крепких чернокожих раба, и их гладкие мускулистые спины поблескивали от пота. Тонкие белые занавески палантина были раздвинуты и собраны вокруг четырех точеных колонок, что позволяло рассмотреть восседавшую среди груды подушек пассажирку.

Ею оказалась молодая арабка с черными, как ночь, глазами, сверкающими из-под длинных агатовых ресниц. Лицо женщины было тонким и красивым, однако его несколько портило надменное выражение, а кожа – даже светлее, чем у Элизабет, – напоминала лепестки жасмина. На голове женщины была золотистая шапочка с кистями и устремленным вверх белым пером. Черные волнистые волосы ниспадали вдоль стройной прямой спины. Поверх желтых шаровар на незнакомке был надет длинный халат яркого фисташкового цвета, затканный золотыми узорами. Плоскую грудь прикрывало ожерелье из золотисто-желтых топазов.

Рабы опустили носилки прямо перед входом в бани, куда уже успели войти смотрительница гарема и Розалин. Но Элизабет, засмотревшись на царственную незнакомку, отстала от них. Внезапно женщина резко обернулась и метнула на зазевавшуюся невольницу гневный взгляд.

– Как ты смеешь пялить на меня свои бесстыжие глаза, негодная дрянь?! – в ее голосе звучали негодование и презрение одновременно. – Ты не знаешь, кто перед тобой?

Элизабет мысленно прочитала короткую молитву, чтобы не дать выплеснуться наружу охватившему ее негодованию.

– Я всего лишь второй день в гареме, и почти никого здесь не знаю, – ответила она.

– Я – принцесса Ясмин, дочь великого бея Мехмет-Али. Возьми мое опахало и следуй за мной. Ты будешь прислуживать мне во время купания в наказание за свою дерзость.

Элизабет почтительно поклонилась, а затем твердо посмотрела в глаза принцессе.

– Так как я была куплена для гарема правителя Алжира, то должна выполнять только его распоряжения, а также приказы евнухов и смотрительницы, – спокойно произнесла она. – Если лалла Хинд прикажет мне прислуживать тебе, я выполню ее повеление. Можешь обратиться к ней, если желаешь.

Черные глаза принцессы расширились от негодования, на бледном лице вспыхнули два алых пятна. С минуту женщины молча разглядывали друг друга, словно оценивая силы противника.

– Дерзкая рабыня, ты еще пожалеешь, что осмелилась перечить мне, – злобно пообещала принцесса.

Затем она высоко вздернула свой узкий подбородок и быстро вошла в широко распахнутые двери бань.

Внезапно Элизабет ощутила, как внутри поднимается чувство, похожее на тошноту. В одну минуту вся эта кричащая роскошь гарема и его прекрасных садов показалась ей отвратительной и враждебной, а его обитательницы напомнили стадо кривляющихся обезьян. Она только сейчас осознала, что происходящее более чем реально и из одной западни они с Розалин угодили в другую, возможно, не менее чудовищную. Ощущение того, что ее стремительно засасывает болото, сделалось настолько реальным, что Элизабет начала задыхаться. Ей вдруг стало холодно, по телу пошел колючий озноб, ноги подкосились, и девушка мягко опустилась на траву, сжавшись в дрожащий комочек.

– Что с ней, лалла Хинд? – услышала она над своей головой встревоженный голос Розалин, но у Элизабет даже не было сил взглянуть на подругу.

Чья-то ладонь мягко коснулась ее лба.

– У нее начинается жар, – объявила смотрительница. – Сейчас я позову евнуха, чтобы он отнес Амину в ее комнату.

Глава 7

Изменить ход событий было не в силах Элизабет. Пришлось покориться неизбежному и вести ту странную жизнь, на которую обрекла ее судьба. Когда она оправилась от горячки, вызванной нервным перенапряжением, ее вместе с Розалин начали обучать премудростям гаремной жизни. Уроки музыки, танцев и этикета длились по нескольку часов в день и помогали заполнить медленно тянувшееся время. Не желая растравлять душу мучительными думами о Леоне, сходящих с ума от неведения родителях и собственной горестной участи, Элизабет с головой окунулась в новые занятия. И вскоре, к неимоверному восторгу госпожи Хинд, она достигла значительных успехов.

Так незаметно миновало три месяца. Знойное лето сменила мягкая южная осень. Воздух заметно посвежел, и теперь за высокие стены дворца частенько долетали запахи моря, будоража уснувшее желание вырваться на свободу.

Свободное от занятий время Элизабет с Розалин проводили, как и многие обитательницы гарема, в хаммаме – обширных банях, имевших несколько просторных залов с бассейнами и лавками для массажа. С наступлением ноябрьской прохлады большинство женщин стали собираться в розовом зале, где находился огромный бассейн с теплой водой, от которой к высокому потолку поднимались густые клубы пара. Выкупавшись, наложницы располагались вокруг водоема на мягких шелковых одеялах и посвящали несколько часов разговорам и сплетням.

За это время у девушек появилась подруга – веселая темноглазая гречанка двадцати трех лет. Звали ее Надия. Она попала в гарем, когда ей было всего тринадцать лет, и почти не помнила своей прошлой жизни. Став наложницей бея, Надия, подобно многим другим невольницам, приняла мусульманство, а вместе с ним восточные правила поведения и обычаи. За все десять лет она ни разу не покидала стен дворца. Тем не менее Надия оказалась сведуща в различных житейских вопросах и была в курсе всех событий, происходящих в гаремах правителя и его сыновей.

– Лучше всего живется наложницам младшего сына бея, Джамиля, – как-то рассказала она. – Им не приходится месяцами томиться в ожидании, пока господин обратит на них свое внимание. Говорят, он успевает в течение двух месяцев уделить его всем своим тридцати наложницам, не говоря уже о трех женах. Вот только… гм, гм… Джамиль слишком сластолюбив и предпочитает изощренные формы любовных утех.

– Что значит – изощренные формы? – заинтересованно спросила Элизабет.

– Это значит, – Надия понизила голос, – что он не довольствуется обычными способами удовлетворения мужских потребностей. Иногда он берет женщин как-нибудь иначе.

Элизабет невольно поежилась.

– Кажется, я понимаю, о чем ты говоришь. Но тогда, скажу тебе, не хотела бы оказаться в его гареме.

– А если ты попадешь к Азиму, тебе придется еще хуже, – возразила Надия. – Азим довольно жестокий человек и плохо обращается со своими женщинами. За малейшую провинность их наказывают плетьми, а потом на долгие месяцы предают забвению.

Элизабет тяжко вздохнула, рассеянно поглядывая на купальщиц. За три месяца, проведенных в гареме, ей два раза приходилось видеть, как происходит наказание наложниц. Госпожа Хинд заставляла их с Розалин присутствовать при этих тяжелых сценах и выражала недовольство, когда они порывались уйти. Надо было понимать, что смотрительница делала это из самых лучших побуждений, надеясь, что подобные зрелища научат новых наложниц покорности и благоразумию.

– Тогда лучше уж оставаться здесь, в гареме самого Мехмет-Али.

– И годами страдать от воздержания, не зная мужских объятий? Ну уж нет. Ты так легко об этом говоришь, потому что не знаешь, что это такое, любезная Амина. Если бы тебя целых четыре года не призывали к господину, как меня, клянусь Аллахом, ты запела бы по-другому. А ведь здесь есть наложницы, которые не испытывали это благодеяние господина уже лет десять, а то и дольше.

Окинув тревожным взглядом зал, кишащий голыми располневшими телами, Элизабет погрузилась в мрачную задумчивость. Недели проходили за неделями, а бей все не изъявлял желания увидеть новых наложниц. Сколько же будет продолжаться такая жизнь? Порой она уже отчаивалась встретить человека, которому можно будет рассказать о своем родстве с Касим-беем. Элизабет понимала, что, если она заговорит об этом с госпожой Хинд, та даже не станет ее слушать, а то еще и прикажет наказать, чтобы не выдумывала лишнего. Вот если бы поговорить с самим беем… Конечно, он подвергнет ее слова большим сомнениям, но наверняка решит проверить их правоту и свяжется с правителем Туниса. Но не затянется ли томительное ожидание на долгие месяцы, как предсказывает Надия?

– А жены мусульман? – спросила Розалин. – Их положение так же бесправно, как и наложниц?

– Положение жены не сравнить с положением наложницы, – возразила Надия. – Жена имеет определенные права. Она может сама распоряжаться своим приданым, иметь собственные деньги, выходить из дома, когда пожелает. Может даже развестись с мужем, если он плохо к ней относится или не выполняет супружеских обязанностей. А наложница – всего лишь рабыня, у нее нет никаких прав. Если бы я родилась свободной мусульманкой, сейчас была бы чьей-нибудь женой и, может быть, еще и помыкала своим мужем. Бывает, что и наложница становится женой, если у господина еще нет четырех жен – именно столько разрешается иметь правоверному мусульманину. Кстати, мать Джамиля тоже сначала была наложницей. А когда одна из жен Мехмет-Али умерла, стала его любимой женой и властвовала над всеми женщинами гарема.

– А кем была мать принцессы Ясмин? Тоже одалиской бея?

– Нет. Ее мать была дочерью правителя одного из берберских племен и сразу стала женой бея. Поэтому принцесса так заносчива. Она гордится тем, что ее происхождение выше, чем у многих сестер и братьев. А между тем, – Надия склонилась к самому уху Элизабет, – поговаривают, что для своих постельных утех Ясмин предпочитает брать рабов!

– Да разве такое возможно? – Элизабет с сомнением посмотрела на подругу. – Ведь считается, что мусульманские женщины должны вести себя скромно и во всем подчиняться мужчине. Удел женщины на Востоке – жить в гареме и носить чадру.

– Все это так, но ты забываешь, что принцесса Ясмин – вдова. А значит, теперь она не зависит от мужчины. Вот она и выбирает себе того, кто ей больше по нраву.

– Но почему рабов, а не свободных мусульман? Ведь она – высокородная принцесса. Разве ей пристало обращать свой взор на каких-то жалких невольников?

– Говорят, что ей нравится повелевать мужчинами, а какой свободный мусульманин потерпит это? Ходят слухи, что в последнее время Ясмин завела шашни с рабом-христианином, который принадлежит Джамилю. Но смотри, Амина, не вздумай кому-нибудь рассказывать об этом! Иначе нас обеих вздуют плетьми, а то и того хуже.

* * *

Три гарема – бея и двух его сыновей – занимали отдельные строения, располагающиеся вокруг просторных внутренних дворов. Каждый гарем имел свою кухню, свою баню, штат евнухов и многочисленных слуг и служанок. Общим для всех гаремов был только обширный сад, и, как правило, наложницы Мехмет-Али и принцев встречались только там. Заходить на территорию другого гарема не возбранялось. Однако этим правом редко кто пользовался, так как между женщинами разных гаремов издавна шла вражда. Мелкие стычки происходили почти каждый день, но до крупных ссор дело доходило редко: за нарушение порядка невольниц могло постигнуть суровое наказание.

Поэтому Элизабет очень удивилась, когда однажды к ней подошла Зарифа, фаворитка принца Джамиля. В это время девушки находились в беседке, скрытой от посторонних глаз отцветающими розовыми кустами. Элизабет только что научилась играть на цимбалах новую мелодию и показывала свое искусство подругам.

Надия уже поведала новым наложницам историю Зарифы. Она была француженкой, несколько лет назад попавшей в плен к пиратам. Ее купили для гарема Джамиля, и вскоре она умудрилась занять там завидное положение фаворитки. Зарифа была обаятельной девушкой, однако никто не назвал бы ее красавицей. Ее круглое лицо было усыпано золотистыми веснушками, из-под накрашенных ресниц смотрели лукавые серые глаза. Волосы Зарифы были такими же медно-рыжими, как у Элизабет, хотя злые языки уверяли, что она красит их хной. Те же завистницы утверждали, что она завоевала симпатию Джамиля при помощи приворотного зелья, а не своих достоинств.

Раздвинув колючие ветви, закрывающие вход в беседку, Зарифа направилась прямо к Элизабет. – Приветствую тебя, блистательная Амина, наложница Мехмет-Али, – проговорила она сладким, певучим голоском. – Я пришла к тебе с большой просьбой. Только что я слышала твою чудесную игру. Не откажись прийти сегодня вечером в мои покои и обучить меня этой волшебной мелодии. Я хочу порадовать ею своего господина, когда он снова призовет меня к себе.

С минуту Элизабет молчала, обдумывая предложение фаворитки Джамиля.

– Мне очень лестны твои слова, прекрасная Зарифа, свет очей высокочтимого принца, – осторожно проговорила она. – Однако я не сомневаюсь, что среди женщин гарема Джамиля найдутся более искусные мастерицы игры на цимбалах. Отчего ты не хочешь обратиться к ним?

– Ты же знаешь, как завистливы наложницы, – вздохнула Зарифа, наморщив свой веснушчатый носик. – Они не станут мне помогать. Но я знаю, что ты совсем не похожа на них.

– Хорошо, – ответила Элизабет, чуть помедлив, – я приду к тебе сегодня вечером.

– Не сомневайся, ты не уйдешь назад без награды. Я пришлю своего евнуха, чтобы он проводил тебя в мои покои.

Блеснув подведенными очами, Зарифа покинула беседку. Элизабет встревожено посмотрела на гречанку, ожидая, что скажет на это ее более опытная подруга.

– Ты поступила несколько опрометчиво, согласившись навестить фаворитку Джамиля, – оценила поступок Элизабет Надия. – Однако не стоит сильно пугаться. Мне почему-то кажется, что Зарифа неспроста затеяла все это. На всякий случай принарядись, когда придет время отправиться в ее покои.

Элизабет недоуменно пожала плечами, но решила последовать совету подруги. Собираясь в гости, она надела короткую жилетку из оранжево-желтого шифона, затканную тонкими золотыми узорами, и такие же шаровары. Опасаясь вечерней прохлады, девушка набросила на голову просторное покрывало из лазурного шелка, прикрепив его к волосам жемчужным обручем.

В назначенное время за ней пришел евнух Зарифы. В его сопровождении Элизабет миновала ряд маленьких двориков и оказалась у низкого строения, стоящего особняком от остальных помещений гарема Джамиля. К ее изумлению, покои фаворитки оказались совсем не похожи на те маленькие, просто обставленные комнатки, которые занимали они с Розалин. Здесь царила истинно восточная роскошь. Стены и полы покрывали прекрасные персидские ковры. Вокруг низких лежанок, обтянутых темно-красным бархатом, было разбросано множество шелковых подушек. С низкого потолка свисала золотая люстра на кованых цепях. Она напоминала древнегреческие светильники и была щедро усыпана аметистами и рубинами. Бронзовые курительницы на изящных треногах источали ароматы сандала и мускуса с примесью каких-то фруктовых запахов. Забранные ажурными решетками окна выходили в замкнутый внутренний садик, где вовсю цвели пышные хризантемы и астры.

Зарифа усадила гостью на один из диванчиков и любезно предложила ей отведать вина и фруктов. Из вежливости Элизабет не стала отказываться, хотя в ее памяти невольно всплыли разные истории об отравлениях. Но зачем Зарифе причинять ей вред? Они находились в разных гаремах и не могли быть соперницами.

– А теперь сыграй для меня что-нибудь, любезная Амина, – попросила фаворитка.

Элизабет взяла в руки цимбалы, закинула ногу на ногу и начала наигрывать уже знакомую мелодию. Прихлопывая ладонью в такт музыке, Зарифа стала негромко напевать, и вскоре Элизабет сама не заметила, как запела вслед за фавориткой. Трогательная песня о несчастной любви девушки, разлученной со своим любимым, напомнила ей собственную историю. Сердце невольно наполнилось тоской и болью, голос зазвучал с непривычной силой и чувством. Когда же песня закончилась, Элизабет с изумлением поняла, что несколько последних минут в этих покоях звучал лишь ее голос.

Откинув с лица лазурное покрывало, девушка отложила цимбалы в сторону и поднялась, покашливая от смущения. Ее щеки невольно окрасились румянцем, когда Зарифа принялась хвалить ее игру и пение.

– Наверное, ты очень старательна и терпелива, Амина, раз овладела этими искусствами всего за несколько недель, – с хитрой улыбкой заметила фаворитка. – Мне для этого понадобился целый год.

– Терпелива? О нет, Зарифа, ты ошибаешься, – смущенно проговорила Элизабет. – Дело совсем не в терпении. Просто… мне пришлось заставить себя быть старательной.

Элизабет вспомнила, как мучались с ней учителя в родительском доме. Вот уж кому нужно было иметь адское терпение! И все равно дело часто заканчивалось тем, что с ней отказывались заниматься. Из всех искусств она овладела лишь танцами, да и то когда поняла, что без этого девушка не может показаться в свете и завоевать поклонников. Но здесь, в гареме Мехмет-Али, ей пришлось проявить максимум усилий. Страх наказания действовал сильнее долгих уговоров. Пришлось забыть о своих капризах и учиться терпению, покорности, умению прислушиваться к словам других. Всему, чем она пренебрегала в Англии.

Поднявшись с лежанки, Зарифа приблизилась к ней и дотронулась до ее жемчужного обруча.

– Позволь мне снять с тебя это покрывало, Амина, – сказала она. – В моих покоях достаточно тепло, чтобы прятаться под одеждой. Не пугайся того, что сейчас произойдет, и во всем слушайся меня! – внезапно прошептала фаворитка по-французски.

Глаза Элизабет округлились от изумления. Она хотела возразить, но язык отказывался повиноваться. Между тем Зарифа уже сняла с ее головы покрывало и отбросила его на диван, а затем легонько взбила надушенные локоны наложницы. Потом подошла к девушке сзади и мягко обняла ее за талию. Оцепенев от неожиданности, Элизабет почувствовала, как руки фаворитки неторопливо движутся по ее животу и груди, плавно обводя изгибы ее стройного тела. Зарифа нащупала застежку ее жилетки и, расстегнув ее, проворно сняла с девушки. Теплые ладони обхватили прохладные холмики ее грудей и принялись нежно массировать их, поддразнивая пальцами розовые бугорки.

Внезапно муслиновые драпировки, закрывающие вход в соседнее помещение, шумно всколыхнулись. Испуганно вскрикнув, Элизабет оттолкнула Зарифу и бросилась к дверям. Но убежать ей не удалось. Стоило фаворитке громко захлопать в ладоши, как из коридора вышли две чернокожие невольницы и преградили девушке дорогу.

– Проклятая развратница, немедленно выпусти меня отсюда! – гневно приказала Элизабет, оборачиваясь к улыбающейся Зарифе. – Если ты посмеешь еще хоть пальцем коснуться меня, я расскажу о твоих проделках главному евнуху и лалле Хинд!

Зарифа звонко рассмеялась и сделала какой-то знак темнокожим рабыням. Вне себя от ужаса, Элизабет смотрела, как они медленно надвигаются на нее, заставляя отступать в глубину просторной комнаты. Эфиопки подхватили одну из низких лежанок и перенесли ее на середину покоя. Затем проворно бросились к девушке, схватили ее своими цепкими руками и уложили на это ложе.

Элизабет из последних сил пыталась вырваться, она отчаянно царапалась и кусалась. Не прошло и пяти минут, как ее руки были закинуты наверх и крепко привязаны шелковым шарфом к какому-то выступу в изголовье лежанки. Таким же шарфом невольницы завязали ей глаза. Потом рабыни стянули с девушки шаровары.

Ноги Элизабет оставались свободными, и она принялась отчаянно брыкаться, норовя ударить кого-нибудь из своих мучительниц. Но ей даже не удалось никого задеть, потому что женщины предусмотрительно расступились в стороны и лишь тихо посмеивались над ее усилиями.

– Прекрасно, Зарифа, – вдруг раздался над ее головой мягкий, грудной голос. – Ты доставила мне истинное наслаждение. Давно не видел такого волнующего зрелища. Только посмотри на нее – это же настоящая тигрица! А теперь оставь нас одних.

Элизабет похолодела от ужаса, осознав, что этот вкрадчивый голос принадлежит мужчине. Это было просто немыслимо. В покоях наложницы, в самом центре гарема, находится мужчина! Да ведь за такое фаворитку Джамиля должны были сбросить в море с высокой скалы или, по меньшей мере, отправить в портовый бордель.

На какое-то время в комнате стало тихо. Потом послышался мягкий шелест шелковой одежды, и Элизабет уловила терпкий аромат незнакомых благовоний. Мужчина был так близко, что девушка чувствовала его присутствие каждой клеточкой своего напрягшегося тела. Она слышала его частое дыхание, ощущала на своем теле его обжигающий взгляд.

Внезапно ее осенила мысль, от которой бешено заколотилось сердце. Как же она сразу не догадалась! Это мог быть только сам Джамиль, владелец гарема. Разве осмелилась бы Зарифа провести в гарем другого мужчину? Случаи, когда господин появлялся в гареме, были исключительными; как правило, наложниц приводили в его покои. Но, вероятно, Джамиль сгорал от любопытства увидеть новую наложницу отца, и ради такого случая сам пожаловал сюда.

Глубоко вздохнув, Элизабет расслабилась, одновременно собираясь с мыслями. Сейчас у нее был выбор – постараться понравиться Джамилю или оттолкнуть его от себя. В последнем случае ей прикажут молчать о случившемся и она навсегда останется в гареме старого бея. А если понравится Джамилю, он может попросить отца подарить ему наложницу-англичанку. Сейчас, пока бей еще ни разу не призывал ее на свое ложе, такое возможно. Но если она проведет с ним хоть одну ночь, пути из его гарема уже не будет.

Пальцы мужчины нежно коснулись ее груди, и Элизабет не сдержала тихого стона. Она опасалась грубости и насилия, но, по-видимому, Джамиль был настроен иначе. Его мягкие, холеные руки бережно скользили по ее телу, жаркое дыхание и мягкая бородка приятно щекотали кожу, когда он наклонялся над ней. Элизабет томно постанывала, пока Джамиль нежно ласкал чувствительные вершины ее грудей, гладил живот и поверхность округлых бедер. Однако лишь только он попытался развести ее чуть согнутые в коленях и плотно сжатые ноги, Элизабет протестующе дернулась в сторону.

– Дерзкий незнакомец! Как смеешь ты касаться руками наложницы грозного алжирского правителя?! – строго воскликнула она. – Твои действия неслыханны, а намерения переходят все грани дозволенного.

Джамиль рассмеялся приятным негромким смехом, продолжая легонько поглаживать живот наложницы. Было очевидно, что ему пришлось по нраву ее строптивое поведение.

– О луноликая красавица! Я всего лишь простой смертный, а какой смертный может удержаться от соблазна, видя перед собой столь совершенное создание? – В этом восточном красноречии Элизабет уловила явное желание незнакомца спровоцировать ее на ответную дерзость.

Решив, что следует поддержать эту игру, она высокомерно продолжила:

– А известно ли тебе, дерзкий, какое страшное наказание ожидает тебя за твою несдержанность? Прелести одалисок великого бея не предназначены для простых смертных!

– Неужели ты окажешься столь жестокосердной, что выдашь меня своему повелителю? – спросил он в ответ, и его руки медленно переместились на ее грудь.

– Можешь не сомневаться в этом, нечестивец! Элизабет притворно застонала, давая понять мужчине, что просто не в силах противостоять его обольстительным ласкам. Дыхание Джамиля участилось и стало прерывистым. Он так восхитительно касался ее нежных округлостей, что Элизабет была близка к тому, чтобы в самом деле потерять от возбуждения голову.

– Если ты так смел, что решился пробраться в гарем высокочтимого принца Джамиля, имей же смелость не скрывать от меня своего лица, – с вызовом произнесла она. – Сними с моих глаз эту проклятую повязку. Я хочу видеть лицо мужчины, который одним лишь касанием своих пальцев способен свести женщину с ума!

Джамиль издал страстное рычание, нехотя отрываясь от своего занятия. Элизабет с торжеством поняла, что гордость заставляет его принять брошенный вызов. И точно – он быстро развязал шарф, закрывающий ее глаза, и предстал перед очами связанной наложницы.

Девушка смущенно ахнула, с притворной скромностью опустив трепещущие ресницы. Делая вид, что ей неловко смотреть ему в глаза, она сладострастно задвигалась на своем узком ложе, будто хотела вырваться и убежать. В ответ Джамиль пылко обхватил ее стан и припал лицом к ее груди, пытаясь справиться с нетерпением, рожденным желанием плоти.

– О отважный незнакомец! Молю тебя, уходи отсюда скорее, не вводи меня в искушение! Ибо оно слишком велико, а я слишком слаба, чтобы противостоять соблазну, – томно шептала Элизабет, продолжая извиваться в его объятиях. – Ведь ты знаешь, что ни один мужчина не смеет касаться наложницы бея.

Джамиль поднял голову и посмотрел на нее. К изумлению Элизабет, его глаза были ярко-зелеными, почти такими же, как у нее. Черная аккуратная бородка вовсе не портила красивое лицо принца, а придавала ему своеобразную привлекательность. Он был действительно хорош собой, и девушке почти не приходилось кривить душой. Да и несколько месяцев воздержания давали знать о себе. Элизабет уже просто сгорала от нетерпения, желая в полной мере насладиться ласками принца. Наверное, это желание читалось в ее широко распахнутых изумрудных глазах, потому что Джамиль вдруг победно улыбнулся и с мягким достоинством сказал:

– Так знай же, ослепительная красавица, что тебе нечего бояться и ты можешь спокойно отдаться своим чувствам. Я – Джамиль, сын великого Мехмет-Али. Никто не осудит тебя за то, что ты уступила моей настойчивости. Завтра попрошу отца, чтобы он отдал тебя в мой гарем. Но хочешь ли ты этого сама? Скажи мне, о прекрасная луна, я желаю слышать твой ответ.

Элизабет колебалась лишь несколько мгновений. Велики ли ее шансы быть выслушанной беем и вырваться из его гарема? Что если он откажется отпустить ее, даже узнав о ее родстве с правителем Туниса? Тогда она будет обречена на бессмысленное, унылое существование, как и большинство женщин гарема Мехмет-Али.

– Да, высокочтимый Джамиль, я хочу стать твоей наложницей и делить с тобой твои счастливые дни, – сказала она. – Забери меня в свой гарем.

Принц глубоко вздохнул, прикрыв лучистые глаза. Элизабет понимала, что сейчас он искренне наслаждается своей победой. Она подчинилась его мужскому обаянию, а не силе приказа. И это делало его торжество вдвойне сладостным.

Поднявшись, Джамиль со сдержанным нетерпением сбросил свое роскошное одеяние из алого шелка, сверкающее россыпью алмазов, а затем и все остальное, оставив лишь пышный белый тюрбан, увенчанный массивным рубином и окруженный страусовым пером. Это показалось девушке довольно забавным, но она постаралась не подавать виду. Однако, когда Джамиль ловко сел на ее бедра и его мощное орудие коснулось ее живота, Элизабет забыла обо всех своих озорных мыслях. Это было просто восхитительно – почувствовать рядом с собой нормального, гармонично сложенного мужчину, от которого исходил аромат свежести и дурманящих восточных благовоний.

Элизабет просто умирала от желания коснуться его широкой груди, покрытой темной растительностью. Но, по-видимому, Джамиль и не собирался развязывать ей руки. Продолжая сидеть на бедрах наложницы, он начал нежно поглаживать ее живот и налитые холмики грудей. Когда же ее розовые соски отвердели, Джамиль наклонился и принялся так восхитительно дразнить их языком, что Элизабет чуть не лишилась сознания от нестерпимого удовольствия. Ласки принца были столь искусными и возбуждающими, что девушка вспыхнула и загорелась, подобно сухому стогу сена, к которому поднесли горящий фитиль. Решив не сдерживаться, она вся отдалась во власть нежных рук мужчины, стонала и извивалась в его объятиях. А когда он склонился к ее губам, потянулась ему навстречу и пылко ответила на поцелуй.

Легонько погладив пышные округлости, принц нежно коснулся интимного местечка девушки. Тело Элизабет мгновенно напряглось, шелковые путы натянулись и врезались в запястья. С ее приоткрытых губ сорвался трепетный стон, когда Джамиль начал нежно поглаживать внутреннюю сторону бедер и влажные лепестки женской плоти. Еще более сильное чувство охватило ее, когда мужские пальцы мягко раздвинули лепестки и осторожно нащупали чувствительный бутон. Она сгорала от смущения и в то же время готова была умолять мужчину, чтобы он не прекращал своих восхитительных действий. Это было так прекрасно, что хотелось кричать от восторга.

– Готова ли ты испытать неизведанные ощущения, о моя отзывчивая луна? – спросил Джамиль, заглядывая в затуманенные глаза наложницы.

– Я готова принять все, что предложит мне мой прекрасный повелитель, – хрипло пробормотала Элизабет, делая новое отчаянное усилие вырваться из шелковых пут.

В зеленых глазах Джамиля блеснул хитрый огонек, и Элизабет тут же насторожилась. Она догадалась, что он что-то замыслил, и ее сразу охватила тревога. Но, будучи привязанной к этому ложу, она была беззащитна перед этим загадочным мужчиной.

– Согни ноги в коленях и ничего не бойся, – с коротким смешком приказал Джамиль, заставив девушку затрепетать от внезапного испуга.

Дрожа, Элизабет выполнила его требование. Принц осторожно развел ее согнутые ноги и снова начал поглаживать нежные лепестки. Расслабившись, девушка томно застонала, прикрыв глаза. Пальцы Джамиля скользнули по узкой ложбинке, раздвинули влажные дольки женской плоти… И вдруг, к немалому смущению девушки, он мягко погрузил пальцы в ее тесную пещерку.

Отчаянно закричав, Элизабет что было сил рванулась из рук мужчины. Но Джамиль, очевидно, предвидя такую реакцию, крепко держал ее бедра.

– Тихо! – повелительно сказал он. – Лежи спокойно, моя нежная луна, я не сделаю тебе ничего плохого.

Застонав, Элизабет крепко зажмурила глаза от страха и стыда. Успокаивающе погладив ее лицо, принц нащупал горячий бугорок в складках женской плоти. Нежно массируя его, он начал одновременно ласкать ее пещерку, вынимая пальцы и снова погружая их.

Смесь двойственных ощущений ошеломила Элизабет. Острое наслаждение пульсировало сразу в двух точках ее плоти, и она сама не знала, какое из них сильнее. Ее тело постепенно расслабилось и вновь наполнилось сладким томлением. То, что вытворял с ней Джамиль, было так чудесно, что с ее губ один за другим срывались страстные стоны. А когда Джамиль ускорил свои движения, Элизабет и сама не заметила, как начала двигаться навстречу действиям мужских рук, тем самым поощряя его к продолжению подобных ласк. И вдруг ее тело сотрясли столь неистовые спазмы, что девушка громко закричала и с такой силой рванулась в своих путах, что шелковая ткань с треском разорвалась на две части. Почувствовав себя свободной, Элизабет резко выпрямилась и села. Руки девушки помимо ее воли взметнулись на плечи мужчине, и он тут же крепко прижал ее к своей груди. Довольно посмеиваясь, Джамиль ласково гладил спину наложницы, бормоча успокаивающие слова. Мягкий пушок приятно щекотал нежные округлости Элизабет, побуждая ее прижиматься лицом к мужской груди и с наслаждением вдыхать терпкий аромат его разогретой кожи. Полностью успокоившись, Элизабет робко взглянула на принца. И тут же снова, опустила глаза, встретившись с его насмешливым взглядом.

– Ну, моя застенчивая луна, довольна ли ты ласками своего господина? – спросил Джамиль, приподнимая ее подбородок.

– Да, мой господин, – чуть слышно пролепетала Элизабет. – Я… – от сильного волнения она не смогла больше вымолвить ни слова.

– Прекрасно, – заключил Джамиль. – Я рад, что ты осталась довольна. Теперь твоя очередь дарить мне пламенные ласки.

Он мягко опрокинул ее на спину и снова принялся неспешно поглаживать ее грудь и живот. В одну минуту Элизабет охватило желание, и она радостно рассмеялась, предчувствуя новые удивительные открытия.

– Внезапно принц приподнялся и переместился так, что его мужская плоть оказалась на уровне ее груди. Он легонько сжал руками нежные округлости, и Элизабет ощутила восхитительную пульсацию между своих чувствительных холмиков.

– Как ты прекрасна, о моя сладкая Амина! – в порыве страсти пробормотал Джамиль. – Твои глаза похожи на Два драгоценных изумруда, твоя нежная шея напоминает шею газели, а твои груди подобны двум прекрасным хрустальным шарам.

– Твое тело своей стройностью напоминает прекрасный кипарис, о мой щедрый повелитель! – в тон ему отвечала Элизабет. – А твой мужской орган подобен налитому плоду, из которого вот-вот брызнет сладкий нектар.

Чуть отстранившись, Джамиль убрал с лица девушки разметавшиеся пряди волос и с коварной улыбкой посмотрел ей в глаза.

– А не хочешь ли ты попробовать моего сладкого нектара, о восхитительная пчела? – вдруг спросил он, перемещая свои бедра к самому ее лицу.

Элизабет испуганно ахнула, прикусив губу. Но Джамиль ожидал, его лучистые глаза, полные сладострастной неги, требовательно смотрели на нее.

– Да, мой прекрасный господин, – еле слышно прошептала она, так как другой ответ был просто невозможен.

Джамиль чувственно застонал, принимая удобное положение. Элизабет с ужасом ощутила жесткую растительность на своих вспыхнувших щеках. Не отводя внимательного взгляда от лица наложницы, принц улыбнулся и осторожно коснулся своим орудием ее пересохших губ. Внутри у Элизабет все сжалось, ее охватила настоящая паника. Вот о чем предупреждала Надия! Но отступать было некуда, оставалось только покориться и сделать то, чего ждал от нее принц. Продолжая улыбаться, Джамиль бережно провел своим орудием по ее губам. Подавив отчаянный стон, Элизабет приоткрыла рот и коснулась его плоти языком. Странный соленый привкус немного удивил ее, но в нем не было ничего неприятного. Девушка повторила свое действие, и тело принца задрожало от возбуждения.

– Смелее, моя нежная пчелка, не бойся… Еще не весь нектар собран с моего цветка, – хрипло прошептал Джамиль. Одна его рука нежно массировала ее набухшую плоть, другой он, не переставая, ласкал пылающее от стыда лицо девушки.

Поддерживая руками бедра мужчины, чтобы он ненароком не придавил ее в страстном порыве, Элизабет начала осторожно ласкать губами и языком его мужское орудие. Оно было твердым, словно стальной жезл, и одновременно каким-то беззащитным. Увлекшись, девушка не заметила, как сильно сжала тубы и невольно причинила мужчине боль. Тихо ойкнув, Джамиль тут же подался назад. Элизабет застыла от испуга, опасаясь, что сейчас он накричит на нее. Но принц только рассмеялся и шутливо погрозил ей пальцем.

– Будь осторожна, моя старательная пчела, – сказал он, – мужчина сделан из плоти, а не из камня.

Пробормотав невнятные извинения, Элизабет принялась за прерванное занятие. Это казалось немыслимым, но ей все больше нравилось то, что она делала. Когда Джамиль чуть заметно надавил на ее губы, она раскрыла рот. Ее губы плотно сжались вокруг его ствола, и Джамиль так страстно застонал, что Элизабет ощутила новую вспышку безумного желания. Словно почувствовав это, Джамиль осторожно выскользнул и быстро сместился вниз. Его мощное орудие так сладостно вонзилось в ее плоть, что Элизабет вся задрожала от желания и тут же стала подстраиваться под его восхитительные удары. Они неслись к вершинам наслаждения в таком стремительном ритме, будто убегали от погони на быстрых скакунах. Наслаждение все нарастало и нарастало, пока не затопило ее всю, словно бушующий горный поток. И снова, как это бывало уже не раз, перед глазами девушки все померкло от ослепительной вспышки. А следом наступил приятный покой.

Прошло какое-то время, прежде чем Элизабет решилась взглянуть на Джамиля. Не поместившись рядом с ней на узком ложе, он расположился возле нее на мягких подушках. В руках он держал спелую гроздь винограда, взятую с большого серебряного блюда. Неспешно отрывая ягоды, Джамиль весело посматривал на приходящую в себя наложницу. Его лицо выражало полное удовлетворение. Он был доволен и женщиной, и самим собой. Изумрудные глаза победно сверкали из-под длинных густых ресниц.

– Понравился ли тебе твой новый господин, о луна моего наслаждения? – спросил он, хитровато подмигнув смущенной девушке.

– Я прогневала бы Аллаха, если бы сказала по-другому, – ответила Элизабет, почтительно склонив голову.

– Что ж, я вполне доволен тобой, моя ласковая Амина. Ужасно жаль, что приходится отпускать тебя сейчас, но ты должна вернуться в свои покои. Иначе я рискую подвергнуть тебя гневу главного евнуха гарема моего отца, а мне очень не хотелось бы этого. Смотри, моя зеленоглазая луна, не рассказывай никому о том, что здесь случилось! Мой отец не должен знать, что я насладился твоими прелестями, не дожидаясь, пока он отдаст тебя мне. Завтра утром я попрошу его подарить мне наложницу-англичанку. А пока возьми в награду за свое старание вот этот кошель с золотыми монетами.

Он звонко хлопнул в ладоши, и в комнату снова вошли чернокожие рабыни. Однако теперь они обращались с Элизабет с большей почтительностью. Помогли ей одеться, причесав волосы, закрепили жемчужным обручем лазурное покрывало. Девушка тут же отметила, что сам Джамиль и не думает одеваться, но задавать вопросы было бы неосмотрительно. Одна из рабынь набросила на принца зеленый халат, и он лениво развалился на низком диванчике, продолжая поглощать фрукты.

Когда Элизабет была готова двинуться в путь, в комнату вошел тот самый евнух, который привел ее сюда.

– До скорой встречи, моя зеленоглазая луна, – ласково попрощался Джамиль.

Уже в дверях Элизабет обернулась и с некоторым замешательством посмотрела на принца.

– О мой добрый господин, не откажи своей преданной рабыне в одной просьбе, – сказала она. И когда он снисходительно кивнул своим тюрбаном, прибавила: – Со мной в гарем попала еще одна англичанка – моя подруга Лейла. Она еще красивей меня и сможет доставить тебе не меньше радостей. Не можешь ли ты забрать в свой гарем и ее?

Джамиль задумчиво почесал свою бородку.

– Да, я совсем забыл об этом, хотя мне говорили, что в гареме отца появились две рабыни-англичанки. Что ж, обещаю, что попрошу себе и ее. – Он весело улыбнулся, блеснув белыми зубами. – Зачем красивые наложницы тому, кто уже не может воспользоваться их прелестями?

Выходя из покоев Зарифы, Элизабет нежданно столкнулась с хозяйкой. К этому времени фаворитка успела облачиться в роскошный наряд из аметистового газа, затканный серебром. Элизабет испытала чувство, похожее на ревность. Ведь не было сомнений, что после ее ухода Джамиль продолжит свой маленький праздник, только теперь главной участницей станет Зарифа. Но ревновать не имело смысла: ведь глупо было бы рассчитывать, что высокородный сластолюбец будет довольствоваться одной женщиной.

– Надеюсь, ты больше не сердишься на меня за ту невинную уловку? – по-французски спросила Зарифа, оглядывая растерявшуюся Элизабет. – Ведь ты уже поняла, что это Джамиль просил меня показать ему новую наложницу отца. Когда попадешь в наш гарем, первым делом приходи ко мне. Я научу тебя, как еще сильнее понравиться господину!

Весело подмигнув девушке, Зарифа впорхнула в комнату. Элизабет пыталась найти в своем сердце остатки смущения, но его не было. То, что случилось, было так чудесно, что она испытывала искреннюю благодарность к коварной фаворитке принца. Вспомнив, как ласкал ее Джамиль и как она сама дарила ему чудовищно непристойные ласки, Элизабет ощутила внутри томительное напряжение. С растущим изумлением она осознала, что ей просто не терпится поскорее снова оказаться в объятиях этого пылкого мужчины. Она так сильно хотела этого, что была готова повернуть назад и броситься в покои Зарифы. Но, увы, приближалась ночь, нужно было возвращаться в гарем Мехмет-Али.

Глава 8

Весь следующий день Элизабет провела в возбужденном ожидании. Она едва смогла дождаться утра, чтобы рассказать Розалин о своем пикантном приключении. Поначалу подруга испугалась столь неожиданной перемены, но Элизабет так расписала ей достоинства Джамиля и его веселый нрав, что в конце концов ее нетерпение передалось и Розалин. Однако наступил вечер, а за ними так и не пришел евнух гарема принца. Вместо этого на другое утро в комнату Элизабет заглянула лалла Хинд. Лицо смотрительницы было хмурым, а во взгляде читалось явное сочувствие; девушек охватило нешуточное беспокойство.

– Я принесла вам тревожные вести, – с порога сказала лалла Хинд. – Меня известили, что вчера принц Джамиль просил великого бея подарить ему двух наложниц-англичанок. Конечно же, речь шла о вас. Но наш правитель Мехмет-Али, да продлит Аллах дни его царствования, отказался исполнить просьбу сына. Однако принц так настаивал на своем, что ужасно разозлил отца, и тот прогнал его с глаз долой. А сегодня наш главный евнух, почтенный Рашид-ага, получил приказ доставить вас обеих к бею. О нет, не вечером и не в личные покои. Правитель желает видеть вас в малом приемном зале еще до обеда.

– И что же это значит, высокочтимая лалла Хинд? – с беспокойством спросила Элизабет.

Смотрительница вздохнула:

– Не хочу вас пугать, но, насколько мне известно, это не предвещает ничего хорошего. Будьте же предельно осторожны в своих ответах и постарайтесь не накликать беды на свои головы.

Как только госпожа Хинд ушла, наложниц сразу начали готовить к ответственному приему. Ритуал этот был очень утомительным, так как включал в себя длительное омовение, массаж и одевание, но для Элизабет время пролетело как одно мгновение. В ее голове беспрестанно сменялись самые тревожные мысли. Что если Джамиль в запальчивости признался отцу, что видел ее в гареме? Как должна она отвечать, если ей зададут этот вопрос? Насколько жестокое наказание ждет ее, если ее уличат во лжи? Одна только мысль немного успокаивала Элизабет в состоянии этого ужасного смятения: наконец-то у нее появится возможность заявить о своем родстве с Касим-беем, правителем Туниса. Но если Мехмет-Али подвергнет ее слова сомнениям, ситуация окажется просто безвыходной.

Наряды, в которые их облачили, оказались совсем не такими, какие им приходилось носить все это время в гареме. В них не было ничего непристойного или смущающего взор. Поверх шелковых шаровар на Элизабет надели длинный балахон светло-зеленого цвета с просторными рукавами, а на голову – покрывало из той же ткани, расшитое золотыми узорами. Спереди к покрывалу прикрепили черную чадру, оставляющую открытыми только глаза. Такой же наряд, только нежно-сиреневого цвета, был на Розалин. В сопровождении Рашида и еще одного евнуха девушки покинули гарем и двинулись по бесчисленным переходам сераля. Путь к приемным покоям бея оказался весьма неблизким. Несколько раз они пересекали небольшие внутренние дворики, просторные галереи, в которых толпились разряженные придворные. Наконец в одной из крытых галерей Рашид оставил наложниц с другим евнухом, а сам куда-то надолго ушел. Вернувшись, он обратился к Розалин:

– Высокочтимый повелитель Мехмет-Али желает сначала принять свою наложницу Лейлу. Следуй за мной, а Амина пусть пока подождет здесь.

Оставшись одна, Элизабет принялась медленно расхаживать вдоль галереи. К галерее примыкал уголок просторного сада, и в него можно было спуститься по невысокой мраморной лестнице. Элизабет заметила стройную фигурку, прогуливающуюся вдоль кипарисовой аллеи. Девушка почти сразу узнала принцессу Ясмин, хотя нижняя половина лица арабки была скрыта полупрозрачной вуалью из серебристого газа. Одета дочь Мехмет-Али была примерно в такой же балахон, как и сама Элизабет, только нежно-розового цвета. Ее гордо поднятую голову венчал невысокий розовый тюрбан с белоснежным изогнутым пером. Черные блестящие волосы, не прикрытые покрывалом, волнистым каскадом падали на спину.

Рядом с надменной принцессой находился высокий мужчина в простой темной одежде, так не похожей на пышные одеяния придворных бея. Вместо тюрбана его голову обматывал темно-синий шарф. Лица мужчины Элизабет не могла рассмотреть, потому что его голова была слегка наклонена вниз в знак почтительности к высокородной особе.

Вдруг принцесса быстро оглянулась вокруг, а потом откинула с лица вуаль. Ее руки взметнулись на плечи мужчине, а он крепко обхватил ее тонкий стан. Пару минут они стояли, не размыкая объятий, не отрывая друг от друга жадных торопливых губ. А потом снова, как ни в чем не бывало, неспешно двинулись дальше.

«Раб-христианин, – подумала Элизабет, – тот самый, про которого говорила Надия».

Желая рассмотреть этого человека получше, она сошла по ступенькам в сад. В это самое время принцесса Ясмин и ее спутник как раз вышли из-за поворота дорожки и оказались прямо перед ней. Мужчина поднял глаза, и его лицо мгновенно превратилось в застывшую маску.

– Леон… – медленно проговорила Элизабет, не веря собственным глазам. Испугавшись, что он не узнает ее по одним глазам, она опустила вниз чадру, полностью открыв лицо. По лицу Леона пробежала судорога, на несколько мгновений его глаза наполнились отчаянием и болью. Но затем оно приняло прежнее выражение, и он с очевидным усилием отвел взгляд в сторону.

– Ах ты наглая дрянь! Опять ты попадаешься на моем пути! – гневно крикнула принцесса, бросая на девушку испепеляющие взгляды. – В жизни не встречала такой наглой рабыни. О Аллах! Она, верно, совсем не знает приличий, если осмеливается так откровенно проявлять свое любопытство к высокородной особе. На месте отца я отослала бы ее в бордель, а не держала в своем гареме. Идем отсюда, Асад!

Даже не глянув на застывшую жену, Леон повернулся и двинулся вместе с принцессой в противоположную сторону. Не в силах сдвинуться с места, Элизабет тупо смотрела им вслед. Асад… Значит, так его здесь называют? Асад – по-арабски «лев», то же, что и Леон. И как она сразу не догадалась обо всем, когда Надия рассказывала ей про отношения Ясмин с рабом-христианином?

Элизабет ощутила приступ такой невыносимой боли, что ей пришлось схватиться рукой за сердце. Значит, он вовсе не страдал все эти месяцы от непосильных тягот рабства, как она наивно полагала? Без сомнения, с таким снисходительным хозяином, как Джамиль, ему живется просто припеваючи. А прекрасная принцесса Ясмин скрашивает его одинокие ночи и не позволяет страдать от воздержания. Да, ничего не скажешь, он отлично устроился. Тогда ради чего же она проделала весь этот долгий и опасный путь, полный невзгод и унижений? Ради чего обрекла себя на беспросветное заключение в этой роскошной тюрьме?

Элизабет так и не сдвинулась с места, пока за ней не пришел Рашид. Она даже не помнила, как попала в небольшой зал, украшенный стройной колоннадой из лазурита. Не помнила, как упала перед беем на колени и прислонила голову к холодному мраморному полу. Только когда грозный взгляд правителя встретился с ее растерянным взглядом, девушка пришла в себя.

– Подойди поближе, Амина, и сними свою чадру, – властно произнес пожилой мужчина в непомерно высоком тюрбане, величественно восседающий в высоком кресле, обитом ярко-красным бархатом и сверкающим россыпью самоцветов. Элизабет поспешила исполнить его повеление и послушно склонила голову, ожидая дальнейших приказаний. – Да, – задумчиво протянул бей, – ты действительно так хороша, как мне рассказывали. Однако это не дает тебе права вести себя неподобающим для наложницы образом!

– В чем же я провинилась, повелитель? – с излишней горячностью спросила Элизабет. Против ее желания голос зазвучал отрывисто и звонко; душившие девушку эмоции не давали ей оставаться спокойной и рассудительной.

– Как случилось, что ты попалась на глаза моему сыну Джамилю?

– О всемилостивый господин, это произошло совершенно случайно! Тебе ведь известно, что все три гарема связаны общими строениями и женщинам не возбраняется заходить на территорию соседнего гарема. Кто же мог предположить, что принц решит лично посетить свой гарем? Ведь такое случается крайне редко.

Бей так язвительно усмехнулся, что у Элизабет пропал дар речи. Она запоздало поняла, что его вопрос мог оказаться коварной ловушкой, но было уже поздно.

– Значит, Джамиль неспроста был так настойчив, – сделал вывод Мехмет-Али. – Прекрасно. Больше я не желаю говорить с тобой на эту тему. Иначе, боюсь, дело закончится тем, что мне придется тебя жестоко наказать. А мне не хочется сейчас этого делать. В ближайшие дни ты проведешь ночь в моих покоях, и больше никто не осмелится просить, чтобы я отдал тебя в другой гарем.

– О высокочтимый повелитель! Прошу тебя, выслушай свою рабыню… – От волнения Элизабет едва держалась на ногах. У нее оставался последний шанс вырваться из этой чудовищной западни. – Я должна рассказать тебе одну очень важную вещь. Возможно, после этого ты решишь иначе распорядиться моей судьбой.

Густые брови Мехмет-Али сурово сошлись на переносице.

– Хорошо, – разрешил он, – говори, Амина, я внимательно слушаю тебя.

Собрав остатки решимости, Элизабет кратко поведала бею о своих отношениях с семьей тунисского правителя. Она ожидала гневной вспышки, обвинений в дерзости, но ответ Мехмат-Али оказался совершенно неожиданным.

– Ты рассказала мне поистине удивительную историю, Амина, – задумчиво проговорил бей, покачивая своим тюрбаном. – Я непременно прикажу своим слугам проверить ее правдивость. Но с чего ты взяла, что твое родство с Касим-беем и его первой женой побудит меня отпустить тебя из гарема? Не вижу абсолютно никакой связи между этими вещами.

– Но как же… – растерянно начала Элизабет и остановилась, потому что Мехмет-Али нетерпеливым жестом прервал ее.

– Я не отпущу наложницу из своего гарема, даже если сам Касим-бей потребует ее выдачи, – грозно сверкнув очами, промолвил бей. – Впрочем, вряд ли он станет это делать. Наши дипломатические отношения прерваны, и я только час назад выгнал из столицы его посла, дерзкого выскочку Хасиба аль Бунни. Кстати, да будет тебе известно, что он имел наглость просить меня продать ему другую невольницу-англичанку, Лейлу. Она, видите ли, приглянулась его сыну еще на торгах, и он имел дерзость напомнить мне об этом. А теперь ступай к себе, меня ждут другие дела. И готовься вскоре показать своему господину таланты, о которых я столько наслышан!

Мехмет-Али бросил на наложницу выразительный взгляд, давая понять, что аудиенция окончена. Доказывать что-то было бесполезно, и Элизабет почтительно откланялась, покидая приемную бея. Обратную дорогу в гарем она почти не видела из-за пелены горьких слез, застилавших глаза. Это был самый настоящий конец всем ее чаяниям и надеждам. Мышеловка окончательно захлопнулась, и пути назад не было.

* * *

– Я видела Фарида. – Розалин стремительно описала круг по комнате, схватила со столика стакан с мятным чаем и сделала несколько судорожных глотков. – Представляешь? Видела Фарида! Мы случайно столкнулись в зале перед приемным покоем бея. Фарид сразу узнал меня, узнал по глазам, едва только увидел. Он пытался подкупить евнуха, чтобы тот дал нам поговорить, но проклятый Рашид отмахнулся от него.

– Бей сказал, что отец Фарида пытался выкупить тебя.

– Знаю! Мехмет-Али не замедлил сообщить мне об этом. Видела бы ты, какая мерзкая улыбочка играла на его губах, когда он это мне рассказывал. Я не сомневаюсь, что мой огорченный вид доставил ему истинное наслаждение. Проклятый изверг!

– Тише! – Элизабет испуганно метнулась к дверному проему, завешенному шуршащими занавесками. – Не забывай, что в наших комнатах нет ни настоящих дверей, ни запоров. А я тоже встретила кое-кого из наших знакомых, когда ожидала вызова к бею. Ну-ка, попробуй угадать с трех раз!

Розалин сделала несколько неудачных попыток, и тогда Элизабет с мрачной торжественностью проговорила:

– Я видела своего мужа, целующегося с принцессой Ясмин!

Ахнув от неожиданности, Розалин бросилась расспрашивать подругу о подробностях сцены в саду. Розалин понадобилось время, чтобы в полной мере осознать эту новость. Когда же она окончательно уверилась, что Элизабет не шутит, ее изумление сменилось тревогой.

– Что же ты теперь думаешь делать, Бет? – тихо спросила она, продолжая расхаживать из угла в угол. – Ведь надо что-то предпринять.

Элизабет пожала поникшими плечами:

– А что я могу сделать? Пойти к бею и объявить, что нашла своего обожаемого супруга? В этом случае меня или прикончат, или отправят в какой-нибудь чудовищный притон услаждать всяких бродяг. Ведь я посмела скрыть свое замужество от человека, который меня купил, а такое вряд ли будет прощено. Конечно, можно попытаться как-нибудь связаться с самим Леоном… Да только стоит ли? Если бы ты видела его лицо в ту минуту, когда гадкая принцесса осыпала меня оскорблениями. Он даже и бровью не повел! Сделал вид, что не знает меня.

– Возможно, он просто решил проявить осторожность…

– Прекрати, Розалин! Дело вовсе не в этом. Я же своими глазами видела, как пылко он целовал принцессу. Что ж, я знала, что ему всегда нравились именно такие женщины. Но, умоляю тебя, давай не будем больше об этом, иначе я просто сойду с ума! Только об одном прошу тебя, Розалин, – Элизабет упрямо поджала губы, строго посмотрев на подругу, – Леон никогда не должен узнать, что это из-за него я отправилась на Восток…

– Бет!

– Да, да, да! Он никогда не узнает об этом! Ни от меня, ни от тебя! Если это случится, я покончу с собой от унижения. Слышишь? Запомни это, дорогая подруга.

Какое-то время они хмуро молчали, думая каждая о своем. Но вскоре за Розалин пришла лалла Хинд, объявив, что пора готовиться к вечернему приему у бея. Беспомощно глядя вслед плачущей подруге, Элизабет крепко сжимала в руке тонкий стакан до тех пор, пока он не раскололся и острые осколки не врезались ей в руку.

– Мое имя – Асад. Я невольник высокородного принца Джамиля. Твой господин Фарид аль Бунни велел мне прийти на его корабль к этому часу.

Смахнув капельки пота со взмокшего лба, Леон выжидающе посмотрел на араба, охраняющего высокий дощатый трап. Окинув его внимательным взглядом, охранник величаво кивнул головой:

– Господин Фарид предупредил меня о твоем приходе. Следуй за мной, Асад, я провожу тебя в его каюту.

В сопровождении араба Леон торопливо взбежал по трапу. Мрачная усмешка появилась на его обветренном лице, когда он представил изумление сына посла. Согласно их заговору, этот день должен был стать последним днем рабства для него и Артура Бейли, с которым они попали к одному хозяину, когда «Принцессу Марию» захватили пираты. Но со вчерашнего дня все изменилось.

Они уже отчаялись выбраться из Алжира, когда три месяца назад судьба неожиданно свела их с сыном тунисского посла. Аль-Бунни заметил их в порту, где они занимались ремонтом кораблей своего хозяина Джамиля. Наблюдательный араб быстро смекнул, что английские моряки отлично справляются со своей работой. Пользуясь приятельскими отношениями с младшим сыном бея, Фарид попросил его отдать ему англичан на некоторое время, чтобы узнать некоторые секреты ремесла. А вскоре, неожиданно для них обоих, предложил помочь им бежать в Тунис.

– Моему правителю нужны такие опытные моряки, как вы, – сказал он. – Поэтому предлагаю заключить сделку. Вы будете в течение года работать на моих верфях, а затем я дам вам свободу.

Аль-Бунни возвращался к этому разговору еще не раз, и, в конце концов, Леон с Артуром убедились, что этому юноше можно доверять. Конечно, он, без сомнения, поступал нечестно, обманывая легковерного Джамиля, но все его действия были продиктованы интересами своей страны. А Тунис, как рассказывал посол Касим-бея, Хасиб аль Бунни, активно укреплял свой флот, готовясь к защите от предполагаемого вторжения европейцев. Почувствовав близкую опасность, Касим-бей предложил соседним государствам заключить военный союз. Однако, к его великому огорчению, Мехмет-Али не прислушался к этим предостережениям. Более того, отношения между двумя странами все ухудшались, и дело закончилось тем, что бей выгнал тунисского посла из страны. Это случилось вчера, и Фарид сразу известил Леона и его товарища, чтобы они были готовы к побегу.

Увы, долгожданное известие пришло слишком поздно – спустя три часа после того, как Леон столкнулся в саду сераля со своей женой. Столкновение было подобно удару молнии, поразившей Леона в самое сердце. Если бы под его ногами разверзлась огненная бездна, это изумило бы его гораздо меньше, чем появление Элизабет в гареме алжирского бея.

В первое мгновение он подумал, что у него галлюцинация, что он попросту сошел с ума. Но это действительно была она. Ее широко распахнутые изумрудные глаза, до краев наполненные болью и отчаянием, сказали ему больше всяких слов. В силу какого-то немыслимого коварства судьбы Элизабет стала пленницей роскошной тюрьмы алжирского владыки.

Впрочем, зная ее сумасбродный характер, стоило ли чему-то удивляться? Леон целые сутки ломал голову над этой загадкой и, наконец, пришел к выводу, что скорее всего Элизабет попала в эту страшную переделку по чистой случайности. Возможно, когда в Лондоне закончился весенний сезон, ей взбрело в голову отправиться в морское путешествие, и судно, на котором она находилась, захватили алжирские корсары. Увы, такое случалось нередко. Леон знал, что в гаремах Магриба томились сотни европейских невольниц, тщетно ожидая часа своего освобождения.

Ему пришлось призвать на помощь все свое самообладание, чтобы принцесса Ясмин не заподозрила, что они знакомы. Господи, он прекрасно сознавал, что это было чудовищной жестокостью – сделать вид, что он видит эту женщину впервые, и спокойно продолжить прогулку вместе с Ясмин. Но иначе поступить было нельзя. Если бы он сделал малейшее движение навстречу Элизабет, она бросилась бы в его объятия и безрассудно погубила свою жизнь.

Узнав за месяцы плена восточные нравы, Леон сразу догадался, что Элизабет заставили скрыть свое замужество, когда отправили на торги. В противном случае ее не купили бы для гарема. Но признаться в этом сейчас означало навлечь на себя страшную кару. Элизабет даже могли лишить жизни за этот коварный обман. Оставалось надеяться, что, столкнувшись с полным равнодушием мужа, она будет молчать о своем замужестве и в дальнейшем. Но, Боже, что же им теперь делать?! Как ему вырвать Элизабет из этой смертельной западни и самому сохранить голову на плечах? От таких мыслей действительно можно было сойти с ума.

Его тревожные размышления были прерваны, когда охранник распахнул дверь капитанской каюты. Артур уже находился там и порывисто вскочил навстречу другу. Вслед за ним с низкого диванчика поднялся и аль-Бунни.

– Приветствую тебя, капитан Асад, – с улыбкой произнес Фарид, по европейскому обычаю протягивая Леону руку. – Ну что, смелый мореплаватель? Готов ли ты покинуть алжирскую столицу?

– Нет! – тяжело выдохнул Леон.

И вдруг, к собственному ужасу, его охватил приступ истеричного смеха. Натянутые, как струна, нервы не выдержали нечеловеческого напряжения последних часов.

Прервав изумленные восклицания Артура, Фарид с поразительным хладнокровием принялся приводить гостя в чувство. В одно мгновение на маленьком столике появились вино и кувшин с холодной водой. Лишь осушив пару высоких серебряных кубков, Леон полностью справился со своими чувствами и, смущенно покашливая, посмотрел на хозяина корабля. Да, такой конфуз с ним случился впервые в жизни.

– А теперь, во имя Аллаха, расскажи, что стряслось, – требовательно проговорил сын посла. – Ни за что не поверю, что ты решил остаться здесь по собственной воле.

С минуту Леон колебался, бросая на юношу пристальные взгляды. И вдруг его словно осенило. Хлопнув себя по лбу, он тихо выругался по-английски и, вскочив с дивана, вплотную подошел к аль-Бунни.

– Фарид, – сказал он, отбрасывая всякие церемонии, – помнишь, как месяц назад ты рассказал нам о встрече с английской девушкой? Голубые глаза, подобные драгоценным сапфирам, роскошные пепельные волосы… С ней была еще она девушка. Рыжеволосая, с кошачьими зелеными глазами и нежной кремовой кожей.

Хладнокровие араба как рукой сняло.

– О Аллах! – вскричал он в сильном волнении. – Да, другая англичанка выглядела именно так. Откуда ты узнал об этом? Неужели ты видел наложницу бея?

– Видел. Вчера, в саду сераля, примыкающем к приемным покоям Мехмет-Али. – Леон сделал паузу, внимательно наблюдая за лицом аль-Бунни. – И другую девушку я тоже видел, но гораздо раньще. Ибо, клянусь Аллахом, это не кто иной, как моя верная служанка Розалин. А ее рыжеволосая подруга – моя собственная жена.

Всплеснув руками, Фарид забросал Леона вопросами, затем к разговору присоединился и Артур. Ничего не оставалось делать, как удовлетворить любопытство товарищей. Это было рискованно, но Леон был не в силах держать все это в себе. Получив исчерпывающие ответы на свои вопросы, аль-Бунни прошелся по каюте, задумчиво поглаживая бороду, и неожиданно сказал:

– Твое доверие, Асад, обязывает меня сделать ответное признание. Как ты знаешь, мой отец просил бея продать ему Лейлу, но Мехмет-Али наотрез отказался. Поэтому я решил перед отплытием выкрасть свою возлюбленную из его гарема. К этому часу подкупленный евнух уже должен был передать ей мою записку.

– Прекрасно, Фарид. Ты поступил как настоящий мужчина, – с искренним чувством ответил Леон. – Нам нужно молить твоего Аллаха, чтобы предприятие закончилось успешно. Если бедняжка Розалин получит свободу, я буду за нее безумно рад.

Молодой араб посмотрел на него долгим задумчивым взглядом.

– Однако может случиться и так, что вместо Лейлы из гарема сбежит твоя жена, – медленно проговорил он, улыбнувшись и тут же тяжело вздохнув. – У меня есть только сегодняшний вечер, чтобы осуществить задуманное. Я всей душой желал бы освободить обеих девушек, но нам приказано до завтрашнего утра покинуть Алжир. Мне удалось узнать, что сегодня вечером одну из наложниц-англичанок поведут в покои бея.

Фарид крепко сжал кулаки, и его карие глаза наполнились таким отчаянием, что мужчины невольно отвели взгляды.

– Но я не знаю, кого именно пожелал видеть старый сластолюбец. В любом случае эта девушка будет доставлена на мой корабль. Я сам буду ждать ее в условленном месте под стенами сераля, и плевать мне на опасность и риск. Если ею окажется твоя жена… Что ж, значит, так распорядилась судьба. Я отдам тебе эту женщину, и мы вместе покинем Алжир. Но я еще вернусь сюда. Вернусь за моей Лейлой, и будь я проклят, если не вырву ее из рук этого жестокого самодура! Однажды судьба уже отняла у меня любимую жену. И я не позволю сыграть со мной эту жестокую шутку во второй раз.

Охваченные тревожными раздумьями, мужчины долго молчали. Наконец Леон поднялся и, протянув Фариду руку, сказал:

– Спасибо тебе, великодушный сын Хасиба аль Бунни. За свою жизнь мне приходилось встречать лишь несколько таких достойных людей, как ты. Дай мне Бог обладать такой же находчивостью и таким же мужеством, если сегодня на твой корабль попадет Розалин.

Пожав руку Леона, Фарид вдруг обеспокоенно спросил:

– А как же ты сам, Асад? Неужели ты не уедешь с нами, если твоя жена останется в гареме?

Ответ на этот вопрос так ясно читался в глазах Леона, что Артур Бейли не выдержал и схватил друга за плечо.

– Кроуфорд, я не могу в это поверить! – с болью промолвил он. – Мы так долго ждали этой счастливой минуты…

– Бесполезно, приятель, даже не пытайся меня уговорить. – Леон крепко сжал его руку. – А теперь, дорогой аль-Бунни, я должен поведать тебе одну удивительную историю. Когда ты предстанешь пред светлыми очами великого правителя Туниса Касим-бея, тебе будет, что ему рассказать. Присядь-ка сначала, а то боюсь, что ты не устоишь на ногах, когда узнаешь, что моя жена – двоюродная сестра твоего могущественного повелителя.

Глава 9

– Розалин! Дорогая моя, ради всего святого, не молчи! Скажи хоть что-нибудь! У меня сердце разрывается, глядя на тебя, бедная моя подружка!

В отчаянии ломая руки, Элизабет нервно прошлась по комнате и снова остановилась перед низкой кроватью. Проснувшись сегодня утром, она первым делом бросилась в комнату подруги и нашла ее в столь подавленном состоянии, что ее охватил настоящий ужас. Вот уже несколько часов Розалин неподвижно лежала на кровати, едва прикрыв обнаженное тело покрывалом. Роскошное серебристо-голубое одеяние, в котором она отправилась вчера в покои бея, было изорвано в клочья и валялось на полу.

– Дорогая моя, ну пожалуйста, не нужно так убиваться! Давай выпьем крепкого кофе и пойдем в хаммам. Ведь тебе нужно помыться и привести себя в порядок.

– Не могу. Как подумаю, что все эти толстые коровы будут глазеть на меня и судачить о том, что я провела ночь в покоях бея, мне просто тошно становится.

– Хорошо. Мы пойдем в бани после полудня, когда там никого не будет. Да, мой ангел?

Оторвав голову от подушки, Розалин слабо кивнула. Взглянув на подругу, она попыталась улыбнуться, но вместо этого ее пухлые губы растянулись в страдальческую гримасу. Откинув с лица спутавшиеся волосы, девушка с усилием поднялась и села на кровати.

– Расскажи мне обо всем, – настойчиво попросила Элизабет, погладив подругу по плечу. – Что произошло в покоях Мехмет-Али? Почему ты пришла назад в таком состоянии? Пожалуйста, Розалин! Вот увидишь, тебе станет легче, когда ты поделишься со мной.

– Ах, Бет, – Розалин крепко сцепила руки на затылке, откинув голову, – это было так ужасно, так отвратительно! Сначала мне пришлось опуститься на колени, как полагается при входе в покои бея, и он минут двадцать не позволял мне подняться. Потом приказал, чтобы я раздела его. Я так волновалась, что нечаянно порвала его сорочку, и тогда он отхлестал меня по щекам. А потом он лег на огромную кровать и велел мне массировать ему ноги от ступней до живота и целовать их… Господи, как же это было противно! А потом… О Бет, боюсь, я никогда не смогу вспоминать об этом кошмаре без отвращения!

Содрогнувшись всем телом, Розалин закрыла лицо руками.

– Что же было потом? Рассказывай до конца, ведь сегодня ночью мне предстоит то же самое, и я должна быть готовой ко всему.

– Он заставил меня ласкать его мужское орудие… Орудие! – губы девушки искривились в презрительной усмешке. – Это был жалкий червяк, который никак не хотел приходить в боевую готовность. Совсем не то, что у племенных жеребцов аль-Вахида и Зураба. У них-то оно всегда было готово к бою. – Розалин мрачно рассмеялась, покачиваясь из стороны в сторону. – Бет, он заставил меня делать такие мерзости, что я даже не в силах их описать. Мне пришлось массировать его руками, зажимать между грудей, брать в рот и…

– Все, довольно об этом, хватит травить себе душу. – Элизабет поднялась с кровати и подтянула шаровары, хлопнув себя резинкой по животу. – Успокойся, дорогая моя. Я почти уверена, что теперь похотливый мерзавец не скоро призовет тебя к себе. Просто ему было нужно провести с наложницей одну ночь, чтобы никто не просил отдать тебя в другой гарем. Забудь об этом и пошли завтракать.

Облегчив душу, Розалин с аппетитом набросилась на еду. Но сама Элизабет едва смогла проглотить несколько фиников. Ее неотступно терзала мысль, что сегодня вечером ей самой придется ублажать бея таким же способом. Вспомнив подтянутое, смуглое тело Джамиля, она чуть не разрыдалась от досады. Как приятно было проделывать все эти пикантные вещи с ним, и как же это будет отвратительно со старым беем. Оказывается, все зависит не от того, каковы любовные откровения, а от близости с конкретным человеком. То, что с одним мужчиной кажется наслаждением, с другим противно и невыносимо.

Стремясь отвлечься от тягостных мыслей, Элизабет принялась болтать о разных пустяках. Неожиданно шелковые занавески дверного проема раздвинулись и в комнату вошел Сайд, молодой евнух с печальными глазами. Этот юноша не был ворчливым и злобным, как большинство евнухов гарема, и когда Элизабет встречала его в саду или в хаммаме, ее сердце всякий раз сжималось от боли. Нетрудно было понять, как сильно он страдает от той горькой участи, на которую обрекла его судьба. Ведь большинство евнухов становились такими не по своей воле, а по жестокой прихоти людей, обладавших правом решать судьбу беззащитных рабов.

К удивлению девушек, вместо того чтобы объявить какое-нибудь приказание, Сайд воровато оглянулся и плотнее задернул занавеси. Подойдя совсем близко к наложницам, евнух очень внимательно посмотрел им обеим в глаза и негромко сказал:

– Почтенная лалла Хинд велела отвести Лейлу в хаммам, чтобы она совершила омовение после приема у светлейшего бея, и я вызвался исполнить ее приказание. Но это был только предлог. Я здесь, потому что должен передать прекрасной госпоже записку. Прочти ее, Лейла, так как я должен поскорее передать ответ пославшему.

Бросив на подругу недоумевающий взгляд, Розалин взяла из рук Сайда письмо. По мере того как она вчитывалась в послание, ее лицо становилось все более взволнованным.

– Это Фарид, – прошептала она, передавая записку Элизабет. – Он сообщает, что может сегодня ночью устроить одной из нас побег. Дорога в покои бея проходит через один маленький дворик, в котором будет открыта калитка. За ней будут ждать носилки, на которых беглянку доставят на корабль Хасиба аль Бунни, тунисского посла. Сразу после этого корабль поднимет паруса.

– Отвести наложницу в покои бея поручено мне, – пояснил Сайд. – Когда мы окажемся в условленном месте, я открою калитку и выведу невольницу в безлюдный переулок. Мне тоже придется бежать. Иначе мне отрубят голову.

Тщательно скомкав записку, Элизабет посмотрела на евнуха.

– И ты готов к этому, Сайд? – тихо спросила она. – Понимаешь ли ты, что это событие полностью изменит твою жизнь?

Грустно усмехнувшись, юноша пожал плечами:

– А разве мне есть что терять? Или ты думаешь, что положение евнуха в богатом гареме может сделать кого-то счастливым? Фарид аль Бунин обещал мне свободу в Тунисе и хорошую награду. Я верю, что этот достойный человек не обманет меня.

– Тогда нечего и раздумывать. – Элизабет бросила записку в дымящуюся курительницу и повернулась к подруге. – Розалин, Фарид пишет, что такой прекрасной возможности может больше не представиться. Ты должна воспользоваться случаем и бежать из этой проклятой тюрьмы.

. – О нет, Бет, бежать должна ты! – взгляд Розалин выражал изумление… – Ведь это тебе предстоит сегодня отправиться в покои бея, разве ты забыла?

Призвав на помощь все свои душевные силы, Элизабет твердо решила:

– Мы переиграем ситуацию. В самый последний момент поменяемся одеждой. Ведь лицо наложницы будет спрятано под чадрой, а сейчас рано темнеет. Никто не заметит подмены.

– Ты с ума сошла! – Розалин отшатнулась от подруги, смертельно побледнев. – Судьба дает тебе исключительный шанс обрести свободу. А когда ты окажешься при дворе Касим-бея, он что-нибудь придумает, чтобы вытащить отсюда и меня, – с наигранной бодростью прибавила она.

Гневно топнув ногой, Элизабет схватила девушку за плечи и так сильно встряхнула, что Розалин едва удержалась на ногах.

– Я убью тебя, глупая, если ты сейчас же не поклянешься, что согласна бежать вместо меня! Ну, пожалуйста, Розалин! – со слезами прошептала она. – Сделай это ради моего спокойствия. Ведь это из-за моего безрассудства тебе пришлось терпеть все эти муки. Если ты откажешься, то этот побег вообще не состоится. Потому что я не стану бежать, если ты останешься здесь. И все хлопоты твоего Фарида пропадут напрасно.

– Но что будет, когда бей обнаружит подмену? Мне даже страшно представить, что он сделает с тобой!

– Я прикинусь дурочкой и скажу, что ты угрозами заставила меня поменяться с тобой одеждой. О, я знаю, как мы поступим! Саид свяжет меня, и тогда все поверят, что я не участвовала в вашем заговоре.

Довольная своей находчивостью, Элизабет радостно захлопала в ладоши. Розалин отчаянно пыталась ее переубедить и успокоилась лишь, тогда, когда Сайд напомнил, что пора идти в хаммам.

Весь день подруги пребывали в страшном волнении, однако исполнить задуманное оказалось легче, чем они предполагали. Когда Элизабет нарядили в роскошное золотисто-алое одеяние, служанки на какое-то время оставили ее одну. Не теряя ни минуты, девушки быстро обменялись одеждой, и Сайду оставалось лишь связать Элизабет и обмотать ей рот плотным шарфом. Для пущей убедительности евнух привязал девушку к оконной решетке, якобы для того, чтобы она не смогла выбраться из комнаты и поднять тревогу. Как только дело было сделано, Сайд тут же вытолкнул Розалин из комнаты. Обман мог раскрыться в любую минуту, медлить было нельзя.

Оставшись одна, Элизабет мрачно уставилась в ночную темноту за решетчатым окном. Подруга была почти в безопасности, и теперь можно отбросить наигранное мужество и дать волю своим чувствам. Глядя на холодные мерцающие звезды, девушка чувствовала себя ничтожной песчинкой, затерянной на бескрайних просторах Магриба. Она осталась совсем одна в этом чудовищном мире; теперь ей придется самостоятельно справляться с непростыми проблемами. И это именно тогда, когда рядом находится человек, который когда-то обещал перед Богом оберегать ее от всех невзгод…

Леон! Если бы ее рот не был плотно завязан, она бы кричала сейчас его имя, моля небеса донести до него этот отчаянный призыв. Мысль о том, что он так близко от нее, сводила Элизабет с ума. Неужели он может спокойно предаваться любовным утехам с принцессой Ясмин, зная, что его жена обречена на нескончаемые страдания? Неужели в его сердце не осталось даже капли любви или хотя бы сочувствия к ней?

Заметавшись в своих оковах, Элизабет завыла, словно раненое животное. Горькие слезы потоком текли по щекам, застилая глаза. Стоит ли продолжать эту мучительную жизнь, когда впереди ее ждут только новые издевательства и терзания? Предательство Леона отняло у нее все мужество и стремление к борьбе. Пока перед ней была цель – найти и вернуть домой любимого мужа, – любые испытания казались ей по плечу. Ни издевательства аль-Вахида, ни последующие унижения, ни заточение в гареме Мехмет-Али не могли сломить ее. Это сделал Леон, когда отказался признать свою жену.

* * *

– Пора. – Набросив на плечи просторную темную накидку, Леон повернулся к Фариду. – Нужно возвращаться во дворец, иначе Джамиль может заметить мое отсутствие и поднять тревогу. Не зови больше сюда Розалин, я не в силах видеть ее слезы. Прощай, благородный аль-Бунни.

Кивнув юноше, Леон хмуро улыбнулся и направился к двери. Но у самого выхода Фарид тревожно окликнул его:

– Асад, прошу тебя, мой отважный друг, подумай еще раз, прежде чем вернуться к Джамилю. Неужели ты готов остаться бесправным рабом, когда свобода так близка? Уедем с нами в Тунис. Я представлю тебя Касим-бею, и тогда…

– Фарид, мой щедрый, великодушный покровитель… – Леон грустно усмехнулся, повернувшись к юноше. – Неужели ты думаешь, что я могу уехать из Алжира, когда моя жена остается в гареме Мехмет-Али? Если я и покину эту страну, то только вместе с ней. Или… – он мрачно посмотрел в темноту за окном каюты, – вместе с ней здесь и умру.

– Не говори так, Асад! Нужно верить в милосердие Аллаха, и тогда он пошлет нам помощь… Что ж, мой друг, оставайся здесь, – согласился Фарид, чуть помолчав. – Я уважаю твой поступок и восхищаюсь твоим мужеством. Клянусь тебе, я позабочусь о твоем друге. Я не стану держать его целый год в неволе и помогу ему вернуться в Англию, как только мы окажемся в Тунисе.

Шагнув к Леону, Фарид крепко обнял его на прощание. Потом они вместе вышли на палубу, и аль-Бунни приказал спустить шлюпку на воду.

– Смотри, сын посла, не обижай мою бывшую служанку, – шутливо бросил Леон, подходя к веревочному трапу. – Эта достойная и смелая девушка заслуживает самого лучшего обращения.

К его удивлению, на лице араба отразилось неподдельное смущение.

– Я полюбил Лейлу с первого взгляда, – тихо сказал он, – и молю Аллаха, чтобы она ответила на мои чувства и согласилась стать моей женой. Но если этого не случится, я не стану удерживать ее насильно.

Несмотря на весь драматизм ситуации, Леон невольно улыбнулся. Что и говорить, непросто было представить Розалин женой богатого тунисского вельможи. Но что если ее судьба и впрямь такова? Проведя несколько месяцев на Востоке, Леон научился верить в любые чудеса.

Гребцы налегли на весла, и вскоре корабль тунисского посла остался далеко позади. С мучительной тоской Леон смотрел, как на судне поднимают паруса, спешно готовясь к отплытию. Но он знал, что ни на минуту не пожалеет о том, что упустил шанс обрести желанную свободу. Ведь за высокими стенами ханского дворца оставалась его любимая без которой ему не нужны были никакие блага мира.

«Выше голову, капитан! – бодро сказал он себе, улыбнувшись в темноту ночи. – Не смей раскисать и впадать в уныние. Впереди тебя ждет нелегкая борьба и ты просто обязан выиграть это самое главное сражение в твоей жизни».

Глава 10

Все произошло так, как и рассчитывала Элизабет. Часа через три после побега Розалин и Сайда в гареме поднялся страшный переполох. В комнату наложницы ворвалась целая толпа евнухов во главе с перепуганной смотрительницей. Увидев Элизабет в столь плачевном положении, лалла Хинд велела развязать ее и прямо на месте учинила дознание. Та отвечала в соответствии с продуманным сценарием, и, к ее огромному облегчению, правдивость рассказа ни у кого не вызвала сомнений. Позже Элизабет поняла, что дело было вовсе не в легковерии главного евнуха и смотрительницы. Просто никому и в голову не могло прийти, что наложница способна помочь подруге бежать из гарема, не получив ничего взамен. Подобные альтруистические поступки были не в обычае обитательниц гарема.

От смотрительницы Элизабет узнала, что Мехмет-Али, устав дожидаться, когда к нему приведут наложницу, страшно разгневался и послал в гарем своего слугу. Рашид тотчас бросился искать Саида, но тут выяснилось, что того и след простыл. Тогда начали обыскивать покои одалисок и узнали в чем дело.

Вслед за допросом Элизабет последовало расследование обстоятельств побега. Вскоре выяснилось, что, кроме Сайда, бесследно пропали двое стражников-мамелюков из дворцовой охраны, которые дежурили в ту ночь в одном из внутренних дворов сераля. На розыски беглецов был немедленно отправлен отряд янычар, но дело так и закончилось ничем.

Несколько дней Мехмет-Али пребывал в страшном гневе. За поимку беглецов была назначена огромная награда. Все евнухи, признанные недостаточно надежными, были заменены. Начальник отряда мамелюков, в котором служили пропавшие стражники, был смещен со своего поста. Однако прошло какое-то время, и об этой невиданной истории начали забывать.

Оставшись без верной подруги, Элизабет погрузилась в депрессию. Не с кем было больше делиться своими надеждами и тревогами, не от кого услышать слова поддержки. Утешало лишь то, что Розалин теперь находится в безопасности. Однако, вспоминая историю с ее побегом, Элизабет не переставала удивляться своей отчаянной решимости. Как вообще ей мог прийти в голову этот дерзкий трюк с переодеванием? А что если бы обман раскрылся? В более привычной обстановке она бы никогда не додумалась до этого. Но, слава Богу, дело было уже сделано, и все опасения остались позади.

Наступила зима с прохладными ветрами, и теперь наложницы часто проводили в хаммаме целые дни. Элизабет приходилось довольствоваться обществом Надии, с которой она еще больше сдружилась после побега Розалин. Как-то раз, лежа рядом с гречанкой на теплых мраморных плитах, окружающих бассейн с горячей водой, она решилась подробнее расспросить подругу о новом любовнике принцессы Ясмин.

– Мне хорошо известно, как Ясмин сблизилась с этим рабом-христианином, – охотно поведала гречанка. – Об этом мне рассказала одна из ее служанок. Слушай было дело, Амина. Это началось еще в конце лета. Как-то раз, когда Ясмин прогуливали в закрытых носилках по пристани, она приметила красивого светловолосого раба. Он вместе с другими невольниками занимался ремонтом прогулочной яхты Джамиля. – Мужчина ей приглянулся. Ясмин подольстилась к брату – а будет тебе известно, что они находятся в очень плохих отношениях, – и выяснила, что этого раба зовут Асадом и что по происхождению он знатный англичанин и был совсем недавно капитаном большого корабля. Естественно, после таких сведений воображение принцессы разыгралось еще сильнее. И тогда она попросила Джамиля забрать Асада во дворец и поселить его в покоях для слуг. Так она получила возможность встречаться с ним в небольшом садике, в который выходят покои принца.

– Да, очень интересная история, – задумчиво проговорила Элизабет. – Но скажи, Надия, а как же Джамиль смотрит на то, что принцесса завела шашни с его рабом? И почему же в таком случае он не отдаст его сестре?

Гречанка негромко рассмеялась и посмотрела на подругу с чувством превосходства.

– Ты спрашиваешь об этом, потому что совсем не знаешь Джамиля. Ну, подумай сама, Амина, какая выгода ему будет от того, что он отдаст своей капризной сестричке такого ценного раба? И потом, – Надия с лукавой улыбкой наклонилась к Элизабет, – многие считают, что эта история сильно забавляет принца. Ему приятно сознавать, что его надменная сестра обхаживает какого-то бесправного раба. Я не удивлюсь, если узнаю, что принц подсматривает за их любовными утехами.

– Забавное развлечение, – усмехнулась Элизабет. – Ясмин… Это имя означает название цветка жасмина. И все придворные льстецы утверждают, что оно как нельзя лучше подходит принцессе. Они сравнивают ее нежную, светлую кожу с лепестками цветов жасмина. Боже, как же я ненавижу этот проклятый цветок! – яростно прошептала она. – Если когда-нибудь вырвусь из этой проклятой тюрьмы и вернусь в Англию, первым делом прикажу садовникам выкорчевать все жасминовые кусты в своем парке!

* * *

Элизабет надеялась, что старый бей забыл о ней. Но в самом конце января, когда закончился священный для мусульман месяц Рамадан, ей внезапно сообщили, что вечером великий господин Мехмет-Али желает видеть ее в своих покоях. Новость всколыхнула весь гарем, потому что с того дня, как в покоях бея побывала Розалин, он никого не призывал к себе. Элизабет едва не упала в обморок, услышав это известие.

С наступлением сумерек ее начали тщательно готовить к приему. Ей пришлось пройти изматывающий ритуал омовения, выдержать многочисленные растирания и длительный массаж. Когда же со всеми процедурами было покончено, ее обрядили в тонкие светло-желтые шаровары и короткую жилетку. Сверху набросили просторное шифоновое одеяние такого же цвета, усыпанное золотистыми блестками. Волосы Элизабет, надушенные ароматом розы, украсили небольшой диадемой из чистого золота, сверкающей изумрудами и золотистыми топазами. А вместо густой чадры была полупрозрачная вуаль.

Евнух Селим, сменивший Саида, повел наложницу по бесчисленным дворцовым переходам к покоям бея. С каждой минутой на сердце девушки становилось все тяжелее. Вспоминая рассказ Розалин, она не ожидала от этого визита ничего хорошего. Погруженная в свои мрачные думы, Элизабет совершенно не замечала красоты роскошных дворцовых покоев. Она понуро брела вслед за Селимом, когда вдруг из-за поворота длинного коридора показалось несколько человек в нарядных одеждах.

Отступив к стене, евнух велел наложнице посторониться и дать пройти знатным особам. Элизабет подняла голову и изумленно застыла на месте. Впереди процессии шел принц Джамиль. А рядом с ним – ее муж, коварный изменник Леон.

Увидев наложницу отца, Джамиль окинул ее внимательным взглядом, и вдруг его глаза вспыхнули радостным удивлением. Элизабет поспешно опустила взор, чувствуя, что начинает краснеть. Без сомнения, принц сразу узнал ее по глазам. Она еще больше смутилась, подумав, что, должно быть, Леон тоже понял, кто перед ним. Ведь кроме нее, в гареме Мехмет-Али не было ни одной женщины с изумрудно-зелеными глазами.

Остановившись, Джамиль хотел было заговорить с девушкой, но Селим поспешно выступил вперед, закрывая от него наложницу бея. Глаза принца вспыхнули сдержанным гневом, однако он тотчас взял себя в руки, не решаясь вступить в спор с евнухом отца. Принц протянул евнуху увесистый кошель и небрежно произнес:

– Не бойся, почтенный Селим-ага, я не собираюсь трогать наложницу моего высокочтимого отца, да продлит Аллах его дни. Но у меня есть к тебе небольшая просьба. Мой невольник Асад давно находится в Алжире, и его интересуют любые вести из родной страны. Так как Амина попала в плен гораздо позже его, он хотел бы кое о чем расспросить ее. Задержись ненадолго и дай им возможность поговорить.

– Только на пару минут, высокочтимый Джамиль, сын Мехмет-Али, – ответил евнух, пряча кошель и опасливо поглядывая по сторонам. – Я не желаю из-за твоей прихоти попасть под гнев моего высокородного господина.

Принц сделал знак своим людям, и они поспешно расступились в стороны, оставив Леона наедине с Элизабет. От сильнейшего волнения девушка едва держалась на ногах. Просьба Джамиля была так неожиданна, что она совсем растерялась. Неужели Леон и впрямь осмелился просить об этом своего хозяина? Или это был всего лишь ловкий ход, придуманный Джамилем с определенной целью?

– Элизабет, – быстро заговорил Леон по-английски, – принц намерен выкрасть тебя из гарема отца и желает знать, согласна ли ты бежать. От тебя ничего не требуется. Просто ты должна будешь выполнить указания человека, который покажет тебе перстень с его печатью. Я бы советовал тебе согласиться, – он пристально посмотрел ей в глаза, – иначе ты никогда не выберешься из этой чертовой тюрьмы.

Элизабет прищурила свои подведенные сурьмой глаза и окинула Леона долгим взглядом. Внезапно ее охватил такой гнев, что она едва удержалась, чтобы не вцепиться ему в лицо.

– С какой легкостью ты отдаешь свою жену другому, подлый негодяй, – вполголоса процедила она, сверля его пылающим взглядом. – Или тебя начали мучить угрызения совести? Хорошо ли ты проводишь время с этой злобной царственной ведьмой? Должно быть, она выкидывает в постели такие штучки, которые и не снились англичанкам? Лицо Леона осталось таким же бесстрастным, словно он и не слышал гневных упреков жены. – Что я должен передать принцу? – твердым голосом спросил он. – Каков будет твой ответ, о блистательная Амина?

– Конечно же, я согласна, черт бы тебя побрал, мерзавец! – в сердцах воскликнула она. – А что еще мне остается делать? По крайней мере, принц молод, красив и способен доставить женщине много чудесных минут в постели.

Она с вызовом посмотрела на мужа, не без торжества заметив, как при последних ее словах Леон заметно побледнел. На вдруг его красивые губы тронула такая издевательская улыбка, что Элизабет мгновенно залилась краской стыда.

– Значит, тебе понравилось быть с Джамилем, о зеленоглазая красавица? – вкрадчиво спросил он, не отводя от ее лица холодного, пронизывающего взгляда. – А как старый бей? Он тоже еще на что-то способен?

Тихо вскрикнув, Элизабет невольно поднесла руку к лицу, защищаясь от его жестоких слов. Ее глаза мгновенно наполнились слезами жгучей обиды. Господи, как он может быть так жесток с ней? Неужели она еще недостаточно унижена?

– Прости меня, ради всего святого, – поспешно проговорил Леон дрогнувшим голосом. – Я не хотел…

– Довольно разговоров! – вдруг решительно вмешался Селим-ага. – Проклятый неверный, разве ты не видишь, что твои слова расстроили наложницу великого бея?

Схватив девушку за руку, евнух поспешно повел ее дальше по коридору. Только страх перед наказанием повелителя заставил Элизабет собрать все силы, чтобы не разрыдаться. Теперь она окончательно убедилась, что Леон совсем разлюбил ее. Если он, всегда такой добрый, чуткий и заботливый, мог так больно задеть ее, значит, она действительно стала ему безразлична.

* * *

Пару недель спустя Мехмет-Али выселил обоих сыновей с их гаремами из Царского дворца. Это событие доставило наложницам бея такую огромную радость, что Элизабет только диву давалась. Но весь этот ажиотаж стал понятен, когда наложницы бросились занимать освободившиеся покои и устраиваться в новых комнатах. Теперь у многих из них появилось сразу по две комнаты вместо одной. Само собой, не обошлось без скандалов и слез. Мелкие и крупные стычки из-за дележа помещений случались каждый день, и, как с иронией отметила Надия, евнухи замучились махать плетьми, призывая нарушительниц покоя к порядку.

Выехав из сераля, Джамиль перебрался в просторный загородный дворец у самого побережья.

Вместе с ним на новое место отправился и Леон. К этому времени они с принцем настолько подружились, что Леону больше не приходилось работать. Да и Джамиль совсем забросил дела и целиком погрузился в чувственные утехи со своими прекрасными одалисками.

За несколько месяцев плена Леон научился свободно разговаривать по-арабски и теперь каждый день развлекал господина рассказами о чужих странах. Отношение принца к своему знатному невольнику было настолько добрым, что иногда Леона даже начинали терзать угрызения совести: ведь он вынашивал предательские замыслы, а бедный Джамиль даже не подозревал об этом. Но иного пути вызволить Элизабет из сераля, кроме как воспользоваться помощью принца, не было. Было бы верхом самонадеянности рассчитывать провернуть такое сложное предприятие, находясь в положении бесправного раба. И Леон прикладывал все усилия, чтобы склонить принца к похищению наложницы отца.

– О Асад, порой мне кажется, что мой царственный отец совсем спятил, – жаловался ему Джамиль за распитием очередной бутылки виноградного вина. – Только подумай – вслед за тунисским послом он выгнал из столицы и французского консула. Да еще при этом ударил его по лицу! Боюсь, что теперь нам не избежать войны с европейцами. Но отец не желает слушать ничьих предостережений. А как он поступил со мной и братом? Хотя, признаться, я не жалею, что мне пришлось переселиться в собственные владения. А то дело – дошло до того, что он запретил мне навещать собственный гарем. Говорит: мол, вызывай наложниц в свои покои, как это делаю я! Ха! Будто он часто это делает! Да ему уже и женщины-то не нужны, так, одно пустое упрямство!

– Однако ту англичанку великий правитель все же иногда призывает к себе, – многозначительно заметил Леон. – Ты же сам видел, как евнух вел ее в покои бея.

Джамиль досадливо махнул рукой: – Уверяю тебя, это было всего один раз. Он решил провести с ней ночь, чтобы сделать эту девушку своей собственностью и никому ее не отдавать. Ведь пока наложница не побывала в покоях господина, она еще имеет возможность покинуть гарем. – Но после всего одной ночи, проведенной с господином, женщина остается в гареме навсегда.

Поднявшись с подушек, Леон медленно подошел к открытому окну, неспешно задернул занавеси, будто опасаясь зимней прохлады. Ему требовалось хотя бы несколько минут, чтобы скрыть от Джамиля охватившее его волнение. Вспомнив, как жестоко он обидел Элизабет в тот день, Леон был готов надавать самому себе по щекам. Так, оказывается, ее вели в покои бея первый раз? Можно только догадываться, что она чувствовала в те минуты. Ему хотелось кричать от собственного бессилия. Знать, что твою любимую подвергают всяческим издевательствам, и не в силах ей помочь… Такого он не мог желать даже врагу.

– Но ведь ты не смиришься с отцовским произволом, не так ли, мой бесстрашный и находчивый господин? – спросил он, возвращаясь на свое место. – Ведь одну из невольниц-англичанок уже умыкнули из гарема!

– Да, нашелся такой ловкач, – с усмешкой протянул Джамиль. – Что ж, я от души порадовался ее побегу. Пусть эта Лейла не досталась мне, но и отцу она тоже не досталась. – Опустошив очередной золотой кубок, принц расправил плечи и решительно хлопнул себя по коленям. – Решено, – отрезал он. – Я выкраду прекрасную Амину из отцовского гарема. Нужно только дождаться подходящего момента и найти несколько отчаянных смельчаков.

Леон почтительно склонил голову, преданно посмотрев в глаза принцу.

– Один из них к твоим услугам, о достойный сын венценосного правителя.

Взяв новый кувшин, он принялся старательно разливать вино по кубкам. Только бы удалось вытащить Элизабет из неприступного сераля! А сбежать из плохо укрепленного дворца Джамиля будет уже нетрудно. Вот только бежать пока некуда…

Глава 11

К огромной радости Элизабет, бей больше так и не призвал ее к себе. Недели проходили за неделями, а в ее жизни ничего не менялось. Не было никаких вестей ни от Джамиля, ни от Леона. Элизабет уже почти перестала верить в возможность освобождения. Должно быть, Джамиль совсем забыл о ней и оставил свое дерзкое намерение выкрасть ее из гарема отца.

Наступил май, и в пышном саду гарема вовсю зацвели прекрасные цветы. Их сладкие ароматы будоражили чувства, лишая невольниц покоя. Элизабет охватила бессонница. Теперь она просыпалась с первыми лучами солнца и часами лежала в постели без надежды заснуть, предаваясь грустным размышлениям.

В последнее время шумная болтовня обитательниц гарема стала ее неимоверно раздражать, и она старалась выкупаться в бассейне до того, как хаммам наполнится женщинами. Однажды, придя туда, как обычно, рано, Элизабет с удивлением заметила на мраморной скамейке возле бассейна пышное изумрудно-зеленое одеяние, расшитое золотыми узорами и самоцветами. Но в самих банях было пусто, и девушка подумала, что, должно быть, кто-то из наложниц оставил здесь одежду с вечера, переодевшись в другое платье после купания.

Спустившись по небольшой лесенке в бассейн с прохладной водой, Элизабет оттолкнулась от бортика и поплыла. Никогда в жизни она не плавала с таким самозабвением, как здесь, в гареме алжирского бея. Купание помогало хотя бы на время забывать о невеселой действительности и отвлекаться от тяжких дум.

Наплававшись вдоволь, Элизабет выбралась из бассейна и неторопливо оделась. В соседнем зале хаммама уже раздавались голоса наложниц. Девушка невольно улыбнулась, узнав звонкий голос Надии, и подумала, что после освежающего купания будет совсем неплохо погреться на теплых мраморных плитах розового зала.

Однако не успела она дойти до дверей, как в зал стремительно влетела принцесса Ясмин в сопровождении своего евнуха. Бросив на посторонившуюся Элизабет ехидный взгляд, принцесса подскочила к изумрудному одеянию и вдруг принялась громко кричать, потрясая одеждой. В одну минуту зал наполнился любопытными наложницами, сквозь толпу женщин протиснулись испуганная лалла Хинд и главный евнух Рашид.

– Что случилось, о высокородная Ясмин, дочь нашего могущественного правителя? – встревожилась смотрительница гарема. – Ты так громко кричала, что мы поспешили сюда со всех ног, опасаясь самого худшего.

Приблизившись к лалле Хинд и главному евнуху, Ясмин торжественно развернула перед ними изумрудное платье. Все свидетели этой сцены невольно ахнули, увидев, что роскошное одеяние все изрезано.

– Взгляни на это, почтенный Рашид-ага, – проговорила принцесса. – Еще час назад это было моим любимым платьем. Но дерзкая Амина превратила мой наряд в никчемное тряпье.

– Но это же бесстыдная ложь! – в панике закричала Элизабет. – Я даже не прикасалась к твоему платью. Зачем бы я стала это делать?

– Потому что ты наглая и своевольная дрянь, – не глядя на девушку, процедила Ясмин. – Ты всегда старалась надерзить мне и вывести меня из себя. А сегодня просто воспользовалась случаем напакостить, думая, что тебя никто не увидит. Это могла сделать только Амина, почтенный Рашид-ага, – принцесса выразительно посмотрела на главного евнуха. – Кроме нее, в этот зал никто не заходил.

– Неправда, я даже не знала, что это платье принадлежит тебе! – Элизабет растерянно оглянулась на смотрительницу и притихших наложниц. – О лалла Хинд, неужели и вы не верите мне? – вымолвила она упавшим голосом. – Вы же знаете, что я никогда никому не причиняла вреда, ни разу не нарушила порядок в гареме!

– Послушай, о высокородная дочь Мехмет-Али, – осторожно начала смотрительница, – я хорошо знаю кроткий нрав Амины… – но ее перебил евнух принцессы, выступив вперед.

– Я своими глазами видел, как Амина портила наряд моей госпожи, – уверенно проговорил он, поклонившись главному евнуху. – Поверь мне, почтенный Рашид-ага, эта девушка заслуживает самого строгого наказания.

– Но как же я могла изрезать платье принцессы? Ведь у меня даже нет с собой ножниц! – Элизабет продолжала искать поддержки у смотрительницы, заметив сочувствие в ее глазах.

– Да, действительно, у Амины нет при себе ножниц, – с надеждой подхватила та. – А платье принцессы явно изрезано, а не разорвано на куски.

К неимоверному ужасу Элизабет, евнух принцессы вдруг извлек из-под полы своего халата серебряные ножницы и торжественно показал их всем.

– Вот они, – с мерзкой усмешкой сказал он. – Я видел, как Амина выбросила их в сад через окно, и поспешил подобрать улику. Теперь ты видишь, почтенный Рашид-ага, что эта дерзкая наложница действительно виновна.

Элизабет подавленно молчала, судорожно глотая воздух. Она уже поняла, что это была ловушка, подстроенная коварной принцессой. Ясмин возненавидела ее с первого взгляда, вероятно, интуитивно почувствовав в ней соперницу. Должно быть, дочь бея заметила, что она приходит в хаммам раньше всех наложниц, и вместе со своим евнухом придумала эту ужасную историю с испорченным нарядом.

– Но я в самом деле не делала этого, – охрипшим от страха голосом пробормотала она.

– Довольно, – отрезал главный евнух. – Вина наложницы доказана, и теперь осталось выбрать наказание за столь дерзкий поступок. Как ты желаешь поступить с этой ослушницей, о блистательная принцесса?

Черные глаза Ясмин сверкнули сдержанным торжеством. Бросив на дрожащую девушку злобный насмешливый взгляд, она притворно вздохнула, прежде чем произнесла:

– Конечно, платье – не такая уж дорогая вещь, но сам поступок Амины беспримерно дерзок. Она забыла, что я – дочь самого великого бея, и, проявив неуважение ко мне, тем самым оскорбила моего отца. Я думаю, почтенный Рашид-ага, эта наложница должна получить не меньше двадцати ударов курбашом. И пусть наказание исполнит мой евнух Мельзуг.

По залу пронесся шумный вздох, а затем наступила пугающая тишина. Не было ни обычного в таких случаях злобного веселья, ни язвительных перешептываний. За несколько месяцев, проведенных в гареме Мехмет-Али, Элизабет умудрилась ни разу никого не обидеть, и сейчас в глазах, наложниц читалось откровенное сочувствие, от которого девушке захотелось разрыдаться во весь голос.

– Ты волен поступить с провинившейся наложницей по своему усмотрению, почтенный Рашид-ага. Но не забывай, что нашему господину вряд ли понравится, если тело Амины будет изуродовано, – все же предупредила лалла Хинд. – Наш милостивый повелитель говорил мне, что Амина понравилась ему и он намерен когда-нибудь еще призвать ее на свое ложе.

Сердце Элизабет сжалось, в носу защипало от подступающих слез. Она знала, что смотрительница солгала, чтобы защитить ее. Однако убедительность, с которой та произнесла свое предупреждение, подействовала на главного евнуха, и он вынес несколько иное решение, чем то, что предложила принцесса.

– Будет достаточно и десяти ударов, – непререкаемым тоном объявил он. – А приговор исполню я сам.

Красивое лицо принцессы недовольно исказилось, но спорить с главным евнухом, пользующимся доверием бея, было опасно даже для дочери. Кивнув в знак согласия, Ясмин направилась к выходу. Рашид-ага отдал короткий приказ двум евнухам, и они потащили смертельно бледную Элизабет в ту же сторону, а вслед за ними туда потянулась и вся толпа наложниц.

Выйдя из хаммама, евнухи направились в одну из галерей, где обычно происходили подобные наказания. Осознав, что с ней собираются делать, Элизабет вся похолодела от страха и стыда. Она уже знала, что ее будут наказывать на глазах у всех обитательниц гарема. Считалось, что такие зрелища поучительны для остальных, так как созерцание чужих страданий удержит их от неповиновения. Но самым ужасным было то, что злобная принцесса тоже будет присутствовать при этом и открыто радоваться мукам соперницы.

«Я не смогу пережить такого позора, – в страшном смятении подумала Элизабет. – Мне останется только покончить с собой».

Ее подвели к двум точеным мраморным колоннам, в которые были вбиты железные скобки с кожаными ремнями. Евнухи поспешно стянули с девушки одежду, оставив ее полностью обнаженной. Затем руки наложницы подняли вверх и, растянув в стороны, привязали к железным скобкам. Такими же кожаными ремнями евнухи привязали к колоннам ее ноги.

Сделав свое дело, они отошли в сторону, и теперь вперед выступил Рашид-ага. Обернувшись через плечо, Элизабет содрогнулась от ужаса. В руках главного евнуха была мощная длинная плеть, больше похожая на кнут. Сделав шаг назад, Рашид-ага взмахнул ею и с жутким свистом опустил на плечи Элизабет.

Не ожидая столь сильной боли, она громко закричала, широко распахнув свои изумрудные глаза. Кто-то из наложниц испуганно вскрикнул вслед за ней, но этот звук заглушил звонкий издевательский смех принцессы. Собрав все свои силы, Элизабет тут же поклялась себе, что больше не издаст ни звука, даже если ее забьют до смерти. Лучше умереть, чем позволить этой гадине насмехаться над ее страданиями.

Рашид-ага снова взмахнул плетью, и тело девушки пронзила новая страшная боль. Следующий удар заставил ее до крови закусить нижнюю губу, но она не издала ни звука. Еще один удар, еще… И тело Элизабет бессильно повисло. Из прокушенной губы тонкой струйкой текла горячая кровь, но девушка продолжала хранить молчание. Снова просвистела плеть, и новая боль, казалось, разорвала надвое ее изувеченное тело.

– Довольно, довольно, Рашид-ага, она уже потеряла сознание! – словно сквозь туман донесся до нее пронзительный голос смотрительницы.

Рашид остановился, шумно переводя дыхание, и что-то приказал своим помощникам. Подойдя к девушке, евнухи быстро отвязали ее от колонны, и Элизабет бессильно сползла вниз. Тогда один из мужчин подхватил ее на руки и отнес в ее комнату. Следом за ними туда вошли лалла Хинд и причитающая Надия.

Уложив девушку на кровать, смотрительница куда-то послала Надию, и спустя минуту та вернулась, держа в руках маленькую шкатулочку. Достав пузырек с какой-то жидкостью, лалла Хинд смочила раствором мягкую тряпочку и коснулась ею раненой спины Элизабет. Что-то похожее на спирт мгновенно обожгло кожу, и девушка подскочила на кровати так резко, что едва не выбила из рук смотрительницы флакон.

– Ну, слава Аллаху, – облегченно вымолвила лалла Хинд. – А я уж было испугалась, что ты впала в глубокий обморок. Когда ты внезапно замолчала, я подумала, что ты лишилась сознания от боли.

– К сожалению, это было не так, – с тяжелым стоном выдохнула Элизабет. – Было бы лучше, если бы я совсем умерла.

Смотрительница смерила ее строгим взглядом, с упреком покачав головой:

– Разве можно так говорить, Амина? Жизнь дается человеку Аллахом только один раз, и жедать себе смерти – большой грех. Да и не из-за чего.

– Не из-за чего? – Элизабет возмущенно вскочила, но тут же снова опустилась на кровать, застонав от боли. – О моя добрая госпожа, неужели даже ты думаешь, что я в самом деле испортила то проклятое платье принцессы? – всхлипывая от обиды, спросила она. – Клянусь тебе своей жизнью, что я не делала этого! Принцесса солгала, она подстроила все это вместе со своим евнухом, потому что ненавидит меня.

Лалла Хинд глубоко вздохнула и ласково коснулась ее растрепавшихся волос.

– Я знала, что это так, бедная моя Амина. Но мы ничего не могли доказать. Что теперь об этом сокрушаться? Успокойся и полежи спокойно. Я должна обработать твои раны, чтобы рубцы зажили, не оставив, следов.

– Рашид сильно изуродовал меня? – Элизабет жалобно всхлипнула, дернувшись от прикосновения рук смотрительницы.

– Не бойся, все не так страшно. Четыре рубца на спине, два на ягодицах и два на бедрах. Евнух ни разу не попал плетью в одно и то же место.

– А если бы меня наказывал евнух принцессы?

– Этого бы не случилось. Рашид-ага не позволил бы изуродовать тело наложницы бея.

– Наложницы! – Элизабет презрительно фыркнула. – Какие же мы наложницы, если бей даже не в состоянии воспользоваться нашими прелестями? Лучше бы он отдал меня Джамилю.

Испуганно замахав руками, лалла Хинд с опаской взглянула в сторону двери.

– Не смей так говорить, глупая девушка! – торопливо зашептала она. – Иначе ты можешь никогда не увидеть своего обожаемого Джамиля.


* * *.

– О мой пылкий лев! Я вижу, ты устроился здесь не хуже знатного бея.

Поднявшись с низкого турецкого дивана, обитого изумрудным бархатом, Ясмин обошла просторную комнату, с улыбкой рассматривая пышные муслиновые драпировки и персидские ковры.

– Должно быть, мой брат Джамиль полюбил тебя, Асад. Он всегда ценил невольников знатного происхождения, но далеко не ко всем так благоволил.

Склонившись в почтительно-ироничном поклоне, Леон пристально взглянул на принцессу.

– Разве мог бы высокородный принц допустить, чтобы я принимал его сестру в непритязательной обстановке? Все это он подарил мне только ради тебя, прекрасный цветок царских садов.

– Не уверена в этом, – Ясмин скривила тонкие подкрашенные губы. – Джамиль всегда недолюбливал меня. Впрочем, это у нас взаимно.

Сняв с головы пышный малиновый тюрбан с серебристо-голубым пером, принцесса распустила по плечам волнистые черные волосы и с призывной улыбкой посмотрела на невольника брата. Внутренне напрягшись, Леон заставил себя ответить такой же волнующей улыбкой и сделал шаг навстречу женщине. Хотел ли он эту надменную арабку? Бессмысленно было задавать себе этот вопрос. Она была сестрой его хозяина, и он был обязан разделять ее пылкую страсть, чтобы не нажить себе лишних неприятностей.

Замурлыкав, словно разнеженная кошка, Ясмин медленно направилась к нему, но вдруг остановилась на полпути. В ее черных глазах внезапно заплясали озорные огоньки.

– О Асад, я чуть не забыла рассказать тебе одну крайне забавную историю! – весело проворковала принцесса. – Когда я покину этот дом, не забудь поведать об этом Джамилю. А потом расскажешь мне, как бушевал мой любезный братец от негодования. О, я уже заранее ликую, предвкушая его реакцию на это известие!

Выждав, пока она перестанет смеяться, Леон уселся напротив принцессы и с почтительным вниманием посмотрел в ее загоревшиеся глаза.

– Я с нетерпением слушаю тебя, бесподобный цветок жасмина, – сказал он.

– Помнишь ту дерзкую наложницу отца, что встретилась нам однажды в саду? Англичанка с наглыми зелеными глазами, ее зовут Амина.

– Да, я хорошо запомнил ту девушку. – Леон почувствовал, что его лицо начинает каменеть.

– Так вот, Асад, я давно искала возможности ее проучить и, наконец, смогла осуществить свое намерение.

– И что же ты сделала с ней, моя хитроумная пери?

Глаза принцессы вспыхнули злобным торжеством.

– Послушай же, что я придумала. – Ясмин возбужденно заерзала по дивану, устраиваясь поудобнее. – Как-то случайно я подметила, что Амина повадилась приходить в купальню рано утром, когда большинство наложниц еще спят. Я рассказала об этом моему преданному евнуху Мельзугу, и он предложил мне один крайне заманчивый план. Так вот, два дня назад мы с ним встали на рассвете и направились в купальню. Там мы прошли в зал с холодным бассейном, где любит плавать Амина, и оставили на скамейке мое нарядное платье, предварительно изрезав его. Потом незаметно, ушли…

Вскочив с дивана, принцесса принялась ходить кругами по комнате, не в силах усидеть на месте от возбуждения. Леон внимательно следил за развитием ее повествования, не меняя выражения лица, и только его рука с каждым мгновением все сильнее сжимала золотой кубок. Он вдруг ясно осознал, что мог бы сейчас с полнейшим хладнокровием убить эту женщину. Но нужно было сохранять спокойствие, чтобы потом отомстить ей.

– …Какая все-таки досада, что Рашид не позволил наказывать эту нахалку моему евнуху, – с сожалением закончила принцесса, снова присаживаясь на диван и обмахиваясь пышным опахалом. – Уж тогда бы она точно не смогла изображать из себя стойкую мученицу. А мне так хотелось послушать, как она будет кричать от боли и дергаться на веревках всем своим безобразным телом! Когда-то еще выпадет такое развлечение…

Откинувшись назад, Ясмин звонко рассмеялась. Сделав несколько глубоких глотков вина, Леон посмотрел на принцессу ничего не выражающим взглядом.

– Так значит, девушка не издала ни звука во время порки? – спросил он бесстрастным голосом. – Ты говоришь, она очень стойко держалась?

– Да, – недовольно призналась Ясмин. – Не считая единственного крика после первого удара. Хотя мне кажется, что Рашид не щадил ее.

– Но, возможно, наказание было недостаточно суровым?

Принцесса снисходительно рассмеялась, погладив мужчину по руке.

– Должно быть, ты уже забыл, как чувствительны удары курбаша, мой нежный лев, – удивленно заметила она. – Или те чудовищные шрамы на твоей стройной спине оставило другое орудие пытки?

– Нет, я не забыл об этом, – медленно проговорил Леон, посмотрев на женщину таким странным взглядом, что ей стало не по себе.

– Не сердись, что я напомнила тебе об этом, Асад, – примирительно сказала принцесса.

– Ничего страшного, мой прекрасный цветок. – Улыбнувшись, Леон поднялся и направился к дверям. – Пойду отчитаю слуг, за то что они до сих пор не несут нам обед.

Выйдя из комнаты, Леон стремительно пересек длинный коридор и остановился у выхода на веранду. Стукнув кулаком по ажурной решетке, он прислонился лбом к холодному железу и сдержанно застонал. Чувство ненависти разрывало его, и он просто не мог больше оставаться в одной комнате с этой ведьмой. Еще немного – и он бы вцепился в горло и задушил эту чудовищную женщину. Но ведь тогда… Тогда его бедная Элизабет навсегда останется в этой проклятой тюрьме!

Эта гадина заставила главного евнуха выпороть его жену! Столь чудовищное известие просто не укладывалось у него в голове. И, Боже мой, за что?! Ведь Элизабет не сделала ей ничего плохого! Год назад ему самому пришлось пройти через подобный кошмар, но его мучителей можно было понять – тридцать ударов курбашом были расплатой за неудачный побег с пиратского корабля. И напрасно Ясмин думает, что он уже забыл об этом. Такое не изгладится из памяти никогда. Но его хрупкая, изнеженная жена… Как она только выдержала все это, бедная девочка? И все это происходило на глазах этой злой фурии!

Лицо Леона прояснилось, а на губах заиграла зловещая улыбка. Резко повернувшись, он в последний раз врезал кулаком по ажурной решетке и быстро направился по коридору в сторону кухни.

– Принцесса велела накрыть стол в зале с бассейном, – объявил он служанкам. – И поторопитесь, высокородная Ясмин уже заждалась!

Войдя в свои покои, Леон с самой очаровательной улыбкой, на которую только был способен, приблизился к развалившейся на диване женщине.

– Моя принцесса, слуги Джамиля накрыли для нас стол в одном из парадных залов, – сказал он. – Должно быть, так распорядился Джамиль. Разреши мне проводить тебя туда.

– О Аллах, можно подумать, мне хочется куда-то идти, – недовольно пробормотала Ясмин. – Надеюсь, по крайней мере, в том зале имеется удобное ложе, чтобы мы могли заняться нашими любимыми делами после трапезы?

– Думаю, что да, мой дивный цветок, – с улыбкой отозвался Леон. – Насколько я знаю, Джамиль любит отдыхать в этом помещении со своими наложницами.

Неохотно поднявшись, принцесса направилась к дверям. Почтительно склонив голову, Леон шел чуть впереди женщины, указывая дорогу к просторному беломраморному залу, в самом центре которого находился вделанный в пол водоем. У входа в помещение Леон посторонился, пропуская вперед высокородную дочь Мехмет-Али. Сквозь дверной проем он увидел накрытый стол, заметил бесшумно выскользнувших через другую дверь служанок.

– Проходи, мой прекрасный цветок, – с любезной улыбкой проговорил он. – Мне нужно отлучиться на пару минут, а потом я присоединюсь к тебе.

Не дожидаясь ответа, Леон быстро прошел в соседнюю дверь. Одна из стен в этой комнатке представляла собой ажурную решетку, завешенную неплотными занавесками. Сквозь тонкую ткань отлично просматривался соседний зал. Притаившись у решетки, Леон не сводил глаз с принцессы, только что переступившей порог зала. Осмотревшись, Ясмин величественно направилась к низкому столику, вокруг которого было разбросано множество шелковых подушек. Каблучки золотистых туфелек звонко постукивали по мраморным плитам, окружавшим голубоватый бассейн…

Внезапно принцесса резко остановилась, нелепо взмахнув руками. Из груди женщины вырвался изумленный возглас, и она сильнее замахала руками, пытаясь удержать равновесие. И тут, словно по волшебству, мраморный пол резко наклонился, и Ясмин, потеряв равновесие, с диким криком скатилась в водоем.

Послышался скрип механизма, и мраморные плиты мгновенно встали в прежнее положение, будто ничего и не произошло. Громкие вопли Ясмин оглашали просторный зал, эхом отражаясь от мраморных стен. Отчаянно барахтаясь в ледяной воде, принцесса тщетно пыталась зацепиться за скользкие борта водоема. Из своего укрытия Леон отчетливо видел ее искаженное смертельным страхом лицо и с мрачным удовлетворением наблюдал за отчаянными попытками женщины спасти свою жизнь. Казалось, ее неистовые вопли должны были уже переполошить весь дворец, но никто не спешил на помощь. В отличие от принцессы, Леон знал, что это помещение надежно изолировано от остальных покоев дворца. И еще он знал о том, о чем не подозревала бедная Ясмин: этот бассейн с секретом был очередной выдумкой Джамиля, которая появилась во дворце совсем недавно. Таким жестоким способом принц подшучивал над провинившимися наложницами, имевшими несчастье вызвать его неудовольствие.

Крики женщины становились все слабее и наконец стихли. Перестав трепыхаться, Ясмин медленно погрузилась под воду, и голубоватая поверхность сомкнулась над ее головой. Поспешно бросившись в зал, Леон скинул восточный длиннополый халат и нырнул в воду, Он совсем не хотел убивать надменную принцессу, желая лишь хорошенько проучить ее. Безысходность, отчаяние, неотвратимость неизбежного – все эти чувства были незнакомы дочери могущественного правителя. С легкостью вынося жестокие приговоры зависимым от нее людям, она, конечно же, никогда не задумывалась, что значит оказаться игрушкой в чужих руках. Не без злорадства Леон подумал, что сегодня она смогла это прочувствовать на собственной шкуре.

Ему не составило большого труда вытащить Ясмин из бассейна. Уложив принцессу на ковер, Леон поспешно принялся приводить ее в чувство. Из горла Ясмин выплеснулась водяная струйка, и женщина прерывисто задышала. Сидя рядом с принцессой, Леон внимательно наблюдал за ее лицом. Щеки Ясмин заметно порозовели, но в целом она напоминала своим видом мокрую общипанную курицу. Это впечатление усиливали намокшие перья ее пышного тюрбана. На мгновение Леон отвернулся, чтобы скрыть усмешку. Странно, но в его ожесточившемся сердце не было ни капли жалости или простого сочувствия. Он должен был отомстить этой жестокой женщине за свою жену и просто исполнил свой долг.

Выждав пару минут, Леон наклонился к рыдающей принцессе и ласково тронул ее за плечо.

– Ну, ну, мой нежный цветок, не нужно так убиваться, все уже позади, – с хороню разыгранным сочувствием произнес он. – Умоляю тебя, Ясмин, не плачь, ты разрываешь мне сердце!

– О Асад, я думала, что настал мой смертный час! – повернув к нему залитое слезами лицо, принцесса уставилась на него гневным взглядом. – Где ты был?! Неужели ты даже не слышал, как я звала на помощь? Я так громко кричала, что могла разбудить и мертвого! Почему же никто не бросился мне на выручку? Куда подевались все слуги в этом проклятом доме?

– Любовь моя, я бросился сюда со всех ног, как только услышал твои крики, – уверенно соврал Леон. – И, как видишь, успел вовремя. О мой сладкий цветок, скажи мне: ты сильно испугалась? Как ты умудрилась упасть в бассейн? Наверное, оступилась на скользких мраморных плитах?

Мучительно застонав, принцесса села на ковре, обхватив руками дрожащие плечи.

– Оступилась! – возмущенно простонала она. – Шайтан бы тебя побрал, Асад, я еще не пила вина, чтобы оступаться на ровном месте. Нет, все было совсем не так. Случилось что-то немыслимое. Как только я подошла к бассейну, пол вдруг закачался под моими ногами. Он наклонился, представляешь?! Я не смогла удержаться и скатилась в этот проклятый водоем!

– Странно, как такое могло случиться? – Поднявшись, Леон неторопливо обошел вокруг бассейна, скрывая ехидную улыбку. Насколько он знал, механизм срабатывал только один раз до того, как его снова приготовят к действию, и опасаться ему было нечего – Ты, должно быть, сильно испугалась, бедняжка? – с притворным сочувствием спросил он.

Глаза принцессы наполнились паническим испугом.

– О, ты даже не представляешь, что я пережила! Я же совсем не умею плавать. И вода была такой ледяной… Это было так страшно – чувствовать, как силы покидают тебя, а ты ничего не можешь сделать, чтобы помешать исполниться неотвратимому!

– О да, это действительно страшно, любовь моя, когда знаешь, что тебя ждут тяжкие испытания, а ты не в силах отвести их от себя, – соглашался Леон, не отводя от принцессы тяжелого взгляда. – Думаю, подобное чувство я испытал, когда нас с другом схватили пираты после неудачного побега. Я знал, что меня начнут пытать, может быть, даже убьют, и ничего не мог поделать. Однако как же могло случиться, что пол внезапно ушел у тебя из-под ног… Постой, постой, я, кажется, начинаю догадываться…

С сосредоточенным видом Леон смотрел в опухшие от слез глаза Ясмин.

– Ну, не тяни же, Асад, говори, о чем ты догадываешься! – взмолилась принцесса.

– Хм, видишь ли, мой сладкий цветок, – задумчиво, будто что-то вспоминая, заговорил он, – сдается мне, что это очередная шутка твоего брата. Ты же знаешь, он мастер на всякие проказы. А этот самый зал недавно заново отделали. Должно быть, тогда он и поместил здесь бассейн с секретом, чтобы таким образом подшучивать над наложницами и гостями. Думаю, тебе лучше расспросить об этом самого Джамиля!

Громко выругавшись по-арабски, Ясмин яростно взбила кулачками шелковую подушку.

– О, теперь мне все стало понятно! – гневно воскликнула она. – Это Джамиль решил так жестоко подшутить надо мной, он всегда не любил меня и старался навредить. Поэтому и приказал накрыть нам стол в этом зале, негодяй! Ему-то хорошо известно, что я боюсь воды. Когда-то давно, когда мы еще были детьми, он чуть не утопил меня в дворцовом пруду. Проклятый изверг! Ненавижу его в десять раз сильнее, чем прежде! Никогда больше ноги моей не будет в его доме.

– Любовь моя, ты вся дрожишь от холода. Думаю, тебе сейчас нужно пойти в гарем и попросить у женщин Джамиля сухую одежду…

– Ни за что! – испугалась принцесса. – Чтобы все эти жалкие ничтожества смеялись надо мной? Лучше помоги мне выжать одежду и незаметно выбраться из дворца.

Скрывая свое торжество под виноватой улыбкой, Леон помог Ясмин привести себя в порядок и проводил ее до роскошной крытой повозки во дворе.

– Не знаю, увидимся ли мы еще когда-нибудь с тобой, мой нерасторопный лев, – напоследок сказала принцесса. – Во всяком случае, не раньше, чем я забуду об этом ужасном дне. А ведь сначала все было так замечательно!

«Скатертью дорога», – насмешливо подумал Леон, глядя вслед отъезжающему экипажу. Дождавшись, когда повозка скроется из глаз, он весело засвистел и направился в покои Джамиля. На всякий случай следует рассказать принцу о сегодняшнем инциденте с его сестрой. Леон не сомневался, что Джамиль от души посмеется над мучениями Ясмин, особенно если вначале рассказать, как она поступила с Элизабет. Нужно будет убедить Джамиля, что он ничего не знал о секрете бассейна и очень сожалеет о происшедшем. Почему-то Леон был уверен, что Джамиль поверит ему. Люди всегда охотно верят в то, что им нравится.

Вспомнив, с каким хладнокровием он осуществил свою месть, Леон жестко усмехнулся. Сотворить такое с высокородной принцессой! А ведь раньше он был вообще не способен обидеть женщину. Неужели это месяцы плена так ожесточили его? Но можно ли было выжить в этих условиях, оставшись прежним?

Глава 12

– Просыпайся, Амина, просыпайся! – настойчивый голос смотрительницы заставил девушку сделать над собой усилие и открыть глаза. – Пора идти.

Окончательно стряхнув с себя остатки сна, Элизабет села на кровати.

– О чем ты, лалла Хинд? Куда идти? Смотрительница приложила палец к губам, призывая к осторожности.

– Твои друзья подготовили побег из гарема. Быстрее одевайся и делай, что я скажу.

Элизабет приглушенно ахнула, но расспрашивать было некогда. Поспешно натянув на себя шаровары и блузку, она закуталась в темное покрывало и повернулась к лалле Хинд.

– Я не смогу проводить тебя, ты пойдешь одна, – зашептала женщина. – Помнишь, где находится сиреневая беседка? Тебя будут там ждать. Будь осторожна, Амина.

– А как же ты, госпожа? Ты не пострадаешь из-за меня?

– Не бойся за меня, Амина, – смотрительница тихо вздохнула. – Мой покойный муж был родственником бея, и мне не причинят вреда. Что же ты медлишь? Торопись, глупая!

Обняв на прощание смотрительницу, Элизабет вышла из комнаты. Бесшумно спустившись по лестнице, девушка быстро пересекла внутренний дворик и оказалась в саду. Сиреневая беседка находилась в самом дальнем его уголке. Постояв несколько секунд, чтобы унять волнение, Элизабет тороплива направилась по дорожке. Она вспомнила, что даже не спросила лаллу Хинд, кто же решил выкрасть ее из гарема Мехмет-Али. Но кто мог решиться на такую беспримерную дерзость, кроме Джамиля? Конечно же, это он. Ведь недаром Леон предупреждал ее об этом в тот далекий день. Вот только ей не передали никакого перстня с печаткой. Но, может, об этом просто забыли в суете?

Она уже миновала пруд и приближалась к высокой стене сераля, как вдруг из зарослей шиповника выступила темная фигура, закутанная в плащ. Подумав, что это и есть посланец принца, девушка в нерешительности остановилась. Однако вместо того чтобы поторопить ее, незнакомец резко схватил ее за руку и угрожающе засопел.

– Кто ты? Что делаешь здесь в такой поздний час? Отвечай, негодница! – строго спрашивал он, сверля наложницу подозрительным взглядом.

Элизабет жалобно застонала, с опозданием осознав свою, оплошность. Она узнала Ахмеда, одного из новых евнухов. В панике девушка попыталась вырваться из его цепких рук, но евнух лишь сильнее сжал ее плечо.

– Отпусти меня, Ахмед, я не сделала ничего плохого, – пролепетала Элизабет. – Просто… мне не спалось, и я решила прогуляться.

– Ах ты дерзкая дрянь, ты еще и врешь! – закричал евнух. – Ну-ка, пошли со мной к почтенному Рашиду-ага! Небось назначила свидание своему любовнику у ворот гарема? Сейчас мы быстро развяжем тебе язык!

Не в силах поверить, что все пропало, Элизабет начала отчаянно упираться. На ее глаза навернулись слезы, сердце упало. Она понимала, что должна попытаться вырваться и со всех ног бежать к беседке, но от смертельного ужаса на нее словно напал столбняк.

– Опусти меня, Ахмед, прошу тебя, – жалобно молила она. – Клянусь тебе, у меня не было плохих намерений! Не отводи меня к Ралшду, я щедро награжу тебя за это…

Развернув девушку лицом к себе, Ахмед внезапно размахнулся и ударил ее по щеке. Вскрикнув, Элизабет бессильно повисла у него на руках.

– Тварь! Хотела подкупить меня! – гневно прошипел евнух. – Теперь я вижу, что твои намерения были нечисты. Но скоро мы все узнаем.

Он заломил ей руки за спину и чуть ли не волоком потащил по дорожке. Элизабет бессвязно бормотала слова мольбы, обливаясь слезами. Но евнух был неумолим. Вот перед ними показалась блестящая гладь водоема. Еще немного – на шум сбегутся другие евнухи, и тогда…

Внезапно Элизабет услышала позади себя треск раздвигаемых кустов. Послышался приглушенный вскрик, и вслед за тем тело Ахмеда стало тяжело оседать вниз, увлекая девушку за собой.

– Тихо! Не бойся, все хорошо, – послышался над ее головой жаркий шепот.

Посмотрев вверх, Элизабет увидела высокого араба в темной одежде. Лицо мужчины было до самых глаз закутано повязкой.

Высвободив девушку из рук бесчувственного евнуха, араб подхватил ее на руки и быстро пошел в сторону сиреневой беседки. Перемена ситуации так потрясла Элизабет, что она на время лишилась дара речи. Но ее и не спрашивали ни о чем. Мужчина целенаправленно двигался в сторону дворцовой стены, не задерживаясь ни на мгновение, чтобы передохнуть. Оказавшись на месте, араб остановился и бережно опустил свою ношу на землю.

– Теперь нам нужно подняться наверх, – сказал он. По его тяжелому дыханию девушка поняла, как нелегко ему было пронести ее через весь огромный сад, и почувствовала неловкость. – Соберись с силами, Амина. Давай вперед!

Он легонько, подтолкнул ее в спину, и Элизабет заметила конец веревочной лестницы, спускающейся с высокой стены. Сознание близкой свободы придало ей сил, и она начала бесстрашно карабкаться по раскачивающимся веревочным ступеням. Ее избавитель не отставал ни на шаг. Девушка поймала себя на мысли, что его спокойная уверенность невольно передается и ей. Она не видела лица мужчины, но даже спиной чувствовала исходящие от него силу и надежность.

«С таким спутником не пропадешь», – подумала она, вспомнив, как быстро и ловко он избавил ее от евнуха.

Когда они оказались на самом верху, у Элизабет на мгновение захватило дух от высоты. Ноараб не дал ей времени испугаться. В несколько секунд затянув лестницу наверх, он перебросил ее на наружную сторону стены и помог девушке спуститься на несколько ступенек. Элизабет и опомниться не успела, как оказалась на земле. Здесь их сразу же окружили несколько всадников, один из которых держал на привязи двух оседланных лошадей.

– Мы поедем верхом? – удивленно спросила Элизабет, взглянув на своего спутника.

Он нетерпеливо дернул плечами.

– Надеюсь, ты еще не разучилась это делать? Поскорее переодевайся в мужскую одежду – время не терпит!

Кто-то сунул ей в руки узел с одеждой. Без долгих раздумий Элизабет сбросила покрывало и натянула поверх шаровар широкие штаны, затем невысокие сапожки, сшитые явно не на ее ногу. Затем незнакомец напялил на нее короткий кафтан из плотной ткани и закрутил на голове небольшой тюрбан, спрятав под него волосы.

– Как? Я поеду без чадры? – машинально вырвалось у нее.

Ничего не ответив, араб подсадил ее на лошадь, и вся кавалькада двинулась по темному узкому переулку. От волнения Элизабет почти не замечала дороги. Ее спутники продвигались вперед так медленно, что она едва сдерживалась, чтобы не поторопить их. Она понимала, что в этом случае они могут привлечь к себе внимание, но все равно была не в силах успокоиться.

У городских ворот они ненадолго задержались. Высокий араб предъявил стражникам какие-то документы, и их благополучно выпустили из города. Какое-то время всадники ехали с прежней скоростью, но вдруг спаситель Элизабет обернулся к ней, натянув поводья.

– Как насчет того, чтобы пуститься в галоп? – Голос мужчины звучал так призывно, что девушка невольно приободрилась. – Удержишься в мужском седле?

– Надеюсь, что да, – утвердительно кивнула Элизабет. Она лишь сейчас осознала, что все это время араб говорил по-английски. Но времени на расспросы не было: мужчины уже пришпорили лошадей и понеслись вперед.

Мысли девушки мчались в такт ударам лошадиных копыт. Прохладный рассветный ветер приятно холодил лицо. Где-то совсем рядом находилось море: в воздухе почувствовались соленые испарения. Последние городские строения остались позади, и перед ними расстилалась равнина, окруженная каменистыми возвышенностями. Уже занимался рассвет, над отрогом дальней горы проступила розовая полоса.

Наконец всадники замедлили ход, и высокий араб приблизился к Элизабет. Несколько минут они ехали молча, держась на небольшом расстоянии. Но вот мужчина повернул голову, и девушка прерывисто вздохнула, встретив пытливый взгляд серых глаз.

– Леон! – выдохнула она.

Он быстро стянул с лица повязку и встряхнул головой, обмотанной синим шарфом.

– Поздравляю тебя, о ослепительная восходящая звезда! Первый шаг к твоей свободе сделан, – с легким поклоном ответил он.

Элизабет растерянно молчала. Бурная радость отчаянно боролась в ее душе с ужасной досадой. Она чувствовала себя слегка задетой, оттого что так долго не узнавала его. Наконец, справившись с волнением, взглянула на него и сдержанно произнесла:

– Вот уж не думала, что встречусь с тобой при таких обстоятельствах. Должно быть, Джамиль полностью доверяет тебе, раз поручил столь ответственное дело.

Леон усмехнулся, бросив на жену косой взгляд из-под опущенных ресниц.

– Ты могла бы проявить хоть каплю радости по поводу случившегося, – заметил он.

Элизабет вспыхнула, ощутив укор совести.

– Я рада, – сказала она. – Просто до сих пор не могу поверить, что вырвалась из роскошной тюрьмы Мехмет-Али.

Шумно вздохнув, Леон придержал поводья и подъехал к ней вплотную.

– Самое страшное позади, моя бедная девочка. Теперь тебе будет намного легче.

Ласковые нотки в его голосе вызвали у Элизабет невольное раздражение. Вспомнив, что он уже дважды изменил ей, она ощутила непреодолимое желание чем-то поддеть его.

– Тот евнух, что тащил меня из сада, – жестко спросила она, – что ты с ним сделал?

– Должно быть, убил, – голос Леона прозвучал вызывающе спокойно.

– И ты так хладнокровно об этом говоришь? Вот так взять и отнять у человека жизнь и даже не испытывать ни капли раскаяния!?

– А что же я должен был делать? Ждать, пока он поднимет шум? И что тогда?

– Можно было обойтись и без напрасного кровопролития!

– Да-а? – Леон грубо расхохотался. – Ну, допустим, я бы успел сбежать. А ты? Тебя бы потащили к главному евнуху, начали пытать, и ты бы, как миленькая, выложила все, что знаешь. Выдала бы и Джамиля, и смотрительницу.

– И все же…

– Замолчи, женщина! – глаза Леона опасно сверкнули. – Успокойся, я не убивал евнуха. Я всадил ему нож под правую лопатку, и если его вовремя найдут, успеют спасти.

Повисло гнетущее молчание. Украдкой поглядывая на мужа, Элизабет все больше начинала распаляться. Его лицо было непроницаемым, стальные глаза мрачно поблескивали на смуглом обветренном лице. Не в силах больше сдерживаться, девушка надменно поджала губы и с издевкой заговорила:

– Ты утверждаешь, что хотел спасти меня, так почему же везешь меня к Джамилю? Раз уж мы оказались на свободе, не проще было бы сбежать из этой страны? Ведь море совсем рядом! Или ты так свыкся с положением раба, что не можешь нарушить клятву, данную господину?

Она заметила, как рука Леона в кожаной перчатке крепко стиснула поводья, но он даже не посмотрел в сторону жены.

– Что же ты молчишь? – не унималась она. – Тебе нечего мне ответить? Значит, я права!

– Элизабет, – с грустью в голосе стал объяснять Леон, – я не могу сейчас увезти тебя отсюда. В алжирском порту нет ни одной европейской яхты, мы не можем покинуть этот опостылевший берег. Будь же хоть чуточку милосердной!

Отвернувшись, Леон страдальчески поморщился. Пару недель назад он получил известие от Фарида. Аль-Бунни обещал помощь, но стоило ли давать Элизабет призрачную надежду? Что если это заставит ее забыть об осторожности и совершить очередную глупость? Черт бы побрал эту упрямую женщину! Понимает ли она, как тяжело ему отдавать свою жену другому мужчине? Одна мысль о том, что она будет делить ложе с Джамилем, сводила его с ума, заставляя проклинать собственное бессилие.

– Это правда, что бей оскорбил французского консула и теперь Франция угрожает Алжиру войной? – с внезапным оживлением спросила Элизабет. – Поэтому все европейские суда покинули порт?

– Да, – Леон странно усмехнулся. – Но не заблуждайся, что французское вторжение помогло бы тебе выбраться из гарема Мехмет-Али. Могло случиться и совсем другое.

– Другое?

– Пятнадцать месяцев назад, когда я только прибыл в Гибралтар, нам пришлось брать приступом одно пиратское гнездо на марокканском побережье. По нашим сведениям, в гареме корсара находилось несколько европейских женщин. Так вот, когда мы ворвались туда, все пятьдесят женщин гарема были задушены.

– О Боже!

– Владелец не пожелал, чтобы его наложницы достались другим. Кто поручится, что и Мехмет-Али не способен на такое?

– А Джамиль?. – испугалась Элизабет. – Он может так поступить?

– Нет. Уверен, что нет. Джамиль слишком жизнелюбив для такого жестокого поступка. И потом он всего лишь крупный землевладелец, хоть и сын бея. Кстати, это именно он спас французского консула от расправы Мехмет-Али и в случае чего может рассчитывать на снисходительность.

– Слабое утешение!

– Большего не дано.

Элизабет окинула мужа изучающим взглядом.

– А ты очень изменился, Леон, – сделала она вывод. – Раньше я не замечала этих жестких интонаций в твоем голосе.

Он улыбнулся широкой улыбкой, блеснув зубами.

– Раньше мне не приходилось изворачиваться, чтобы спасать свою жизнь. Кстати, – его брови вопросительно взлетели вверх, – ну, скажем, со мной все понятно. А как ты умудрилась угодить в эту переделку? Тебе не сиделось в Лондоне?

– Давай, выскажи свои предположения!

– Что ж тут высказывать? Наверное, ты решила попутешествовать и ваш корабль захватили пираты. Оценив по достоинству добычу, корсары не отправили вас с Розалин на корм рыбам, а доставили на невольничий рынок. Ну? Я прав?

«Нет, ты не прав, черт тебя побери!» – хотелось крикнуть ей, но она стоически молчала, упрямо поджав побелевшие губы. Ей хотелось рыдать от обиды. О чем им еще говорить, если он по-прежнему считает ее легкомысленной, пустой и бесчувственной кокеткой? Ведь ему даже в голову не пришло, что она попала в «эту переделку» из-за него.

– Да, все было примерно так, – глядя в сторону, согласилась Элизабет. – Только, ради Бога, умоляю… Избавь меня от дальнейших расспросов!

– Хорошо. Только, будь добра, ответь еще на один… – Не зная, стоит ли продолжать, Леон на мгновение замолчал. А затем все же решился: – Ты ведь даже не знала, что я нахожусь в арабском плену? Тебе и в голову не пришло по пути в Италию заехать в Гибралтар?

Сделав капризное лицо, Элизабет небрежно повела плечами:

– Корабль стоял в этом порту всего пару часов. Как бы я успела разыскать тебя за такой короткий срок?

– Я так и думал, – кивнул Леон.

Достигнув колодца, они остановились, чтобы напоить лошадей. Спешившись, Леон подошел к Элизабет, чтобы снять ее на землю. Но, опуская жену вниз, он так неловко потянул ее спину, что сдавил незаживший рубец. Мучительно застонав, девушка на мгновение прикрыла глаза, и на ее лице появилось такое страдальческое выражение, что сердце Леона упало.

– Все еще больно, да? – участливо спросил он, коснувшись ее щеки.

Глаза Элизабет в ужасе расширились. Она посмотрела на него с таким испугом, что Леон тотчас проклял себя за свою оплошность. Он не должен был дать ей понять, что знает о несчастье! Для болезненного самолюбия Элизабет это слишком тяжелый удар.

– Ты знаешь? Негодяй! – сдавленно прошептала она. – Эта гадина Ясмин рассказала тебе обо всем. О, будь ты проклят, Леон Кроуфорд, я ненавижу тебя всеми фибрами своей души!

– Знаю, – печально улыбнулся он, отводя взгляд в сторону.

Оставшуюся дорогу до резиденции Джамиля они ехали молча. Несколько раз Элизабет украдкой поглядывала на мужа, и когда их взгляды встречались, ее лицо вспыхивало от гнева и унижения.

«Что же делать? – мучительно спрашивал себя Леон. – Теперь она точно замкнется в себе и будет избегать меня. Какой же я все-таки профан! Разве этим должно было закончиться наше путешествие? Когда еще нам выпадет возможность поговорить?»

Глава 13

Шуршащие занавески раздвинулись, и в комнату вошла Зарифа. Неохотно поднявшись с постели, Элизабет быстро натянула шаровары и блузку, не желая оставаться перед вошедшей в чем мать родила. За три недели, проведенные в гареме Джамиля, ее самолюбию был нанесен уже не один укол со стороны француженки. Но вступать в конфликт не хотелось, и она, как могла, старалась избегать стычек и препирательств.

– Приветствую тебя, Амина, дочь туманной страны, – медленно проговорила Зарифа, останавливаясь у раскрытого окна. – Как твоя раненая спина? Следы побоев уже совсем прошли?

Отвернувшись, Элизабет мучительно поморщилась. Когда же они все перестанут напоминать ей о перенесенном унижении? И как только Джамиль додумался рассказать об этой истории своей фаворитке! Если Зарифа испытывала к ней недоброжелательность, у нее был прекрасный повод позлорадствовать. Ведь женщин гарема Джамиля практически никогда не наказывали плетьми. Принц безмерно гордился своим мужским обаянием и всегда добивался от наложниц любви и послушания без помощи угроз. А если не получал желаемого, просто избавлялся от несговорчивой наложницы, отправляя ее обратно на невольничий рынок. Однако шутить с этим было опасно: кое-кого препроводили и в бордель для неверных, где, говорят, женщины редко выдерживают больше двух-трех лет.

– Спасибо, что беспокоишься обо мне, любезная Зарифа, – помолчав немного, ответила Элизабет. – Моя спина уже вполне зажила.

– Подними рубашку! – скомандовала фаворитка. Заметив всплеск негодования в глазах наложницы, француженка негромко рассмеялась. – Я должна убедиться, что все в порядке. Так велел Джамиль.

Элизабет засомневалась в правдивости слов Зарифы, но спорить не стала. Снова стянув блузку, она повернулась к фаворитке спиной, мысленно призывая себя к спокойствию. За одиннадцать месяцев, проведенных в плену, она научилась быть сдержанной – это то, чего ей всегда так не хватало.

– Да, действительно, рубцы уже совсем не видны, – фаворитка погладила спину девушки. – Остались лишь тонкие белые полосочки, но и они почти незаметны. Что ж, значит, сегодня ты сможешь предстать перед господином.

Удивленно вскинув брови, Элизабет повернулась к Зарифе. Странно, но сообщение фаворитки вместо ожидаемой радости вызвало у нее огорчение. Когда-то она так мечтала об объятиях Джамиля, но сейчас ее сердце почему-то сжалось от боли. Неужели все изменилось потому, что рядом находился Леон?

– Ты сказала, Зарифа, что наш милостивый повелитель желает призвать меня к себе? – переспросила она.

Француженка капризно поджала губы:

– Обрадовалась, да? Нет, речь не идет пока о ночных утехах. Господин приглашает тебя на пир. Кроме тебя, там буду я и еще четыре наложницы. Джамиль желает оценить твое мастерство в танцах, о котором он столько наслышан.

– От кого?!

– Не знаю, – Зарифа пожала плечами. – В любом случае, такова его воля. По его приказу тебе приготовили дивный изумрудный наряд. Этот цвет не подобает носить неверным, но Джамиль хочет, чтобы ты его надела. Я видела этот наряд. – Фаворитка многозначительно помолчала. – Он прекрасно подходит к твоим глазам и волосам. Ты затмишь всех красавиц нашего гарема.

– Но… но я не смогу порадовать господина танцами, – растерянно проговорила девушка. – Да, мне пришлось научиться этому искусству на кораб… в гареме бея. Однако было бы преувеличением говорить о каком-то мастерстве.

Зарифа язвительно усмехнулась:

– Что же делать, если так велел господин? Придется постараться. В любом случае, Джамиля не будет во дворце до вечера, и мы не сможем его предупредить. А во время пира будет уже поздно.

Пристально взглянув на женщину, Элизабет нахмурилась:

– Это ты подсказала ему эту идею, да, Зарифа? Зачем ты все время пытаешься мне вредить? Ревнуешь к Джамилю, потому что он помог мне бежать из гарема Мехмет-Али? А раньше ты говорила другое!

– Это было тогда, когда я была красивой и полной веселого огня, – обиженно проговорила фаворитка, и, к немалому изумлению Элизабет, краска с ее накрашенных ресниц поплыла от слез. – Но недавно все изменилось. Я больше не смогу доставлять господину столько радости в постели, не смогу проделывать все, что так нравилось ему. И скоро он совсем охладеет ко мне. Тем более что рядом находится еще малознакомая ему красивая женщина! Потому что я… я ношу его ребенка.

Элизабет ласково коснулась ее плеча, и Зарифа судорожно разрыдалась прямо у нее на руках. Когда женщина успокоилась, Элизабет тщательно стерла с ее лица черные потеки и с улыбкой сказала:

– Ты должна сегодня же рассказать об этом Джамилю, глупышка. Только представь, как он обрадуется! Ведь у него еще нет сыновей, только дочери. Вдруг как раз у тебя родится мальчик, и ты станешь первой женой? Ведь у принца их пока только три!

– Да, хорошо, если бы это оказалось так! – Зарифа в последний раз всхлипнула и попыталась улыбнуться. – Но я до сих пор не решила, стоит ли уже сейчас рассказывать об этом Джамилю. Я боюсь, что он из осторожности перестанет призывать меня на свое ложе, и тогда место в его сердце займет другая. Например, ты!

Опустив глаза, Элизабет медленно покачала головой. Здесь, в гареме сына Мехмет-Али, с ней обращались так бережно, что лучшего нельзя было и желать. Так почему же она по-прежнему чувствует себя несчастной? И разве это справедливо по отношению к Джамилю? Организовать побег из сераля было неимоверно сложно. И, конечно, принц не рассчитывал вместо благодарности увидеть ее слезы. Она обязана хотя бы притвориться счастливой, чтобы не оскорбить его в лучших чувствах.

– Нет, Зарифа, ты заблуждаешься, – помолчав, ответила она. – Такое событие нельзя скрывать. А вдруг ваша… неумеренная страсть повредит ребенку? В конце концов, ведь можно заниматься любовью разными способами. Давай скажем принцу об этом сегодня же вечером.

– Скажи ты, – неожиданно предложила фаворитка. – О Аллах, я прекрасно понимаю, что должна это сделать, но у меня не поворачивается язык. Пусть моя судьба вершится чужими устами.

– А потом ты непременно найдешь повод в чем-нибудь обвинить меня, – усмехнулась Элизабет. – Хорошо, Зарифа, я скажу Джамилю. Я уже знаю, как это преподнести.

Выпроводив француженку, девушка возбужденно заходила по комнате. Если сегодня Джамиль узнает, что Зарифа ждет ребенка, возможно, он так обрадуется, что на время откажется от новой наложницы или вообще забудет о ней, ведь у него целых три десятка прекрасных невольниц. И каждой из них Джамиль по очереди уделяет внимание, нарушая заведенный порядок только из-за Зарифы.

А если все-таки не удастся избежать вызова в личные покои господина? И ей придется заниматься любовью с принцем прямо в этом доме, где находится Леон? Какими глазами он будет смотреть на нее после этого, ведь подобные новости разлетаются по дворцу в один момент?

После того, как Леон привез ее во дворец Джамиля, они ни разу не разговаривали. Несколько раз Элизабет встречала его во дворе, когда наложниц под неусыпным надзором стражников и евнухов выводили на прогулку к морю. Казалось, Леон нарочно оказывался в этот час вне дома. Вроде бы он никогда не смотрит в ее строну, но она все равно чувствовала, что он неотрывно следит за ней. Правда, иногда она ловила на себе его ничего не выражающий взгляд. По-видимому, он безошибочно читал обо всем в ее глазах. И в такие дни она не могла найти покоя.

Иногда ее начинало мучить чувство вины перед мужем. Ведь он рисковал жизнью, когда пробрался за стены царского дворца. Элизабет прекрасно сознавала, что мало кто решился бы на столь дерзкий поступок, несмотря на щедрую награду, обещанную принцем. Поэтому она так долго оставалась в гареме бея. Джамиль уже давно замыслил выкрасть ее из отцовского гарема, но из-за рискованности предприятия дело затянулось на целых полгода.

Но ведь Леон сам отвез ее к Джамилю! И, судя по его поведению, даже не слишком переживал из-за этого. Разве она не знает, что ее место в его сердце давно заняли другие женщины? О чем же тогда сожалеть и грустить?

* * *

С наступлением вечера приглашенных на пиршество наложниц собрали в главном зале гарема. Перед этим все они прошли сложный ритуал омовения. У каждой девушки были тщательно выбриты ноги, подмышки и интимные места, будто все они должны были отправиться после пира в опочивальню господина. Тела наложниц были смазаны благовониями, волосы надушены ароматными маслами и завиты.

От каждой из шести наложниц исходил свой особый аромат, не похожий на ароматы других женщин. Волосы Элизабет были пропитаны душистым маслом цветков апельсинового дерева с примесью травы иланг-иланг, стимулирующей интимное желание мужчин. Сначала ее хотели надушить жасмином, но девушка так яростно воспротивилась, что служанки в растерянности отступили.

Увидев наряды, разложенные служанками на низких диванах, Элизабет выразительно присвистнула. Похоже, пиршество обещало быть интересным. Все без исключения наряды были крайне непристойными. Никаких шаровар и просторных балахонов. Для наложниц были приготовлены полупрозрачные юбочки и тонкие шарфы, которые должны были прикрывать грудь. Все шесть нарядов различались по цвету, и к каждому прилагался особый набор драгоценностей.

Изумрудный костюм, в который нарядили Элизабет, привел ее в неподдельное восхищение. Тонкий шифон был усыпан мелкими золотистыми блестками и искрился при каждом движении. Широкий пояс, начинающийся низко на бедрах, украшала россыпь алмазов. Такими же алмазами был украшен изумрудный шарф, сквозь который просвечивали соски грудей, подкрашенные для яркости гранатовым соком. В ложбинке между двумя округлыми полушариями тонкая ткань была чуть присобрана и заколота изумрудной брошью, от которой до самого пупка спускалась филигранная золотая цепочка с изумрудом на конце.

Волосы Элизабет украсили бархатной овальной шапочкой такого же цвета. В центре головного, убора сверкал крупный алмаз, от которого устремлялось вверх белое страусиное перо, усыпанное серебристыми блестками. Поверх шапочки на голову наложницы набросили невесомое газовое покрывало. Руки и ноги девушки плотно обхватывали золотые браслеты с крохотными бубенчиками, в ушах позвякивали изумрудные серьги.

Когда она была полностью готова, к ней подошла Зарифа. Фаворитка была одета в такой же наряд, только цвет его был насыщенно-лиловым. Щеки и глаза француженки были подкрашены чуть больше, чем у всех остальных наложниц. Бледное лицо еще хранило припухлость от утренних слез.

– Смотри, Амина, не разбей мне сегодня сердце, – тихо промолвила фаворитка. – Ты действительно прекрасна, как полная луна в ночь любви.

– Не бойся, о нежная роза райских садов, зачавшая дивный бутон, – с улыбкой отвечала Элизабет. – Если на то будет воля милосердного Аллаха, покровительствующего плодоносящим деревьям, сегодня светлейший принц останется с тобой.

Зарифа взглянула на нее, и в ее лукавых серых глазах отразилось какое-то замешательство.

– А танцы, о которых просил Джамиль? Ведь это на самом деле я намекнула ему… Я видела, как ты училась этому в гареме бея.

– Боишься, что я завлеку твоего возлюбленного? – поддела ее Элизабет. Но, увидев, как жалобно искривились губы фаворитки, поспешила ее успокоить.

Наложниц выстроили в шеренгу, словно солдат, и повели через внутренний дворик в покои господина. Пиршественный зал был не столь огромен, как парадные покои сераля, однако выглядел великолепно. Его стены покрывали темно-фиолетовые муаровые драпировки, чередующиеся с высокими зеркалами в серебряных рамах. Полы устилали роскошные персидские ковры. В оконные проемы были вделаны витражи из разноцветных стекол. Стены, оконные решетки, стройные точеные колонны из темного мрамора, обвивали гирлянды роз. В зале царил полумрак, создаваемый чадящими факелами, вделанными под арками колонн. Здесь же находились музыканты, безостановочно наигрывающие зазывную мелодию.

У входа в зал возникла небольшая суматоха, так как наложницам было велено сбросить узконосые туфельки и передвигаться по коврам босиком. Войдя в помещение, Элизабет изумленно ахнула. Она ожидала увидеть в зале одного Джамиля, гордо восседающего на пышных подушках, но, кроме принца, здесь находилось еще пятеро мужчин. От пугающего предчувствия у девушки часто забилось сердце. Шестеро мужчин – как раз по числу наложниц! Как мог Джамиль пригласить их сюда? Насколько она знала, женщин из гарема с открытым лицом не имеет права видеть ни один мужчина, кроме хозяина. А они находились чуть ли не полностью обнаженными, если не считать полупрозрачных нарядов, скорее подчеркивающих соблазнительные формы одалисок, чем скрывающих их.

Элизабет еще больше изумилась, когда их сразу пригласили в круг пирующих, или, вернее, в полукруг, так как Джамиль и его гости сидели прямо на подушках, полукругом разложенных на коврах, а перед ними стояли низенькие резные столики, уставленные всевозможными яствами и напитками. Наложниц рассадили по другую сторону полукруга, чуть сбоку от мужчин. Не было ни обычных в таких случаях церемоний, ни разделения по чинам. Казалось, все сидящие на подушках вокруг пиршественных столиков были равны – и мужчины, и женщины.

– Хейфа, Зубейда, Фузия, – представлял Джамиль одалисок, указывая на каждую изящной холеной рукой с украшенными драгоценными перстнями пальцами. – Блистательная Зарифа, лучший цветок моего гарема, – взгляд принца потеплел, на мгновение задержавшись на фаворитке. – Шеджерет, Фейруз и… – в горле у бет внезапно стало сухо, когда принц остановил на ней улыбающийся взгляд своих лучистых глаз, – моя новая звезда Амина. Она совсем недавно попала в мой гарем и потому сейчас так стыдливо потупила свои прекрасные изумрудные очи.

Элизабет была готова провалиться сквозь землю от неловкости. Взоры мужчин жадно ласкали ее лицо, многозначительные улыбки сбивали девушку с толку. Но внезапно ее смущение сменилось нешуточным испугом. Как может Джамиль быть таким безрассудным? Неужели он совсем не боится, что кто-нибудь из друзей начнет болтать о новой наложнице сына Мехмет-Али и эти толки дойдут до ушей самого грозного бея?

В смятении обежав глазами пирующих, слов но ища поддержки, Элизабет взглянула вправо да так и обмерла. О, у нее мелькнуло такое предположение, когда она увидела в зале мужчин, но оно казалось настолько нереальным, что она даже не посмела поверить, что подобное возможно. Тем не менее рядом с Джамилем действительно сидел Леон. Его серые глаза пытливо всматривались в раскрасневшееся лицо жены, сильные руки задумчиво покручивали золотой кубок.

«Чтоб ты провалился», – мысленно проговорила Элизабет, склоняясь над блюдом с ароматным пловом, приправленным душистыми пряностями.

Между тем пиршество шло своим веселым чередом. Кроме баранины, на столиках было полно блюд с другим мясом, а также всевозможные овощи и фрукты, пастила, шербет, халва, ароматные медовые пряники и пирожные, начиненные орехами и мускусом. Всего хотелось попробовать, от обилия яств разбегались глаза. Однако, помня, что ей еще предстоит танцевать, Элизабет заставляла себя быть умеренной в еде. А вот выпить терпкого красного вина было просто необходимо. Иначе у нее не хватит сил сохранять спокойствие, когда в нескольких шагах от нее находится неверный супруг.

– Еще вина! – крикнул Джамиль, громко хлопнув в ладоши. – Будем веселиться, друзья, как в последний день!

Он вдруг выпрямился и с чувством процитировал пару четверостиший персидского поэта Омара Хайяма. Сборник стихов этого поэта находился в библиотеке Бартон-холла, в английском переводе, и сейчас Элизабет с интересом прислушивалась к давно знакомым строчкам, звучащим по-арабски. Значит, Джамиль еще и философ? Элизабет многозначительно покачала головой, не зная, радоваться ли этому открытию или, наоборот, встревожиться.

– Фейруз, Хейфа! – Джамиль сделал какой-то знак наложницам, и они тотчас поднялись с подушек и вышли в центр просторного полукруга.

Музыка зазвучала более напевно, и девушки начали плавный, неторопливый танец. Босые ноги, украшенные золотыми браслетами у лодыжек, бесшумно скользили по коврам. Обнаженные руки и пышные бедра сладострастно извивались в такт чарующей мелодии. Сочетание черного и нежно-розового нарядов вызывало ассоциацию встречи ночи и рассвета и выглядело очень эффектно. Элизабет догадалась, что костюмы танцовщиц были подобраны обдуманно, а сами наложницы заранее предупреждены, что им придется танцевать перед гостями Джамиля. Вспомнив, что и ей предстоит то же, девушка внезапно ощутила, как у нее начинают дрожать руки.

– Что случилось, Амина? – тихо спросила сидящая рядом Зарифа. – На тебе просто лица нет.

– Я не смогу танцевать, Зарифа, – беспомощно проговорила Элизабет. – Не знаю, что делать, если Джамиль вызовет меня.

В глазах фаворитки промелькнул испуг. – Ты что, совсем не умеешь танцевать? Что ж ты сразу мне не сказала?

– Нет, дело не в этом. – Элизабет судорожно сглотнула, покосившись в правую сторону. – Я училась танцевать, и все говорили, что у меня получается неплохо. Но здесь… здесь находится этот Асад, раб-христианин, мой соотечественник. Я не смогу исполнить танец при нем.

– Вот еще глупости! Какое тебе дело до него?

– Но он будет смотреть! Зарифа что-то быстро прикинула.

– Хочешь, я попрошу Джамиля, чтобы он велел ему уйти?

– Нет, нет, что ты! – поспешно прошептала Элизабет. – Это будет для него оскорбительным. И потом, вдруг принц рассердится? Кажется, он очень благоволит этому человеку. Нет, не нужно. Я справлюсь.

Черт бы побрал этого Леона! Знал ли он о том, что она будет на пиру? Почему он вечно попадается у нее на пути, не дает вздохнуть свободно? Элизабет чуть вытянула шею и снова встретилась взглядом с мужем. Леон едва заметно улыбнулся. Улыбка была неожиданно теплой и ободряющей, и девушка вдруг почувствовала, как у нее часто забилось сердце. Он выглядел сегодня таким привлекательным, несмотря на экзотику наряда. Против обычая – немусульманам запрещалось носить тюрбаны – голову Леона покрывал небольшой, элегантно закрученный тюрбан темно-синего цвета, заколотый сапфиром, так выгодно оттенявший его стальные глаза. Такого же цвета одеяние из блестящего шелка, напоминающее халат с поясом, смотрелось несколько импозантно, но было ему к лицу.

Внезапно Элизабет охватило нервное возбуждение. Вспомнив, как легко муж променял ее на других женщин, она испытала неожиданный прилив решимости. Что ж, посмотрим, сможет ли он взирать на нее равнодушно, когда все эти привередливые, избалованные мужчины осыплют ее восторженными похвалами. Пусть смотрит и испытывает муки от досады. Пусть он искусает себе губы, осознав, как высоко ее ценит высокородный принц. А потом, когда она рука об руку с Джамилем станет удаляться в его личные покои, она обернется и бросит на него уничтожающий взгляд. И тогда он поймет, какое сокровище потерял. И проведет всю оставшуюся ночь в терзаниях, представляя, как ее ласкает другой.

Пиршество между тем продолжалось, одних танцовщиц сменяли другие. Однако, как отметила про себя Элизабет, все они танцевали весьма посредственно. Не без злорадства девушка подумала, что их бесстыдные подергивания толстыми бедрами не производят особого впечатления на мужчин. Иначе они не смотрели бы в свои тарелки и не потягивали вино, расслабленно развалившись на подушках.

Но вот очередная наложница закончила танец и вернулась на свое место. На какое-то время музыка смолкла; Джамиль решительным жестом опустил кубок на стол и обвел взглядом зал. Его глаза встретились с глазами Элизабет, и девушка не отвела взгляда. Черные брови принца вопросительно взлетели, в лучистых глазах отразилось приятное удивление. Улыбнувшись одними уголками губ, Джамиль, обращаясь к наложнице, громко произнес:

– О Амина, блистательная луна моего ожидания! Не желаешь ли и ты порадовать господина своим искусством?

– Будет так, как ты хочешь, о мой щедрый и прекрасный повелитель! – нежно пропела Элизабет, грациозно склоняя голову.

Джамиль довольно кивнул, и девушка вспорхнула с подушек. Выйдя на середину зала, Элизабет на мгновение застыла, окинув мужчин призывным взглядом. Краем глаза она видела, как Зарифа, поспешно подойдя к музыкантам, шепнула им несколько слов и вернулась назад.

Музыка зазвучала вновь, и девушка начала плавно поводить плечами и бедрами в такт напевной мелодии. Глаза Элизабет были полузакрыты, лицо запрокинуто в сладострастном томлении, подкрашенные губы слегка приоткрылись. Отрешившись от всего, она изгибалась своим стройным телом, целиком растворившись в музыке. Обнаженные руки плавно взлетали вверх, скользили по изгибам трепещущего стана, поглаживали бедра, возбуждающе ласкали вздрагивающие бутоны груди. Прозрачное покрывало трепетало за ее спиной в такт движениям тела, шифоновая юбка рассыпала по залу сверкающие блестки. Казалось, тело девушки извивалось в мелодичном ритме само по себе, независимо от ее усилий. Движения были легкими, словно тело внезапно утратило вес. Гибкие руки то порхали над головой, словно крылья бабочки, то плавно скользили по бедрам и груди. Трепещущие пальцы дразнили темные соски, мимоходом касались интимного треугольника, заставляя зрителей шумно вздыхать.

Вдруг музыканты звонко ударили по струнам, и музыка сменила ритм. Теперь она звучала с зажигательной быстротой, заставляя кровь сильнее бежать по жилам. Замерев на несколько секунд, Элизабет резко сдернула невесомое покрывало, и оно облаком взметнулось вверх. И вдруг девушка шире расставила ноги и так неистово завращала бедрами, что мужчины не выдержали и разом повскакали со своих мест. Ступни Элизабет словно приросли к ковру, в то время как все тело ходило ходуном, ни на мгновение не сбиваясь с буйного ритма. Жадные взгляды мужчин, трепет факелов – все смешалось перед ее затуманенным взором, и даже когда музыка остановилась, она еще какое-то время продолжала свой зажигательный танец в полнейшей тишине.

Шум аплодисментов на минуту оглушил Элизабет, от напряжения у нее потемнело в глазах. Она едва не упала на ковер, но Джамиль успел подхватить ее на руки и усадил рядом с собой. Его восхищенный взор и шумное дыхание были красноречивее всяких слов. Он что-то оживленно говорил, но Элизабет не могла разобрать ни слова – от волнения она словно разучилась понимать арабскую речь. Но вдруг в ее разгоряченном сознании мелькнула мысль. Выпрямившись, она почтительно отстранилась от принца и громко, стараясь перекричать хор голосов, сказала:

– О мой обожаемый господин, позволь мне порадовать тебя еще и песней. Я хочу сама сыграть на цимбалах, прикажи подать мне инструмент!

Немного удивившись, Джамиль выполнил ее просьбу.

– Хорошо, моя ослепительная звезда. Послушаем твое пение. Если оно так же прекрасно, как и твой танец, тебе просто не может быть цены, – сказал он.

Элизабет на мгновение смутилась, прикусив губу. Она прекрасно знала, что ее пение далеко от совершенства, но сейчас это-то как раз и было хорошо. Необходимо успокоить волнение мужчин и отвлечь от себя внимание принца.

Пересев чуть дальше от Джамиля, Элизабет закинула ногу на ногу и заиграла незатейливую, но очень лирическую мелодию. Возбужденные голоса стихли, и девушка негромко запела, стараясь ни на кого не смотреть, чтобы не встретить разочарованных взглядов. Но содержание песни было рассчитано с дальним прицелом. Песня рассказывала лирическую историю любви прекрасной девушки к гордому и смелому мужчине, забывшему свою возлюбленную ради утех с другими.

Во время проигрыша Элизабет оторвала взгляд от струн и мельком взглянула на принца. Его глаза были опущены, выражение красивого лица все более становилось виноватым. Вдруг он чуть повернул голову и украдкой взглянул на Зарифу, грустно рассматривающую свои ухоженные руки, унизанные золотыми кольцами. Что-то дрогнуло в лице Джамиля, когда он перевел взгляд на пальцы Зарифы. «Кольцо! – мелькнула мысль у Элизабет. – Он вспомнил, как подарил ей тот дивный перстень с рубином, когда впервые признался в любви!»

Закончив песню, Элизабет отложила цимбалы в сторону и встала перед принцем. Она испытала тайную радость, уловив в его лучистых глазах некоторое замешательство.

– Мой господин, эта песня посвящалась матери твоего наследника, – торжественно объявила она.

Джамиль вскочил, едва не опрокинув маленький столик. Со всех сторон послышались изумленные восклицания. Притянув наложницу к себе, принц впился растерянным взглядом в ее улыбающееся лицо.

– Как ты сказала, о моя неосторожная луна? – его дыхание прерывалось от волнения. – Сознаешь ли ты, Амина, что нельзя играть подобными словами?

– Я не шучу, повелитель, – спокойно ответила девушка. – Это правда. Одна из твоих любимых наложниц в самом деле ждет ребенка.

– Как? Кто же? Почему я не знаю об этом? – Джамиль буквально засыпал ее вопросами.

Не отвечая, Элизабет выразительно взглянула в сторону поднявшейся Зарифы.

– О прекраснейшая роза моего гарема, неужели это случилось? – с чувством спросил Джамиль, обнимая фаворитку за плечи.

– Да, господин, – с легким всхлипом ответила Зарифа. – Если Аллаху будет угодно, через шесть лун я подарю тебе наследника.

Джамиль с такой пылкостью прижал, к себе фаворитку, что свидетели этой сцены поспешно отвели взгляды. Объятия затянулись надолго, однако все делали вид, что ничего не замечают. Наконец, выпустив счастливую женщину из кольца своих рук, Джамиль усадил ее на почетное место рядом с собой и дал знак продолжать пир.

Золотые кубки были вновь наполнены вином, и гости принца принялись наперебой произносить многословные тосты. Элизабет с трудом разбирала их цветистые речи, сдобренные многочисленными эпитетами. Она не корила себя, за то что сознательно уступила первенство Зарифе. Но на душе у нее внезапно стало тяжело. Сознание чужого счастья невольно растравляло душу, рождая недобрые, мысли.

Несколько раз она украдкой бросала взгляды на Леона. Он не смотрел в ее сторону, и на его непроницаемом лице невозможно было что-то прочесть. Понял ли он, что это для него она исполнила тот непристойно-зажигательный танец? Или уверен, что все ее старания были ради Джа-миля? Скорее всего так. Иначе он не сидел бы сейчас с таким бесстрастным лицом.

Спустя какое-то время Джамиль поднялся. Пиршество заканчивалось, и гости, и наложницы сразу как-то подобрались. Однако, к удивлению Элизабет, все вели себя так, будто и не собирались расходиться. На лицах было написано нетерпеливое ожидание. Мужчины приглушенно переговаривались, девушки обменивались странными взглядами и двусмысленными улыбками.

– Настал час разойтись по своим покоям, – с улыбкой произнес принц. – Абд аль Ашраф, друг мой, с кем из наложниц ты желаешь провести сегодняшнюю ночь? – спросил Джамиль, хитровато прищурившись.

Элизабет застыла на месте с открытым ртом. Слова принца поразили ее, словно удар молнии. Такого финала пиршества она и предвидеть не могла. Как? Джамиль собирается отдать своих наложниц чужим мужчинам?! Да возможно ли такое? В своем ли он уме? Или… такое происходит уже не впервые?

Названный мужчина вышел вперед. Облизнув полные губы, он нерешительно посмотрел в сторону Элизабет, у которой мгновенно упало сердце. Но Джамиль чуть заметно покачал головой, и Абд аль Ашраф перевел взгляд на другую наложницу.

Выбрав себе женщину, мужчина уходил из зала в сопровождении слуги. В ужасном смятении Элизабет наблюдала за этой непристойной церемонией. Она вдруг поняла, что, если бы знала, чем закончится пир, вряд ли придумала бы эту историю с песней. Если выбор стоял между Джамилем и другим арабом, естественно, она предпочла бы Джамиля. По крайней мере, его-то она уже знала как мужчину и на собственном опыте убедилась, какой он прекрасный любовник. Но, возможно, к тому все и идет? Ведь неспроста принц не позволяет выбрать ее ни одному из своих друзей.

Наконец в зале остались четверо, включая Леона и Зарифу. Встретившись с уверенным взглядом фаворитки, Элизабет ощутила невольную дрожь во всем теле. Но ведь не может же Джамиль отдать свою наложницу какому-то невольнику?

– Теперь мне осталось решить вопрос с тобой, моя великодушная луна. – Принц смотрел на девушку с ласковой улыбкой, но его взгляд был тверд, словно заранее предостерегая от возражений. – Я уже сделал выбор и жду, что ты одобришь его. Я желаю, чтобы сегодня ночью ты разделила ложе с моим английским другом Асадом. Он вполне заслужил эту награду, а так как вы соотечественники, то должны найти общий язык.

Элизабет подавленно молчала, не в силах найти подходящих слов для ответа. В душе у нее все кипело от возмущения, но могла ли она отвергнуть предложение принца? Ее уже предупредили, что Джамиль не выносит женских капризов, а перечить ему значило навлечь на себя большие неприятности. Украдкой бросив взгляд на Леона, с равнодушным видом рассматривающего орнамент инкрустированного янтарем стола, Элизабет едва не взорвалась. Ей хотелось вцепиться в его лицо и сорвать с него эту бесстрастную маску. А может, это вовсе не маска? Что если предложение принца отнюдь не кажется ему заманчивым и он всего лишь послушно выполняет волю хозяина? Это предположение наполнило сердце девушки горечью от унижения, на ее глаза сами собой навернулись слезы.

– Что же ты молчишь, Амина? Тебе не по душе мое предложение? – Взгляд Джамиля стал озадаченным, и его густые брови недовольно сошлись у переносицы. – Если ты хочешь другого мужчину, так и скажи. Я думаю, любой из моих друзей охотно поменяется с Асадом, – усмехнулся принц.

– О нет, мой господин, я вовсе не хочу другого мужчину… – Элизабет в панике отступила на пару шагов.

– Тогда в чем дело, моя упрямая луна? Или тебе еще не надоело воздержание? Я высказал тебе мою волю, и этого достаточно. Отправляйся в комнату Асада и смотри, чтобы он остался тобой доволен. В конце концов, разве это не он вызволил тебя из гарема старого бея? Право же, я не ожидал, что ты окажешься такой неблагодарной!

Принц ждал, дальше медлить с ответом было нельзя. Заставив себя улыбнуться, Элизабет склонилась перед Джамилем в почтительном поклоне и послушно промолвила:

– Прости меня, мой добрый господин. Я растерялась, так как не ожидала такого окончания пира. Обещаю, что твой друг Асад останется мною доволен.

Удовлетворенно кивнув, Джамиль ласково потрепал наложницу по щеке. По знаку принца к Элизабет приблизился слуга, которому надлежало проводить очередную пару в покои мужчины. Накинув на голову прозрачное покрывало, Элизабет вышла из зала вслед за Леоном и слугой. Они не разговаривали и даже не смотрели друг на друга. В полном молчании проследовали через ряд коридоров и дворцовых покоев и вскоре оказались у каких-то дверей. Распахнув их, слуга с почтительным поклоном пропустил молодую пару в комнату.

Глава 14

В покоях Леона было полутемно. Обширная комната освещалась одним бронзовым светильником, свисающим с потолка. Однако и при таком свете роскошное убранство помещения сразу бросалось в глаза. Здесь было настоящее царство жизнеутверждающего зеленого цвета. Зелеными были муслиновые драпировки, спускающиеся от потолка до пола вдоль всех стен, таким же бархатом были обиты низкие турецкие диваны. И даже огромный ковер, устилающий пол, был выполнен в коричневых и зеленых тонах. Единственным пятном другого цвета были гирлянды красных роз, обвивающих белые ажурные решетки огромного окна.

Комната имела небольшой альков, отделенный от основной части помещения двумя тонкими ониксовыми колоннами с мавританским орнаментом. Элизабет возмущенно фыркнула, заметив неширокую низкую кровать с резной спинкой в изголовье.

– Надеюсь, ты не воспринял слова Джамиля всерьез? – спросила она мужа, едва за ними захлопнулась дверь.

– Напрасно надеешься, – проговорил он циничным тоном, окончательно взбесившим девушку.

Сбросив тюрбан, Леон расправил золотистую гриву своих волос. Не глядя на жену, взял с маленького столика стеклянный графин и наполнил бокалы вишневой жидкостью. Сделав пару небольших глотков, Леон выразил удовлетворение и протянул второй бокал следившей за ним Элизабет.

– Французский коньяк столетней выдержки. Не желаешь попробовать? – весело предложил он. – Отлично прочищает мозги.

– Это ты нуждаешься в прочистке мозгов, – гневно процедила Элизабет. – Боже мой, как мне хочется выплеснуть этот коньяк тебе в лицо!

– Нетрудно догадаться. – Он окинул ее ироничным взглядом. – На-ка лучше выпей и прекрати вести себя так вульгарно. Это совсем не идет к твоему сегодняшнему виду.

– Ах ты наглец! – Элизабет просто задохнулась от возмущения. – Ты еще смеешь оскорблять меня? Я не желаю делить с тобой постель, – упрямо проговорила она. – Слышишь? Я не буду с тобой спать!

Леон сделал предостерегающий жест, его стальные глаза опасно сверкнули.

– Избавь меня от своих глупых выходок, – сдержанно проговорил он. – В свое время я достаточно их натерпелся.

– Ты не заставишь меня лечь с тобой в постель! Я не хочу тебя! – отчаянно настаивала Элизабет.

– В чем дело? – Леон попытался поймать жену за руку, но она ловко увернулась. – Я не сделал тебе ничего плохого, за что ты унижаешь меня? Я не просил принца об этом одолжении, но раз уж так случилось… Неужели мы будем скандалить до самого утра, вместо того…

В его взгляде отразилась страстная мольба, и Элизабет ехидно улыбнулась, осознав, что ей удалось пробить брешь в наигранном хладнокровии мужа.

– Ты – не тот мужчина, с которым я хотела бы разделить свою страсть! – с вызовом бросила она.

Глаза Леона сузились, превратившись в маленькие щелочки.

– Предпочитаешь Джамиля? – вкрадчиво спросил он.

Отступив на шаг, Элизабет запуталась в покрывале и яростно сорвала его с головы.

– Мне противно делить постель с любовником принцессы Ясмин, – презрительно произнесла она. – Касаться губ, которые целовали эту гадину, дотрагиваться до тела, оскверненного ее прикосновениями. Кроме отвращения…

Она испуганно вскрикнула, перехватив неистовый взгляд мужа. Лицо Леона исказило такое яростное отчаяние, что Элизабет мгновенно раскаялась в своих словах. С минуту он смотрел на нее, не произнося ни слова. Губы Леона стали белыми как снег, глаза потемнели от боли, сильное тело сотрясала дрожь. Медленно повернувшись, он побрел к приоткрытому окну.

– Леон! – в замешательстве позвала Элизабет.

– Все! Довольно! – Он судорожно вдохнул, прижавшись лбом к оконной решетке. – Ложись спать, Элизабет, завтра я разбужу тебя… Нет! – вдруг яростно воскликнул Леон, срываясь с места и снова бросаясь к ней. – Эта пытка выше моих сил, я не могу отпустить тебя! Будь ты проклята, Элизабет, со своим злобным упрямством, ты истерзала мне всю душу… Делай что хочешь, осыпай меня проклятиями, я все равно не отпущу тебя!

Он резко схватил ее за талию и притянул к себе на грудь. Задохнувшись от его крепких объятий, Элизабет откинула голову, и их губы растворились в страстном поцелуе. Руки Леона властно завладели округлостями ее тела, его дыхание стало неровным. Порывистые движения заставляли девушку морщиться от боли, но она не решалась его остановить. Он ничего не просил у нее. Он брал то, что принадлежало ему по праву, и она невольно смирилась перед неистовым напором его страсти. Почувствовав себя укрощенной, Элизабет ощутила внезапное облегчение. Возмущение улеглось, сменившись трепетным ожиданием.

Ослабив стальную хватку, Леон отстранил жену от себя, пытливо всматриваясь в ее глаза. Дрожащие пальцы коснулись щеки Элизабет, бережно погладили лицо. Леон осторожно снял с ее головы бархатную шапочку, а затем мягко толкнул на диван, и его тело сразу накрыло ее, отметая попытки протеста.

Элизабет закрыла глаза. Ее сердце громко стучало, замирая от волнения. Но Леон почему-то медлил. Она слышала его судорожное дыхание, чувствовала, как бурно вздымается его грудь, прижатая к ее груди. И вдруг с его губ слетел приглушенный стон. Шумно вздохнув, Леон резко отпустил жену, потом встал и отошел к окну.

Боясь шевельнуться, девушка прислушивалась к движениям мужа. Комнату наполнил запах гаванской сигары – Леон курил, неподвижно застыв у открытого окна. Сердце Элизабет мерно отсчитывало удары. Она давно догадалась о причине столь внезапного отступления и теперь отчаянно искала повод исправить ситуацию. Как она могла довести его до такого состояния? Она же безумно любила его! Он был здесь, рядом с ней. Драгоценные минуты таяли, словно весенний лед.

Поднявшись, Элизабет робко приблизилась к Леону.

– Давно не вдыхала этот запах, – проговорила она, потягивая ноздрями дымок. – Откуда у тебя сигары? Насколько я знаю, в Алжире все курят кальян.

Он обернулся, его взгляд скользнул по ее лицу.

.– Трофеи с затопленного французского судна, – уголки его губ тронула улыбка, – так же, как и коньяк.

– Кстати, я так и не попробовала его.

– Твой бокал все еще нетронут.

Элизабет оглядела комнату, и Леон протянул ей бокал. Их взгляды встретились, и девушка не сдержала улыбки, внезапно осознав его близость со всей полнотой. Терпкий напиток обжег горло, и на пару секунд Элизабет закашлялась.

– Отвыкла? – Леон наполнил свой бокал и залпом осушил его.

– Когда мы вернемся домой, я всегда буду пить только коньяк! – убежденно проговорила Элизабет.

Леон протянул руки, и она упала в его объятия, крепко стиснув мускулистые плечи. Опустившись на диван, Леон усадил жену к себе на колени. Ласковые прикосновения его рук заставили девушку расчувствоваться, и она начала тихо всхлипывать, уткнувшись в плечо мужа.

– Это еще что такое? – Леон с притворной строгостью посмотрел ей в глаза. – Ну-ка прекрати, иначе я прямо сейчас хорошенько отшлепаю тебя!

– Лучше займись со мной любовью, – с коротким смешком предложила она. – Если у тебя возникли… некоторые проблемы, я могу помочь.

– Да-а? – глаза мужа лукаво прищурились. – И как же это?

– Ну, есть один способ… – Элизабет смущенно потупилась под его пристальным взглядом. – Прекрати, Леон, как тебе не стыдно! – возмутилась она под этим взглядом.

– Ха! Мне же еще должно быть стыдно! Маленькая распутница!

– Сам ты такой!

Она попыталась вырваться, но вместо этого они сцепились в шутливой борьбе. Колено Элизабет скользнуло Леону в пах, и она тихо ойкнула, застыв в неподвижности.

– Что-то не так? – в его голосе появились опасные нотки.

– Нет, совсем напротив! О, я вижу, моя помощь уже не понадобится!

– Еще как понадобится!

Он мягко перевернул ее на спину. Потемневший от желания взгляд Леона столкнулся с трепетным взглядом жены.

– О недоступная звезда моей одинокой луны! – с пылкой мольбой произнес он. – Неужели ты лишишь меня единственного утешения, дарованного за долгие дни печали? Будь же милосердна, прекраснейшая из прекрасных! Позволь несчастному, путнику утолить свою жажду, согрей его исстрадавшееся сердце!

Элизабет тихо рассмеялась; арабская велеречивость по-английски непривычно резала слух. Но слова Леона растопили остатки льда в ее душе. Коснувшись его роскошных волос, Элизабет с чувством пообещала:

– Ты получишь все, о чем просишь, о ускользающий месяц моих надежд, Ибо я молю судьбу лишь о том, чтобы она позволила мне остаться пленницей твоего сердца.

Он удовлетворенно кивнул, на мгновение сомкнув ресницы. Властным движением подняв девушку, Леон освободил ее грудь от шарфа. Его ладони тотчас завладели нежными округлостями, и Элизабет трепетно вздохнула, подставляя грудь его ласкам. Жесткие пальцы мужчины были нежны. Они так настойчиво дразнили ее соски, что девушка загорелась от желания, как вспыхнувшая от огня трава. Заключив гибкий стан жены в плен своих сильных рук, Леон припал жаждущими губами к ее груди. Их жар опалял страстью набухшие розовые бутоны, заставляя Элизабет трепетать от возбуждения.

– О луна бесконечного наслаждения! – томно выдохнул Леон. – Твоя грудь подобна спелым плодам, которыми невозможно насытиться. Твои соски – сладкие гранаты, а твой стан не сравнится со стройными стеблями ириса. Позволь же мне теперь испить божественного нектара твоих цветов!

– О Леон… – только и могла вымолвить Элизабет.

Уложив жену на ласковый бархат, Леон восторженно оглядел ее бедра, подхваченные сверкающим поясом. Расстегнув застежку, резко стянул юбку к коленям. Мужские пальцы легко пробежались по впадине живота, а затем его ладони скользнули под ягодицы девушки и принялись нежно и властно мять полные округлости. Губы мужчины приникли к ее животу и нежно щекотали кожу. Жаркие ладони ласкали бедра, мимоходом касаясь чувствительной плоти.

Сделав глубокий вдох, Леон облизнув губы, и они мягко скользнули к нежным долькам женского естества. Влажный язык раздвинул лепестки, заставив девушку забиться от наслаждения. Испугавшись новых ощущений, Элизабет попыталась выскользнуть, но Леон лишь крепче сжал ее ягодицы, лишая свободы движений. Его жаркое дыхание опалило ее плоть. Неугомонный язык нащупал чувствительный бутон и вдруг запорхал вокруг него, подобно крыльям мотылька, сводя девушку с ума.

– Прекрати, прекрати, Леон! – отчаянно простонала она, молотя кулачками по ложу. – Я не могу… О, не могу этого вынести!

Ласковый смех был ответом на ее страстную мольбу.

– Отпусти меня, – жалобно стонала Элизабет.

– Не раньше, чем соберу весь нектар с твоего цветка, моя прелестная лилия, – хриплым от страсти голосом отвечал Леон.

Элизабет снова попыталась вырваться, но запутавшийся вокруг колен шифон сделал ее пленницей мужских объятий. Леон настойчиво ласкал ее плоть, сладкая боль с каждым моментом усиливалась. И вдруг внутри тела Элизабет словно распустился прекрасный бутон. Плотные лепестки его раскрылись, и струя желания выплеснулась наружу, поглотив девушку без остатка… Шумно дыша, Элизабет приходила в себя от волшебного потрясения. Лежа рядом с ней, Леон играл ее медными прядями. Поймав смущенный взгляд жены, он приподнялся на локте и с улыбкой спросил:

– Довольна ли ты, о моя прекрасная голубка?

– Я у твоих ног, мой обожаемый повелитель! – счастливо смеясь, ответила она.

Обняв ее плечи, он наклонился и нежно поцеловал жену в приоткрытые губы.

– Леон! – вдруг с болью вырвалось у нее.

– Да? – он настороженно посмотрел на нее. – Спрашивай, я слушаю тебя.

– Скажи мне, ты так же… – Элизабет вспыхнула, со стоном схватившись за голову. – Нет, ничего, извини.

Острый взгляд скользнул по ее лицу, но тут же смягчился. В серых глазах отразились нежность и понимание.

– Ты хочешь узнать, дарил ли я такие ласки Ясмин? – с расстановкой спросил Леон и покачал головой. – Никогда не сравнивай нашу близость с близостью с другими. Ты – моя любимая жена. То, что я делаю с тобой, несравнимо прекраснее; это как разница между изысканным вином и низкопробной подделкой.

– Значит, ты не любил принцессу? – Элизабет села, опустив ноги на ковер.

Соскочив с дивана, Леон достал новую сигару и взволнованно закурил.

– Элизабет, – заговорил он, расхаживая по комнате, – попробуй поставить себя на мое место! Как я должен был поступить, когда Джамиль объявил мне, что его сестра воспылала ко мне страстью? Ты ведь сама прекрасно знаешь, каково находиться в положении бесправного раба. И потом, – он с мягким упреком взглянул ей в глаза, – выдержать многомесячное воздержание – непростая задача.

Вспомнив, что она сама отказывала Леону в супружеских ласках, Элизабет покраснела от стыда.

– Прости меня, пожалуйста, за то что я так отвратительно вела себя в Лондоне, – опустив глаза, вымолвила она. – Я не понимала, сколь многого лишаю тебя. И себя, – добавила она тихо.

Он примирительно коснулся ее губ, но внезапно сердце Элизабет охватила новая боль.

– Но ведь ты… Эта гадина Ясмин рассказала тебе, как она издевалась надо мной! – со слезами выговорила она. – Ты смеялся вместе с ней над моим несчастьем!

Закрыв ладонями лицо, Леон глубоко вздохнул. Потом схватил жену за плечи и хорошенько встряхнул.

– Сумасшедшая! Как ты можешь такое говорить? Мне следует самому выпороть тебя за такие слова! Как могло прийти тебе в голову, что я стану смеяться над твоими мучениями?! Черт тебя возьми! Да я чуть не убил эту дрянь, когда она рассказала мне об этом! Но я нашел иной способ отомстить за свою любимую жену.

Леон так коварно улыбнулся, что Элизабет заерзала от нетерпения.

– Что же это за способ? – напряженно спросила она.

Леон смущенно кашлянул, отворачиваясь от нее.

– Думаю, Зарифа успела поведать тебе, что Джамиль – любитель пикантных шуток?

– Что ты имеешь в виду?!

– Ну, например, его новое приобретение – бассейн с секретом.

– О! Ты хочешь сказать…

– Я приказал накрыть для нас с принцессой обед в том зале. Естественно, у входа в зал я пропустил ее вперед, а сам тут же ушел, сказав, что вскоре вернусь. На самом же деле я спрятался в соседней каморке и наблюдал представление от начала до конца. Когда мраморный пол наклонился и Ясмин грохнулась в ледяную воду, я думал, что от ее воплей рухнут стены. Но никто не спешил на помощь, и уж тем более я сам. Я нырнул в бассейн только тогда, когда она перестала барахтаться и погрузилась в воду с головой. Можешь поверить: когда я вытащил принцессу из бассейна, вид у нее был самый жалкий…

– О Леон, ты еще больший безумец, чем я! Как ты мог сотворить такое с сестрой Джамиля?!

– Уверяю тебя, моя прекрасная луна, он катался по ковру от смеха, когда я рассказал ему об этом. Заставил меня не менее десяти раз описать ему все подробности…

– Остановись, ради всего святого, пощади мои чувства!

Вскочив с дивана, Элизабет подбежала к маленькому столику и налила себе полный бокал коньяка. Залпом осушив его, стукнула им по столу и с ужасом уставилась на мужа.

– Как ты можешь рассказывать мне такие ужасные вещи! Леон, ты безнадежно испорченный человек!

Он усмехнулся, бросив на нее циничный взгляд:

.— Но ведь ты же всегда считала меня таким! И потом… Должна же ты была узнать, что принцесса сполна заплатила за свое коварство.

Рассмеявшись, Леон протянул руки ей навстречу.

– Иди ко мне, моя обожаемая луна, – хрипло проговорил он.

Преодолев разделяющее их расстояние, Элизабет со стоном прижалась к его груди.

– Ты страшный человек, мой повелитель. Я буду бояться тебя, – пробормотала она.

– Поздно, – прошептал он, погружая лицо в душистый каскад ее волос.

Запах его разгоряченного тела пьянил девушку. Изнывая от страсти, она поспешно развязала пояс халата и сняла его с Леона. Руки Элизабет забрались под шелковую рубашку мужа, трепетно ощупывая его мускулистое тело. Леон поднял руки, призывая жену раздеть его. Выполнив этот молчаливый приказ, она страстно обхватила мужа за спину и осыпала поцелуями его грудь и живот. Постанывая от наслаждения, медленно обвела языком крохотные розовые бутоны, пробуя их на вкус. Хитро прищурившись, с вызовом посмотрела в потемневшие глаза и положила руки на пояс.

– О коварная женщина, что ты собираешься делать? – притворно возмутился он.

Дерзко улыбнувшись, Элизабет стянула с мужа штаны и накрыла ладонью его твердую плоть. Веки Леона сомкнулись, губы изогнулись в страстном нетерпении. Элизабет опустилась на колени и прижалась лицом к густым колечкам интимного места мужчины. Взяв в ладони вздрагивающее орудие, бережно погладила его и поднесла к дрожащим губам.

– Прекрасное зрелище, – хрипло проговорила она. – А сейчас мы попробуем вкус этого сочного плода…

Из горла Леона вырвался стон. Запрокинув голову, он впился руками в плечи жены. С довольным мычанием Элизабет провела языком по шелковистой поверхности мужского органа, нежно массируя его руками. А потом поймала его губами и принялась нежно посасывать, крепко сжав ладонями мужские ягодицы.

Обольстительные действия жены сводили Леона с ума. Его тело дрожало от страсти, руки судорожно ласкали волосы Элизабет. Один за другим с его пересохших губ срывались громкие стоны, и девушка эхом отзывалась на них, удваивая усилия. Измучив его плоть, она осыпала поцелуями бедра, осторожно погладив яички, приподняла их и пощекотала языком гладкое местечко под ними; из груди Леона вырвался хриплый крик.

– Не могу больше, – прошептал он, ласково отстраняя ее голову.

Сильные руки подхватили Элизабет и перенесли на диван. Хрипло дыша, Леон осыпал жгучими поцелуями ее лицо, грудь, живот. Его губы с таким неистовством впились в лепестки ее рта, что у девушки захватило дыхание. Не прерывая поцелуя, Леон резко раздвинул ее бедра и точным движением вошел в ее плоть, заставив Элизабет изогнуться от наслаждения. Ее руки и ноги обвились вокруг его тела, пальцы вонзились в спину. Подхватив жену под ягодицы, Леон задвигался в бешеном ритме, и ее тело тотчас подстроилось под него, отвечая встречными движениями. Сердце Элизабет с диким восторгом принимало каждый удар мужской плоти, желание поднималось все выше, растворяясь в ее крови, пока не растворилось в безграничном экстазе.

Потрясенная новыми ощущениями, Элизабет даже не заметила, когда Леон оставил ее. Отдышавшись, она приподнялась и посмотрела на мужа. Он стоял у окна и медленно потягивал коньяк. Почувствовав на себе взгляд жены, Леон улыбнулся, кивнув в сторону второго наполненного бокала.

Не дожидаясь, когда он подойдет к ней, Элизабет соскочила с кровати и подбежала к мужу. Ее руки взметнулись ему на плечи, и он трепетно прижал ее к себе, погрузив лицо в ее взъерошенные волосы. Неохотно оторвавшись от мужа, Элизабет осушила наполненный бокал и снова вернулась в объятия Леона.

– Я потрясена, – призналась она. – Никогда не могла даже представить себе такого.

Чуть отодвинувшись, Леон долгим, внимательным взглядом посмотрел в ее сияющие глаза.

– Ты была неподражаема, о звезда изумительного наслаждения, – с ласковой усмешкой сказал он.

В глазах Элизабет мелькнуло легкое беспокойство.

– Леон, – неуверенно произнесла она, – я вела себя несколько раскованно и теперь боюсь, что ты подумаешь… будто я не в первый раз так откровенно ласкала мужчину…

Он отвесил ей такой чувствительный шлепок, что девушка скривила губы, схватившись за ягодицу.

– Я убью тебя, женщина, – шутливо пригрозил Леон, подхватывая жену на руки.

Он пересек просторную комнату и опустил жену рядом с кроватью, стоящей в алькове. Сдернув покрывало, поправил подушки и отвернул шелковое одеяло.

– Быстро ложись в постель, – скомандовал он. Выполнив его требование, Элизабет вопросительно посмотрела на мужа.

– Теперь мы будем спать, да? – глуповато улыбнувшись, спросила она.

Не отвечая, Леон потушил свет. Его стройное тело с грацией пантеры скользнуло в постель. Он властно притянул ее к себе.

– Хочу тебя до безумия, – хрипло проговорил Леон, заключая в сладостный плен налитые холмики ее грудей.

Элизабет глухо застонала, когда его сильные бедра прижались к ее ягодицам. Его плоть напряглась, коснувшись женского тела. Продолжая ласкать грудь жены, Леон осторожно направил свое орудие в ее горячее лоно. Чуть выпрямив ноги, Элизабет приподняла бедра, отзываясь на его желание. Мягкие, нежные толчки наполнили ее тело, вновь охваченное страстью. Тесно прижавшись друг к другу, они неторопливо погружались в волны наслаждения, сливая воедино души и тела.

* * *

Мягкий утренний свет наполнил комнату, заставив Элизабет окончательно отбросить мысли о сне. Рядом мирно посапывал Леон; залетающий через открытое окно ветерок чуть заметно шевелил его светлые волосы. Леон заснул сразу, как только они закончили последний любовный поединок. Но сама Элизабет не смогла сомкнуть глаз до рассвета.

Грустные мысли терзали сердце девушки. Волшебная ночь закончилась, нужно было возвращаться в гарем. Казалось немыслимым обрести любимого мужчину лишь для того, чтобы тут же потерять его вновь. Судьба была жестока. О будущем даже не хотелось думать.

Потянувшись к Леону, Элизабет нежно погладила его лицо. Улыбнувшись сквозь сон, он что-то томно промычал и перевернулся на другой бок. Одеяло сползло с его плеч, и девушка трепетно вздохнула, с восхищением касаясь его крепких мускулов. Рука скользнула вдоль спины мужа и замерла, ощутив странные выпуклости. Приподнявшись на локте, Элизабет встревожено посмотрела на тело Леона. Гладкая загорелая кожа была обезображена чудовищными рубцами.

Глаза жены расширились от ужаса, рот искривился в безмолвном крике. Господи, какое страшное орудие пытки оставило на его теле эти следы?! Кто сотворил с ним такое? Этого не мог сделать Джамиль. Без сомнения, это случилось еще до того, как Леон попал к принцу. Но как могла она не заметить этих шрамов вчера? Вспомнив, что Леон ни разу за ночь не повернулся к ней спиной, Элизабет застонала от боли. Он не хотел, чтобы она видела это. Боялся, что ей станет неприятно или же просто не желал ее расстраивать.

Сердце Элизабет наполнилось безмерной гордостью за мужа. Боже, каким же сильным нужно быть, чтобы выдержать все это и продолжать жить! Каким мужественным, чтобы скрыть свою боль и смотреть на мир с хладнокровной усмешкой! Вспомнив вдруг его измену с Камиллой Мортон, Элизабет с изумлением почувствовала, что сейчас ей это совершенно безразлично. Что стоит красота всех женщин мира по сравнению с силой ее любви? Она не отдаст его никому, и пусть только кто-то посмеет бросить на него хоть один неосторожный взгляд!

Не осталось ни ревности, ни сомнений. Безумно хотелось разбудить Леона и сказать ему о своей любви. Но она осознавала, что не должна этого делать. Узнав, что она так сильно любит его, он станет дорожить ею во сто крат сильнее. Ее признание сделает Леона уязвимым. И, если судьба подарит ему возможность бежать из плена, он не сможет не найти в себе сил оставить здесь свою обожаемую и любящую жену. А ей очень хотелось чтобы он смог обрести желанную свободу.

Раздался негромкий стук, и Элизабет бросилась к двери, не заботясь о своей наготе. В коридоре ее поджидал евнух. Он держал в руках темное покрывало, показавшееся девушке зловещим символом ее дальнейшей судьбы.

– Пора возвращаться в гарем, блистательная госпожа, – с легким поклоном произнес евнух. – Собирайся, я должен проводить тебя.

Взяв из его рук покрывало, Элизабет вернулась в комнату и в одну минуту оделась. Истомленный ночными безумствами Леон по-прежнему крепко спал. В последний раз коснувшись губами его лба, Элизабет с болью оторвала взгляд от любимого лица. К чему долгое прощание? Сколько времени им понадобится, чтобы в последний раз наглядеться друг на друга? Не меньше, чем целая жизнь!

Следуя за евнухом по переходам дворца, Элизабет не замечала дороги. Ее сердце рвалось на части от безысходной тоски. С мрачной усмешкой она подумала, что более подходящего момента распрощаться с жизнью у нее еще не было.

Глава 15

Прошла неделя, за ней вторая, третья, а Элизабет по-прежнему не встречала Леона. Говорили, что Джамиль забрал его с собой в столицу, куда принца срочно вызвал бей. С Севера доходило все больше тревожных слухов. Будто бы к алжирскому побережью движется целая армада французских военных кораблей и война неизбежна. Элизабет не знала, насколько можно верить всем этим известиям, а тем более стоит ли ей радоваться. Вспоминая рассказ Леона о штурме пиратского гнезда, она испытывала нешуточное беспокойство. Кто знает, не решит ли и Джамиль так же поступить со своими наложницами? Этих восточных людей так трудно было понять.

В середине июня принц неожиданно возвратился домой. В ту же ночь из-за стены гарема долетел шум веселой пирушки. А на другой день Бахрам-ага, главный евнух, внезапно сообщил Элизабет, что сегодня вечером светлейший господин желает видеть ее в своих покоях.

Известие потрясло девушку, словно удар грома. Не оставив ей времени опомниться, служанки стали готовить ее к ответственному приему. После утомительного ритуала омовения ей принесли роскошный наряд цвета лаванды, расшитый тонкими золотыми узорами и жемчужным бисером. Он состоял из шифоновых шаровар и короткой жилетки на бретельках. Поясок шаровар проходил по бедрам, а жилетка едва прикрывала грудь, заканчиваясь золотистой бахромой. Наряд дополняли тонкая золотая диадема, сверкающая алмазными звездочками, и невесомое газовое покрывало, окутывающее наложницу с головы до ног.

Элизабет ожидала, что вместе с ней в покои принца отправят еще несколько наложниц, но с ужасом поняла, что ошиблась. В надежде обрести поддержку она бросилась в покои Зарифы, но фаворитка только развела руками.

– Думаю, что Джамиль устал от бесчисленных оргий и сегодня желает просто отдохнуть, – пояснила она. – Возможно, тебе придется немного развлечь его танцами, а затем согреть ему постель.

– Но, может, ты пойдешь к принцу вместе со мной? – робко попросила Элизабет. Зарифа отрицательно покачала головой:

– Джамиль слишком раздражен, я не хочу навязываться ему со своими капризами. Не воспринимай все так драматично. В конце концов, ты должна радоваться, что господин обратил на тебя свое внимание.

Спорить было бессмысленно. Элизабет уныло побрела к себе и стала ожидать, когда за ней придет евнух. На сердце у девушки с каждой минутой становилось все тяжелее. После той волшебной ночи с Леоном ей было невыносимо думать о близости с другим мужчиной. Она хотела делить постель только со своим любимым мужем. Если бы Джамиль довольствовался лишь простым обладанием наложницей! Но Элизабет не сомневалась, что от нее потребуют каких-нибудь пикантных ласк. Нужно будет улыбаться, делать вид, что тебя восхищают эти ласки, изображать пылкую страсть. Подумав, что ей предстоит ласкать принца в самых интимных местах, Элизабет внезапно ощутила себя шлюхой. Что почувствует Леон, когда узнает об этом? Конечно, он поймет, что у нее не было выбора, но избавит ли это его от боли и отвращения?

Бахрам пришел за наложницей еще дотемна. Мысленно попросив у небесных сил защиты, Элизабет направилась следом за евнухом в покои принца. Знакомая дорога по роскошным коридорам и внутренним дворикам теперь казалась ей путем на Голгофу.

Выйдя за территорию женской половины, они оказались в обширном дворе. Но не успел евнух распахнуть перед Элизабет массивные двери, ведущие в апартаменты Джамиля, как девушку кто-то окликнул. Порывисто обернувшись, Элизабет с волнением и страхом увидела перед собой Леона. Кратковременная радость тут же сменилась смертельным испугом. Заговорить с наложницей господина без его разрешения считалось страшным преступлением.

Не дав жене опомниться, Леон схватил ее за руку и потащил за собой. Сердце Элизабет чуть не выпрыгнуло из груди, когда она увидела двух оседланных лошадей. Подсадив жену в одно из них, Леон вскочил на вторую лошадь и пришпорил ее. Без лишних вопросов Элизабет сделала то же самое, и они стремительно понеслись к распахнутым воротам, к которым уже бежали стражники. Несколько секунд – и ворота остались позади. Впереди расстилалась бескрайняя равнина, за которой синела кромка моря.

Ветер свистел в ушах, заглушая стук копыт. Легкое покрывало давно слетело с головы Элизабет, и ее медные волосы развевались за плечами, смешиваясь с дорожной пылью. В голове девушки не осталось ни одной мысли, кроме сознания того, что нужно нестись вперед и вперед, не задумываясь о конечной цели пути. Она не оглядывалась назад, почти не разбирала перед собой дороги. Чуть впереди скакал Леон, пригнув голову к шее арабского скакуна, и она изо всех сил старалась не отставать от него.

Внезапно дорога сделала крутой поворот, и Леон придержал коня. Сделав то же самое, Элизабет с тревогой посмотрела на мужа. Обернувшись, Леон махнул рукой назад, и его стальные глаза наполнились безмерным отчаянием. Вся равнина за ними была усеяна всадниками.

– Нам не уйти от погони, любовь моя, – с болью выдохнул Леон. – Спасайся одна, никуда не сворачивай и вскоре увидишь яхту. Тебя будут ждать… Я поскачу по другой дороге и постараюсь увести погоню.

– Никогда! – крикнула Элизабет, впиваясь горящим взглядом в его лицо. – Или спасемся вместе, или я погибну вместе с тобой!

Взгляд, которым наградил жену Леон, заставил ее простить ему все измены.

– Вперед! – коротко велел он, снова пуская лошадь в галоп.

Такой бешеной скачки Элизабет даже не могла себе представить. Дорожные камни с грохотом отскакивали от лошадиных копыт, сухая пыль забивала дыхание. Обжигающий воздух немилосердно терзал лицо, словно стремясь наказать беглецов за дерзкий поступок. Громкие крики преследователей то приближались, то отдалялись вновь. Но девушка старалась не думать о погоне, чтобы не впасть в отчаяние, и сосредоточила все свои усилия лишь на том, чтобы не отстать от мужа.

«Только бы лошади не пали! Только бы мне удержаться в этом ужасном неудобном седле!» – с отчаянием повторяла про себя Элизабет, моля небеса о пощаде.

Наконец впереди замаячили белые паруса. Крохотная яхта с каждой минутой все увеличивалась в размерах. Крики преследователей почти совсем стихли, наполнив сердце девушки новой надеждой. Забыв об опасениях, Элизабет попыталась ускорить ход коня, понимая, что задерживает Леона.

Они едва не врезались в маленькую шлюпку, с треском вспоров лошадиными копытами пенистую гладь. Соскочив на землю, Леон снял жену с лошади и быстро перенес в шлюпку. Пара гребцов тотчас налегла на весла, и берег начал стремительно удаляться. Они уже достигли высокого борта яхты, когда их преследователи оказались на берегу. Целая толпа всадников бесновалась у кромки моря, осыпая беглецов проклятиями и угрозами.

– Не бойся, родная, нам они больше не страшны, – произнес Леон, помогая жене подняться по веревочной лесенке.

Элизабет стало не по себе, когда обступившие их арабы начали с шумным говором осматривать ее с головы до ног. Она вдруг осознала, что в своем непристойном наряде и чудом удержавшейся, на голове диадеме похожа на амазонку, не хватает только колчана со стрелами за спиной. Элизабет в смятении обернулась к Леону, и он ободряюще похлопал жену по плечу. В следующий момент кто-то торопливо закутал ее в черное покрывало и куда-то повел.

– Ничего не бойся, мой ангел, мы в безопасности, – бросил ей вслед Леон.

В сопровождении своей спутницы – а это действительно была женщина, закутанная в чадру, – Элизабет прошла по палубе и спустилась по узкой лесенке вниз. Распахнув низкую дверцу каюты, женщина впустила ее внутрь и тут же сняла чадру. Всплеснув руками, Элизабет растерянно уставилась на свою дорогую подругу.

Рассмеявшись, Розалин подошла к окну и, посмотрев в него, удовлетворенно кивнула. Затем она торопливо наполнила вином высокий золотой кубок, отделанный сердоликом, и протянула его гостье.

– Пей до дна, иначе просто сойдешь с ума от таких волнений, – дрожащим от радости голосом говорила Розалин. – Все, Бет, теперь вы спасены. Даже если Джамиль решит послать вдогонку свою яхту, он уже не сможет догнать нас.

Залпом осушив кубок, Элизабет сбросила черное покрывало и упала на бархатный диван. Силы оставили ее, нервы не выдержали, и она начала судорожно смеяться, не в силах поверить, что опасность позади. Розалин терпеливо ухаживала за подругой, помогла ей снять мокрый от пота наряд и облачиться в более пристойное длинное платье из фиолетового шелка. Затем, вновь наполнив кубки, поставила перед подругой фарфоровую вазочку с абрикосами и виноградом и засыпала ее расспросами.

Удовлетворив любопытство бывшей служанки, Элизабет с интересом оглядела сидящую перед ней женщину. На Розалин было просторное синее платье с длинными рукавами, отделанное рубинами и золотой вышивкой. Её роскошные волосы были скрыты под черным покрывалом из тонкой шерсти. В ушах позвякивали массивные золотые серьги, пальцы были унизаны кольцами с драгоценными камнями. Чуть округлившееся лицо хранило довольное, спокойное выражение, голубые глаза смотрели уверенно и чуть снисходительно.

Заметив неприкрытый интерес в глазах подруги, Розалин лукаво улыбнулась.

– Вижу, тебе не терпится услышать и мой рассказ. Что ж, дорогая Бет, можешь за меня порадоваться. Я стала женой Фарида, и чувствую себя безгранично счастливой женщиной, – не без некоторого торжества сообщила она.

Элизабет усмехнулась, покачав головой. – Твои слова освобождают меня от угрызений совести, – с облегчением сказала она. – Судя по всему, ты не проклинаешь меня, за то что я втянула тебя во все эти приключения?

Розалин отрицательно замотала головой:

– Напротив, дорогая Бет, я бесконечно тебе благодарна. Сейчас я даже не могу представить, как сложилась бы моя жизнь, если бы я осталась в Англии. Не встретить Фарида, не узнать его пылкой любви! О, мне даже страшно подумать об этом!

– Ты… действительно любишь своего мужа?

– Люблю ли?! – Розалин даже вскочила. – И ты еще можешь сомневаться! Да я даже и не мечтала о таком счастье! Наша любовь сильнее страха смерти и преград судьбы. Полгода назад я приняла ислам и ничуть не раскаиваюсь в этом. Это позволило мне занять высокое положение первой жены знатного тунисского вельможи. Я окружена почетом и уважением, за мной ухаживают, как за какой-нибудь знатной принцессой. – Она сделала выразительную паузу и хитро взглянула на подругу. – И даже сама высокочтимая Джамиля, великая кадин нашего повелителя Касим-бея, дарит мне свое милостивое внимание.

С коротким вскриком Элизабет бросилась к подруге.

– Ты видела первую жену Касим-бея? Разговаривала с моей тетушкой?

– И не только. Я смогла понравиться ей, и она сделала меня кем-то вроде своей придворной дамы.

– О Розалин! – Элизабет едва могла говорить от волнения. – Я так рада за тебя. Надеюсь, ты рассказала госпоже Джамиле о моих невзгодах?

– Конечно. Впрочем, Фарид сделал это еще раньше меня, едва мы прибыли в Тунис. Можешь поверить, Касим-бей был вне себя, узнав, что алжирский бей не согласился продать тебя ему. Он не простил своему соседу такого оскорбления. Ведь на Востоке очень высоко ценятся кровные узы. Думаю, что это обстоятельство послужило поводом для окончательного разрыва между странами. И теперь Мехмету-Али придется самостоятельно справляться с французами.

– Так это правда? Франция действительно собирается отправить к алжирским берегам свой флот?

– Конечно! Армада кораблей Луи-Филиппа уже почти достигла Алжира. Собственно, благодаря этому ты и встретишься со своими родственниками, – Розалин загадочно улыбнулась. – Мы плывем к небольшому острову, на котором стоит хорошо укрепленная тунисская крепость. Там сейчас находится половина тунисского флота. На случай, если французам вздумается напасть и на Тунис.

– А при чем здесь Касим-бей и его кадин?

Розалин так долго молчала, бросая на подругу интригующие взгляды, что Элизабет просто извелась от нетерпения.

– Дело в том, что Касим-бей и Джамиля находятся там, – наконец сжалилась подруга. – Любимая жена нашего правителя сопровождает его во всех походах, желая усилить и без того огромное влияние на мужа.

Глаза Элизабет насмешливо сверкнули:

– Полагаю, тетушка Изабель хорошо ознакомилась с историей легендарной Роксаланы!

– Кто такая Роксалана?

– Попроси Джамилю рассказать тебе историю жены турецкого султана. Она подскажет тебе, как стать незаменимой для Фарида.

– Обязательно расспрошу об этом, – очень серьезно ответила Розалин. – Сейчас я – единственная жена Фарида, но по