Book: Три розы



Три розы

Джулия ГАРВУД

ТРИ РОЗЫ

Пролог

Давным-давно жило на свете замечательное семейство Клейборнов, члены которого были связаны между собой узами более крепкими, чем просто кровные.

Они встретились мальчишками в переулках Нью-Йорк-Сити — беглый раб Адам, вор-карманник Дуглас, нерассуждающий стрелок Коул и профессиональный жулик Трэвис. Сплотившись, защищая друг друга от взрослых гангстеров — хозяев города, мальчишки выжили. Обнаружив на помойке брошенного ребенка, девочку, поклявшись сделать ее жизнь лучше, чем их собственная, они отправились на Запад.

Ребята поселились в самом сердце Монтаны, на клочке земли, который назвали Роуз-Хилл.

Они воспитывались на письмах матери Адама — Роуз. Эта женщина знала о друзьях сына по их сердечным письмам к ней. Они поверяли ей свои страхи, надежды, мечты, а она отвечала им тем, чего никто из них никогда не знал раньше, — безграничной материнской любовью и пониманием.

Для каждого из них она стала настоящей матерью.

Через двадцать лет Роуз наконец соединилась с детьми.

Сыновья и дочь были довольны жизнью. Ее появление на ранчо стало не только поводом для праздника, но и потрясением. Сыновья выросли достойными, сильными мужчинами; каждый из Клейборнов добился успехов в своем деле. Дочь была замужем за прекрасным человеком и ожидала первенца.

Но мама Роуз не испытывала полного удовлетворения. Сыновья слишком привыкли к холостяцкой жизни, и это не устраивало ее. Уверенная, что Господь помогает тем, кто помогает самому себе, она решила вмешаться.


Не зимою то было, не в зимний мороз,

Когда любовь к нам решилась прийти,

То случилось в пору цветения роз,

И розы срывали мы по пути.


О, что для души — и снега, и хлад?

Для влюбленных сердец нет в мире зимы.

Все цветет, точно летний розовый сад,

Когда с любовью встречаемся мы.


В путь обратный пора — уже тени легли.

Ты приникла к груди моей, как дитя.

Это было тогда, когда розы цвели,

И срывали розы мы, проходя.

Томас Худ

Перевод Н.Эристави

Часть I

РОЗОВАЯ РОЗА

Глава 1

Ранчо Роуз-Хилл, долина Моитаны 1880 год


Трэвис, младший из братьев Клейборн, всерьез намеревался убить Дэниела Райана.

Он только что вернулся домой с Юга, решив отдохнуть и переночевать, прежде чем продолжить преследование своей жертвы, которой все время удавалось опережать его хоть на шаг. Возле одного из узких ущелий Трэвису на какой-то момент показалось, что он наконец загнал Райана в ловушку, но этот неуловимый дьявол внезапно исчез, словно растворился в воздухе. Трэвис неохотно признался себе, что не прочь снять шляпу перед ловкачом Дэниелом, который, спасая свою жизнь, проявлял необычайную изобретательность, поистине заслуживающую восхищения.

Ну а потом можно и застрелить преступника, уложить его на месте, тут же кровожадно подумал Трэвис: по его мнению, грех, содеянный Райаном, был непростителен. Только негодяи и подонок мог воспользоваться доверчивостью доброй, ласковой старой женщины с золотым сердцем… короче говоря, Роуз, матери Трэвиса. Все в душе младшего Клейборна взывало к возмездию. Да в этого Райана мало пулю всадить, его надо стереть с лица земли! Трэвис непрестанно твердил себе, что, отомстив обидчику, поступит справедливо — ведь это его святой сыновний долг.

Дождавшись, пока мать поднимется к себе в спальню, он вышел на веранду, чтобы обсудить задуманную месть с братьями. Все четверо Клейборнов уселись рядом, положили ноги на перила, запрокинули головы и закрыли глаза. У братьев был умиротворенный вид людей, чрезвычайно довольных жизнью. Их зять Харрисон, который через минуту после того, как Роуз отправилась спать, появился на веранде, с умилением взирал на эту идиллию. Но тут Трэвис объявил о своем намерении, и у Харрисона вытянулось лицо.

Он тяжело опустился в кресло рядом с Дугласом и тут же пустился в пространные объяснения, как следует поступать с, вором. Прежде всего, нравоучительным тоном сказал Харрисон, в таком деле положено разбираться представителям закона. Этого человека, как любого мужчину или женщину в их справедливой стране, следует судить. Если суд докажет его вину, вор понесет заслуженное наказание — его отправят в тюрьму. Но вершить правосудие и уж тем более идти на хладнокровное убийство законопослушному гражданину непозволительно и грешно.

Никто из братьев не обратил внимания на занудные увещевания Харрисона. Он образованный, юрист и, естественно, готов спорить из-за каждой мелочи. Клейборны усмехались про себя: Надо же, Харрисон верит в справедливость! Муж их маленькой сестренки — хороший, порядочный парень, но он из Шотландии и потому не понимает, сколь наивно выглядят его рассуждения о торжестве закона в их дикой стране. Может, когда-нибудь она станет более совершенной и любой невинный человек будет защищен, а виновный наказан. Но это когда-нибудь. А пока они живут в Монтане, весьма далекой от подобного совершенства. И потом, ни один здравомыслящий законник не станет тратить время и силы на охоту за садовой ящерицей, если вокруг полно готовых ужалить смертельно опасных гремучих змей.

Харрисон, который явно пришел в ужас, услышав о решении Трэвиса отыскать и убить преступника, ограбившего мать, монотонно продолжал убеждать младшего Клейборна отказаться от этого пагубного намерения. Исчерпав все аргументы, он напомнил Трэвису, что тот собирается стать юристом, а посему просто обязан вести себя достойно, и даже посоветовал ему перечитать «Республику» Платона.

Но Трэвис остался непоколебимым.

— Прежде всего сын обязан вести себя достойно по отношению к собственной матери, — подавшись вперед и пристально глядя на Харрисона, заявил он.

— Аминь, — бросил Дуглас.

— Каждому ясно, что маму Роуз надули, — продолжал Трэвис. — Он ведь попросил у нее посмотреть компас в золотом футляре, разве не так?

— Зря она рассказала ему о компасе, — заметил Адам.

— Да, — кивнул Дуглас. — Как только он узнал о золотом футляре, так сразу и попросил посмотреть.

— Ясное дело, он захотел его украсть — убежденно сказал Коул.

— Ловкий тип, — покачав головой, сказал Адам. — Сделал вид, что их разделила толпа.

— Ты прав. Именно сделал вид. Мама Роуз говорила, что этот Райан — здоровенный детина, выше шести футов, — напомнил Дуглас. — Значит, он мог устоять под напором толпы. Да просто он собирался украсть компас, вот и все дела.

— Ради Бога, Дуглас! Ты не можешь допустить… — начал было Харрисон.

— Никто не может воспользоваться доверчивостью нашей матери и безнаказанно смыться! — резко перебил его Трэвис. — Подумай хорошенько, Харрисон, и, может быть, поймешь, какие чувства сейчас испытываем мы, ее сыновья! У тебя тоже когда-то была мать! Ведь была?

— Я бы не рискнул в этом поклясться, — протянул Коул, желая позлить зятя, но у того не было настроения отвечать на колкости.

— Твои аргументы неубедительны, — упрямо ответил Харрисон Трэвису и, подождав, пока прекратится насмешливое фырканье, заявил, что план Трэвиса застрелить вора не что иное, как желание совершить преднамеренное убийство.

Коул рассмеялся и, потянувшись через Дугласа, снисходительно похлопал Харрисона по спине, давая понять, насколько сильно тот развеселил его, а затем предложил юристу лучше подумать о том, как избавить Трэвиса от суда, если его вдруг арестуют после исполнения сыновнего долга. Трэвису же он посоветовал заманить преступника обратно в Монтану и предоставить старшим братьям, а они уж, будьте уверены, пристрелят его.

Харрисон был близок к тому, чтобы признать свое поражение. Ну разве возможно говорить разумно хотя бы с одним из Клейборнов? Его успокаивала лишь уверенность в том, что никто из этих парней неспособен на хладнокровное убийство. Просто им нравится поговорить об этом.

— Ты убежден, что человека, за которым ты охотишься, зовут именно Дэниел Райан? Может, он назвал вымышленное имя? И соврал, что он из Техаса?

— Нет, — покачал головой Коул, — он представился маме Роуз и сказал ей, откуда явился, еще до того, как у них зашел разговор о подарках, которые она нам везла.

— Слава Богу, что она не рассказала ему про другие вещички, а то он преспокойно стибрил бы и мои карманные часы, — заявил Дуглас.

— Бьюсь об заклад, этот тип не отказался бы и от моей карты, — вмешался Адам.

— И от моих книг в кожаных переплетах, — добавил Трэвис.

— Вор точно из Техаса, — задумчиво сказал Адам. — Он говорит нараспев.

— Правильно, — вспомнил Дуглас. — Маме Роуз его выговор показался… Как это она выразилась, Трэвис?

— Очаровательным, — ответил тот.

— Всегда терпеть не мог имена вроде Дэниел или Райан, — процедил Коул. — Признаться, я вообще ненавижу иметь дело с техасцами. Никому из них не доверяю.

Харрисон поднял глаза к небу:

— Существует ли на свете хоть одна вещь, которую ты можешь терпеть? Сделай одолжение, помолчи, пока я не уйду наверх. Общение с тобой иногда заставляет меня забывать о том, что я цивилизованный человек.

Коул расхохотался:

Ты же сам настоял на том, чтобы вернуться в Роуз-хилл вместе с женой. А я неотъемлемая часть Роуз-Хилла, нравится тебе это или нет.

— Мэри Роуз до родов надо побыть с матерью. Я не могу мотаться с судьей Бернсом из города в город и оставлять ее одну в Блю-Белл. Да, кстати… Если я еще раз услышу от тебя, что она ходит, переваливаясь как утка, я тебе врежу. Понял? Сейчас, в ее положении, Мэри очень чувствительна. И не надо ей говорить, что она огромная, будто…

— Ладно-ладно, — перебил его Коул. — Мы больше не станем ее поддразнивать. Тем более что сейчас она в общем-то очень хорошенькая, правда?

— Она всегда хорошенькая, — подчеркнул Адам.

— Да, но теперь, когда она носит моего племянника, она еще лучше! Только не вздумай передавать ей мои слова. Иначе Мэри меня изведет. Она любит поиздеваться надо мной при малейшей возможности, Честно говоря, не могу понять почему.

Глаза Харрисона блеснули, и Коул понял, что тот явно жаждет объяснить ему почему. Чтобы избежать ненужной перепалки, Коул решил быстренько сменить тему и вернуться к тому, с чего они начали, а именно к поимке подлеца, ворюги, твари, приползшей в Монтану из Техаса.

— Трэвис, ты завтра собираешься ехать? — спросил он брата.

— Да.

— А почему именно ты гонишься за Дэниелом Райаном? — поинтересовался Харрисон. — Если техасец действительно стащил компас твоего брата — я лишь допускаю такую возможность, — то почему не Коул едет за ним? Ведь компас везли ему?

— Коул не может сейчас покидать Роуз-Хилл, — мрачно сказал Адам.

— Он должен залечь на дно, пока старый Шамус Харрингтон не успокоится, — пояснил Дуглас.

— Что еще ты натворил? — с опаской спросил Харрисон.

— Он всего лишь защищался, — проговорил Адам. — Один из сыновей Харрингтона, Лестер, решил, что он быстрее Коула управляется с револьвером. Поэтому и произошла перестрелка.

— И?..

— Я выиграл. — Коул пожал плечами и улыбнулся.

— Ясное дело. — Харрисон хмыкнул. — Ты убил его?

— Почти, — признался Коул. — Вообще-то странно, что он ко мне привязался, — добавил он. — Лестер сошелся с бандой. Поговаривают, что в следующую субботу они собираются ограбить банк в Хаммонде.

— Действительно непонятно, — согласился Дуглас. — Лестер ни с того ни с сего хвост распушил, из кожи вон лез, изображая перед новыми дружками этакого большого и важного человека. Может, просто хотел пустить пыль в глаза?

— Я слышал, как они подбивали его начать с Коулом перестрелку, — сообщил Адам. — Дули говорит, они вели себя так, будто знали, кто ты такой, Коул.

— Дули слишком давно болтается возле своего дружка Госта, — сказал Коул. — Не стоит относиться к его словам всерьез.

— Может, им известно, что у тебя за репутация? — предположил Дуглас.

— Да они просто нарывались, — покачал головой Коул. — Все знают, какие тупицы сыновья Харрингтона.

— Верно, но старик Шамус продолжает злиться, — сказал Дуглас. — У горцев один закон: убить всякого, кто стрелял в кого-то из них. А поскольку у мужика еще пятеро сыновей, тебе, Коул, очень долго придется соблюдать осторожность.

— А я всегда ее соблюдаю, — хвастливо бросил Коул. — Пожалуй, я мог бы сам погнаться за Райаном, Трэвис. Ты и так много сделал…

— Нет, ты будешь сидеть дома, — не дав ему договорить, строго ответил брат. — Кроме того, я все продумал.

— Правильно, — кивнул Дуглас. — Он хочет убить сразу двух, даже трех зайцев.

Трэвис улыбнулся.

— Я собираюсь отвезти бумаги Веллингтону и Смиту, так как в сентябре начинаю учиться у них в юридической фирме, и, поскольку Хаммонд совсем рядом с Притчардом, я заодно выполню некое поручение, которое навязала мне мама Роуз, а потом сверну на Риверз-Бенд, пристрелю Райана, заберу компас и вернусь сюда как раз к празднику.

— Кстати, гони десять долларов. На подарок маме Роуз, — напомнил Коул Харрисону.

— А что мы ей дарим на день рождения? — спросил тот.

— Хорошую швейную машинку, — сообщил Дуглас. — У нее даже глаза загорелись, когда она увидела ее в каталоге. Разумеется, берем самую дорогую модель. Мама это заслужила.

Харрисон кивнул.

— А разве Голден-Крест и Риверз-Бенд тебе по пути? — недоуменно спросил он Трэвиса.

— Как раз наоборот, — поспешно сказал Коул, — поэтому мне лучше самому заняться Райаном. Это сэкономит…

Но младший брат снова не дал ему договорить.

— Ты должен залечь на дно, — повторил он еще строже.

— А почему бы тебе не купить швейную машинку в Притчарде? Так будет и спокойнее, и времени займет гораздо меньше, — предложил Трэвису Харрисон.

— Так-то оно так, — протянул Трэвис, — но Райана в Притчарде не видели. Вчера он направлялся в сторону Риверз-Бенд.

— Откуда ты знаешь? — спросил Харрисон.

— Мы попросили, если кто-то столкнется с ним, дать нам знать, — вмешался Адам. — Жаль, Трэвис, что сначала ты должен выполнить просьбу мамы Роуз. Ведь пока ты доберешься до Риверз-Бенд, Райан может уйти далеко.

— Я все просчитал, — сказал Трэвис. — За день быстрой езды я доставлю Эмили Финнеган к ее жениху в Голден-Крест. А потом, если будет сухо, перемахну через овраг и окажусь в Риверз-Бенд к полудню следующего дня.

— Размечтался!.. — покачал головой Адам. — Дождь льет почти месяц. Наверняка в овраге воды до краев. Ты трое суток будешь его объезжать.

— А кто эта Эмили Финнеган? — поинтересовался Харрисон.

— Да как раз насчет нее и просила мама Роуз, — ответил Трэвис.

Харрисон стиснул зубы. Из этих братьев слова клещами" не вытянешь. Но он человек упорный и отступать не собирается. Клейборны любили поводить зятя за нос, особенно когда он начинал их травить, как выражался Коул, то есть нудно рассуждать о неэтичности поведения в той или иной ситуации. Эта полушутливая война началась давно и тянулась до сих пор, но братья все еще питали надежду когда-нибудь переспорить Харрисона. Один лишь Адам понял, что шотландца, да еще родившегося и получившего воспитание в Хайленде, превзойти в упрямстве не удастся никому, тут и говорить нечего.

— А что за просьба? — снова спросил Харрисон.

— На прошлой неделе мама Роуз обедала с Коуэнами, и они рассказали ей о девушке, которая едет к жениху в Голден-Крест. Сопровождающие ее люди погибли, вроде бы даже по ее вине, она застряла в Притчарде и теперь пытается найти кого-нибудь, кто довез бы ее до места. Но никто не хочет.

— А почему тот, за кого она собирается выйти замуж, не приедет за ней в Притчард?

— То же самое я спросил у мамы Роуз. Она сказала, что это не принято. Священник ждет невесту в Голден-Крест, поэтому мисс Эмили Финнеган должна добираться туда сама. Ну мама Роуз и предложила мои услуги.

— Должно быть, она подумала, что Хаммонд рядом с Голден-Крест, — вскользь заметил Дуглас.

— А почему никто из Притчарда не может сопроводить эту самую мисс Эмили? — спросил Харрисон. — Неужели в таком большом городе нельзя было найти человека, который с удовольствием бы это сделал?

— Там все очень суеверные, — сказал Коул.

— Что это значит? — не отступал Харрисон.

— Это значит, что они боятся мисс Эмили, — терпеливо объяснил он.

— Похоже, эта бедняжка, мисс Эмили, поменяла не одного провожатого, — проговорил Дуглас.

— А сколько? — захотел узнать Харрисон.

— Много, пальцев не хватит, чтобы сосчитать, — намеренно преувеличил Коул. — Ходят слухи, что двое даже умерли. Трэвис, тебе надо взять с собой какой-нибудь талисман на счастье, — добавил он, кивнув брату. — Я бы дал тебе свой компас, но, сам знаешь, у меня его нет. И все из-за этого подлого сукина…

— С чего ты взял, что этот компас может принести удачу? — прервал его Харрисон, опасаясь, что Коул снова разозлит брата. — Ты ведь и в глаза его не видел.

— Его выбрала для меня мама Роуз, и уже только поэтому он может служить оберегом.

— Ты такой же суеверный, как обитатели Притчарда, — буркнул Харрисон. — Трэвис, вдруг у тебя и впрямь будут проблемы с мисс Эмили?

— Все, это полнейшая чепуха, — ответил тот. — Я не верю даже половине того, что о ней болтают, Ну не ведьма же она в самом деле!



Глава 2

Она оказалась хуже — настоящая чума ходячая.

Они еще из города выбраться не успели, а Трэвис уже был побит и в него стреляли. И отнюдь не жители Притчарда, нет: это мисс Эмили Финнеган пыталась лишить его жизни! Хоть потом она и поклялась могилой матери, что вышло ужасное недоразумение, Трэвис все равно не поверил. А с какой стати он должен верить, если Коуэны, вполне солидные люди, сказали ему, что мать мисс Эмили жива и в добром здравии? Очень может быть, что именно сейчас, сплавив дочурку на ничего не подозревающего беднягу из Толден-Крест, они с мистером Финнеганом на радостях отплясывают ирландскую джигу у себя в Бостоне.

Впрочем, как бы там ни было, следует признаться, что мисс Эмили оказалась прехорошенькой. Темные шелковистые локоны обрамляли прелестное личико с большими загадочными глазами, которые все время меняли цвет — от коричневого до золотистого; красиво очерченный рот притягивал взгляд. Эта девица обо всем имела собственное мнение и, видимо, считала себя обязанной поделиться им с Трэвисом — чтобы потом не возникло никаких недоразумений.

Ее жизненные познания нельзя было назвать обширными но мисс Финнеган не сомневалась, что ей известно все на свете, и вела себя соответственно. О-о, Трэвис раскусил эту особу через пять минут!..

Олсен, хозяин гостиницы, посоветовал им встретиться на остановке дилижанса. Трэвис заметил девушку издали. Она стояла за столбом, к которому привязывают лошадей, с черным зонтиком в одной руке и парой перчаток в другой. На тротуаре прямо перед ней аккуратным рядком выстроились сумки. Трэвис насчитал шесть и отметил про себя, что это слишком много, — отправляться в горы с таким грузом довольно глупо.

Мисс Финнеган была одета безупречно, в белое с головы до пят. Трэвис подумал, что перед дорогой она могла бы снять лучший воскресный наряд, в котором ходят в церковь, и переодеться во что-нибудь подобающее случаю, но потом вспомнил, что сегодня четверг.

Они оба явно встали не с той ноги г Мисс Финнеган, расправив плечи и высокомерно вскинув голову, наблюдала за уличной суетой. Несмотря на раннее утро, в таверне Лу уже собралась целая толпа посетителей, которые сильно шумели. Может, поэтому девушка не услышала, как Трэвис подошел к ней сзади.

Он, конечно, допустил ошибку, слегка коснувшись ее плеча. Но кто знал, что эта особа ненормальная? Он всего лишь хотел привлечь ее внимание и поздороваться, а затем, вежливо приподняв шляпу, представиться. А она выстрелила! Все произошло в мгновение ока, он едва успел уклониться. Ствол крупнокалиберного пистолета, спрятанного под перчатками, высунулся в ту же секунду, как она обернулась, и пуля наверняка угодила бы Трэвису в живот, если бы он не заметил металлический блеск оружия и не отскочил в сторону. Трэвис был абсолютно уверен, что в пистолете только один заряд, но не хотел искушать судьбу, а потому схватил девушку за запястье и повернул руку так, чтобы оружие было направлено вверх, и лишь после этого наклонился поближе и высказал все, что думает по поводу ее поведения.

В ответ one треснула его зонтиком, а затем весьма чувствительно ударила носком ботинка в левое колено, прямо в чашечку. Было совершенно ясно, куда она целилась, — в его чресла; промахнувшись в первый раз, решила сделать новую попытку.

Вот тут-то, Трэвис Клейборн и пришел к выводу, что мисс Эмили Финнеган с большим приветом.

— Отпусти меня, еретик!

— Еретик? А что это такое?

Она понятия не имела и, застигнутая врасплох этим вопросом, в недоумении пожала плечами.

Эмили не знала, что означает слово «еретик», но ее сестра Барбара бросала его чересчур ярым поклонникам, желая осадить их, и, надо сказать, ей это всегда удавалось, А то, что получалось у сестры, должно получиться и у нее, поклялась себе Эмили, отбывая из Бостона.

— Вам достаточно знать только одно: это — оскорбление. А теперь отпустите меня.

— Отпущу, если вы не будете пытаться убить меня. Я ваш сопровождающий до Голден-Крест, — прибавил он нахмурившись. — Или был им — до тех пор, пока вы ие выпустили в меня пулю. Возможно, теперь вам придется ехать туда одной. Мэм, если вы ударите меня еще раз, я клянусь, что…

— Так вы мистер Клейборн? — прервала его Эмили, и Тоэвис так и не успел сказать, что швырнет ее в корыто с водой. Не может быть! — пораженно воскликнула она, и на хорошеньком личике появился неподдельный ужас. — Вы же не… Совсем не старый.

— Но и не молодой, — отрезал он и добавил: — Я Трэвис Клейборн. — Поскольку колено все еще ныло от удара этой девчонки, шляпу он приподнимать не стал. Обойдется. — Давайте сюда ваше оружие.

Эмили Финнеган не стала спорить. Она положила пистолет на ладонь Трэвиса и нахмурилась. Но не извинилась, отметил про себя Клейборн.

— Теперь я неделю буду хромать. Что у вас в ботинках? Железо, что ли?

Улыбка Эмили была ослепительной, а какая прелестная ямочка на правой щеке! Если бы Трэвис уже не решил, что девица ему совершенно не нравится, то мог бы признаться, что она не просто хорошенькая, а совершенно очаровательная. .. Он тут же строго одернул себя: эта сумасшедшая чуть не отправила его на тот свет!

— Глупо даже предполагать подобное. Разумеется, у меня в ботинке нет никакого железа. Простите, я вас ударила, но… но зачем вы подкрались ко мне?

— Ничего подобного! Я вовсе не подкрадывался.

— Ну допустим, — сказала Эмили, пытаясь успокоить Трэвиса. — Вы пошутили, сказав, будто передумали сопровождать меня, да? Вы ведь не бросите беспомощную девушку в трудную минуту?

Беспомощную? Да, с чувством юмора у нее все в порядке, подумал Трэвис. Эмили задала вопрос вполне серьезно, со строгим лицом, и, видит Бог, даже сейчас, когда колено горело огнем от ее пинка, Трэвис с трудом удержался от смеха. Клейборну не терпелось избавиться от мисс Финнеган, но после ее слов настроение у него немного улучшилось.

Видя, что Трэвис молчит, Эмили встревожилась. От мысли, что ей еще раз придется застрять невесть где, она похолодела. «Господи, помоги!» Теперь ее может спасти лишь одно — надо немного пофлиртовать с этим олухом. Вздохнув, Эмили вынула совершенно бесполезный, розовый с белым веер, купленный за очень большие деньги в Сент-Луисе, раскрыла его, изящно вывернув кисть, чему училась несколько часов подряд в поезде, и кокетливо прикрыла лицо, стараясь скрыть румянец смущения.

Но Эмили собиралась не просто флиртовать. Она решила изобразить скромную, стеснительную и робкую девушку. Она вздохнула, словно удерживая готовый вырваться стон, потом, тщательно копируя манеры сестры, взмахнула ресницами, взглянув на Трэвиса, и снова опустила очи долу. Барбара всегда казалась застенчивой. Эмили не была уверена, что достигла своими ухищрениями того же эффекта, но твердо знала, что выглядит сейчас совершеннейшей идиоткой. Бог свидетель, именно таковой она себя и чувствовала.

Трэвис молча наблюдал, как девушка то опускает, то поднимает глаза и поджимает губки. Ясное дело, она точно с приветом! Ему вдруг стало даже немного жаль ее. Бедняжка определенно не в себе, если стоит на грязной площади Притчарда в белоснежном воскресном наряде и изо всех сил старается показать хорошие манеры.

Трэвис понял, что Эмили пытается задурить ему голову, и ради интереса решил подыграть ей.

— Может, прежде чем вы отправитесь в путь, мэм, вам стоит наведаться к доктору Моргенштерну? Наверняка он пропишет вам какое-нибудь лекарство, чтобы вы перестали хлопать глазами. Не хотелось бы показаться невежливым, но, по-моему, вам это здорово досаждает.

Эмили резко сложила веер и испустила долгий страдальческий вздох.

— Вы бесчувственны, как бревно, мистер Клейборн! Впрочем, должно быть, это я не сумела достичь совершенства.

— Совершенства в чем?

— Да во флирте, мистер Клейборн. Я пыталась с вами флиртовать.

— А зачем? — ошеломленно спросил Трэвис. Ее откровенность произвела на него впечатление.

— Зачем? Да чтобы вы сделали то, что мне надо, — проводили бы меня. Но кажется, я еще не научилась кокетничать. Как вы полагаете?

Трэвис не счел нужным отвечать на этот дурацкий, по его мнению, вопрос.

— А глазами-то вы хлопать перестали, — протянул он, желая позлить девушку. — Что, тик уже прошел?

— У меня его никогда и не было, — пробормотала она. — Просто я на вас тренировалась. Ну что, заедем за миссис Клейборн — и в путь? Очень надеюсь, что она гораздо приятнее вас, сэр. Да перестаньте вы на меня пялиться! Я хочу попасть в Голден-Крест до наступления темноты!

— А никакой миссис Клейборн нет.

— О, это никуда не годится!

Трэвис наклонился к Эмили:

— Не могли бы вы выразиться яснее?

Эмили отступила на шаг. Мужчина был в ее вкусе, весьма приятной наружности, с красивыми зелеными глазами. Правда, смотрит он на нее хмуро и с явным раздражением, к тому же грубиян. Но сложен великолепно, тут же отметила Эмили.

Высокий, стройный, с широкими плечами, крепкими, мускулистыми руками… Эмили не посмела скользнуть взглядом ниже: он мог подумать, что она снова собирается ударить его, — но не сомневалась, что и с ногами у него все в порядке.

Да, Трэвис очень красивый мужчина. Наверняка женщины толпами гоняются за ним. Под взглядом этих зеленых глаз глупышки должны быть совершенно беспомощными. А какая у него потрясающая улыбка! Он улыбнулся Эмили всего лишь раз, но этого вполне хватило, чтобы сердце подпрыгнуло, у нее в груди, а потом бешено заколотилось. Несомненно, из-за Трэвиса лишились покоя многие женщины. Но Эмили вовсе не собирается пополнять этот список. Свой урок она уже получила, с нее хватит, спасибо большое!..

Мисс Финнеган вдруг бросила на Трэвнса Клейборна суровый, почти гневный взгляд. Он не мог понять причину столь резкой перемены.

— Скажите, а почему для того, чтобы сопровождать вас в Голден-Крест, я непременно должен быть женатым?

— Да как же я могу ехать верхом по этим диким местам вдвоем с таким красивым мужчиной? Что обо мне подумают люди?

— А какая вам разница? Вы же здесь никого не знаете.

— Да, у меня нет в Притчарде знакомых. Но они появятся, как только я выйду замуж за мистера О'Тула. Голден-Крест всего в одном дне езды отсюда, и очень может быть, что именно сюда мне придется приезжать за покупками. Поэтому вы должны понимать мои опасения, сэр. Я обязана соблюдать приличия. Он пожал плечами:

— Нy, если вы не можете со мной ехать… Как бы то было я свое обещание выполнил. Честь имею, мэм.

Трэвис повернулся, чтобы уйти, но Эмили в ужасе закричала:

— Погодите! Вы же не оставите меня одну! Джентльмены не бросают леди в таком отчаянном положении!

— Я не джентльмен, — спокойно продолжая переставлять длинные ноги, ответил Трэвис, — а вы уж точно не леди… в отчаянном положении.

Эмили схватила его за руку и уперлась каблуками в землю, не давая сделать и шага, поэтому Трэвису пришлось немного протащить ее за собой.

— Я в полном отчаянии. И это отвратительно с вашей стороны — спорить со мной!

— Всего минуту назад вы считали меня красивым. А теперь я отвратительный?

— Одно другому не мешает, — строптиво заявила, Эмили.

Трэвис вдруг повернулся и пристально взглянул на девушку. Он понял, что никогда не сможет посмотреть в глаза маме Роуз, если оставит Эмили Финнеган здесь, в Притчарде. Глубоко вздохнув, Трзвис принял решение: чтобвд сохранить здравый смысл и спокойствие, сопровождая эту особу в Голден-Крест, ему надо заключить с ней договор. Или что-то вроде этого.

— Я не собиралась делать вам комплимент, — сказала Эмили и покраснела, что сделало ее еще привлекательнее; отметил Трэвис.

— Какой комплимент?

— Ну-у… насчет красоты. Рэндолф Смит тоже был красивым, а оказался мерзким типом.

«Не задавай вопросов», — приказал себе Трэвис.

— Вы не хотите узнать, кто такой Рэндолф Смит?

— Не имею ни малейшего желания.

Тем не менее она ему объяснила:

— Мужчина, за которого я должна была выйти замуж.

— Но не вышли, — сказал Трэвис. Ее сообщение его явно заинтересовало.

— Точно. Хотя была готова это сделать.

— Насколько готовы?

Она покраснела еще сильнее.

— Вы собираетесь проводить меня в Голден-Крест или нет?

Ну нет, он не даст ей сменить тему разговора, пока не услышит ответ на свой вопрос.

— Так насколько? — повторил он.

— Я ждала его у алтаря, — тихо проговорила Эмили. — А он не появился, — добавила она и отвернулась.

— Он вас бросил? Ну я вам скажу… С его стороны подло так обойтись с вами, — сказал он, подчиняясь душевному порыву. — Не могу себе даже представить, как он мог в последнюю минуту передумать!

Трэвис кривил душой: он отлично понимал, почему старина Рэндолф вдруг передумал. Просто вовремя опомнился, вот и все. Интересно, а не пыталась ли Эмили всадить в него пулю? Если да, то на его месте любой мужчина, даже полоумный, круто развернулся бы и что есть сил рванул в противоположную сторону.

— Значит, свадьба не состоялась, — полувопросительно заметил он, не зная, что еще сказать.

В глазах Эмили он прочитал страстную надежду и догадался что она ожидает от него чего-то большего, чем простое сочувствие. Ну что же… Он постарается ее утешить.

Некоторые мужчины не хотят оказаться связанными с одной женщиной на всю жизнь. Может, Рэндолф из их числа.

— Нет, он не такой.

— Послушайте, мэм, я ведь пытаюсь успокоить вас.

— Хотите знать, почему он не явился в церковь?

— Вероятно, вы в него стреляли?

— Нет, ничего такого я не делала.

— В общем-то причина не так уж и важна. Свадьбы не было, вот и все.

— Да свадьба-то как раз была. Разве я не говорила, что моя сестра тоже не пришла в церковь, мистер Клейборн?

— Да вы шутите?!

— Я говорю вполне серьезно.

— Так ваша сестра и Рэндолф…

— Да, они поженились.

Он пришел в ужас:

— Господи, что же у вас за семья? Вас предала родная сестра?

— Ну, мы никогда не были особенно близки, — заметила Эмили.

Он, прищурившись, посмотрел на нее.

— Ничего не могу с собой поделать, но, сдается мне, вы отнюдь не в отчаянии. — Трэвис недоуменно покачал головой: он не понимал, почему рассказ девушки так заинтриговал его и почему он испытывает непреодолимое желание как следует дать неведомому Рэндолфу Смиту по носу за его жестокое поведение, если тот ему когда-нибудь встретится. А ведь он, Трэвис Клейборн, и понятия не имеет, что за штучка эта мисс Эмили Финнеган. Так какого черта он из-за нее переживает?

Эмили прочитала в зеленых глазах явное сочувствие и вспыхнула:

— Не смейте меня жалеть, мистер Клейборн!

Казалось, она снова собирается его ударить. Возникшее было чувство симпатии мгновенно испарилось.

— Возможно, вы сами виноваты в том, что произошло, — произнес он и подтвердил сделанное заявление энергичным кивком, давая Эмили понять, что именно так и думает.

Если взгляд способен кого-то убить, то сейчас Трэвису Клейборну полагалось лежать в гробу.

— Почему вы так считаете? — обиженно спросила девушка и вызывающе сложила на груди руки; при этом она случайно задела его зонтиком, но поскольку Трэвис Клейборн высказал столь необоснованное и оскорбительное мнение, и не подумала извиниться.

Решив, что она стукнула его намеренно, он схватил зонт, бросил его на сумки и ответил:

— Да потому, что вы сами выбрали неподходящего, недостойного вас, бессовестного человека. Вы совершили ошибку, но нет худа без добра; вам повезло, что не вы стали его женой.

За эти слова Эмили тут же простила ему все обвинения: она поняла, что Трэвис вовсе не груб и не жесток, а просто честен и привык говорить то, что думает. К тому же он прав: она действительно выбрала неподходящего человека…

— Так вы собираетесь отвезти меня в Голден-Крест или нет?

— А что случилось с сопровождавшей вас парой?

— О ком вы?

— То есть как это о ком?

— Ну, какую пару вы имеете в виду— спросила Эмили.

Он внимательно посмотрел на девушку.

— А сколько их было?

— Три.

— Три человека или три пары?

— Пары, — кивнула Эмили и смущенно опустила глаза: тема была ей явно неприятна. Трэвис вспомнил слова Коула о суеверном страхе обитателей Притчарда, вызванном историями с сопровождающими мисс Финнеган. Пожалуй, ему тоже следует быть настороже, хотя волноваться поздновато. И все-таки, прежде чем отправляться с этой девицей в путь, надо уточнить все детали, дабы обеспечить себе безопасность.

— Итак, у вас было шесть сопровождающих?.. — на всякий случай уточнил он.

— Путешествие очень долгое, мистер Клейборн, — дипломатично ответила Эмили.

— И что же случилось с первой парой?

— Джонсонами?

— Ну хорошо, с Джонсонами, — согласился он, желая услышать ее рассказ. — Что произошло с ними?

— О, это настоящая трагедия!

Именно такого ответа он и ждал.

— Не сомневаюсь. Что же вы с ними сделали?

Она возмущенно выпрямилась.

— Ничего я с ними не делала! Они заболели в поезде. Думаю, съели что-то некачественное, ведь пострадали не только они, но и еще несколько пассажиров. Поэтому Джонсоны остались в Чикаго. Уверена, сейчас они уже совершенно здоровы.

— А другая пара?

— Вы о Портерах? Тоже кошмар, — согласилась она.



— И они заболели. Рыба, понимаете ли.

— Рыба?

— Да, они поели рыбы. Думаю, она была испорченная; Я предупреждала мистера Портера, но он не послушал и съел.

— И?..

— Их с женой сняли с поезда в Сент-Луисе.

— Отравление рыбой часто бывает смертельным, — заметил Трэвис.

Эмили энергично закивала.

— Для мистера Портера оно именно таковым и оказалось.

— А миссис Портер?

— Она всех обвиняла в смерти мужа, даже меня. Можете себе представить! А ведь я умоляла его не есть рыбу. Но он такой упрямый!

— Так почему же она обвиняла вас?

— Потому что до этого заболели Джонсоны. Миссис Портер не сомневалась, что причина вовсе не в еде, а во мне. Но вам не стоит беспокоиться, сэр. Если вы не станете есть рыбу, я уверена, все обойдется.

— А третья пара? Они тоже чем-то отравились?

Эмили покачала головой.

— Нет. Но случилась ужасная…

— Трагедия, — подсказал он.

— Да, — недоумевающе ответила Эмили. — Откуда вы знаете? А-а, вы, наверное, уже слышали, что произошло с мистером Хейнсом!

— Нет, но догадываюсь. Так что же с ним стряслось?

— Его ранили.

— Я так и знал, что вы в кого-то стреляли! — вырвалось у Трэвиса.

— Не я! — выкрикнула она. — Почему вы считаете, что я на такое способна?

— Но меня же вы пытались застрелить, — напомнил он ей.

— Это вышло случайно.

— Ладно. Вы застрелили мистера Хейнса случайно, — пошутил Трэвис.

— Да нет же! Он играл в карты с одним мужчиной. Не помню, кто кого обвинил в мошенничестве, но слово за слово, и они сцепились, дело дошло до перестрелки. Но она была не очень серьезная, так, пустяковая. Правда, я испортила свою лучшую шляпу, когда мы с миссис Хейнс залезли под сиденье, чтобы в нас не попала шальная пуля. Пуля досталась мистеру Хейнсу. Рана оказалась не смертельной.

— Чем же все закончилось?

— Кондуктор перевязал мистеру Хейнсу руку, остановил поезд за Эммерсон-Пойнт и высадил их с женой, оставив на попечение городского доктора.

— И вы проехали остаток пути одна?

— Да. Я и в Голден-Крест отправилась бы сама, если б знала дорогу. Но хозяин гостиницы сказал, что мне нужен провожатый, потому я и искала кого-нибудь подходящего. Потом вы предложили свои услуги. Вы ведь поедете со мной? — с надеждой спросила она.

— Хорошо. Поеду.

— О, спасибо, мистер Клейборн! — прошептала Эмили. Она стиснула его руку и улыбнулась.

— Можете называть меня Трэвис.

— Хорошо. Я ценю вашу доброту, Трэвис.

— Дело не в доброте, просто я обещал проводить вас, и чем скорее мы тронемся в путь, тем скорее я смогу от вас, избавиться.

Она быстро отдернула руку и посмотрела на багаж.

— Если б я внезапно не вспомнила, что больше не собираюсь быть честной и прямой, как прежде, то сказала бы, что вы наглый и злой тип.

— С тех пор как вы заговорили со мной, вы были сама честность и прямота. Я не прав?

— Да, но повторяю, я только что вспомнила, что дала, себе слово больше не быть такой.

— На сей раз я не стану просить вас объяснить мне смысл ваших слов, — буркнул Трэвис. — Подождите здесь, пока я схожу за лошадьми. Да, кстати, Эмили, вы возьмете с собой в горы только две сумки. За остальными пусть съездит О'Тул. Оставьте их в. отеле. Олсен позаботится о том, чтобы ничего не украли.

— И не подумаю! — громко возмутилась Эмили. Все до единой сумки я возьму с собой. Оставить в отеле! Нет уж, спасибо вам большое!

— Не стоит благодарности.

Девушка стиснула зубы, наблюдая, как Трэвис шагает; вниз по улице. Какой он надменный! Странно, но от этого он нравился ей еще больше. Да, этот Клейборн — потрясающий парень. Жаль только, что у него такой противный характер.

Вздохнув, она заставила себя отвести взгляд. Какое ей дело до Трэвиса Клейборна? Она едет к мистеру О'Тулу, за которого должна выйти замуж, и ей не следует обращать внимание на то, как замечательно сложены другие мужчины.

Эмили с грустью подумала, что никогда не была баловнем в семье. Вот Барбара — другое дело. К ней же всегда относились как к чему-то надежному, привычному, вроде разношенной и удобной пары обуви. Но теперь это в прошлом. Больше она такой не будет.

Трэвис как раз собирался перейти через дорогу, когда девушка окликнула его.

— Трэвис, я должна вас предупредить! — весело крикнула она. — На меня ни в чем нельзя положиться — а очень ненадежный человек.

— А я в этом и не сомневался, — ответил он. —И с мозгами у вас явная проблема — это сразу видно.

Она удовлетворенно засмеялась. Трэвиса подобная реакция настолько удивила, что он резко остановился.

— Вы думаете, у меня не хватает винтиков, да? — радостно переспросила Эмили.

Бог свидетель, его оценка вызвала у нее почти восторг! Неужели эта глупышка не понимает, что он ее просто-напросто оскорбил?

Нет, не оскорбил, поправил себя Трэвис, а сказал истинную правду.

— Эмили!

— Да?

— А мистер О'Тул знает, что собирается жениться на ненормальной?

Глава 3

Девушка дулась на Трэвиса и не разговаривала с ним до самого привала. Ее гневные взгляды и беспрерывное высокомерное вздергивание подбородка забавляли Клейборна, но он не позволил себе не то чтобы расхохотаться, но даже улыбнуться — ведь тогда Эмили сразу поняла бы, насколько смешно и нелепо выглядит ее поведение. Пусть себе развлекается, если ей так легче…

В полдень они остановились, чтобы дать отдохнуть лошадям, как пояснил Трэвис; на самом деле он хотел, чтобы она сама отдохнула от седла. Мягко говоря, Эмили была не слишком опытной наездницей, и, глядя, как она подпрыгивает в седле и хлопается о жесткую кожу, он только головой покачивал. По страдальческому выражению ее лица Тревис без труда догадался о том, какие муки доставляет девушке эта поездка.

Когда бедняжка наконец спешилась, она едва держалась на ногах, однако, заметив невольное движение Трэвиса, тут же метнула на него сердитый взгляд: она ни за что не позволит, чтобы он помогал ей, и нечего смотреть на нее с таким сочувствием! Трэвис, усмехнувшись про себя, принялся разводить костер: они уже довольно долго ехали по горной тропе, ведущей вверх, поэтому воздух стал гораздо холоднее. Когда огонь благодаря немалым усилиям Клейборна разгорелся, они сначала немного согрелись, а потом молча поели. Трэвис уже начал думать, что путешествие, кажется, будет не слишком обременительным, но Эмили тут же разбила его иллюзии.

— Вы ведь все это специально подстроили? Специально да? А потом извинитесь передо мной. Тогда я, может, и прощу вас. Сознайтесь, Трэвис!

— Я ничего не делал намеренно! — возмутился он. — Вы сами перекинули правую ногу через седло, помните? И сами настояли на том, чтобы ехать в дамском седле. Откуда мне было знать, что вы никогда раньше им не пользовались?

— Да, но на Юге ездят в дамских седлах, — с апломбом заявила Эмили.

Трэвис едва не застонал.

— Но вы не с Юга. Вы из Бостона, — стараясь говорить спокойно, ответил он.

— На Юге дамы более утонченные. Это всем известно. Именно потому я и решила быть южанкой.

Он почувствовал, как в висках запульсировала кровь.

— Нельзя решить быть южанкой.

— Нет можно! Я могу стать кем угодно. Захочу — и буду.

— Но почему именно южанкой? — спросил Трэвис, хотя понимал почему.

— Ну-у… у них такое женственное произношение, они так красиво, я бы даже сказала, музыкально, растягивают слова… Я много тренировалась, чтобы научиться так говорить, и думаю, сумела достичь совершенства. Хотите послушать?

— Нет, не хочу, Эмили. И не все южанки ездят я дамских седлах.

Взгляд, которым девушка одарила его, заставил Трэвиса пожалеть, что он снова упомянул о седле.

— Большинство южанок ездят, — упорствовала Эмили. — И если я никогда раньше не садилась в такое седло, это вовсе не означает, что я не смогла бы этому научиться. Вы нарочно перекинули меня через лошадь, Я могла сломать себе шею.

— Я просто подсадил вас, — возразил Трэвис, услышав ее абсурдные обвинения. — Откуда я знал, что из этого получится? Как плечо? Все еще болит?

— Нет, я очень ценю то, что вы помассировали его и облегчили мне боль. Но поглядите, на что похоже мое платье! Оно все в грязи! Большое вам за это спасибо! Представляете, что подумает обо мне Клиффорд О'Тул?

— У вас на перчатке огромная дырка от пули. Может, он сперва обратит внимание на это? А кроме того, если он вас любит, какое для него значение имеет ваш внешний вид? Да никакого.

Эмили с хрустом откусила яблоко, а потом с откровенной прямотой заявила Трэвису:

— Не любит он меня. Да и не может любить. Он ведь меня никогда не видел.

Трэвис прикрыл глаза. Говорить с Эмили— все равно что пытаться переспорить Коула; безнадежное занятие.

— Значит, вы собираетесь выйти замуж за человека, с которым никогда не встречались? Вам это не кажется странным?

— Да нет. Вы когда-нибудь слышали о невестах, найденных по почте?

— Так вы одна из них?

— В некотором роде, — уклончиво ответила Эмили.

К нечно же, она таковой и была, но гордость не позволяла ей в этом признаться. — Мы с мистером О'Тулом перепивались. Думаю, что узнала его достаточно хорошо. Он очень ярко и образно пишет. Более того, он поэт.

— Он писал вам стихи? — насмешливо улыбнулся Трэвис.

Эмили привычно вздернула подбородок.

— А что тут смешного? Стихи у него замечательные!

Да перестанете вы наконец ухмыляться? Они очень красивые. Совершенно ясно, что он весьма интеллигентный человек. Можете почитать письма, если не верите. У меня они все с собой, в одной из сумок. Могу достать.

— Я не хочу читать чужие письма. Лучше объясните, почему вы решили выйти замуж за незнакомого человека.

— Я попыталась выйти за знакомого. И что из этого получилось?

— Поэтому вы и кинулись переписываться с О'Тулом? После того, как вас бросили? Так или нет?

— Не совсем. Я хотела, чтобы история с Рэндолфом стала последним разочарованием в моей жизни.

— Как это? — удивился Трэвис, тщетно пытаясь понять, каким образом она собирается избежать разочарований в будущем.

Эмили, казалось, прочла его мысли.

— Я не спала всю первую брачную ночь, если ее можно так назвать.

— Вы плакали?

— Да нет. Я размышляла. И пришла к выводу, что Мне надо измениться. Я всегда была слишком откровенной и прямодушной. Ну что ж, больше не буду. Спасибо большое.

— Почему же тогда вы так откровенны со мной?

Эмили пожала плечами.

— Да, наверное, зря, — вздохнула она. — Но завтра я с вами распрощаюсь, и мы никогда больше не увидимся. Так что ничего страшного, если вы вдруг заметите в моих словах или поведении фальшь.

— Когда человек пытается казаться иным, чем он есть на самом деле, он только себе делает хуже.

Эмили покачала головой.

— Я была самой собой, но ничего хорошего из этого не вышло. Поэтому я решила переделать себя и избавиться от прямолинейности, простодушия и надменности.

— Вы просто переутомились. Устали. Правда? — «И еще, мэм, у вас не все в порядке с головой», — добавил он про себя. — Задета ваша гордость? Ничего, вы с этим справитесь.

Рыцарское отношение Трэвиса стало раздражать девушку.

— Я знаю, что делаю. Гордость тут ни при чем. Я всегда была очень обязательной, много трудилась, и что же? Может, привести пример? — Не дожидаясь ответа, она ринулась в атаку: — Рэндолф хотел работать в банке. Он почти заканчивал учебу, когда мы обручились. Учился он неважно и даже опасался, как бы его не попросили оставить университет. Я ему говорила, что если б он не принимал все приглашения, которые ему присылали, и не торчал на вечеринках, то у него бы оставалось больше времени для дела. Но он меня и слушать не хотел. Однажды Рэндолф попросил меня помочь ему выполнить одну работу, а я, дура, написала всю ее сама, и даже несколько вариантов. Угодить видите ли, хотела. Предполагалось, что он просто использует написанное как вспомогательный материал. И что я узнала! Мой нежный друг поступил очень просто: оставил свое имя на первой странице и отдал преподавателю как свой труд. Разве это честно? Вы спросите, понес ли он наказание за эту ложь? Хм, «его» работу так высоко оценили, что один из самых престижных банков Бостона пригласил Рэндолфа к себе, на очень хорошее жалованье. Вот тут-то моя сестра им и заинтересовалась. Смешно, да? Если б я ему не помогла, он не оказался бы в столь выгодном положении, а Барбара не обратила бы на него никакого внимания. Как известно, на ошибках учатся. Вот и я сделала соответствующий вывод. Так что у нас с мистером О'Тулом все будет хорошо. Рэндолф нарушил данное мне обещание. Мистеру О'Тулу я этого не позволю.

— Интересно, каким образом?

Она не обратила внимания на его вопрос.

— Может, он и не настолько богат, как Рэндолф, но живет в таком красивом и диком краю, на великолепной, почти девственной земле, а это мне очень нравится. Я не люблю город. До сих пор не могу к нему приспособиться. Знаю, вам этого не понять, вы живете здесь всю жизнь, но я в городе просто задыхаюсь. Воздух грязный, на улицах толпы народу, везде высоченные дома, из-за которых не видно неба.

— Но разве вы не собирались жить с Рэндолфом в Бостоне?

— Он обещал мне, что через год после свадьбы мы переедем на Запад. Отец был просто в ужасе. Он считал, что хорошее жалованье в банке гораздо важнее моих прихотей.

— Нет, деньги не самое главное в жизни. До сих пор помню, каким кошмаром был для меня Нью-Йорк.

Эмили удивленно раскрыла глаза.

— Вы жили на Востоке?

— До десяти или одиннадцати лет.

— А почему уехали?

Трэвис собирался всего лишь коротко ответить на вопрос, не вдаваясь в подробности, но Эмили, оказалось, умеет слушать, и его, что называется, понесло. Полчаса он рассказывал ей о братьях, сестре, ее муже, маме Роуз. Эмили пришла в полный восторг от его семьи, улыбнулась, услышав, что он намерен стать адвокатом, а когда он сообщил о приезде мамы Роуз, на глазах ее выступили слезы — Трэвис готов был в этом поклясться.

— Какой вы счастливый! У вас такая любящая семья,..

Он энергично кивнул.

— А ваша?

— У меня семь сестер. Я надеюсь, что в один прекрасный день кто-то из них приедет навестить нас с мистером О'Тулом. У него большой дом с винтовой лестницей. Он написал мне про это в одном из писем.

Трэвису было абсолютно наплевать на дом, в котором она собиралась жить.

— Вы пожалеете, если выйдете замуж за нелюбимого человека.

Эмили пропустила его замечание мимо ушей. Она пригладила волосы, но непослушные локоны снова упали ей на лицо. Эта девушка могла быть просто очаровательной! И удивительно женственной. Если бы она к тому же научилась держать себя в руках, то была бы настоящим совершенством.

Трэвис решил поделиться с ней своими мыслями.

— Знаете, в чем ваша проблема?

— Да, знаю, — ответила она. — Мне стоило поучиться у своей сестры. Барбара все время старается показать что в ней нет ни капли практичности, основательности, какого-либо знания жизни. Она притворяется слабой, беспомощной, требующей заботы и опеки. И при этом безудержно флиртует.

— Никакому мужчине не нужна беспомощная женщина. А практичность в этих местах очень кстати. Она высоко ценится, — веско произнес Трэвис и встал, не дожидаясь, пока Эмили начнет спорить. Он с наслаждением потянулся, а затем начал собирать мелкие камни, чтобы завалить костер.

К его удивлению, Эмили принялась ему помогать, и они закончили свое дело в две минуты, Неожиданно Трэвис встревожился. А не слишком ли много он поведал ей о себе и своей семье? И почему это он так распелся? Не в его правилах рассказывать посторонним людям о личной жизни.

Впрочем, он не считал Эмили совершенно посторонней. Просто она… другая. Трзвис Клейборн никак не мог понять, что с ним творится, но твердо знал — эта девушка явно произвела на него впечатление. Этого он отрицать не мог. Внутренний голос предупреждал соблюдать дистанцию. Но тело требовало совсем иного. Несколько раз он пытался представить, каково было бы заняться с ней любовью, рисовал ее себе обнаженной…

Эмили казалась ему великолепной. Полная грудь» тонкая талия, стройные бедра… Да, он точно не разочаровался бы.

Впрочем, что толку от подобных мыслей? Трэвис не собирался уступать своим желаниям, но и не осуждал себя за фантазии, возникавшие в его голове. Несомненно, Эмили весьма и весьма привлекательна, а он, как и любой обитатель этих диких мест, умел ценить женскую красоту.

Нет, его не тревожило то, что он испытывает физическое влечение к Эмили Финнеган, — с ним он легко мог совладать. Трэвиса беспокоило другое: ему по-настоящему начинало нравиться ее общество, хотя он никак не мог взять в толк почему, ведь эта девушка такая странная.

Слушая совершенно несуразные речи Эмили, он искренне улыбался.

Ему доставляло удовольствие смотреть на нее. Но в этом нет ничего плохого, сказал себе Трэвис. Вот если бы он отворачивался от Эмили, это выглядело бы неестественно и подозрительно: в конце концов, он здоровый, полный сил мужчина, а она, как назло, становится все прелестнее. Что, правда, отнюдь не означает, что он совершенно ею околдован.

Когда Трэвис все себе разъяснил, ему стало гораздо легче и складки на его лбу разгладились. Заметив, что девушка скармливает лошади огрызок яблока, он усмехнулся. Беспомощная, слабая и изнеженная женщина побоялась бы даже подойти близко, а остатки яблока просто бросила бы на землю. Неужели Эмили не понимает, как трудно ей будет убедить Клиффорда О'Тула в том, что его невеста — беззащитное, нежное создание?

Эмили направилась к ручью, чтобы умыться, а Трэвис остался ждать ее возле лошадей. Когда она вернулась с порозовевшими от холодной горной воды щеками и, радостно улыбнувшись, сообщила, что сегодня выдался прекрасный день, Клейборн почувствовал, как у него дрогнуло сердце и перехватило горло. Он подумал, что неплохо было бы поцеловать ее, но тут же приструнил себя.

— Я готова ехать, Трэвис.

Он засуетился:

— Да, пора: мы и так впустую потратили здесь два часа.

— И вовсе не впустую. Было… было очень приятно.

Он пожал плечами.

— Помочь вам сесть на лошадь.

— И снова перекинуть меня через нее? Думаю, не стоит.

Эмили несколько раз подпрыгнула, прежде чем попала ногой в стремя. Когда Трэвис хотел настоять, чтобы она все-таки разрешила ему помочь, девушке наконец удалось сесть в седло. Одарив его сияющей, победоносной улыбкой, она горделиво вздернула подбородок, но тут же сникла, так как Трэвис, вскочив на лошадь, небрежно бросил:

— Беспомощная женщина наверняка попросила бы помочь ей.

Наверное, он тоже немного сумасшедший, подумал Клейборн, раз мисс Эмили Финнеган так ему нравится. Другой причины тут быть не может.

Глава 4

Они молчали до самого оврага, через который Трэвис собирался переправиться и тем самым сократить путь. Но Адам оказался прав: дожди сделали свое дело, и овраг до краев был полон воды.

— Неужели вы намерены перебираться через реку здесь? Надо поискать мост.

— Никакого моста нет. И это не река, а просто овраг.

Лошадь Эмили явно пугала близость воды, и она попятилась, Трэвис тотчас оказался рядом, схватил уздечку и притянул лошадь к себе, чтобы она не поднялась на дыбы.

— Она, наверное, чувствует, что придется войти в воду, а купаться, видимо, не любит, — с тревогой сказала Эмили.

— Нет-нет, этого не будет, — успокоил он ее. — Здесь через овраг не перебраться.

Эмили заметила, что их ноги соприкасаются, но ей и в голову не пришло отодвинуться. Девушке нравилось быть рядом с Трэвисом —~ с ним она чувствовала себя в полной безопасности, но вместе с тем ощущала какую-то неловкость. Да что это с ней? Она сама не понимала.

— Да, здесь через овраг не перебраться, — повторила она, похлопывая лошадь по холке.

Трэвис молча наблюдал, как девушка старается успокоить животное.

— Ну и что дальше? — спросила Эмили.

— Дальше? Путешествие в Голден-Крест удлинится по крайней мере на два дня. А может, и на три.

Эмили едва сдержала вздох облегчения. Господи, да что с ней происходит? Ее встреча, а стало быть, и брак, с мистером О'Тулом откладывается на целых два дня, а она вместо естественного в подобном случае огорчения испытывает такое чувство, словно отодвинули час ее казни. Просто удивительно!

— Черт знает что… — пробормотала девушка.

— Что вы сказали? — переспросил Трэвис. Она покачала головой:

— Ничего особенного.

Эмили не хотела говорить правду. И не хотела смотреть на него, опасаясь, что он заметит, как она рада непредвиденной задержке в пути.

Да, очевидно, Трэвис был прав, когда сказал, что у нее не все в порядке с головой, если она решила выйти замуж за человека, которого ни разу в жизни не видела.

А может быть, у нее просто так называемая предбрачная лихорадка? С некоторыми невестами это случается. Ну да, конечно же. Надо бы еще раз перечитать письма мистера О'Тула. Они ее успокоят. Ведь там каждая строчка написана от души, сразу видно, что автор — чувствительный и заботливый человек и что он будет холить и лелеять ее до самой смерти. Лучшего мужа и пожелать трудно. Так что же ей еще надо?

«Любви», — призналась себе Эмили, и ее сердце екнуло. Она хотела бы любить своего жениха так же сильно, как он, судя по всему, уже любит ее…

— Вы не собираетесь упасть в обморок, Эмили?

— Я никогда не падаю в обморок. А почему вы спрашиваете?

— Вы ужасно побледнели.

— Должно быть, от разочарования, — нашлась она. — Вы ведь тоже, наверное, разочарованы — из-за меня застрянете в горах еще на пару дней. Разве не так?

— Не сказал бы. А почему вы так торопитесь попасть в Голден-Крест?

— Но я должна…

— Вы любили Рэндолфа?

Она удивилась вопросу:

— Почему вы про него вспомнили?

Трэвис пожал плечами.

— Вы его любили?

— Вероятно.

— «Вероятно»! Что за ответ! Вам нравилось, как он вас целовал?

— Ради Бога! Об этом спрашивать неприлично. Вы заметили, что собирается дождь?

— Да, — согласился Трэвис. — Так вы ответите на мой вопрос?

Эмили нарочито громко вздохнула, давая понять, как сильно он раздражает ее, и нехотя произнесла:

— Я даже не могу сказать, нравилось или нет. Нормально целовал. Вот и все.

Трэвис расхохотался.

— Что я сказала смешного?

Он промолчал. Но ответ девушки доставил ему удовольствие. Не могли ей нравиться поцелуи старины Рэндолфа, если она говорит, что они «нормальные».

— Где мы остановимся на ночь? — спросила Эмили, желая сменить опасную тему.

— У Генри Билингса. Его лачуга примерно в двух милях езды отсюда. Еда там скверная, но постели чистые и сухие. Если мы поторопимся, то успеем добраться до этой благодати, прежде чем начнется дождь. На что это вы так пялитесь, Эмили?

— На ваши глаза! — выпалила Эмили и покраснела, словно ее застали на месте преступления. — Они совершенно зеленые. Братья смеялись над вами в детстве?

— Из-за цвета моих глаз?

— Да н-нет… а потому что… — отвернувшись, пробормотала девушка.

До нее вдруг дошло, что она собирается сказать, и Эмили почувствовала, как лицо ее вспыхнуло от стыда. Боже, она чуть не спросила Трэвиса Клейборна, не подшучивали ли над ним братья из-за его красоты! Да ляпни она такое, и он весь остаток пути будет осыпать ее колкостями, а делать он это умеет.

— Так из-за чего они могли надо мной смеяться? — снова поинтересовался Трэвис.

Эмили осторожно взглянула на него, подыскивая правдоподобный ответ.

— Из-за… роста, — запинаясь, наконец проговорила она.

— В детстве я не был высоким. Во всяком случае, не выше ровесников, — стараясь сдержать раздражение, сказал он.

— Если вы будете говорить столь снисходительным тоном в суде, то проиграете любое дело. Это так, дружеское замечание, — добавила девушка, когда он недоуменно взглянул на нее.

— А если вы будете и дальше смотреть на меня так, как сейчас, я могу подумать, что вы ждете поцелуя.

— Ничего подобного!

— Тогда перестаньте глядеть на мои губы.

— А куда же мне смотреть, Трэвис?

— На воду, — резко бросил он. — Смотрите на воду. Вы действительно не хотите, чтобы я вас поцеловал?

От его слов у Эмили перехватило дыхание. Она понимала, что играет с огнем, но не могла отвести взгляд от Трэвиса. Ей совсем неинтересно смотреть на воду. Ей хочется смотреть только на него. Да что же это с ней происходит?!

— Наверное, будет не очень хорошо, если вы это сделаете. Ведь я еду к жениху и…

— Нельзя выходить замуж за незнакомца, Эмили, — мягко проговорил Трэвис.

— А вам-то какое дело? — возмутилась она.

У Трэвиса не было готового ответа на ее вопрос.

— Меня всегда волнуют чужие глупости, секунду помолчав, сказал он.

— Вы считаете меня дурочкой.

— На воре и шапка горит…

Остаток пути Эмили и Трэвис проехали молча.

Глава 5

Из бревенчатого домика им навстречу вышел Генри Билингс, мужчина средних лет, лысый, как скала, и такой же разговорчивый. Он что-то буркнул себе под нос. Эмили расценила это как приветствие, хотя не разобрала ни слова. Генри даже не взглянул на девушку — просто махнул рукой, чтобы она шла за ним в дом. Внутри он кивнул в сторону закрытой двери одной из комнат, давая понять, что там Эмили предстоит провести ночь.

В самой большой комнате стояли узкие кровати, посередине — деревянный стол, который с трех сторон окружали скамейки, четвертую занимала пузатая печь.

Трэвис вел себя так, будто они с Генри добрые друзья; за ужином он сообщил ему все последние новости, Эмили же не проронила ни слова. Она сидела рядом с Трэвисом, пытаясь заставить себя съесть подозрительного вида суп. Но от варева исходил такой мерзкий запах, что она не смогла проглотить хотя бы ложку и, поскольку хозяин не обращал на нее никакого внимания, отодвинула тарелку и Удовольствовалась куском черного хлеба, который запила молоком.

Закончив свой скудный ужин, Эмили извинилась и направилась в отведенную ей комнату. Потом вдруг вернулась и спросила Трэвиса:

— Мы завтра будем в Голден-Крест?

Он покачал головой.

— Нет. Послезавтра. На следующую ночь мы остановимся у Джона и Милли Перкинс. Они сдают комнаты.

Пожелав мужчинам спокойной ночи, Эмили закрыла за собой дверь.

Утром она вышла с сумкой в руках, вся в розовом. Этот цвет ей очень шел. Черт побери, она становилась все красивее! Трэвису нестерпимо захотелось поцеловать девушку. Стараясь сдержаться, он нахмурился и поклялся себе не приближаться к Эмили, как бы соблазнительно ни выглядела она. Он будет поддерживать только разговоры на общие темы.

День выдался погожий, у Эмили было прекрасное настроение — во всяком случае, ей явно не хотелось ни о чем спорить и вступать в пререкания, — и они вели философские беседы.

Она призналась, что любит читать. Он посоветовал ей одолеть «Республику» Платона.

— Там все о правосудии, — пояснил Трэвис.

— Мне было очень интересно. Думаю, вам книга тоже, как и мне, понравится. Мама Роуз подарила мне экземпляр в кожаном переплете вместе с дневником. Это мои самые ценные вещи.

— А зачем она подарила дневник?

— Она сказала, что я должен описывать в нем все дела, которые буду вести в суде. А когда уйду на покой, в одной руке у меня будет «Республика», а в другой — дневник. Она надеется, что тексты не будут противоречить друг другу.

— Весы правосудия… — прошептала Эмили, на которую мудрость матери Трэвиса произвела сильное впечатление.

Она засыпала его вопросами о книге Платона; они говорили о различных законах, о том, какими должны быть судья, адвокат… Трэвису настолько понравилось беседовать с ней, что он даже пожалел, когда разговор закончился.

А потом он, допустил ошибку: снова сделал ей замечание.

— Эмили, вы себе противоречите. Вы умны, достаточно образованны…

— Но? — спросила она.

— Но поступаете необдуманно. Даже глупо, если говорить откровенно.

Она разозлилась:

— Мне кажется, я не интересовалась вашим мнением.

— Но тем не менее я вам его высказал, — ответил он. — Вы же только что страстно рассуждали о честности и справедливости! Неужели так трудно понять, что ваше намерение выйти замуж за абсолютно незнакомого человека…

Начался новый спор, который продолжался до самых ворот Перкинсов.

Трэвис произнес целую тираду. Он привел по крайней мере два десятка доводов, из которых следовало, что Эмили Финнеган не может стать женой мистера О'Тула, Но именно последний оказался самым убедительным.

— Да вам ни за что не удастся изобразить из себя этакий изнеженный, слабый цветочек, Эмили!

— Я слабая, черт побери!

Он хмыкнул.

— Ну да. Как медведь гризли.

— Если для вас единственный способ доказательства — это оскорбление, то помоги Господи вашим клиентам.

Трэвис спешился и помог Эмили слезть с лошади; его руки задержались на талии девушки дольше, чем это было необходимо.

— Удачный брак требует усилий, а его основа — честность.

— Откуда вы знаете? Вы ведь никогда не были женаты?

— Не важно.

— А флиртовать честно?

Вопрос ошарашил его своей неожиданностью. Трэвис на минуту задумался.

— Иногда честно. Флирт — составная часть ухаживания. Но я лично думаю, это честно лишь тогда, когда женщина ведет любовную игру с мужчиной, на которого положила глаз.

— Положила глаз? Значит, по-вашему, она может флиртовать только с тем, за кого решила выйти замуж?

— Совершенно верно. Именно это я имел в виду. Флирт — первый шаг долгого пути в поисках нужного мужчины или женщины. Мужчины ведь тоже флиртуют, сами знаете, только иначе, чем женщины.

— Ну разумеется, иначе, — раздраженно буркнула Эмили: спор с Трэвисом выводил ее из себя. — Но я с вами согласна: любовь — сплошная игра. Разве нет? В нее играют и мужчины, и женщины. Впрочем, это весьма безопасное занятие. Мужчинам нравится, когда женщины с ними флиртуют — с апломбом заявила Эмили, вспомнив, с какой легкостью Барбара на вечеринках собирала подле себя кавалеров. Они роились вокруг нее, словно пчелы вокруг пчелиной матки.

— Нет, большинству не нравятся кокетки, — упрямствовал Трэвис. — Мужчины гораздо умнее, чем вы о них думаете. И терпеть не могут, когда ими пытаются управлять.

— Не стоит говорить со мной таким снисходительным тоном. Я терпеливо слушала ваши доводы весь последний час и ни разу не позволила себе подшутить над вами или посмеяться. Хотя, не скрою, мне этого очень хотелось. Теперь моя очередь. А то мне так и не удастся доказать вам свою правоту.

— В чем именно? — лукаво спросил Трэвис. Эмили понимала, что он намеренно поддразнивает ее.

Ну нет, ничего у него не выйдет — она на эту удочку не попадется. Девушка уставилась на пуговицы его рубашки, чтобы не отвлекаться, и сказала:

— В других обстоятельствах я за минуту доказала бы вам, что женщины, которые ведут себя в полном соответствии со своей принадлежностью к слабому полу и стараются выглядеть нежными маргаритками, гораздо больше привлекают мужчин, чем твердо стоящие на земле, трезвомыслящие и сильные духом особы. Вот так.

— Неужели вы и в самом деле полагаете, что беспомощная, не приспособленная к жизни женщина, которая только и умеет, что игриво взмахивать ресницами и покорно внимать каждому слову мужчины, — это самая соблазнительная для него приманка?

— Да.

— Вы непробиваемы, как дуб.

Эмили пропустила сей критический выпад мимо ушей.

— Просто хорошо изучила предмет, Трэвис.

— Интересно, какие же условия вам понадобились бы для доказательства своей правоты? — спросил Трэвис.

— Бостон, — бросила Эмили и, махнув рукой в сторону дома Перкинсов, продолжила: — Я не собираюсь привлекать к себе внимание на глазах у посторонних людей.

Это глупо, а возможно, и опасно. В Бостоне мужчины более воспитаны, они знают, как джентльмены должны обходиться с дамами. В конце концов, есть определенные правила игры, и они им известны. О здешних мужчинах я этого сказать не могу, поскольку вообще незнакома с ними.

— Уверяю вас, что большинство из них тоже джентльмены. Но есть и такие, кому наплевать на правила игры, на приличия и хорошие манеры, — эти могут просто-напросто украсть даму. Это вам следует иметь в виду. А раз уж я вас сопровождаю, значит, отвечаю за то, чтобы с вами ничего не случилось. И учтите: мне вовсе не улыбается перспектива из-за вашего глупого поведения нарваться на неприятности. Кроме того, нам предстоит плотно пообедать. Ввязываться в драку, тем более убивать кого-то очень вредно для пищеварения.

Трэвис произнес все это с комически серьезным видом, и Эмили с трудом удержалась, чтобы не расхохотаться.

— Стало быть, лишь забота о собственном пищеварении способна удержать вас от желания пристрелить человека?

— Ну-ну… почти, — неохотно признался Трэвис, и в глазах его блеснули веселые огоньки.

— Не верю. Вы надо мной смеетесь. А истинный джентльмен никогда бы себе такого не позволил.

— Ладно, Эмили, об этом уже был разговор. Я вам сразу сказал, что не отношу себя к этой категории. Но все равно вы должны радоваться тому, что вас сопровождаю именно я.

Девушка настолько удивилась подобному заявлению, что даже не оттолкнула руку Трэвиса, обхватившую ее талию.

— Любопытно узнать почему.

— Потому что… Как я вам уже объяснял, это налагает на меня определенную ответственность, а иначе я, вполне вероятно, сам бы вас украл.

Несколько грубовато, но очень приятный комплимент, подумала Эмили. Она покачала головой, давая понять, что не такая доверчивая, как ему кажется. Потом засмеялась, но вдруг умолкла, заметив, что на его лице улыбки не было.

— Мы оба понимаем, что вы шутите. Так что прекратите морочить мне голову. Вы же не…

— Вам лучше не флиртовать со мной.

— Я и не собираюсь! =— возмутилась Эмили. — И почему вы меня до сих пор держите?

— Потому что так легче…

— Что легче?

Он медленно наклонил голову.

— Поцеловать вас.

Девушка даже охнуть не успела, как он прижался к ее губам и осторожно раскрыл их; его язык проник внутрь, и Эмили вздрогнула, опьяненная неистовой и нежной лаской. Закрыв глаза, она обвила руками шею Трэвиса и прильнула к нему. Где-то в глубине сознания вспыхнула мысль, что надо немедленно вырваться из его объятий. «Да-да, я непременно это сделаю, вот только отвечу на его поцелуй», — подумала Эмили и тут же забыла обо всем на свете. Для нее перестало существовать все, кроме восхитительного ощущения его сильного тела, сладостной ласки его губ и языка. У Эмили кружилась голова, она словно растворилась в этом бесконечном поцелуе. Сердце ее билось как бешеное, по жилам разлилось блаженное тепло… Ей казалось, что сейчас она упадет без чувств…

Боже, умеет же он целоваться!

Трэвис сам не понимал, почему ему вдруг неудержимо захотелось поцеловать ее. Может быть, молчаливый призыв, который он прочитал в глазах Эмили и перед которым невозможно было устоять? А вдруг он ошибся и ничего подобного ей и в голову не приходило? Но как бы там ни было, Трэвис не стал бороться с этим желанием, от которого все равно не смог бы избавиться. Однако молодой человек не собирался допускать, чтобы охватившая его страсть взяла верх над здравым смыслом, и, как только почувствовал, что нарастает другое желание, тут же оторвался от губ девушки. Черт побери, до чего же соблазнительна эта Эмили Финнеган!

Она тоже отпрянула от него. Несколько секунд лицо ее сохраняло мечтательное выражение, но затем Эмили быстро пришла в себя.

— Послушайте, Трэвис Клейборн, вы не можете целовать меня каждый раз, когда вам заблагорассудится, — пробормотала она.

Чтобы доказать, насколько Эмили не права, он снова наклонился и крепко поцеловал ее. Когда Трэвис поднял голову, Эмили удовлетворенно вздохнула.

— Ну вот… Это был последний поцелуй, который вы от меня получили, — запинаясь проговорила она, пытаясь придать своему голосу твердость. Заметив, что он вздрогнул и недоуменно взглянул на нее, девушка, уже более уверенно, добавила: — Я сказала совершенно серьезно. Вы никогда больше не должны меня целовать.

Она подкрепила свои слова хмурым взглядом.

— Но вы ответили на мои поцелуи! Ваши губы раскрылись, я ласкал их, я чувствовал ваш язык.

Эмили покраснела; сердце ее снова забилось, а тело охватил жар.

— Я просто старалась быть вежливой, — выпалила: она и покраснела еще гуще, осознав, насколько нелепо прозвучало это, с позволения сказать, оправдание.

Трэвис расхохотался:

— Ну вы даете, мисс Финнеган! Если б я в принципе хотел жениться, ох и задал бы я жару старине Рэндолфу!

Эмили уловила в его заявлении какую-то ошибку, но ей понадобилась целая минута, чтобы понять, в чем дело.

— Клиффорду. Клиффорду О'Тулу. Рэндолф — тот, кто женился на моей сестре.

— Ах да, правильно. Тот, который вас бросил.

— Вам обязательно употреблять именно это слово?

— Ну не надо обижаться.

Внезапно Трэвис услышал скрип двери сарая, неподалеку от которого они стояли. Кто-то открывал ее изнутри. И хотя сарай находился на довольно безопасном для них расстоянии, Трэвис все же резко шагнул в сторону, чтобы загородить Эмили со спины. Он не считал, что чересчур перестраховывается: Клейборн знал, как много разного сброда шатается во владениях Перкинсов. Некоторые обитают как животные в горах — сбиваясь в банды, жестокие, не признающие никаких человеческих законов.

Но Трэвис успокоился, увидев мужчину, который перешагнул через порог и с важным видом направился к ним. Джек Хэнрахэн, по прозвищу Одноглазый Джек. Вид у него был еще тот: косматые рыжеватые волосы, не мытые несколько лет, угрюмая физиономия, напоминающая булыжник с несколькими вмятинами. У любого, кто не знал Джека, начинали поджилки трястись, когда тот бросал на него взгляд: казалось, Одноглазый сейчас разорвет его в клочья. Но Джек был чрезвычайно доволен своей ужасающей внешностью; он даже не прикрывал специальной нашлепкой вытекший глаз.

Каждый раз, глядя на Джека, Трэвис внутренне вздрагивал. Другие мужчины не были столь сдержанными и при виде Хэнрахэна менялись в лице, а леди так и вовсе могли хлопнуться в обморок. По словам старины Перкинса, это еще больше раззадоривало Джека, он просто урчал от удовольствия, видя подобную реакцию.

Внезапно у Трэвиса возник блестящий план. Наконец-то он заставит Эмили поумнеть и понять, насколько она не права а своих суждениях о мужчинах.

— Пожалуй, есть один способ, с помощью которого вы могли бы доказать свою правоту в нашем недавнем споре, — сказал ей Трэвис.

— В самом деле?

Девушка хотела повернуться и посмотреть, на что так пристально уставился Трэвис, но он удержал ее, положив руки на плечи.

— Вы действительно утверждаете, что на мужчин сильнее всего действуют женская беспомощность, кокетство, жеманничанье, лесть и всякая подобная чепуха?

— Да. Повторяю: я отлично изучила этот вопрос.

— Ладно, допустим, вы его изучили. А как насчет того, чтобы доказать? Прямо сейчас, на примере первого же мужчины, которого увидите?

— Думаете, не смогу? Прекрасно смогу, Трэвис.

— Вы настолько в себе уверены?

— Да. Я насмотрелась на сестру. Она могла всех мужчин в танцевальном зале превратить в кучу блох, скачущих вокруг нее, стоило ей лишь щелкнуть пальцами. — И она изящно изобразила это перед носом Трэвиса.

Клейборн расхохотался:

— Да поможет Бог вашему мужу, если он допустит какую-нибудь ошибку: уж вы-то сумеете выразить ему свое недовольство.

— Что вы хотите этим сказать?

— Не важно.

Трэвис предвкушал удовольствие от предстоящей и вполне заслуженной победы над ней. Он от души порадуется, поставив Эмили на место. От имени всех мужчин, которых она считает недалекими слюнтяями.

— Хотите заключить пари?

Хорошо воспитанная леди не станет даже отвечать на подобный вопрос, но… Эмили надеялась выиграть и поддалась искушению. Разумеется, у нее нет особой практики в покорении мужчин. Но она внимательно наблюдала за флиртующими в поезде дамами, за Барбарой — настоящим мастером своего дела, потому верила и в собственный успех.

— Сколько вы намерены ставить?

— Доллар.

— Ну давайте хотя бы пять. Для большего интереса.

— Хорошо, давайте пять, — согласился Трэвис.

— Но знайте, я ни за что на это не пойду, если у меня возникнет хотя бы тень подозрения, что своим поведением я задену чувства джентльмена, на примере которого буду доказывать свою правоту. Я ведь не обижу его, верно?

От мысли, что она беспокоится за чувства Джека Хэнрахэна, Трэвис едва не поперхнулся. Его душил смех.

— Не волнуйтесь. Объект очень стойкий. Ну как, спорим?

— Да. Но только если это совершенно безопасно, — снова поспешила уточнить Эмили.

— Я не допущу никакой опасности.

— Каковы ваши условия?

— Никаких условий, — ответил Трэвис. — Просто установим срок. Итак, сколько времени вам потребуется, чтобы с помощью своих пресловутых приемчиков покорить любого мужчину и выставить его полным дураком? Десяти минут хватит?

— Да, вполне достаточно. Вы уверены, что не хотите поставить никаких дополнительных условий? У меня нет желания выслушивать потом обвинения в нечестности.

— Нет, ничего такого не будет, — покачал головой Трэвис. — Просто вы должны пофлиртовать с первым мужчиной, которого увидите, — сказал он, а потом медленно повернул Эмили лицом к Джеку.

Он услышал, как девушка тихонько охнула, и удивился, что она удержалась и не вскрикнула.

— Вы хотите, чтобы я кокетничала с ним? — попятившись, в ужасе спросила Эмили.

— Его зовут Джек Хэнрахэн. И он первый мужчина, которого вы увидели. Все по уговору, верно?

— Да, но…

Эмили вжалась плечами в его грудь, Трэвис наклонился к ее уху и лениво протянул:

— Не помню, упоминал ли я, что Джек общепризнанный женоненавистник?

Эмили закрыла глаза.

— Нет. Не упоминали. А он не опасен?

— Ничего плохого он не сделает ни вам, ни любой другой женщине. Но вежливого обхождения от Джека не ждите. Говорят, у него характер как у гремучей змеи, но я думаю, вряд ли стоит обижать змей — они гораздо милее. Эмили, вы согласны признать свое поражение? Давайте пять долларов, и покончим с этим.

В его тоне послышались надменность и оскорбительная ирония. Ну уж нет! Она расправила плечи и собралась с духом. Она заставит этого Джека, похожего на дикаря, ловить каждое ее слово!

— Не спешите трубить победу, Трэвис. Стойте тут и смотрите. Это будет для меня великолепным испытанием и отменной тренировкой.

— Погодите минуту. А как я узнаю, что вы выиграли? — спросил он и неожиданно рассмеялся: Трэвис не мог удержаться, представив себе Джека, очарованного красивой женщиной и покорно выполняющего все ее желания.

— Да вы все сразу поймете.

Эмили расправила складки юбки, провела рукой по воротнику блузки и, произнеся про себя: «Господи, помоги!», — осторожно направилась к Одноглазому.

Трэвис продолжал ухмыляться, наблюдая, как она, чуть ли не насильно переставляя ноги, приближается к жертве. Он понимал ее волнение: Джек походил на голодного медведя, после зимней спячки выбравшегося из берлоги, к тому же от него исходил чудовищный запах. Да, Эмили, безусловно, храбрая девушка, если решилась расположить к себе подобного типа, — храбрая, но глупая, самоуверенная и упрямая. Разве нельзя было признать, что мужчины, несомненно, умнее женщин и что абсолютное большинство представителей сильного пола не поддается жалким уловкам особ, корчащих из себя слабое, беззащитное существо? Проверка ей, видите ли, понадобилась!

— Не забудьте про глаза! — напомнил он, делая вид, будто старается помочь.

Девушка обернулась:

— О чем вы?

— Ну, похлопайте ресницами, так же как передо мной в Притчарде. Джеку очень понравится.

Эмили было не до смеха.

Она резко отвернулась от Трэвиса и зашагала к мужчине, которого решилась приручить. Когда она подошла к нему, сердце у нее колотилось от страха где-то в горле…

Трэвис издали наблюдал за ними. Да, Джек непробиваем. Что бы Эмили ни пыталась говорить, он продолжал хмуриться. Клейборн мог поклясться, что слышит ворчание Одноглазого, когда тот отрицательно качал кудлатой башкой.

Десять минут еще не прошло, но Трэвис хотел предложить Змили сдаться. В общем-то это с самого начала было безнадежным делом. Он уже приготовился окликнуть ее, но тут Джек сделал нечто невероятное. Он улыбнулся.

Глава 6

Трэвис вздрогнул, заморгал, снова посмотрел на Джека: идиотская блаженная улыбка не сходила с лица Одноглазого. Вот он галантно подал Эмили руку, она тут же просунула ему под локоть свою и, нежно улыбаясь спутнику, повела его к Трэвису. Просто глазам не верится!

Клейборн почувствовал, что больше не в состоянии этого вынести. Он ошалело смотрел на приближавшуюся к нему странную парочку. Услышав, как Эмили говорит нараспев, пытаясь изобразить из себя южанку, он едва не застонал.

— Уверяю вас, Джек, вы настоящий джентльмен.

— Да я стараюсь, мисс Эмили. А мне очень нравится, как вы поете слова.

— Как это мило с вашей стороны! — Она взмахнула ресницами, словно кукла, и Трэвис аж зубами скрипнул. Его передернуло.

— Разрешите представить вас моему проводнику, мистеру Трэвису Клейборну из Блю-Белл, — проворковала Эмили.

Джек перестал улыбаться как ненормальный и бросил на Трэвиса свой обычный, угрюмый и злобный, взгляд.

— Я его знаю, — обвиняющим тоном произнес он. — Вроде бы я стрелял в тебя пару раз, а, Клейборн?

— Да, Джек.

— Ага, стрелял, — уверенно заключил Джек Хэнрахэн, утвердительно кивнув всклокоченной головой. Челюсть его угрожающе выдвинулась вперед, и Трэвис понял, что Одноглазый начинает злиться.

Эмили быстро отвлекла внимание Джека на себя:

— О, я так устала! Мы с мистером Клейборном уже много часов в пути, а я ведь не такая сильная, как вы, Джек.

Хэнрахэн мгновенно расплылся в улыбке и преданно взглянул на Эмили. Ни дать ни взять — настоящий дамский угодник!

— Ну конечно, вы очень нежная, это любому видно. У вас на костях и мяса-то почти нет. Клейборн мог бы пожалеть вас и не лететь сломя голову. Если хотите, мисс Эмили, я пристрелю его, ради вас.

— Нет! — затрепетав от ужаса, воскликнула девушка.

— Точно? А то я не прочь всадить в него пулю.

— Нет-нет, не надо, благодарю вас, Джек. Я сейчас сяду, и мне сразу станет лучше. Просто меня измотала дорога.

— Через минуту я усажу вас в удобное кресло, мисс Эмили. И вы отдохнете, — засуетился Одноглазый.

— Ой, Джек, вы меня просто балуете своей заботой, — нежнейшим голоском проговорила Эмили.

Тот едва не подпрыгнул от радости, и Трэвис понял, что девушке больше не надо ни говорить что-либо, ни хлопать глазами: Джек был полностью покорен этой хитрой особой. Трэвис, уже ничему не удивляясь, слушал, как Одноглазый обещает развести в камине огонь, чтобы она согрела ноги, принести ей чего-нибудь промочить пересохшее горло, подать ужин — для восстановления сил.

Трэвису хотелось убить Джека Хэнрахэна. Во имя справедливости: этот тип опозорил всех окрестных мужчин. Честно говоря, он даже и пули не заслуживает — жаль тратить ее на такого кретина и слюнтяя!.. Трэвис пристально посмотрел вслед парочке, завернувшей за угол дома, и направился за ними. Надо было бы сначала заняться лошадьми, ко он решил сперва проверить, нет ли в доме других гостей, и убедиться, что Эмили будет здесь в полной безопасности.

Джек открыл перед девушкой дверь, что полностью противоречило его натуре, и постарался захлопнуть ее прямо перед носом Трэвиса, что вполне этой натуре соответствовало. Собственная выходка, похожая на детскую шалость, так понравилась Джеку, что он чуть не подавился от смеха.

В доме их встретил Джон Перкинс, грузный мужчина с тройным подбородком и большим животом. Он выглядел незлобивым, добродушным человеком, улыбка его казалась абсолютно искренней, но Трэвис знал, что Джон, как и любой житель гор, может быть достаточно жестким. Мистер Перкинс не желал никаких неприятностей в своих владениях. Он считал, что любые конфликты должны улаживаться за порогом его дома. Судя по числу безымянных могил на склоне близлежащего холма, он имел основания для подобной точки зрения.

Обычно Джон радостно приветствовал гостей, но на этот раз у него, казалось, напрочь пропал голос. Уставившись на вплывающего в дверь Джека Хэнрахэна так, словно не верил собственным глазам, Джон буквально застыл на месте. Никогда в жизни мистеру Перкинсу не доводилось видеть улыбки на лице Одноглазого Джека!

— Похолодало, правда, Джон? — заметил Трэвис, проходя мимо него в столовую.

Жена Джона, Милли, тихонько взвизгнула, увидев улыбающегося Джека. Трэвис хмыкнул от удовольствия.

В столовой никого не было. Тем не менее, Клейборн настоял, чтобы Эмили села в угол, рядом с ним и спиной к стене. Одноглазый Джек устроился верхом на стуле напротив них; он то и дело нервно оглядывался, желая удостовериться, не пытается ли кто-нибудь подкрасться к нему сзади.

Джон оправился от потрясения раньше жены и поспешил к столу, держа в руке пистолет. Он остановился рядом с Трэвисом.

— Рад снова тебя видеть, — заметил он, быстро взглянув в сторону Хэнрахэна. — Милли, да оставь ты в покое фартук и поздоровайся с женщиной Трэвиса. Ты захомутался, что ли?

— Нет, я еще не женился.

Он представил Эмили пожилой паре и предложил Перкинсам поужинать вместе с ними.

Едва Миллн пришла в себя, она отвела глаза от улыбающейся физиономии Джека и посмотрела на Эмили. Казалось, она совершенно очарована девушкой. Трэвис заметил, как Милли невольно поправила волосы, разгладила фартук…

В молодости она была очень хорошенькой. Приятная внешность смягчала некоторую резкость в ее отношениях с людьми. С возрастом черты лица Милли заострились погрубели, но в глазах все еще сверкали прежние искорки.

— Поедим с гостями, Милли. Трэвис — наш друг, сказал Джон и, увидев, что жена продолжает молча смотреть на Эмили, раздраженно добавил: — Может, ты перестанешь наконец пялиться на эту женщину и принесешь нам ужин?

Но Милли не шелохнулась. Она лишь бросила на мужа такой взгляд, что Трэвис понял: как только супруги останутся наедине, Джону не поздоровится.

— Было время, когда у меня тоже вились волосы, как у нее, — задумчиво сказала Милли. — Может, они бы и сейчас вились, если б не отросли такие длинные.

— Уж не отрезать ли ты их собралась? — спросил Джон. Милли не ответила, продолжая внимательно разглядывать Эмили.

— Мистер Перкинс, вы ждете каких-то неприятностей? — посмотрев на пистолет в его руке, спросила Эмили, делая вид, что не замечает на себе пристального взгляда миссис Перкинс.

— Я всегда ожидаю неприятностей, — признался Джон. — Чтобы меня не застали врасплох.

— Со дня свадьбы Джон постоянно при оружии. Ведь Милли могут попытаться украсть, — пояснил Трэвис.

— О, прошли те времена. Кому я сейчас нужна! — перебила Милли. — Вот в молодости я и вправду была хорошенькая.

— Ты и сейчас хорошенькая, — сказал Трэвис. — Недаром Джон до сих пор ходит с оружием.

Милли покраснела от удовольствия и поспешно вышла из комнаты.

— А что вы тут делаете? Я имею в виду в горах? — поинтересовался Джон, бросив тревожный взгляд на Одноглазого Джека.

— Я сопровождаю Эмили в Голден-Крест. У нее там кое с кем встреча.

Девушка облегченно вздохнула — видимо, Трэвис не собирается рассказывать мистеру Перкинсу никаких подробностей.

Клейборн, покосившись на Хэнрахэна, подумал, что; больше ни секунды не вынесет дьявольской ухмылки на его физиономии.

— Эмили, скажи Джеку, чтобы он перестал улыбаться. А то у меня мороз по коже.

— По-моему, у него очаровательная улыбка, — ответила она и, потянувшись через стол, погладила Одноглазого по руке. — Джек, не обращайте на него внимания. Он просто не в настроении.

— Хотите, я пристрелю его, мисс Эмили?

На этот раз она нисколько не испугалась вопроса.

— Нет, Джек, но все равно спасибо за предложение. Трэвис решил больше не смотреть на Джека. Он снова повернулся к Джону и заметил:

— Сегодня ты без гостей.

— Да, но это ненадолго, — ответил тот. — Бен Корригэн ехал домой из Риверз-Бенд и завернул к нам с Милли. Он сказал мне, что сюда направляются пятеро иэ компании Мерфи. Они собираются у нас заночевать, но, если станут устраивать тут всякие гадости, я их вышвырну вон. Подлые, вороватые смутьяны. — Он повернулся и громко крикнул жене: — Милли, получше спрячь деньги, которые ты засунула в банку! — Снова посмотрев на Трэвиса, Джон добавил: — На твоем месте я бы глаз не спускал с твоей женщины. — Он бросил на Эмили выразительный взгляд.

Трэвис кивнул. Он не стал поправлять Джона и объяснять, что Эмили не «его женщина»: честно говоря, ему понравилось, как это звучит. Но тут Трэвис вспомнил, что скоро Эмили станет женщиной О'Тула, и нахмурился. Возможно, он никогда больше ее не увидит…

— Ты прав, Джон. Похоже, сегодня ночью мне не придется спать, — смирившись с фактом, сказал Трэвис.

— Почему это? — спросила Эмили.

Трэвис подумал, что и. она вряд ли сомкнет глаза, если он расскажет, на что способны люди Мерфи, а потому решил сменить тему разговора.

— Какие еще новости сообщил Корригэн?

— Он упомянул, что по округе шарит федеральный представитель Соединенных Штатов.

Джек Хэнрахэн вскинул голову. Он вдруг очень заинтересовался разговором.

— А чего ему тут надо? — рыкнул он. — Если представитель закона появится в этих местах, ничего хорошего не жди.

Джек, разумеется, говорил чепуху, но ни Джон, ни Трэвис не собирались с ним спорить.

— Он ищет преступников. Это настоящие звери. Корригэн говорит, что все удивляются, как только подобных подонков земля носит. Они убили женщину с ребенком. Девочке было всего три года. Таких сволочей надо вешать. Федеральный представитель хочет вернуть их в Техас и отдать под суд.

— Он из Техаса?

— Так сказал Корригэн.

— А он не говорил, как его зовут?

— Да что-то не припомню. А чего это он тебя так заинтересовал? Я бы на твоем месте держался от него подальше. Корригэн порадовался за себя и за свою законопослушную жизнь, когда увидел этого парня из Техаса. Его просто в дрожь кинуло, стоило тому посмотреть на него холодными голубыми глазами. Корригэн признался, что надеется никогда больше с ним не сталкиваться. Вот что он мне сказал.

— Я ищу человека по имени Дэниел Райан. Он кое-что украл у моей матери. Я должен это вернуть. Но все, что мама Роуз запомнила, это его огромный рост и голубые глаза. Парень тоже из Техаса.

— Ты считаешь, это он и есть? — удивленно спросил Джон и, не дав Трэвису ответить, продолжил: — Может, простое совпадение? У многих голубые глаза. Может, в той банде, за которой он охотится, у какого-нибудь подонка они тоже такого цвета.

— Моей матери Райан показался очень воспитанным. Она встретила его как раз в этих краях, недалеко от железнодорожной станции. Он успел сообщить, что направляется на север или северо-запад, точно не помню.

— Вряд ли среди тех, кого преследует федеральный представитель, есть джентльмены. Правда, тут полно и других техасцев. Но это могут быть всего лишь перегонщики скота. Так что, по-моему, парень, ты ломишься не в ту дверь.

Трэвис покачал головой.

— Никто не погонит скот так высоко в горы. Кроме того, тип, которого я ищу, появлялся на Риверз-Бенд дня два назад. А разве не ты сказал, будто Корригэн только что оттуда?

— Да, я. Ну ладно. Допустим, что он встретил именно того человека, которого ты ищешь. Если этот Райан держит путь на северо-запад, то он, конечно, не минует этих мест и ты с ним обязательно столкнешься. Я хотел бы узнать, что он украл у твоей матери. Ты не против?

— Компас, который мама Роуз собиралась подарить брату.

— Ну, это не такая уж ценная вещь, — заметил Джон.

— Но она купила компас специально! Кроме того, он в золотом футляре.

— Может, я сам стащу его у техасца и оставлю себе, — вдруг хвастливо заявил прислушивающийся к их разговору Джек. — А кому из братьев он предназначался?

— Коулу.

— Тогда не стоит, — поспешно замотал головой Джек.

— Не хочу, чтобы он сел мне на хвост.

— Ни один нормальный человек, если надеется дожить до старости, не захочет, чтобы хоть кто-то из братьев Клейборнов сел ему на хвост, — раздраженно буркнул Джон. Он снова повернулся к Трэвису и задумчиво сказал: — Конечно, бывает, что представитель закона оказывается нарушителем этого самого закона. И бывает, к сожалению, нередко. Но мне даже думать об этом противно.

— И все же сомнительно, чтобы этот человек оказался тем, кого я ищу. Не могу себе представить законника, рискующего своей репутацией из-за ерунды. Компас — дорогая вещь, но совершенно незначительная по сравнению с золотом и банкнотами. А уж их-то федеральный представитель наверняка в своей жизни имел немало.

Эмили молча слушала спор, но потом не удержалась и высказала свое мнение:

— Я уверена, что этот человек вернет компас вашей матери.

Трэвис невесело рассмеялся.

— Именно в это верит и мама Роуз. Она ужасно огорчится, если узнает, что ее просто-напросто надули. Техасец давно мог бы вернуть вещь, если бы хотел. — Немного помолчав, он добавил: — И все же я так и не уверен до конца, что он и Дэниел Райан — одно и то же лицо.

— Да, наверное, стоило спросить его имя у Корригэна, — вмешался Джон.

Эмили покачала головой и, глядя на обоих мужчин, сказала:

— Если он прихватил компас случайно, то, конечно, не собирается возвращать его сейчас. У него голова занята поисками преступников.

— Как это случайно, Эмили? Случайно никто не ворует.

— Почему же? Бывает разное стечение обстоятельств, — возразила она. — Вы делаете вывод, не основанный ни на чем, кроме некоторых совпадений. Так что, может быть, я права.

Трэвис отвернулся, чтобы скрыть невольную улыбку, которая появилась на его лице. Эмили права: он сделал поспешный вывод, но признавать это Клейборн не собирался. Ведь тогда спор закончится, а он получал истинное наслаждение, наблюдая за ней. Ему нравился блеск ее глаз, пылающее от праведного гнева личико, с которым она защищала совершенно незнакомого человека; ему нравилось то, как прелестно она жестикулировала, если ей не удавалось словами доказать свою правоту, взволнованно звенящий голос, призывающий быть разумным… Ему вообще очень нравились горячность и эмоциональность Эмили Финнеган, хотя раза два эти качества едва не оказались опасными для его жизни.

Вообще-то, если быть откровенным, Трэвису Клейборну все — абсолютно все — в ней нравилось. Для него невыносимой была мысль о том, что придется оставить Эмили в Голден-Крест, отдать другому мужчине. Когда Трэвис представлял ее в объятиях этого черта Клиффорда О'Тула, ему хотелось скрежетать зубами.

Заставив себя не думать об этом, он снова повернулся к Джону.

— Ты меня о чем-то спросил?

Джон кивнул.

— Я вот подумал… А этот техасец говорил твоей матери, что он представитель закона?

— Нет, он не рассказывал ей, чем занимается.

— Странно, да? — протянул Перкинс.

Краем глаза Трэвис заметил, что Эмили страдальчески возвела глаза к потолку, и, решив немного позлить ее, согласился с Джоном:

— И правда очень странно. С чего бы ему это скрывать?

— Откуда вы знаете, скрывал он род своих занятий или нет? — раздраженно воскликнула Эмили. — Может быть, об этом просто не было разговора. Никто из вас не способен разумно мыслить. И не надо плохо думать о человеке, которого вы совсем не знаете. Попытайтесь хотя бы поверить в его порядочность!

— Порядочность? — возмутился Трэвис. — Да он ограбил мою мать!

— Похоже, так оно и есть, — поддержал его Джон.

— А мы здесь привыкли заботиться о наших матерях, — закивал головой Трэвис.

—Верно, — сказал Джон.

Даже Джек что-то согласно хрюкнул.

— И мы никому не позволим дурачить наших матерей, а потом безнаказанно смываться, — торжественно произнес Джон.

Эмили сдалась, не в силах найти слова, с помощью которых она могла бы доказать этим тупицам, сколь нелогично они рассуждают. Мужчины еще несколько минут поговорили, а потом Трэвис попросил Джона составить компанию Эмили, пока он займется лошадьми.

— Тебе не о чем волноваться. У меня новый работник. Это парнишка Клемонта, Адам. Я видел в окно, как он завел твоих лошадей в сарай. Он позаботится о них и багаж принесет.

Эмили захотела помыть руки перед ужином. Не желая отпускать девушку одну, Трэвис пошел с ней. Он тоже пожелал освежиться и заставил ее ждать. К тому времени как они вернулись в столовую, Милли уже подала еду.

На длинном столе, за противоположными концами которого восседали хозяева, дымилось тушеное мясо, стояли бисквиты и джем, кофе для желающих и молоко для тех, кто не хотел кофе.

— Я люблю сидеть за обедом один, — заявил Джек Эмили. Потом он нагнулся, посмотрел на девушку Тяжелым взглядом и тихо добавил: — Мне надо вернуться к Куперу до темноты.

Эмили широко улыбнулась Одноглазому Джеку.

— Джек, вы были очень терпеливы. — И, повернувшись к Трэвису, протянула руку ладонью кверху. — Насколько я понимаю, вы мне должны пять долларов.

Трэвис изумился. Неужели она хочет получить выигрыш при Хэнрахэне? Роясь в кармане, он зло смотрел на Джека, опозорившего его и весь мужской род. По любопытному взгляду Джона он понял, как тому не терпится узнать, в чем дело. Если Эмили все расскажет, то Джеку станет известно, что девушка попросту разыграла его.

Вот тогда жди настоящих неприятностей!

Трэвис положил деньги на ладонь девушки и только собрался сказать Джону, что на все вопросы ответит после, как Эмили совершила нечто невероятное.

Она отдала деньги Джеку.

— Вот. Спасибо вам за помощь.

— Ну, я был не так уж плох, — пробормотал Джек. — Теперь мне можно больше не улыбаться?

— Да. Теперь можно.

Джек испустил глубокий вздох облегчения, и через минуту лицо его приняло свое обычное угрюмое выражение. Он оттолкнулся от стола, встал, взял тарелку и чашку и пошел за другой стол, стоявший в отдалении. Как и Трэвис, Джек предпочитал сидеть спиной к стене, чтобы видеть входящих и не опасаться, что его застигнут врасплох.

Джек склонился над тарелкой и принялся руками вытаскивать из нее мясо. Но Трэвис заметил, что все его внимание было сосредоточено на Эмили. Она просто околдовала его — Джек даже несколько раз пронес еду мимо рта. Манеры у Одноглазого, конечно, свинские, подумал Трэвис и почувствовал, что если и дальше будет смотреть на Хэнрахэна, то не сможет проглотить ни куска. Он повернулся к Эмили.

— Давайте-ка разберемся. Вы что, сказали Джеку о нашем пари? — сделав зверские глаза, спросил он.

— Да, сказала.

— Тогда я могу сделать лишь один вывод: без его помощи вы не справились бы со своей задачей.

— Ну разумеется, справилась бы. Но я не хотела, — ответила она. — Было бы нечестно использовать Джека, чтобы выиграть пари. Мужчины в Бостоне знают, что такое флирт, а Джек не из таких. Он бы не понял, нет… — пояснила Эмили.

— По-моему, вы перебарщиваете.

— Нет. Нисколько.

— Неужели? Да чем, собственно, Джек отличается от Клиффорда О'Тула?

— Давайте не будем его трогать, хорошо?

— А кто такой Клиффорд О'Тул? — поинтересовался Джон.

— Человек, за которого Эмили собирается выйти замуж. Да перестаньте пинать меня под столом ногами! — рявкнул он. — Она с ним даже еще незнакома.

— Мне кажется, это неправильно, девочка, — вмешалась Милли. — Почему ты должна выходить за человека, которого не знаешь? Если при этом сама, хочешь другого человека?

— Никакого другого человека я не хочу! — отрезала Эмили.

Милли хмыкнула.

— Да что у меня, глаз нету, что ли? Тебе же нравится Трэвис Клейборн, разрази меня гром!

От смущения Эмили залилась краской.

— Вы ошибаетесь, Милли, — пролепетала она. — Я едва его знаю. Он мой проводник.

Милли хмыкнула. Эмили поспешила сменить тему разговора и вернуться к пари. Девушка боялась взглянуть на Трэвиса, но тот, по-видимому, пропустил замечание Милли мимо ушей, и Эмили почувствовала облегчение.

— Я выиграла совершенно честно, — заявила она.

— Вы нарушили условия.

Эмили натянуто рассмеялась.

— Но мы не оговаривали никаких условий. Разве не помните? Вы сами указали мне на Джека. Вот и все.

— А что за пари? — У Джона загорелись глаза. Трэвис молча посмотрел на Эмили, она ткнула его локтем в бок, и он объяснил Джону и Милли суть спора.

— Да, пари достаточно глупое, но я выиграла. Сами виноваты, Трэвис. Вам следовало быть более точным, как и ростовщику из «Венецианского купца». Читали?

— Разумеется.

— Я что-то не припоминаю, чтобы читал, — покачал головой Джон. — Правда, я вообще не умею читать, может, поэтому и не припоминаю.

— Я тоже не помню, Джон, — вступила в разговор Милли. — Но с удовольствием бы послушала.

— О, это замечательная история! — сказала Эмили. — Один джентльмен занял у ростовщика деньги и обязался вернуть их к определенному сроку. Если же он этого не сделает, то вынужден будет отдать ростовщику фунт своей плоти — таково было условие сделки.

Глаза у Джона стали как блюдца.

— Так худой от этого и умереть может! — ошарашенно произнес он.

— Любой может, — убежденно сказал Трэвис. Краем глаза он заметил, как Джек встал и украдкой перебирается за стол в центре комнаты. Видимо, ему тоже интересно было послушать Эмили, но он не хотел привлекать к себе внимание. Трэвис с трудом удержался от смеха, до того уморительно Одноглазый вышагивал на цыпочках, стараясь не шуметь. Братья ни за что не поверят, если им рассказать!..

— Не оставляй моего Джона в неведении, говори, чем кончилось дело, — потребовала Милли своим резким голосом и тут же спросила: — Правда, глупо идти на такое условие, а, Джон?

— Да, пожалуй. Но если ростовщик даст должнику время нарастить жирок на животе, то я бы сказал, что тогда условие ничего себе. Так дал он ему время? — Джон требовательно взглянул на Эмили.

Девушка покачала головой, еле удерживаясь от улыбки.

— Нет, Джон. Он не дал ему времени.

— Ну, тогда и нечего было такое обещать. Подумать только, фунт. Целый фунт собственной плоти! — Милли горестно вздохнула. — Должно быть, этот джентльмен не из наших мест. Здешние мужчины никогда не пойдут на такую глупость.

— Во-первых, он находился в отчаянном положении, — объяснила Эмили, — а во-вторых, надеялся отдать долг вовремя. Однако денег он не нашел.

— Так я и думал, — сказал Джон. — И он отрезал от себя кусок мяса?

— Он умер, да? — спросила Милли в один голос с мужем.

— Нет. Не отрезал и не умер, — успокоила разволновавшихся Перкинсов Эмили.

— Значит, он не сдержал слова? Совсем никуда не годится, — укоризненно произнес Джон. — Обещание есть обещание. Его надо выполнять. В конце концов, слово мужчины свято. Разве не так, Милли?

— Да, Джон, слово мужчины — главное, что у него есть. Но раз он не выполнил обещания и вовремя не вернул долг, ему, наверное, пришлось скрыться?

— Нет, — ответила Эмили, улыбаясь Перкиисам, жаждавшим услышать конец истории.

Трэвис тоже улыбался. Хотя по настоянию Адама он прочел пьесу Шекспира, в устах Эмили она казалась ему гораздо лучше. Очевидно, дело было в самой рассказчице, в ее необычайно выразительной мимике и оживленной жестикуляции: герои пьесы словно ожили на глазах слушателей.

Мельком взглянув на Джека, Клейборн поразился: лицо Одноглазого освещала искренняя, человечная улыбка! Трэвис понял, что Эмили действительно выиграла пари. Абсолютно честно.

— Что же произошло? — нетерпеливо спросила Милли.

— Он отказался отдать фунт своей плоти. Тогда ростовщик заявил, что этот человек нарушил уговор, и отказался дать ему отсрочку. Дело дошло до суда, который и должен был принять решение.

Джон стукнул кулаком по столу.

— Да, должен вмешаться закон!

— Но этого человека, конечно же, спас адвокат, — успокоил Перкинсов Трэвис.

— Женщина-адвокат, — подчеркнула Эмили. — Ее звали Порция.

Они с Милли обменялись понимающими улыбками.

— Черт побери, узнаю я наконец, что случилось с человеком, который занял деньги, или нет? Что сказал судья? — негодующе спросила миссис Перкинс.

— Он решил, что сделка была вполне законной, поэтому ростовщик должен получить фунт плоти.

— Я так и знал, Милли! — торжествующе сказал Джон. — Обещание есть обещание. Его надо выполнять.

— Верно, Джон.

— Да, — поспешно добавила Эмили, пока ее снова не перебили, — да, ростовщик может взять у должника фунт плоти, но при одном условии: он не имел права пролить при этом даже каплю крови.

Джон потер подбородок, обдумывая решение суда.

— Ну, такое вряд ли возможно.

— Разумеется, — согласилась Эмили. — А если бы ростовщик более точно обговорил условия, — девушка многозначительно посмотрела на Трэвиса, — то результат мог оказаться другим. Но он этого не сделал. Как и ты, Трэвис. Так что я выиграла честно.

Он признал свое поражение и даже предложил ей позлорадствовать над ним, если есть желание.

— Хотите, я вас поцелую и тем самым докажу, что я нисколько не сержусь? — с жаром проговорил он. \

Эмили смущенно опустила глаза и покраснела до корней волос. Трэвис накрыл ее руку своей.

— У вас много общего с Порцией. Правда, она вряд ли краснела, выиграв дело. Тем не менее, у вас ее темперамент.

Не успела Эмили поблагодарить его за комплимент, как раздался оглушительный стук в дверь: в дом Перкинсов кто-то ломился. Джон подпрыгнул на месте, выскочил из-за стола и помчался ко входу. Трэвис мгновенно оказался рядом с ним.

— Должно быть, это люди с ранчо Мерфи, — сказала Милли. — Чтобы так барабанить… Да, наверное, это они. — Она решительно поднялась и взяла Эмили за локоть. — Ты можешь продолжить ужин на кухне, там безопаснее, а Трэвис задержит их в столовой. Хотя не знаю, как мне проводить тебя по той лестнице? Но об этом пускай позаботится Джон. Пойдем немедленно! О Боже, хоть бы они были трезвые! Нет ничего хуже пьяниц, — с дрожью в голосе добавила Милли. — Если кто-то из них посягнет на мои ценности, клянусь, застрелю собственноручно. Ох, как же я надеюсь, что они не пьяные!

Милли и в самом деле была донельзя перепугана. Эмили ничего не оставалось, как взять тарелку с мясом и пойти на кухню. Оглядевшись, девушка предложила помочь по хозяйству.

— Садись за стол и ешь. Я сама займусь делами, вот только поставлю в печь бисквит. А когда закончишь, можешь помыть сковородку, если хочешь. Она давно мокнет в раковине.

Эмили кивнула. Выйдя из-за стола, она, закатав рукава, помыла тарелку, а затем взялась за сковородку. Видела бы ее сейчас мама! Девушка улыбнулась, представив себе эту картину. Мать просто затряслась бы от возмущения: никогда и никому из дочерей она не позволяла что-то делать по дому, считая, что на это есть прислуга… Но, поразмыслив, мать потом наверняка похвалила бы ее, решила Эмили.

— Милли, а у вас есть помощница по хозяйству? — спросила она.

— Нет, но я уже склоняюсь к мысли, что надо кого-то нанять. Джон пилит меня за нерасторопность, а в последнее время у нас полон дом людей, и я не справляюсь. С утра до ночи мою, чищу, готовлю, а к вечеру валюсь с ног, иногда даже нет сил умыться перед сном.

— А вам никогда не хотелось переехать в город?

— Нет. Там такая толчея! А мы здесь видим лишь тех, кто пробирается на север или на запад, да и то в дождливый сезон. Когда сухо, все направляются через овраги — так короче. И нас никто не беспокоит. Да я бы просто не вынесла городской суматохи. И Джону это не по вкусу.

Эмили вынула тяжелую сковородку из мыльной воды и принялась вытирать полотенцем, которое дала ей Милли. Вдруг она обратила внимание, что стук в дверь прекратился. Вопросительно взглянула на Милли и заметила, что у той дрожат руки.

— Как вы думаете, они ушли? — шепотом спросила девушка.

— Да вряд ли нам так сильно повезет. Эти не из тех, кто сдается, — так же тихо ответила Милли.

— А что им здесь надо?..

— Да эта пьянь тащит все подряд — все, что подвернется ] под руку и за что можно получить хотя бы доллар, а на него раздобыть выпивки. С пьяными, Эмили, не договоришься. Но ты не волнуйся, твой мужчина не даст тебя в обиду.

— Он и вас не даст в обиду. Но… знаете, он не мой мужчина, — уточнила девушка.

— Но ты же хочешь, чтоб он был твой? Эмили смутила ее прямота.

— Почему вы так думаете? Я же собираюсь выйти замуж совсем за другого, — напомнила она.

— А по мне — ты поступаешь неправильно, — заявила Милли. Она открыла дверцу печи, потом повернулась к Эмили и хмуро посмотрела на нее. — Похоже, ты неглупая девочка. Плюнь-ка на дурацкую гордость и скажи ему о том, что делается в твоем сердце, пока не поздно.

— Но, Милли…

— Не спорь со мной попусту. Между вами такие искры проскакивают, что любому сразу все станет ясно, даже если у него всего половина мозгов. Попроси Трэвиса поухаживать за тобой.

Эмили покачала головой.

— Если бы даже я хотела, чтобы Трэвис за мной поухаживал, это не имеет смысла. Он не из тех, кто женится.

Милли хмыкнула:

— Это он так сказал? Да все они не из тех, кто женится, — до самого конца брачной церемонии. Неужели ты веришь их болтовне? Девочка, я видела, как он прижал тебя своим боком за столом. Я заметила, как он взял тебя за руку, но вот проглядела, когда ты ее выдернула. Ты ведь была не против, а?

Эмили опустила плечи.

— Да, я ничего не имела против. Не знаю, что на меня нашло. Мистер О'Тул писал такие хорошие письма, а когда он предложил…

— Плюнь, — безапелляционно заявила Милли. — Ты же не собираешься погубить собственную жизнь из-за каких-то писем?

— Не думала, что все так осложнится, — призналась Эмили. — А может, Трэвис был прав, когда говорил, что это раненая гордость толкнула меня на такие поспешные действия? Милли, просто не знаю, что делать. Мне нравится Трэвис, но я в него не влюблена. Мы знакомы всего два дня. И что мы делали все это время? Спорили. То об одном, то о другом.

— Любовь приходит быстро, — сказала Милли. — Стоило мне всего раз посмотреть на моего, как я поняла: обязательно подцеплю его.

Эмили не хотела кого-нибудь «подцепить». Но разговор взволновал ее. Милли заставила девушку задуматься о том, что та всячески от себя гнала.

— Вам очень повезло с Джоном. А как вы с ним встретились? — немного помолчав, спросила Эмили, надеясь отвлечь собеседницу от их отношений с Трэвисом.

Милли уже собиралась ответить, когда задняя дверь, едва не слетев с петель, распахнулась и ударилась о кухонную стойку. Женщины подпрыгнули от страха. В кухню ввалились два невероятно грязных типа, каких Эмили не видывала никогда в жизни. Милли крепко выругалась, и Эмили изумленно посмотрела на нее: ничего подобного ей слышать тоже не доводилось.

— Мы не собираемся торчать на улице, — тяжело ворочая языком и отвратительно рыгая, заявил один из «гостей». — Р-разве я не прав, Картер?

Его приятель пялился на Эмили и замешкался с ответом.

— Да ты глянь, что у нас есть, а? Какая куколка, а? — наконец заверещал он. — А за ней-то, видишь что, Смайли? Бар. Там Джон держит что? Выпивку!

Эмили вжалась в стену. Мужчины, перегруженные виски, рыгали и качались на ногах, не сводя с нее глаз. Она поняла, что еще немного — и они свалятся на пол. Значит, подумала Эмили, надо продержаться, пока Трэвис и Джон не прибегут на кухню и не выкинут этих подонков за дверь.

Она спрятала сковородку за спину и не спускала глаз с незваных гостей, пытаясь решить сложную задачу: какой из них противнее. Смайли, глядя на нее, омерзительно улыбался, скаля сгнившие до черноты зубы и пуская слюни.

Картер тоже был не подарок. Устрашающих размеров голова, казалось, сидела прямо на плечах его приземистого туловища. От обоих удушающе разило перегаром.

Одноглазый Джек рядом с ними показался бы изящным светским щеголем.

Брань Милли не произвела на непрошеных гостей ни малейшего впечатления — они и головы не повернули в сторону хозяйки.

— Я хочу вон то виски, — заплетающимся языком произнес Смайли.

— Я тоже. — Картер облизал толстые губы, предвкушая удовольствие, а потом издал звук, сильно развеселивший Смайли.

Все это еще можно было вынести, но зрелище тянущейся изо рта Смайли слюны, которая свисала у него с подбородка, было невыносимо.

Боже, ну до чего же они мерзкие!

Эмили начала закипать от гнева. Нельзя давать волю своим чувствам, одернула она себя, нельзя провоцировать этих типов. Сейчас самое главное — осторожность и благоразумие. Никогда раньше она не видела вблизи вдребезги пьяных мужчин, но слышала о непредсказуемости их поведения.. То же самое, по сути, сказала и Милли: с пьяным не договоришься, без толку взывать к его разуму.

Эмили пожалела, что под рукой нет никакого оружия. И тут ее осенило: чем не оружие то, что она держит за спиной? Будьте уверены, она без малейшего колебания опустит тяжелую чугунную сковородку на голову любого, кто попытается украсть в этом доме хоть пылинку!

— Уходите, пожалуйста. Вы пугаете Милли, — стараясь говорить спокойно, попросила Эмили.

— Чего-чего? — Картер покачнулся. — Ха, да мы с места не сойдем, пока не получим того, чего хотим, — невнятно закончил он.

Смайли хмыкнул, соглашаясь.

— Я ж-желаю выпить, — громко прошептал он Картеру. — Если я сдвину с дороги бабу, то выпью. А потому я вымету отсюда кого хочешь!

Картер радостно закивал головой. Но похоже, от каждого движения у него в голове мутилось, потому что он начал раскачиваться еще сильнее.

— А я хочу заполучить денежки. Они спрятаны в банке, — сказал он приятелю, шаря глазами по комнате, и Добавил: — Милли их спрятала от нас.

— Давай все перетрясем и найдем.

Картер захихикал.

Милли расправила плечи, но продолжала теребить фартук: она явно боялась негодяев.

— Проваливайте отсюда, или я позову Джона, — сказала она не слишком уверенным голосом.

Картер выдернул из-за пояса длинный охотничий нож и принялся размахивать им перед женщиной.

— Заткнись, или я вспорю тебе брюхо! — зашипел он. Этот дурень был настолько пьян, что Эмили поразилась, как он еще не уронил нож. Милли побелела как полотно. Заметив ее испуг, Эмили затряслась от гнева. Да как они смеют врываться в дом такой милой женщины и угрожать ей?

Девушка глубоко вздохнула. Господи, она сейчас все отдала бы за пистолет! Чтобы пристрелить этих бандитов как бешеных собак за то, что они так разволновали бедняжку Милли. Но увы…

— Давай-ка уберем с дороги вон ту хорошенькую телку, — предложил Смайли дружку.

Эмили заморгала, гнев ее сменился яростью.

— Ну-ка повтори, как ты только что меня назвал? — спросила она угрожающим шепотом. От злости у нее задергалось веко.

— Хорошенькая телка, — расплывшись в идиотской ухмылке, сказал Смайли.

Эмили выпрямилась во весь рост и вперила полный бешенства взгляд в ненавистные физиономии. К черту осторожность!

— Милли! Никак не могу решить, кто из них противней? Чернозубый или с толстой башкой без шеи?

Милли вся сжалась и вытаращила глаза.

— Ты собираешься еще больше разозлить их, девочка?

Смайли, ощерившись, шагнул в сторону Эмили.

— Она женщина Трэвиса Клейборна! — крикнула Милли. — Если ты к ней прикоснешься, он тебя в порошок сотрет.

— Да не собираемся мы связываться с Клейборном, — проворчал Смайли. — Он узнает, когда уже все кончится. Сейчас он при деле, разбирается с другими перед домом. А мы заберем виски и деньги и будем далеко-о-о отсюда, когда он явится на кухню. Так я говорю, Картер?

— Мы можем оч-чень быстро скакать на конях когда надо, — похвалился дружок. — Давай запихни-ка телку в столовую. Я тебе сейчас помогу.

Милли, держась за край стола, медленно двигалась, надеясь быстро нырнуть вниз и спастись от ножа Картера. Она собиралась позвать на помощь мужа, но краем глаза заметила, что Эмили даже не пытается отступить от крадущегося к ней Смайли.

— Беги! — крикнула Милли. Эмили покачала головой.

— Нет. Я с места не сойду, пока не помогу тебе избавиться от этого дерьма.

Услышав ее слова, Смайли остановился и, пошатнувшись, повернулся к Картеру:

— Это она про нас, что ли?

— Да что на тебя накатило? — прошептала Милли.

— Злость. Мне не нравится, когда меня обзывают коровой. Я не люблю, когда мне угрожают. И я не хочу, чтобы они тебя пугали.

Девущка не спускала глаз с пьяниц.

— Вы что, не слышали? Милли велела вам убираться. Так не тяните и проваливайте отсюда.

Смайли хмыкнул и потянулся к Эмили, пытаясь схватить ее. Но он был слишком пьян. Дважды ударившись о стойку, он закрутился волчком и оказался от девушки дальше, чем был.

— Эмили, встань за моей спиной! — крикнула Милли. Та не стала объяснять, почему не собирается трусливо прятаться. Сейчас каждая секунда была на счету, и, возбужденная, она ждала, когда Смайли окажется в двух шагах от нее. Когда он, с трудом перебирая ногами, подошел достаточно близко к Эмили, она размахнулась и изо всех сил треснула его сковородкой по голове.

Брызжа слюной, спотыкаясь и визжа, как недорезанный поросенок, Смайли попятился назад, а потом с грохотом рухнул на пол.

Картер, невероятно потрясенный ее нападением, уронил нож.

— Ты выбила ему мозги! — завопил он.

— Ошибаешься, — поправила его Эмили спокойным и разумным, как ей казалось, тоном, — у него не было мозгов. Я только сбила его с ног.

Сердце ее бешено колотилось, руки дрожали, когда она, приподняв подол, переступила через валявшегося на полу Смайли и двинулась на его приятеля. Она должна добраться до Картера, прежде чем он вспомнит про нож. Иначе им с Милли не поздоровится.

Но Картер был не так пьян, как она поначалу решила. Со скоростью пули, выпущенной из пистолета, он нагнулся и схватил нож, а потом зарычал, как бешеная собака.

Эмили поспешно отступила, а Милли, желая помочь девушке, начала швырять в Картера все, что попадалось под руку. Он ловко увернулся и от чашки, и от блюдца, запущенных в него нетвердой от страха рукой Милли, но тяжелый медный чайник достиг цели. Попал в плечо.

Картер завопил от боли, его взгляд заметался от одной женщины к другой. Эмили подумала, что он пытается решить, с кого начать. Наконец он уставился на Милли, которая тут же стала что было сил звать на помощь мужа. Воспользовавшись моментом, Эмили ударила Картера сковородкой, но попала всего лишь по локтю. От разочарования девушка едва не закричала — она ведь хотела выбить у него из рук нож, но промахнулась.

Картер завизжал от ярости. Его глаза налились кровью, взгляд стал совершенно безумным, и Эмили с ужасом поняла, что его намерения переменились и теперь он готов совершить убийство.

Глава 7

Но Картер не успел даже прикоснуться к ней. Его мерзкую физиономию заслонила широкая спина Трзвиса, который возник словно джинн из бутылки. И хотя девушка диву давалась, как он умудрился встать перед ней настолько бесшумно, радость ее была безмерной. От полноты чувств! Эмили даже хлопнула его по плечу.

Теперь преимущество оказалось на их стороне. Весьма вовремя отскочив в сторону, Эмили увидела, как Трэвис кулаком двинул Картера в челюсть. Удар был такой силы, что бандит, проломив головой дверь, вылетел на улицу и навзничь упал на поросшую травой землю, зацепившись ногами за маслобойку Милли.

Трэвис готов был ударить еще раз — его трясло от ярости. Когда Джек Хэнрахэн сказал ему, что двое из людей Мерфи на кухне угрожают Эмили, Клейборн пришел в неистовство. И очень испугался за девушку, а от этого рассвирепел еще больше. Сердце готово было выскочить у него из груди, когда он летел к дому. Увидев негодяя, размахивающего ножом перед лицом Эмили, Трэвис почувствовал, как внутри словно что-то оборвалось. Ему вдруг захотелось разнести этого сукина сына на части, отрывая по очереди сперва руки, потом ноги.

Это желание все еще не покинуло его. Целую минуту он наблюдал за Картером, лежавшим без чувств во дворе Перкинсов. Трэвису очень хотелось, чтобы тот очнулся и поднялся на ноги, а он снова врезал бы ему. Но пьяный лежал в полном беспамятстве, и Трэвис наконец смирился с тем, что так и не придется вытряхнуть из этого негодяя душу.

Он повернулся, положил руки на плечи Эмили и нежно приподнял ее голову за подбородок.

— Он вам ничего не сказал? Вы не пострадали? — хриплым шепотом спросил он.

— Нет-нет, все в порядке, — заверила Трэвиса девушка и удивилась, до того тихим показался ей собственный голос.

Заметив, что Эмили держит в руке тяжелую сковородку, Трэвис осторожно взял ее у девушки и положил на стойку.

Эмили вдруг почувствовала невероятную слабость. Ей захотелось сесть. Сейчас, когда опасность миновала, ноги отказывались держать ее, колени подгибались, а тело сотрясала крупная дрожь. Отвернувшись от Трэвиса, она кое-как подтянула к себе стул и почти упала на него.

В кухню вбежал Джон. Прежде всего он отыскал глазами жену. Только убедившись, что она жива и здорова, он наконец огляделся и увидел осколки посуды, зияющую в двери дыру и мужчину, ничком лежащего на полу. Джон потряс головой, обнял жену и привлек к себе. Эмили захотелось, чтобы Трэвис тоже крепко прижал ее к груди, успокоил, как Джон свою Милли. Понимают ли сами Перкинсы, как они счастливы, что нашли друг друга в этом мире?

Джон поцеловал Милли в лоб, потом повернулся к лежащему на полу Смайли.

— Что здесь произошло? — спросил он жену.

— Это из-за нее он там валяется, — устало вздохнув, сказала Милли и ткнула пальцем в сторону Эмили. — Джон, я не знаю, что на нее нашло. Сперва она от страха прилипла к стене, а потом этот тип что-то брякнул, и она взорвалась: вдруг размахнулась моей самой лучшей сковородкой и стукнула его по башке.

Трэвис, скрестив руки на груди, оперся о стойку и не сводил глаз с Эмили. Она потупилась и густо покраснела, потом побледнела…

Он не мог понять причины ее смущения.

— Эмили, в чем дело?

Девушка слегка пожала плечами. Он понятия не имел, что это должно означать. Еще несколько секунд назад она вела себя как дикая кошка, даже пустила в ход чугунную сковородку, и хотя Трэвис, когда бежал на помощь, не спускал глаз с пьяницы, угрожавшего девушке ножом, он успел заметить решительный блеск ее глаз, когда рванулся, чтобы загородить ее от бандита.

А сейчас она выглядела так, словно готова была вот-вот упасть в обморок. Джон ласково сжал плечо Милли.

— Я как следует запру дверь на ночь. Не знаю, что бы я сделал, если бы с тобой что-то случилось.

— Мне очень стыдно, но это я спровоцировала их на подобные действия, — почти беззвучно, так что только Трэвис расслышал ее слова, проговорила Эмили.

— А как вы это делали?

— Понимаете, у меня терпение лопнуло, и я вышла из себя. А этого делать было нельзя. Тем самым я подвела Милли, — уже громче пояснила Эмили.

— И что же ты, девочка, делала? — поинтересовался Перкинс.

— Да ничего особенного, Джон, — успокоила мужа Милли.

— Нет, Милли. Я их подстрекала. Я специально их разозлила, когда стала говорить, какие они оба противные.

Трэвис сел перед девушкой на корточки и взял ее руки в свои.

— Посмотрите на меня, — приказал он. Эмили виновато посмотрела ему в глаза.

— Надо было попытаться угомонить их, а я… Но они были просто невыносимы. Один — Картер, кажется — назвал меня телкой.

На лице Трэвиса мелькнуло что-то вроде улыбки.

— Телкой?

— Ага, — вмешалась Милли. — И когда наша девочка это услышала, у нее глаза так и засверкали от ярости и она,..

— А какой женщине понравится, если ее назовут коровой? — выпрямившись, возмущенно перебила ее Эмили.

Трэвис с Джоном сжали губы, чтобы не прыснуть от смеха. Милли покачала головой.

— Я думаю, он хотел сделать тебе комплимент. Ну, на свой манер, разумеется. Он же назвал тебя не коровой, Эмили, а телкой, хорошенькой телкой, — напомнила она.

— Вы, Милли, можете понимать слова этого идиота как вам угодно, но, на мой взгляд, смысл их от ваших предположений не изменится. Корова, телка — разница небольшая. Трэвис, ну разве это комплимент? Что здесь смешного, Трэвис?

Клейборн расхохотался и только рукой махнул, не в силах остановиться. Эмили хотела было обидеться, но тут до нее начал доходить комизм ситуации, и она сочла за благо промолчать.

Джон попросил рассказать о происшедшем как можно подробнее, и Милли охотно приступила к изложению событий. Трэвис вытащил Смайли из кухни и кинул на траву рядом с его дружком. Слушая нехитрое повествование Милли, Клёйборн то и дело бросал взгляды на Эмили, потом встал поудобнее, прислонившись к косяку, и уже не отрывал глаз от лица девушки.

Всего несколько минут назад Эмили от пережитого потрясения била дрожь, а теперь под пристальным взглядом Трэвиса ее бросило в жар и стало трудно дышать.

Джон выдвинул стул и уселся рядом с женой. Эмили заметила, как он положил свою руку на ее, и этот простой, естественный жест привел девушку в смятение. Ее словно накрыла горячая волна, и до боли, так что хотелось заплакать, потянуло к Трэвису. Эмили не могла понять, что с ней происходит, никогда раньше ничего подобного не случалось. Но почему? Почему она жаждала чего-то неведомого? Ей не надо было смотреть на него.

Эмили со стыдом призналась себе, что желает Трэвиса с невероятной силой. И самое ужасное, что он обо всем догадался: она поняла это по его внезапно потемневшим глазам.

Надо поскорее чем-нибудь заняться, иначе Трэвис бог знает что подумает! Эмили решила навести порядок и вскочила, едва не перевернув стул. Но Милли, прервав рассказ, усадила ее обратно. Чрезмерно возбужденная, Эмили снова поднялась и встала как можно дальше от Трэвиса, у двери в столовую, всеми силами пытаясь показать, что ее не интересует ничего, кроме рассказа Милли. Лицо девушки горело. «Это ничего не значит, — внушала она себе, — просто на кухне слишком жарко…»

— Джон, а что делали вы с Трэвисом? Почему так долго не прибегали к нам на помощь? — закончив, спросила Милли.

— Будь уверена, нам было чем заняться! Корригэн сказал, что сюда едут пятеро, но он несколько ошибся: их оказалось восемь. И почти все в стельку пьяные. Мы не заметили, как парочка идиотов пробралась к задней двери. Ну и мерзавцы эти ребята Мерфи, такие же, как он сам! Ты даже не представляешь, Милли, как у меня чесались руки пристрелить их!

— И что же тебя удержало? — поинтересовалась жена.

— Четверо навалились на Трэвиса. Повисли на нем; стервецы, со всех сторон.

Глаза Эмили удивленно округлились, и она невольно посмотрела на Клейборна.

— Они на него напали? Но я не вижу ни царапины, и…

— Хм, а разве ты не заметила, какие у него кулаки? — ухмыльнулся Джои. — Пока Трэвис размахивал ими, мне пришлось отбиваться от остальных бандитов, которые насели на меня. В общем, вышла настоящая заварушка, нам было не до того, чтобы пересчитывать кретинов. Но лучше всех развлекся Одноглазый Джек. Он прекрасно провел время. Можете себе представить, этот тип уселся на лестнице и сидел сиднем, с наслаждением наблюдая за потасовкой, пока наконец не вспомнил, что видел, как двое завернули за угол дома. Если бы Хэнрахэн не разевал рот и был повнимательнее, мы прибежали бы гораздо раньше.

— Слава Богу, что он в конце концов все-таки вспомнил о Смайли и Картере, — со смехом сказала Эмили.

— Джонни, а ты-то сам разве не слышал, как я орала призывая тебя на помощь? — недоверчиво спросила Милли.

— Куда там! Такой гвалт стоял, что я и собственного голоса не слышал!

— Да~а… Но вы появились вовремя. Мы с Милли обессилели от страха и отчаяния, — призналась Эмили.

— Вы, дамы, неплохо держались, — похвалил Джон.

— Простите, Милли, мне жаль, что я вас напугала.

— Ты меня скорее удивила, чем напугала. Я и представить себе не могла, что ты на такое способна! В жизни забуду, как ты врезала этому типу сковородкой. — Немного помолчав, она сказала: — А не разместить ли Эмили в угловой комнате, а, Джон? По-моему, это будет разумно: в окно к ней никто не заберется, а любого, кто попробует прошмыгнуть через прихожую, ты услышишь! Правда, те, что валяются во дворе, вряд ли, очухавшись, полезут к Эмили. Но береженого Бог бережет.

— Неужели пустите этих типов ночевать? — ужаснулась Эмили.

— Только двоих, которые трезвые, — объясни; Джон. — Не волнуйся, я уложу их в другом крыле дома. Да и Трэвис будет спать в комнате рядом, так что бояться тебе нечего.

Последнее замечание Джона отнюдь не успокоило Эмили, а разволновало еще больше.

Близость Трэвиса показалась ей не менее опасной, чем соседство Смайли. Конечно, ничего плохого Клейборн ей не сделает, не похож он и на насильника, но от простой мысли оказаться с ним наедине ее сердце бешено заколотилось. Какой-то внутренний звонок предупреждал Эмили об опасности.

Трэвис мгновенно отклеился от косяка двери и двинулся к Эмили.

— Я покажу ей комнату, — решительно сказал он, словно не замечая, как девушка протестующе затрясла головой.

Трэвис схватил Эмили за руку и повел в столовую, откуда шла лестница на второй этаж. Девушка попыталась было вырваться, но он еще сильнее стиснул ее пальцы, давая понять, что всякое сопротивление бесполезно.

Возле дверей столовой, поджидая Эмили, переминался с ноги на ногу Джек.

— Я собираюсь уходить, — заявил он,

Эмили улыбнулась Хэнрахэну.

— Еще раз спасибо, что подыграли мне, Джек.

— Хочу попрощаться с вами по-человечески, — пробормотал он, — Отпусти девушку на минутку, Клейборн, Я ее не украду.

Трэвис отпустил Эмили и стоял наблюдая, как эти двое обмениваются теплым рукопожатием.

Затем Джек наклонился к девушке и что-то шепнул на ухо: Трэвис заметил мелькнувшее на ее лице удивление.

— Возможно, скоро мы снова увидимся, — многозначительно пообещал Хэнрахэн и, галантно приподняв шляпу, повернулся и вышел.

Эмили поспешно обошла Трэвиса, чтобы тот не успел снова схватить ее за руку, и стала подниматься по лестнице.

Трэвису ничего другого не оставалось, как двинуться следом.

— Что он вам сказал? — спросил он, когда они дошли до верхней площадки.

Эмили повернулась и молча показала ему раскрытую ладонь. Трэвис увидел на ладони Эмили пять долларов и засмеялся.

— Я и так видел, что Джек вами совершенно очарован. Но чтобы он вернул деньги? Невероятно!

— Он милый человек.

— А по-моему, он сварливый старый козел. И воняет от него, как от настоящего козла, — зло сказал Трэвис и, помолчав, уже мягче добавил: — Но вы ему понравились, это точно.

— Мне он тоже понравился, — заверила его Эмили.

Трэвис стоял на ступеньку ниже девушки, поэтому глаза их оказались почти на одном уровне. Эмили почувствовала, что сейчас единственное ее желание — оказаться в его объятиях и снова испытать блаженство от его поцелуя. Она не отрываясь смотрела на губы Трэвиса. Господи, подумала девушка, он наверняка прочтет все ее греховные мысли. Ну и пусть! Сам виноват: не будь этот шельмец таким красивым, они бы у нее не возникали…

— Я так устала! — жалобно сказала она.

— Еще бы! Выдержать такое сражение с пьяницами!

— Мне было очень страшно.

— Ничего удивительного! Но вы вели себя мужественно.

Черт побери, куда подевались ее рассудительность и спокойствие? Эмили охватила паника. Присутствие Трэвиса делало ее совершенно беспомощной. Надо поскорее уйти, иначе одному Богу известно, что она может натворить. Эмили быстро отвернулась.

— Вам незачем провожать меня до самых дверей. Я найду комнату сама, — дрожащим голосом проговорила она.

Сделав вид, что ничего не заметил, Трэвис молча взял ее за руку и потащил по темному коридору. У последних дверей они остановились.

— Должно быть, ваши вещи уже здесь, — сказал Трэвис, берясь за ручку двери.

— Да, наверное, — ответила девушка только для того, что-то сказать.

Трэвис заглянул внутрь и кивнул: сумки Эмили стояли в углу возле окна.

— Все на месте, — сообщил Трэвис в ответ на ее вопросительный взгляд.

Усилием воли стряхнув с себя оцепенение, она вошла. Трэвис остался у порога. Он понимал, что ему следует попрощаться, закрыть дверь и уйти, но не мог заставить себя пошевелиться. Видит Бог, он был не в состоянии отвести от нее глаз.

Эмили стояла возле кровати, и у Трэвиса в голове замелькали фантастические картины, такие соблазнительные и откровенные, что его обдало жаром.

— Если вам что-то понадобится, дайте мне знать, — понизив голос почти до шепота, хрипло произнес Клейборн.

— Благодарю.

— Спокойной ночи, Эмили.

— Спокойной ночи, — прошептала она в ответ.

Но Трэвис продолжал стоять у двери. Она шагнула к нему.

— Здесь жарко, правда?

— Вам жарко?

— Да.

— Мне тоже.

— А где вы спите?

— Рядом, за стенкой, — ответил он. — Я услышу, если вы позовете.

— Я не позову.

— Но если вдруг вам покажется, что кто-то пытается…

— Тогда вы услышите меня.

— Да.

— Постараюсь вас не беспокоить.

На его лице появилась напряженная улыбка.

— Я уже обеспокоен, Эмили! А судя по тому, как вы на меня смотрите, осмелюсь предположить, что и вы тоже.

Она не пыталась изображать, будто не понимает, о чем речь. Не сговариваясь, повинуясь какой-то неведомой силе, они бросились друг к другу, и Эмили оказалась в крепких объятиях Трэвиса. Желание, дремавшее внутри, выплеснулось, вспыхнувшая искра страсти сразу же разгорелась и захлестнула все ее существо. Раскрыв глаза и запрокинув голову, она отвечала на неистовые поцелуи Трэвиса, прижимаясь к нему все теснее.

Он жаждал слиться с ней, но мешала одежда.

Разочарованно застонав, Трэвис принялся расстегивать тонкую блузку. Добравшись до бретелек нижнего белья, он спустил их с молочно-белых плеч Эмили. Когда его рука коснулась ее груди и Трэвис ощутил нежную прохладную кожу, он едва с ума не сошел.

О, как Эмили его возбуждала! Ни одну женщину он никогда не хотел больше, чем ее…

Трэвис толкнул ногой дверь, заставил себя оторваться от Эмили и откровенно объявил о своем желании.

— Да или нет, Эмили? — потребовал он ответа. Все еще погруженная в свои пьянящие ощущения, она была словно в каком-то тумане, но наконец до нее дошло, о чем он говорит и чего хочет. Эмили тотчас оттолкнула его и покачала головой.

— Нет, мы не можем. Да, я тоже хочу вас, но… Нет, это будет большой ошибкой, уверяю, и я не… — Она окончательно смешалась и с явным разочарованием начала приглаживать растрепавшиеся волосы.

— Это из-за О'Тула? — отрывисто спросил Трэвис.

На его скулах заходили желваки. — Из-за вашего женишка, с которым вы даже не виделись?

Заметив, что у нее расстегнута блузка, Эмили принялась торопливо приводить в порядок свою одежду.

— Дело даже не в мистере О'Туле, сам факт существования которого почему-то приводит вас в ярость. До встречи с вами у меня были вполне определенные моральные принципы, Трэвис. Просто не понимаю, что со мной случилось.

— Желание возникло, вот что случилось.

— Не сердитесь на меня.

— Я не сержусь. Мне самому не следовало заходить так далеко. — Он открыл дверь и обернулся:— Вы и правда хотели меня, да?

— Я же сказала…

В глазах Эмили стояли слезы, но это не тронуло его.

— Знаете, что я думаю? Когда вы ляжете в постель с О'Тулом, вы будете думать обо мне.

Дверь со стуком захлопнулась, словно поставив жирную точку под его пророчеством.

Глава 8

Она ненавидела его всеми силами души. Потому что он был совершенно прав. Она никогда не простит его за это. Да, если она выйдет замуж за Клиффорда О'Тула, то всякий раз, когда тот станет прикасаться к ней, она будет думать о Трэвисе. Только о нем одном.

Брак с О'Тулом, конечно, превратится для нее в ад. Несчастный мистер О'Тул! Впрочем, вряд ли есть на свете люди более несчастные, чем она сейчас.

Эмили уже несколько часов подряд металась без сна на двуспальной кровати. В душе царила полная неразбериха. Она то призывала все громы небесные на голову Трэвиса Клейборна за то, что он так осложнил ее жизнь, то, стараясь быть честной с самой собой, терзалась сознанием собственной вины.

Рэндолф бросил ее, сбежав из-под венца и женившись на Барбаре. Ну кому и что она пыталась доказать, когда очертя голову кинулась искать замену и обручилась с совершенно незнакомым человеком? Она ведь вовсе не была убита горем из-за предательства Рэндолфа, нет. По сути дела, она никогда его по-настоящему и не любила, но не позволяла себе признаться в этом. Просто в ней говорило оскорбленное самолюбие. Ну что за дура!

Эмили вспомнила, как всеми силами пыталась изображать перед родителями взрослого, самостоятельного человека, который сам хочет отвечать за собственное будущее и строить свою судьбу. Эмили искренне верила, что способна на это, но все рушилось. И вот снова… Знает Трэвиса Клейборна всего несколько дней, а у нее уже земля стала уходить из-под ног при одном виде этого красавчика!

«Опять я встретила не того мужчину», — с досадой подумала Эмили. Ну почему, почему он ей так нравится? Почему это вообще случилось, и так невероятно быстро? Чувство должно созревать медленно, ему нужно время. Но она не собирается продолжать отношения с Трэвисом. Почему же тогда при одной только мысли, что они скоро расстанутся, ее охватывает невыразимая тоска? Ну хорошо, ее влечет к Трэвису, но с этим она справится. Он назвал это желанием, прервав свои размышления, вспомнила Эмили и почувствовала, что не прочь стукнуть по его тупой башке чугунной сковородкой Милли. Может, тогда он почувствует хотя бы намек на невероятную боль, которую она испытывает из-за него.

Эмили пришла в ужас от собственных мыслей. Никогда раньше она не думала ни о чем подобном. Но до этого она не знала Трэвиса, вот в чем дело! Он один во всем виноват, из-за него она так несчастна! Он не только украл ее сердце, но и превратил в сварливую бабу с преступными наклонностями. Хорошо бы всадить полновесный заряд дроби ему ниже пояса, туда, где, по всей вероятности, и находятся его мозги!

Отбросив одеяло, Эмили соскочила с постели и принялась расхаживать по комнате. Боже мой, что ей делать с мистером О'Тулом? Конечно же, она не может выйти за него замуж. Но как ему отказать? Может, написать, что она передумала? Нет, это настоящая трусость — выходить из трудного положения с помощью сухой записки. Ведь ей самой было крайне неприятно получить подобное послание от Рэндолфа и Барбары, Вряд ли такое понравится и мистеру О'Тулу. Как бы тяжело ни было, а ей придется предстать перед ним и все сказать в глаза, причем подыскать верные слова, чтобы у него не возникло ощущения, будто его предали. Вот о чем сейчас надо беспокоиться, а не о Трэвисе Клейборне.

Внезапно в коридоре раздались тихие голоса. Эмили на цыпочках подкралась к двери и прильнула к ней. Услышав звук, похожий на щелчок взведенного курка револьвера, девушка вздрогнула. В коридоре были два, а может, и три человека. По грозному шепоту одного из них она узнала Трэвиса. Его собеседник, кто бы он там ни был, поспешно удалился, он даже не пытался соблюдать тишину и громко топал, убегая по коридору. Потом раздался скрип открываемой двери, но Эмили показалось, что Трэвис не ушел к себе в комнату. С минуту осторожность боролась в ней с любопытством, потом последнее победило, и Эмили начала медленно поворачивать ручку двери.

— Вернись в постель, Эмили! — тотчас раздался предостерегающий голос Трэвиса.

Девушка даже подпрыгнула от неожиданности. Вскрикнув, она рывком открыла дверь и только потом вспомнила, что она в одной ночной рубашке. Увидев Трэвиса, Эмили поспешно отступила назад.

Трэвис удобно устроился в кресле под ее дверью, прислонившись головой к стене и вытянув перед собой скрещенные в щиколотках длинные ноги.

Спрашивать, зачем он здесь, было незачем. Она и сама знала. Боже милостивый, ну как ей не любить его? Трэвис Клейборн всю ночь охранял ее покой!

— Трэвис, у меняна двери крепкая задвижка. Тебе не о чем беспокоиться.

— Возвращайся в постель.

— Может, повернешься и взглянешь на меня? Я пытаюсь тебе объяснить, что…

— Ты в ночной рубашке? — сердито прервал он ее.

Помолчав, Эмили ответила, что да.

— Ну так ее на тебе не будет, как только я повернусь. Хочешь, чтобы я выразился точнее?

— Нет. Спокойной ночи, Трэвис.

— А я думал, ты посмотришь на это дело с моей позиции.

Эмили захлопнула дверь, привалилась к ней и дала волю слезам. Судорожно всхлипывая, приказала себе немедленно прекратить это извержение, иначе он услышит и догадается об ужасной правде.

Она в него влюблена. По уши.

Несмотря на то что Эмили почти не спала, утром, спускаясь по лестнице, она чувствовала себя отдохнувшей. В эту ночь она приняла несколько важных решений о своем будущем, впервые за долгое время обрела некоторую уверенность. Фиаско с Рэндолфом и последующие глупые метания уже в прошлом. Она опомнилась и пришла в себя.

Эмили испытала огромное облегчение оттого, что вовремя поняла, какую страшную ошибку совершит, если выйдет замуж за мистера О'Тула. Но тоска, которая сжимала ее сердце при мысли о расставании с Трэвисом, всколыхнулась с новой силой.

Нет, сказала себе Эмили, никогда этот человек не узнает о ее истинных чувствах. Он не из тех, кто женится, и если она признается ему в любви, то поставит его в неловкое положение» Ему станет жаль ее, а жалости она не вынесет. Теперь, даже если ей на голову посыплются с неба камни, она должна выглядеть веселой и жизнерадостной. А уж потом, когда она сядет в дилижанс и поедет домой, может плакать сколько угодно. Трэвис Клейборн не увидит ни одной слезинки на лице Эмили Финнеган!

— Прекрасный день, правда, Милли? — произнесла она, переступая порог кухни. — Доброе утро, Трэвис, — добавила Эмили, увидев входящего Клейбориа.

Тот хмуро посмотрел на нее и что-то буркнул в ответ, Он явно был в дурном расположении духа. Эмили решила сделать вид, что не замечает этого.

Милли поставила перед ней большую миску с овсянкой. Девушка густо посыпала кашу сахаром и с аппетитом съела. Потом выпила два стакана молока.

Милли тоже была не в духе, взгляд ее беспрестанно метался от Эмили к Трэвису, и время от времени она что-то бормотала себе под нос, осуждающе качая головой.

Как только Трэвис вышел седлать лошадей, Милли подсела к девушке;

— Ты все еще хочешь ехать в Голден-Крест?

Эмили улыбнулась:

— Да, но я…

— Ради Всевышнего, перестань упрямиться! Ты испортишь себе жизнь, если выйдешь замуж не за того.

Эмили потянулась к Милли и погладила ее по руке. Горячность и заботливость этой женщины тронули ее.

— Я не собираюсь выходить замуж за Клиффорда О'Тула.

Милли вскинула голову.

— Правда? — с надеждой спросила она.

— Правда. Но мне надо объясниться с ним.

— Да чепуха.

— Так будет честнее.

— А Трэвис знает?

Она покачала головой.

— Я ему скажу потом, когда он будет в настроении. К тому же, если сказать ему это прямо сейчас, он откажется везти меня в Голден-Крест. А я действительно должна все объяснить мистеру О'Тулу.

Вошел Джон, обвешанный сумками Эмили.

— Сейчас отдам это хозяйство Клейборну, — сказал он и направился к задней двери.

Эмили увидела Трэвиса, выводившего лошадей из сарая. Она встала и повернулась к Милли:

— Спасибо за беспокойство обо мне.

— Друзья так и должны поступать. Иначе они не друзья.

На глаза Эмили навернулись слезы.

— Да, — дрогнувшим голосом ответила потом девушка.

— Завернешь к нам на обратном пути?

— Постараюсь.

Милли потрепала ее по плечу.

— У тебя золотое сердце, девочка. Плюнь в глаза тому, кто станет утверждать обратное.

Эмили казалось, что она расстается с лучшей подругой. Чтобы не расплакаться, девушка поторопилась выйти. Увидела Джона, остановилась поблагодарить его, а потом побежала к Трэвису.

Супруги Перкинс, стоя на пороге, смотрели вслед отъезжающим Эмили и Трэвису.

Прошел почти час, прежде чем Эмили решилась нарушить молчание.

— Далеко до Голден-Крест? — спросила она.

— Еще порядком. А ты спешишь?

— Да я… — начала Эмили, собираясь сказать Трэвису, что чем скорее они доберутся туда, тем скорее повернут в обратную сторону.

— Черт! — неожиданно выругался Трэвис. — Прошу прощения?

— Черт! — еще энергичнее повторил Клейборн, настроение которого, видимо, нисколько не улучшилось.

Выждав несколько минут, Эмили снова заговорила:

— Я хотела попросить тебя об одном одолжений.

— Нет, — мрачно бросил Трэвис.

Она не обратила внимания и продолжила:

— Буду очень признательна, если ты, когда мы приедем в Голден-Крест; не будешь спорить со мной. Что бы я ни говорила мистеру О'Тулу, пожалуйста, не вмешивайся, хорошо?

—Снова собираешься изображать беспомощную женщину? Если твой жених не полный идиот — а я уверен, что нет, — то он тебя быстро раскусит:

Эмили разочарованно вздохнула, но спорить не стала.

Весь оставшийся путь девушка была сама не своя. Она утешала себя надеждой, что у мистера О'Тула не слишком дрянной характер и он не затеет спор или ссору, но при мысли о том, что эта надежда окажется тщетной, ее начинало мутить. Когда они стали подниматься на последний гребень холма, Эмили так нервничала, что у нее заметно дрожали руки.

Сразу за поворотом Трэвис увидел в просвете между деревьями… нацеленные на них два ружейных ствола!

Эмили уставилась на вершину холма, где посреди двора стояла покосившаяся хижина-развалюха. Эмили нахмурилась. А где же большой дом мистера О'Тула? Он писал ей, что живет высоко, среди облаков, а поскольку дальше взбираться некуда, оставалось сделать один вывод: Трэвис сбился с пути, а дом мистера О'Тула находится по другую сторону холма. Голос Трэвиса, какой-то странно напряженный, отвлек ее от этих невеселых мыслей.

— Эмили, встань справа и как можно ближе ко мне.

Его тон не располагал к спору. Девушка подчинилась, ее лошадь оказалась между выступом скалы и Трэвисом. Эмили не слишком волновалась, пока не обратила внимания на мрачное и сосредоточенное выражение его лица.

— Что-то не так? — прошептала она.

— Похоже.

Трэвис словно завороженный пристально всматривался в густые ветви деревьев.

Эмили подалась вперед в седле, еще раз огляделась. Что его так встревожило? Так ничего и не увидев, она решила, что Трэвис просто осторожничает.

Внезапно дверь хижины с громким скрипом распахнулась, и на крыльце появился человек. Девушка от удивления широко раскрыла глаза — до того карикатурной была его наружность. Господи, никогда в жизни Эмили Финнеган не видела никого похожего на этого типа! Мужчина был высокий, худой и очень грязный — такой грязный, будто только что поднялся из глубокой лужи. Одет он был весьма живописно: нелепый черный цилиндр, красные подтяжки поверх нижней рубахи, испещренной пятнами самого различного происхождения, и мешковатые коричневые брюки.

Оцепенев, она молча смотрела, как он, направляясь к ней, застегивает ремень.

— О Боже!.. — прошептала Эмили.

Трэвис подождал, когда мужчина дойдет до середины двора, и приказал ему остановиться.

— Скажи своим дружкам, чтобы они опустили ружья, иначе я пристрелю их.

Незнакомцу не понравился тон Трэвиса; он сощурился, отчего глаза его превратились в щелочки, и целую минуту глядел на Клейборна, потом наконец сдался.

— Оставь их, Роско! — крикнул он и взглянул на Эмили.

— Ты женщина по имени Финнеган? — строго спросил он.

— А ты кто такой? — опередив Эмили, вопросом на вопрос ответил Трэвис.

Мужчина переводил взгляд с него на Эмили и обратно; по его физиономии было видно, что он напряженно о чем-то думает. «Наверное, размышляет, как поступить, — решила Эмили, — солгать или сказать правду». Этот отвратительный тип напоминал ей крысу, и всякий раз, когда он бросал взгляд в ее сторону, она чувствовала, как в животе у нее словно скручивался тугой узел.

— О'Тул. Клиффорд О'Тул. Так она наша невеста?

Эмили ахнула. Боже мой! Эта крыса и есть Клиффорд О'Тул?! Романтический герой ее переписки?!

— Нет, я не ваша невеста! — выпалила она.

— Наша невеста? — удивился Трэвис, подчеркнув слово «наша».

— Ага, одна на двоих. Мы ее поделим, — самодовольно пояснил Клиффорд. — Ну, по-братски, — добавил он, пожав плечами. Эмили могла поклясться, что при этом у него из-под цилиндра вылетело какое-то насекомое.

— И сколько же вас, братьев? — поинтересовался Трэвис таким же обыденным тоном, каким говорил Клиффорд.

— Да всего-то двое: Роско и я, — ответил он и снова посмотрел на Эмили. — Это она, что ли?

Эмили протестующе замотала головой.

— Нет.

Судя по всему, мужчина ждал другого ответа. Его рука потянулась к пистолету за поясом. Но, быстро взглянув на Трэвиса, он вдруг передумал и снова опустил руку.

— Тогда кто вы такие?

Эмили расправила плечи, бросила презрительный взгляд на Клиффорда О'Тула и объявила:

— Я миссис Трэвис Клейборн.

Если Трэвис и удивился, то никак этого не обнаружил. Он не спускал глаз с брата Роско, бежавшего к Клиффорду.

Эмили потрясенно уставилась на Роско. До нее наконец дошел смысл того, что сказал Клиффорд. Два брата собирались жить с одной женщиной. О Боже! От этой мысли ее чуть не стошнило. Эмили недоуменно смотрела на ненавистную крысу, стоявшую перед ней. Как ей хотелось отхлестать этого мерзавца по роже за вранье в письмах!

Она покачала головой. Нет, подобный тип не мог писать такие письма. Они вышли из-под пера утонченного Джентльмена, а в Клиффорде О'Туле нет и намека на утонченность. Не мог он писать и стихи, которые посылал ей. Он вообще вряд ли умеет вывести на бумаге свое имя.

Боже праведный, да во что она вляпалась?

Эмили взглянула на Роско, очень похожего на брата и такого же грязного. Спутанные волосы его были прикрыты не цилиндром, а тюрбаном из шелкового красного шарфа. Самодовольная ухмылка, блуждавшая на лице Клиффорда О'Тула, свидетельствовала о том, насколько он уверен в собственной неотразимости.

Эмили захотелось поскорее убраться отсюда. Роско — отвратительный, мерзкий тип, но Клиффорд еще хуже. Он пугал ее, от его угрожающего взгляда у нее поползли по телу мурашки.

Трэвису тоже хотелось поскорее уехать, но он понимал, что сейчас не время. Ни на секунду не выпуская из виду Клиффорда и Роско, он одновременно пытался взглядом отыскать среди густых ветвей еще одного человека.

— А если ты не наша невеста, что ты тут делаешь? — спросил Клиффорд.

— Мы сбились с пути, — солгала Эмили. — Трэвис, давай возвращаться.

— Не спешите, — бросил Клиффорд.

— Если она не наша женщина, то тогда где наша? — Роско уставился на брата.

— Вам не попадалась женщина по фамилии Финнеган? — спросил Клиффорд.

Она собиралась сказать «нет», но передумала. Услышав, что невеста на пути к ним, эти придурки воспримут их с Трэвисом отъезд гораздо спокойнее. Однако, взглянув еще раз на братьев, Эмили подумала, что ей и Клейборну вряд ли удастся уехать отсюда с миром.

— Да, мы с мужем встретили леди по фамилии Финнеган. Как же, она мне сказала, ее зовут? Барбара? Нет. Эмили, — добавила она, кивнув для верности.

— Она хорошенькая? — спросил Роско.

— О, очень! Она прелестна.

— А где вы с ней встретились? — допытывался Клиффорд.

— Мы выезжали от Перкинсов, когда она появилась. Сопровождающий привезет ее к вам не позднее завтрашнего дня.

— При ней всего один вооруженный человек? — поинтересовался Клиффорд.

Эмили кивнула.

— Да, его имя я тоже запомнила: Дэниел Райан. Может быть, вы о нем слышали?

Братья пожали плечами.

— Не припомним такого, — сказал Роско. — Ас чего мы должны его знать?

— Это довольно известный человек, — начала объяснять Эмили.

Уловив дрожь в собственном голосе, она попыталась взять себя в руки: не дай Бог братцы заметят и догадаются, как она их боится. Тогда они сразу поймут, что она лжет, и игре придет конец.

— Он федеральный представитель, — уже более уверенным тоном сказала она.

Клиффорд нахмурился. Роско сплюнул.

— Это что ж, выходит, сюда едет представитель закона? — проворчал Роско, обращаясь к брату. — Мне это не нравится.

— Мне тоже, — буркнул Клиффорд.

Трэвис не обращалвнимания на разговор. Он по-прежнему всматривался в деревья, отыскивая врага.

— А может, мы заполучим себе двух невест? — достаточно громко, так, чтобы его слышали Эмили и Трэвис, прошептал Роско.

Клиффорд кивнул, и по его жесткому взгляду Трэвис понял, что он принял решение.

В ту же секунду Клейборн заметил металлический блеск среди листвы и услышал крик О'Тула:

— Пристрели его, Гидди!

Трэвис выхватил оружие, прежде чем Клиффорд успел закрыть рот. Из-за деревьев раздался крик, послышался громкий треск ломавшихся ветвей. Все, кроме Трэвиса, повернулись и увидели, как дружок братьев О'Тул rpoxнулся на землю.

Клиффорд и Роско были достаточно сообразительны и не схватились за оружие. Роско положил ружье и поднял руки вверх, Клиффорд же упрямо продолжал стоять, крепко стиснув кулаки.

— Он убил Гидди, — пробормотал Роско.

— А зачем? — бросил Клиффорд. — Никакой нужды не было.

Братья кивнули друг другу и стали медленно расходиться. Услышав щелчок взводимого курка, они остановились.

— Давай спускайся вниз по холму, — сказал Трэвис Эмили.

Ей не надо было повторять дважды. От ужаса она, разворачиваясь, едва не выпустила из рук поводья, но тут же подхватила их и, сжав покрепче, кинулась в обратную сторону.

Трэвис ни разу не взглянул на Эмили е того самого момента, как заметил негодяя, засевшего среди деревьев с ружьем. Он не обращал на нее внимания и сейчас, продолжая искать глазами еще каких-нибудь «братьев», которые вполне могли скрываться поблизости, ожидая момента, чтобы выскочить из засады и броситься на него. Так никого больше и не обнаружив, он заставил Роско и Клиффорда бросить оружие в корыто с водой и то же самое проделать с ботинками. А потом скомандовал лечь на живот, заложив руки за голову.

Доверив лошади самой найти дорогу, он сидел в седле так, чтобы все время видеть братьев и держать их на прицеле.

Он не поворачивался к ним спиной до тех пор, пока Клиффорд и Роско не скрылись из его поля зрения. Только тогда Трэвис уселся как следует и пустил жеребца галопом. Он догнал Эмили, шлепнул ее лошадь по крупу, и та понеслась как ветер.

Трэвис ехал позади Эмили, прикрывая ее со спины. Он отлично знал, что представляет собой весьма удобную мишень, и все же раздавшийся выстрел все равно удивил его. Пуля обожгла Трэвиса, Почувствовав, что съезжает набок, он из последних сил наклонился вперед и левой рукой вцепился в конскую гриву, пытаясь повернуться так, чтобы другой рукой можно было стрелять.

Но предательская слабость мешала держать оружие. Эмили остановилась, чтобы помочь Трэвису. Он попытался сказать, чтобы она скакала дальше, но сумел лишь прохрипеть:

— Нет…

Словно в тумане он видел, как Эмили старается взять у него из рук револьвер, и понимал, что через несколько секунд потеряет сознание; ему отчаянно захотелось позаботиться о ее безопасности.

— Убегай, — почти беззвучно прошептал он.

— Держись! — крикнула Эмили.

Она взяла из рук Трэвиса поводья и заставила его жеребца свернуть с дороги и пойти следом за ее лошадью в небольшой лесок у подножия склона. Выстрелы не умолкали, пока Эмили и Трэвис не вступили под защитную сень сосен. Еще раз резко свернув, всадники остановились у края обрыва.

Трэвис попытался сесть, но тут же понял свою ошибку, почувствовав, что падает. Сквозь тьму, окутавшую его, он услышал голос Эмили.

Девушка спрыгнула на каменистую землю. — Вставай, Трэвис, — умоляла она. — Господи милосердный, пожалуйста, не дай ему умереть!

Трэвис повалился набок, голова его безвольно упала; ударившись о валун, и на лбу показались капли крови.

Эмили опустилась перед ним на колени и осторожно повернула. Увидев окровавленную спину Трэвиса, девушка вскрикнула. Внутри у нее словно что-то оборвалось, от переполнявшей ее ярости перед глазами стояла красная пелена.

Пуля чиркнула о камень, возле которого они расположились, и Эмили мгновенно пришла в себя. Она спрятала револьвер в кобуру и подхватила Трэвиса под мышки,, собираясь оттащить его в безопасное место, поглубже в лес.

На краю обрыва девушка заметила среди камней глубокую расщелину. Это как раз то, что им сейчас надо! Никто не подберется сзади или сбоку. Враги могут пойти только в лоб. Вот тут-то она и пристрелит их как бешеных псов.

Эмили не знала, откуда у нее берутся силы, — наверное, ей сейчас помогал сам Господь. Она затолкала Трэвиса в расщелину, положила на бок и снова взяла в руки револьвер.

Первым подскочил Роско. Она выстрелила и попала ему в бедро. Он взвыл от боли и ярости и, хромая, скрылся из вида.

— Эта сука попала в меня, Клиффорд! — орал он. — Я убью ее!

— Сильно ранила? — крикнул брат.

— Кровь хлещет, как из свиньи. Но задето только мясо. Я убыо ее, можешь быть уверен!

— Но только после того, как мы попользуемся бабенкой всласть! Понял? — крикнул Клиффорд. — Мы с ней от души позабавимся, братишка!

Стараясь запугать Эмили, они нарочно громко переговаривались, обсуждали отвратительные детали предстоящего «развлечения». Но Эмили, казалось, уже нельзя было испугать сильнее. Всему есть предел.

О'Тулы отходили от пещеры все дальше, крики их постепенно удалялись, и скоро Эмили почувствовала, что в данный момент они с Трэвисом в безопасности. Она положила револьвер рядом и, подняв подол, оторвала от нижней юбки большой кусок ткани, затем разделила его на несколько лоскутов и полос, чтобы перевязать раны Трэвиса. На его боку она увидела входное отверстие от пули. Присмотревшись, Эмили облегченно вздохнула: свинец прошел навылет. Она плотно прижала один из лоскутов к ране и обвязала полосой материи.

Какая-то странная тишина насторожила Эмили. Она схватила револьвер и стала ждать. Через минуту, которая показалась ей вечностью, из-за веток деревьев высунулся Роско, но, прежде чем Эмили успела прицелиться, снова спрятался.

— Она засела в расщелине между камнями! — завопил он. — Ее можно взять только в лоб. Но тогда она нас убьет.

— Не волнуйся, Роско, мы ее выцарапаем оттуда! — успокоил братца Клиффорд.

— Возьмем измором? — крикнул в ответ Роско.

— Нет! Просто подкрадемся ночью. В темноте она нас не увидит.

Эмили стала молиться. Она понимает, что у нее почти нет шансов остаться в живых. Но если всемилостивый Господь пошлет ей хоть какую-то помощь, она будет ему вечно признательна. А если уж Он хочет забрать кого-то из них двоих в мир иной, то пусть это будет она. Потому что это она во всем виновата, а не Трэвис. Он хороший, порядочный человек и не заслуживает подобной смерти…

Бог не внял ее молитвам. Тянулись часы. Мерзкие голоса Клиффорда и Роско назойливо лезли в уши; вопли негодяев оглушали девушку.

Прошел еще час. Эмили совсем отчаялась. И тогда Всевышний ответил.

Ей был послан Одноглазый Джек.

— Мисс Эмили, вы целы?

Шепот раздался откуда-то снизу, из обрыва.

— Кто это? — прошептала она в ответ. Молчание.

Эмили повторила вопрос.

— Это я, Джек.

— Джек, это правда вы?

— Ну! Я самый и есть.

— Вы под нами? На скалах?

— Я обогнул выступ. Не волнуйтесь. Если кто полезет выше, кувырнется в каньон.

— Джек, братья О'Тул пытаются убить нас.

— Я это понял сразу, как только услыхал выстрелы. Но я никак не могу до вас добраться, мисс Эмили.

— Может, приведете помощь? Трэвиса ранили в спину.

— Ну, значит, ему конец.

— А я говорю «нет»! — почти взвизгнула Эмили.

— Незачем на меня кричать.

Уловив в голосе Джека упрямые нотки, Эмили поняла, что он рассердился. Господи, да разве сейчас до тонкостей обхождения? Неужели Джек не понимает, в какой они опасности?

— Извините, — прошептала девушка. — Я так боюсь. Спасибо, что вы поехали за нами.

— Я сделал это только ради вас. Вы меня совсем очаровали, мисс Эмили, и я хочу заявить о своих намерениях.

— Джек, сейчас не время! — умоляюще воскликнула Эмили. — Пожалуйста, поезжайте за помощью.

— Это вам будет кое-чего стоить. Я хочу получить пять долларов обратно и еще пять сверх, тогда я смогу приодеться. Да нет, не подумайте, что я собираюсь жениться на вас. У меня на уме кое-что поинтересней.

Она крепко зажмурилась. Ну почему он тратит время на разговоры? Время, которого уже почти не осталось? Но Эмили хорошо изучила Джека и знала, что его нельзя подгонять: он поедет за помощью, как только будет готов к этому, и ни секундой раньше.

— А вы не хотите узнать, что я задумал?

— Разумеется, Джек, мне это очень интересно, — почти в панике пролепетала Эмили.

— Я хочу, чтобы вы поужинали со мной в отеле в Притчарде. Вы возьмете меня под руку, а я поведу вас в ресторан, и вы не встанете и не уйдете раньше меня. Договорились?

— Договорились.

— Тогда я пошел.

— Скорее, Джек! И будьте осторожны! — с облегчением воскликнула девушка.

Трэвис застонал; Эмили очень хотелось посмотреть, открыты у него глаза или закрыты, но она не могла обернуться, так как наблюдала за входом в укрытие.

— Все будет в порядке, — шепотом пообещала девушка.

Мимо входа промчался Клиффорд, но она не успела вскинуть револьвер — он был слишком тяжел для нее. Ей пришлось взять оружие Трэвиса обеими руками, чтобы оно не раскачивалось. Эмили обреченно вытянула перед собой револьвер; по щекам катились слезы, но она даже не замечала их, изо всех сил стараясь сосредоточиться и судорожно шепча слова молитвы…

Трэвис открыл глаза и посмотрел на Эмили. Увидев оружие в ее дрожащих руках и услышав сотрясавшие ее рыдания, он почувствовал непреодолимое желание обнять девушку и успокоить ее, но не смог и пошевелиться. Что же случилось? Что пошло не так? Он пытался понять, но сил не было — казалось, даже думать было больно. Его словно пришпилили к чему-то острой булавкой, которая чертовски жгла спину.

Трэвис кое-как осмотрелся. Эмили сидела к нему спиной. Он заметил на грязной земле две длинные полосы, ведущие прямо к ней. Некоторое время Трэвис усиленно соображал, откуда они взялись, потом понял, что, наверное, по земле волочили что-то тяжелое.

Господи, да это она тащила его в безопасное место! Ему стало все ясно. Он ранен, а Эмили сидит перед входом в расщелину, защищая его. Должно быть, братья О'Тул где-то рядом.

— Эмили… Тебе надо уходить отсюда… — еле слышно произнес он.

— Все в порядке, — не оборачиваясь, нежно прошептала она. — Спи, я буду охранять тебя.

А кто будет охранять ее? Нет-нет, все пошло не так! Это он должен ее защищать, он должен взять у нее револьвер и пристрелить сволочей, заставивших ее плакать. Трэвис попытался приподнять голову и в тот же момент почувствовал, как его снова накрыла черная волна и поглотила, погрузив во тьму…

Эмили уже не понимала, сколько времени сидит здесь, надеясь на чудо и молясь о нем. Их положение становилось все более безнадежным. Сумерки быстро сгущались, и вряд ли помощь придет до темноты. Эмили приготовилась к самому худшему. Лишь одна мысль давала отраду ее душе; она умрет, защищая любимого человека.

Глава 9

Выстрелы, раздавшиеся неподалеку, разбудили Трэвиса. Собрав все силы, он попытался открыть глаза. Когда ему это наконец удалось, он увидел перед собой голубизну неба.

Внезапно небо отодвинулось, и, не понимая, что происходит, Трэвис опустил веки, прислушиваясь к доносившимся до него звукам. А когда снова открыл глаза, то увидев человека, склонившегося над ним… Большого, с голубыми как небо, глазами. Это в них он только что смотрел, принимая за синь небес. Коул? Нет. Это не брат, Кто-то другой.

Незнакомец, начал поднимать его с земли. Трэвис недоуменно уставился на блестящий золотой предмет, приколотый к кожаному жилету гиганта. Карманные часы?

Потом Трэвис услышал шепот Эмили, которая интересовалась, успеют ли они вернуться к Перкинсам до наступления темноты. Она назвала человека «мистер Райан», и Трэвис все понял. Теперь его взгляд уже не отрывался от золотого предмета.

Это не карманные часы. Это компас!

И Дэниел Райан, который куда-то тащит его, Клейборна, преспокойно носит на груди вещь, принадлежащую Коулу! Трэвис рассвирепел. С тихим стоном он потянулся к подарку мамы Роуз, но от слабости рука не повиновалась ему. Трэвис зло чертыхнулся про себя. И тут ему показалось, как чья-то крепкая рука надавила ему на голову и погрузила в воду.

Трэвис Клейборн заснул.

Открыв глаза, он увидел Милли Перкинс, склонившуюся над ним с бритвенным лезвием в руке. Не раздумывая, он выбил его из рук женщины. Лезвие перелетело через комнату, ударилось о комод, подпрыгнуло и шлепнулось на пол.

— Боже мой! — отскочив, испуганно закричала Милли. — Ну ты и шустрый! Похоже, ты наконец ожил.

— Сколько я спал?

— Почти четыре дня. Тебе требовалось как следует выспаться, чтобы восстановить силы. Так сказал доктор. Теперь я вижу, что он был прав: у тебя уже не такие стеклянные глаза. Я всего-то хотела тебя побрить, — ворчливо добавила она. — Ты оброс, как медведь.

Трэвис потер подбородок.

— Да, надо.

Он зевнул, потянулся, расправляя мышцы, но внезапная боль обожгла его.

— Помню, что я был ранен…

— Да еще как! Они стреляли в спину, но пуля прошла ближе к боку, чем к центру, и навылет. Тебе повезло, парень, никакого заражения, все чисто. Должно быть, ангел-хранитель постарался, Трэвис улыбнулся:

— Наверняка.

Он медленно обвел глазами комнату. Она показалась ему хорошо знакомой, минуту или две он не понимал почему. Потом до него дошло: он лежит в той же кровати, на которой спала Эмили.

— Где она?

— Полагай, ты спрашиваешь про Эмили, — нерешительно начала Милли. — Ты хоть что-нибудь помнишь про последние четыре дня? Да нет, конечно, не помнишь. Денно и нощно она сидела возле тебя. Молилась о твоем выздоровлении. Вчера ты спал уже совершенно спокойно, и доктор Стэнли убедил Эмили, что худшее позади и теперь дело пойдет на поправку.

— Где она? — снова спросил Трэвис.

Он подозревал неладное; уж слишком нервно Милли Перкинс теребила фартук, да и смотрела куда угодно, только не ему в глаза.

— Она… она уехала, — заикаясь пролепетала Милли, которая, прежде чем ответить, предусмотрительно отступила на шаг.

Трэвис рывком отбросил одеяло и спустил ноги на пол. Милли закрыла глаза ладонями и так стремительно отвернулась, что едва не упала. Оглядев себя, Трэвис шепотом выругался: он был совершенно голый. Тотчас снова натянув на себя одеяло, он откинулся на подушки и пробормотал:

— О, эта чертова слабость!

— Еще бы! Знаешь, сколько крови ты потерял? Доктор Стэнли говорит, что ты ударился головой, падая с лошади, потом стукнулся о камень. Поэтому ты и спишь, как сурок.

— Я упал с лошади? — Трэвис пришел в ужас. Если услышит про это, он до конца дней не оставит его в покое. — Милли, ты можешь повернуться обратно.

Милли смущенно взглянула на него, продолжая теребить фартук; щеки ее пылали, как у чрезмерно застенчивой старой девы.

— Эмили — твой ангел-хранитель, Трэвис. Когда ты упал, эта девочка оттащила тебя в укрытие. И откуда у нее только силы взялись! Ей-богу, Трэвис, она любит тебя так, как никакая другая женщина никогда не полюбит. Ты будешь настоящим дураком, если не догонишь ее.

Клейборн пожал плечами.

— Она ведь собиралась выйти замуж за О'Тула, разве ты забыла? И знаешь почему? Потому что хотела стать женой богатого человека с большим домом и винтовой, черт бы ее побрал, лестницей.

Трэвис злился все сильнее. Нужно быть совершенно, бесчувственной женщиной, чтобы вот так взять и уехать не попрощавшись!

— Да нет же! — с досадой воскликнула Милли. — Эмили не собиралась выходить за О'Тула. Она сама сказала мне это перед тем, как вы поехали в Голден-Крест.

— Так я тебе и поверил! Она передумала, только когда увидела развалюху вместо шикарного дома и жалкое ничтожество вместо обаятельного и достойного джентльмена.

Милли хмыкнула:

— Знаешь, Клейборн, кончай пускать пузыри. Я бы на твоем месте выскочила из постели и погналась за ней, чтобы не опоздать.

— Придется — хотя бы ради того, чтобы высказать все, что я о ней думаю. Разве это нормально — улизнуть так, как она? Она ночью сбежала?

— Ну конечно же, нет. Эмили отправилась днем и сейчас уже едет домой, в Бостон. — Она немного помолчала и продолжила: — Я говорила Джону, что рано или поздно какой-нибудь красавец подцепит ее. Правда, после этой истории Эмили сказала, что вообще не выйдет замуж. Но уверяю тебя, Трэвис, очень скоро какой-нибудь говорун заставит ее переменить решение. Ну да ладно. Тебе ведь все равно, от кого у нее будут дети, правда?

Трэвис не ответил на коварный вопрос Милли Перкинс.

— Почему ты мне ничего не сказала перед нашим отъездом в Голден-Крест?

— Потому что меня об этом просила Эмили. Она умная девочка и прекрасно понимала, что ты откажешься везти ее туда, если узнаешь, что она решила отказать жениху. А она считала, что должна соблюсти приличия и лично сказать этой крысе, что передумала.

— Какой крысе?

— Ну, она его так называла. Конечно, тогда еще Эмили не знала, что за тип этот Клиффорд. Она считала его порядочным человеком, поэтому « хотела объясниться с ним с глазу на глаз.

— Постой-ка, постой-ка! Давай разберемся. Значит, она считала своим долгом объясниться с тем подонком, если я правильно тебя понял? — медленно, едва сдерживая закипавшую ярость, проговорил Трэвис и, когда Милли, настороженно глядя на него, кивнула, упавшим голосом закончил: — А немного подождать, пока я приду в себя, не захотела.

— Она призналась, что вляпалась в эту историю из-за глупой гордости и получила ценный урок. Она не сказала, почему уезжает именно сейчас, — ведь дилижанс через Притчард ходит только по воскресеньям. Но она так торопилась… Я думаю, ты сам поедешь за ней и обо всем расспросишь.

— Перво-наперво я вернусь в Голден-Крест и пристрелю этих мерзавцев Клиффорда и Роско.

— Можешь не беспокоиться — они уже на том свете. Один симпатичный джентльмен пристрелил их как собак. Так им и надо, они ведь пытались убить вас с Эмили. Закон на его стороне, не сомневайся, — с многозначительным смешком добавила Милли.

Трэвис не понял, что ее так развеселило.

— Наверное, я должен поблагодарить его. Он еще здесь?

Милли покачала головой.

— Он собирался уехать сразу же, как только положил тебя на кровать, но пробыл до вчерашнего дня. Эмили попросила его проводить ее в Притчард.

— Ты отпустила ее с незнакомым человеком?

— Он не показался нам совсем уж чужим. Джон долго говорил с ним. Мой муженек и старина Кили сидели за утренней рюмочкой, когда Эмили и он уезжали. Сначала Джон сам собирался отвезти Эмили. Но он убедил его остаться дома и присматривать за мной. В этих местах орудует банда. Помнишь, Джон говорил? Они поубивали полно народу, а скольких ограбили… Убили молодую мать с малышкой.

Трэвис закрыл глаза.

— Этого человека зовут Дэниел Райан?

— Да.

Он вспомнил все… Холодные, проницательные голубые глаза… блестящий золотой компас…

— У него был компас моего брата.

— Да, совершенно верно, — согласилась Милли. — Эмили попросила отдать его ей, но мистер Райан отказался. Разрешил подержать, показал, как открывается замочек на золотом футляре. Она вынула компас и рассмотрела его. Потом он забрал его обратно и сказал, что должен вернуть компас одной леди, которой он и принадлежит. Эмили все поняла. Так что не смотри на меня волком, Трэвис. Этот парень спас вам с Эмили жизнь. Ночью она бы не смогла уберечься от братьев — незаметно подобравшись, они непременно схватили бы ее. А что было бы дальше — сам знаешь. Райан очень и очень вовремя подоспел.

Мысль о том, что девушка была в такой опасности, испугала Трэвиса. И взбесила. Если бы Эмили сказала ему, что собирается делать, он, естественно, не повез бы ее в Голден-Крест и они не попали бы в такую ужасную ситуацию.

— Эту женщину Господь явно лишил разума.

— Думаю, тебе стоит помочь ей вернуть его. Он пропустил замечание Милли мимо ушей.

— Черт побери, но я не имею права застрелить Райана, — разочарованно протянул Трэвис.

— Это уж точно, убить ты его не можешь. А тебе станет легче, если я скажу, что стреляла в него Эмили? Она приняла Райана за одного из братьев. Парень признался мне, как сильно он удивился.

— Хм, ничего удивительного. Она стреляет в каждого мужчину, который появляется передней, — преувеличил он.

Милли громко вздохнула:

— Ну ты и упрямый мужик, Трэвис Клейборн! Ты собираешься ехать в Притчард или нет?

Больше его не надо было уговаривать.

— Я же совершенно голый, Милли. Закрой-ка дверь.

Она взвизгнула и стремглав вылетела из комнаты.

Трэвис умылся, оделся. Во время бритья порезался, потому что думал совершенно о другом. Все его мысли вертелись вокруг Эмили Финнеган и того, как он устроит этой неблагодарной девице хорошенькое прощание.

Глава 10

В Притчарде только об этом и говорили. Народ стекался к гостинице, к середине дня она уже была набита битком. Те, кто не мог протолкнуться внутрь, выстраивались на тротуаре.

Субботние улицы замерли. Магазины закрылись раньше обычного, все дела были отложены: никто не хотел пропустить такое событие.

Деньги переходили из рук в руки. Одни ставили на то, что Джек даже не покажется. Другие были уверены, что покажется. Олсен, хозяин гостиницы, не имел привычки играть в азартные игры и заключать пари, но, будучи человеком сметливым, обеспечил небольшую прибыль себе и своим служащим другим способом: назначил плату за вход в ресторан. Кроме того, Олсен заготовил разрисованные карточки на столы, и все желающие обедать близ столика Джека Хэнрахэна и Эмили Финнеган должны были доплатить за такую привилегию. На случай если мисс Финнеган не выполнит обещания — а какая женщина в здравом уме выполнит его? — хозяин подстраховался: поставил на стойку специальную картонку с предупреждением, что деньги возвращаться не будут.

Олсен не чувствовал никакой вины перед друзьями за вымогательство по одной простой, но важной причине: в тот день свершилось историческое событие — Джек Хэнрахэн помылся в бане.

По этому поводу тоже заключали пари. Проигравшие расстроенно заворчали, когда ровно в пять часов разнесся слух: Джек Хэнрахэн вошел в баню. Счастливчики видели это собственными глазами.

Часы в холле гостиницы пробили ровно шесть вечера, когда Одноглазый Джек Хэнрахэн важно переступил через порог.

Увидев обитателя гор, чистого до хруста и невероятно нарядного, толпа онемела. Такое зрелище стоило каждого выложенного пенни! Джек выглядел сногсшибательно: в белой крахмальной рубашке с бледно-голубым галстуком без малейшего пятнышка, в черных брюках со стрелками, о которые, казалось, можно было порезаться, причем стрелки находились именно там, где положено. Новые туфли блестели как зеркало, прическа — волосок к волоску, через руку перекинут черный пиджак. Словом, настоящий джентльмен, одетый с иголочки, который в жаркий летний день вышел на прогулку. И это Джек Хэнрахэн?!

Когда Джек натянул на широкие плечи пиджак и словно невзначай поправил нашлепку на глазу, толпа не удержалась, и воздух огласил дружный восхищенный вопль. Но один-единственный взгляд другого глаза моментально вернул миру тишину.

Этот человек, несмотря на свой угрюмый вид и вспыльчивый характер, обладал над людьми странной властью. Олсен переминался с ноги на ногу за стойкой, держась за плакатик, извещавший о том, что деньги не возвращаются, а Джек тем временем с необыкновенной легкостью прокладывал путь через толпу. Собравшиеся, затаив дыхание, не шевелились, но Хэнрахэн каким-то непостижимым образом раздвигал спрессованные тела и продвигался вперед. Никто не посмел прикоснуться к нему, иначе Джек непременно взбесился бы, и одному Богу известно, чем бы это закончилось.

Олсена трясло, он думал лишь об одном: как бы не попасться Джеку под руку, когда тот узнает, что мисс Финнеган передумала. Если она действительно передумала. Поэтому он решил подняться по лестнице вместе со служащим и сообщить даме, что ее «кавалер» появился. Самому после этого остаться наверху и спрятаться в надежном месте, а с дурной новостью послать вниз беднягу служащего.

Олсен заикаясь сказал Джеку, что будет рад пойти и привести мисс Финиеган, и, подав знак недавно нанятому им юноше, поспешил к лестнице, но в этот момент наверху появилась мисс Эмили Финнеган.

По идее деньги должны были снова совершить переход из рук в руки, но мужчины, забыв про доллары, застыли, глядя на красавицу. Ни звука не вырвалось из уст собравшихся, лишь прошелестел общий вздох облегчения, и снова все замерли, с восторгом взирая на прелестную леди.

Одевшись, словно на бал, Эмили Финнеган была в длинном золотистом платье с пышными рукавами и скромным декольте — как раз таким, какое может привлечь внимание мужчин и одновременно не раздражать женщин. Платье прекрасно обрисовывало ее стройную фигуру, мягкими складками ниспадая на золотистые, в той туфельки. Когда девушка начала спускаться вниз, ткань в свете свечей засверкала.

Трэвис смотрел на девушку, укрывшись позади стойки, и когда Эмили повернула голову в его сторону, отступил в тень, желая остаться незамеченным. Он появился здесь лишь из желания убедиться в ее полной безопасности, и, поскольку ничто не предвещало неприятностей или осложнений, не собирался вмешиваться и обнаруживать свое присутствие. Сегодняшний вечер принадлежит Джеку Хэнрахэну, но завтрашний будет его, Трэвиса Клейборна.

Эмили спускалась по лестнице величественно, как принцесса. Высоко подняв голову, она смотрела только на Джека, словно вокруг никого не существовало.

Трэвис удивленно покачал головой, когда Джек подошел к нижней ступеньке и подал Эмили руку. Галантный жест явно обрадовал девушку, она приветливо улыбнулась, и в глазах ее загорелись искорки. Встав рядом с Хзнрахэном, она царственно опустила свою руку на его, позволяя вести себя в ресторан.

Трэвису стало трудно дышать. Чем ближе Эмили подходила к тому месту, где он скрывался, тем быстрее билось его сердце. Тело запылало огнем, он подумал, что это из-за раны, и ослабил ворот рубашки. Странно, никакого эффекта. Сердце громыхало уже где-то в ушах…

Для работяг Притчарда зрелище становилось все более захватывающим. Джек Хэнрахэн, сидя за столом, при всем честном народе орудовал вилкой и ножом не хуже любого джентльмена, потом, поужинав, терпеливо ждал, когда освободят от столов середину комнаты, чтобы они с Эмили могли потанцевать.

Они были единственной танцующей парой. Джек окончательно всех сразил, когда обнял Эмили и закружил ее под музыку, которую лихо играл оркестр Билли Боба и Джо Боя: все па он проделывал легко и гораздо грациознее завзятых танцоров. Собравшиеся только диву давались, от Души восхищаясь Одноглазым Джеком и ни секунды не сомневаясь в том, что мисс Эмили Финнеган совершенно счастлива, проводя вечер с таким душкой.

Все закончилось в час ночи. К этому моменту рука Диц Боя, игравшего на скрипке, совсем онемела. Джек проводил Эмили в холл. Он стиснул ее пальцы, наклонился и поцеловал руку. Потом что-то шепнул ей на ухо, Эмили рассмеялась. Джек тоже ухмыльнулся, а после того как она чмокнула его в щеку, расплылся в широчайшей улыбке. Подождав, пока Эмили поднимется по лестнице, Джек повернулся и прошагал через холл с видом чрезвычайно довольного собой человека. Но едва он вышел на улицу, как глазная повязка уже валялась на земле, пиджак повис на столбе, к которому постояльцы гостиницы привязывали лошадей, а галстук плавал в корыте. Джек Хэнрахэн, которого хорошо все знали и боялись, снова стал самим собой.

Эмили уже легла, когда услышала странный скрип в коридоре, как будто по полу двигали стул или тащили корзину. Она отбросила одеяло, вскочила и босиком побежала проверить, хорошо ли заперта дверь. Закрыв ее еще на один запор, Эмили немного постояла прислушиваясь. Все было тихо.

Девушка вернулась в постель, собираясь как следует выплакаться: возможно, ей станет легче и она наконец забудет о существовании Трэвиса Клейборна.

Но надежды Эмили оказались напрасными: от слез у нее всего лишь опухли глаза, но изгнать из сердца Трэвиса они ей не помогли.

Что ж, тут ничего не поделаешь. Видимо, пора возвращаться домой. Время залечит ее душевные раны.

Глава 11

Эмили открыла глаза и поняла, что проспала. Если она не поторопится, то опоздает на дилижанс. Завтракать уже некогда, но это даже хорошо, потому что сейчас она не смогла бы проглотить даже маленький кусочек. Эмили быстро оделась, побросала вещи в сумки и побежала вниз, чтобы попросить кого-нибудь отнести багаж на станцию…

Пока девушка дожидалась прибытия дилижанса, улица, к счастью, была совершенно пустынной и никто, слава Богу, не пытался докучать разговорами. Эмили не хотелось уезжать, но иного выхода у нее не оставалось. Эмили попыталась взбодрить себя размышлениями о предстоящей встрече с семьей, но тщетно — отвратительное настроение, в коем она пребывала последние дни, нисколько не улучшилось. Да и то сказать, какой толк от возвращения в Бостон? Это всего лишь самый безопасный для нее вариант: останься Эмили здесь, она наверняка кинется в объятия Трэвиса и не только погубит свою репутацию, но и сломает себе жизнь. А что скажут ее родители?..

Терпение Эмили было почти на исходе, когда из-за угла наконец показался дилижанс и остановился перед ней, подняв такое огромное облако пыли, что девушка поспешно отступила подальше.

Кучер, высокий, тощий человек, явно не был расположен к шуткам. Он соскочил на землю, поправил ярко-голубой шейный платок и дотронулся до полей шляпы, приветствуя девушку.

— Я опаздываю, мэм, устраивайтесь, а я пока схожу за водой, когда вернусь, расскажу о правилах, которые вам придется соблюдать в дороге, — без пауз, на одном дыхании отбарабанил он и, открыв перед Эмили дверцу, пошел на станцию.

Через несколько минут кучер вернулся и уложил ее багаж на крышу дилижанса. Работал он так же быстро, как разговаривал.

— Если вы вдруг услышите выстрелы, немедленно падайте на пол и попытайтесь залезть под сиденье, — зачастил кучер. — Не выглядывайте в окно, как бы вас ни разбирало любопытство. Вы даже не представляете, мэм, насколько важно именно это правило. Так что постарайтесь его запомнить. Я не жду неприятностей, но всегда готов к ним. И еще один момент. Если вам понадобится минутная остановка, выгляните в окно и крикните мне. Но сперва прислушайтесь, нет ли выстрелов, и только потом выглядывайте. Я очень надеюсь, что вы не захотите останавливаться, потому что я и так еду с опозданием.

— Остановка мне не потребуется, — заверила его Эмили.

Кучер снова забрался на крышу дилижанса, привязал багаж попрочнее, спрыгнул вниз и еще раз открыл дверцу.

— Вы приготовили билет?

— Да. — Она подала ему билет и села на кожаную скамейку.

Он бросил на нее быстрый взгляд.

— Что-то не в порядке, мэм? У вас на глазах слезы. Это, конечно, не мое дело, но если вы себя плохо чувствуете…

— Нет, сэр, я чувствую себя вполне сносно. Глаза слезятся от пыли.

— Незачем обращаться ко мне «сэр». Меня зовуг Келли. И все же… Если вдруг вам станет плохо, выгляните в окно и крикните. Если не услышите выстрелов. А услышите, то не выглядывайте. Я подчеркиваю это снова и снова, мэм, потому что это очень важно.

Он наконец закрыл дверцу и уселся на свое место, прежде чем Эмили успела сказать ему свое имя. Впрочем, подумала девушка, для него это не имеет значения — главное, чтобы она не высовывалась в окно.

Кучер хлестнул лошадей, дилижанс мягко тронулся с места и покатил по главной улице. Из-под колес заклубилась пыль. Облако ее постепенно становилось все больше, и скоро из-за него не стало видно ничего, даже самого крупного магазина Притчарда…

Эмили сложила руки на коленях и закрыла глаза. Итак, все кончено. Она сама решила уехать, возврата назад нет и быть не может. Никогда больше она не увидит Трэвиса Клейборна. Ну и слава Богу. Эмили показалось, что она почувствовала некоторое успокоение.

Внезапно раздался выстрел. Келли закричал, изо всех сил натянул вожжи, и лошади резко остановились. От толчка Эмили качнулась вперед и шлепнулась на пол; пышные юбки оказались у нее на голове. Девушка быстро вскочила и поправила одежду. Взглянув в окно, она увидела взволнованных людей, выходящих из гостиницы.

Эмили не понимала, что происходит. Она высунулась наружу, желая узнать, в чем дело. Заметив это, Келли вздохнул:

— Да что же это такое?! Я ведь говорил: не высовываться!

— Мистер Келли, а что случилось?

— Трэвис Клейборн! Вот что случилось, мэм.

Не успела Эмили осмыслить это сообщение, как дилижанс содрогнулся от рева Трэвиса:

— Эмили Финнеган! Выходи! Я хочу с тобой поговорить!

Она так перепугалась, что стремительно откинулась на сиденье, ударившись головой, но через секунду-другую снова выглянула в окно. И увидела Трэвиса, неспешной походкой направляющегося к ней.

Эмили показалось, что сейчас у нее сердце выскочит из груди. Он был такой красивый, такой… любимый, такой обожаемый… и совершенно взбешенный! Клейборн вышагивал со свойственной ему надменностью, и вид у него был настолько самоуверенный, что Эмили опешила: просто не верилось, как мог человек, совсем недавно находившийся на краю могилы, держаться подобным образом. Словно доктор Стэнли и не говорил никогда, что выздоровление Трэвиса Клейборна — настоящее чудо!..

Эмили вздохнула. Как бы она ни испугалась, а попрощаться с ним все-таки нужно. Она будет держать себя в руках, вежливо и сухо скажет несколько слов, а потом уедет. Надо бы вылезти из дилижанса и пойти навстречу, а затем быстро пожать Трэвису руку и сказать ему «спасибо» и «до свидания».

Но, открыв дверцу, Эмили передумала. Выражение лица приближающегося Трэвиса не предвещало ничего хорошего. Девушка быстро захлопнула дверцу дилижанса. Она знала, почему Клейборн оказался здесь: выскочил из постели в доме Перкинсов и помчался верхом в Притчард, чтобы снова сказать ей, что она сумасшедшая. До чего же упрямый! Сколько можно повторять одно и то же!

— Мистер Келли, поехали.

— Прошу прощения, мэм, но ни один нормальный человек не станет спорить с кем-то из братьев Клейборнов или противиться их желанию. Поэтому вам лучше выйти и выяснить, чего он хочет.

— Выходи, Эмили! — снова закричал Трэвис. Девушка решила подчиниться.

— Без меня не уезжайте, мистер Келли, — попросила она, направляясь к Трэвису.

— Это уж как решит Клейборн.

Эмили, не соглашаясь, покачала головой и пробормотала:

— Если этот чертов Трэвис заставит меня разреветься, то, клянусь, я выхвачу у него револьвер и пристрелю его. Вот увидите, я это сделаю.

— Я был бы крайне удивлен, если б Клейборн позволил кому-то воспользоваться его револьвером.

Эмили пропустила его слова мимо ушей. Остановившись шагах в двадцати от Трэвиса, она вытянула вперед руку, давая понять, чтобы он не подходил к ней ближе, на что Трэвис не обратил никакого внимания.

— Ты действительно собираешься это сделать, Эмили?

— Что именно?

— Уехать не попрощавшись.

— Трэвис, пожалуйста, говори тише. А то соберется толпа. — Она повернулась к тротуару и махнула рукой стоявшим там людям: — Прошу вас, разойдитесь!

Заметив, что никто не отреагировал на ее просьбу, девушка нахмурилась и снова повернулась к Трэвису.

— Я собиралась с тобой попрощаться.

— Да неужели? Может, при выезде из города ты хотела крикнуть прощальные слова из окна дилижанса?

— Нет, я думала написать тебе письмо.

Трэвис насупился еще больше. Ему не нравились ее слова. Совсем не нравились.

— Та-ак, значит, хотела мне написать… — угрожающе протянул он и шагнул вперед.

Секунду-другую Эмили казалось, что Трэвис сейчас набросится на нее. Но к счастью, он остановился в двух футах. А не повернуться ли и уйти? Он явно пытается ее запугать, а у нее нет настроения терпеть его выходки: в конце концов Трэвис всего лишь был ранен, а у нее разбито сердце.

— Давай-ка разберемся. Для того чтобы лично сообщить О'Тулу, что передумала выходить за него замуж, ты настояла на поездке в Голден-Крест. А со мной даже попрощаться не удосужилась. Так получается?..

— Милли ведь тебе все сказала.

— Да, сказала, черт побери! — раздраженно ответил он. — Следовало поставить меня об этом в известность раньше…

— Тогда бы ты не повез меня туда.

— Разумеется, не повез бы. И между прочим, тогда бы меня не ранили, а ты не попала бы в опасную ситуацию. Кстати, мисс Финнеган, предупреждаю: больше никогда и ни с каким другим мужчиной никуда не выходи. Даже с Джеком Хэнрахэном. Ты поняла?

— В этих местах, мистер Клейборн, насилие над личностью не одобряется. А убийство тем более.

— Ты хоть отдаешь себе отчет в том, что с тобой случилось бы, поймай тебя эти сволочи?

— Да! — закричала она. — Я прекрасно знаю, что могло произойти. Знаю и то, что тебя чуть не убили, и никогда не прощу себя за это. Единственное мое оправдание — это желание поступить благородно и отказать жениху лично, а не трусливой запиской. Если бы я знала, что эти братья — такие скоты, уверяю тебя, я никогда бы не поехала в Голден-Крест. О Господи, давай с этим покончим. Ну что ты молчишь? Скажи наконец в сотый и последний раз, что я ненормальная. Именно это ты и собираешься сделать, ведь так?

— Просто замечательно! — с мрачной иронией изрек Трэвис. — Великолепно! Ты и вправду с приветом. Клянусь, у тебя нет и капли здравого смысла.

— Может, и нет. Только вовсе не я, совершенно больная, соскочила с кровати и проскакала до Притчарда лишь для того, чтобы сказать кому-то, что он сумасшедший!

— Я приехал сюда не для этого.

— Тогда зачем?

Трэвис в замешательстве переминался с ноги на ногу. В его глазах Эмили увидела какую-то странную нерешительность. Тут только она заметила, что вокруг них уже собралась довольно большая толпа и люди все продолжают подходить.

Эмили пришла в ужас. Она тихонько ахнула и возмущенно воскликнула:

— Послушайте, вам что, больше делать нечего? Это же личный разговор. Уходите!

Но никто даже не шелохнулся. Краем глаза девушка увидела джентльмена, который оперся о коновязь. На раскрытой ладони он держал деньги, и каждый подходивший к толпе давал ему очередную монету.

— Ну, Трэвис, так зачем ты сюда приехал?

— Я хотел тебе сказать… — начал было Клейборн, но Эмили тут же перебила его:

— На твоем месте я даже не пыталась бы это сделать. Сейчас я сяду в дилижанс и поеду домой. В конце концов, кучер обязан соблюдать расписание. Мистер Келли, куда же вы? — крикнула Эмили, заметив, как тот побежал к стоящему у столба мужчине.

— Хочу заключить небольшое пари, — деловито бросил кучер.

— Черт побери, Эмили, обрати наконец на меня внимание!

Девушка вдруг почувствовала себя совершенно несчастной и одинокой, и на глазах у нее выступили слезы.

— А почему я должна обращать на тебя внимание и терпеть твои выкрутасы?! Это ты, ты во всем виноват! Ты заставил меня влюбиться в тебя! Из-за тебя я не могу ни есть, ни спать!

Она сама не понимала, что говорит, но тут услышала за спиной голос женщины, которая с восхищенным вздохом произнесла:

— Ох, она его любит!

Трэвис расплылся в широкой улыбке и двинулся к Эмили, но она вытянула руку, удерживая его на безопасном для себя расстоянии.

— Можешь не беспокоиться — я справлюсь с. этой бедой. Моя любовь ничего не меняет. Так что воздержись от глупых замечаний. Все, я еду в Бостон!

— Нет, ты не едешь в Бостон.

— Еду. Никакие твои слова, Трэвис, не изменят мое решение.

— Ну-ка задай ему жару, девочка! — послышался из толпы пронзительный женский голос. — Не позволяй ему тобой вертеть!

— Если она его любит, ей надо остаться! — крикнула в ответ другая женщина.

Мужчины согласно заворчали. Эмили похолодела. Она повернулась к женщине, предлагавшей ей остаться, и прошептала:

— Неужели вы не понимаете, что если я останусь, то поступлю как настоящая распутница и опозорю своих родителей?

Та вдруг резко вскинула голову и выпучила глаза.

— Ты хочешь сказать, что тогда…

Эмили закивала:

— Вот именно.

— Пускай она едет домой… — проговорила женщина заикаясь.

Трэвис запустил пальцы в волосы. Мысль о том, что он теряет Эмили, приводила его в отчаяние. Он не знал, как вынудить ее остаться.

Господи, ну какая же она все-таки упрямая!

— Ты любишь меня, но, несмотря на это, уезжаешь. Я правильно понял? — произнес он, переведя дух.

— Да, — ответила она. — Я действительно люблю тебя, и я уезжаю. Так будет лучше.

— Разумеется, — отрывисто проговорил Трэвис.

Эмили повернулась, махнула собравшимся, чтобы они расступились, и почти бегом бросилась к дилижансу, но Трэвис догнал ее в три прыжка. Толпа не отставала от них.

— Я поклялась себе больше никогда в жизни не делать ничего второпях. Остаться здесь не только опрометчиво, но и грешно. Поэтому я еду домой.

Трэвис был почти в панике. Он не должен позволить ей уехать. Неужели Эмили не понимает, что она для него значит? Без этой девушки его жизнь станет пустой и никчемной.

Да он без нее вообще не хочет жить!

Трэвнс Клейборн остановился как вкопанный.

— Кошмар, — прошептал он. — Я же люблю ее. Эмили… Единственное его желание — чтобы она была рядом с ним всю жизнь. Но для начала надо высадить ее из дилижанса.

Трэвис схватил девушку за руку, Эмили снова забормотала что-то об опрометчивости и приличиях. Он терпеливо ждал, пока она закончит;

Эмили умолкла и взглянула на Трэвиса.

— Неужели ты не согласен? — спросила она, озадаченная внезапной улыбкой, которая зажгла лукавый огонек в его глазах.

— Абсолютно согласен.

— Ну все, она уезжает! — крикнул кто-то из толпы.

— Но если она останется, то погубит свою репутацию! — взвизгнула женщина.

— Аминь! — раздалось в ответ.

Они дошли до дилижанса, Трэвис открыл Эмили дверцу.

— До свидания, Трэвис, — тихо сказала девушка и протянула руку.

— Ты ждешь, что я ее пожму?

— Этого требует простая вежливость. А почему ты улыбаешься?

— Потому что я очень счастливый человек.

Эмили ошарашила столь внезапная перемена. Она опустила руку.

— Я напишу тебе.

— Это будет очень мило.

— Ты мне ответишь?

— Конечно.

Больше сказать было нечего. Девушка повернулась, собираясь сесть в дилижанс.

— Минутку, Эмили, — окликнул ее Трэвис.

— Да?

— Поцелуй меня на прощание.

Глава 12

Эмили в ожидании мужа расчесывала волосы. Она вышла замуж за сумасшедшего. И была так счастлива, что все время улыбалась. Любовь и радость переполняли Эмили и неудержимо рвались наружу…

Трэвис стоял у окна отведенной ему комнаты на втором этаже дома Перкинсов и смотрел в темноту. Луна сегодня была особенно красивой, а в небе сверкали мириады звезд. Сверчки пели свою ночную песню, воздух наполнял аромат сосен… Все казалось волшебным…

Роза розового цвета, на длинном стебле, которую Трэвис преподнес Эмили перед брачной церемонией, стояла в вазе на столике возле кровати. Она нежно провела пальцем по шелковистым лепесткам.

Дверь открылась, вошел Трэвис, задвинул щеколду и повернулся к жене. В длинной, до пят белоснежной ночной рубашке, с распущенными волосами, она была прелестна. У него перехватило горло от счастья. Какую красавицу ему удалось пленить!

— Добрый вечер, миссис Клейборн.

Эмили рассмеялась, и Трэвису показалось, что его обдало теплой волной. Он привалился спиной к двери и улыбнулся.

— Не надо волноваться.

— С чего ты взял, что я волнуюсь?

— Ты только что выбросила в окно свою щетку для волос.

Эмили снова рассмеялась.

— Я хочу, чтобы тебе было хорошо, — смущенно проговорила она.

— А мне уже хорошо.

Он сумел найти самые нужные слова. О, как же она его любит!

Трэвис снял рубашку, бросил ее на спинку стула. Скинул туфли и носки, подошел к ней.

— Ты правда волнуешься, милая.

— Немного. Я знаю, что должно произойти. Но не знаю как.

— Ты хочешь сказать, что еще не изучила этот предмет, — усмехнувшись, мягко сказал он.

— Вот именно. А вот ты, по-моему, изучил.

Он взял у нее из рук розу и медленно обвел полураспустившимся бутоном сначала ее щеку, потом подбородок. Он не отрывал глаз от Эмили, и через несколько секунд все ее страхи словно улетучились.

— Я люблю тебя, Эмили. Только тебя одну, — серьезно сказал Трэвис.

Ему не терпелось обнять ее, он поставил розу обратно в вазу.

— Хочешь, я подробно объясню, что собираюсь делать? По тону она поняла, что муж снова шутит.

— Спасибо большое. Ценю твое предложение, но… лучше покажи, — неожиданно для самой себя смело заявила Эмили.

Он осторожно уложил ее на середину постели и лег сверху, упираясь руками в кровать. Потом заглянул в глаза Эмили, словно впитывая светившуюся в них любовь.

— Я собираюсь изучить тебя, миссис Клейборн. Каждую черточку и каждую клеточку. До чего же мне нравится это словосочетание: миссис Клейборн! А когда закончу изучение… В общем, я надеюсь, что ты останешься довольна. Его взгляд, полный любви и желания, наполнял Эмили предчувствием наслаждения. Будь она уверена, что голос ее не дрогнет, она непременно сказала бы ему, что сейчас не надо беспокоиться: она готова стать его женой в полном смысле слова. Видит Бог, она жаждет этого.

По спине Эмили пробежала сладостная дрожь; когда он уткнулся ей в шею, она обняла Трэвиса и стала нежно гладить. Он решил поначалу предоставить инициативу ей и сразу был вознагражден за это. Эмили ласково теребила его волосы, требовала прекратить шутки и как следует поцеловать ее. Первый же поцелуй подстегнул разгоравшуюся страсть, и когда Трэвис разделся и раздел Эмили, оба они тяжело и прерывисто дышали от возбуждения, с которым уже невозможно было совладать.

Трэвис понимал то, чего еще не понимала сама Эмили, он словно читал веления ее тела. Он продолжал ласкать ее, укрощая собственную страсть. Эмили становилась все покорнее, все горячее в ответных ласках…

Когда наконец они соединились, это было так прекрасно, что Эмили застонала от пронзившей ее сладкой боли и предчувствия высшего блаженства. Всем своим существом она жаждала чего-то неведомого и стремилась достичь этого, отдаваясь ритму движений Трэвиса и отвечая на сильные, но удивительно нежные толчки.

Он почувствовал, как она плотно сжала его внутри, понял, что сейчас наступит кульминация, и сдался. Тело его сотряслось в сладкой судороге. Никогда еще Трэвис не испытывал такого острого наслаждения…

Они долго лежали, сплетя руки и ноги и постепенно приходя в себя.

Взглянув на его удовлетворенное лицо, она едва не рассмеялась, но потом подумала, что сама наверняка выглядит точно так же.

Не выпуская жену из объятий, Трэвис повернулся и лег на спину. Эмили вытянулась рядом, прижавшись к боку мужа и положив руку ему на грудь.

— Ну что, теперь жалеешь, что заставила меня ждать так долго?

— Всего две недели, — с улыбкой ответила Эмили. — Ты знал, что, пока мы целуемся, дилижанс уедет, правда?

— Разумеется, знал, Неужели ты полагала, что я тебе позволю уехать?

— Я так счастлива, что ты меня удержал!

Трэвис довольно засмеялся. Ему снова захотелось поцеловать Эмили. Но он сдержался и, уронив голову на подушку, нарочно громко зевнул.

— Ну и помучила же ты меня! Я просто извелся, ожидая, когда наконец до тебя доберусь.

— Не преувеличивай, — ответила Эмили, с нежностью взирая на него.

* * *

Прошло всего две недели. Да, две недели, которые она не променяла бы на десять лет жизни. Все это время Трэвис вел себя как самый романтичный в мире возлюбленный. Он ухаживал за Эмили самозабвенно, страстно и на удивление галантно. У нее даже не было ни единого повода поспорить с ним или возразить ему. И при этом Трэвис уверял ее, что всего лишь мстит за прежнее ее упрямство и строптивость! Эмили хотелось дать ему время убедиться в том, что именно она должна стать спутницей его жизни. Порой ей казалось, что чувства Трэвиса всего лишь временное увлечение, поскольку он видит в ней только хорошее. Но в один прекрасный вечер Трэвис объяснил ей, как сильно она ошибается, и весело перечислил все до единого ее недостатки, среди которых упрямство занимало далеко не последнее место, что стало для Эмили открытием — она считала свой характер весьма покладистым,..

— Знаешь, что я думаю, Трэвис? Если бы не наш прощальный поцелуй, этой ночи могло и не быть.

Он снова опрокинул ее на спину.

— Я знал, что делаю, — с улыбкой ответил он и, помолчав, добавил: — Я люблю тебя.

— Я тоже тебя люблю.

— Эмили…

— Да?

— Ты не поцелуешь меня на прощание еще разок?..

Часть II

БЕЛАЯ РОЗА

Глава 1

Эта женщина была явно не в себе, причем сильно: взять на мушку его, Дугласа Клейборна! Да ни один здравомыслящий человек никогда не осмелился бы на подобную выходку, твердо зная, что ему это не сойдет с рук. А эта особа… Ну ладно же! Вот сейчас он отнимет у нее дробовик и все объяснит этой нахалке.

Но сначала он будет ласково уговаривать ее выйти из стойла на свет, пока не подкрадется достаточно близко, чтобы женщина онемела от его внезапного появления у нее перед носом. Потом он выхватит из ее рук ружье, разрядит его и переломит чертову пушку о колено. В темноте не разберешь, что за оружие она на него наставила, но, если это окажется винчестер, его он, конечно, уродовать не станет.

Дуглас никак не мог отчетливо разглядеть храбрую воительницу, так как она стояла на четвереньках за воротами стойла, в тени, но ствол ружья на верхней перекладине он видел ясно. Керосиновая лампа болталась на крюке, вбитом в столб на другом конце сарая, но от ее тусклого света не было никакого проку, и Дуглас нерешительно переминался с ноги на ногу в нескольких футах от входа в сарай.

Дождь неистово хлестал его по спине. Он насквозь промок, его жеребец Брут тоже. Давно пора расседлать беднягу и поскорее вытереть досуха, но между тем, что надо сделать и что эта женщина позволит ему, очень большая разница.

Мощный удар грома, казалось, расколол небеса, дверной проем осветила ослепительная молния. Брут попятился, потом, громко храпя, поднялся на дыбы и вскинул голову. Жеребец не меньше хозяина хотел спрятаться от грозы и ливня.

Дуглас, не спуская глаз с ружья, попытался успокоить животное, шепча ему на ухо ласковые, обнадеживающие слова.

— Вы Изабель Грант? — вдруг спросил он женщину. В ответ раздался низкий глухой стой. Дуглас подумал, что ее испугал его грубый голос, и решил говорить помягче. До него донеслось тяжелое, с присвистом дыхание. Показалось? Нет, она дышала все громче и чаще, она почти задыхалась. Но почему? Она ведь ничего не делала, никакой тяжелой работы, требующей усилий, — по крайней мере с того момента, как он ступил на порог сарая. Немного подождав, Дуглас снова спросил:

— Вы жена Паркера Гранта?

— Вы прекрасно знаете, кто я. Уходите или я вас пристрелю. Не закрывайте дверь. Я хочу видеть, как вы уедете.

— Мэм, у меня дело к вашему мужу. Если вы объясните толком, где он, я пойду и поговорю с ним. Разве он не предупредил о моем приезде? Меня зовут…

— Мне плевать, — завопила она, не дав ему договорить. — Вы один из ублюдков Бойла! Убирайтесь ко всем чертям!

Такой прием отнюдь не понравился Дугласу, но без малейших признаков раздражения он спокойно сообщил:

— Незачем так волноваться, я ухожу. Скажите мужу, что Дуглас Клейборн в городе и готов отдать остаток денег за арабского скакуна. Но сперва я хотел бы посмотреть животное, как мы и договаривались с мистером Грантом. Вы скажете ему? Вы запомните?

— Он продал вам лошадь?

— Да. Он продал мне арабского жеребца еще два месяца назад.

— Вы лжете! — закричала женщина. — Паркер не мог продать ни одну из моих арабских лошадей!

Спорить с ней у Дугласа не было настроения.

— У меня есть бумаги, там все доказательства. Просто скажите ему, хорошо?

— Вы купили лошадь, которую никогда не видели? — Мой брат видел, — объяснил Дуглас. — А я доверяю ему как самому себе.

Женщина разразилась слезами. Он невольно шагнул к ней, но, подумав, что не очень-то годится на роль утешителя, резко остановился.

— Мне действительно жаль, что муж ничего не сказал вам.

— О Боже… пожалуйста… только не сейчас!.. Снова послышалось ее тяжелое, хриплое дыхание. Да что, черт побери, с ней творится? Неужели она так страдает из-за скрытности мужа? Конечно, он должен был сказать жене насчет лошади. Но тем не менее все равно она ведет себя весьма странно и непонятно.

Дугласу захотелось ободрить и успокоить Изабель Грант.

— Знаете, у каждой семейной пары время от времени возникают проблемы. Наверное, у вашего мужа были основательные причины продать жеребца. Скорее всего, он закрутился с делами и забыл вам об этом сказать. Вот и все.

Женщина продолжала тяжко, со свистом дышать, затем все внезапно стихло. А через минуту послышался такой пронзительно-жалобный, похожий на стон раненого животного звук, что Дуглас вздрогнул и у него защемило сердце. Он хотел бы уйти, но не мог оставить ее. А вдруг она в беде… И в конце-то концов, где этот старина Паркер?

— Этого не должно было случиться! — вдруг воскликнула женщина.

— Чего именно? — недоуменно спросил Дуглас.

— Да уходите же! — закричала она.

Но Дуглас Клейборн, по натуре человек упрямый, даже не пошевелился.

— Не уйду, пока не скажете, кто такой Бойл. Он вас обидел? — доброжелательно, но упорно продолжал расспрашивать он. — Мне кажется, вам ужасно больно.

Почувствовав заботу, прозвучавшую в голосе незнакомца, Изабель немного смягчилась.

— Так вы не работаете на Бойла?

— Нет.

— Докажите.

— Пожалуйста, могу показать письмо вашего мужа и бумагу с его подписью.

— Стойте там, где стоите!

Поскольку он и так не сдвинулся ни на дюйм, Дуглас не мог понять, почему она на него кричит.

— Если хотите, чтобы я вам помог, скажите, что случилось?

— Все очень плохо…

— А нельзя ли немного точнее?

— Он пошел, но для него слишком рано. Неужели вы не понимаете? Наверное, я сделала что-то не то. Боже, пожалуйста, не пускай его! — вскрикнула она.

— Кто пошел?

Дуглас нервно оглянулся и сощурился, вглядываясь в темноту. Наверное, она говорит о Бойле. Да кто он такой, черт побери?

Но он ошибался.

— Да ребенок же! — завопила она. — У меня снова схватки!

Дугласу показалось, что его изо всех сил ударили в живот.

— У вас роды?! Прямо здесь?! Сейчас?!

— Да.

— О мэм, не надо!

Он даже не понял, какую глупость сморозил, пока она, всхлипывая, не обозвала его идиотом. Дуглас откинул назад голову и спросил:

— Вам очень больно?

— Да-а, — протяжно простонала женщина.

— Ради Бога, снимите палец с курка и положите ружье на землю.

Она даже не воспринимала его слова. Схватки были настолько сильными, что Изабель едва держалась на ногах. Крепко сжав веки, стиснув зубы, она ожидала прекращения боли.

Едва открыв глаза, Изабель поняла свою ошибку, но было поздно. Незнакомец исчез. Нет, он не ушел из сарая. Его жеребец тихо стоял у входа.

Внезапно у нее из рук выдернули ружье. С криком ужаса она бросилась обратно в стойло, боясь нападения.

А дальше все происходило страшно медленно, как в кошмарном сне. Ворота скрипнули… Этот скрип походил на пронзительный, бесконечный вопль боли. Незнакомец, высокий мускулистый мужчина, казалось, заполнивший собой все стойло, приближался к ней. Темные как ночь волосы и глаза, сердитое лицо… Господи, ей не хотелось сейчас умирать! Он ведь убьет не только ее, но и ее дитя… Изабель поняла, что больше не выдержит. Она набрала в легкие побольше воздуха, чтобы закричать. Она будет кричать и кричать, звать на помощь, вопить без перерыва и никогда не остановится.

«Пожалуйста, Боже милостивый, пойми… больше не могу,.. Не могу…»

Но мужчина странным образом вернул ей разум и спокойствие. Он не произнес ни слова. Он просто отдал ей ружье.

— А теперь послушайте меня. Я требую, чтобы вы немедленно прекратили рожать! — рявкнул он.

Отдав этот грубый и совершенно нелепый приказ, Дуглас повернулся и направился к двери.

— Вы уходите?

— Нет, не ухожу. Просто мне нужно побольше света, я хочу видеть, что делаю. Если вам вот-вот рожать, почему вы в сарае? Не лучше ли лечь в постель?

Ее дыхание снова стало прерывистым и хриплым. По спине Дугласа пробежал холодок.

— Я просил вас прекратить! Ребенок не должен появиться на свет сейчас. Забудьте об этом.

Дождавшись окончания схватки, она снова обозвала его идиотом.

На этот раз Дуглас в душе согласился с ней.

— Я не хочу, чтобы вы это делали, пока не найду вашего мужа, — все же упрямо пояснил он.

— Но я же не нарочно!

— А где Паркер?

— Ушел… ушел Паркер.

Дуглас выругался.

— Я так и думал, что услышу именно это. Нашел время гулять!

— Почему вы на меня так сердитесь? Я ведь больше не собираюсь застрелить вас.

Дуглас нисколько не сердился. Он испугался. И очень сильно. Много раз ему приходилось принимать роды у животных, но никогда — у женщин: Он не сумеет помочь Изабель Грант. Да, он испугался. Но у него хватило ума не показать этого.

— Я не сержусь, — мягко сказал он. — Просто вы меня крайне удивили. Я помогу вам дойти до дома, а потом поеду за доктором.

Господи, только бы она не сказала, что в городе нет врача!

— Он не сможет сюда приехать, — горестно прошептала женщина.

Дуглас снял лампу с крюка, повернулся к Изабель и наконец рассмотрел ее. Прелестное личико, несмотря на хмурое выражения; нос весь в веснушках, а он всегда питал слабость к веснушчатым женщинам. Нравились ему и рыжие, как у Изабель, волосы. Темно-огненные, они пылали в свете лампы…

Дуглас тотчас напомнил себе, что Изабель — замужняя женщина, которая к тому же вот-вот родит, и ему не зачем обращать внимание на ее внешность. Но факт есть факт: Изабель Грант очень красива.

А какая она огромная! Как дом. Заметив это, Дуглас моментально пришел в себя.

— А почему доктор не сможет приехать?

— Сэм Бойл не позволит. Раньше доктор Симпсон сюда приезжал, но Бойл пригрозил убить его, если он когда-нибудь снова осмелится появиться здесь. И это не пустая угроза. Бойл — страшный человек. Он настоящий хозяин города, держит в своей власти всех его жителей. Горожане — неплохие люди, но они слова не скажут против Бойла. Все ужасно боятся его. Я их не осуждаю. Я тоже его боюсь.

— А почему Бойл и его люди настроены против вас с мужем?

— Его ранчо граничит с нашим. Он хочет расширить свои владения, чтобы пасти скот. Он предлагал Паркеру деньги за землю, но такую ничтожную сумму, которая и в сравнение не идет с той, что мы за нее заплатили. Но муж не пошел бы на такую сделку даже за деньги. Это наш дом, он воплощение нашей мечты…

— Изабель, но где все-таки Паркер? — перебил ее Дуглас.

Увидев слезы на глазах женщины, он догадался.

— Он умер, да?

— Да. Я похоронила его за сараем, на холме. Кто-то выстрелил ему в спину.

— Бойл?

— Я в этом уверена.

Дуглас оперся о столб, скрестил на груди руки и молча ждал, когда она успокоится.

Изабель, внезапно почувствовав невероятную усталость, сползла на землю, прижимаясь спиной к стенке сарая, и опустила голову.

Дуглас подождал еще с минуту и спросил:

— А шериф расследовал это дело?

— В Суит-Крике больше нет шерифа. Должно, быть, Бойл выжил его из города еще до нашего приезда.

— Наверное, никто не хочет здесь работать.

— А вы бы захотели? — Она вытерла слезы и посмотрела на него снизу вверх. — Доктор Симпсон рассказывал, что до появления Бойла Крик был маленьким, тихим и спокойным городком. Они с женой мои лучшие друзья, — пояснила Изабель. — Пытаются хоть как-то облегчить мое положение и разорвать этот замкнутый круг. Шлют телеграммы и пишут письма во все близлежащие городки с просьбой о помощи, — пояснила она в ответ на его вопросительный взгляд. — Когда я видела доктора в последний раз, он сказал, что в наших местах появился представитель федеральных властей. Симпсон думает, что этот человек ниспослан нам в ответ на наши молитвы. Только надо его найти. Доктор пока не сумел его разыскать, но уверен, что тот непременно появится в Суит-Крике, когда узнает, сколько законов нарушил Бойл. Я тоже живу надеждой на это, — печально добавила Изабель, — хотя прекрасно понимаю: чтобы справиться с людьми Бойла — а их человек двадцать, — понадобится не один, а целая армия федеральных представителей.

— Но есть же какой-то способ… — Дуглас осекся, вдруг осознав, что женщина уже несколько минут дышит спокойно. — Что, боль прошла?

Она тоже удивилась, потом положила руку на живот и улыбнулась.

— Да. Сейчас не болит.

«Слава тебе, Господи!» — подумал Дуглас.

— Вы действительно здесь совершенно одна? Да не смотрите на меня так затравленно, Изабель. Уже пора понять, что я не работаю на Бойла.

Она медленно кивнула.

— Я стала очень недоверчивой. Очевидно, слишком давно живу одна.

При мысли о том, что женщина на сносях вынужденно пребывает в полном одиночестве и постоянно находится в страхе, в душе Дугласа закипел гнев. Сейчас рядом с ней должны быть близкие люди, а ее даже некому поддержать!

— А кто-нибудь из города приезжает к вам?

— Мистер Клейборн, я…

— Дуглас, — поправил он.

— Дуглас, мне кажется, вы не понимаете серьезности моего положения. Бойл запугал абсолютно всех. Без его разрешения никто, ни одна живая душа сюда не проберется.

Он ухмыльнулся:

— Но я-то сумел!

А ведь он и впрямь добрался до ее дома! Она улыбнулась в ответ. Странно, но Изабель почувствовала, что начала понемногу приходить в себя и страх больше не терзает ее.

— Должно быть, когда пошел дождь, люди Бойла разъехались по домам. Я думаю, они возвращаются на ранчо каждую ночь, как только стемнеет. Но я не уверена.

Она оттолкнулась от стены, стряхнула пыль с юбки и выпрямилась, но внезапно ощутила на ногах теплую влагу. Изабель испугалась и прислонилась к стене, чтобы не упасть. Отвернувшись от Дугласа, она шепотом кое-как объяснила, что с ней.

Ей было стыдно и страшно. Дуглас подскочил к Изабель и неловко положил руку ей на плечо, пытаясь успокоить.

— Все нормально. Я думаю, у вас отошли воды.

Он старался говорить убедительно. Но на самом деле дальше этого его представления о родах не шли.

— Все не так! Ребенок должен появиться не раньше чем через три-четыре недели. О Боже, я сама виновата! Нельзя было вчера мыть полы и стирать. Но вокруг столько грязи… и потом мне надо занять себя, чтобы не думать, как я буду рожать одна. Мне не надо было…

— Никаких неправильных поступков вы не совершили, я уверен, —перебил Дуглас. — Перестаньте себя укорять. Просто некоторые дети торопятся на свет. Вот и все.

— Вы думаете…

— Ну не сами же вы его подтолкнули? Ребенок знает, что делает. Значит, пришло его время, только и всего. Даже если бы вы лежали в постели, воды все равно бы отошли, я уверен.

Он говорил с такой убежденностью в собственной правоте, что появившееся было у Изабель чувство вины исчезло.

— Я думаю, ребенок родится сегодня ночью, — задумчиво проговорила она.

— Да, — согласился Дуглас.

— Странно, но мне больше не больно.

Они разговаривали шепотом. Дуглас пытался понять ее чувства, а Изабель старалась преодолеть смущение. Конечно, этот человек совершенно чужой, и, возможно, она видит Его в первый и последний раз. Но, Господи, будь он старый и некрасивый, она не испытывала бы такого смущения. А он молод и очень хорош собой. Изабель подумала, что скорее всего умрет от ужаса, если позволит ему помогать при родах. Ей же придется раздеться, и он увидит…

— Изабель, вы перестанете прятать от меня глаза? Взгляните на ситуацию здраво. Давайте посмотрите на меня, я вас не укушу, — ласково уговаривал он ее.

Собравшись с духом, Изабель наконец робко подняла на него глаза. Лицо ее горело от стыда.

— Вы должны здраво смотреть па вещи, — повторил Дуглас, поднимая ее на руки.

— Что вы делаете?

— Несу вас в дом. Обнимите меня за шею.

Их глаза оказались на одном уровне. Он смотрел на ее веснушки. Она смотрела в потолок.

— Как это неловко, — прошептала Изабель.

—Я думаю, ребенку все равно, испытывает его мать неловкость или нет.

Он вынес ее из стойла, потом взял дробовик и прислонил его к столбу.

— Осторожнее! Ружье заряжено. Оно могло выстрелить, когда…

— Я его разрядил.

Она удивленно посмотрела ему в глаза.

— Когда?

— Прежде чем вернуть его вам. Вы же не станете сейчас из-за этого капризничать, а?

— Нет. Но сию же минуту отпустите меня. Мне надо позаботиться о Пегасе.

— Вы про жеребца?

— Да.

— Вы с ума сошли! Вам сейчас нельзя даже приближаться к нему.

— Но вы же не знаете — он поранил левую заднюю ногу! Надо ее промыть, пока не началось заражение. Это недолго.

— Я сам им займусь.

— А вы сможете?

— О да. Я умею обращаться с лошадьми.

Он почувствовал, как она расслабилась.

— Дуглас?

— Да.

— Вы и с женщинами умеете обращаться. Я вот думаю…

— Да?

— О родах. Вы когда-нибудь помогали при родах?

— Да, кое-какой опыт у меня есть, — уклончиво ответил Дуглас, чтобы успокоить ее. — «С кобылами», — добавил он про себя. — И вы знаете, что надо делать, если что-то пойдет не так? — Все пойдет как надо. — Убежденность в голосе Дугласа не оставляла Изабель никаких сомнений. — Я понимаю, вы напуганы, чувствуете себя одинокой…

— Но теперь-то я не одинока… О Боже! Вы ведь не бросите меня, правда? Не бросите?

— Не волнуйтесь. Я никуда не денусь.

Изабель с облегчением выдохнула и ткнулась лбом ему в подбородок, едва он переступил через порог сарая. Дождь все еще лил, и Дуглас пожалел, что ему нечем укрыть женщину. Бревенчатая хижина, которую она называла домом, стояла в полусотне ярдов от сарая, и когда Дуглас наконец донес Изабель до двери, женщина была насквозь мокрая, как и он.

Хижину освещал единственный фонарь. Внутри было и уютно, и первое, на что Дуглас обратил внимание, — аромат роз. Справа от входа, па длинном столе покрытом льняной скатертью в желто-белую клетку, стояла хрустальная ваза с дюжиной роз в полном цвету. Очевидно Изабель, как могла, старалась привнести красоту и радость в свою тоскливую и одинокую жизнь. Эта бесхитростная чисто женская попытка до глубины души тронула Дугласа. В домике было чисто и прибрано. Напротив двери находился камин, над ним на полке — несколько фотографий в серебряных рамках. Слева от камина — кресло-качалка с подушечкой в желто-белую клетку, а напротив — деревянный стул на длинных тонких ножках, с высокой спинкой. На скамеечке для ног лежал клубок пряжи цвета темно-красного вина с воткнутыми в него вязальными спицами. Длинные нити змеились по цветному вязаному половику.

— У вас очень хорошо, — похвалил Дуглас.

— Спасибо. Мне бы хотелось кухню побольше, тогда я повесила бы занавеску и отделила ее от главной комнаты. А то здесь у меня всегда беспорядок. Вот закончу дела в сарае и обязательно сделаю уборку.

— Да не беспокойтесь, Изабель. В доме и так образцовый порядок.

— А вы заметили розы? Правда, красивые? Они дикие, растут за полем, под деревьями. Паркер посадил розы и возле дома, но они пока что не прижились как следует.

— Вам не стоило ходить туда одной. Вы могли упасть, — нравоучительным тоном сказал Дуглас.

— Но ведь это такое удовольствие — принести домой цветы!.. И к тому же ходьба мне полезна. Ненавижу сидеть весь день дома как в клетке. Пожалуйста, отпустите меня. Я себя прекрасно чувствую.

Дуглас поставил ее на пол, но продолжал держать за руку, пока не убедился, что она стоит крепко и уверенно.

— Чем я могу вам помочь?

— Может быть, разведете в камине огонь? Я положила туда дрова, но решила не зажигать, пока не вернусь.

— Вы сами принесли дрова?

— Да. Какая я глупая! Это моя вина, что ребенок пошел раньше времени! Сегодня утром я ходила за дровами на холмы. Вернулась только после полудня: хотела собрать побольше — ночи стали холодные и сырые… Я не подумала. А теперь вот… ребенок…

— Успокойтесь, Изабель, — перебил ее Дуглас, опасаясь, что она начнет все сначала. — Многие женщины занимаются домашними делами до самых родов. Просто я беспокоился — ведь вы и в самом деле могли упасть, Вот и все.

— Тогда почему вы сказали…

— Могли упасть, — терпеливо повторил Дуглас. — Но не упали. И ничего ужасного не совершили. И теперь прекратите нервничать.

Она кивнула и направилась в комнату. Дуглас поймал ее за руку и велел опереться на него.

— Если вы будете обращаться со мной как с инвалидом, я и за час не доковыляю до спальни, — проворчала Изабель.

Дуглас пошел вперед и открыл дверь. В спальне было темно.

— Погодите, я зажгу фонарь. Не хочу, чтобы вы…

— Упала? Мне кажется, вы проявляете чрезмерную заботу.

— Не обижайтесь, но из-за такого большого живота вы наверняка не видите собственных ног. Вот я и опасаюсь, как бы вы не упали.

Изабель рассмеялась, чего давно не делала.

— Переоденьтесь в сухое, — напомнил Дуглас.

— Там, справа от вас, на комоде, пара свечей…

Дуглас обрадовался, что может хоть что-то сделать, Он чувствовал себя не в своей тарелке. Он не подозревал, что у него дрожат руки, пока не попытался зажечь свечи: ему это удалось только с третьей попытки. Когда он повернулся, Изабель уже складывала лоскутное одеяло на кровати.

— Вы совсем промокли. Вам надо поскорее переодеться. А делами займетесь потом, — сказал Дуглас.

— А у вас есть сухая одежда? — спросила Изабель.

— Есть, в седельной сумке. Если вам сейчас не нужна моя помощь, я займусь камином, потом пойду в сарай к лошадям. Ваши накормлены?

— Да, — ответила Изабель. — Но поосторожнее с Пегасом, он не любит чужих.

Она стояла, сцепив руки и глядя в пол. Дуглас уже повернулся, собираясь уходить, Изабель вздрогнула и испуганно спросила:

— Вы ведь вернетесь обратно, правда?

Сейчас ей надо волноваться совсем по другому поводу, подумал Дуглас. Он знал, что сегодня ночью Изабель предстоит тяжкое испытание, и хотел, чтобы она поберегла силы.

— Пора бы уже доверять мне.

— Да… Я постараюсь.

Изабель все еще выглядела испуганной. Он оперся о косяк, пытаясь придумать, как убедить ее, что он действительно не собирается оставлять на милость судьбы женщину в подобной ситуации.

— Становится темно, — робко заметила Изабель. Он отошел от двери и направился к ней.

— Вы сделаете для меня доброе дело?

— Конечно.

Дуглас вынул карманные золотые часы на цепочке и отдал Изабель. Цепочка тихо звякнула у нее в руках.

— Это самое ценное, что у меня есть. Подарок мамы Роуз. Подержите их у себя, пока я буду в сарае. Мало ли что: Пегас может взбрыкнуть, и часы упадут или я сам их случайно уроню…

— Ну разумеется.

Как только Дуглас вышел из комнаты, она прижала часы к груди и закрыла глаза. Они с ребенком в безопасности. Впервые за долгое время Изабель почувствовала себя спокойно.

Глава 2

Ей казалось, что она сходит с ума. Уже несколько долгих часов адская боль почти не отпускала ее, разливаясь по всему телу. Изабель была больше не в состоянии владеть собой. Как бы со стороны она слышала свой крик, похожий на звериный… Нет, это не она, это кто-то другой: она не может так кричать! Где-то в глубине сознания мелькнула мысль, что она ведет себя ужасно, постыдно, но тут же ее перебила другая — плевать, плевать на все!..

Она хотела умереть. Трусливое желание, но она не винила себя за него. Смерть станет избавлением от дьявольской боли. Мучительные схватки следовали одна за другой.

А Дуглас продолжал твердить, что все идет прекрасно! Изабель решила выжить хотя бы только для того, чтобы убить этого человека. Да как он смеет сохранять спокойствие и спартанское хладнокровие, когда ее тело словно рвется на куски?! Да что он знает? Что понимает? Он мужчина и, видит Бог, уже поэтому отвечает за все ее мучения.

— Я больше не могу, Дуглас. Я хочу отдохнуть! Ты меня слышишь? Я больше не мог-у-у!.. — завопила она.

— Осталось совсем немного, Изабель, — пообещал он шепотом.

В ответ Изабель посоветовала ему сдохнуть.

Он так хотел ей помочь! Какая мука смотреть на ее страдания! Но разве это в его силах? Дугласа угнетало сознание собственной беспомощности, ему было страшно, я он никак не мог сообразить, что делать дальше.

Но внешне Клейборн был само спокойствие: правда, он не знал, сколько еще времени сможет притворяться. Изабель заметит, как дрожат у него руки, и снова запаникует. Нет уж, пусть лучше она злится. Пусть кричит на него, вопит. Он выдержит.

Изабель отбросила мокрую тряпку, которую Дуглас приложил ей ко лбу, и случайно опрокинула миску с водой.

— Если бы ты был джентльменом, то позволил бы мне хоть капельку поспать и отдохнуть.

— Изабель, этого не следует делать.

— Я хочу отдохнуть!

Он покачал головой.

— Ну сколько мне еще мучиться? Сколько?! — со слезами вскричала она.

— Всего-то прошло каких-то шесть часов.

— Всего? Шесть часов? Я ненавижу тебя, Дуглас Клейборн!

— Знаю, Изабель.

— Я больше не могу терпеть.

— Схватки стали чаще, очень скоро ты будешь держать на руках свое дитя.

— Я не буду рожать! Я решила, Дуглас!

— Хорошо, Изабель. Ты не будешь рожать.

— Спасибо…

Она перестала плакать и закрыла глаза. Потом извинилась за непристойные слова, которыми обзывала его. Он подсчитал, что у него есть пять минут, и принялся вытирать тряпкой пол. Потом Дуглас решил запастись полотенцами перед следующими схватками. Он уже закрывал за собой дверь, когда услышал крик:

— Оставь дверь открытой! Иначе ты меня не услышишь.

Он криво усмехнулся. Должно быть, Изабель Грант решила пошутить: она орала так, что ее наверняка было слышно на много миль окрест. От ее последних воплей у него до сих пор звон стоял в ушах. Но Дуглас промолчал. Бессмысленно спорить с женщиной, которая корчится от боли и вот-вот родит. И уж совсем смешно ожидать от нее разумного поведения, Надо просто соглашаться с любой дикостью, которую она несет, и спокойно делать свое дело. Дуглас отнес фарфоровую миску на кухоньку Изабель, взял стопку чистых полотенец и направился обратно. Проходя мимо камина, он вдруг осознал весь ужас ситуации: сейчас он должен будет принимать ребенка! Новорожденного! Пол поплыл у него перед глазами. Дуглас положил полотенца и прислонился к стене, потом сполз по ней и уселся на корточки.. Обхватив голову руками, он закрыл глаза, отчаянно пытаясь подготовиться к неизбежному.

Брат Коул научил его одному фокусу, с помощью которого можно выстрелить совершенно неожиданно. Коул говорил, что главное при этом — не думать, а броситься в предлагаемые судьбой обстоятельства как в омут, заранее вообразив себя победителем. Дуглас всегда считал рассуждения брата пустым сотрясением воздуха, но сейчас ему ничего не оставалось делать, как последовать его рекомендациям.

«Я могу это сделать. К черту, не могу я этого сделать! Нет, нет, я справлюсь с этим. Хорошо. Допустим, я стою перед таверной Томми в Хаммонде. Пять… нет, десять головорезов ждут, когда я войду. Выбора нет. Я должен войти. Я это знаю, и я готов. Мне известно, что все сволочи вооружены, курки на взводе. Но я могу с ними справиться. Пятерых уберу из левой руки, остальных — из правой. Прежде чем нырну в укрытие. Все пройдет легко и гладко, как глоток хорошего виски в горло. Да, я с ними отлично справлюсь».

Он глубоко вздохнул.

«Я уверен, что смогу принять ребенка»;

Но игра Коула не помогла. Дуглас почти задыхался от страха и начал судорожно хватать ртом воздух.

Изабель почувствовала приближение новых схваток. «Эти будут самыми мучительными», — мелькнуло у нее в голове, и, крепко зажмурившись, она приготовилась кричать и звать Дугласа, но тут до нее донесся какой-то необычный звук. Ей показалось, что она слышит чьи-то тяжелое дыхание, как будто человек пробежал длинную дистанцию. Неужели это Дуглас? Да нет, не может быть. Господи, неужели начались галлюцинации?

Отвлекшись от схваток, Изабель сперва не почувствовала сильной боли, но уже через несколько секунд боль отомстила ей. Изабель показалось, что тело ее раздирают огромные огненные клещи, и она издала душераздирающий вопль.

Дуглас подскочил к ней, обнял за плечи, приподнял и прижал к себе.

— Держись, милая. Просто держись, пока не прекратится.

Когда Изабель отпустило, она разрыдалась; потом все началось снова.

— Дуглас!.. Ребенок идет…

Она оказалась права. Через десять минут он держал на руках ее сына. У ребенка были длинные ручки и ножки, он выглядел смертельно бледным и худеньким. Дуглас испугался, что у младенца не хватит сил не только открыть глаза, но и вообще прожить на свете хотя бы день. Он дышал часто и неглубоко, а когда наконец подал голос, Дугласу показалось, что пропищал мышонок.

— С ребенком все в порядке?.. — прошептала она.

— Мальчик, Изабель. Я дам тебе его подержать, только сначала выкупаю. Он ужасно тощий, — предупредил он, — но я уверен: с ним все будет прекрасно.

Дуглас подумал, что, возможно, подает ей напрасную надежду. Честно говоря, он не понимал, как такое слабое создание может выжить. В больших руках Дугласа дитя вообще потерялось. Ребенок открывал и закрывал глаза, гримасничал. Господи, какие же крошечные пальчики у него на руках и на ногах, какие тоненькие! Дуглас, опасаясь сломать что-нибудь, осторожно приподнял новорожденного и опасливо прикоснулся подушечками пальцев к его груди Сердце билось. Но как, о Господи, это малюсенькое существо может быть таким полным совершенством? Удивительно, что оно вообще способно дышать. Однако ребенок Изабель Грант дышал. Значит, он жил.

Дуглас бережными и нежными движениями вымыл младенца и старательно запеленал. Красота Божьего творения вызывала у него благоговение. Теперь главное сохранить ему жизнь.

— Ты должен бороться за жизнь, маленький мужчина, — прошептал он дрогнувшим голосом.

— Ему помогут, — услышав его, отозвалась Изабель. — Сестры говорили, что каждому новорожденному Бог посылает ангела-хранителя.

— Очень надеюсь, что скоро он прилетит.

На ее измученном лице появилась слабая улыбка. Изабель подумала, что у ее сына уже есть ангел-хранитель: он стоит рядом с ней и держит его на руках.

Целый час Дуглас потратил на то, чтобы поудобнее устроить Изабель и ребенка. От колыбели, приготовленной покойным мужем Изабель, пришлось отказаться: дно вывалилось, едва Дуглас задел сооружение коленом. Грант сделал колыбель из гнилушки, но даже если бы дерево оказалось свежим, Дуглас все равно выкинул бы эту штуковину — внутри торчали гвозди длиной чуть ли не с ладонь. Дуглас даже вздрогнул, представив себе, что стало бы с младенцем, поранься он ржавым металлом.

Он слишком перенервничал и устал, чтобы сейчас что-то мастерить. Переодевшись в брюки из оленьей кожи, он пошел в спальню, вынул нижний ящик комода и выстелил его самыми мягкими полотенцами.

Когда он закончил все приготовления, Изабель уже крепко спала. Торжественность ее лица зачаровывала: Дуглас не мог отвести от нее глаз. Эта женщина красива и совершенна, как и ее новорожденный сын. Волосы разметались по подушке, золотые, словно у ангела… А совсем недавно она была настоящим дьяволам.

Дуглас осторожно перенес дитя к комоду и положил в импровизированную кроватку. На пороге спальни Изабель вдруг окликнула его.

Он поспешил к ней, забыв, что не совсем одет, — без рубашки и в полузастегнутых брюках; но сейчас его гораздо больше беспокоило, что она скажет. Может, не дай Господи, у нее усилилось кровотечение?

— Что-то не так? Ты не…

— Сядь рядом со мной. Я хочу знать правду. Я должна видеть твои глаза и убедиться, что ты не лжешь ради моего спокойствия. Ребенок выживет?

— Я надеюсь. Но честно говоря, не знаю.

— Он такой крошечный! Мне надо было его доносить.

— Ничего страшного. Просто ему надо набрать немного веса.

Изабель заметно успокоилась.

— Да, он окрепнет. Правда, он красивый? У него черные волосики, как у отца.

— Да, красивый.

Задав ему этот вопрос еще раз пять, она попросила:

— Принеси, пожалуйста, колыбель в спальню.

— Ею нельзя пользоваться. Она развалилась.

Похоже, Изабель ничуть не удивилась.

— А куда же ты положил ребенка?

— В комод.

— В комод?

Он указал на нижний ящик. Изабель чуть наклонилась, чтобы посмотреть, и, откинувшись на подушку, расхохоталась.

— А ты изобретательный!

— Практичный.

— Вот именно. Спасибо, Дуглас. Ты словно ответ на мои молитвы.

— Ну все, Изабель, тебе надо поспать.

— Но ты побудешь со мной хотя бы несколько минут? Пожалуйста…

Он привалился плечами к изголовью кровати, вытянув ноги поверх одеяла.

— Ты уже решила, как назовешь сына?

— Паркер, — сказала Изабель, — в честь его отца.

— Отлично.

Она услышала, как он зевнул. Дуглас устал и нуждается в отдыхе, а она задерживает его болтовней. Но Изабель так не хотелось отпускать его и даже на мгновение разрушать ту невидимую связь, которая возникла между ними. Они разделили чудо рождения, и теперь он ей ближе любого другого человека на свете. Муж понял бы ее, она в этом не сомневалась. Сейчас он смотрит с небес на них с сыном и улыбается.

Изабель снова подумала о Клейборне. Она собиралась спросить, где он намерен спать, когда раздалось тихое похрапывание. Она не стала будить Дугласа, а просто подвинулась поближе, вложила свою руку в его и крепко сжала.

И только потом заснула.

Глава 3

Дуглас отчетливо осознавал, что Изабель оказалась в настоящей ловушке. Если все, что она говорит, правда, а он не сомневался в этом ни секунды, то ее положение более чем серьезно — оно просто отчаянное.

Ее преследуют головорезы под началом злобного негодяя Бойла. Она отрезана от города, а значит, не может рассчитывать на чью-то помощь или защиту. Ребенок родился слабеньким и требует безраздельного внимания, а Изабель невероятно измучена, и нужно время, чтобы она оправилась от родов…

Беда не приходит одна. Дождь продолжал лить не переставая. С утра слабый, едва моросящий, к обеду он превращался в ливень — небо начинало извергать неистовые потоки воды. Когда Дуглас днем вышел из хижины и увидел, где она выстроена, ему чуть не сделалось плохо. Спускаясь по склону холма ночью, в темноте, и ориентируясь лишь на слабый блеск огонька внизу, он ничего не разглядел. Он знал, что дом Изабель с трех сторон окружен горами, но и не подозревал, что он расположен как раз на пути бегущих с холмов водных потоков, которым ничего не стоит смыть его.

Дуглас не верил своим глазам. Надо же было догадаться построить дом в таком месте! Об умерших плохо не говорят, но тем не менее факт есть факт: Паркер Грант, то есть Паркер-старший, был довольно бестолковым человеком. Дуглас засомневался в его способностях, взглянув на колыбель. Существуют, конечно, мужчины, неспособные даже гвоздь вбить как следует, и ничего страшного в этом нет. Но построить дом вот здесь! Это уж слишком.

Однако Дуглас не спешил с выводами. А что, если дом строил не Паркер, если они купили его вместе с землей и поселились, собираясь возвести более подходящее жилище и в местечке повыше?

Дуглас надеялся, что так и есть. Если существует на свете везение, а один Бог знает, как заслуживает его Изабель Грант, то, наверное, у них выстроен где-нибудь другой домик. И если он поблизости, то дня через два надо отвезти туда Изабель и ребенка.

Двор превратился в сплошную лужу, поля за домом и сараем были залиты водой, земля под ногами чавкала, но Дуглас считал, что пока можно оставаться на месте. Кроме того, есть надежда, что дождь прекратится. А жаркое летнее солнце быстро высушит почву.

Дугласу надо было чем-то взбодрить себя, и он пошел в сарай, к лошадям. Ему не терпелось еще раз взглянуть на арабских скакунов. Жеребец просто замечательный, именно такой, как описывал брат.

Дуглас чувствовал недоверие жеребца. Изабель совершенно права: Пегасу не нравятся посторонние. Но Дуглас умел обращаться с лошадьми, и, видимо, конь это понял чутьем — немного привыкнув к запаху и голосу чужака, он позволил ему осмотреть рану. Подруга Пегаса была помельче и поспокойнее. Явно довольная собой, она горделиво, как тщеславная женщина, вскидывала голову и очень понравилась Дугласу.

Как только Дуглас вошел в стойло к кобыле, которое находилось рядом со стойлом жеребца, они уткнулись мордами друг в друга и разрешили Дугласу почистить их щеткой. Эта пара должна быть вместе. Понятно, почему Изабель хотела их сохранить. Муж не должен был продавать жеребца без ее согласия, даже если отчаянно нуждался в деньгах.

Дуглас задал корм своему Бруту и арабской парочке, прикинул, что еды осталось меньше чем на неделю…

Он вернулся в хижину. Там было все разбросано, но Дуглас не стал наводить порядок, Паркер заливался во все горло. Решив не будить Изабель, Дуглас направился в спальню, чтобы перепеленать ребенка, но дверь оказалась запертой.

Ему пришлось дважды постучать, прежде чем Изабель ответила. Заикаясь, она попросила его подождать, потому что одевается.

— Теперь можешь войти, — минуты через две негромко сказала она.

Изабель стояла возле комода в голубом халате, застегнутом под самое горло, с притихшим Паркером на руках. Она показалась Дугласу еще красивее, чем прежде, и он восхищенно уставился на нее, но, спохватившись, поспешно отвел взгляд. Он заметил платье, разложенное на кровати.

— По-моему, тебе лучше полежать, — назидательно произнес Дуглас.

Изабель наконец подняла глаза, сияющие материнской гордостью; на щеках ее играл слабый румянец. Но она, явно смущенная, избегала смотреть на Дугласа и, устремив взгляд на стену влево от него, покраснела еще больше.

— Что-нибудь случилось? — обеспокоенно спросил он?

— Нет-нет, ничего, — нервно ответила она. — Я хочу умыться и приготовить тебе завтрак.

Дуглас покачал головой.

— Да ради Бога! Я же не маленький, сам приготовлю; ты садись в качалку, пока я поменяю простыни.

Он говорил тоном, не допускающим возражений. Изабель опустилась в кресло слишком резко и невольно застонала.

— Ой, я лучше постою, — жалобно проговорила она. Дуглас помог ей встать, она все еще избегала смотреть на него.

— Почему ты так робеешь передо мной?

Она покраснела еще гуще. «Наверное, не стоит к ней привязываться», — подумал он.

— Ну-у… после того как.,.. Ну, ты понимаешь…

— Нет. Не понимаю. Потому и спрашиваю.

— Все это… как-то неловко. Мне так стыдно! Я все время думала о том, как встречусь с тобой после всего…

Дуглас не выдержал и расхохотался. Изабель, не понимая причины такого веселья, обиженно взглянула на него.

— Я так перепугался, что мне было не до деталей. Честно говоря, я вообще ничего не помню, кроме того, что безумно боялся уронить ребенка.

— Правда?

— Ну конечно! Что, больно сидеть? Обопрись о комод, пока я перестилаю постель. Тебе сейчас нельзя падать. Ты, наверное, очень слаба.

— Паркер капризничает, — запинаясь, проговорила Изабель, торопясь сменить тему разговора.

Дуглас наклонился и посмотрел на спящего младенца. Чтобы описать состояние малыша, слово «капризничать» подходило меньше всего.

— А по-моему, он очень спокойный парень.

Они посмотрели друг на друга и улыбнулись.

Дуглас успел заметить, как хороши ее глаза: скорее золотистые, чем карие, нежные и выразительные. А веснушки… Веснушки, черт побери, просто сводили его с ума!..

Пока молодая мать перечисляла качества, которыми, как она была уверена, наделен ее сын, Дуглас быстро поменял младенцу пеленки и перестелил его постельку. Изабель сообщила, что Паркер уже успел проявить недюжинный ум и массу других достоинств. Когда она закончила свой панегирик, никто не посмел бы оспорить тот факт, что на свет появился гений…

— Я могу пойти с тобой на кухню и помочь приготовить завтрак, — предложила Изабель.

— Нет необходимости, — тихо сказал Дуглас. — Паркеру хватит еды?

— Скоро, думаю, да.

— Пожалуйста, прекрати наконец смущаться. Я должен знать, все ли у него в порядке.

— Да. Все идет прекрасно. Доктор мне заранее объяснил, чего ждать. Сегодня вечером я уже смогу покормить Паркера.

Дуглас кивнул.

— Если начнется кровотечение, ты мне скажешь.

Хорошо?

— Дуглас…

— Я думаю о Паркере, — строго перебил он. — Мне надо поехать за доктором, пусть он вас обоих осмотрит. Я смогу провезти его ночью мимо людей Бойла.

— Незачем. Я скажу тебе, если что…

Положив ребенка, Дуглас повернулся к Изабель, чтобы помочь ей снять халат. Желая доказать, что справится сама, она дрожащими руками попыталась расстегнуть пуговицы… Не обращая внимания на это слабое сопротивление, Дуглас спокойно раздел ее, уложил в постель и аккуратно подоткнул одеяло.

— Но я совсем не устала! Я хорошо выспалась, — протестующе проговорила Изабель.

Она попросила его еще раз взглянуть на сына, что он и сделал, а потом вышел из комнаты. Когда Дуглас закрывал дверь, Изабель уже погрузилась в глубокий сон.

В тот вечер она поужинала рано. Дуглас накормил ее поджаренным хлебом и комковатой подслащенной кашей. Он решил, что сейчас для нее ничего не может быть лучше каши.

Изабель считала совершенно иначе! «Ну и гадость!» — подумала она, едва проглотив первую ложку, но изо всех сил постаралась съесть остальное и при этом не давиться. Потом горячо поблагодарила Дугласа.

Убрав поднос, он сел на краешек кровати.

— Нам надо поговорить, Изабель.

Она уронила салфетку па колени.

— Ты уезжаешь?..

— Изабель…

— Я понимаю.

Лицо ее совершенно побелело.

— Нет, я не уезжаю. Но надо каким-то образом обеспечить тебя продуктами.

— Правда?

— Да..

— Вот тогда бы я смогла что-нибудь испечь. А у меня нет ни муки, ни сахара.

— Я поеду в город.

— А люди Бойла?..

Дуглас прикоснулся к ее руке.

— Послушай меня. Не надо волноваться. Я не настолько глуп, чтобы разгуливать у всех на виду или средь бела дня заявиться в магазин. Поверь мне, Изабсль.

— Тогда как…

Дуглас ухмыльнулся:

— Я отправлюсь туда ночью.

Изабель ошарашенно посмотрела на него.

— Ты собираешься ограбить мистера Купера?

— Нам нужны продукты. Я хочу взять и кое-что из одежды, У меня с собой всего одна рубашка и. пара брюк. Я оставлю деньги на прилавке.

— О, ты не можешь так поступить! Мистер Купер пожалуется Бойлу, что его обокрали. Он ему рассказывает абсолютно все. Пойми: это слишком рискованно, Дуглас. А если кто-нибудь догадается, что ты мне помогаешь? Погоди, я знаю, как лучше сделать. Спрячь деньги на прилавке, под бумагой. А он случайно их найдет. Не важно, догадается он, откуда они взялись, или нет, зато мы с тобой будем знать, что ничего не украли и наша совесть чиста! Да, вот так и надо поступить.

— А почему Купер во всем дает отчет Бойлу?

— Попробовал бы он этого не сделать, — грустно ответила Изабель. — Другие тоже все рассказывают Бойлу. Очень немногие в Суит-Крике держатся независимо, как доктор Симпсон. Он даже солгал Бойлу ради меня — сказал, что ребенок родится не раньше конца сентября. Доктор хотел, чтобы Бойл подольше не приставал ко мне.

— Отлично. Пусть Бойл верит словам Симпсона, тебе это только на руку. А доктор бывал здесь?

— Один раз.

— Он говорил тебе, откуда люди Бойла следят за тобой?

— Да, они устроились на холме за городом, полностью перекрыли сюда дорогу и постоянно сменяют друг друга. Одни уезжают в Суйт-Крик, другие приезжают на пост. Доктор говорит, что эти люди очень ленивые.

— Эти посты я видел, когда ехал сюда. Может, доктор упоминал еще о каких-нибудь? С последних холмов я спускался в темноте и мог не заметить.

— Нет, я думаю, других постов нет. Да и зачем им следить за самим домом? Они прекрасно знают, что я никуда не денусь. Пожелай я отправиться на запад, мне пришлось бы неделю ехать до соседнего городка. Куда мне! Нет, отсюда есть лишь один безопасный путь — через Суйт-Крик.

— Это хорошо, что они не наблюдают за домом.

— Почему?

— Чем дольше я останусь незамеченным, тем лучше. А хозяйством, лошадьми и прочими делами буду заниматься ночами. Но мне надо убедиться в том, что люди Бойла не перенесли свои посты в какое-нибудь другое место.

— Когда ты хочешь поехать в магазин?

— Как только стемнеет. Ты справишься без меня?

— Да. Но… Дуглас, В темноте опасно ехать верхом.

— Никаких проблем, — стараясь казаться беззаботным, ответил он. — Расскажи-ка мне все, что знаешь о городе, об улицах, объясни, где что находится.

Ее память поразила Дугласа. Изабель подробно описала едва ли не каждый дом. Она даже точно знала, где что лежит в магазине Купера.

— А теперь скажи, как мне быстро и незаметно разыскать дом доктора Симпсона. Я хочу узнать, сколько человек за ним наблюдает.

Изабель ответила на все его расспросы, стараясь не упустить ни малейшей детали.

— Но без тележки ты много не привезешь, — закончив, сокрушенно вздохнула она. — А ее брать нельзя: люди Бойла услышат скрип колес.

— Не волнуйся. Я справлюсь. Раньше утра меня не жди. Я оставлю тебе ружье и патроны… На случай, если Бойл надумает заявиться. Изабель, мне очень не хочется тебя оставлять, но я…

Она обняла его за шею.

— Пожалуйста, возвращайся. Жаль„ что я втянула тебя во все это… Но я так надеюсь, что ты вернешься.

Он обнял ее и крепко прижал к себе.

— Успокойся. Я вернусь. Обещаю.

Изабель казалось, что у нее недостанет сил отпустить его. Она ненавидела себя за то, что так сильно зависит от Дугласа. Никогда ни от кого она не зависела, даже от мужа. По натуре тот был слабый человек. Дуглас совсем другой. Наверное, ничто не способно вывести его из себя.

— Паркеру не обойтись без твоей помощи, пока я не окрепну как следует, — жалобно проговорила она.

— Я вернусь. Отпусти меня, Изабель.

— Чем я могу тебе помочь?

— Напиши список всего, что тебе нужно. А то я что-нибудь забуду.

— Возьми на кухне в ящике: я начала составлять этот список несколько недель назад. — Изабель оживилась: — Я назвала его перечнем желаний.

Выпустив наконец его руку из своей, Изабель откинулась на подушки, и Дуглас увидел на ее глазах слезы.

— Не надо плакать, дорогая. Тебе это вредно.

— Просто я немного возбуждена. Вот и все, — всхлипнув, прошептала Изабель.

Дуглас взглянул на младенца, потом взял карманные часы, сказал, который час, и положил обратно на комод.

— Знаешь, что тебе нужно? — повернувшись к Изабель, спросил он.

— Все в списке, — ответила она.

— Я не о том.

— Тогда не знаю.

— Вера. Попытайся обрести ее, пока меня не будет. Иначе мне придется серьезно поговорить с тобой.

Раздражение, прозвучавшее в его голосе, ничуть не задело Изабель. Напротив — она успокоилась. Значит, Дуглас и правда вернется, если намерен выругать ее за то, что она в нем сомневается. Он так уверен в себе и такой гордый… И пусть он как следует отчитает ее за глупое недоверие.

— Я не хотела тебя обидеть.

— Но сделала это, — уже мягче заметил он. Изабель постаралась скрыть, что его слова расстроили ее: она не хотела, чтобы он уехал рассерженный.

— Я найду в себе силы и поверю. — В глазах Изабель светилась искренность. — Будь осторожен, дорогой.

Глава 4

Старые привычки живучи. Дугласу, должно быть, никогда уже не разучиться открывать любой замок без ключа , и входить в чужой дом к выходить из него незамеченным. Несколько лет он скитался по улицам и выжил благодаря острому от природы уму и криминальным способностям, которые ребенком, находясь в приюте, довел до совершенства, А потом он встретил Трэвиса, Коула, Адама и малышку сестру… Все вместе они двинулись на Запад… Воровской опыт сейчас оказался очень кстати. Как и дождь, потому что из-за непогоды все сидели дома. Люди Бонда были для Дугласа не проблемой, а лишь некоторым неудобством.. Обнаружив, что на посту стоят четверо, он спрятал тележку в укромном месте на склоне холма, обращенном к Суит-Крику, а потом подкрался к ним, чтобы послушать разговор — в надежде узнать что-нибудь про их хозяина. Однако ничего интересного Дуглас так и не выяснил. Несколько раз они упомянули имя Бойла, ворча из-за пустякового задания, которое тот им дал, а в основном хвастались друг перед другом, кто больше всех выпьет виски за один присест. Слушать это было безмерно скучно, и минут через двадцать Дуглас собрался потихоньку обойти наемников и отправиться дальше, как вдруг услышал, что те решили оставить пост и вернуться на ночь в город — просто потому, что были уверены: хозяин об этом никогда не узнает.

Это сильно облегчило Дугласу его задачу. Он сделал шесть ездок на жеребце от магазина до тележки, собрав все, что нужно Изабель. А потом через весь город направился к домику доктора Симпсона.

Он вошел без стука через заднюю дверь, потому что, как и подозревала Изабель, Бонд поставил своего человека перед домом доктора: Дуглас заметил мужчину, подпиравшего коновязь па противоположной стороне улицы. В одной руке он держал дробовик, а в другой — бутылку со спиртным. За черным ходом никто не наблюдал. Дуглас подумал, что Бойл наверняка приказал кому-нибудь следить и за задней дверью тоже, но, очевидно, как и остальные: лентяи, тот сбежал по своим делам.

Хотя Изабель и говорила ему, что доктор Симпсон женат, Дуглас вспомнил об этом, только заметив венчик седых волос, торчащих из-под одеяла рядом с головой почтенного доктора. Миссис Симпсон спала глубоким сном, о чем свидетельствовало доносящееся из глубин постели тихое и монотонное похрапывание.

Дуглас легонько прикоснулся к руке Симпсона, прошептал, что он друг Изабель Грант, и попросил его спуститься вниз для разговора.

Доктор привык к тому, что его постоянно будили среди ночи: ведь болезни, смерти и рождения, как теперь узнал Дуглас на собственном опыте, случаются в самое неподходящее время, — поэтому тихо, чтобы не разбудить жену, поднялся и набросил халат. Доктор казался слегка встревоженным, но не стал возражать Дугласу и спорить с ним.

Закрыв дверь спальни, Симпсон повел Дугласа в кабинет, где сразу же задернул плотные шторы на окнах и зажег свечу.

— Вы действительно друг Изабель?

— Да.

— Как вас зовут?

— Дуглас Клейборн.

— Хм-м… А может, вы собираетесь доставить Изабель неприятности?

— Нет.

Доктор недоверчиво посмотрел на него.

— Я хочу ей помочь, — настойчиво повторил Дуглас.

— Да кто вас знает, — вздохнул Симпсон. — Вы ведь нездешний? Откуда вы знаете Изабель?

— Ну… вообще-то я только что с ней познакомился. Пару месяцев назад ее муж продал мне арабского жеребца, но я был занят делами — расширял дело — и не мог приехать за лошадью, пока не нанял дополнительно работников.

Симпсон, медленно потирая заросший щетиной подбородок, еще с минуту изучал Дугласа, переваривая его слова, потом наконец кивнул.

— Хорошо, — сказал он. — Ей нужен друг, вот такой большой и крепкий, как вы. Надеюсь, молодой человек, вы сумеете защитить ее, если потребуется? Вы знаете, как пользоваться пистолетом, который, я вижу, при вас?

— Да.

— Действуете быстро? Точно?

Дуглас чувствовал себя как на суде инквизиции. Но он не обижался. Он понимал: доктор думает прежде всего о безопасности Изабель.

— Да, я неплохой стрелок.

— Полагаю, что так оно и есть, — ворчливо произнес Симпсон.

Он сел за стол и указал Дугласу на кресло напротив.

— Ну как там наша девочка? Я бы очень хотел ее увидеть. Думаю, она уже стала большая и неуклюжая.

— Прошлой ночью она родила ребенка.

— Боже, всемогущий! Но это слишком рано! И кого же? Мальчика или девочку?

— Мальчика.

— Он живой?

— Да, но очень худенький, ужасно худенький… И маленький. Не плачет — пищит, как мышонок.

Симпсон откинулся в кресле.

— Это просто чудо, что он жив! Так… Вы говорите, ребенок очень слабенький. Но надеюсь, не больной?

— Я не знаю, он почти все время спит.

— Он берет грудь?

— Пытается.

— Хорошо. Вот это хорошо! Материнское молоко поможет ему набрать вес. Скажите Изабель, чтобы она кормила его каждый час, пока малыш не окрепнет. Сначала он будет есть понемножку, но постепенно… Понимаете, если ребенок отказывается сосать или не в силах брать грудь, тогда дело серьезное. Не знаю, как мне ему помочь, если что случится. Он слишком мал, чтобы я смог прибегнуть к какому-либо медицинскому вмешательству. Так что остается молиться и уповать на Бога. Да, вот еще что: запомните, для младенца страшнее всего холод. Он может его убить. Так что держите его все время в тепле. Это очень важно, сын мой.

— Я буду держать его в тепле.

— Не хочу вас пугать, но вы должны иметь в виду„. дитя может не выжить. Что бы вы ни делали.

— Я не хочу про это думать.

— Но если такое все же произойдет, вы должны помочь Изабель пережить горе. Так поступают друзья.

— Да, я все сделаю.

— А как она? С ней все в порядке? Нет ли каких проблем?

— Роды были трудные. Но сейчас она хорошо выглядит.

— Вы помогли младенцу появиться на свет?

— Да.

— У нее есть разрывы?

— Нет, но сильное кровотечение. Не знаю, нормально это или нет. До этого я никогда не принимал, детей. Я спрашивал ее, как дела, но она смущается и не хочет со мной говорить об этом.

Доктор кивнул.

— Будь у нее что-то серьезное, она бы вам сказала. Хотя бы ради сына. Не позволяйте ей нервничать. Не волнуйте ее. Изабель — сильная женщина. Но сейчас она очень ранима. Молодые матери вообще слишком чувствительны. Думаю, Изабель не исключение. Любая мелочь, способна Вывести ее из равновесия. А ей это вредно. Вы не поверите, но жена Пола Моргана, например, плакала целый месяц после родов и совершенно извела мужа. Очевидно, она плакала от счастья и от воспоминаний о перенесенных страданиях, других разумных объяснений этому я найти немог. Но потом она наконец справилась с собой. А Изабель? Она ведь в такой тяжелой ситуации. Не знаю… Я бы на ее месте, наверное, не выдержал — если бы Бойл вот так дышал мне в затылок… М-да… Но меня очень беспокоит ребенок. Он родился недоношенным, это, конечно же, страшно тревожит Изабель… Но если малыш справится… Вы как, намерены остаться с нашей девочкой до тех пор, пока ребенка можно будет перевезти?

— Да, я останусь. Как вы думаете, сколько потребуется времени?

— По меньшей мере восемь недель. Но лучше десять — если он будет медленно прибавлять в весе. Меня интересует еще одно, сын мой. Как вам удалось пробраться на ранчо Изабель?

— Было темно, я ехал при лунном свете, пока луна не скрылась за тучами и не полил дождь. Потом я чуть не наткнулся на один из постов Бойла. К счастью, наемники сильно перепились и ничего не слышали; Я еще удивился, почему они торчат тут в такой ливень, — Дуглас пожал плечами, — но выяснять этого не стал и очень рад, что не поддался любопытству.

— Очень опасно спускаться с горы в такой темноте.

— Я не спешил. Часть пути шел пешком, на свет в окне Изабель. Он служил мне маяком.

— А вы уверены, что сегодня ночью сумеете вернуться?

— Уверен.

— Эх, сбросить бы лет двадцать… Я бы отправился с вами и осмотрел Изабель и новорожденного. Но сейчас… Нет, не решусь. Я и в молодости-то относился к лошадям с почтительной осторожностью, а теперь просто-напросто их боюсь. Должно быть, оттого, что слишком часто падал с них. Поэтому мне гораздо спокойнее в двуколке, а запрягать помогает жена. Так-то вот. Впрочем, даже если я проберусь вместе с вами на ранчо Изабель, Бойл наверняка об этом прослышит, и тогда моей Труди придется несладко. Нет, я не могу на это пойти: но теперь, благодарение Богу, появились вы, и я спокоен. — Немного помолчав, старик доверительно продолжил: — Знаете, мне и Труди Изабель как дочь. После смерти Паркера я просил девочку переехать к нам. Но она и слушать не захотела — решила оставаться самостоятельной. Труди умоляла ее пожить у нас хотя бы до родов, а после появления ребенка… Моя жена нашла чудесный маленький домик неподалеку от нас, мы собирались переселить туда Изабель с малышом. Таким образом, девочка была бы независима, как и хотела. И к нам поближе. Мы помогали бы ей время от времени… Но Бойл разрушил все наши планы, мерзавец!

Искренняя любовь к Изабель, тепло и доброта, звучавшие в голосе старого доктора, глубоко тронули Дугласа.

— Я позабочусь о ней и о ребенке, — пообещал он.

— А вы заметили, как она хороша?

Дуглас чуть не рассмеялся: этого нельзя было не заметить.

— Разумеется.

— Тогда я хочу задать вам еще один вопрос. Каковы ваши намерения?

— Простите? — ошарашенно спросил Дуглас.

— Буду говорить прямо и откровенно. Может, вы даже разозлитесь на меня. Но я все же скажу. Так вот: после того как она придет в себя после родов, вы собираетесь поразвлечься с ней?

Дуглас замотал головой.

— Нет, ни о чем подобном я и не помышляю.

Похоже, Симпсона не убедил ответ. Он предложил Дугласу выпить бренди. Подождав, пока тот поставит рюмку, доктор откинулся на спинку кресла, обдумывая складывающуюся ситуацию.

— И все-таки это может произойти, — наконец задумчиво проговорил он.

— Но я же знаю Изабель всего… — начал было Дуглас, но Симпсон перебил его:

— Вы только что пообещали остаться с ней на десять недель. Помните? А вы человек слова, не так ли?

— Да, я останусь. Но это не означает, что я…

— Сын мой, позвольте рассказать об одном молодом человеке, с которым мне довелось столкнуться в Риверз-Бенд.

Дуглас почувствовал раздражение. Ему совсем не хотелось слушать всякие байки. Он предпочитал поговорить о Бойле, чтобы побольше узнать об этом гнусном типе.

Но, судя по тому, какими маленькими глотками доктор отпивал бренди, уставившись в пространство, он твердо намеревался поведать свою поучительную историю. Уважение к возрасту Симпсона обязывало Дугласа проявить внимание, и скрепя сердце он приготовился слушать.

Симпсон полчаса рассказывал о том, как однажды три молодые пары оказались застигнутыми снежной бурей и вынуждены были почти всю зиму прожить в шахте рудника. К весне все шестеро стали друзьями до гроба, как выразился доктор. Через пять лет ему пришлось встретиться с одним из них. Они разговорились. К удивлению доктора, этот джентльмен не смог вспомнить даже имени тех, с кем зимовал в шахте.

— Да, сэр! — назидательно подняв палец, произнес, Симпсон. — Если вы собираетесь жить рядом с Изабель столько времени, вспоминайте иногда человека, о котором я только что рассказал. Он боготворил дружбу, называл своих товарищей по несчастью братьями. Но стоило ему вернуться к привычной жизни, в свой мир, и он совершенно забыл о них.

— Я понял, — сказал Дуглас.

— Правда? У Изабель прекрасная душа. В эту девочку немудрено влюбиться. Я волнуюсь за ее будущее. Что произойдет после того, как вы разберетесь с Бойлом и вернетесь домой? Вы ведь намерены заняться этим негодяем?

Наконец Симпсон подошел к теме, интересующей Дугласа.

—: Ясное дело, намерен. Расскажите мне все, что знаете о нем, доктор.

— Самое главное: он чудовище. — В голосе Симпсона прозвучало глубокое отвращение. — Я до сих пор жив только потому, что могу пригодиться ему. Он грозился меня убить, но вряд ли на это пойдет: доктора сюда не едут. Но Бойл может навредить моей Труди. Он на все способен.

— Изабель говорила, что всего несколько человек в городе не покорились Бойлу и вы один из них. Почему остальные не могут ей помочь?

— Они хотели бы, но боятся. Они видели, что произошло с порядочными людьми, попытавшимися бросить вызов мерзавцу. Если кто-то попробует вызволить Изабель, Бойл непременно об этом узнает, и тогда пощады не жди. Уэнделлу Бордеру он сломал обе руки за то, что тот намеревался связаться с федеральным представителем, о котором здесь ходят легенды, — говорят, он из Техаса, а здесь кого-то ищет и прочесывает территорию. У Уэнделла не было и малейшего шанса отправиться на поиски этого человека: он всего лишь поговорил с: двумя, как он считал, друзьями. Дюди Бойла схватили его, прежде чем он успел выехать из города. Пока я чинил его сломанные руки, я пообещал ему найти способ помочь местным жителям. И молиться за них.

— Вы сами хотите найти этого федерального представителя?

— Нет, я слишком стар. Моя Труди придумала кое-что получше. Дважды в неделю я езжу наблюдать пациентов в Лиддивилл, это в двух часах езды на двуколке от Сунт-Крика, Моя жена посоветовала воспользоваться телеграфом и разослать телеграммы всем шерифам. Она считает, что кто-нибудь да захочет нам помочь. Но я пошел дальше. Я послал телеграммы двум церковным служителям, о которых узнал от Уэнделла, и попросил их найти этого федерального представителя. Пока я не получил ответа ни от кого, но у меня такое чувство, что, услышав о нашей беде, техасец обязательно приедет. Особенно если узнает, что нужна помощь матери и новорожденному. Он все бросит и примчится сюда.

— А почему вы думаете…

Симпсон не дал Дугласу договорить.

— Если верить слухам, этот человек случайно стал причиной убийства женщин и детей при ограблении банка в Техасе. Он не знал, что они находятся внутри и что грабители используют их в качестве заложников, когда со своими людьми ворвался в банк. Бандиты убили невинных людей, и слуга закона считает себя косвенно причастным к этому преступлению. Так что он точно приедет, стоит ему узнать о наших проблемах. Хотел бы я выяснить его имя. Тогда было бы легче его найти.

— Дэниел Райан, — сказал Дуглас. — Мои братья тоже его ищут. — Он замолчал, внезапно услышав скрип ступенек у себя за спиной. — Мы разбудили вашу жену?

— Просто Труди привыкла спать у меня под теплым боком. А так как меня долго нет, она замерзла и проснулась.

— А не могли бы вы ей сказать, чтобы она положила оружие?

Симпсон удивился:

— У вас что, глаза на затылке? Труди, убери эту штуковину и иди сюда. Я хочу познакомить тебя с другом Изабель. Он обещал помочь нашей девочке.

Дуглас обернулся и кивнул седовласой миниатюрной женщине.

— Мне очень жаль, что я нарушил ваш покой, — извинился он.

Труди положила на стол пистолет и с признательностью начала трясти руку Дугласа. Ее пожатие оказалось достаточно крепким для женщины, макушка которой едва доставала ему до плеча.

— Мы с доктором молились о чуде. Похоже, Господь нас услышал. Я знаю, вы не федеральный представитель. Правда, вы тоже большой и сильный, как он, но у вас не светлые волосы и не голубые глаза, а наш проповедник хорошо описал его. Мы бы сразу узнали, если б он появился в городе. Каждое воскресенье мы молимся, чтобы этот замечательный человек услышал о наших несчастьях и приехал. Но может, вы его друг? Не он ли послал вас сюда? |

— Нет, мэм, не он.

Труди Симпсон не могла скрыть разочарования.

— Но вы действительно собираетесь помочь нашей девочке?

Дуглас улыбнулся. Симпсопы обожали Изабель, и ему отрадно было это видеть. Одному Богу известно, как необходимы ему сейчас друзья. Как хорошо, что в Суит-Крике есть два человека, которых искренне волнует судьба Изабель!

— Да, я собираюсь ей помочь, — твердо заверил он миссис Симпсон.

Она еще раз горячо стиснула руку Дугласа.

— Доктор, я думаю, мне стоит пойти к плите, — обратилась она к мужу и, взглянув на Дугласа, решительно добавила: — Вы не уйдете, пока я не соберу вам на дорогу еду.

— Труди, но тебе придется готовить в темноте, — предупредил Симпсон.

— Я справлюсь. Зажгу свечу и поставлю в прихожей. Никто ничего не увидит, доктор.

— Мэм, но уже пора возвращаться к Изабель.

Она протестующе замотала головой и почти выбежала из библиотеки.

Симпсои захихикал:

— Сопротивление бесполезно: Труди не отпустит вас без мешка с домашней снедью. Сядьте в кресло поудобней и расскажите, почему ваши братья ищут техасца. Вы тоже хотите найти защиту у представителя закона?

— Нет, — ответил Дуглас, — Райан спас жизнь одному из моих братьев, Трэвису.

— Так вы хотите отблагодарить его?

— Да. И вернуть компас, который он… взял на время.

— Хм, любопытно.

— Я вам все расскажу как-нибудь в другой раз, — пообещал Дуглас. — По пути к вашему дому я обнаружил. что в городе есть телеграф. Интересно, почему же тогда вы посылаете телеграммы из Лиддивилла?

— Узнать о существовании телеграфной службы в Суит-Крике вы смогли, только побывав в магазине Купера. Аппарат стоит в задней комнате. Так зачем вы туда ходили?

— Взять кое-что из продуктов.

— Кто-нибудь вас видел?

— Нет.

— Прекрасно, — прошептал Симпсон. — Значит, вы туда залезли, да?

— Вы сломали замок или разбили окно?

— Конечно, нет! — возмутился Дуглас, оскорбленный таким вопросом. — Купер даже не узнает, что я там побывал, пока не начнет проводить учет;

Симпсон заулыбался от удовольствия.

— Значит, вы попросту ограбили Вернона Купера и его брата Джаспера, который как раз и занимается телеграфом! Они оба подлецы и сидят в заднем кармане штанов Бойла. Никто в Суит-Крике не посмеет отправить телеграмму, если не хочет, чтобы ее содержание стало известно Бойлу. Вот почему я посылаю их из Лиддивилла. Мы с Труди и продукты там покупаем. Из принципа. Мы скорее обойдемся без чего-то, чем дадим заработать братьям Куперам.

— Если Райан появится здесь и арестует Бойла, то человек, которому он сломал руки, даст свидетельские показания против него?

— Думаю, Райану придется поискать другой способ избавить нас от Бойла, — покачав головой, со вздохом ответил доктор. — Или выгнать сначала из города его прихвостней. Потому что Уэнделл слишком напуган, чтобы пойти в свидетели, У него жена и две маленькие девочки. Он не посмеет и слово сказать против Бойла, иначе его семье не поздоровится. Бедняга! Недели через две созреет урожай, а что он сможет с искалеченными руками? Только сидеть и смотреть, как все гниет на корню.

— А что, никто в городе ему не поможет?

— Да боятся они! Бойл ведь взбесится.

— Почему он хочет забрать землю у Изабель?

— Бойл всем говорит, что якобы она нужна ему под пастбище. Но у него полно земли вокруг собственного ранчо. Он сдает ее в аренду каким-то чужакам, покупающим скот в Техасе, и они гонят пастись свои стада сюда. За десяток лет Сэм сколотил на этом целое состояние, но он очень жадный, ему все мало.

— Если он хочет забрать земли Изабель, то почему тянет? Она ведь не сможет его остановить, и он это хорошо знает.

— Дело в том, молодой человек, что он хочет не только землю, но и ее хозяйку тоже. Он нагло заявляет, что Изабель все равно будет его, и так в этом уверен, что ходит до городу как надутый индюк, приглашая людей на предстоящую свадьбу. Говорят, как только он увидел бедняжку, в нем сразу взыграла похоть.

— Так чего он ждет? Он мог бы силой заставить ее выйти за него.

— Вы не понимаете… Гордыня, гордыня, сын мой! Он хочет, чтобы Изабель попросила его жениться на ней. Он намерен довести девочку до отчаяния.

— Он убил ее мужа?

— Если бы пуля не прошла через спину навылет, я бы подумал, что Паркер сам случайно застрелился. О мертвых плохо не говорят, я просто констатирую факт, а суть его в том, что от мужа Изабель было столько же толку, сколько от дырявого чайника, прости меня, Господи. Этот человек имел обо всем свое суждение, он хорошо — действительно хорошо! — относился к Изабель, был добр к сумасшедшему старине Пэдди, хотя знал, что если Бойл про это узнает, то придет в ярость… И при всем том поражал своей бестолковостью и неприспособленностью к жизни.

— Бойла так бесило сочувствие Паркера старику ирландцу? — спросил заинтригованный Дуглас.

— Как все сложно, да? Ну, слушайте. Пэдди приехал в Суит-Крик прямо из Ирландии и жил здесь всегда, сколько я себя помню. Бойл появился о наших краях лет десять— двенадцать назад и осел на земле, примыкающей к владениям Изабель. Через год он начал строиться, заложил большой трехэтажный дом; он вышел забавный, очень похожий на те, которые строят, на Западе. Сэм набил его всякой мебелью; привезенной на пароходе из Европы., и устроил большой праздник, созвав весь город, — ему очень хотелось похвастаться. Пригласил он и Пэдди. Но в ту ночь что-то случилось, и началась жуткая вражда между этими людьми. Никто не может вспомнить, чтобы их видели вместе на празднике; но именно с той ночи Бойл не переставал угрожать Пэдди местью. Ирландца стали называть сумасшедшим именно потому, что как бы Бойл ни наезжал на него, Пэдди только посмеивался в ответ. А знаете, что сказал этот «сумасшедший», когда я латал его однажды вечером? Уверял меня, что именно он, Пэдди, и будет смеяться последним! Можете себе представить? И как ни странно, он оказался прав.

— А как все вышло?

— Ну вот к этому-то я и подбираюсь, сын мой. Пэдди умирал от чахотки. Он был совсем плох, вот-вот отправится на тот свет, но продержался до субботнего вечера, когда Бойл, как обычно, явился в салун играть в карты. Случилось и мне оказаться там. Должен сказать, я никогда не видел подобной смерти. Пэдди явно с огромным трудом поднялся с постели, чтобы прийти в салун и улечься на пол. Он сложил руки на груди, как покойник в гробу, и объявил, что через несколько минут отойдет в мир иной. И тут началось что-то невероятное. Бойл, опрокидывая по пути стулья, кинулся к старику, опустился на колени, замахал всем остальным, и мне в том числе, чтобы мы убирались из салуна, потом схватил Пэдди за рубаху, затряс его и заорал: «Ну скажи мне, старый черт, скажи, кто он?»

— А потом?

— Дальше было еще удивительнее. Пэдди улыбнулся Бойлу беззубым ртом и что-то тихо прошептал. Его мог расслышать только Сэм. А потом он засмеялся. Бог свидетель, Пэдди умер хохоча!, Бойл просто взвился от бешенства. Он тряс мертвого ирландца, обзывая самыми последними словами. Двое дружков оттащили Бойла от покойного. Приехала похоронная карета и забрала тело. Я слышал, как один из дружков спросил Бойла, почему он не прикончил Пэдди еще несколько лет назад. Бойл, все еще в ярости на ирландца, пробормотал, что не может убить старика, пока не узнает то, что хочет. На следующий день мы с Труди пошли попрощаться со стариной Пэдди. Клянусь вам, когда я заглянул в гроб, то увидел, что на лице усопшего застыла довольная улыбка. Не странная ли история, а?

Дуглас кивнул. Доктор шумно вздохнул.

— Бойл привык всегда получать все, что он хочет, сразу. Поэтому на следующей неделе он принялся докучать Изабель и Паркеру Грантам. Никто не видел, что именно он убил Паркера. Но все в этом уверены. Наверное, он думал,, что наша девочка, оставшись одна, беременная и беспомощная, тут же бросится к нему. Бойл не сомневался, что с деньгами и властью над городом он заполучит её мгновенно. Но он здорово ошибся, этот негодяй. Изабель — сильная женщина. Сейчас она конечно, уязвима из-за ребенка, и все же Бойлу не видать ее как своих ушей.

— А что у него на уме? Он хочет на ней жениться?

— Да, — ответил Симпсон. — Я думаю, он выжидает, пока Изабель родит. Он неглуп и расчетлив, этот Бойл: большинство матерей готовы на все ради спасения жизни своего чада. Я обманул Бойла — сказал, что дитя появится на свет не раньше конца сентября. Беременность Изабель почти не была заметна до пятого месяца, так что у Сэма нет никаких оснований подозревать меня во лжи. Не знаю, поможет ли время, которое есть у Изабель в запасе, но уверен, что Бойл не будет приставать к ней до родов.

— Доктор, еда упакована, — раздался из прихожей голос Труди.

Симпсон быстро поднялся.

— Чем я могу помочь? — спросил он Дугласа.

— Буду благодарен, если вы дадите моим братьям телеграмму, что я задерживаюсь.

Доктор указал на бумагу и карандаш.

— Напишите, я отправлю завтра же утром.

— Но вы же ездите к пациентам в Лиддивилл по понедельникам.

— Нет, мои обычные дни — вторник и пятница, но мне нетрудно придумать причину, по которой надо поехать раньше.

— В этом нет никакой необходимости. Не стоит нарушать привычный распорядок.

— Вы собираетесь вызвать хоть какую-то подмогу?

— Да.

— Я так и подумал, но сейчас этого делать не стоит, — ответил доктор. — Совсем забыл сказать вам еще кое-что важное. Бойл скоро уезжает в Дакоту на ежегодное семейное сборище. За все время, что он здесь живет, ни разу его не пропустил. Весь Суит-Крик с нетерпением ждет каждой его очередной поездки — хоть ненадолго, да уберется из города. К чему я это говорю? Да к тому, что не следует привлекать к дому Изабель излишнее внимание. Ребенка сейчас перевозить крайне рискованно; вам самому надо тщательно скрываться, а наличие помощников… Пока что. Бойл приезжает к ней один, но, узнав, что она предприняла какие-то меры для своей защиты, приедет вместе со своими людьми, которые могут спалить дом Изабель. А они точно это сделают, если узнают, что вы и еще несколько человек живете у нее, — так же точно, как то, что после молнии всегда гремит гром.

— А сколько времени Бойл обычно отсутствует?

— Трудно сказать. По-разному. В прошлом году его не было шесть недель, в позапрошлом — месяц… Я слышал, это — большое семейное сборище, а он, как наиболее удачливый представитель клана, любит насладиться всеобщим вниманием.

— Тогда я напишу еще одно послание. Вы отправите его тогда, когда я скажу. Да, если что-то услышите о Райане, дайте Мне знать. Я бы хотел перемолвиться с ним словечком.

— А как мне с вами связаться?

— Каждый понедельник ночью я буду навещать вас.

— Только для того, чтобы узнать, не слышно ли что-нибудь об этом служителе закона? Сынок, похоже, ты питаешь напрасные надежды. Шансы его найти весьма невелики.

Дуглас покачал головой.

— Дело не в этом. Если в очередной понедельник я вдруг не появлюсь, то вы сразу поймете: что-то случилось. Вот тогда и пошлете вторую телеграмму. Ясно?

— Да, — сказал доктор. — Будь осторожен.

— Обязательно, — пообещал Дуглас. — И все же мне очень хочется каким-нибудь способом привезти сюда, к вам, Изабель и ребенка.

— О, тогда ты создашь всему городу серьезные проблемы. Бойл постоянно проверяет ее, и я более чем уверен, что один из его помощников заменит его на время отъезда. Если Изабель не окажется дома, они весь город поставят на ноги, по найдут ее. Ничего хорошего не выйдет, если отвезти ее и в Лиддивилл: у него там тоже дружки. Нет поблизости города, где она и ее дитя были бы в безопасности. Надо смириться с этим, сынок. Если тебя никто не обнаружит, люди Бойла оставят Изабель в покое. И потом, ты ведь не хочешь, чтобы этот гад стал преследовать и тебя тоже? Думаю, нет.

— Напротив, — возразил Дуглас. — Как только Изабель и ее сын окажутся в безопасности, я сделаю все, чтобы Сэм Бойл обратил на меня внимание.

У доктора мороз пробежал по коже; защитник Изабель произнес эти слова с улыбкой, но глаза его были холодны и жестоки… Симпсон понял: этот человек ничего не боится.

— В свое время тебе все же понадобится помощь, — вполголоса сказал он. — Учти: на ранчо Бойла работают двадцать четыре человека, все отъявленные подонки. Значит, вместе с Сэмом, получается двадцать пять.

— Меня это не волнует. Сюда приедут мои братья. Жена Симпсона услышала последнее замечание.

— А сколько же у вас братьев? — спросила она.

— Трое. Нас будет пятеро, включая зятя.

— Пятеро против двадцати пяти? — удивленно спросил Симпсон.

Дуглас хмыкнул;

— Это более чем достаточно.

Глава 5

Он вернулся на ранчо под утро и, прежде чем разгрузить тележку и отвести на место жеребца, поспешил в дом — Посмотреть, в порядке ли Изабель и новорожденный.

Изабель стояла возле камина с ружьем в руках. Когда Дуглас окликнул ее и тихо постучал, она подбежала к двери, отодвинула засов и кинулась к нему в объятия, не обращая внимания на то, что он мокрый с головы до ног.

— Я так счастлива, что ты дома!

Она крепко обхватила его за пояс, не выпуская из рук ружья. Дуглас перегнулся, забрал у нее оружие и положил его на стол.

— Как долго тебя не было! — прошептала Изабель. — Но я нисколько не сомневалась, что ты вернешься.

— Весьма рад это слышать, — с улыбкой ответил Дуглас. — Но ты вся дрожишь. Ты замерзла? Разреши, я подкину дров в огонь. Молодым матерям надо беречься от простуды. Ты ведь не хочешь заболеть?

Но она не собиралась его отпускать.

— Мне совсем не холодно. Какое счастье, что ты вернулся! Я беспокоилась за тебя, Дуглас.

— Я тоже волновался, как ты тут одна с малышом, — признался Дуглас.

Изабель прижалась щекой к его груди.

— Ты столько привез… Это было трудно?

— Ничуть, — ответил он. — Я взял все по «списку желаний» и даже намного больше. А потом поехал повидаться с доктором Симпсоном.

— Но Бойл говорил мне, что его люди круглые сутки наблюдают за домом доктора! — с тревогой воскликнула она.

— Меня никто не видел, — предупредил Дуглас. — Я познакомился и с женой доктора. Она прислала тебе целую сумку еды и свежее молоко.

— Ой, какая умница!

— А доктор надавал кучу советов.

Изабель погладила Дугласа по груди. Господи, подумал он, да соображает она, что с ним делает?

— Ты очень изобретательный, Дуглас, — восхищенно произнесла Изабель. «И надежный», — добавила она про себя. — А как тебе удалось пробраться в магазин и выйти оттуда, да еще побывать у Симпсона и при этом остаться незамеченным? Ты сломал замки?

— Нет. Я их просто открыл.

— Боже мой, да как же… Где ты этому научился?

— Когда-то, давным-давно, я был вором. Почему-то его признание рассмешило Изабель. А он не знал, как отнестись к ее реакции, но ему очень понравилось, как она смеется — открыто, искренне, радостно…

Heт-нет, он не должен об этом думать… Оторвавшись от Изабель, Дуглас взял ее за руку.

— Ты давно на ногах?

— Почти всю ночь, — призналась она. — Ребенок тоже не спал. Он только что успокоился.

— Доктор Симпсон сказал, чтобы ты кормила его каждый час. Он уже берет грудь?

— Да, — немного смущенно ответила Изабель.

— Как ты думаешь, ему хватает молока?

— Да, — кивнула Изабель.

В ее голосе звучала гордость. Она робко подняла на него глаза. Дуглас улыбнулся и велел ей немедленно отправляться спать.

— А разве мне не надо помогать тебе?

— Нет.

— Ой, чуть не забыла! Я приготовила завтрак. Он на столе.

— Я поем, когда закончу разгружать и отведу Брута на место.

— А ты оставил деньги мистеру Куперу? Никогда в жизни я не воровала и не собираюсь начинать.

— Я оставил столько, сколько он заслуживает.

Он ей и не солгал, и не сказал правду, но вины за собой не чувствовал. Он не оставил Вернону Куперу ничего, ни единого пенни. Купер отвернулся от Изабель, примкнул к сторонникам Бойла: Дуглас считал, что Вернона и его брата Джаспера, бесчестного телеграфиста, нужно выгнать из города. Они вполне заслуживают такого наказания.

Изабель, слишком возбужденная, чтобы заснуть, молча лежала с закрытыми глазами, мучимая волнением и любопытством, которые росли с каждой минутой. Она пыталась подсчитать, сколько раз скрипнула доска на полу перед камином. Ага, двенадцать! Значит, Дуглас шесть раз сходил к повозке и обратно. Интересно, всякий раз с полными руками или нет?

Изабель извелась от ожидания. Наконец она услышала, что он поволок тележку в сарай, и, не в силах больше ни секунды оставаться в неведении, сбросила одеяло, надела халат, тапочки и на цыпочках прокралась в гостиную.

Изабель радостно вскрикнула, увидев стол и кресло, заваленные пакетами, еще больше их лежало на полу. Она подбежала к столу и снова ахнула, обнаружив большой горшок масла, причем настоящего, и глиняный горшочек с кофе. Изабель ласкала пальцами каждую сумку. Куда бы она ни взглянула, повсюду лежало что-нибудь замечательное: вяленое мясо, ветчина, бекон, четыре огромные упаковки солений, из которых на скатерть сочился рассол… Она подумала, что ничего более прекрасного ей еще не доводилось видеть.

С трудом отведя взгляд от покупок, Изабель увидела, что в дверях стоит Дуглас еще с одним пакетом в руках и смотрит па нее. Интересно, что он о ней сейчас думает? У него такое странное выражение лица… Но во взгляде Дугласа она прочитала нежность и поняла: беспокоиться не о чем, он не станет сердиться на нее за то, что она вскочила с постели.

— Я не знала, что ты здесь, — прошептала Изабель.

— Я наблюдал за тобой; Ты похожа на маленькую девочку в рождественское утро.

В его голосе слышалось сострадание. Сколько времени эта женщина жила без самого необходимого? Она даже не отдает себе отчета, что прижимает к груди мешочек с мукой, а по щекам ее текут слезы!..

— На стойке, в кухне, есть еще кое-что, — проглотив подступивший к горлу комок, хрипло сказал Дуглас.

— Еще?! — воскликнула Изабель.

О Боже, так много всего, что просто не верится! Она застыла на месте, крепко сцепив руки и уставившись на несметные богатства, лежащие на столе.

— Иди же посмотри, — мягко предложил Дуглас. Не выпуская из рук мешочек, она пошла к стойке. Он потянулся, чтобы отдернуть длинную, до пола, занавеску, и хотел было отступить и дать ей пройти, но сна нетерпеливо протиснулась в крошечный закуток. И снова ахнула:

— Соль! Перец! И корица! И… О Дуглас, неужели мы все это можем себе позволить?

Она стояла прижавшись к нему, и восторженно смотрела на него снизу вверх. Ну какой мужчина не потерялся бы в этих веснушках и золотисто-карих глазах?

— Правда можем? — повторила она чуть не шепотом и еле дыша.

Вопрос отвлек его от фантазий.

— Можем что?

— Позволить себе все это.

— Разумеется. У Купера объявился хороший покупатель, — пряча улыбку, ответил Дуглас.

— О, как здорово!

Они продолжали смотреть друг на друга. Дуглас медленно стер слезы с ее щек. И тут Изабель удивила его: приподнявшись на цыпочки, коснулась его губ быстрым поцелуем.

— За что это? — неловко попятившись, пробормотал он.

— За доброту ко мне и моему сыну. Я уверена, что очень скоро по-настоящему окрепну. Никогда раньше я ни от кого не зависела; Ни на кого не надеялась. Никогда. А это, оказывается, так хорошо, когда есть на кого положиться! Спасибо.

Изабель повернулась, собираясь уйти. Он остановил ее, дотронувшись до плеча, и осторожно взял мешочек с мукой.

— А как же муж? Разве он не был тебе опорой?

— Паркер обладал многими замечательными качествами. Жаль, что ты не знал его. Не сомневаюсь, что он бы тебе понравился. Он был хороший человек. Спокойной ночи.

Дуглас смотрел ей вслед. Изабель не ответила на его вопрос прямо, и он не знал, намеренно ли она уклонилась от ответа. Но сейчас не время настаивать — он слишком устал… Дглас вернулся в сарай, досуха растер жеребца, потом взял ведро, с дождевой водой, чтобы привести себя в порядок, прежде чем отправиться, спать..

Большую часть дня Дуглас проспал на своем походном матрасе, брошенном перед камином. Его разбудил плач Паркера, доносившийся из кухни. «Малыш плачет уже не так жалостно», — удовлетворенно отметил Дуглас. Ребенок заплакал сильнее; в ответ зазвенел голос Изабель, ласково уговаривающей сына, — сегодня она впервые купала Паркера.

Дуглас подошел к ним.

— Мальчик стал кричать гораздо громче, — сказал он.

— Потому что сердится.

Увидев, что ребенок, дрожит, Дуглас вспомнил настоятельную рекомендацию доктора держать младенца в тепле.

— Надо развести огонь в камине, — озабоченно сказал он.

— Не беспокойся, лучше поспи еще немного. Тебе нужно поспать.

— Нет уж. Давай-ка заканчивай. Очень опасно простудить ребенка.

— Ну вот мы и чистые. А теперь мы успокоимся, — уговаривала Изабель орущего Паркера. — Все, все, все, не надо сердиться. Дуглас, дай-ка мне вон то полотенце.

Он поспешил выполнить ее просьбу. Расстелив полотенце на его голом плече, Изабель прижала к нему ребенка, другим полотенцем быстро вытерла его и через минуту уже пеленала. Дуглас заметил, что губки Паркера посинели.

— Надо согреть его. Быстро расстегивай халат и рубашку.

Изабель подчинилась без звука.

— Ой, да он как лед! — в тревоге прошептала она. — Нельзя было его купать. Он так замерз, даже замолчал.

— Сейчас согреется, — пообещал Дуглас. Отвернув края халата и рубашки Изабель, он прикрыл ими младенца, а на головенку в черном пушке накинул сухой подгузник. — Скажи, когда он перестанет дрожать.

Она боялась пошевелиться.

— Какая же я неосторожная! О чем я только думала?

— Должно быть, о том, что твой сын здоровый и крепкий. В следующий раз будем купать его возле камина.

— Он перестал.

— Что? Дрожать?

— Да. Кажется, заснул. — Она с облегчением вздохнула.

— Да, спит, — прошептал Дуглас, взглянув на личико ребенка. — Счастливый человек!

— Человечек, — поправила Изабель, она подняла глаза на Дугласа и покраснела. — Да, он счастливый. И я тоже. Потому что ты с нами.

— Ты не плачешь? Нет?

— Я никогда не плачу.

Он подумал, что она шутит. Но Изабель не смеялась.

— Разве ты не заметил, что я неслезлива?

Дуглас пробормотал в ответ что-то невразумительное.

— Ты не сделаешь мне одолжение? У двух стульев шатаются ножки. Покажи мне, как их починить. Прибить гвоздями к сиденью или…

— Я сам этим займусь. А еще что-нибудь нужно починить или поправить?

Оказалось, у нее составлен целый список вещей, требующих ремонта. Хоть и не стоит приводить в порядок мебель, которую Изабель все равно не возьмет с собой, когда уедет отсюда, подумал Дуглас, но говорить ей об этом он не станет, чтобы лишний раз не волновать, — пусть как следует окрепнет, вот тогда можно будет завести разговор о будущем. К тому же домашние дела отвлекут его от опасных мыслей о привлекательности Изабель.

— А люди Бойла наблюдают за домом? — спросила она.

— Вчера ночью никого не было. Но они могли перейти в другое место, поближе. Я бы не хотел рисковать. Доктор посоветовал мне не выходить днем на улицу, а хозяйством заниматься ночами. Я и сам думал поступить именно так. Бойл не должен даже заподозрить, что ты в доме не одна.

— А как быть с лошадьми? Они могут застояться.

— Как только стемнеет, я начну переделывать загон, а пока буду выгуливать их ночью. Перестань волноваться, все образуется.

— Как мне тебе помочь?

— Набирайся сил — это лучшая помощь.

Изабель хотела возразить, но заплакал Паркер, требуя внимания…

Дуглас не обладал кулинарным талантом, поэтому он. попросту отрезал себе кусок ветчины и хлеба, посланного Труди Симпсон, и открыл байку маринованной свеклы, взятую в магазине Купера. Изабель он налил стакан молока: она хотела приберечь его и настояла бы на своем, если бы Дуглас не пообещал раздобыть еще.

Она вернулась в гостиную через час, с Паркером, и внимательно смотрела, как Дуглас чинит стул. Ребенок снова захныкал и Изабель, покачивая его, принялась расхаживать по комнате. Дуглас заметил, какой у нее усталый вид, и решил оставить другие стулья до завтрашней ночи. Он помыл руки и сказал:

— Давай мне его.:

— Не знаю, что с ним случилось. Пеленки поменяла, он срыгнул, но никак не засыпает.

— Да просто капризничает.

Она хотела уйти, потом передумала.

— Я посижу с тобой и…

— Нет никакой необходимости. Если понадобится, я тебя позову.

— А ты уверен, что с ним все в порядке?

— Абсолютно.

— Тогда спокойной ночи.

Дуглас опустился в кресло-качалку и принялся легонько похлопывать младенца по спинке. Вот так он обычно укачивал сестренку. О Боже, как быстро пролетело время! Скоро Мэри Роуз будет баюкать собственное дитя. Сына или дочь. Дуглас всегда что-нибудь рассказывал сестре, укладывая ее спать. Точно так же он поступил и сейчас. Его голос успокаивал Мэри Роуз, и она засыпала. Кто знает почему? Но так было всегда. Паркер тоже успокоился и через несколько минут начал похрапывать, как старичок.

Стемнело, и Дуглас решил заняться загоном для лошадей. Едва выйдя за дверь, он почувствовал, как его снова охватывает гнев. Дом посреди болота! Просто уму непостижимо!

Похоже, Грант во всем был никудышным хозяином. Загон, который от соорудил, мог повалиться от первого же сильного порыва ветра. Да и как он его сколотил? Жалко и стыдно смотреть! Наверняка Пегас повредил себе ногу гвоздем, вон их сколько торчит из перекладины. А если так, то инфекция могла попасть в кровь, и теперь прекрасное животное может погибнуть. Правда, Дуглас смазал рану, но не нужно ли повторить процедуру?.

Едва рассвело, как Изабель с Паркером на руках вышла к Дугласу.

В камине весело потрескивал огонь, освещая комнату теплым светом. Дуглас встал и отодвинул Изабель стул, а когда она села, подал комковатую кашу и подгоревшие тосты.

Сегодня Изабель заплела длинную косу, и она змеилась по спине, переливаясь золотом и медью в отблесках пламени камина. Непокорные огненные локоны выбились из-под повязки на волосах, обрамляя лицо светящимся ореолом. Черт побери, какая она красивая! Ей явно идет материнство…

Заметив, что Дуглас ее разглядывает, Изабель засмущалась.

— Паркер не срыгнул, — поспешно сказала она единственное, что ей удалось придумать, чтобы отвлечь его внимание от себя.

Он накинул на плечо полотенце, взял у нее ребенка, а затем встал и осторожно похлопал малыша по спинке. Изабель, не желая обижать Дугласа, заставила себя съесть полтарелки каши, запивая варево большими глотками воды — ей хотелось молоко оставить на ужин.

— Выпей молоко, в следующий понедельник я привезу свежее.

— А ведь совсем недавно у нас были свои коровы, — задумчиво проговорила Изабель.

— И где же они? Что с ними случилось?

— Точно не знаю. Однажды утром мы проснулись, а их нет.

— Думаешь, их украл Бонд?

Она пожала плечами.

— Паркер не хотел это обсуждать. Думаю, он просто забыл закрыть двери в хлеву. Он вообще отличался рассеянностью.

— Ты хочешь сказать, что коровы сами ушли?

— Ну-у… если двери были открыты настежь… — потупившись, сказала она.

Дуглас отвернулся, не желая, чтобы Изабель заметила его удивление. Да, ее муж был совершенно пустым местом, прости Господи!

— Изабель, ведь этот дом строил не Паркер?

— Конечно, не он, — вырвалось у нее. — Как ты догадался?

Дуглас хотел ответить, что догадаться совсем нетрудно — уж слишком разумно спроектирован домишко, хоть и построен на болоте, но, опасаясь рассердить Изабель, промолчал.

— А Паркер не заложил другой дом, где-нибудь повыше? — спросил он немного погодя.

— Не-ет, — удивленно протянула Изабель. — Какой странный вопрос! Мы ведь переехали именно сюда, зачем же нам еще один дом?

Изабель хотела подняться из-за стола, но Дуглас положил ей руку на плечо.

— Доешь все, тебе нужны силы, — твердо сказал он. — А каким образом поранился Пегас? — поинтересовался он.

— Люди Бойла палили в воздух. Ну, Пегас испугался и встал на дыбы.

— И напоролся на гвоздь?

Она не успела ответить: ребенок вдруг совершенно неприлично рыгнул. По улыбке, осветившей лицо Изабель, было ясно, как она рада такому подвигу.

— Не могу съесть больше ни ложки. Оставлю на потом. — Она торопливо встала. — Сегодня я сама приготовлю ужин. Я люблю готовить, — предвидя его возражения, быстро добавила она. — Это успокаивает.

Но Дуглас не купился на ее обман и громко расхохотался.

— Противная каша, да?

В глазах его прыгали веселые искорки.

— Она похожа на замазку, — смешно сморщив нос, ответила Изабель.

— Они смотрели в глаза друг другу, никто не хотел отводить взгляд. Казалось, это длилось целую вечность…

— Тебе лучше прекратить.

От хрипловатого голоса Дугласа по телу Изабель пробежала теплая волна.

— Что прекратить? — еле слышно прошептала она.

— Хорошеть.

— О-о… — выдохнула Изабель.

К счастью, Дуглас заметил его раньше, чем она. Не отрывая глаз от ее веснушек, которые хотел рассмотреть как следует, он каким-то боковым зрением уловил движение за окном, в аллее, и застыл. По дорожке двигалась тень. Человек был еще далеко, и Дуглас не мог рассмотреть его лица, но сразу понял, кто это. Одинокий всадник наверняка Бойл. Доктор Симпсон предупреждал: отвратительный хищник любит кружить возле дома женщины, которую терроризирует.

Первым побуждением Дугласа было успокоить Изабель. Она не должна паниковать, иначе разбудит ребенка. Бойл поймёт, что Изабель уже родила, и пришлет сюда своих людей, Дуглас, продолжая наблюдать за человеком, тихо спросил:

— Изабель, как думаешь, ребенок долго проспит?

— Да. Он почти всю ночь не сомкнул глаз. Поэтому днем должен наверстать.

Она взяла Паркера и понесла его в спальню. Дуглас направился следом, подождал, пока она уложит и укроет ребенка, а потом спокойно, сообщил о незваном госте.

Как ни странно, Изабель и бровью не повела.

— Он еще далеко? У меня есть время? — деловито спросила она, бросив на кровать халат и расстегивая ночную рубашку,

— Что ты делаешь? — воскликнул оторопевший Дуглас.

— Сейчас оденусь и выйду на улицу.

— Черта с два! Ты останешься здесь.

— Дуглас, будь благоразумен. Как только Бойл удостоверится, что я на месте, он сразу же уедет. Я всегда появляюсь на крыльце с ружьем. А теперь необходимо убедить его, что я все еще беременна. Мне нужен пояс. Дай-ка ремень Паркера, он лежит в углу. Скорее, мы должны торопиться. Бойл не любит ждать.

— Ты никуда не…

Изабель подскочила к Дугласу и приложила палец к его губам.

— Ну как ты не понимаешь: если я не выйду, Бойл начнет палить в воздух и разбудит Паркера. Ты что, хочешь, чтобы он услышал его плач? Успокойся и помоги мне одеться. Чем скорее этот тип меня увидит, тем раньше он отсюда уберется. Ну пожалуйста, Дуглас!

Он осторожно отвел руку Изабель и строго посмотрел ей в глаза.

— Об этом не может быть и речи! Ты и шагу не сделаешь. Я выйду и пристрелю эту сволочь.

— Нет!

— Это будет честный поединок, — пообещал он.

Она яростно замотала головой.

— Не спорь, Дуглас. Ты не знаешь Бойла. Он трус и не пойдет ни на какой поединок. Сейчас нет времени препираться. Можешь подстраховать меня из окна. Если тебе покажется, что мне угрожает какая-то опасность, можешь выйти и заставить Бойла убраться. Но не убивай его. Понимаешь?

Дуглас молчал, на скулах его двигались желваки.

— Ну пожалуйста, сдержись. Ради меня. Хорошо? — В ее глазах читалась мольба.

— Один Бог знает, как бы я хотел…

Изабель мягко прикоснулась к его щеке.

— Но ты ведь не сделаешь этого, правда?

— Может быть, — с трудом произнес он.

— Ремень, Дай, пожалуйста, ремень, Дуглас. Скорее! Он снял свой и протянул ей.

— Но это же не тот! — Но поскольку брюки еле держались на бедрах Дугласа, Изабель не стала тратить время на споры. Быстро соорудив себе из нескольких полотенец соответствующий живот, она подошла к окну посмотреть, близко ли Бойл. Тот уже выехал к подножию холма. Изабель отпрянула от окна и подошла к Дугласу.

— Похоже на тот срок, который назвал доктор? —спросила она.

— Думаю, да.

Она коснулась его руки.

— Ты бы хоть сначала взглянул на меня, а потом говорил.

Он окинул Изабель быстрым взглядом и нахмурился.

В темной блузке и в темно-синем вязаном джемпере, приподнимающемся на «животе», она, по мнению Дугласа, была слишком хороша, чтобы выйти к этому негодяю. Неужели она пытается соблазнить его? Да нет, конечно же, нет. Как он мог такое подумать? Просто Изабель даже при всем желании не может сделаться дурнушкой или внезапно превратиться в ведьму. Разве что наденет на голову мешок.

— Застегни блузку, — строго произнес он.

— Она застегнута.

— А две верхние пуговицы? — сварливо сказал Дуглас, засовывая пистолет в кобуру. — Этот подонок не должен видеть больше, чем надо.

— Ничего плохого он мне не сделает, — прошептала Изабель.

Дуглас выразительно посмотрел на нее.

— Уж об этом я позабочусь, будь уверена. А если мне все же придется его убить, я сделаю это без малейшего колебания. И не хочу слушать никаких возражений Ты согласна?

— Да.

— Тогда иди. Он почти у крыльца.

Изабель потянулась к дверной ручке, глядя на Дугласа и ожидая, когда он встанет у окна.

— Я выхожу.

— Изабель!

— Да?

— Не смей ему улыбаться!

Глава 6

Бойл был страшен как смертный грех: изрытое оспой лицо, близко посаженные водянистые глаза, рот, похожий на щель… Фигура его смахивала на цыплячью. Дуглас ничуть не удивился столь отвратительному облику — приблизительно таким он и представлял Бойла: Да и как еще может выглядеть мужчина, который, преследуя и запугивая беспомощную женщину, пытается вынудить ее выйти за него замуж? По всему видно, что у этого негодяя серьезные проблемы в отношениях со слабым полом. Женщин наверняка тошнит от его омерзительной внешности и кроющейся за ней дьявольской похоти.

Как же Дугласу хотелось, чтобы Сэм Бойл потянулся к оружию! Но тот и не пытался положить руку на пистолет. Он не взглянул и в сторону окна. Бойл не отводил глаз от своей жертвы.

Изабель твердо выдержала его взгляд.

— Убирайся с моей земли. Немедленно! — ледяным тоном отчеканила она.

— Разве так разговаривают с будущим мужем? Знаешь, какой прием я собираюсь, устроить по случаю нашего бракосочетания? О!.. Слушай, Изабель, ты сегодня что-то слишком взволнована. Боишься рожать в одиночестве, а?

— У тебя десять секунд, чтобы убраться отсюда. Или я разряжу дробовик, — процедила сквозь зубы Изабель. — Никакой суд меня не осудит. Весь Суит-Крик ненавидит тебя точно так же, как и я. А теперь проваливай, — с презрением уронила она.

Он угрожающе ткнул пальцем в ее сторону.

— Но-но, советую выбирать выражения! A в тебе еще полно огня, как я погляжу. Вот уж я с тобой поиграю, когда мы поженимся! Скоро ты сама меня попросишь, чтобы я взял тебя в жены. Умолять будешь, попомни мои слова!

Изабель взвела курок, и Бойл тронул шпорами коня и развернулся.

— Я скоро приеду! — крикнул он и скрипуче рассмеялся.

Дуглас держал Бойла в поле зрения, пока тот не достиг середины поля, Изабель вошла в дом и, закрыв дверь, прислонилась к ней.

— До чего он противный! — пробормотал Дуглас.

— Недели три он здесь не появится.

— Возможно. Но надо быть готовыми ко всему. Доктор Симпсон сказал мне, что Бойл собирается в Дакоту, на семейное сборище.

— Так он уезжает? О Дуглас, как здорово!

— Симпсон говорит, что обычно Бойл проводит там месяца полтора. Но нам нельзя терять бдительность.

— Разумеется. Дуглас, я хочу кое о чем тебя спросить.

Он не отрывал взгляда от удаляющегося силуэта всадника.

— Может, ты повернешься ко мне?

— Нет, пока Бойл не скроется за холмом.

— Не понимаю, что на тебя нашло. Ты сказал, что тебе не следует показываться Бойлу на глаза, — пусть он думает, будто я здесь одна, и дожидается рождения ребенка, который уже появился на свет…

— Да, я так говорил. Пока не узнал, что тебе всякий раз приходится выходить на крыльцо и вести переговоры с этим мерзавцем.

— Но…

— Не нравится мне это.

Изабель вздохнула и возвела глаза к небу.

— Мне тоже. Но я выхожу, чтобы не нарываться на лишние неприятности.

— Мы обсудим это потом, Изабель. Доктор говорит, что тебе вредно нервничать.

— Да ради Бога! — вспылила она. — В конце концов, я не тяжелобольная. Ты и сам видишь: я с каждым часом чувствую себя лучше. И мой сын тоже.

— Он должен набирать вес шесть недель со дня появления на свет, — тоном опытного человека заявил он.

— Да, но…

— А точнее, восемь, — упрямо повторил Дуглас.

— А когда ты уезжаешь?

Он улыбнулся.

— Через восемь недель. Если у вас с Паркером не возникнет проблем. А может, пробуду и дольше. Да, кстати., Изабель: вы с сыном поедете со мной. Я вывезу вас отсюда.

— Нет-нет! Я не собираюсь убегать из своего дома. Как ты не понимаешь? Никто не сгонит меня с моей земли, — дрожащим голосом проговорила Изабель. На глаза у нее навернулись слезы.

Дуглас запоздало понял, что разволновал ее, и поспешил успокоить:

— Ради Бога, ни о чем не думай и не тревожься — по крайней мере, эти восемь недель.

— Но разве ты сможешь пробыть с нами так долго? Уверяю тебя, я гораздо раньше приду в себя. И Паркер тоже. Ничего с нами не случится. Правда, мы будем скучать… — Изабель осеклась и слегка покраснела. «И очень сильно», — добавила она про себя.

Неожиданно для себя Дуглас наклонился и поцеловал ее в лоб.

— Дорогая, у тебя нелады с цифрами. Я не собираюсь уезжать отсюда восемь недель. Объяснить, сколько это будет дней, а?

Изабель поняла, что он шутит, но не знала, как реагировать. Ее муж был абсолютно лишен чувства юмора. Дуглас совсем иной — он надежный, веселый, остроумный, серьезный, но не зануда… Она отступила на шаг: ей было трудно дышать и трудно думать, когда он находился так близко.

— Но учти, ты решил это сам, — предупредила Изабель. — Поэтому меня не будут мучить угрызения совести. Если ты намерен остаться, то я… Я хочу сказать… мы… То есть… ты понимаешь, я имею в виду меня и ребенка… Для нас будет большой радостью знать, что ты рядом.

Изабель понимала, что говорит заикаясь и к тому же немного обманывает Дугласа: она не просто рада тому, что он остается, а совершенно в восторге от подобного поворота событий.

— А почему бы тебе сейчас не поспать или просто немного отдохнуть? — ласково предложил Дуглас.

Он говорил ей еще что-то, но Изабель не могла заставить себя вслушаться в его слова. Она пыталась понять, как такой потрясающий мужчина умудрился остаться неженатым! Должно быть, ему около тридцати… А что, если он не одинок? И какая-нибудь прелестная молодая женщина с нетерпением ожидает его возвращения? Да, скорее всего так и есть. Она наверняка утонченная, элегантная… Изабель представила себе красавицу с непокорными золотыми локонами.

— Почему ты поцеловал меня? — вырвалось у нее.

— Захотелось. А ты против?

— Нет. Не против, — срывающимся голосом ответила Изабель.

«Спустись с облаков и посмотри правде в глаза», — тут же приказала она себе. Да, она уже не наивная молоденькая девушка, полная надежд, мечтающая о страстной любви, а вдова с грудным ребенком на руках, и с этим ничего не поделаешь. Разумеется, ей нечего стыдиться прошлого и она не собирается зачеркивать его; но разве есть что-то дурное в ее робких мыслях о будущем, невероятном и прекрасном, но неосуществимом? Разве не естественно почувствовать себя женщиной, которую полюбил бы такой человек, как Дуглас? Да, в этом все дело: просто ей интересно, а смог бы он полюбить ее? Только и всего. Ничего другого. Он сильный, крепкий, чувственный. Никогда в жизни Изабель не знала никого похожего на Дугласа Клейборна. Пожалуй, сейчас она не испытывала плотских желаний, но чувствовала исходящую от него мужскую силу, некую притягательную ауру.

Он, наверное, искусный и требовательный любовник, и она не смогла бы его остановить…

Боже мой, да о чем она только думает? Изабель заставила себя немедленно выбросить из головы эти невероятные фантазии.

— Мне надо немного отдохнуть, — нерешительно проговорила она.

— Ну-ну, — усмехнувшись, ответил Дуглас.

Изабель резко повернулась и, споткнувшись обо что-то, почти бегом выскочила из комнаты. Дуглас пошел за ней.

— Ты хорошо себя чувствуешь?

— Мне показалось, что ты чем-то расстроена.

— Нет, я немножко устала, Дуглас. После родов прошло слишком мало времени. Мне лучше поспать.

Он привалился к косяку и, когда Изабель попыталась закрыть дверь, придержал низ ногой.

— Я хочу переодеться, Дуглас. И отдать тебе ремень, — напряженно проговорила она.

— А он валяется на полу вместе с полотенцами, которые изображали твой живот.

Изабель недоверчиво коснулась талии. Господи, она даже не заметила, как они вывалились!

— Ты не хочешь мне сказать, о чем думала минуту назад?

Изабель почувствовала, что краснеет.

— О… да о разном.

— О чем же именно?

— О лошадях, — ответила она первое, что пришло в голову. — О Минерве и Пегасе. Да, об арабском жеребце Пегасе и его подружке Минерве. Я разве не говорила тебе, как их зовут?

— Я слышал только одно имя — Пегас.

Изабель действительно хотелось, чтобы сейчас Дуглас оставил ее одну. Под его пристальным взглядом она чувствовала себя по-детски беспомощной.

— А как ты их окликаешь?

— Как придется, — потупившись, ответила Изабель. Дуглас медленно провел по ее щеке тыльной стороной ладони.

— Думаю, тебе следует кое-что знать. У меня слабость к женщинам с веснушками. Твои веснушки сводят меня с ума. — Он наклонился и быстро поцеловал ее в губы. — И у меня в голове бродят совершенно невозможные мысли. О тебе, — прошептал он.

У Изабель перехватило дыхание. Видимо, Дуглас эта почувствовал: подмигнув ей, он открыл дверь. Изабель оцепенело смотрела ему вслед, пока он не исчез па кухне. Она захлопнула дверь и прислонилась к ней спиной. Боже, он все понял! Как она теперь будет смотреть ему в глаза?

Изабель охватил неподдельный ужас. Ей надо спасаться. Спасаться от него и от себя. Но как? Она не знала, а спрашивать об этом Дугласа, разумеется, не собиралась. Нет, надо запретить себе думать о нем!..

Она со стоном бросилась на кровать. Голову сверлила одна-единственная мысль.

Ему нравятся веснушки.

Глава 7

А еще ему нравились разные игры. За ужином Дуглас спросил, нет ли у нее колоды карт. Изабель кивнула, и он предложил сыграть в покер.

— А ты когда-нибудь играла… — Он назвал хорошо знакомую игру.

— О да! И у меня здорово получалось.

Итак, вызов брошен. Они успели сыграли пять раз, прежде чем Паркер потребовал покормить его. Вообще-то Изабель давно было пора спать — от усталости у нее глаза слипались, — но она настояла, чтобы Дуглас подсчитал ее проигрыш. Потом встала и, зевнув, заявила:

— Я расплачусь с тобой завтра вечером. Или отыграю долг в шахматы.

— Ты и в шахматах разбираешься?

— Сам увидишь.

Шахматы были его любимой игрой, он доказал это на следующий вечер. Дуглас побил ее в считанные секунды, выиграв несколько партий подряд. К концу недели Изабель задолжала ему уже больше тысячи долларов.

Тогда Дуглас поменял правила. Он предложил играть не на деньги, а на вопросы. Победитель вправе спросить о чём угодно, даже об очень личном, а проигравший обязан ответить совершенно честно и без утайки.

Внезапно мастерство Изабель резко повысилось, и Дуглас догадался о ее хитрости.

— Ты специально поддавалась, да?

— Некоторые мужчины любят выигрывать.

— Большинство, но только честно. А теперь давай-ка сразимся всерьез. Согласна?

— ответила Изабель. — Может, начнем счет сначала? Я и вчера нарочно проигрывала тебе.

Он разорвал лист бумаги с цифрами, потом протянул ей колоду карт. Изабель перетасовала ее с ловкостью, с какой это делают в салуне. Дуглас расхохотался.

— Ах ты, маленькая обманщица!

— Я игрок с большим стажем, — призналась Изабель.

— Не смеши.

Она подтвердила свои слова делом через несколько минут и, прежде чем Дуглас показал ей два своих несчастных валета, задала ему вопрос:

— Помнишь, ты говорил мне, что был вором? Я хочу знать, где и когда.

— Мальчишкой, в Нью-Иорк-Сити. Я был дитя улицы.

— Тебя хоть раз поймали? — с невольным восхищением в голосе поинтересовалась она.

— Нет, никогда. Мне везло.

Изабель выиграла еще раз и попросила рассказать о его семье. Дуглас коротко объяснил, как они объединились с Коулом, Трэвисом и Адамом: найдя на мусорной свалке брошенную девочку, решили сообща вырастить ее.

Изабель, потрясенная рассказом Дугласа, засыпала его вопросами, и он проговорил больше часа. Она узнала о зяте Дугласа — Харрисоне, и об Эмили, молодой жене Трэвиса. Под конец Дуглас повел речь о маме Роуз, и в голосе его звучала неподдельная нежность.

— Знаешь, как ни странно, но я сейчас здесь именно из-за мамы Роуз. Это ведь она услышала об арабских скакунах и предложила мне поехать посмотреть их. Я тогда был очень занят и потому попросил отправиться на аукцион Трэвиса.

— Паркер собирался продать Пегаса с аукциона? Невероятно! Да этого просто быть не может! Единственный раз он уезжал из Суит-Крика в Риверз-Бенд, к адвокату. С ним ездил Пэдди. Я уверена, что оба они прямиком вернулись домой, никуда не заезжая.

Слишком поздно Дуглас понял, что затронул больную тему.

— Ну, может, они останавливались, чтобы дать отдых лошадям, — промямлил он и, чтобы сменить тему, быстро сказал: — Кстати, доктор Симпсон говорил мне о Пэдди. Этот ирландец и вправду был сумасшедший?

— Нет, но весь город так думал. Видишь ли, у Пэдди был, мягко говоря, весьма необычный характер. Но я-то знала, что он абсолютно нормальный человек. Он часто приходил к нам, ужинал у нас раза четыре в неделю. Вообще-то у них с Паркером были дела. Бывало, сядут, сдвинут лбы и проговорят ночь напролет. Их дружба многим казалась странной.

— А Паркер когда-нибудь рассказывал тебе, о чем они беседовали?

— Нет, никогда. Но я не приставала к нему с расспросами. Он объяснил мне, что обещал Пэдди держать их планы в секрете. Мне не хватает этого ирландца. У него было очень доброе сердце. Он приехал сюда еще до того, как Суит-Крик превратился в город.

— Я этого не знал. Скажи, а у Паркера были от тебя другие секреты?

— Если ты думаешь, что он собирался продать Пегаса у меня за спиной, то ошибаешься. Мы с Паркером вместе росли в приюте, недалеко от Чикаго, я знаю его как облупленного. Он никогда не сделал бы ничего подобного. Он понимал, что значат для меня эти лошади. Мне подарили их сестры из приюта, это — мое приданое.

— А откуда они у них?

— Их подарил приюту один человек, которого они подобрали. Он умирал в полном одиночестве, а они ухаживали за ним день и ночь. И он отблагодарил их.

Заметив, что Изабель погрустнела, Дуглас быстро сменил тему разговора:

— Ну как, я удовлетворил твое любопытство? Теперь ты знаешь о моей семье почти все.

Она перестала хмуриться и спросила:

— А как Трэвис познакомился с Эмили?

Дуглас рассказал. К тому времени когда он закончил, Изабель уже улыбалась и больше не думала о Пегасе, которого хотел продать Паркер.

— Эмили вам всем нравится, правда?

Дугласу послышалась в ее голосе печаль. Откуда она и почему?

— Да, она очень славная.

— Уверена, что мне она тоже пришлась бы по душе, — сказала Изабель и зевнула. — Может, на сегодня хватит, поиграем завтра вечером?

— Но после того, как я починю тебе стулья. Мне осталось еще три.

— Да не волнуйся, я их уже починила.

Он удивленно посмотрел на нее.

— Честно, Дуглас, я не такая уж беспомощная. Я много чего умею. Посмотри сам.

Он не поверил, пока не убедился.

— Да ты сделала лучше меня!

— А я внимательно наблюдала за тобой.

— Слушай, у тебя глаза сами собой закрываются. Ты совсем спишь.

— Да, надо идти. Спокойной ночи, Дуглас.

— Спокойной ночи, дорогая.

Следующие четыре недели пролетели словно один день. Дуглас удивился быстротечности времени и тому, как уютно он чувствует себя в доме Изабель. У него возникло ощущение, что он глава семьи. С одной стороны, это его немного тревожило, но с другой — очень нравилось.

Он был занят делами с захода солнца до рассвета, а днем раз в неделю, сильно рискуя попасться на глаза наемникам Бойла, охотился за дичыо и ловил рыбу в ручье, который обнаружил в горах к западу от ранчо. Каждую ночь он прогуливал Брута, выезжая верхом в холмы, и проверял посты Бойла. Его заботило одно: на прежних, ли местах наблюдатели и не выросло ли их число. Вернувшись на ранчо, он рубил дрова, чистил стойло.

Его отношения с Изабель понемногу менялись. Если раньше он намеренно подшучивал над ней, чтобы заставить улыбаться, то теперь он делал это для себя — от ее улыбок у него поднималось настроение и на душе становилось теплее и радостнее. Дуглас не знал точно, когда это произошло, но он уже не думал о ней только как о молодой матери, требующей заботы и дружеской поддержки. Он видел перед собой прелестную чувственную женщину, с прекрасной фигурой и очаровательным лицом. Все в ней возбуждало Дугласа. Ему нравилось, как она говорит, как двигается, как смеется. Доктор Симпсон совершенно прав: Иэабель из тех женщин, в которых легко влюбиться. Дуглас прекрасно понимал, что его сердце в опасности, но не знал, как предотвратить неизбежное…

Словно семейная пара со стажем, они играли в карты до темноты. Несколько вечеров, Паркер был с ними, они по очереди держали его на руках. Изабель выигрывала чаще, чем он, пока наконец Дуглас не перестал пялиться на ее веснушки и не сосредоточился на том, что делает.

Бойл задерживался с очередным визитом, и Дуглас начал нервничать. Ему хотелось положить конец его наездам на ранчо Изабель.

— Почему ты хмуришься? Недоволен, что выиграл? — шутливо спросила она.

— Я думаю о Бойле. Что-то он давно тебя не проверял. Ты говорила, он появляется каждую неделю.

— Обычно он так и делал.

— Так почему его до сих пор нет? Первый вопрос, который я каждый понедельник задаю доктору Симпсону, — не уехал ли еще Бойл в Дакоту. Так вот, он все еще в Суит-Крике. Почему же тянет и не едет сюда?

— Не знаю. Не хочу о нем сейчас даже думать. Мы встретим его как полагается, когда он явится. Ну давай спрашивай меня, о чём хочешь, И начнем новую игру, пока Паркер не проголодался.

— Почему ты назвала своих лошадей Пегас и Минерва?

— Когда я училась в школе, мне очень нравилась мифология. Я все время рисовала Пегаса. По легенде он был красивой белой лошадью с волшебными крыльями. А Минерва — богиня мудрости у римлян. Сестры в приюте всегда говорили, что ее мудростью стоит воспользоваться. Но я в ту пору не отличалась здравым смыслом, — добавила Изабель. — И усвоила лишь одно: Минерва сумела заарканить Пегаса. Это казалось мне невероятно романтичным. Изабель прикрыла рот, чихнула и извинилась.

— Будь здорова. Скажи мне, а Паркер заарканил тебя так же, как Минерва Пегаса? Или ты его?

— Ну это совсем другое дело. Мы всю жизнь были с ним лучшими друзьями. Сестры в приюте называли его маленьким мечтателем. У Паркера было такое доброе сердце! Он хотел изменить весь мир, он со страстью относился к общественным обязанностям, он…

— А к тебе Паркер относился со страстью?

— Я уже и так ответила на много вопросов. Сдавай, Дуглас.

Он понял, что Изабель хочет уйти от ответа. Не стоит давить на нее, подумал Дуглас, но никак не мог удержаться. Она снова чихнула. Дуглас выиграл и сразу спросил:

— А как тебе жилось в приюте?

— О, очень хорошо! Сестры относились к нам как к родным детям. Они были любящие и строгие, но мне кажется, такими и должны быть родители.

— Ты чувствовала себя там одинокой?

— Нет. У меня был друг, Паркер; когда мы были детьми, я доверяла ему все свои секреты. Мне повезло, как и тебе — ты ведь нашел свою семью.

— Да, — согласился Дуглас.

Не прошло и часа, как он выиграл еще раз.

— Скажи, это трудно — выходить замуж за лучшего друга?

— Да нет. Мой муж во многих отношениях замечательный человек. Он мог сделать абсолютно все.

Господи, неужели она серьезно в это верит? Дуглас не стал спорить и уж тем более разубеждать ее, хотя, с его точки зрения, Паркер неспособен был сделать и пустяка.

— Святой Паркер! — пробормотал он.

Изабель вскинула подбородок.

— Он был моим самым дорогим другом!

— Это значит, что страсть в вашей постели отсутствовала. Так?

— Ты не имеешь права задавать мне такие интимные вопросы.

Она права, мысленно согласился Дуглас, однако желание выяснить еще что-нибудь оказалось сильнее.

— Чего ты боишься, Изабель? Быть честной в оценке своих отношении с мужем — отнюдь не предательство, ты ведь и сама знаешь, что заниматься любовью с лучшим другом довольно неловко.

— Разве ты не смог бы стать другом своей партнерши?

— Да нет, — ответил он. — Кроме дружеских чувств, должно быть то-то еще.

— Что же именно?

Он наклонился вперед.

— Волшебство.

Изабель покачала головой.

— Я не хочу больше говорить об этом. А с твоей стороны неприлично допытываться, каким был мой брак в смысле… Ну, ты понимаешь… Ты же никогда не знал Паркера.

— Я не допытываюсь. Я и так все знаю.

— Да что ты! Каким же это образом?

Прозвучавший в ее голосе сарказм вызвал у него раздражение.

— Легко догадаться, — ответил он. — Ты реагируешь на меня так… Для тебя ведь это внове? Ты действительно испугалась, когда почувствовала, что с тобой происходит?

Она стиснула кулаки.

— О! И что же со мной происходит? Уверена, тебе просто не терпится сообщить мне это.

Он перегнулся через стол и еле слышно прошептал:

— Я. Вот что с тобой происходит, дорогая.

Она вскочила.

— Я иду спать. Уже поздно.

— Собираешься убежать и спрятаться от меня?

— И не думаю.

Изабель не спеша направилась в спальню, хотя на самом деле еле сдерживалась, чтобы не побежать.

Глава 8

Паркер набирал вес медленно. Ребенку было почти шесть недель, но Дугласу казалось, что он такой же, как в день рождения. Правда, Изабель уверяла, что сын заметно потяжелел, и Дуглас не мог не признать, что выглядит младенец достаточно здоровым, аппетит у него хороший, но вот вес… Доктор Симпсон приказал держать Паркера в доме и не выносить на улицу восемь недель. Дуглас не знал, почему старик установил именно этот срок, но намерен был твердо следовать указанию, как бы ему самому ни хотелось уехать из дома Изабель Грант.

Если дела у Паркера и дальше пойдут хорошо, то недели через две они с матерью смогут тронуться в путь. Дуглас надеялся на хорошую погоду, хотя сейчас было холодно и сыро, как глубокой осенью.

Впрочем, его беспокоило не только состояние ребенка, но и свое собственное. Бог свидетель, он просто не представлял, как доживет оставшиеся две недели, не прикоснувшись к Изабель. Находиться в одной комнате с ней стало для него пыткой. Его преследовал ее аромат, нежная кожа так « притягивала взгляд; он думал только о том, как ему хочется обнять ее и ласкать, ласкать…

Он был полон решимости не поддаваться велениям плоти, старался ни минуту не сидеть без дела, загоняя себя до полусмерти, чтобы не возникало никаких желаний, кроме одного: добраться до постели, свалиться и заснуть.

На заре, закончив дела в сарае, он вернулся в дом и увидел, что Изабель сидит за столом, опустив голову на руки. Он заглянул ей в лицо: глаза заплывшие, нос покраснел. И волосы растрепаны, что для «ее совсем необычно. Она выглядела будто с похмелья.

— Что случилось? Паркер не давал тебе спать всю ночь?

— Нет, я немного простыла, — чикнув, объяснила она. И снова чикнула.

— Может, ляжешь в постель?

Изабель и слышать ни о чем подобном не хотела. Она вообще не имела привычки нежиться в постели, а сейчас тем более не собиралась этого делать. Изабель уже постирала, погладила, приготовила еду, но сама не могла проглотить ни крошки, только выпила чашку пустого чая.

Она все же поднялась из-за стола, переоделась в ночную рубашку и халат к, накинув на плечи старое рваное одеяло, побрела в спальню. Одеяло волочилось за ней по полу; Изабель наступила на край, споткнулась и непременно упала бы, но Дуглас подоспел па помощь.

— Я принесу тебе поесть, — ласково сказал он. — Надо хоть что-то проглотить. Пожарить хлеб?

Опять?! Неужели, кроме этого, он ни на что не способен?

— А ты не сожжешь его? — Она постаралась задать вопрос как можно мягче.

— Постараюсь. — Он невесело усмехнулся. — Наверное, у тебя такое самочувствие от усталости: ты слишком много работаешь.

— Это обычная простуда. Надеюсь, Паркер не заразится. Что мы будем делать, если у него поднимется температура?

Дуглас даже подумать об этом боялся: Паркер не мог себе позволить потерять аппетит, как Изабель.

— Мы справимся, — заверил он ее.

Когда Дуглас вернулся с подносом, Изабель полулежала с закрытыми глазами; он хотел уйти, но она окликнула его:

— Дуглас, я не сплю.

Он осторожно поставил поднос на комод, поправил подушки, а потом аккуратно пристроил поднос на постели.

Он снова пережарил тосты! И тут она увидела на подносе возле чашки белую розу. Это так растрогало Изабель, что у нее поднялось настроение, и она, не сказав ни слова упрека, молча принялась за хлеб.

— У тебя болит горло? — прошептал Дуглас.

— Нет. Перестань беспокоиться.

— Изабель, я хочу беспокоиться. Поняла? У меня это хорошо получается.

Она похлопала по краю постели, приглашая Дугласа сесть, и подняла розу.

— А ты, оказывается, романтик.

Он, хмуро глядя на Изабель, покачал головой. Она потянулась к нему и погладила заросшую щеку. Какой опасный и… соблазнительный вид у небритого Дугласа Клейборна!

Изабель вспомнила, как испугалась в ту темную дождливую ночь, когда он впервые появился у нее на ранчо, — стоял на фоне неба, расчерченного молнией, под ураганным ветром, а его жеребец, дико вращая огромными от страха глазами, громко ржал и метался у него за спиной. Она была уверена, что пришелец собирается ее убить, — пока он не вернул ей ружье. Боже, какая она глупая! Ей нечего было бояться Дугласа Клейборна, стоило прислушаться к тому, как нежно и ласково он успокаивал обезумевшего от грозы Брута. А когда он поднял ее на руки и понес в дом, в его глазах было столько сострадания и…

— Изабель, ты выглядишь ужасно! Хватит мечтать. Пей чай, пока он не остыл, — вернул ее в настоящее резкий голос Дугласа.

— Ты любишь приказывать. Тебе это говорили?

— Нет.

— Значит, я первая, — усмехнувшись, сказала она и после небольшой паузы спросила: — Помнишь ночь, когда мы встретились?

Смешной вопрос! Он каждый раз вздрагивал, вспоминая этот кошмар.

— В жизни не забуду.

Увидев, что он нахмурился еще больше, она улыбнулась.

— Ну, ничего уж особенно ужасного не происходило.

— Как сказать, — возразил он.

— Трудно было?

— Me то слово.

— Но не труднее же, чем с другими женщинами, которым ты помогал? Ведь правда?

— Да, мне доводилось помогать многим… особям женского пола. — Он пожал плечами.

— И я доставила тебе гораздо больше хлопот, чем другие?

— Уж это точно. Другие хоть не пытались меня задушить.

— Я этого не делала! — возмутилась Изабель.

— Пыталась, пыталась. Ты просто не помнишь.

— Господи… А что я еще делала? Можешь говорить без всяких опасений. Я не буду беситься. — Она взяла чашку с блюдцем и отпила чай. — Я жду.

— Обвиняла меня во множестве преступлений. Глаза Дугласа блестели; Иэабель не могла понять, шутит он или нет.

— В каких, например?

— Сейчас, дай вспомнить. Их столько… Начнем по порядку. Во-первых, ты косвенно обвинила меня в том, что беременна.

Изабель нервно звякнула чашкой о блюдце.

— Ничего подобного, — прошептала она.

— Да было, было!.. Ты почти убедила меня в этом. Черт побери, я даже извинялся, — ухмыляясь, добавил он. — Хотя совершенно ни при чем. Поверь мне, дорогая, я бы запомнил, если б побывал у тебя в постели.

Лицо Изабель стало таким же красным, как ее простуженный нос, Она быстро поставила чашку на поднос и прикрыла рот рукой. Дуглас понял, что она едва удерживается от смеха.

— А в чем еще я тебя обвиняла?

— Все время твердила, что я причина твоих мук.

— Это ты уже говорил.

— Извини. В общем-то все вспомнить трудно…

— А ты постарайся.

— Сейчас. Итак, еще я был виноват в том, что идет дождь, что у тебя было несчастливое детство, что…

— Оно было счастливым! — запротестовала Изабель.

— Ну значит, ты просто морочила мне голову. Но я на всякий случай извинился.

Она расхохоталась.

— Ты очень любишь преувеличивать. Уверена, что с другими, которым ты помогал, было не легче, чем со мной,

— Гораздо легче!

— Да что они, святые, что ли?

Дуглас передвинул поднос на край стола, словно из предосторожности и ответил:

— Ну-у… в общем-то это были, не совсем женщины. По крайней мере, не в прямом смысле слова.,.

Она перестала улыбаться.

— Да кто же они такие были?

— Кобылы, — наконец решавшись, отрывисто произнес Дуглас.

Изабель открыла рот. Но к его облегчению, нисколько не оскорбилась. Вместо этого она снова громко, расхохоталась.

— О Боже! Должно быть, ты боялся не меньше меня.

— Да уж…

— А ты хоть имел понятие, что надо делать?

Он усмехнулся.

— Не совсем.

Она хохотала до слез. Потом поняла, что может разбудить Паркера, и быстро прикрыла рот рукой.

— Но ты был такой… спокойный. Такой уверенный…

— Ага. Знаешь, чего мне это стоило? Я чуть не рехнулся от страха.

— Ты?

— Да, я. А ты еще орала на меня и всячески угрожала. От этого я чуть не впал в настоящую панику.

— Вовсе я тебе не угрожала. Перестань надо мной подшучивать. Я прекрасно все помню, У меня была ясная голова. Абсолютно. Ну раз-другой я, может, и повысила голос, чтобы ты мог услышать меня в другой комнате, но все остальное… Не было ничего из ряда вон выходящего.

— Изабель, мы говорим о родах или о чаепитии?

— Я никогда не бывала на чаепитии. Но рожать рожала. И хочу, чтобы ты знал: мои страдания ничто по сравнению с тем подарком, который я в конце концов получила. Ведь он прелестный.

— Кто это?

Она начала раздражаться.

— Мой сын! А ты думаешь, я о ком?

— Обо мне.

Изабель рассмеялась бы снова, если бы совсем не расчихалась. Дуглас дал ей чистый платок, велел немедленно спать и оставил наконец одну.

К его большому облегчению, дня через два Изабель стало лучше и Паркер не заразился. К середине понедельника Дуглас был уже совершенно без сил. Он буквально засыпал, укачивая Паркера на руках, когда уловил отдаленный лошадиный топот. Изабель готовила ужин. Она тоже услышала, а потом и заметила нежеланных гостей и бросилась к Дугласу, чтобы предупредить его. Он шел к ней с той. же целью, и они столкнулись у стола. Изабель взяла сына и поспешно принялась готовиться к встрече.

Дуглас подошел к окну. Увидев, что Бойл и какой-то незнакомец, скорее всего наемник, уже пересекают двор, он произнес про себя все самые страшные ругательства, какие знал. Дуглас решил не выпускать Изабель из дома и лично встретить Бойла. Пора положить конец его террору.

Заметив, что Дуглас взялся за оружие, она без труда угадала его намерения и решила схитрить.

— Дуглас, пусть Бойл немного подождет. Тебе надо взглянуть на Паркера. Мне кажется, у него жар. Да, пусть Бойл подождет, — еще решительнее повторила она, мысленно попросив у Бога прощения за свою ложь.

Как только он запер дверь на задвижку и быстро прошел мимо нее в спальню, Изабель схватила ружье и выскочила на крыльцо, пока Дуглас не раскрыл обман и не разъярился.

Бойл уже поднимал пистолет, чтобы выстрелить в воздух. Задыхаясь, Изабель остановилась, ухватившись за дверную ручку и прикрывая ее спиной, ружье она держала под мышкой.

— Опять явился? Что тебе надо? — крикнула она.

Бойл ухмыльнулся. До чего же он гнусный! Изабель с трудом переносила его вид. Незнакомец на вороном коне хмыкнул. Она не видела его глаз, скрытых под полями шляпы, нахлобученной до бровей, но чувствовала, как его взгляд пронзает ее насквозь. Они с Бойлом явно не считали ее дробовик серьезной угрозой.

— Какая ты неприветливая, Изабель, — прогнусавил Бойл, и губы его растянулись в холодной улыбке.

— Сколько раз тебе повторять: убирайся с моей земли! — услышал он в ответ.

— Только когда захочу. Я приехал сказать, что уезжаю на время. Но не надейся напрасно — я вернусь. Я отправляюсь на ежегодную семейную встречу. Жди меня через шесть недель. Ну, может, я еще немного задержусь, кто знает. А чтобы ты не чувствовала себя одинокой, я привез показать тебе моего главного помощника, мою правую руку. Он отвечает за тебя передо мной. Его зовут Спиро.

Он повернулся к своему дружку, велел приветствовать будущую супругу, потом снова обратился к Изабель:

— Спиро будет следить за тобой. Мои люди, что в горах, тоже не оставят твой дом без пригляда. Они на посту денно и нощно. Ну, как ты, довольна заботой? А то, чего доброго, подумаешь, что без меня можешь отсюда смотаться! Очень скоро, на следующий год, ты уже будешь со мной.-Понимаешь, о чем речь? — Он сально хохотнул.

— Проваливай! — в бешенстве крикнула Иэабель.

Бойл рассмеялся.

— Когда я вернусь, ты уже будешь без пуза, с формами что надо. Так ведь, лапочка? И ты о-очень скоро станешь умолять меня на тебе жениться.

В ответ Изабель взвела курок. Рука Спиро мгновенно легла на кобуру с пистолетом. Бойл тронул поводья и поехал. Спиро поспешил следом.

— Ну что, разве я тебе не говорил? Она аж шипит от злости! — крикнул Бойл. — Но она еще поваляется у меня в ногах, перед всем городом поваляется! Вот увидишь. Подожди немножко.

Ответа Спиро Изабель не слышала — его заглушил грубый смех Бойла. Несколько минут она стояла на крыльце, наблюдая, как они постепенно удаляются, и пытаясь сообразить, что ей сказать Дугласу.

Она стояла бы так до вечера, но у Дугласа были другие планы.

Изабель не слышала, как открылась дверь, но неожиданно почувствовала, что ее с силой втянули внутрь. Дуглас обхватил ее за талию так крепко, что ей показалось, будто она в тисках. К счастью; у нее хватило ума поставить ружье на предохранитель, прежде чем опустить его на пол.

Дуглас подхватил дробовик, чтобы он не упал, и пинком закрыл дверь. Потом повернул Изабель к себе лицом и убрал руки.

Ложный живот свалился на пол, сна отпихнула его ногой. Изабель уже знала, как будет вести себя с Дугласом. Догадавшись по его глазам, что сейчас он не в состоянии рассуждать разумно, она решила перейти в наступление, которое, как известно, наилучший способ обороны.

Шагнув вперед, Изабель подбоченилась и хмуро уставилась на Дугласа.

— Слушай меня, ты, мистер Клейборн. Если бы ты вывалился на крыльцо, тебе пришлось бы пристрелить обоих. Или же один из них уложил бы тебя. А как же мы с Паркером, я спрашиваю?! У Бойла полно дружков. Убей ты его, и они тут же явятся сюда. Двадцать бандитов! Как бы мы тогда защитили ребенка? Я хороший стрелок, думаю, ты тоже. Но я смотрю на вещи трезво и говорю тебе: мы бы не выбрались отсюда живыми. Ясно излагаю?

Видимо, не очень ясно, с досадой подумала Изабель, иначе бы он не заявил:

— Если Бойл снова сюда явится, ты больше к нему не выйдешь.

— Я знала, что ты упрям, ко не до такой же степени!

— Ты меня обманула. Я хочу, чтобы ты пообещала никогда больше этого не делать.

— Послушай-ка, чего ты добился! Ты разбудил ребенка. Иди и возьми его.

— Никто из нас с места не двинется, пока я не услышу от тебя обещания. Да ты отдаешь себе отчет в том, делаешь? Я до смерти перепугался, подумав, что Паркер и вправду заболел! Черт побери, Изабель, если ты мне еще когда-нибудь соврешь…

— Если надо будет скрыть, что ты в доме, я снова солгу, — твердо ответила Изабель и затем примирительным тоном добавила: — Давай не будем ссориться. Лучше отпразднуем. Разве ты не слышал, что сказал Бойл? Он уезжает! Какая прекрасная новость!

— Я жду, — с непреклонным выражением лица произнес Дуглас.

— Ну хорошо, хорошо. Обещаю никогда больше тебе не врать. А теперь прости, но я пойду к сыну.

— Я сам к нему пойду.

Паркер слегка подмок; Дуглас быстро поменял пеленки, и ребенок тотчас заснул.

У Клейборна из головы не шел Спиро: невооруженным глазом было видно, что этот тип гораздо опаснее Бойла.

За ужином Изабель заметила необычную задумчивость Дугласа и спросила его, в чем дело.

— В Спиро. Меня волнует не столько Бойл, сколько его подручный.

— И напрасно. Бойл — жестокий и бессердечный негодяй, и ты зря сбрасываешь его со счетов.

— Не сбрасываю. Но с ним справиться легче, потому что он трус.

— Откуда ты знаешь?

— Он преследует женщину — вот откуда. Избавиться от Бойла не проблема: мне известно его самое слабое место.

— У него сотня слабых мест. Но все равно ты не можешь его убить. Иначе весь остаток жизни просидишь в тюрьме… Или тебя, упаси Господи, повесят.

— Да не стану я об него руки марать! Убить Бойла? Я придумал для него кое-что похуже. Не дождусь дня, когда наконец расквитаюсь с этой мразью.

— А что ты собираешься сделать?

— Увидишь.

— Это законно?

Он пожал плечами и сказал:

— Интересно, не нанял ли Бойл еще кого-нибудь, кроме Спиро? Ну да ладно, это я выясню. Поскольку Бойл любезно сообщил нам, что его люди наблюдают за ранчо, я начну выезжать в холмы каждую ночь и подслушивать их разговоры.

— А это обязательно? — встревоженно спросила Изабель.

— Да. Паркеру скоро восемь недель, а доктор Симпсон сказал, что к этому времени ребенка уже можно будет перевозить.

— Он говорил, лучше в десять недель.

— А малыш прибавил в весе?

— Конечно.

Дуглас с сомнением покачал головой.

— Когда я беру его на руки, то совершенно не чувствую тяжести. Он такой худенький, почти прозрачный…

— Не забывай, какой ты большой. Неудивительно, что ты даже не замечаешь веса такой крохи. Но поверь, Паркер день ото дня становится крепче. Но выносить его на холодный ночной воздух все же еще рановато.

— Надо воспользоваться шансом.

— Я не могу рисковать ребенком.

— А оставаться здесь, по-твоему, не риск?

— Не хочу и говорить об этом.

— И очень плохо, — резко бросил Дуглас. — Но я все равно выскажу все, что думаю. Давай рассуждать здраво. Братья помогут мне защитить вас с Паркером, поэтому нам лучше всего убраться отсюда, пока Бойл в отъезде. Но прежде надо убедиться, что его и на самом деле нет в городе, и тогда…

— Об этом не может быть и речи: Паркер слишком мал, чтобы трогать его с места.

— А если доктор Симпсон разрешит? Ты согласишься? Несколько минут Изабель думала, потом наконец ответила:

— Да, но только в том случае, если ты не будешь на него давить. Не пытайся уговаривать его, Дуглас, ладно?

Он пообещал.

— Ты уже думала, чем займешься, когда уедешь отсюда?

Изабель пока не решила. Она может вернуться в Чикаго и преподавать в приюте, остаться в Суит-Крике или в близлежащем Лиддивилле и получить там место учительницы… Да мало ли что еще! Будущее не пугало молодую вдову. Она всегда отличалась трезвым взглядом на жизнь и понимала: ей все равно нужно уезжать отсюда, поскольку место, выбранное покойным мужем для их дома, отнюдь не безопасно и к тому же не годится для нормального существования. Но сама мысль о том, что придется собрать вещи и покинуть насиженное место, была для нее невыносима. Принять создавшуюся ситуацию как неизбежность было для Изабель равносильно поражению, а с этим она смириться не могла. Земля и дом были исполнением заветной мечты Паркера. Он умер, защищая родной очаг, и Изабель не находила в себе сил навсегда покинуть привычное жилье, эти стены, которые, казалось, еще хранили тепло и заботу ушедшего в иной мир друга и мужа. Дуглас сильный духом и мужественный, он не поймет ее колебаний, ее боли и сомнений. Она не станет ему ничего объяснять…

— Я не хочу сейчас говорить об этом.

— Но рано или поздно тебе придется взглянуть будущему в лицо.

Она встала из-за стола и направилась в кухню.

— У меня есть время. Ведь Бойл уехал.

— У тебя нет времени! Если, конечно, ты не настолько потеряла голову, чтобы верить словам этого подонка.

— Хочешь, я испеку кекс? Вернешься из города и поешь.

— Да ради Бога! Лучше подумай о жизни, чём печь какой-то там кекс! — раздраженно воскликнул он.

Изабель отодвинула занавеску и сурово посмотрела на Дугласа.

— Сейчас я хочу печь кекс, — четко и с расстановкой произнесла она. — И это поможет мне думать гораздо больше, чем твои сентенции. Ну так как, хочешь кекс или нет?

Изабель разозлилась на него так сильно, что, казалось пристрелит, если услышит отказ, и Дуглас, решив не, искушать судьбу, больше не пытался взывать к здравому смыслу.

— Разумеется, хочу, — поспешно сказал он примирительным тоном,

Через несколько минут Дуглас уехал. Он проверил посты Бойла и только потом повернул в город. В доме Симпсона он появился среди ночи.

Доктор ждал за столом на кухне — с дымящейся чашкой кофе в одной руке и с пистолетом в другой.

— Ты сегодня поздно, сынок. Садись, я сварю тебе кофе. Как малыш?

Дуглас взял стул и уселся на него верхом.

— Не беспокойтесь. Мне, честно говоря, не до кофе. С Паркером все в порядке. Но Изабель все еще немного простужена. А если ребенок заразится? Что тогда?

— Только тепло.

— Мы и так держим его в тепле. А еще? Вдруг у него подскочит температура?!

— Дуглас, незачем на меня кричать. Ребенок слишком мал, чтобы использовать лекарства. Мы можем лишь надеяться и молиться, чтобы он не заболел.

— Я хочу вырвать их из смертельной ловушки, которую Изабель называет домом. Если соблюдать все меры предосторожности, то можно.,.

Он осекся, увидев, что доктор Симпсон негодующе затряс головой.

— Великое чудо, что, родившись преждевременно и таким слабеньким, этот ребенок жив! Ты понимаешь, что вынести малютку на ночной холод — огромный риск? И потом: куда ты собираешься их деть? Бойл перевернет весь Суит-Крик вверх дном, отыскивая Изабель и малыша. В Лиддивилле ты их тоже не спрячешь, у Бойла и там наверняка есть свои люди, я тебе уже говорил об этом. Кто-нибудь из жителей услышит о вашем появлении, посплетничает с соседом — и пошло-поехало. Повторяю, сын мой, это очень опасно.

У Дугласа заломило в висках.

— Какой клубок… — пробормотал он.

— Изабель очень хочет уехать? — с сочувствием спросил доктор.

Дуглас покачал головой.

— Я бы не сказал. Она понимает, что должна это сделать, но не желает даже говорить о будущем. Откладывает на потом. Это меня очень тревожит.

— Ясно… А у меня к тому же есть неприятная новость, — сказал Симпсон. — Бойл нанял нового человека. Зовут его Спиро. Страшный тип! Я узнал о нем все, что мог. Сэм познакомился со Спиро в пути, во время своей предыдущей поездки в Дакоту, и вот теперь решил воспользоваться услугами этого зверя. Завтра утром Бойл уезжает, это совершенно точно: я слышал, как он говорил Джасперу Куперу, что оставляет вместо себя Спиро. — Доктор сделал глоток кофе и продолжил: — Никто в городе и не подозревает, что у Изабель есть защитник. Так что время работает на тебя, сын мой. До возвращения Бойла у вас есть месяц, чтобы как следует подкормить ребенка.

— Но вы же говорили, что Паркера можно перевозить в восемь недель.

— А еще я говорил, что в десять — лучше и безопаснее.

— А если у меня будут помощники? Могу я…

— Подумай хорошенько, сынок, ты ведь не хочешь, чтобы Изабель с сыном оказались в эпицентре сражения? Конечно, нет. Тебе не следует торопиться. Во всей этой ситуации есть и светлые стороны. Да-да, есть, — повторил доктор, поймав недоверчивый взгляд Дугласа, — Ты прекрасно справлялся аж целых семь недель. Я уверен, что ты сумеешь выдержать еще какое-то время, тем более что сейчас вы сможете чувствовать себя немного поспокойнее — без Бойла будет гораздо легче. А потом пошлешь за помощью и вызволишь Изабель с сыном. Чем крепче будет дитя, тем больше у него шансов выжить, пойми наконец. Все не так уж печально, правда?

— Да, черт побери.

Симпсон захихикал:

— Достается тебе от нее, а?

Дуглас молча пожал плечами.

— Да это ясно как Божий день, — фыркнул доктор. — А ты не подумываешь влюбиться в нашу девочку?

— Нет-нет!.. — горячо опроверг предположения доктора Симпсона Дуглас. И он не обманывал. Он не «подумывал». Он уже влюбился.

Глава 9

Жизнь Дугласа Клейборна превратилась в сплошное мучение. Он постоянно пребывал в таком раздражении, какого никогда раньше не испытывал, и ему это сильно не нравилось.

Он все время сердился на Изабель и по возможности старался держаться подальше от нее и вести себя так, чтобы она не заметила его жадных, горящих глаз. Он поклялся себе пресечь физическое влечение, возникшее между ними. Естественно, Изабель в жизни не признается, что ее брак с Паркером не принес ей особой радости. Да, Паркер был далеко не так хорош, как она пыталась внушить Дугласу. Но если она хочет вознести его, превратить в святого, пусть так и будет, решил Дуглас. Поэтому каким бы непрактичным, бестолковым и даже глупым ни считал он этого человека, он придержит свое мнение при себе. Да и какое у него, собственно, право критиковать покойного? Почему его, Дугласа Клейборна, должно волновать, как Изабель Грант чтит память Паркера Гранта, которого, судя по всему, до сих пор продолжает любить?

Дуглас понимал, что рассуждает нелогично. Ведь то, что вызывало у него недовольство, всего лишь преданность.

А он всегда уважал и любил людей преданных, особенно когда быть таковыми не легко и не просто, как, например, было в его семье… и в семье Изабель. Это качество характера он ценил выше всех остальных. Да, она продолжает хранить верность умершему мужу. Но ведь, по правде говоря, Дуглас и не ожидал от нее ничего другого. Иное дело, что верность эта слепая — Изабель подарила Гранту свою любовь, а он… он подвел ее по всем статьям…

Впрочем, что до этого Дугласу? Как только ребенок наберется сил, его можно будет вместе с матерью отвезти в Суит-Крик, а потом Дуглас расквитается с Бойлом и его приспешниками и вернется домой, где ему и положено находиться. А до этого будет вежливым, предупредительным и постарается держаться в некотором отдалении от Изабель.

Легко сказать!

Стоило Дугласу закрыть глаза, как в мозгу его возникали картины одна соблазнительнее другой. Не в силах бороться со сладостными видениями, он дошел до того, что боялся смежить веки.

Еще хуже стало, когда Изабель потребовала, чтобы он перестал спать на полу и перебрался на ее кровать: дескать, днем она не спит, постель Паркера легко перенести в другую комнату, а Дуглас может спокойно устроиться в спальне, где ему никто не помешает.

Но мог ли он заснуть, чувствуя легкий, таинственный женский аромат? Да лучше умереть, чем так мучиться! Сказать ей? Объяснить? Она все равно не поймет. И бедный Дуглас вертелся в постели, скрипел зубами и спрашивал себя: интересно, сколько он еще способен выдержать, прежде чем сойдет с ума? Единственной радостью был Паркер, который бодро набирал вес и становился здоровее день ото дня. Его голосок уже не был похож на слабый писк, а звучал в полную силу и очень требовательно. Дуглас не подозревал, что в столь раннем возрасте у детей проявляется индивидуальность. Месяцев в пять-шесть — еще куда ни шло, но сын Изабель, похоже, не совсем обычный ребенок, как и Мэри Роуз, когда была совсем крохой.

Паркер был несколько худее Мэри Роуз, но стоило ему просто открыть рот, как его власть над взрослыми становилась полной.

Дуглас очень привязался к маленькому тирану. Правда, бывали моменты, когда среди ночи, расхаживая по комнате и укачивая Паркера, он жаждал заткнуть уши ватой, чтобы хоть мгновение послушать тишину. Но когда малыш, вцепившись ручонками в большой палец Дугласа, наконец крепко засыпал, тот умиленно смотрел на мирно сопящее у него на руках существо и думал о том, насколько крепка связь между ними. Он помог Паркеру появиться на свет; разумеется, он ему не родной отец, но так хотелось увидеть его первые шаги, услышать первые слова, наблюдать за его развитием…

Да, ребенок был радостью. Но физическое влечение Дугласа к его матери становилось все сильнее, и, хотя он пытался убедить себя, что для него Изабель должна быть неприкосновенна, ничего не помогало. Восемь недель, прожитые в такой близости, давали о себе знать. Напряжение и возбуждение, казалось, ощущались даже в воздухе, они словно стали осязаемы.

Изабель на все это смотрела иначе. Она была уверена, что Дуглас ждет не дождется, когда избавится от нее. Он едва выносил ее присутствие в комнате. Как ни старалась она привлечь его внимание, он ее демонстративно не замечал. Если же она случайно прикасалась к нему или подходила слишком близко, он становился напряженным и злым. Такое отношение тревожило Изабель гораздо больше, чем ей этого хотелось бы. Она часто видела Дугласа во сне и ужасалась и стыдилась этих видений, где они неистово любили друг друга, причем каждый раз именно она, Изабель, была активной стороной. Она не могла понять, почему ей никогда не снится покойный муж. Ведь, наверное, должен? Паркер всегда был ее самым близким и верным другом. Дуглас тоже друг, но он совсем не похож на ее мужа. Паркер был нежный и ласковый, но непрактичный, а Дуглас — страстный, чувственный, невероятно мужественный, практичный абсолютно во всем — он даже роды сумел принять. Он такой уверенный, спокойный, надежный… Впервые в жизни Изабель почувствовала, что рядом с ней человек, на которого она может опереться. До появления Дугласа она полагалась только на себя и одна отвечала за все и все решала…

Она хотела его так, как никогда не хотела мужа. Да, как это ни горько сознавать, интимная жизнь с Паркером была простой обязанностью: оба они горели желанием завести ребенка, но ни один из них не пылал страстью к другому. Забеременев, Изабель почувствовала огромную радость и… облегчение. После того как доктор Симпсон подтвердил диагноз, она уже спала отдельно от Паркера…

Изабель тяжело переживала потерю дорогого друга, но не возлюбленного; она не могла тосковать по тому, чего никогда не испытывала… И тут в ее жизни появился Дуглас.

О, как же Изабель хотелось, чтобы Дуглас Клейборн разонравился ей, чтобы прекратились эти ужасные и сладкие сны, в которых она вела себя так непристойно! Но стоило ей подумать о предстоящем расставании, как сердце больно сжималось, а на душе становилось пусто.

Изабель простить себе не могла, что не только сама мучается от раздирающих ее противоречивых чувств, но и смущает ими Бога: то она просила его в молитвах сделать так, чтобы Дуглас уехал, то умоляла оставить его с ней… Но она верила, что уж Господь-то сумеет разобраться во всей этой сумятице, которая царит в ее мыслях и сердце…

Как-то днем Дуглас застал Изабель за купанием. Увидев, что дверь в спальню закрыта, она посчитала, что он крепко спит, и решила вымыться. Изабель ступала тихо, как мышка. Налив полное корыто воды, нагретой на печи, она разделась и с наслаждением погрузилась в эту импровизированную ванну. Боясь разбудить Дугласа, она даже не плескалась, а лишь осторожно поглаживала тело. Потом, завязав ленточкой волосы на макушке, чтобы они не намокли, Изабель откинулась назад и блаженно закрыла глаза, но вдруг услышала скрип половицы. Она мгновенно открыла глаза и увидела Дугласа, выходящего из спальни.

Оба замерли. Они были слишком ошеломлены, чтобы произнести хоть слово. Изабель затаив дыхание в упор смотрела на Дугласа, который стоял словно громом пораженный. Он никак не ожидал увидеть ее в корыте, из которого торчали плечи да кончики пальцев на ногах.

Дуглас был босой, только в одних брюках из оленьей кожи, которые не потрудился застегнуть. Темные волосы покрывали всю грудь. Взгляд Изабель скользнул ниже, и она заставила себя закрыть глаза.

— Ты забыл застегнуть брюки, — наконец хрипло проговорила она.

Она в своем уме? Брюки! А сама в этом чертовом корыте лежит совершенно голая! Дуглас смотрел на Изабель всего лишь несколько секунд, но ему вполне хватило этого времени, чтобы увидеть золотистые плечи, розовые пальчики на ногах и, черт побери, все остальное тоже!

О Боже, у нее веснушки даже на груди!

За невольно доставленные муки он отомстил единственным способом, каким мог: повернулся и кинулся обратно в спальню, громко хлопнув дверью.

Шум разбудил ребенка. Изабель просто взбесилась. Смущения как не бывало! Да что же это такое в конце концов? Шарахается как от прокаженной? Она даже хотела, завернувшись в полотенце, прямиком броситься к Дугласу, чтобы высказать ему, как надоело ей подобное отношение, но вовремя опомнилась.

Паркеру-младшему не было никакого дела до переживаний матери. Пока Изабель вытиралась и надевала халат, он а исходил криком, полным голодной ярости. Изабель вынула ребенка из комодного ящика, стоявшего на столе, и прижала к себе. Она злилась все сильнее. Не должен ее милый сыночек спать в ящике от комода! Боже праведный, ну почему этот Дуглас не может придумать ничего толкового?!

Сменив Паркеру пеленки и распашонку, Изабель опустилась в кресло-качалку и начала кормить сына, тихим шепотом рассказывая ему обо всех провинностях Дугласа. Паркер таращил на нее глазенки, с жадностью глотая молоко; наконец он насытился, и еще до того как Изабель прижала его к плечу, довольно срыгнул и смежил веки.

Изабель укачивала его, пока не почувствовала, что сама засыпает.

Через минуту появился Дуглас. Изабель не решалась заговорить с ним, чувствуя,, что еще слишком сердита. Она молча передала ему ребенка, поменяла белье в ящике, потом так же молча взяла сына обратно и положила его спать.

Ужин был почти готов. В большом железном котле Изабель приготовила наваристый бульон, оставалось лишь накрыть на стол и подогреть бисквиты.

Она чувствовала, что Дуглас тоже злится на нее, но сдерживается. Неужели он всегда способен контролировать себя? Он ведь не железный. Раздражение охватило Изабель с новой силой. В довершение ко всему она сожгла бисквиты, и это стало последней каплей, переполнившей чашу ее терпения. Он все равно их съест, поклялась себе Изабель, даже если ей придется затолкать их ему в горло. Съест он и бульон с мясом, из-за которого она простояла у плиты несколько часов!

Изабель понимала, что не права и что Дуглас в общем-то ни в чем не виноват. Ну и пусть! Ей осточертело постоянное нервное напряжение, в котором она пребывала последние дни… Немного успокоившись, Изабель решила вести себя разумно. Она отнесет Дугласу ужин в сарай, тем самым предлагая перемирие. Может быть, такая забота поднимет ему настроение? А после того как он поест, она потребует с него ответа, почему в последнее время ему стало так трудно жить с ней в одном доме. Если Дуглас спросит, с чего она это взяла, аргументов у нее предостаточно!

Изабель еще раз взглянула на Паркера, потом завязала волосы белой лентой и направилась с подносом в сарай, по пути репетируя свою речь: «Уверена, что ты хочешь есть, поэтому я…» Нет, надо придумать что-то получше. Это какой-то робкий лепет. «Я оставлю поднос у двери, Дуглас, Если проголодаешься, поешь…»

Так, уже лучше. Гораздо лучше! А потом, когда он поужинает, ока предложит ему сесть и поговорить.

Набрав в легкие побольше воздуха, Изабель решительно вошла, Дуглас, закатав рукава, выливал большое ведро воды в металлический чан. На полу стояли еще два, уже полные.

Он выпрямился, расправил плечи, вытер руки висевшим на столбе полотенцем и пошел в стойло к Пегасу.

Изабель направилась туда же. Она слышала, как Дуглас что-то шептал животному, но слов не разобрала. Он ласково погладил коня по шее. Пегас, давая понять, что ему нравится такое внимание хозяина, ткнулся мордой ему в плечо.

Дуглас знал, что Изабель стоит и смотрит на него; он замер в ожидании того, что она скажет, — наверняка начнет на него нападать. Видимо, она с трудом заставила себя прийти сюда, к тому же ей тяжело держать поднос: стакан дребезжал, стукаясь о края тарелки, а вилка и нож аж подпрыгивали, как Дуглас заметил краем глаза. Изабель или нервничает, или делает это нарочно, чтобы обратить на себя его внимание.

Прежде чем заговорить с Изабель, Дугласу необходимо было справиться с охватившим его раздражением. Если он сейчас посмотрит на нее, то, потеряв терпение, может наговорить грубостей, оскорбить ее лучшие чувства, а потом его заест совесть…

— Долго ты еще намерен не замечать меня? — осведомилась Изабель.

Дуглас решительно повернулся к ней.

— Не могу понять, почему ты все-таки нарушила свое обещание. Я ведь просил тебя не выходить из дома по вечерам, помнишь? Не могу же я охранять тебя и одновременно находиться в сарае!

— Да, я прекрасно это помню. Но я подумала, что ты, должно быть, голоден и…

Он перебил ее:

— А ты помнишь, почему мы решили, что это опасно?

— Дуглас, перестань обращаться со мной как с ребенком! Еще раз тебе говорю — я все отлично помню. Как-то я тебе рассказала… что однажды люди Бойла напились и ночью спустились по холму… Услышав об этом, ты запретил мне выходить вечером.

— Ты кое-что упустила.

— Разве? — невинным тоном спросила Изабель. Дуглас выразительно посмотрел на нее — в его взгляде читалось явное неверие в столь поразительную забывчивость.

— Ты говорила, что они пытались сломать дом, — холодно отчеканил он.

Изабель понимала, что Дуглас прав. Она поступила крайне неразумно: поддавшись минутному порыву, оставила в доме сына и побежала в сарай. А что, если в это время… Не дай Господи! Она обязана защищать ребенка. О Боже, она к тому же ружье не взяла!

— Я… я не подумала, — неохотно признала Изабель. — Ты доволен? В последнее время у меня слишком много забот. А теперь, извини меня, я пойду к мальчику.

Она повернулась и поспешно вышла из сарая.

— А где ружье? — крикнул Дуглас ей вслед.

Изабель не ответила. Он прекрасно знает, где это чертово ружье, раз она вошла в сарай с одним только подносом. Специально спросил, чтобы выставить ее полной идиоткой! Она себя таковой отнюдь не чувствовала, но разозлилась на себя еще сильнее. Если бы ее не отвлекали мысли о непонятном поведении Дугласа, она в жизни бы так не поступила!

Ребенок спокойно спал в ящике, который стоял на столе. Когда Дуглас вошел в дом, Изабель стояла рядом, глядя на сына. Надо бы отнести его в спальню, подумал Дуглас, но не произнес ни слова. Больше нельзя откладывать обсуждение будущего Изабель, сейчас он приведет себя в порядок и заставит ее принять решение…

Дуглас схватил полотенце, кусок мыла и пошел обратно в сарай помыться.

Он вылил на себя несколько ведер холодной воды, но это ничуть не облегчило горячку, которую он испытывал уже несколько недель подряд, стоило ему подумать об Изабель. Да хоть снегом натрись, чертыхнулся про себя Дуглас, все равно внутри будет бушевать огонь.

Надо поскорее уехать отсюда. Но он не может это сделать, не узнав, куда в конце концов хочет отправиться Изабель. А она все время откладывала решение, но сегодня ночью ей придется его наконец принять. Дуглас понимал, что при разговоре ему надо держаться подальше, — одно только присутствие Изабель превращало его во взбудораженное животное.

Он переоделся во все чистое, погасил в сарае свет и попытался внутренне собраться, зная, что беседа с Изабель будет долгой и нелегкой.

Поднос с нетронутой едой Дуглас поставил на кухне.

— Нам надо поговорить, — тихо прошептал он, боясь разбудить ребенка. — Но сначала я отнесу Паркера.

— В комод? — язвительно спросила Изабель.

— Сейчас не время поддаваться дурному настроении. Нам надо…

— Ах настроению? Просто не верится, что ты произнес это слово… Оставь ящик на столе и пойдем со мной. Я хочу тебе кое-что показать.

Они вошли в спальню, Изабель закрыла дверь. Потом драматическим жестом указала на простыни на полу.

— Может быть, ты объяснишь мне, почему спал на полу, а не на моей кровати? Я догадываюсь почему, но хочу услышать это от тебя.

— А с чего ты взяла, что я спал на полу?

— Да с того, что даже сама мысль лечь на мою кровать тебе омерзительна. Я права?

— Нет, не права.

Дуглас посмел нахмуриться! Взбешенная, Изабель отскочила к другому концу кровати, чтобы оказаться подальше от этого невыносимого типа.

— Не отрицай! — прошипела она. — Я знаю, тебе осточертело здесь сидеть. Ты с трудом выдерживаешь мое присутствие. Да что я такого сделала, чтобы стала тебе так противна? — Заметив, что Дуглас собирается что-то сказать, она махнула рукой. — Не надо, не отвечай. Я все понимаю: думаю, тебе пора уехать. Ведь ты поэтому хочешь поговорить со мной. Да?

Неужели она говорит серьезно? Как глупы и наивны порой бывают женщины! Она все перевернула с ног на голову. И как только она умудрилась прийти к столь невероятным выводам? Не может быть, чтобы никто и никогда не говорил ей, какая она красивая… Но по всей видимости, дело обстоит именно так.

— Ты и понятия не имеешь о том, что я думаю в действительности, — тихо сказал Дуглас, потрясенный этим открытием.

Изабель набрала в легкие побольше воздуха и приказала себе прекратить нападки на Дугласа и извиниться.

— Прости меня за то, что накричала на тебя. Я такая неблагодарная! Ведь если б не ты, мы с Паркером просто пропали бы! Я… я сорвалась. Но пойми меня и ты — в последние дни я чувствую себя очень скверно, внутренне разбитой, опустошенной….

— Но почему?

— Почему? И ты еще спрашиваешь? Да взгляни правде в лицо! Моя жизнь разлетелась на мелкие осколки. Я не знаю, как…

— Ты преувеличиваешь, Изабель. Все не так уж плохо, — мягко сказал Дуглас.

Он собирался напомнить ей о прелестном сыне, который приносит столько радости, но Изабель не дала и слова вставить. Она была не в состоянии разумно мыслить и не хотела выслушивать никаких возражений.

— Нет, плохо! Все плохо! — истерично выкрикнула она. — Сын лежит в ящике от комода, а у него должна быть нормальная колыбель! А мой дом? Думаешь, я сама не понимаю, где он построен? Многие в городе пытались отговорить Паркера селиться в этом месте, но он был уверен: на чертовом болоте можно жить — и хотел доказать, что все кругом ошибаются! Ну что, доволен? Наконец-то я признала, что Паркер отнюдь не был совершенством. А ты? Ты-то чем лучше? Грубый, холодный, черствый! И такой практичный, что просто визжать хочется.

— Ты и так визжишь, дорогая.

— Не смей называть меня «дорогая»! Ты что, никогда не теряешь терпения? У тебя нервы железные?

— Теперь моя очередь. А то ты все время задаешь вопросы и не позволяешь на них ответить.

Как всегда, он, говорил ровным, холодным голосом. Изабель пришла в отчаяние.

— Неужели ты не понимаешь? Ты меня губишь!

— Это еще надо посмотреть, кто кого. Хочешь об этом поговорить? — Он резко хохотнул и подошел к ней. — Должно быть, ты слепая или совершенно чокнутая, если не понимаешь, что делает со мной один только твой вид.

Слова полились сами собой, Дуглас уже не мог остановиться.

— Я сплю на полу, потому что запах твоих простыней, женщина, возбуждает меня невероятно и я не могу заснуть. Я способен думать только о том, как буду любить тебя. Понимаешь? — Он прижал Изабель к стене и уставился прямо в глаза. — Ну что, испугалась? Я тебя ошарашил так сильно, что ты потеряла дар речи? Я тебя шокировал? Какого черта ты улыбаешься, Изабель? Я хочу с тобой в постель. Дошло до тебя? — Дуглас перевел дыхание. — Ну что, испугалась? — снова спросил он.

Она медленно покачала головой.

— Изабель, умоляю тебя, прикажи мне уехать.

— Останься.

— Понимаешь…

— О да, я понимаю, — прошептала Изабель. Она подняла руки и обняла Дугласа за шею.

Он нежно обхватил ее лицо ладонями и наклонился.

— Я старался держаться подальше от тебя… — хрипло проговорил он.

— Правда? — спросила она, глубоко вздохнув.

— Но мне не хватило сил сопротивляться до конца. Эти сексуальные…

— Веснушки?

— Они, дьявол бы их побрал! Ну сколько может мужчина терпеть искушение, прежде чем надкусит яблоко, дорогая? Когда я увидел тебя обнаженной, я чуть…

— Дуглас, ты наконец поцелуешь меня или нет?

Едва она успела договорить, как он прижался к ее губам и приоткрыл их. Это был невероятно прекрасный, чувственный поцелуй, Изабель словно растворилась в нем. Все ее существо было охвачено негой, ей хотелось прижаться к Дугласу как можно теснее, слиться с ним, и она послушно подчинялась этому сладкому и повелительному напряжению своего тела…

Они даже не заметили, как разделись и оказались в постели. Дуглас собирался уложить ее на спину, но каким-то странным образом Изабель оказалась сверху; нежно касаясь кожи, она целовала его грудь — кагкдый дюйм…

Боже, как он ее любит! В ней есть все, что он всегда хотел иметь в своей любимой.

Ее теплая атласная кожа возбуждала Дугласа. Изабель была полным совершенством; ему нравилось, когда ее груди касались его груди, ему нравилось, что она не пыталась скрыть необузданность своего желания. Ее стоны доводили его до неистовства. Он тоже перестал сдерживать себя; набросившись на Изабель словно изголодавшийся, он жадно целовал ее шею, плечи, грудь. Потом двинулся ниже… Самый властный из всех человеческих порывов овладел Дугласом с мощью потока, смывающего на своем пути все преграды и запреты. Разум, воля, столь долго державшая в узде плотские желания, — все отступило перед этой разбушевавшейся стихией.

— Ой, что ты делаешь? — страстно прошептала она, пылая в блаженной истоме.

— Я хочу поцеловать каждую веснушку.

Изабель казалось, что более романтических слов она в жизни не слышала.

— О Боже…— простонала она, почувствовав, что теряет власть над собственным телом, что горячая волна желания накрыла ее с головой и она тонет в ней, тонет…

Когда он вошел в нее, Изабель ощутила легкий укол боли. Он начал медленно двигаться, и она, мгновенно угадав нужный ритм, ответила и вскоре почувствовала огромное наслаждение. Дуглас словно стал частью ее самой.

Он упивался каждым словом, каждым стоном, каждым движением Изабель и все не мог насладиться ее наготой, ее гладкой кожей, мягкими волосами, восхитительными, пьянящими ощущениями ее груди под своими ладонями… Когда желание достичь вершины стало почти нестерпимым, он заставил сначала ее испытать мгновение наивысшего блаженства и лишь тогда дал себе волю — в неистовых содроганиях тела и торжествующем крике любви.

Острота никогда прежде не изведанного наслаждения потрясла Изабель; она страстно прижалась к Дугласу, ей показалось, что мир рассыпался на тысячи сверкающих звезд. Счастье любви буквально затопило ее, так что ей захотелось плакать и смеяться одновременно…

Несколько минут Дуглас не мог прийти в себя, он прижимал Изабель к груди и, уткнувшись ей в шею, медленно гладил по спине.

— Тебе хорошо? — шепотом спросил он.

Она не ответила, но вздохнула так выразительно, что он все понял, прежде чем нашел в себе силы поднять голову и заглянуть ей в лицо.

Он испытал невольное чувство гордости, увидев, что довел Изабель почти до изнеможения. Она уснула, прижавшись к Дугласу: их ноги сплелись, золотистая головка Изабель покоилась у него на груди. В этот миг Дуглас понял, что эта женщина целиком принадлежит ему.

Как хорошо лежать с ней рядом, держать ее в объятиях… Он бы провел так всю жизнь!

Глава 10

Лежа в темноте с открытыми глазами и обнимая уснувшую Изабель, Дуглас терзался сознанием своей вины. Какую ужасную ошибку он совершил! Воспользовался беззащитностью молодой женщины, ее полной зависимостью от него! Он повел себя недостойно. Боже, да о чем он думал! Он вообще потерял разум, а если и думал, то не головой. Иначе никогда не прикоснулся бы к ней. Это непростительно. Ведь Изабель испытывает по отношению к нему чувство благодарности, глубокой признательности, и только поэтому… Дуглас едва не застонал от досады и негодования на самого себя. И все же из головы не выходила мысль: он до конца своих дней не забудет тех невероятно прекрасных ощущений, которые пережил сегодня ночью, минуты любви с Изабель останутся с ним на всю жизнь…

При свете дня она взглянет на него совсем другими глазами. Обстоятельства заставили их броситься в объятия друг друга, в иное время и в ином месте Изабель вряд ли выбрала бы его. Стоит ей вернуться в большой мир, и она сама это поймет.

Он, Дуглас, полная противоположность ее покойному мужу. Паркер был мечтателем, а Дуглас — реалист до мозга костей. И до недавнего времени весьма разумный человек.

Захныкал Паркер, и Дуглас прервал свои мрачные раздумья. Он переодел ребенка в сухое, взял на руки и начал баюкать, шепотом делясь тем, какие адские муки ему приходится терпеть. Малыш на несколько минут затих, с любопытством тараща глазенки на разглагольствующего Дугласа, который с грустью смотрел на его крошечное личико: Клейборну казалось, что скоро ему предстоит разлука с собственным сыном, ибо с первой минуты жизни Паркера по-отцовски полюбил его.

Ребенок уснул. Дуглас поцеловал его в лобик, шепотом признавшись, как сильно любит его, и положил обратно.

Он ласково коснулся плеча Изабель. Она обвила руками его за шею и притянула к себе. Он поцеловал ее брови, заставляя открыть глаза.

— А ты каждую ночь должен проверять людей Бойла? — сонно пробормотала она.

— Да.

Все еще во власти сна, она не спорила, просто встала и пошла за Дугласом, чтобы запереть за ним дверь.

— Ты надолго? — спросила она его у порога.

— Как обычно. Послушаю, о чем они говорят, и вернусь.

— До сих пор они не сказали ничего для нас важного, — сказала Изабель.

— И все же лучше проверить.

— Будь осторожен, — нежно проговорила она и, крепко прижавшись к нему, поцеловала.

Дуглас с трудом удержался, чтобы не ответить на ее призыв, и часом позже был вознагражден за то, что не нарушил заведенного порядка: на сей раз люди Бойла на удивление разговорились. Как обычно сильно пьяные, сегодня они не жаловались друг другу на Бойла за то, что он заставляет их сторожить каждую ночь. Они злились на Изабель. Только на нее! Какого дьявола она кочевряжится, упрямая ослица, неужели не понимает, как богат и могущественен Бойл? Ничего, поймет и сразу подчинится ему. Хозяин жаждет увидеть, как молодая вдова бросится перед ним на колени, умоляя жениться на ней. Ну так в чем дело? Наемники Бойла не сомневались, что так и случится, и очень скоро.

Дуглас и прежде слышал подобные высказывания, но никогда еще в них не звучало столько злобы. Кто-то из бандитов предложил поддержать план Спиро — разрушить дом Изабель и перевезти ее на ранчо Бойла.

— Спиро хочется произвести впечатление на хозяина. Он говорит, что если мы уложим эту бабу в постель к Бойлу, тот наградит нас всех немалыми деньгами.

Против замысла Спиро были только двое, один из которых все время бубнил, что Бойл до сих пор не заплатил им за последний месяц и обещал отдать деньги только после своего возвращения из Дакоты.

Чем дольше Дуглас слушал, тем яснее понимал, как сильно наемники боятся Спиро; вряд ли кто-нибудь из них решится спорить с «правой рукой» Бойла.

Дугласа приводило в ярость каждое слово, произнесенное негодяями в адрес Изабель, и лишь забота о безопасности ее и Паркера удерживала его от решительных действий. Но очень скоро Бойлу и его людям предстоит ответить за все их гнусные делишки.

Время истекло. Дуглас Клейборн принял решение вызвать братьев…

Как он и ожидал, доктор Симпсон начал возражать.

— Бойла не будет еще неделю или две, а для ребенка имеет значение каждый лишний час. Он еще очень хрупок для переезда, — запротестовал он. — Я категорически против подобного…

— А знаете, что случится, если явится Спиро? — резко оборвал его Дуглас. — Я убыо его, и Бойл с двумя десятками помощников незамедлительно явится на ранчо. Тогда у Паркера вообще не останется шанса выжить. В глубине души вы и сами понимаете, что я прав. Пошлите эту проклятую телеграмму завтра же.

— Ну, Бог тебе в помощь, сынок, — со вздохом ответил Симпсон.

Дуглас и раньше не любил признавать свои ошибки, и когда утром он заговорил с Изабель, эта черта его характера снова дала о себе знать.

Он нервно расхаживал перед камином, когда она вышла, держа в руках корзинку с шитьем. Изабель быстро поставила ее на стол, чтобы обнять Дугласа, но он мрачно попросил ее сесть.

Изабель понятия не имела, что он собирается ей сообщить, пока не взглянула ему в лицо.

— Что-то не так? — с тревогой спросила она.

— Мы — вот что не так, — отрывисто, почти грубо проговорил он.

Она удивленно захлопала ресницами.

— Не-ет… — в полном недоумении протянула Изабель и заморгала.

— Да, — твердо сказал он. — Мне не надо было тащить тебя в постель. Попытайся понять меня правильно, Изабель. Получается, что я воспользовался твоей беззащитностью и зависимостью от меня. Я поступил крайне неразумно, если не сказать — бесчестно. Ради Бога, не тряси головой! К тому же ты могла забеременеть. Что сделано, то сделано, но больше подобное не должно повториться.

Ее потрясла жестокость его слов. И прозвучавший в голосе гнев.

— Да не хочу я ничего понимать! Зачем ты так говоришь? Неужели не понимаешь, как сильно ты обижаешь, даже оскорбляешь меня?

— Пожалуйста, не осложняй наше положение. Оно и так достаточно сложное. Есть множество причин, по которым наш поступок следует считать ошибкой.

— Приведи хоть одну, которая имела бы смысл.

— Ты чувствовала себя обязанной мне.

— Конечно. Но я вовсе не поэтому отдалась тебе. Я хотела тебя. Я… То, что между нами произошло, прекрасно… Такая любовь… И… — Изабель была не в силах продолжать, глаза ее наполнились слезами, и она отвернулась от Дугласа. Неужели волшебные часы, проведенные вместе, значили для него так мало? Нет, она ему не верит. Не может поверить!

— Как только ты уедешь отсюда, весь этот эпизод…

— Эпизод? — прошептала она. — Хоть на минуту перестань быть таким рассудочным! Прислушайся наконец к своему сердцу!

— Черт побери, женщина!. Да следуй я на самом деле советам разума, я, во-первых, давно вытащил бы вас с Паркером из этой ловушки, а во-вторых, держал бы подальше от тебя свои руки!

— Напрасно ты так полагаешь. Я бы никуда не поехала. Это опасно для ребенка. Остаться гораздо благоразумнее. А вчера ночью я хотела тебя так же сильно, как ты меня.

Она подбежала к Дугласу, попыталась обнять, но он отстранился, качая головой.

— Изабель, попытайся понять. Обстоятельства бросили нас в объятия друг друга, мы пошлина поводу плотских желаний. Ты была в отчаянии, испытывала благодарность за помощь и это чувство приняла за любовь. Плохая основа для совместной жизни. Со временем, на расстоянии, ты поймешь мою правоту. У тебя и у твоего сына впереди вся жизнь.

— Без тебя?

— Да, без меня, — бесцветным голосом произнес Дуглас. Все, он с этим покончил! Он чувствовал себя внутренне разбитым и опустошенным.

Мысли Изабель путались. Даже если бы она захотела сейчас возразить ему, она не в силах была бы вымолвить ни единого слова. Ее всю трясло, голова закружилась, и она прислонилась к стене, прикрыв глаза. У нее не было сил, чтобы попытаться заставить Дугласа переменить решение.

Неровными, спотыкающимися шагами Изабель направилась в спальню, моля Бога, чтобы Дуглас пошел за ней, сказал бы хоть что-то, дающее надежду на совместную жизнь.

Он молчал.

Тогда Изабель вернулась, собираясь поговорить с ним в последний раз, но при взгляде на суровое, замкнутое лицо Дугласа, ставшее для нее загадочным, слова застряли у нее в горле. Сердце ее разрывалось, в голове колоколом звучали резкие слова Дугласа. Она снова в отчаянии взглянула на него. Он стоял, склонив голову, опершись о каминную полку. Теперь его лицо выражало такую душевную муку, такую глубокую боль, что она внутренне содрогнулась.

Он казался убитым горем. Неужели он и правда сказал ей «прощай» и они расстанутся навсегда?

— Дуглас, разве не имеет никакого значения то, что я люблю тебя? — сдавленным голосом проговорила она.

Он ничего не ответил.

Глава 11

Последующие два дня Изабель и Дуглас старались избегать друг друга. Изабель мучили тяжелые раздумья о будущем и тщетные попытки смириться с решением Дугласа покинуть ее и Паркера. Его же занимал более практичный вопрос: как им всем остаться в живых до тех пор, пока не придет помощь.

Он еще не рассказал ей о подслушанном разговоре людей Бойла и плане Спиро. Не сообщил и о посланной братьям телеграмме. Всякий раз, когда он касался этой темы, Изабель отворачивалась от него и под тем или иным предлогом уходила в комнату или спальню.

Днем Дуглас хлопотал по хозяйству, а с наступлением темноты верхом отправлялся на холмы — проверять людей Бойла.

Изабель все время что-то пекла. К раннему утру второго дня на столе стояло четыре пирога и два кекса. Она все еще толклась у плиты, когда Дуглас собрался уходить.

— Ты можешь наконец прекратить терзать тесто и послушать меня? — обратился он к ней.

— Конечно, — спокойно ответила Изабель.

Дуглас понимал, что Изабель глубоко оскорблена, но если бы она знала, каково у него на душе! Быть с ней, склониться над ней, заключить в свои объятия, прижать к своему сердцу и обо всем забыть, чтобы осталось только блаженство ласк, прикосновений, тихий шепот, два смешавшихся дыхания, ответные поцелуи… Желание это было таким острым, что его тело чуть не разрывалось от боли. Но Дуглас упорно не затрагивал темы их дальнейших взаимоотношений и стоически молчал, не желая затевать очередной спор. Если Изабель снова расплачется, он этого не перенесет! Решение принято, и Дуглас был убежден, что оно верное. Когда они будут далеко друг от друга, Изабель и сама это поймет…

— Если тебе не трудно, упакуй кое-какие вещи, которые ты хочешь взять с собой, — сухо сказал он.

— Мне не трудно, — тихо ответила Изабель.

— Как следует запри за мной дверь.

— В такой дождь никто не будет следить за домом. — Я все-таки поеду и проверю.

— Дуглас, я люблю тебя! — неожиданно для нее самой вырвалось у Изабель. — Не могу понять почему…

— Ты слишком взвинчена, чтобы говорить на эту тему, — резко оборвал он ее. — Когда будешь более…

— Разумной? — не скрывая иронии, спросила Изабель. Тень грустной усмешки пробежала по ее лицу.

— Да, — твердо припечатал он, сделав вид, что ничего не заметил.

Изабель, вне себя от ярости, готова была швырнуть в него тесто, которое месила. Дрожащими от негодования руками она быстро поставила миску на стол, чтобы удержаться и не запустить ее Дугласу прямо в голову, и пошла за ним к двери.

Изабель робко надеялась, что он поцелует ее на прощание, хотя в глубине души понимала, что он не станет этого делать, — и, к своему глубокому огорчению, оказалась права. Заперев дверь, она залилась слезами. Разве любовь должна причинять столько боли? Как заставить его понять, что произошедшее между ними было настоящим? Она чувствовала: Дуглас любит ее. Но зачем, зачем он вбил себе в голову, что бесчестно воспользовался ее бедственным положением? Мало того, он верит в этот бред всем сердцем! Как заставить его понять всю абсурдность подобных мыслей? Она не знала. Может быть, расставшись с нею, он со временем опомнится и вернется? Или по-прежнему будет считать, что поступил правильно, уехав, поступил как порядочный человек?

«Боже, молю тебя, не дай ему покинуть меня и Паркера! Наставь его на путь истинный: помоги понять, как много он значит для меня, а я — для него, я ведь это чувствую…»

Мысль об одиноком и безрадостном будущем без Дугласа вновь пронзила ее словно раскаленной иглой. Изабель согнулась пополам, содрогаясь от рыданий и невыносимой душевной боли.

* * *

…Людей Бойла Изабель услышала, только когда их лошади галопом ворвались во двор. Раздались выстрелы, степы дома изрешетили пули. Наемники, не прекращая стрельбы, выкрикивали угрозы и оскорбления.

Изабель выпрямилась, словно пружина, и повернула залитое слезами лицо к окну, потом, вздрогнув, посмотрела на дверь в спальню.

— О Боже! Маленький… — прошептала она помертвевшими губами.

Она в панике рванулась к Паркеру с одной-единственной мыслью: защитить сына, спасти его от смерти. Схватив его на руки, Изабель почувствовала, как горло ее сжал сильнейший спазм. Она застонала, словно раненый зверь, и, судорожно прижав ребенка к груди, повернулась к стене, закрывая его своим телом. Пускай град пуль прошьет ее, но ни одна из них не должна коснуться святого тельца ее сына!

Снаружи доносился оглушительный шум — хлопки выстрелов, визг пуль, отскакивающих от стен, злобные выкрики бандитов. Перепуганный младенец громко плакал. Но Изабель некогда было успокаивать его, в ее мозгу билась единственная мысль: где найти безопасное место, чтобы спрятать ребенка и спасти его.

Спасти! Боже, помоги его спасти… Помоги… Шкаф. Да, шкаф возле внутренней стены. Изабель подбежала к нему, резко дернула дверцу, опустилась на колени и быстро выкинула оттуда всю обувь.

— Ну тише, тише, — шептала она, стягивая с вешалки плотный халат и расстилая его.

Она положила Паркера на мягкое, вскочила и быстро закрыла дверь, оставив небольшую щель для притока воздуха.

С того момента как раздался первый выстрел, не пролетело и минуты, а Изабель казалось, что прошла целая вечность. «Скорее, скорее!»— неотступно звучало у нее в голове.

Она бросилась в гостиную, погасила свет и, схватив ружье, взвела курок. Держась спиной к стене, Изабель начала медленно красться к окну, чтобы выглянуть на улицу.

Последнее уцелевшее стекло внезапно взорвалось тысячью осколков, они со звоном посыпались на пол. Стены прошило несколько пуль. Упала свеча и покатилась по каминной полке, свалилась на коврик, а с него — в огонь.

Потом неожиданно наступила тишина. Она пугала еще сильнее, чем шум и грохот. Уехали эти негодяи или просто перезаряжают ружья? Если они пьяны, пальба им быстро надоест, и они отправятся восвояси.

«Господи милосердный, молю тебя, сделай так, чтобы они убрались отсюда!»

Изабель подошла к пустому оконному проему, концом ствола приподняла разорванную в клочья штору и осторожно выглянула.

Кругом была кромешная тьма. Вдали громыхнул гром, капли дождя упали на лицо и шею Изабель. Она напрягла слух. Ни звука…

Вдруг сверкнула ослепительная молния, и Изабель совершенно ясно увидела, что врагов шестеро. Они стояли, выстроившись в одну линию, прямо перед входом в дом, меньше чем в двадцати шагах от ее сына!

Перед ней мелькнуло лицо Спиро, в свете молнии принявшее какой-то омерзительный оттенок. А глаза, Боже… Красные, как у дьявола!..

Едва сдержав крик ужаса, она отпрянула к стене и прижалась к ней, судорожно хватая ртом воздух. Спиро она убьет первым!..

Внезапно тишину расколол громкий голос, который ударил Изабель, точно плеть; она вздрогнула и отпрянула еще дальше.

— Помнишь меня, сука? Меня зовут Спиро. Я теперь главный. Я жду тебя, слышишь? Считаю до десяти, и если ты не хочешь неприятностей, то выйдешь прежде, чем я закончу.

Голос был холодный и полный ненависти. Нет, похоже, Спиро не пьян, а потому вдвойне опасен: его действиями руководят не винные пары, а сам дьявол.

— Раз, два, три…

— Погоди-ка, Спиро, — прервал кто-то из приспешников. — Не ребенок ли там плачет?

— Сукин сын! — завопил другой. — Так она уже родила!

Дуглас медленно завернул за угол сарая и двинулся к Спиро. Он задыхался от ярости и непрерывно твердил себе: не спеши.

— Кто-то из нас должен войти в дом и забрать щенка. Тогда сучка сама побежит за нами! — нервно ухмыляясь, предложил бандит, стоящий слева от Спиро. — Пойди за ним, Спиро. Давай сам отправляйся к этой ведьме.

— Да я сейчас пойду и вытащу обоих, — хвастливо выкрикнул другой. — Я и черта не побоюсь!.

В ту же секунду он дико завопил.

— А-а-а! Меня ужалили! — визжал он. — Прямо в ногу!

— Чего орешь, Бентон? Никаких змей тут нет. «Не боюсь…» Да тебе с перепугу-то и показалось!

Спиро спешился.

— Заткнитесь оба! А то я не услышу, как эта стерва будет нас звать.

— Ты что, ждешь от нее приглашения? — насмешливо осведомился один из наемников.

Бентон меж тем развернул коня и стремглав понесся к холмам. «Интересно, скоро ли этот пьяный дурак поймет, что у него в бедре торчит не жало, а нож?»

Спиро, держа лошадь под уздцы, нерешительно топтался на месте, видимо, раздумывая, войти ему в дом или остаться снаружи.

Дуглас молил Бога, чтобы Спиро наконец вошел, — тогда он уложит этого негодяя без колебаний. Мерзавец почти разрушил дом Изабель, напугал ее до полусмерти, а теперь намерен схватить и мать, и ребенка и увезти с собой!. При одной мысли, что кто-то посмеет прикоснуться к Изабель или Паркеру, Дуглас вскипал от бешенства.

«Ну давай же, Спиро, иди!»

Спиро вынул пистолет из кобуры. И это стало его роковой ошибкой: как только он сделал шаг к крыльцу, Дуглас выстрелил ему в правую ногу.

Черт побери, отлично!

Спиро взвыл и повалился на колени. Пытаясь подняться, он вертелся на месте, бессмысленно размахивая пистолетом. Наконец он поднял его вверх, но выстрелить не успел: Дуглас всадил ему пулю в другую ногу. Спиро, сжимая пистолет, упал ничком прямо лицом в грязь.

— Кто-нибудь еще хочет охрометь на всю жизнь?

Злой голос Дугласа и вопли Спиро убедили наемников прекратить борьбу.

Спиро копошился в грязи, как свинья, тщетно пытаясь сохранить достоинство. Он кричал своим людям, чтобы они убили Дугласа. Потом, видя, что те не торопятся выполнять его приказ, повернулся на бок, поднял голову и прицелила из пистолета.

Дуглас выстрелил ему в лоб. Один из дружков Спиро потянулся было к оружию, но в то же мгновение следующая пуля Дугласа прошила бандиту плечо. Он вскрикнул и осе; на землю.

— Бросайте оружие! — приказал Дуглас.

Он подождал, когда они выполнят его команду, и крикнул Изабель:

— Все кончено! Вы с ребенком не пострадали?

— Нет, нет! Слава Богу, все в порядке, — ответила она дрожащим от пережитого страха голосом.

Несколько секунд спустя через окно во двор пробился свет керосиновой лампы.

— Между прочим, у нас есть друзья, которые ждут нас наверху, мистер, — хвастливо заявил один из пленников. — Если у тебя есть мозги, ты постараешься удрать, пока они не спустились и не прикончили тебя.

— Мне кажется, он тут вообще один, — шепнул кто-то из дружков.

— Попробуй сосчитать как следует, болван, — раздалось s ответ.

Голос принадлежал Коулу. Дуглас был так счастлив услышать его, что расхохотался. Даже не оборачиваясь, он понял: все братья стоят у него спиной. Он не слышал, как они подъехали, и это было прекрасно, ибо означало, что парни еще не совсем обленились. А здесь, на Западе, быть ленивым — все равно что быть убитым.

— Черт побери, где вас носило? — наигранно сурово спросил он.

— Да мне надо было с другими разобраться, — спокойно ответил Адам.

— Ты хочешь пристрелить всех этих типов? — деловито осведомился Коул.

— Нет, он не собирается их убивать, Коул, — назидательным тоном сказал Харрисон. — Хотя мог бы. Как и я.

— От души рад последнему обстоятельству, Харрисон, — не без иронии проговорил Дуглас, и в глазах его зажглись веселые огоньки.

— Отпусти нас, мистер. Бентон уже там, он скажет другим, и тогда вам несдобровать, — заныл один из пленников.

— О Господи, они ко всему еще и дураки, — вздохнул Адам.

— А-а, наверно, парень с ножом в бедре и есть Бентон, — предположил Харрисон. — Трэвис поехал за ним. Отличный нож! Ты ведь хочешь вернуть его, а, Дуглас?

Дуглас кинул ружье Коулу.

— Свяжи их. И запри в сарае.

Вдруг дверь распахнулась, и выскочила Изабель с дробовиком.

Дуглас быстро шагнул вперед и выхватил у нее ружье, чтобы она случайно не застрелила кого-нибудь из братьев. Она резко остановилась и уставилась на них поверх плеча Дугласа. Оглядев каждого, Изабель повернулась к наемникам Бойла.

— Где он? — спросила она голосом, дрожащим от гнева.

— Кто? — поинтересовался Дуглас.

— Спиро. Ты его убил? Не важно. Плевать мне, мертв он или нет. Я все равно пущу в него пулю.

Убедившись, что дробовик на предохранителе, Дуглас бросил его Адаму.

— Ни в кого ты не выстрелишь.

— Я хочу, хочу их всех убить! —выкрикнула Изабель И крепко вцепилась в его рубашку. — Я хочу застрелить кого-то из них, Дуглас! Они… разбудили… моего… ребенка… и они…

Голос ее пресекся, она уткнулась лицом Дугласу в грудь, и разрыдалась.

— Мы уедем отсюда, Дуглас! Я больше не буду c тобой спорить. Мы уедем… уедем…

Глава 12

Братья Клейборны набились в кухоньку доктора Симпсона. Труди Симпсон хлопотала, подавая почетным гостям свежезаваренный чай и кофе. Она с признательностью и теплотой смотрела на замечательных парней, сидящих за столом. Как ей хотелось приготовить настоящий, достойный их подвига обед, чтобы проявить свое огромное уважение к этим людям! Братья приехали в Суит-Крик на помощь к Изабель, и уже поэтому Труди готова была боготворить их.

Мужчины говорили шепотом, опасаясь потревожить Паркера, мирно сопевшего на руках у Коула.

Через несколько минут вошел доктор. Он бросил на стул рядом с Дугласом толстую пачку пожелтевших бумаг, перевязанных розовой лентой.

— Я забрал их у Изабель. Во втором часу ночи я застал ее за чтением бумаг, а ей гораздо полезнее по ночам спать. Почему бы тебе, Дуглас, не изучить их? Тут есть над чем подумать. Может, что-то стоит даже и сжечь.

— Как она себя чувствует, доктор? — спросила Труди.

— Измотана, конечно. А в остальном все нормально. Можешь не волноваться за нашу девочку.

— Это чудо, что малыш выжил, — заметила Труди, поставив на стол тарелку с ветчиной и отправляясь за бисквитами. — Он ужасно маленький, никогда в жизни не видела таких крошечных детей.

Доктор втиснул стул между Адамом и Харрисоном и сел.

— Да, он мал, но не настолько, чтобы приходить в отчаяние. Я ожидал худшего. Разумеется, ему еще далеко до нормального веса. Ты понимаешь, о чем я говорю, Дуглас? Изабель и малыш должны остаться здесь. А теперь, поскольку вы привезли их к нам, я хочу знать, что вы намерены предпринять, когда начнутся неприятности.

— Вы имеете в виду Бойла и его наемников? — спросил Харрисон.

Дуглас уже рассказал братьям о Бойле, а когда закончил излагать детали, тем уже не терпелось встретиться с негодяем, терроризировавшим население целого города. Особенно горел желанием поквитаться с ним Коул.

— Мы позаботимся о том, чтобы это никак не коснулось жителей Суит-Крика, — пообещал Дуглас.

— И каким же образом? — полюбопытствовал доктор Симпсон.

— Миссис Симпсон, перестаньте, пожалуйста, на меня | таращиться, — сказал Коул. — А то я нервничаю.

Труди рассмеялась:

— Не могу с собой совладать, молодой человек. Вы просто копия федерального уполномоченного Райана! Тот же цвет волос и глаз, такого же сложения и роста, как нам рассказывали про него.

— Но вы же никогда не видели Райана. Разве не так, мэм? — спросил он с явным раздражением.

— Не важно. Священник прекрасно описал его. Во время воскресных проповедей он рассказывал нам множество историй о мужестве Райана.

— Лучше бы ваш священник обратился к притчам или к Библии. Почему он говорит именно о Райане? — спросил Адам.

— Чтобы дать нам надежду. — От переполнявших Труди чувств глаза ее увлажнились. — Каждому нужна надежда. Вот почему, когда Коул такой важной походкой вошел ко мне в кухню, я сразу подумала: наконец-то Райан! Поэтому я обняла его и поцеловала.

— Мэм, у меня самая обычная походка. И мне очень не нравится, когда меня сравнивают с Дэниелом Райаном, — заявил Коул.

— Почему? Он человек-легенда. Разговоры, которые идут о нем, о его…

— Прошу прощения, мэм, но не стоит пересказывать Коулу истории о Райане. Он не любит этого человека. А если уж совсем честно — он его просто терпеть не может, — объяснил Адам.

Труди ахнула:

— О нет! Этого не может быть! Его любят все!

Дуглас не прислушивался к беседе. Он задумчиво смотрел на пачку бумаг, которые Паркер Грант оставил жене. Ему не хотелось в них копаться: каждый раз, вспоминая о покойном муже Изабель, он начинал сердиться — ведь Паркер невольно обрек Изабель на испытания, которые не в силах вынести ни одна женщина.

Он подвинул пакет Адаму.

— Просмотри эти документы. И отложи самые важные.

Адам тут же передвинул бумаги Харрисону:

— Ты у нас юрист. Давай займись.

— А почему прямо сейчас? — спросил Харрисон.

— Изабель хочет найти купчую на арабских скакунов. У нее возникла какая-то мысль, — объяснил доктор. — А женщины очень упрямы… Всем известно, что они…

— Доктор, придержи язык, — напомнила мужу Труди.

— Да я не собирался говорить ничего плохого, просто… — начал было оправдываться Симпсон, но, услышав, как Труди недоверчиво хмыкнула, быстро сменил тему разговора, чтобы избежать спора. — А где сейчас арабские лошади?

— За ними присматривает Трэвис, — пояснил Адам. — Великолепные животные!

Харрисон склонился над столом, углубившись в чтение документа. Дуглас тем временем объяснял доктору, как вести себя, пока они будут разбираться с Бойлом.

— Вы не должны выходить из дома, — велел он.

— А если потребуется помощь моим пациентам? — возразил Симпсон.

— Тогда двое братьев пойдут с вами. Коул и Адам, вы останетесь в городе. Позаботьтесь, чтобы никто не приближался к дому.

— Тогда придется убить кого-то из людей Бойла, — с видом кающегося грешника произнес Коул.

— Ну значит, так и сделаешь.

— Кто такой Патрик О'Доннелл? — подняв голову от бумаг, поинтересовался Харрисон.

Вопрос привлек внимание доктора:

— А почему вы спрашиваете о Пэдди-ирландце? Вы его знали?

— Нет, даже никогда не встречался с ним. Но вот его завещание. Его подпись. Я подумал…

— О сын мой, я непременно должен рассказать историю, которую Дуглас уже слышал, — перебил Харрисона доктор. — Историю о том, как Пэдди-ирландец решил, что будет смеяться последним.

Дуглас жестом попросил Харрисона передать ему завещание и, пока доктор излагал странную историю о сумасшедшем старике ирландце, а братья слушали, внимательно изучал документ. Он трижды перечитал список собственности, которую Паркер Грант наследовал от Патрика О'Доннелла, но все еще не мог до конца переварить написанное.

Симпсон закончил рассказ в тот самый миг, когда Дуглас принялся громко хохотать. Он пытался объяснить свое веселье, но всякий раз, начиная говорить, трясся от смеха.

— Сынок, я начинаю думать, что ты такой же сумасшедший, как старый Патрик. Что это тебя так разобрало?

Тот подал ему бумаги. Через несколько секунд доктор хохотал так же, как Дуглас.

— Боже мой! Все-таки есть справедливость в этом мире! — наконец проговорил он, вытирая слезы.

— Да что с вами? — спросила Труди, сердито сдвинув брови.

Коул встал и принялся расхаживать по кухне с Паркером, проснувшимся от шума.

— Вы, потише! Ребенку не нравится ваше ржание. Адам поднялся и взял у него младенца.

— Хватит, теперь моя очередь.

— Дело в том, Труди, что Пэдди не был сумасшедшим. Он был очень умным человеком.

— И Паркер Грант тоже, — вынужден был признать Дуглас. Он откинулся в кресле и покачал головой.

Пэдди оформил право на владение куском земли за много лет до того, как Бойл появился в Суит-Крике и обустроился на этой земле.

— Бойл никогда не уважал закон, — подхватил доктор. — Он предпочитал обходить его силой или хитростью брать все, что ему заблагорассудится. И поступает так до сих пор. Обосновавшись в наших краях, он решил построить большой дом на вершине холма, за городом. Но все удивлялись, чего ради Пэдди-ирландец каждый день, в любую погоду, ходит и смотрит, как продвигается строительство. Возводился дом больше года, да что там, почти два. Да, именно так. Трехэтажный дом со всякими выкрутасами. Люстру для гостиной привезли аж из Парижа! Да, это настоящий дворец. Бойлу хотелось выделиться.

— А откуда у него деньги на такой дом? — спросил Адам.

— Большую часть земли он сдавал в аренду заезжим |скотоводам под пастбище. Дело оказалось очень выгодным. Скот гнали из Техаса на сладкую травку Монтаны. Он сколотил огромное состояние.

— Но деньги-то были уже не его, а Пэдди, поскольку тот являлся законным хозяином земли, на которой Бойл построил дом, — пояснил Дуглас.

— Должно быть, именно это он и сказал Бойлу на новоселье. Потому что с того дня Сэм возненавидел ирландца и всячески преследовал его. Я уже и счет потерял, сколько раз мне приходилось чинить беднягу Пэдди!

— Судя по всему, Сэм Бойл — подлец высшей марки и способен на все. Почему же он просто не убил старика? — поинтересовался Коул.

Ха! Да потому, что Пэдди пошел к адвокату и забрал завещание! — торжествующе сказал доктор. — Бойл остался юридически не защищенным. Зная, как сумасшедший ирландец любит позабавиться, он, очевидно, терялся в догадках, кто же унаследует землю после смерти Пэдди. Разумеется, Пэдди ему не сказал, где лежит завещание. Ирландец был достаточно хитер.

—И кто наследник? — спросил Адам. — Я не знаю, кому он сначала хотел все оставить. Но после знакомства с Паркером и Изабель Пэдди переписал завещание. Они по-доброму отнеслись к старику, и, может быть, поэтому он решил отдать все им.

— Так значит, Изабель — владелица его дома и его земли? — спросил Трэвис.

— Да, — ответил доктор.

— И деньги, которые Бойл собирал со скотоводов, тоже ее, — вставил Харрисон.

Дуглас кивнул.

— Возможно, перед смертью Пэдди сказал Бойлу, что земля отойдет к Паркеру, Или Паркер сказал Бойлу. Так или иначе, но это было ошибкой. Следовало обратиться в суд и предъявить права на землю в законном порядке.

— Но Сэм никогда не подчинялся закону, — повторил Симпсон.

— Хороший адвокат сумел бы через суд конфисковать его счета в банке и тем самым принудил бы Бойла пойти в суд, — возразил Харрисон. — Чтобы выиграть дело, Сэму потребовались бы деньги. Лишенный возможности оплатить грязные услуги крючкотворов, он неизбежно проиграл бы это дело.

Вдруг братья Клейборны вскочили со своих мест и мгновенно рассредоточились по кухне. Дуглас и Коул выхватили оружие и встали у задней двери. Адам унес Паркера в прихожую, а Харрисон с пистолетом наготове загородил Труди Симпсон.

Все молча ждали. Труди подпрыгнула, когда за окном раздался тихий свист.

Через секунду ввалился Трэвис; он выглядел усталым, но довольным. Приветствуя миссис Симпсон, Трэвис дотронулся до полей шляпы, потом, сняв ее, направился к столу, мимоходом хлопнул Дугласа по плечу, сел на стул и спокойно оглядел присутствующих.

Его со всеми познакомили. Труди засуетилась, расставляя на столе очередные тарелки с различной снедью.

— Я думаю, вам надо поесть, молодой человек, — заявила она.

— Не беспокойтесь, мэм.

Но Труди уже передала доктору кофейник, тот налил Трэвису кофе и снова сел.

— Вы должны поест», сын мой. Если моя Труди так решила и если еда готова, то выбора у вас нет.

— Хорошо, сэр, — слегка улыбнувшись, ответил I Трэвис.

— Ты привез мой нож? — спросил Дуглас.

— Да. Я привязал Бентона к столбу в сарае, чтобы своими воплями он свел с ума всех наших пленников. В жизни не видел человека, который бы так хныкал и рыдал, честное слово.

Коул рассмеялся.

— Между прочим, мы слышали, как ты подходил к двери! Стареешь, Трэвис, становишься неуклюжим, — заметил он.

— Я намеренно не осторожничал — мне хотелось, чтобы вы меня услышали, — парировал Трэвис.

В кухню вошел Адам с ребенком на руках.

— Паркер хочет есть, — объявил он. Дуглас поднялся, взял малыша и пошел наверх. Труди поспешила следом.

— Дуглас! Дуглас… теперь тебе нельзя входить в комнату Изабель. Это неприлично.

— Труди, да он ее ребенка принимал! — крикнул ей муж. — Ничего страшного, если он увидит ее в ночной рубашке. Они прожили под одной крышей больше двух месяцев.

— Это было тогда, а теперь другое дело, — тоном, не терпящим возражений, ответила Труди. — Дуглас вынужден был принять ребенка, раз больше некому было это сделать, а сейчас все должно идти как полагается. Я отнесу младенца.

Она вытерла руки о фартук, прежде чем взять малыша. Дуглас не стал спорить, решив, что Изабель сейчас лучше не видеть его. Он и так причинил ей много боли…

Дуглас прислонился к стене, сложил на груди руки и уставился в пространство, пытаясь представить свою жизнь без Изабель и Паркера.

Харрисон прервал его мрачные мысли.

— Так ты принимал роды?

— Да.

— Садись и рассказывай, что это такое.

— Зачем? — вскинулся Адам.

— Я хочу подготовиться к появлению на свет моего сына или дочери. Я немного… э-э… нервничаю. Мне не нравится, что жене придется мучиться от боли.

Дуглас был рад отвлечься. Он сел верхом на стул, повернувшись лицом к Харрисону.

— Ты нервничаешь? А я думал, тебя ничего не берет.

Харрисон пожал плечами.

— Расскажи мне, что это такое.

Дуглас решил быть совершенно честным. Он наклонился вперед и прошептал:

— Сущий ад.

— Что он сказал? — переспросил Коул.

— Он сказал, что это сущий ад, — повторил Адам. — Перестань шутить, Дуглас, а то у Харрисона физиономия уже приняла серый оттенок.

Братья фыркнули. Дуглас подумал, что ничего смешного в его определении нет, напротив, оно очень точное. Но потом поправил себя:

— Нет, все не так ужасно. Сначала я, конечно, сильно испугался, а потом был слишком занят, чтобы думать, правильно ли я все делаю. Трудилась-то Изабель, а когда Паркер был у меня в руках…

Братья ждали.

Дуглас покачал головой. Он не хотел делить свои воспоминания ни с кем. Они принадлежат только ему и Изабель, и это единственное, что он может увезти с собой из Суит-Крйка.

— Харрисон, это было чудо. Так что перестань волноваться. К тому же тебе ничего не придется делать. Мама Роуз поможет с родами.

— Я собираюсь быть рядом с женой, — заявил Харрисон.

В кухню вошла Труди с кофейником и начала разливать кофе.

— Спасибо, — сказал Коул, беря свою чашку. — А вы знаете, чего я никак не могу понять?

— Чего? — спросил Адам.

— Поведения жителей Суит-Крика. Столько людей — и боятся одного бандита!

— Не одного, а с двумя десятками наемников, — заметил доктор. — В Суит-Крике нет трусливых. Но в основном здесь живут фермеры. У них нет опыта в борьбе с такими, как Бойл и его свора; они не приспособлены к ней. Взять, к примеру, беднягу Уэнделла Бордера…

— А что с ним стряслось? — заинтересовался Адам.

— Уэнделл с женой и двумя маленькими дочками выходил из церкви, когда его схватили, заставили встать перед Сэмом Бойлом на колени и просить прощения за то, что дурно отзывался о нем. А потом Бойл приказал сломать несчастному обе руки. И все это происходило на глазах у семьи Уэнделла!.. Люди пытались остановить издевательство, но наемники Бойла схватились за оружие, угрожая убить любого, кто окажется у них на пути.

— Теперь понимаете, почему я так обрадовалась, когда решила, что вы Дэниел Райан? — обращаясь к Коулу, спросила Труди. — Мне показалось, вы посланы нам в ответ на наши молитвы.

Глаза Трэвиса округлились.

— Да-а… — удивленно протянул он. — Бьюсь об заклад, вам и впрямь здорово хотелось видеть здесь этого человека, раз вы приняли за него моего брата.

— Любой в нашем городе может ошибиться точно так же, как я, — не отступала от своего Труди.

Это невинное замечание натолкнуло Дугласа на интересную мысль, и он повернулся к доктору Симпсону который, извинившись, собирался уходить.

— Доктор, а в Суит-Крике есть тюрьма?

— Да, на другом конце города, возле конюшни. Правда, она пустует с тех пор, как старый шериф положил на стол свою звезду и уехал из города. А почему ты спрашиваешь?

— Коулу придется ею воспользоваться, — коротко ответил Дуглас. — Не думаю, что вы захотите знать детали, сэр. Иначе у вас возникнут проблемы с законом, — добавил он, заметив, что доктор вопросительно поднял брови.

— Хорошо, — согласился Симпсон. — Пойдем, Труди, людям надо побыть одним. Мне кажется, завтра у всех нас будет тяжелый день. Не мешало бы поспать, если удастся.

Дуглас дождался, когда пожилая пара поднимется по лестнице, а потом изложил братьям свой план.

— Слыхали? Миссис Симпсон сказала, будто в городе все молили Бога, чтобы явился Дэниел Райан и спас их.

— Ну и?.. — спросил Коул. Дуглас ухмыльнулся:

— Завтра их молитвы будут услышаны.

В пятницу утром, ровно в десять часов, Дэниел Райан, а точнее Коул Клейборн, изображающий Дэниела Райана, ехал верхом вниз по главной улице Суит-Крика. Он отправился прямиком на телеграф, где, как рассказывали позднее, приставил дуло пистолета к голове Джаспера Купера и вынудил его отправить Сэмюэлю Бойлу телеграмму, сообщающую о том, что все его счета конфискованы.

В это же самое время Харрисон вошел в банк и предъявил служащим весьма впечатляющий документ, который предписывал все деньги со счета Бойла переправить в банк Лиддивилла, где они будут оставаться до тех пор, пока суд не примет решение, чьей собственностью они являются.

Под документом стояла неразборчивая подпись судьи. Никто из служащих банка не пытался ее прочесть.

Президент банка, как оказалось, не был сторонником Бойла и, не вникая в бумаги и не тратя понапрасну времени, быстро переправил деньги в Лиддивилл. При этом он улыбался, из чего можно было заключить, что действия эти доставили ему удовольствие.

Два кассира печатными буквами написали объявление и прибили его к коновязи. Оно извещало, что деньги Бойла ушли из города.

Слух распространился со скоростью пожара. Через два часа по крайней мере пятнадцать из двадцати пяти нанятых Бойлом людей удрали из Суит-Крика, скрывшись в неизвестном направлении. Их преданность и верность улетучились вместе с состоянием хозяина. Те, кто решил дождаться Бойла и выяснить ситуацию, были арестованы и надежно заперты в тюрьме «Дэниелом Райаном» и двумя его помощниками.

Конечно, Клейборны действовали не по закону, и Харрисон не раз указывал им на это, твердя, что Коул, выдав себя за федерального представителя, может получить двадцать лет тяжелых принудительных работ, а сам он разделит с ним камеру — за подделку документов.

Но Коула не волновали последствия. Он страстно надеялся, что Райан услышит о появлении двойника и сразу кинется его искать. И тогда Коул наконец-то вернет себе компас, который тот забрал у мамы Роуз.

Дуглас отправился за Бойлом. Никому из братьев он не разрешил поехать с ним, более того, он даже отказался посвятить их в детали своего плана, лишь попросил доктора Симпсона передать Уэнделлу Бордеру, чтобы тот пришел с семьей к церкви в следующее воскресенье в одиннадцать часов — его там будет ждать сюрприз.

Нет нужды говорить, что в тот день церковь была набита битком. Преподобный Томас Стивенсон, взволнованный столпотворением, решил, однако, извлечь из него выгоду: он не стал читать приготовленную проповедь, а обратился к другой, дабы излить свой гнев на наиболее нерадивых прихожан. Священник возмущался, негодовал, угрожал, осуждал всех, кто не ходит в церковь регулярно, обещал им, что они проведут вечность в аду, и в конце концов довел себя почти до исступления. Он кричал и размахивал кулаками до тех пор, пока не нагнал на паству страха и не внушил им чувства вины перед Богом.

Но когда Уэнделл Бордер и его семья поднялись со своих мест, преподобный оборвал свою обличительную речь на полуслове.

— Уже пора, Уэнделл? — с нескрываемым любопытством спросил он.

— Почти одиннадцать, — ответил тот.

В наступившей тишине не слышно было даже вздоха. Толпа ждала, когда Уэнделл выйдет на улицу. Жена, держась за руку мужа, шла сзади, а маленькие дочки семенили следом.

Горожане медленно потянулись из церкви. То, что они увидели, превзошло их самые смелые фантазии.

Посередине улицы, ведущей к церкви, шел Сэм Бойл, которого стволом ружья толкал в спину Дуглас.

Толпа ошеломленно замерла, затем послышались робкие смешки, и через секунду хохотали все. Сейчас Бойл не казался страшным. Он шел, опустив голову, в одном грязном длинном нижнем белье, босиком, переваливаясь с ноги на ногу. И хотя гомерический хохот заглушал все звуки, было ясно, что Бойл… рыдает!

Теперь его не боялись даже дети. Все звериное слетело с Бойла как короста, и всем открылось, какое он ничтожество и трус.

Позже доктор Симпсон скажет Изабель, что Дуглас придумал Бойлу наказание получше, чем смерть: лишил его гордости.

Бойл лил слезы до самых церковных ступенек, потом он опустился на колени перед Уэнделлом и попросил прощения. Уэнделл, не собиравшийся его прощать, упрямо молчал…

Законопослушные жители Суит-Крика изгнали Бойла из города. Никто из них не сомневался, что негодяй никогда не осмелится вернуться. Но если даже такое произойдет, то теперь, когда всем открылось истинное лицо Бойла, они сумеют найти на него управу!

Конюх Питер Коллинз вышел вперед и предложил свои услуги шерифа. Коул, все еще изображавший Дэниела Райана, не спеша и с достоинством привел его к присяге.

Через несколько часов Клейборны покинули город, Дуглас оставил в нем свое сердце.

Глава 13

Большую часть времени Дуглас посвящал работе, стараясь, чтобы у него не оставалось ни минуты на раздумья об Изабель. Его дело процветало: даже из Ныо-Иорк-Сити приезжали в Блю-Белл посмотреть на замечательных лошадей, которых разводили братья Клейборны.

Дуглас купил земли, прилегавшие к главному ранчо. Дикие лошади, которых отлавливали Коул и Адам, паслись на зеленых пастбищах, их объезжали, а затем выставляли на продажу.

Конюшня в Блю-Белл была расширена, как и вторая, купленная Дугласом на окраине Хаммонда.

Он работал от зари до зари, но ни время, ни расстояние, ни тяжелый труд не смягчали боль при мысли об Изабель. Братья старались держаться от Дугласа подальше. Настроение у него все время было крайне мрачным, он рычал на всех, кроме мамы Роуз и сестры, и Адам даже окрестил его медведем. Все согласились, что прозвище очень подходящее. Дуглас редко улыбался и был угрюмым и раздражительным, но наотрез отказывался объяснить причину, по которой впал в подобное состояние.

Впрочем, последнего и не требовалось: Коул, Адам и Трэвис сами обо всем догадались. Познакомившись с Изабель Грант и проведя пять минут в одной комнате с ней и Дугласом, они сразу поняли, что брат влюбился в красивую вдову, и про себя одобрили его выбор. У Изабель ласковый голос, чудесный характер, она гораздо умнее Дугласа и более открытый человек — не пытается скрывать свои чувства. Дуглас ведет себя как последний осел. Если даже им ясно, что он любит Изабель, то уж ей-то это точно известно!

Но они терпеливо ждали, когда брат наконец опомнится и что-нибудь предпримет.

Коул предположил, что Дуглас возьмется за ум месяца через три, и поставил пять долларов. Трэвис тоже поставил пять долларов, но на срок в два месяца, а потом удвоил сумму. Адам возмутился и сказал, что заключать пари в подобных случаях отвратительно и бесчеловечно, но счел, что брату понадобится месяцев восемь, чтобы поехать за Изабель. Не выдержав, он забыл все свои упреки и поспорил с Трэвисом па двадцать долларов.

Дуглас ничего обо всем этом не знал. Полтора месяца назад он расстался с Изабель и Паркером, и не было дня, чтобы он не думал о них. Больше так продолжаться не могло, он вконец измучился и понятия не имел, сколько еще протянет, прежде чем сдастся и поедет к ним.

Дуглас собирался уехать из Хаммонда на аукцион в Риверз-Бенд, когда получил телеграмму от Адама, в которой тот просил его срочно вернуться домой.

Решив, что у сестры начались преждевременные роды, Дуглас спешно отправился в Роуз-Хилл. Мэри Роуз потребова всех братьев клятвенное обещание собраться дома, когда ей придет время рожать первенца. Она не боялась за себя и не нуждалась в их утешении и тем более помощи — Мэри Роуз волновалась за мужа. Так что братьям предстояло позаботиться о Харрисоне.

Дуглас подъехал к Роуз-Хиллу примерно в три часа дня. Солнце обжигало плечи, он два дня не брился, и единственное, о чем сейчас мечтал, — это ванна и стакан чего-нибудь холодного.

Спускаясь с последнего холма, Дуглас увидел Пегаса, который разминался в загоне, и удивился. «Должно быть, показалось», — подумал он. Прищурившись, Дуглас заметил Адама и Коула, сидящих на крыльце в любимой позе — уперев ноги в перекладину.

Проезжая мимо загона, он перевел жеребца на шаг. Нет, ему не показалось — в загоне был Пегас. Пока Дуглас слезал с лошади, открылась дверь сарая, и Трэвис вывел… Минерву.

— Погляди, какая красавица! — как ни в чем не бывало обратился он к Дугласу.

Тот онемел.

— Как они здесь оказались? — спросил он хриплым от волнения голосом.

Трэвис пожал плечами.

— Спроси у Адама. Может, он знает.

Дуглас вошел в дом, Адам тут же предложил ему холодного пива.

— Ну ты и поджарился!.. — заметил он.

— Похож на больного с высокой температурой, — сказал Коул.

— Как они тут оказались? — требовательно спросил Дуглас.

Кто? — вскинул брови Адам.

— Лошади.

— Наверное, сами пришли, — невозмутимо проговорил Коул.

— Или примчались галопом, — добавил Адам. Они обменялись загадочными улыбками, желая подразнить Дугласа.

Он прислонился к столбу, глядя через стеклянную дверь в холл. В его глазах была такая мука, что Адам почувствовал себя виноватым.

— Слушай, Коул, может, скажем ему?..

— Нет уж, пусть еще немного пострадает. Последние полтора месяца он был просто невыносим. И к тому же я проиграл. Или проиграю, стоит ему только ее увидеть.

— Она здесь? — встрепенувшись, отрывисто спросил Дуглас.

— Была, — сказал Адам.

— А где сейчас, черт побери?!

— Что ты орешь? Мы не глухие, — нарочито обиженным тоном ответил Адам.

— Изабель Грант — женщина противоречивая, — медленно произнес Коул. — Она выглядит такой невинной и милой, и характер у нее ангельский, но у нее есть и темные стороны, Дуглас, из-за которых, кстати, я к ней и неравнодушен. Ты должен знать, что тебе предстоит, прежде чем пойдешь искать ее.

— Да о чем вы говорите? Нет у Изабель никаких темных сторон. Она совершенство, черт побери! Она очень добрая и…

— Великодушная? — спросил Адам.

— Да, именно.

— Согласен, — сказал Адам. — И все же Коул прав — у всех женщин есть темные стороны. Эта, например, хочет подарить тебе арабскую лошадь в благодарность за помощь. Великодушно и благородно, правда, Коул?

— Конечно. Но… — Коул предостерегающе поднял вверх указательный палец, — она приехала сюда еще и затем, чтобы убить тебя. Она полна решимости. Может, мне не стоит заряжать ей ружье? Как ты думаешь, Адам?

— Да, пожалуй, не стоит.

— Она еще здесь? — нетерпеливо спросил Дуглас и направился к двери.

— Да, здесь, — с серьезным видом ответил Адам.

— Если Изабель тебя убьет, лошади наши! — крикнул Коул. — Она нам это обещала.

Дуглас даже не обернулся — он был уже в доме. Бросился наверх, заглянул в гостиную, в библиотеку, в столовую, потом на кухню… Мама Роуз стояла у плиты. Когда сын вошел, она повернулась, и он увидел у нее на руках Паркера.

Дуглас замер и уставился на ребенка.

— Право, никогда не видела младенца милее этого, — проворковала мама Роуз. — Он все время улыбается. Посмотри, посмотри на него, вот опять…

Дуглас потянулся, чтобы прикоснуться к ребенку, и кончиками пальцев нежно дотронулся до его макушки. Паркер посмотрел на него и улыбнулся.

— А где его мать? — сдавленным голосом спросил Дуглас.

— Пошла в сарай, — сказала мама Роуз. — На твоем месте я была бы поосторожней. Она на тебя очень сердита.

Дуглас вдруг улыбнулся:

— Я уже слышал.

Он вышел через заднюю дверь, завернул за угол дома и побежал к сараю. Коул издал заливистый свист. Дуглас обернулся и увидел Изабель. Она стояла па верхней ступеньке крыльца и смотрела на него.

У Дугласа внезапно ноги словно приросли к земле. Он все еще не мог поверить, что перед ним и в самом деле Изабель. До крайности взбешенная и такая красивая… Самая красивая женщина, какую он когда-либо видел… или любил…

К черту гордость! Прав он или нет, но ему не следовало ее покидать. Дуглас шагнул к Изабель, она приподняла подол юбки и стала спускаться по лестнице. Но Коул остановил ее.

— Изабель, не забудь ружье.

— О, спасибо, что напомнил.

Она подхватила дробовик, повернулась и двинулась дальше. Остановившись в пятнадцати шагах от Дугласа, Изабель предостерегающе подняла руку.

— Стой там, где стоишь, Дуглас Клейборн! Я должна тебе кое-что сказать, а ты — выслушать.

— Я соскучился по тебе, Изабель. Она покачала головой.

— Думаю, ты ничуть не соскучился. Я ждала, ждала, но ты так и не приехал. А я была уверена, что приедешь. Ты меня оскорбил, Дуглас. И мне пришлось явиться сюда самой, чтобы сказать, как жестоко ты поступил, оставив меня. Все, что ты мне сказал перед отъездом… Ты помнишь? Я помню каждое слово. Ты сказал мне, что в большом Мире я забуду тебя. Ну что ж, ты оказался не нрав. Я никогда тебя не забуду. А ты? Ты забудешь меня?

— Нет, я никогда не смогу тебя забыть. Я собирался…

— Ты никогда не говорил мне о любви, — прервала его Изабель — Но я знаю: ты меня любишь. А я призналась тебе в своих чувствах. Я любила тебя тогда, люблю сейчас и буду любить до конца своих дней. Да, и это мне тоже надо было тебе сказать. Надеюсь, ты так же несчастен, как и я. Ты, толстокожий упрямец, тупоголовый мул!

Он сделал еще один шаг вперед. Она отступила и снова подняла руку.

— Стой спокойно. Дай договорить. Я еще только начала. Я долго собиралась с мыслями, так что тебе придется выслушать все. Как ты осмелился сказать мне, что я приняла за любовь простое чувство благодарности?! Я была в бешенстве. Неужели ты и вправду так считал? Но потом я задумалась над твоими словами и чем больше думала, тем больше понимала, как ты прав.

Услышав такое признание, Дуглас растерялся.

— Нет, я был не прав, — промямлил он.

— Прав, Дуглас, прав. Я чувствовала себя обязанной тебе и поэтому легла с тобой в постель. Любовь не имеет к этому никакого отношения.

— Изабель… ты не можешь так думать… — прерывающимся голосом проговорил он.

— Прекрати меня перебивать! Я должна закончить. После твоего отъезда у меня было много времени, чтобы хорошенько обо всем подумать. И я поняла, что точно так же чувствую себя обязанной нашему дорогому доктору Симпсопу. Поэтому я переспала и с ним тоже. Труди ничего не имела против. Потом я сочла себя обязанной Уэнделлу Бордеру. Ведь в конце концов, он тоже пытался мне помочь. Ничего смешного я тут не вижу, Дуглас Клейборн, и перестань улыбаться.

— Ну и что, ты переспала с Уэнделлом?

— Разумеется. Его жена тоже поняла меня. Арабские скакуны твои. Их нельзя разделить. Паркер уже продал тебе Пегаса. Кроме того, мне их негде держать.

— Да тебе принадлежит половина Монтаны! — напомнил он ей.

— Половина Монтаны принадлежит приюту. Сестры с детьми переедут в большой дом Пэдди. Им хватит денег от доходов с аренды пастбищ. Я взяла с сестер обещание назвать их новый дом Пэдди-Плэйс. Сначала они хотели назвать его Сент-Патрик-Плэйс, но я настояла на своем.

— Ты все отдала? А как же твой сын? Как же ты?

— У нас все будет в полном порядке. Я собираюсь преподавать в школе, мне хватит денег на двоих.

— Изабель, я хочу тебя поцеловать.

— Нет, — сказала она, — я еще не закончила свою обвинительную речь. Я поняла, что обязана и твоим братьям. Они мне очень помогли, и, как ты догадываешься, в благодарность я должна переспать с каждым из них. Это будет честно. А когда я это сделаю, застрелю тебя за упрямство и уеду.

Изабель положила ружье на землю и повернулась, чтобы уйти.

— Коул, можешь уделить мне несколько минут? — томным голосом попросила она и покосилась на Дугласа.

Дуглас рассмеялся, схватил ее за руку и притянул к себе.

— Я люблю тебя, Изабель. Я любил тебя тогда, я люблю тебя сейчас и буду любить до конца своих дней. Мы — как твои арабские скакуны, моя родная. Нас нельзя разлучить. Я чувствовал себя таким несчастным без тебя и Паркера! Я хочу любить тебя всегда, я хочу быть единственным человеком, которому ты обязана! Дорогая, любимая моя, не плачь. Я собирался поехать за тобой. Я не мог больше бороться с собой. Быть вдали от тебя и Паркера — безумие, и я…

— На этот раз я уезжаю от тебя.

Он крепко обнял ее, наклонился и поцеловал.

— Нет, ты не уедешь. Мы принадлежим друг другу.

Она обняла его, позволила ему снова поцеловать себя.

— Ты больше не будешь таким дураком?

Дуглас снова рассмеялся.

— Не буду, — пообещал он.

— Мне надо вернуться в Суит-Крик. И тебе лучше поехать со мной. Если ты не поедешь, пеняй на себя. Ты будешь ухаживать за мной, ходить со мной на чаепития и танцы. И мне плевать, хочешь ты этого или нет.

— У меня есть идея получше. Выходи за меня замуж, дорогая…

Часть III

КРАСНАЯ РОЗА

Глава 1

Ранчо Роуэ-Хилл, долина Монтаны. Весна 1881 года


Адам Клейборн сильно удивил все семейство, нежданно-негаданно явившись домой среди ночи на два дня раньше, чем его ждали.

Он не собирался возвращаться на ранчо до пятницы, но дела были закончены. Адам устал и, решив, что нечего томиться от безделья, отправился в Роуз-Хилл. Ему хотелось выспаться на чистых простынях и мягком матрасе.

Он знал, что дома все готово к празднику — в следующий уик-энд день рождения мамы Роуз, поэтому братья и сестра приехали пораньше, чтобы помочь. Большинство приглашенных на торжество жили в городке Блю-Белл, но человек двадцать или даже тридцать прибудут из весьма отдаленного от этих мест Хаммонда.

Адам устроил на ночлег своего коня и пошел на кухню, Чтобы выпить чего-нибудь холодного. Было уже очень поздно, и в доме стояла такая тишина, как в церкви в ночь на субботу. Он разулся в прихожей и, стараясь не шуметь, поднялся в спальню. Он не стал включать лампу — лунный свет, льющийся через открытое окно, позволял разглядеть очертания мебели в комнате.

Адам бросил рубашку на стул, широко раскинул руки, потянулся и зевнул. До чего же хорошо дома! Утомленный и полусонный, Адам опустился на широкую двуспальную кровать, чтобы снять носки, и едва не подскочил, почувствовав, что сел на что-то мягкое, теплое и благоуханное. Господи всемилостивый, женщина!

Она громко застонала. Он чертыхнулся.

Женевьев Перри моментально проснулась и широко открыла глаза. Сначала ей показалось, что прямо на нее рухнул дом, но мгновение спустя она разглядела Адама и начала судорожно отталкивать навалившееся на нее тело. Схватившись за простыню, девушка натянула ее до шеи, пытаясь отгородиться тонкой тканью от огромного мужчины, который в ту же секунду растянулся на полу.

— Что вы делаете? — прошептала она.

— Пытаюсь лечь на собственную кровать, — так же тихо прошептал он.

— Адам?

— Да, Адам. А вы кто?

Она спустила с кровати длинные стройные ноги и протянула ему руку:

— Меня зовут Жеиевьев. Очень приятно познакомиться. Ваша мама так много рассказывала о вас!

Адам ошалело вытаращил глаза. Он едва не расхохотался: такой нелепой была ситуация. Может, эта Женевьев не понимает, что почти раздета и что простыня — отнюдь не самое надежное укрытие.

— Буду счастлив пожать вашу руку — когда вы оденетесь, разумеется.

— О… Боже! — тихо вскрикнула Женевьев.

— Вы не против, если я зажгу свет? — ехидно спросил он.

— Нет-нет, не надо! — дрожащим голосом проговорила она. — Я не одета. Я в ночной рубашке. Вы должны выйти из моей комнаты, прежде чем кто-нибудь вас обнаружит. Если это случится… Господи, какой ужас!..

— Это моя комната, — напомнил Адам. — И говорите потише, если не собираетесь перебудить весь дом. Я не хочу, чтобы сюда сбежались мои братья и начали выяснять, что тут происходит.

— Я… я поняла.

— Отлично, Женевьев.

Он сидел, вытянув длинные йоги, положив руки на колени, и терпеливо ждал, когда девушка наконец объяснит, почему она оказалась в его кровати.

Глаза Женевьев вскоре привыкли к темноте, и она могла хорошенько рассмотреть мужчину, о котором мечтала последние два года. Боже, он просто великолепен! Она много раз рисовала в своем воображении его портрет, но реальность превзошла все ожидания. Черты его лица были совершенны. Оно могло бы служить моделью для древних статуй, которые она видела в музее у себя на родине. У Адама такой же широкий лоб, высокие скулы, безукоризненно прямой нос и четко очерченный рот. Глаза удивительного полуночного цвета придавали его лицу особую притягательность. Взгляд Адама сосредоточился на Женевьев, и она почувствовала, как по ее телу разливается тепло.

Она не могла отвести от него глаз. Адам оказался намного массивнее, чем она себе представляла, и еще более мускулистым. Он был поджарым, но на руках и груди бугрились мощные мышцы, что говорило о его недюжинной силе. Женевьев чувствовала его напряженность и настороженность и не сомневалась, что если бы он вдруг решил напасть на нее, то ей не поздоровится. От этой мысли ее бросило в дрожь. Раньше она даже не предполагала, что Адам Клейборн может быть опасен, и в своем воображении никогда не представляла его таким хмурым, каким увидела сейчас.

В старой ночной рубашке, с которой она никак не хотела расстаться, Женевьев вдруг почувствовала себя бедной родственницей, жалкой нищенкой и снова натянула простыню до самого подбородка.

Какая же она глупая! У нее нет причин его бояться. Ни о чем таком она не должна я думать. Она вообще не из пугливых. Да и с чего бы ей бояться его? Смешно! Она знает Адама лучше всех в мире, даже лучше, чем его братья, ведь она читала все до единого письма, которые он написал маме Роуз за многие годы.

— Вам не о чем беспокоиться, — прошептала Женевьев. — Я не собираюсь звать на помощь. Я вас совсем не боюсь.

Он крепко сжал челюсти.

— Лучше скажите наконец, что вы делаете в моей постели?

— Все комнаты для гостей заняты, и ваша мама поселила меня здесь. Я, конечно, удивила ее, приехав без предупреждения. Она давно приглашала меня в Роуз-Хилл, но по не зависящим от меня обстоятельствам я не могла воспользоваться ее приглашением до сих пор.

Внезапно его озарило. Он вспомнил, кто такая Женевьев! Несмотря на свою массивность, Адам когда надо мог быть очень быстрым. Он мигом вскочил на ноги и оказался на середине комнаты, прежде чем Женевьев успела перевести дыхание.

Она схватила валявшийся под ногами халат, натянула на себя и хотела было встать, но вдруг передумала: ей не хотелось, чтобы у Адама сложилось впечатление, будто она его преследует.

— Погодите, — окликнула она его. — Ваша мама сказала вам, что я в Роуз-Хилле?

— Нет, — буркнул Адам.

Он понимал, что говорит с ней недружелюбно. Но ничего не мог с собой поделать. Ему бы следовало с самого начала догадаться, кто она. Ее южный акцент был почти незаметным, но ведь он обратил внимание на мягкость и музыкальность голоса… Да, это, несомненно, Женевьев Перри, та самая девушка, о которой ему говорила мама Роуз!

Адам уже дошел до двери, когда Женевьев вдогонку спросила его:

— Значит, она вам ничего не объяснила?

Адам нехотя обернулся.

— А что, собственно, она должна была объяснить? — недовольно спросил он.

Женевьев поплотнее закуталась в халат и вошла в полосу лунного света. Увидев ее лицо, Адам отчетливо понял, в какую опасную ситуацию попал. Без сомнения, Женевьев Перри самая красивая женщина, которую он когда-либо видел. Коротко подстриженные темные волосы обрамляют ангельское личико; высокие скулы, тонкий нос, а рот — рот может довести до умопомрачения любого мужчину. Кожа безуппречна, а невинная улыбка, блуждающая на лице, способна лишить разума кого угодно.

Его прошиб холодный пот. Женевьев удивительно хороша, никуда не денешься.

— Что именно, считаете вы, должна была объяснить мне мама? — с расстановкой повторил он.

Она улыбнулась такой улыбкой, от которой у мужчины останавливается сердце. Каждая клеточка его тела кричала, вопила, требовала: немедленно выйди за дверь, пока ты не стал безнадежным пленником очарования Женевьев! Потом будет поздно!

— Я ваша невеста.

Адам был очень близок к панике. Он дернул на себя дверь, едва не сорвав ее с петель, но сбежать ему не удалось — выход загораживали Трэвис и Коул, которые примчались в спальню, чтобы выяснить, что там происходит. Оба с обнаженной грудью, босые, заспанные и очень рассерженные. Трэвис держал на изготовку ружье, хотя не знал точно, в кого придется стрелять.

— Что здесь… — начал было Коул, но, ощутив сильный удар кулака Адама, умолк.

— Убери свое чертово ружье, Трэвис! — рявкнул Адам.

— Мы услышали шум, — сказал Коул.

— Это я упал на пол, — объяснил Адам.

Братья смотрели недоверчиво.

Трэвис улыбнулся первый.

— Ты упал на пол? Да что же такое ты делал?

— Не важно, — пробормотал Адам.

Растолкав братьев, Трэвис подошел к Женевьев.

— Ты в порядке? — с тревогой спросил он.

— Разумеется, она в порядке, — раздраженно буркнул Адам.

— Как ты оказался дома раньше времени? — спросил Коул.

— Слезь с моей ноги! — огрызнулся Адам.

Коул отступил на шаг и спросил:

— Что ты делаешь в комнате Женевьев?

— Во-первых, это моя спальня, а во-вторых, мне никто не удосужился сообщить, что в моей постели будет спать Женевьев Перри.

Коул улыбнулся:

— Разве это не приятный сюрприз:

— Джентльмены, не будете ли вы любезны уйти отсюда? — спросила Женевьев и тут же пожалела о своих словах, потому что всеобщее внимание немедленно сосредоточилось на ней.

Братья повернулись к девушке, и она снова попыталась спрятаться под простыней.

— Адам не испугал тебя? — спросил Коул. — Или ты просто стесняешься нас?

— Не закрывайся, ты ведь в халате, — напомнил ей Трэвис. — К тому же мы совершенно не опасны. Поживешь у нас недельку, сама это поймешь.

— Кто-нибудь хочет есть? — спросил Коул.

— Я бы не отказался, — признался Трэвис. — А ты, Женевьев?

— Нет, спасибо.

Адам скрипнул зубами. Он не мог дождаться, когда выйдет с братьями в прихожую — уж там-то он выскажет им свое мнение насчет всего происходящего!

— Вас ведь не представили друг другу? — спросил Трэвис. Он пересек комнату и встал рядом с Коулом. — Тогда… пo-моему, сейчас для этого самое подходящее время.

— А по-моему… — возмущенно начал Адам.

— Перестаньте задирать своего брата… — со смехом перебила его Женевьев. Она ничуть не была расстроена или смущена.

— Да это же минутное дело, — настаивал Трэвис. — Женевьев, я хотел бы представить тебе самого старшего и самого умного из всех братьев Клёйборнов. Его настоящее имя — Джон Квинси Адам Клейборн, но все зовут его просто Адамом. Адам, я хотел бы представить тебе нашу гостью мисс Женевьев Перри, приехавшую из Нового Орлеана, штат Луизиана. Ты должен узнать ее как можно скорее, потому что ваша свадьба уже запланирована. Спокойной ночи, Женевьев. Увидимся утром.

— Спокойной ночи, — ответила девушка.

Адам ничуть не удивился выходке братьев. Вытолкав Коула и Трэвиса в прихожую, он вышел следом, закрыл поплотнее дверь и потребовал у них ответа. Он хотел знать, что делает здесь Женевьев.

— Ее пригласила мама Роуз, — невинным тоном сказал Трэвис.

— Но это было больше года назад. Почему она решила явиться в Роуз-Хилл именно сейчас?

Коул пожал плечами.

— Может, раньше ей дела не позволяли. Разве это так важно?

Адам покачал головой. Он решил, что сейчас не стоит затевать долгие споры.

— Так где же мне сегодня ночевать?

— На веранде, — ответил Коул. — Если, конечно, ты не хочешь спать в одной комнате с племянником, который поднимет тебя в четыре утра.

— Почему младенец не может спать со своими родителями?

— Мама Роуз считает, что Дуглас и Изабель должны хоть немного побыть наедине, — зевнув, пояснил Трэвис. — А Женевьев довольно хорошенькая, правда? И не говори мне, что ты этого не заметил.

Адам глубоко вздохнул.

— Заметил.

Он начал спускаться по ступенькам, но вопрос Коула остановил его.

— Ну и каковы твои намерения на ее счет?

— Нет у меня никаких намерений, — буркнул Адам.

— Но она приехала сюда, чтобы выйти за тебя замуж, — настаивал Коул. — По крайней мере так сказала мама Роуз, и, когда она предложила устроить свадьбу в июне, Женевьев не возражала.

— Какая чушь! — пробормотал Адам.

— Я иду спать, — объявил Коул.

Трэвис шел следом за Адамом:

— Она действительно нам понравилась, Адам, — сказал Трэвис. — Тебе следует всерьез отнестись к идее мамы Роуз, и тогда, уверяю тебя, Женевьев тебе тоже понравится. Она с большим чувством юмора, а если бы ты слышал, как она поет! Женевьев — удивительная девушка. Если ты хорошенько приглядишься к ней перед тем, как принять решение, то ты…

— Я на ней не женюсь! — отрезал Адам.

— Разумеется, ты этого не сделаешь, если не захочешь, — мягко ответил Трэвис.

— Почему никто из вас не сказал мне, что она здесь? — недовольно проворчал Адам.

— А как мы могли тебе сообщить, если ты был на пастбище? — возразил Трэвис.

— У вас была неделя, чтобы меня найти.

— Ну почему ты в таком дурном настроении? Никто не собирается вести тебя к венцу под дулом пистолета.

— Я пошел спать.

Адам долго устраивался на узком матрасе. Он был слишком велик для этой постели, ногам не хватало места, повернуться на другой бок без риска оказаться на полу было почти невозможно.

Он сомневался, что вообще заснет в эту ночь— мысли о Женевьев не давали ему покоя. Адам лег на спину, закинул руки за голову и принялся обдумывать ситуацию, в которой неожиданно оказался. Вмешательство матери в его жизнь раздражало. Оно нарушило привычный уклад, выбило из колеи, спутало все планы. Разумеется, Женевьев не собирается выходить за него замуж только потому, что мама Роуз высказала ей такую идею. Сейчас другие времена, и большинство девушек сами выбирают себе спутников жизни, а сыновья ищут невест отнюдь не по указке матери. Естественно, и те, и другие прислушиваются к мнению родителей, но оно не является решающим.

Адам решил дать Женевьев понять, что о браке не может быть и речи. Да, именно так он и поступит. Он сядет с ней рядом, и у них будет долгий разговор. Он сообщит ей о своем давно принятом решении остаться холостяком и объяснит, что более неподходящего объекта для супружества, чем Адам Клейборн, не сыскать во всей Монтане.

В последнее время его братья редко наведывались в Роуз-Хилл, как и Мэри Роуз, у которой недавно появилась дочка. Мама Роуз большую часть времени проводила с новорожденной внучкой. Харрисон построил дом на окраине Блю-Белл, и теперь мама Роуз уединенной жизни на ранчо предпочитала городскую жизнь.

Адам не был отшельником. Просто жил размеренной, четко расписанной жизнью. Братьям это было не совсем по вкусу, и они часто упрекали его в том, что он губит свою молодость, что он раньше времени хочет превратиться в старика, но Адам не обращал внимания на все их замечания. Его вполне устраивал тот образ жизни, который он вел. У него на ферме всегда было по меньшей мере два десятка наемных работников, за чьей работой он наблюдал целыми днями, а одиночество на ферме по ночам его нисколько не тяготило. Напротив, оно ему нравилось. Когда Адам был моложе, он страстно мечтал посмотреть мир, но потом расстался с этой фантазией, пускаясь в путешествия по свету, из одного экзотического порта в другой, по страницам книг, которые читал запоем. Ему нравилась его жизнь, он был счастлив и снова будет счастлив, как только разберется с этими неожиданно возникшими обстоятельствами.

Поразмыслив, Адам пришел к выводу, что поговорить с Женевьев ему следует после вечеринки по случаю дня рождения мамы Роуз. Высказывать же все свои доводы ему нужно мягко, но при всем том держаться решительно, чтобы Женевьев поняла: он хорошо знает, чего хочет в жизни, и никто не свернет его с избранного пути. Так что ее надежды беспочвенны; она сама согласится, что Он прав. Он ни в коем случае не станет обижать девушку или ссориться с ней. Он вовсе не жесток, не коварен, не способен играть женским сердцем и получать удовольствие, видя чужие страдания, но сделает все необходимое, чтобы избежать опасности, которая над ним нависла.

Только бы во время их беседы Женевьев не разрыдалась и не впала в истерику. Независимо ни от чего он будет стоять на своем. Адам заснул уверенный, что в конце концов сумеет разобраться с Женевьев.

Глава 2

Она не собиралась сейчас выходить за него замуж, и, если бы осталась с ним наедине на несколько минут, она бы сказала ему об этом. Ей вообще не до замужества с теми бедами, которые на нее свалились, но она не станет пускаться в длинные объяснения с Адамом. Она просто скажет ему, что о браке не может быть и речи. А потом отправится своей дорогой.

До того как начались все ее сложности, Женевьев привлекала мысль стать женой Адама. Прочитав все его письма к маме Роуз, она даже мечтала о нем, но потом преподобный Эзекиел Джонс вошел в ее жизнь и все перевернул. Из-за своей собственной наивности и увлеченности она больше не считала себя вправе стать женой такого досточтимого человека, как Адам Клейборн.

Она надеялась, что когда-нибудь ее взгляды переменятся, сердце потянется к Адаму. Одному Богу известно, как бы ей этого хотелось.

Ей надо было поговорить с ним с глазу на глаз, их разговор должен остаться в секрете, но возможно ли это в Роуз-Хилл в эти праздничные дни, когда кругом столько народу! Двухэтажный дом трещал по швам от понаехавших сюда членов семьи с чадами и домочадцами. Адама постоянно окружали родственники и друзья, а также люди совершенно незнакомые, остановившиеся на ранчо пропустить стаканчик или поесть горячей похлебки, а то и просто перекинуться словом. Дом Клейборнов был открыт для всех.

Адам старался быть гостеприимным хозяином по отношению к Женевьев, но явно избегал ее. Всякий раз, когда она входила в комнату, где он находился, Адам старался выйти под каким-нибудь предлогом. Его манера поведения, его внезапное бегство обеспокоили бы ее, если бы она не догадалась по его осторожно брошенным на нее взглядам, что он испытывает неловкость при ней.

Время бежало быстро, и очень скоро ей предстоял отъезд. Она дала обещание и обязана его выполнить. Женевьев и так пробыла в Роуз-Хилле гораздо дольше, чем рассчитывала, и чувствовала себя ужасно виноватой перед всеми Клейборнами. Она явилась к ним под фальшивым предлогом, и всякий раз, когда Женевьев смотрела на дорогую маму Роуз, плечи девушки низко опускались под тяжестью лжи.

Клейборны слишком хорошо отнеслись к ней, и Женевьев стало совсем невыносимо. Они радушно приняли ее в своем доме — как родную. Мама Роуз без устали рассыпала ей похвалы. Какая Женевьев приятная, какая милая, какая душевная и какая порядочная девушка! Женевьев боялась даже подумать, что скажет мама Роуз, когда узнает всю правду.

Возможность поговорить с Адамом наедине представилась в день рождения мамы Роуз. Женевьев спускалась вниз по лестнице на первый этаж, а Адам именно в эту минуту входил в библиотеку и, слава Богу, был один. Она глубоко вздохнула, собираясь с духом, и поспешно двинулась за ним.

Но в библиотеку Женевьев попала только через два часа. Сначала ее перехватила Мэри Роуз. Сказав, что ей надо покормить и перепеленать дочку, она попросила Женевьев проследить, чтобы мужчины расставили столы для пикника как полагается. За прошедшую неделю Женевьев очень сблизилась с Мэри Роуз и была рада помочь молодой женщине. А через час Дуглас вручил ей десятимесячного Паркера, а сам отправился помогать устанавливать помост для оркестра, нанятого Трэвисом.

Паркер был совершенно очаровательный, и Женевьев с удовольствием занялась им. Обычно ребенок начинал капризничать, кричать, плакать и вырываться, как только кто-то из посторонних брал его на руки или когда незнакомые люди подходили к нему ближе чем на десять шагов. Дуглас и Изабель считали, что это от застенчивости. Но ко всеобщему удивлению, Женевьев он принял сразу, даже потянулся к ней ручонками, требуя немедленно взять его. Вот и сейчас он радостно улыбнулся. У Женевьев на шее были разноцветные бусы, и она не сомневалась, что как только Паркер доберется до них, он потянет их к себе в рот.

Женевьев решила пойти в библиотеку вместе с этим кудрявым херувимом, но потом передумала. Паркер — беспокойный ребенок и будет только мешать ее разговору с Адамом. Малыш сучил ножками, махал кулачками, смеялся, и Женевьев знала, что, если она попытается уложить его в колыбель, у нее ничего не получится. Девушка понесла его на веранду, уселась в кресло-качалку, принесенное Дугласом, и прижала ребенка к груди.

Паркеру нравилось качаться, он радостно подпрыгивал у Женевьев на руках, а она наклонялась к нему и шептала ласковые слова.

— Харрисон, помоги-ка нам! И позови Адама! — крикнул Коул.

На веранде показался муж Мэри Роуз с малышкой Викторией. Он с виноватым видом остановился перед Женевьев. Та все поняла без слов — и молча передвинула Паркера немного влево, освобождая место его семимесячной кузине.

— Я оставлю тебе Викторию всего на несколько минут. Надо помочь сколотить помост. — Он говорил с шотландским акцентом. — Она накормлена и перепеленута. Жена помогает на кухне, но если ты не уверена, что…

— Я справлюсь, — успокоила его Женевьев.

Харрисон усадил Викторию рядом с Паркером, погладил обоих детей по головке, снял сюртук и, бросив его на перила, сбежал по ступенькам вниз.

Девушка еле успевала управляться с детьми. Паркер все время тянулся к сестренке, но как только Женевьев Удавалось отцепить его руки от малышки, он немедленно совал в рот большой палец и начинал его сосать, громко причмокивая.

По ступенькам взбежал Трэвис. Увидев на руках у Женевьев племянника и племянницу, он улыбнулся.

— Как здорово у тебя получается! — одобрительно окликнул он.

— Да вроде бы неплохо, — согласилась Женевьев, робко улыбаясь и глядя на своих подопечных, которые дружно пускали слюни. — Правда, они прелестные? — она.

— Точно, — кивнул Трэвис. — Но отличаются друг от друга, как ночь и день: заметь, у Виктории на голове пушок, а у Паркера — настоящие кудри.

— Ничего, будет и у Виктории копна волос, — ответила Женевьев, нежно дотронувшись до макушки девочки. — А где Харрисон?

— Пошел на кухню взять молоток, а потом в библиотеку за Адамом, чтобы тот помог нам, — может заняться своими бумагами и после праздника. Оркестранты придут в три, к этому времени все должно быть готово.

Как только он ушел в дом, Женевьев начала укачивать детей. Веранду овевал легкий теплый ветерок, напоенный сладким ароматом горных роз; до Женевьев доносилось негромкое щебетание птиц… От полноты чувств девушка запела по-французски колыбельную, которую когда-то пела ей мать. Слова были простые, мелодия безыскусная, незатейливая, но удивительно красивая. Женевьев закрыла глаза. На несколько мгновений окружающий мир словно исчез: она вернулась в беззаботное детство, в родной дом. Вот большое уютное кресло, в котором она так любила сидеть; вот и ее кроватка, рядом мама, она поет… А на ступеньках веранды отдыхает отец — девушка слышит его смех, и на сердце у нее становится так тепло…

На пороге стоял Адам и смотрел на нее. Голос Женевьев, чистый и нежный, красивого тембра, был похож на голос ангела, сошедшего с небес. А как прекрасно ее лицо! Чем больше Адам слушал, тем сильнее завораживало его пение девушки. Очарованный, он стоял затаив дыхание и мечтал об одном — только бы эта дивная мелодия никогда не кончалась.

Адам был не единственный, на кого пение Женевьев произвело такое впечатление. Один за другим мужчины, работавшие во дворе, бросали дела и, замерев, слушали. Харрисон, забыв о том, что хотел поднять упавший молоток, словно загипнотизированный направился к веранде, а следом за ним Трэвис прямо с поклажей на плечах, благо она была нетяжелой. Дуглас, зажав зубами гвоздь, потянулся за молотком, но, услышав пение Женевьев, медленно опустил руку и, как все остальные, повернулся в сторону веранды…

Наемные работники проявляли свои чувства смелее. Они побросали инструменты и дружно двинулись вперед, словно влекомые неведомой силой, устоять против которой было невозможно.

Лишь у Паркера и Виктории голос Женевьев не вызвал никаких эмоций: при первых же звуках колыбельной оба крепко заснули. Допев до конца, Женевьев обратила внимание на странную тишину. Она открыла глаза и увидела толпу, наблюдавшую за ней. Один из мужчин захлопал, но стоящий рядом ткнул его локтем в бок, и снова стало тихо. Все же слушателям очень хотелось выразить свое восхищение, поэтому через несколько секунд все заулыбались, замахали шляпами.

Смущенная таким вниманием, девушка робко улыбнулась. Заметив, что издали за ней наблюдает Адам, она напряглась еще сильнее.

Он улыбнулся. Она так удивилась, что засияла в ответ. Адам казался… счастливым. Сурового и грозного мужчины больше не было, сердце Женевьев забилось тяжело и быстро. Нежность, которую она увидела в глазах Адама, сделала его лицо еще привлекательнее… если такое возможно.

Он отодвинул дверь и вошел на веранду. Женевьев оставила качалку и просто смотрела на Адама. Он больше не улыбался, но лицо его оставалось довольным. Она почувствовала, что краснеет, и постаралась взять себя в руки. Да что с ней такое? Ведет себя так, словно ни один мужчина на нее никогда раньше не смотрел! Женевьев почувствовала, что обычная смелость вдруг куда-то испарилась и она снова превратилась в застенчивую, неуклюжую девочку, впервые попробовавшую петь в церковном хоре. Слава Богу, Адам никогда не узнает, как сильно заставил ее нервничать.

Он опустился перед ней на одно колено. Что он собирается делать?.. Адам дотянулся до Паркера. С удивительной для такого гиганта нежностью он взял спящего ребенка, потом встал, прижал Паркера к плечу, одной рукой поддерживая его за спинку, а другую протянул Женевьев.

Крепко обняв спящую Викторию, она с помощью Адама выбралась из кресла-качалки. Несколько секунд они стояли и смотрели друг на друга, сердца их бились в унисон. Оба не сказали ни слова, но молчание это не было неловким. Пальцы Адама сплелись с пальцами Женевьев, и она не знала, как лучше поступить: расцепить их или нет.

Он решил это за нее, повернувшись к двери. Женевьев выпустила его руку: она догадалась, что Адам собирается положить Паркера в колыбель и хочет, чтобы она с Викторией пошла следом.

Через несколько минут оба младенца мирно спали в своих постельках. Женевьев подоткнула одеяло малышки; краем глаза она увидела, что Адам спокойно выходит из комнаты.

«Ну нет, — подумала она, — сейчас ты от меня не уйдешь!»

Женевьев проверила, хорошо ли укрыт Паркер, и, подобрав юбки, бросилась за Адамом.

Оказывается, он ждал ее на лестничной площадке. Женевьев этого не предполагала и, стремительно выскочив из-за угла, так сильно толкнула Адама, что он едва не перелетел через перила. О Господи! Будь он на пару дюймов ниже и на несколько фунтов легче, она, пожалуй, стала бы убийцей.

Адам покачнулся от удара и с трудом удержал девушку, не давая ей скатиться по ступенькам.

Выйти из затруднительного положения Женевьев помогло природное чувство юмора. Глядя на Адама блестящими глазами, она рассмеялась.

— Я не хотела, чтобы вы ушли прежде, чем… Ради Бога, извините меня, Адам, я вовсе не хотела вас покалечить. Это получилось случайно. С вами все в порядке?

— Абсолютно, — спокойно ответил Адам и с улыбкой спросил: — Вы всегда так торопитесь?

У Женевьев перехватило дыхание. Она смотрела в его красивые темные глаза и чувствовала, что сердце ее буквально тает. Если она сейчас же не скажет или не сделает что-нибудь, ей никогда не выйти за него замуж, подумала Женевьев.

— Простите, что вы спросили? — запинаясь, пролепетала она.

— Всегда ли вы так торопитесь?

— Тороплюсь? Да нет.

— Нам надо поговорить. Я прав, Женевьев? Она энергично кивнула.

— Да, надо.

— Наедине, — подчеркнул Адам.

Тут же, как будто нарочно, хлопнула дверь, и через холл первого этажа деловито прошагал Коул.

— Разумеется. Никто не должен слышать наш разговор, — дрогнувшим голосом проговорила девушка.

— Что-то случилось? — спросил Адам. — Вы кажетесь немного взволнованной.

— Я? Кажусь взволнованной?

Адам кивнул. Она глубоко вздохнула и приказала себе не повторять за ним слова. Человек может подумать, что она валяет дурака.

— Я немного нервничаю, — призналась Женевьев. — Вы знаете, о чем я подумала?

— О чем же?

— О том, что мы с вами оба хороши.

— Мы оба? — вежливо поинтересовался Адам.

— Именно, — горячо проговорила она. — Я, конечно, больше виновата. Зачем ляпнула, что Я ваша невеста? Мало того, что вы нежданно-негаданно обнаружили меня в своей кровати, так еще и это заявление! Оно просто ошеломило вас, правда? У вас на лице был такой ужас, вы так спешили выскочить из комнаты, чтобы унести ноги от свалившейся на вас напасти и оказаться как можно дальше от меня! Я не стала вас удерживать, чтобы не смущать еще больше. Я, конечно, не в претензии, хотя, очевидно, должна чувствовать себя оскорбленной или по крайней мере… Почему вы улыбаетесь?

Адам тут же сделал серьезную мину. Он не хотел признаваться, что она кажется ему весьма забавной. Все чувства Женевьев — а они постоянно менялись — отражались на ее лице. Еще долю секунды назад она улыбалась, а теперь гневно смотрит на него. Он с трудом удерживался от смеха и, если бы Женевьев не выглядела такой взволнованной, непременно бы расхохотался. Но не стоит обижать ее. Beроятно, Женевьев говорит вполне искренне, относится к своим словам очень ответственно и того же ждет от него.

Как все чертовски запутано! Нет, им непременно надо обсудить создавшуюся нелепую ситуацию. Но сначала он должен отойти от Женевьев подальше, а то он слишком близко к ней стоит. Та-ак… Невероятно, но похоже, он не может заставить себя отступить даже на шаг. Ее аромат, такой легкий и удивительно приятный, навел его на неуместную, но романтическую мысль: а не купалась ли она в пене сиреневых лепестков? Адам тотчас осудил себя за легкомыслие и опасную сентиментальность, но вынужден был признать, что ему нравится в Женевьев все, и тут уж ничего не поделаешь. Адам даже обратил внимание на ее одежду, хотя никогда раньше он не интересовался женскими тряпками. Белая блузка с высоким крахмальным воротничком и белая юбка выгодно подчеркивали ее безупречный цвет кожи. В этом наряде она казалась чопорной, как жена банкира, и вместе с тем чертовски сексуальной.

Адам попытался отбросить непрошеные мысли.

— Почему бы нам не спуститься в библиотеку? — спросил он.

— В библиотеку? Конечно.

Женевьев едва не застонала от отчаяния. Опять она повторяет последнее слово каждой его фразы! Адам будет совершенно прав, если назовет ее попугаем! Женевьев решила следить за собой и не открывать рта, прежде чем хорошенько не подумает. И выбросить из головы всякие глупости, вроде мыслей о том, какой у Адама глубокий и низкий голос, какой приятный аромат чистоты и свежести утра от него исходит…

Женевьев тихонько вздохнула.

— Этого я и боялась.

— Чего именно?

— Разговора наедине, — призналась девушка. — Ну что ж, надо так надо, — обреченно добавила она.

Адам кивнул, и они начали спускаться вниз по лестнице. Внизу он открыл дверь и отступил на шаг, пропуская гостью в библиотеку.

В комнате пахло плесенью и старыми книгами. Жеие-вьев очень понравился этот запах. Осмотревшись, она одобрительно улыбнулась: на полках из вишневого дерева, которые тянулись снизу до самого потолка, выстроились сотни томов. Множество книг лежало прямо на полу.

Любая библиотека что-то говорит о натуре ее хозяина, подумала Женевьев. Из писем Адама к матери она узнала, что он очень любит читать, и сейчас готова была биться об заклад, что он прочел здесь все книги до единой, и не раз.

Адам жестом предложил ей сесть. Она выбрала одно из двух обтянутых кожей кресел возле стола и опустилась на самый краешек, напряженно выпрямив спину, тесно сжав колени и лодыжки и положив на них руки.

Пока Адам удобно устраивался в своем кресле, Жеиевьев нервно постукивала каблучками по полу, пристально глядя на свои руки. Она хотела сосредоточиться и мысленно отрепетировать все, что скажет.

А может, лучше предоставить Адаму возможность начать первым? Она его выслушает, а потом мягко — ДЭ| очень-очень мягко — объяснит, что обстоятельства изменились и она не может выйти за него замуж. В этом разговоре ей следует быть весьма дипломатичной, чтобы не задеть чувства Адама и не ранить его самолюбие и гордость.

Адам, откинувшись на спинку кресла, смотрел на Женевьев, терпеливо ожидая, что она скажет. После нескольких минут молчания он понял, что она решила отдать инициативу в его руки. Ну что ж, он готов высказать ей все, что накопилось у него на душе, ведь он думал об этом всю неделю. Но почему так трудно произнести первое слово?

Адам откашлялся. Каблучки застучали по полу быстрее и громче.

— Женевьев, я не знаю точно, как вы с моей мамой…

Она быстро вскочила.

— О Адам, я не могу! Я совершенно точно не могу.

— Чего вы не можете?

— Не могу выйти за вас замуж. При всем моем желании. Я хотела объяснить это сразу же, но вы всю неделю избегали меня, и я сделала вывод, что вы тоже не намерены вступать в брак. Как неловко все получилось, правда? Ваша мама поставила нас обоих в сложное положение. Так мы помолвлены или нет? Ах, конечно же, мы не помолвлены. Вас удивляет, что я хочу стать вашей женой или по крайней мере свыклась с подобной мыслью? Ради Бога, не приходите в такое изумление: я говорю искренне. Но все изменилось, и теперь я не могу выйти за вас замуж. Об этом не может быть и речи! Если бы даже со временем вы захотели на мне жениться, то, узнав о моих проблемах, тотчас бы отказались от своего намерения. Понимаете? Я спасаю вас от ужасной ошибки. Мне жаль, что я вас так расстроила. Правда. Вы только что собирались сами избавиться от меня, а я вас опередила. Разбитые сердца надо утешать. Я должна вам сказать, что мы не можем пожениться, и прошу прощения за то, что ввела вас в заблуждение. Это было бесчувственно и жестоко с моей стороны.

Жеиевьев наконец сделала паузу и перевела дыхание. Она чувствовала, что своим объяснением только все испортила. Произнося этот бессвязный монолог, она подсознательно понимала, что следует остановиться, но ничего не могла с собой поделать. По абсолютно непроницаемому лицу Адама невозможно было угадать, о чем он сейчас думает. Женевьев решила, что он пребывает в полном замешательстве. Вспомнились некоторые из только что произнесенных ею фраз, и она похолодела. Господи милосердный, как она могла быть настолько самонадеянной, чтобы сказать, будто поняла его намерение не жениться на ней! А эта идиотская фраза насчет врачевания разбитого сердца! Да он решит, что она сумасшедшая! Огорченная, девушка перевела взгляд на стену за его спиной, изображая невероятный интерес к карте, вправленной в раму.

— Значит, я должен забыть о вас?

Женевьев почувствовала облегчение, не заметив и тени насмешки в голосе Адама, когда он задал вопрос.

— Да, — едва заметно кивнув, тихо произнесла она.

— Понятно. Вы сказали, что ввели меня в заблуждение. Когда именно?

— В ту ночь, когда мы встретились, — ответила она, не отрывая глаз от карты. — Я представилась вашей невестой. Это была ложь.

— Я помню.

Девушка бросила на Адама быстрый взгляд. Он смотрел на нее с теплотой, и Женевьев неожиданно почувствовала, что успокаивается.

— Вы всегда так уверены в себе? — спросила она. Он улыбнулся:

— Нет.

— А я думаю, да. Вас трудно вывести из себя, да?

— Нелегко. А вы хотите именно этого?

— Да нет, конечно. Просто вы произвели на меня несколько странное впечатление. Мне было так уютно в вашей семье, но вы…

— Что я?

Она пожала плечами и решила сменить тему.

— Ваша мама не сказала, как вы красивы. Но это ничего не меняет. Я все равно не могу выйти за вас замуж, и я не выйду ни за кого другого только потому, что он хорош собой. Я знаю, как обманчива внешность.

— Мама не сказала и мне, какая вы хорошенькая. — Он немного помолчал. — Почему бы вам не сесть и не поделиться со мной своей бедой? Может быть, я чем-то смогу помочь?

— Бедой? Почему вы решили, что я попала в беду? Голос Женевьев поднялся чуть ли не на октаву: казалось, вопрос Адама несказанно удивил ее.

— Вы только что сами сказали мне, — доброжелательно произнес он.

Женевьев ничего такого не помнила.

— Да я так торопилась высказаться, я была так взволнована. Вы, наверное, заметили, как я тараторила? И я очень старалась не оскорбить ваши чувства. Надеюсь, этого не произошло? Я этого не сделала?

— Оскорбить мои чувства? Успокойтесь, ничего подобного вы не совершили, — заверил он девушку, пряча Улыбку. — Я мог бы помочь вам, если бы вы рассказали мне о своих неприятностях, — мягко добавил он.

Женевьев отрицательно покачала головой. Она не хотела ему лгать, но и говорить правду не собиралась — зачем втягивать Адама в дело, которое и для него может стать чреватым опасностями?

— Да нет у меня никаких неприятностей, — пробормотала она.

Видимо, голос ее звучал не очень убедительно. Адам нахмурил брови, и Женевьев поняла, что он не поверил ей. Она снова попыталась перевести разговор на другую тему и кивнула на карту.

— Ваша мама показывала мне ее, как только купила. Почему вы вставили карту в рамку н повесили на стену? Она покупала ее совсем не для этого. Она надеялась, что вы возьмете карту с собой, когда отправитесь путешествовать, чтобы посмотреть мир.

Адам догадался, что Женевьев уклоняется от ответа на вопрос, и ему еще сильнее захотелось узнать правду. По натуре он не был навязчив, но эта девушка — гостья в его доме и близкая подруга матери, и, если ей действительно что-то или кто-то угрожает, он обязан защитите ее. Адам не мог себе представить, что Женевьев и впрямь оказалась в серьезной передряге. Она выглядит такой милой и невинной… К тому же ее собственная семья наверняка способна вступиться за девушку. И все же.,, что за беда на нее свалилась?

В голове Адама мелькали самые разные предположения, на ум приходило то одно, то другое.

— Вы оставили в Новом Орлеане безутешного поклонника?

Вопрос дал ей некоторую передышку.

— Нет, — ответила Женевьев. — Я пробыла в Новом Орлеане очень недолго и ни с кем там не встречалась. А почему вы так подумали?

— Да просто поинтересовался. — Адам пожал плечами.

— Вы всегда проявляете такое любопытство к вашим гостям?

— Только к тем, с кем оказываюсь обрученным, — поддразнил он девушку.

— Нет-нет, Адам, ничего такого не произошло, — поспешно проговорила она.

— Верно, — со смехом согласился он. — Сколько времени вы пробыли в Новом Орлеане?

— Две недели.

— Успели посмотреть город? Достопримечательности?

— Я туда ездила с другой целыо. Я пела в церковном хоре, а потом… потом решила уехать. Теперь моя очередь задавать вопросы. Скажите, почему вы не отправились посмотреть мир? Я знаю, вы этого очень хотели, я читала все ваши письма к матери.

Он поднял бровь.

— Вы читали? Почему вы… Она не дала ему договорить.

— Я люблю маму Роуз и хотела знать все о ее семействе. Мы встретились с ней в церкви, познакомились и сблизились, — добавила девушка. — Потом вместе с хором я переезжала с места на место.

— У вас красивый голос. Вы когда-нибудь думали по-настоящему учиться музыке?

— Нет, но мечтала о сценической карьере. Слава Богу, я вовремя образумилась. И теперь я пою в церкви, а иногда баюкаю младенцев колыбельной, — с улыбкой объяснила Женевьев. — Но вы не ответили на мой вопрос. Почему вы все-таки не поехали в какое-нибудь путешествие?

— Я могу увидеть весь мир целиком, стоит мне повернуться к карте. Я плыву от порта к порту с помощью вот этих книг. — Он обвел рукой библиотеку.

— Это не одно и то же, Адам. Должно быть, вы слишком обленились. Только подумайте о приключениях, в которые вы могли бы попасть! Что случилось с вашей мечтой? Вы отвернулись от нее? А вот мама Роуз всегда о ней помнила! Именно поэтому она и купила вам карту. Она показала мне все подарки, которые сделала сыновьям и дочери, и каждый был со смыслом. Мэри Роуз носит брошку матери, Дуглас — золотые часы. Трэвис сказал мне; что куда бы ни отправлялся, всегда берет с собой свои книги. Вчера вечером он перечитывал «Республику». Однако я не видела компаса, подаренного Коулу, — добавила она.

— Он его тоже не видел! — воскликнул Адам. Женевьев ошеломленно посмотрела на него.

— Не понимаю… Почему не видел? Разве мама Роуз не отдала ему компас?

— И компас, и золотой футляр к нему у мамы Роуз украли. Или позаимствовали.

— Как же это, Господи? Так украли или позаимствовали?

— Коул уверяет, что украли, а остальные думают, что позаимствовали. Признаюсь, когда мама Роуз сообщила о случившемся, мы все сочли это кражей, но потом большинство из нас изменили мнение.

— Так что же произошло? Расскажите, — настаивала Женевьев, стиснув от нетерпения руки.

— По дороге сюда мама Роуз ждала поезд на одной из станций. Она показала компас в золотом футляре своему попутчику, который тоже ехал в Монтану. По словам матери, они быстро подружились.

— Вообще-то ваша мама хорошо разбирается в людях…

— Да, — согласился Адам. — Она рассказывала, каким он был внимательным к ней, заботливым.

— Втерся в доверие, — сказала Женевьев, догадавшись, что случилось дальше.

— Да, она доверяла ему.

— Держу пари, я знаю, что произошло, — грустно проговорила девушка; — Он воспользовался ее доверчивостью. Ведь так?

— Коул считает, что этот тип предал ее, — сказал Адам. — С вами случалось такое, Женевьев? Вы доверяли кому-то, кто потом оказывался по отношению к вам предателем?

Вопрос ошарашил ее: Адам, что называется, попал прямо в яблочко! Она яростно замотала головой.

— Мы говорим о вашей матери, а не обо мне!

— Да? — не скрывая иронии, бросил Адам.

— Именно о ней, — настаивала девушка. — Ваш рассказ меня взволновал, — призналась она. — Кто-нибудь заявил властям о воровстве? Они могли бы помочь вернуть компас.

— Ага, вы, значит, считаете, что компас все-таки украли?

— Конечно. Ведь золотой футляр — немалая ценность. Сказать по правде, в наши дни нельзя доверять кому попало.

Он с трудом удержался от насмешливого замечания. Женевьев сделала вывод, не зная и половины фактов. У них с Коулом много общего. Как и его брат, Женевьев склонна видеть ситуацию с худшей стороны.

— Вы рассуждаете как настоящий циник, кстати, мой брат Коул тоже.

— Пускай я циник, — заявила она, — но голову даю на отсечение — компас украли.

— Все гораздо сложнее. Человек, забравший компас, является представителем закона.

Рука Женевьев взметнулась к шее.

— Как это?

— Компас у федерального представителя. Его зовут Дэниел Райан.

Она изумленно подняла брови.

— Вор — федеральный представитель? Какой позор! Ваша дорогая матушка, должно быть, потрясена.

— Нисколько. Она убеждена, что Райан даже не собирался оставлять себе компас. Ее и Райана разъединила толпа народу, пытавшаяся взять поезд штурмом. Просто в этот момент он как раз держал в руках компас с золотым футляром. Мама верит, что он обязательно вернет ей ее подарок Коулу, как только закончит неотложные дела. Коул считает се рассуждения наивными, и вполне возможно, что он прав, — судя по описанию, Райан достаточно сильный мужчина и должен был совладать с натиском толпы.

— Он такой же большой, как вы? Адам пожал плечами.

— Если его описали точно, то да.

Она помолчала, обдумывая услышанное, а потом снова осудила Райана.

— Он украл, вот и все.

— Стало быть, и вы считаете маму наивной? Жеиевьев поднялась и заходила по комнате.

— Пусть она продолжает верить Дэниелу Райану, вы не должны ее разубеждать.

— Почему? — спросил Адам с любопытством.

— Потому что иначе ей придется признать, что сё обманули, а это очень трудно и неприятно. Она почувствует себя глупой, недальновидной и ночи напролет будет переживать, а это никому не нужно, и в первую очередь ей.

Женевьев отвернулась от окна, чтобы увидеть выражение лица Адама, и, взглянув на него, поняла, как сильно он удивлен ее горячностью. Она глубоко вздохнула.

— Вам, наверное, кажется странным, что я так страстно встала на защиту вашей матери. У нее очень доброе сердце, и мне больно думать, что любой человек может воспользоваться этим, — пояснила девушка. — Я бы не советовала вам разыскивать Дэниела Райана, чтобы не обострять ситуацию.

— А почему вы считаете, что от этого будет только хуже?

— Потому что все обернется против нее же.

— Вы полагаете, из-за того, что он федеральный представитель, закон окажется на его стороне?

— Разумеется, — ответила Женевьев. — Смешно думать иначе. На стороне Райана власть и влияние, и если мама Роуз не воспользуется своим острым умом и не перехитрит его, все будет потеряно.

Адам встал и обошел вокруг стола.

— Скажите-ка мне, пользуетесь ли вы своим острым умом, чтобы перехитрить…

Он осекся, увидев, что Женевьев решительно направилась к двери.

— Не убегайте! Я не стану совать нос в вашу личную жизнь. Обещаю.

Женевьев уже взялась за дверную ручку, по нахмуренному лицу девушки Адам догадался, что она не верит ему.

— Ваши дела действительно меня не касаются, — продолжал уверять Адам. — Я только думал, что мог бы вам помочь.

— Мне не нужна ваша помощь.

Он прислонился к столу, скрестил на груди руки и быстро кивнул.

— Похоже, так. Она шагнула к нему.

— Очень любезно с вашей стороны предложить мне помощь. Пожалуйста, не сочтите меня неблагодарной.

— Нет. Конечно же, нет.

Немного успокоившись, Женевьев подошла ближе.

— От вас пахнет сиренью. Мне очень нравится, — признался Адам.

— Спасибо, — с улыбкой проговорила Женевьев. — Мне действительно не требуется никакой помощи, поверьте, — добавила она, старательно избегая его взгляда, так как не умела лгать.

— Ясно. Мама тоже отказалась от любой помощи, взяв со всех нас слово не разыскивать Райана. Но мы знаем, где он находится, и Коул с трудом сдерживается, чтобы не нарушить обещание.

— И где же Дэниел Райан?

— Вообще-то он живет в Техасе, но сейчас гоняется за шайкой бандитов в горах. Это в сотне миль отсюда, в Кроуфорде, — ответил Адам. — Закончив это дело, он вернется обратно в Техас для судебного разбирательства.

— А не мог бы кто-то из вас поехать в Кроуфорд и поговорить с ним? Я уверена, что он отдал бы компас.

Адам покачал головой.

— Мы должны подождать, пока он сам не привезет, его, мы ведь дали обещание маме. Я думаю, на днях он появится. Кроме того, обстоятельства несколько изменились: теперь один только Коул хочет его выслеживать.

— И что же произошло?

— Райан спас жизнь Трэвису.

Она удивленно посмотрела на Адама.

— Каким образом?

Адам рассказал ей о столкновении Трэвиса с братьями ОТул.

— Они подкараулили его и выстрелили в спину. Не окажись Райан поблизости, Трэвиса, возможно, уже не было бы в живых, — закончил он свое повествование.

— Жаль, что я ничего этого не знала раньше, — вздохнула девушка. — Я бы не думала так плохо про Райана. Теперь, когда вы мне сказали… Вполне вероятно, что он и не украл компас. Этот человек доказал свою честность и порядочность, придя на помощь Трэвису. Выставить его передо мной таким негодяем и преступником! Как же вам не стыдно, Адам!

По искоркам, блестевшим в глазах Женевьев, Адам понял, что она поддразнивает его. Как она прелестна! А от ее улыбки у него заколотилось сердце. Ему вдруг неудержимо захотелось заключить ее в объятия и поцеловать. Адам тут же мысленно одернул себя, решив, что подобное поведение с его стороны шокировало бы Женевьев, но желание упорно не проходило.

— Вы сделали бедного Райана виноватым в моих глазах.

Ее замечание вернуло Адама к действительности.

— Что я сделал?

Она повторила. Он покачал головой.

— Ничего подобного. Вы сами поспешили с выводом, не зная многих деталей.

Она улыбнулась:

— Ну хорошо. Значит, за маму Роуз нет необходимости волноваться. Я отняла у вас слишком много времени, — заявила она. — У вас полно дел. — Женевьев еще раз бросила взгляд на карту. — Выньте ее из рамки. Мама Роуз хотела, чтобы ваша мечта исполнилась. И я тоже этого хочу. Вы должны увидеть все чудеса света, о которых читали, а если когда-нибудь доберетесь до Парижа, навестите меня.

Она повернулась, собираясь уйти. Не понимая, что с ним такое, он схватил ее за руку и остановил:

— Вы едете во Францию?

— Да. Там живет мой дедушка. Кроме него, у меня никого из родных не осталось.

— Когда вы уезжаете?

— Через пару дней.

Неизвестно почему, это известие огорчило Адама. Казалось бы, ему надо плясать от радости, что наконец, он избавится от Женевьев. Так что же мешает ему ликовать и прыгать от счастья, тем более после ее отказа выйти за него замуж?

Адам понимал, что его поведение противоречит здравому смыслу, и был сердит на себя. Он поспешно отпустил руку Женевьев и молча смотрел, как девушка уходит.

Потом Адам счел за благо вернуться к своим делам. Итак, с увлечением Женевьев Перри покончено, с непонятной для себя грустью решил он.

Глава 3

Но Адам ошибался.

На вечеринку собралась целая толпа народу, и все великолепно проводили время. Адам и Коул стояли возле помоста для оркестра, наблюдая за парами, выделывающими сложные па под музыку Билли Боба и оркестра Джо Боя. Кружились Изабель и Дуглас, чуть правее от них танцевал Трэвис с женой Эмили. Судя по их веселому смеху, эта четверка наслаждалась от души. Довольная и Улыбающаяся мама Роуз сидела за одним из празднично накрытых столов вместе с Дули и Хостом, друзьями семейства, и все трое, как заметил Адам, хлопали в такт музыке и притоптывали.

Коул легонько толкнул локтем брата:

— А Кларенс так и не слез со своего холма?

Адам сощурился, глядя на гору.

— Похоже, — ответил он лениво.

— Мы приглашали его, но он завернул нас обратно: леграф, видите ли, должен работать без перерыва. Так кому-то из нас он вполне может доставить телеграмму — насмешливо сказал Коул.

— Ты зря. Наверное, его кто-то попросил поработать, — пожал плечами Адам.

Дуглас и Изабель снова пошли танцевать. Коул помахал им, а потом сказал:

— Никогда не думал, что Трэвис или Дуглас женятся. И вот нате вам. Погляди-ка на них.

— Счастливчики, нашли хороших женщин. А ты как, Коул? Собираешься когда-нибудь обзавестись семьей?

— Нет, — ответил он твердо. — Я не создан для брака. Ты — другое дело. Что с Женевьев? Ты поговорил с ней?

— Да.

— Надеюсь, ты с ней обошелся мягко? Очень милая девушка, мне бы не хотелось, чтобы ее кто-то огорчил.

Адам покачал головой.

— Если ты беспокоишься о ее чувствах, то все в порядке. Женевьев взяла свои слова назад. Она мне все объяснила. Она не хочет выходить за меня замуж.

— Какого черта? Что значит — не хочет? Почему?

— У нее изменились обстоятельства, — сказал Адам. — И потом мы ведь никогда не были помолвлены. Просто об этом мечтала мама. Она одержима идеей женить всех нас.

— Ты должно быть, рад-радешенек, что Женевьев выпустила тебя из ловушки?

Адам пожал плечами. Он хотел солгать брату, но внезапно передумал: тот видит его насквозь, и если кто-то и способен его понять, то это именно он, Коул.

— Я бы не сказал. И облегчения тоже не испытываю. У меня вообще какая-то странная реакция.

— А именно?

— Я потерял покой, — тихо проговорил Адам.

— Что, на самом деле? — изумленно спросил Коул.

— Я признался только тебе. Женевьев ничего не знает.

— Но это же бессмысленно. Всю неделю ты бегал от девушки, как заяц от гончей, а теперь говоришь мне, что хочешь на ней жениться!

— Вот этого я как раз не говорю.

— Тогда что означает твое признание?

Адам устало вздохнул:

— Сам не пойму.

— Ты собираешься пригласить ее на танец? — помолчав, спросил Коул.

— Я не думал об этом. Я даже не знаю, где она.

Коул поднялся и вразвалочку направился к веранде.

Адам двинулся вслед за ним. Мэри Роуз и Женевьев несли пироги, направляясь к десертному столу. Обе были в белых фартучках. Мэри Роуз надела новые, только что купленные голубые юбку и блузку, а Женевьев нарядилась в бледно-розовое платье. Вместе они смотрелись еще эффектнее, чем порознь.

Адам не мог оторвать взгляд от Женевьев. Девушка улыбалась, слушая Мэри Роуз, которая ей что-то рассказывала.

— Правда, она хорошенькая? — небрежно спросил Коул.

— Да, — сглотнув, ответил Адам.

— И высокая, — не унимался Коул.

— Ты так считаешь? — Адам посмотрел на брата и с несчастным видом отвернулся в сторону оркестра.

— Мэри Роуз кажется выше, — продолжал Коул как в чем не бывало. — Ну и что? Наша сестра всегда кажется выше других девушек.

— Да брось, не напрягайся. Я не собираюсь искать недостатки в Жеиевьев. Мне нравятся высокие женщины. Ты заметил, какая у нее фигурка?

— Конечно, заметил. Но скажи мне, Коул, что за игру ты затеял? Хочешь разозлить меня, да?

— Отнюдь, просто я пытаюсь дать тебе понять, что такие женщины, как Женевьев, встречаются нечасто. Она совершенно очаровательна. Ты хоть понимаешь это?

— Ну так возьми и женись на ней сам, — мгновенно нашелся Адам.

Коул расхохотался.

— Ты ведь хочешь ее, правда?

— Черт бы тебя побрал, Коул…

— Ладно, ладно, умолкаю, — успокоил его брат. Адам уже хотел отойти, но Коул вдруг сказал:

— Ого! Кажется, пожаловал Кларенс.

— Может, ему надо поговорить с Харрисоном? — предположил Адам, заметив, как шурин отделился от толпы гостей и пожал руку Кларенсу.

— Не угадал, думай дальше, — сказал Коул, когда Кларенс повернулся к Женевьев, чтобы вручить ей конверт. Девушка передала пирог Харрисону, вытерла руки о фартук и взяла телеграмму.

— Должно быть, плохие новости, — произнес Коул.

— Может, и нет, — пробормотал Адам и сам почувствовал, как неубедительно звучит его голос.

— Никто и никогда не сообщает ничего хорошего по проводам. Это слишком дорогое удовольствие. А вот плохое — пожалуйста. Тут уж никаких денег не жалко. На верное, умер кто-то из родственников. Тебе надо пойти и утешить ее.

— Сам иди.

— Не я же был с ней помолвлен, а ты.

— Да ради Бога! — возопил Адам. — Не было этого!

Когда Кларенс начал спускаться по ступенькам, Адам отчетливо разглядел выражение его лица.

— Кларенс выглядит испуганным, — сказал он брату.

— И торопится поскорее убраться отсюда, — кивнув, ответил Коул.

Адам взглянул в сторону Женевьев.

— Почему она не разворачивает телеграмму? Чего она ждет?

— Должно быть, хочет оттянуть время и собраться с духом. Никто не горит желанием узнать дрянные новости.

— Перестань за ней следить.

— Почему? — удивился Коул.

— Это назойливо. Может, она хочет, чтобы все осталось в секрете.

Адам увидел, как девушка быстро сунула в карман фартука нераспечатанную телеграмму, потом взяла у Харрисона пирог и понесла его к столу. Поставив его рядом с другими испеченными вкусностями, она отошла подальше от толпы гостей.

Адам заставлял себя смотреть на танцующие пары, но невольно взгляд его то и дело обращался к Женевьев.

Девушка остановилась возле сарая, вынула конверт, на-Дорвала его, развернула лист и стала читать.

Да, новости были явно плохие. Даже издали Адам заметил, как потрясена Женевьев. Ноги не держали ее, и она прислонилась спиной к забору; на прелестном личике застыли страх и отчаяние.

— По-моему, тебе надо пойти и узнать, что стряслось, — тихо проговорил Коул. — Как ты считаешь?

Адам покачал головой.

— Судя по всему, она хочет побыть одна. Мы сможем помочь только в том случае, если Женевьев сама расскажет нам, что за известие получила. Не смотри на меня так, Коул. Я не собираюсь снова вторгаться в ее личную жизнь. И тебе не советую.

— Снова? О чем это ты?

— Не важно.

Внезапно перед Адамом возникла Изабель и потребовала, чтобы он пошел с ней танцевать. Эмили схватила за руки Коула и тоже потащила в круг.

Адам старался не выпускать Женевьев из поля зрения. Он увидел, как она смяла телеграмму и снова положила в карман фартука. Но когда заиграла музыка, он потерял ее из вида, закружившись в толпе.

Как только танец закончился, Адам отправился на. поиски Женевьев. По дороге его остановил Харрисон и сказал, что собирается порадовать именинницу своей игрой на волынке, прежде чем она посмотрит подарки. Поскольку мама Роуз побывала в Шотландии — эту поездку ей устроила семья, — Харрисон полагал, что ей будет приятно послушать его. Адаму ничего не оставалось делать, как согласиться. Он подошел к сестре и братьям, стоявшим у помоста для оркестра, и попытался изобразить интерес. Толкнув локтем Коула, он тихо спросил, не видел ли тот Женевьев.

Коул хотел было ответить, но тут Харрисон забренчал на волынке, и Коул только безнадежно махнул рукой — брат все равно не услышал бы его.

— У него уже лучше получается, да? — крикнув Мэри Роуз.

— Нет! — хором рявкнули в ответ братья, все четверо.

Сестра нисколько не обиделась. Подбадривая мужа улыбкой, она больно ткнула Дугласа в бок, когда тот с наигранным ужасом зажал руками уши жены.

Женевьев стояла в толпе гостей у противоположной стороны помоста, наблюдая за Клейборнами. Выражения лиц у них были комичными, но у Адама оно оказалось самым выразительным. Он улыбался, как и остальные члены семейства, но всякий раз, когда Харрисон пытался взять ноту повыше и при этом неизменно фальшивил, Адам вздрагивал.

Какие они сердечные и как тепло относятся друг к другу! Мелодия, которую извлекал из несчастной волынки Харрисон, была сущим кошмаром, но они мужественно улыбались, желая поддержать и ободрить его. Женевьев не сомневалась, что они похвалят его, когда он наконец оставит в покое инструмент, и никогда никому из посторонних не признаются, что игра его, мягко говоря, была далека от совершенства. И так во всем.

Господи, как она им завидовала! Вот бы пересечь сейчас танцевальную площадку, подойти к Адаму и прижаться к нему… Ей страстно хотелось стать членом этой семьи, но больше всего Женевьев жаждала, чтобы Адам полюбил ее.

«Глупая мечта!» — одернула она себя. Издали прошептав маме Роуз «до свидания», девушка повернулась и скрылась в темноте.

Глава 4

Вечеринка затянулась за полночь. Всадники горящими факелами освещали дорогу до Блю-Белл, провожая гостей-горожан, пожелавших ночевать непременно в собственном доме. Приехавшие из отдаленных мест, например из Хаммонда, остались на ранчо. Они улеглись в гостиной, в столовой, заняли веранду. Коул уступил свою кровать Коуэнам, Адам — старому Корбетту. Это не было жертвой со стороны братьев: они не испытывали никаких неудобств, с удовольствием устроившись под открытым небом, подальше от всех.

На рассвете, едва занялась заря, Адам вместе с тремя наемными работниками отправился ловить мустангов в долину Мапл и вернулся домой только к вечеру.

Коул поджидал его возле веранды. Протянув Адаму пиво и усевшись затем на верхнюю ступеньку лестницы, он без лишних слов сообщил:

— Женевьев уехала.

Лицо Адама осталось совершенно спокойным. Он бросил шляпу на стул и сел рядом с братом, потом, сделав большой глоток холодного пива, заметил, что сегодня чертовски жарко.

— У тебя усталый вид, — сказал ему Коул.

— Я и впрямь устал, — ответил Адам. — Все гости разъехались?

— Да, последний отбыл около полудня.

— Когда ты едешь в Техас?

— Завтра.

Несколько минут братья сидели молча. Адам смотрел на горы вдалеке и пытался подавить возникшую в душе странную тревогу за Женевьев. Как только Коул сказал ему о ее отъезде, у Адама екнуло сердце. Почему она уехала так внезапно? Почему даже не попрощалась с ним? Обиделась? Возможно, он не должен был лезть к ней со своими дурацкими вопросами, но, черт побери, она ведь вскользь упомянула, что у нее какие-то трудности, и он, конечно же, захотел выяснить, в чем дело, чтобы помочь. Нет, Женевьев достаточно умна, чтобы обидеться на это, решил он. Она так поспешно упаковала вещи и уехала совсем по другой причине.

Должно быть, все дело в телеграмме. Он вспомнил испуганное выражение, которое приняло лицо Женевьев сразу же, как только она развернула лист бумаги. Он должен поехать за ней и потребовать объяснений!

Адам шумно вздохнул. Он уже знал, что сделает, и заранее сердился на себя.

— Черт! — пробормотал он.

— Что?

— Ничего. Женевьев с кем-нибудь попрощалась?

— Нет, она никому не сказала, что уезжает. Она только что исчезла. Мама Роуз воздевает руки к небу. Говорит, на Женевьев это совершенно не похоже — уехать не постившись и не поблагодарив за гостеприимство, что Женевьев — хорошо воспитанная молодая леди с безупречными манерами. Я думаю, девушку просто-напросто расстроила телеграмма, — продолжал свою мысль Коул. — Мама Роуз уверена, что ты уже бросился вдогонку за Женевьев.

Адам закатил глаза:

— Может, ее кто-нибудь пригласил в гости? Должно быть, вчера вечером она привлекла внимание многих. Женевьев слишком эффектная, чтобы проводить время в одиночестве… — нерешительно проговорил он.

— Возможно, — великодушно согласился Коул. — Предполагалось, что она отправится верхом с Эмерсонами в Солт-Лейк, но они, насколько я знаю, решили ехать туда завтра.

— А они не передумали? Вдруг они захотели выехать раньше?

— На ночь глядя? Они, может, и старые, но не сумасшедшие.

Адам встревожился уже всерьез. Неужели Женевьев и вправду покинула Роуз-Хилл совершенно одна? Холодок страха пополз по спине. Нет, она не могла поступить так опрометчиво, зная, сколько опасностей подстерегает женщину в этих диких местах. В некоторых горных кланах хорошенькие девушки вроде нее расцениваются как своего рода награда…

Коул пристально наблюдал за братом.

— Ты, кажется, не очень-то огорчен отъездом Женевьев? — заметил он.

Адам равнодушно пожал плечами.

— Это ее собственная жизнь. Она вправе поступать с ней как угодно.

— А если она вынуждена была уехать?

— А я при чем? — вопросом на вопрос ответил Адам.

Коул улыбнулся:

— Да брось ты…

— Что брось?

— Делать вид, что тебе наплевать. Пытаешься показать полное безразличие, но мы-то с тобой знаем правду. Ты беспокоишься, да еще как!

Адам не стал разубеждать его.

— Хотел бы я знать, что было в той телеграмме, — задумчиво проговорил он. — Известие явно вывело Женевьев из равновесия. Может быть, кто-нибудь заболел? Или, не дай Господи, умер? Это ведь может испугать женщину, как ты считаешь?

— И мужчину тоже, — ответствовал Коул. — Так или иначе, но, по-моему, девушка попала в беду.

— Вряд ли произошло что-то серьезное. Конечно, что-то у нее не так, но она отказалась говорить со мной на эту тему. Смотрела мне прямо в глаза и уверяла, что не нуждается в моей помощи. Так, дескать, мелкие неприятности.

— Думаешь, она сказала правду?

— Насчет того, что не произошло ничего серьезного? Да, скорее всего. В общем-то у Женевьев нормальная Жизнь, она вполне защищена, и я не могу представить, что ей угрожает какая-то опасность.

— Я считаю Женевьев умной девушкой, но порой Даже сверхрассудительные особы могут от страха наделать глупостей.

— Например?

— Например, пуститься в путь ночью и в полном одиночестве.

Адам отказывался верить, что она могла на это пойти.

— Наверняка ее кто-то сопровождал, — недоверчиво покачал головой Адам.

Коул не стал с ним спорить.

— Может, тебе отправиться в город и поговорить с Кларенсом? Припереть его к стенке и узнать содержание телеграммы, которую он принес?

— Если он скажет мне, то останется без работы. Он обязан хранить тайну.

— Да ну? — не скрывая иронии, произнес Коул.

— Кларенс — порядочный человек, — с некоторой досадой констатировал Адам, потом поднялся, взял со стула шляпу и направился к двери. — Я потратил впустую слишком много времени.

— Куда ты?

— Работать, только переодену рубашку. Мне придется полночи просидеть над бумагами, а завтра с утра я займусь мустангами, чтобы в следующем месяце выставить их на аукцион и…

— Ты едешь за ней, Адам?

Тот посмотрел на брата уничтожающим взглядом.

— Я что, похож на психа? — отрезал он и быстро вышел, не слушая того, что Коул пытался сказать ему вслед.

Поднявшись в свою комнату, Адам стащил с себя рубашку и умылся. Он мог бы поклясться, что полотенце, которым она пользовалась, пахнет сиренью. Этот запах был единственным напоминанием о том, что Женевьев занимала его комнату.

Чемодана в углу не было. Гардероб, в котором висела ее одежда, пуст, украшения и заколки для волос исчезли с туалетного столика.

Она ничего не забыла, ничего не оставила. Но он запомнил ее улыбку и знал, что очень не скоро сможет ее забыть.

Прежде чем засесть за бумаги, Адам пошел вниз что-нибудь перекусить. Мэри Роуз сидела за кухонным столом с пером и бумагой. При виде брата она ласково улыбнулась.

— Ты рано вернулся. Хочешь есть? Я сварила суп. Он конечно, не такой вкусный, как у мамы Роуз, но…

— Я думал, что ты уехала домой, — заметил Адам.

— Мы уезжаем через несколько минут. Я только хотела переписать вот этот рецепт. Садись, я налью тебе супа. Надеюсь, ты не откажешься?

— Конечно, — рассеянно ответил Адам.

Мэри Роуз встала, взяла со спинки стула фартук и надела его. Адам сел к столу, но внезапно резко вскочил на ноги.

— Фартук! — громко воскликнул он.

Мэри Роуз удивленно оглядела сие нехитрое произведение портновского искусства и вопросительно посмотрела на брата.

— По-моему, с ним все в порядке, — недоуменно проговорила она.

— Я не про твой, — поспешно сказал он. — Фартук Женевьев. Он был ее собственный? То есть… я хочу знать, привезла ли она фартук с собой или надевала тот, который ей дали здесь.

— Я дала Женевьев фартук мамы Роуз — боялась, что она испачкает свое красивое платье, поэтому…

— Она его вернула? — перебил ее Адам.

— О Господи, да конечно, вернула! Что с тобой, Адам?

— Не важно. Где этот фартук?

— Фартук?

— Да, черт побери, фартук. Где он? Мэри Роуз вытаращила на Адама глаза. Ни разу в она не видела брата таким. Он никогда не терял самообладания, но сейчас, кажется, был весьма близок к этому. Она просто не узнавала Адама, всегда спокойного и уравновешенного.

— Почему ты так волнуешься из-за фартука? — требовательно спросила Мэри Роуз.

— Я не волнуюсь. Но ты можешь мне наконец ответить, где он?

Она нахмурилась, выказывая свое отношение к его странному поведению.

— Полагаю, висит вместе с другими на крючке в кладовке, — сухо ответила Мэри Роуз.

Прежде чем она договорила, длинные ноги Адама одолели половину кухни. Мэри Роуз пошла следом за ним к кладовой и остановилась, наблюдая, как брат судорожно срывает с крючков пальто, шляпы, шарфы и кидает на пол.

— Ты все это поднимешь и повесишь обратно, — заявила Мэри Роуз. — Адам, да что все-таки с тобой происходит?

— Где он, черт побери?

— Вон, белый, слева от тебя, с двумя кружевными карманами, — указала сестра. — Да зачем он тебе понадобился?

Адам снял фартук с вешалки, быстро осмотрел карманы и едва не закричал от радости, нащупав в одном из них клочок бумаги. Он надеялся, что в спешке Женевьев забыла телеграмму в кармане фартука. Так и вышло!

Адам вытащил лист, вышел на свет и быстро прочитал телеграмму.

— Сукин сын! — взорвался он.

— Следи за речью, — одернула его Мэри Роуз. Она придвинулась к брату, пытаясь заглянуть ему через плечо, но Адам уже свернул бумагу, и Мэри Роуз ничего не успела увидеть.

— Что это?

— Телеграмма.

— Это телеграмма Женевьев, — с укором сказала она. — Я стояла у нее за спиной, когда Кларенс вручил ей ее. Как тебе не стыдно, Адам! Разве можно читать чужие телеграммы?

— А я уверен, что он просто обязан прочитать эту телеграмму, — произнес Коул, который подошел абсолютно неслышно и остановился позади сестры. — От кого она, Адам?

— От женщины по имени Лотти.

Адам неохотно взглянул на Коула; по глазам брата тот понял, что дело очень серьезное. Мэри Роуз, казалось, ничего такого не замечала.

— Я знаю, что произошло, — заявила она. Адам обернулся к ней:

— Знаешь?

— Да.

— И никому не сказала?!

— Не кричи на меня! — возмутилась она. — Женевьев говорила мне, что у ее подруги вот-вот должен родиться ребенок. Эта подруга обещала, что ее муж сообщит Женевьев, кто родился — мальчик или девочка.

— И все? — разочарованно проговорил Адам. Мэри Роуз кивнула.

— У нее родилась девочка, — удовлетворенно сказала она. — Не понимаю, почему ты так расстроился из-за того, что…

Она осеклась, так как Коул положил ей руки на плечи, заставляя внимательнее всмотреться в лицо Адама.

Брат казался совершенно разъяренным.

— Неужели так плохо? — спросил Коул.

В ответ Адам протянул телеграмму. Коул прочел вслух:

— «Спасайся. Они знают, где ты. Они гонятся за тобой».

— О Боже! — вскрикнула Мзри Роуз. Коул присвистнул:

— Сукин…

— Но почему? Кто может желать зла такой замечательной девушке? — недоумевала Мэри Роуз.

— Кажется, ты говорил, будто у нее нет никаких проблем, — рассеянно произнес Коул.

— Женевьев сама так сказала, — пробормотал Адам.

— Она солгала.

— Ясное дело, солгала. — Мэри Роуз покачала головой. — Наверное, у нее есть для этого весьма веские причины, если она не захотела втягивать вас в свои дела.

— Мы уже втянуты, — заметил Коул, — ведь она получила эту телеграмму в нашем доме.

— За эту неделю мы стали с ней настоящими подругами. Я думала, она мне доверяет… И потом… Женевьев вела себя, словно ей совершенно нечего опасаться и ничто В мире не угрожает. Ты поедешь за ней, Адам?

— Да.

— Мама Роуз тоже захочет, когда все услышит.

Адам сурово посмотрел на сестру.

— Она ничего не услышит. Совершенно ни к чему волновать ее.

Мэри Роуз торопливо кивнула.

— Ты прав. Я ничего ей не скажу.

Адам двинулся к двери, но Мэри Роуз удержала его за руку.

— Почему ты такой сердитый?

— Чертовски не вовремя все бросать и гнаться за ней, тем более что совершенно неизвестно, в чем суть дела. Коул, тебе придется отложить поездку в Техас до следующей недели и остаться в Роуз-Хилле.

— Конечно, — заверил Коул брата.

— Если кто-то явится сюда искать Женевьев…

— Я знаю, что делать.

Через пятнадцать минут Адам выехал из Роуз-Хилла на поиски Женевьев Перри, которая, судя по всему, оказалась в опасной близости от настоящей беды.

Глава 5

Женевьев храбрилась изо всех сил. Она сидела у костра, подобрав под себя ноги и держа в одной руке ружье, а в другой — толстую палку. Ночь была черная, беззвездная, за кругом огня стояла непроглядная тьма. Женевьев никогда не боялась темноты, даже в детстве. Да и чего ей было бояться — она жила в центре города, в красивом, респектабельном доме с надежными замками на дверях, окруженная заботой и любовью родителей. Но сейчас… Она чувствовала себя совершенно беспомощной — одна посреди леса, кишащего дикими зверями, которые наверняка рыскают в поисках добычи. Правда, пока она, к счастью, не видела ни одного хищника, но знала: они там, в темных зарослях.

Ночной лес был полон жизни, и звуки этой жизни казались Женевьев невероятно громкими и пугающими. Хрустнула ветка. Девушка вздрогнула и начала тревожно озираться, уверенная, что к ней подкрадывается какое-то животное. Она молила Бога, чтобы этот зверь был не больше и не опаснее кролика.

Одному Богу известно, что она станет делать, если в ее лагерь забредет горный лев. От мысли, что она может оказаться добычей дикого зверя, Женевьев стало нехорошо. В голове возникли страшные картины собственной смерти: ей мерещилось, как острые звериные зубы рвут ее тело на части, как она истекает кровью…

Чтобы отвлечься от мрачных мыслей, Женевьев громко запела свой самый любимый церковный гимн, пока вдруг не поняла, что он посвящен смерти и искуплению грехов. Девушка умолкла; прислонившись спиной к дереву, она вытянула ноги, скрестила лодыжки и приказала себе немедленно успокоиться. Ей предстоит бессонная ночь, и она должна выдержать, не смыкать глаз ни на минуту, иначе…

Женевьев не слышала, как подошел Адам. Только что она была в полном одиночестве, и вот он сидит рядом с ней с оружием в руках.

Пораженная, она невольно вскрикнула и взвилась, словно пружина. Ударившись головой о толстую ветку дерева, Женевьев снова вскрикнула, уже от боли. Казалось, сердце ее подпрыгнуло и застряло где-то в горле. О небо, как Адам мог подкрасться к ней настолько бесшумно? Когда она сможет выговорить хоть слово, то непременно спросит его об этом.

Адам между тем молча положил ружье на землю. Несколько секунд Женевьев тупо смотрела на оружие, затем медленно подняла глаза на Адама.

Никогда и никому в своей жизни она так не радовалась! Адам, судя по всему, не испытывал особого счастья оттого, что увидел ее: по его заметно потемневшим глазам и желвакам на скулах было видно, что он весьма и весьма зол.

Женевьев хотела кинуться ему на шею, обнять, но вместо этого нахмурила брови и прижала руку к сердцу.

— Вы меня испугали, — укоризненно проговорила она. Адам ничего не ответил.

— Я не слышала, как вы подошли, — глубоко вздохнув, призналась Женевьев.

— И не должны были.

Они смотрели друг другу в глаза; казалось, в молчании прошла целая вечность. Он пытался успокоиться, уверяя себя, что подоспел вовремя, что ничего ужасного, слава Богу, с Женевьев не случилось. От пережитого волнения и пришедшего на смену чувства большого облегчения Адама вдруг охватили гнев и радость одновременно. Ему хотелось и поцеловать Женевьев, и как следует встряхнуть ее. Но внешне он остался совершенно невозмутим.

От счастья, что больше она не одна в этом страшном, темном лесу, на глаза девушки навернулись слезы. Адам заметил это и, чтобы не смущать ее, глядя в сторону, строго спросил:

— Что вы здесь делаете?

—Сижу у костра. А вот вы что здесь делаете?

— Приехал за вами.

Ее глаза расширились.

— Но почему?

— Почему вы уехали так внезапно? — вопросом на вопрос ответил он.

Женевьев перевела взгляд на огонь.

— Почувствовала, что мне самое время уехать.

— Это не ответ, — возмутился Адам.

— Говорите тише, — прошептала Женевьев.

— Почему?

— Я боюсь… звери…

— Что звери?

— Если они нас услышат, то сбегутся сюда.

— Прежде всего звери обладают прекрасным обонянием. Они бы уже давно почуяли нас, — пряча улыбку, проговорил Адам.

— Совсем недавно я слышала рычание горного льва.

— Его бояться нечего. Он сюда не придет.

— Вы уверены?

— Абсолютно.

Женевьев облегченно вздохнула. Наклонившись к Адаму, она прикоснулась к его руке и проговорила:

— На небе сегодня ни единой звездочки. — Она запрокинула голову и посмотрела вверх.

— Почему вы уехали на ночь глядя и ни с кем не попрощались? Почему вы так спешили? — доброжелательно, но упорно продолжал спрашивать Адам. Он знал почему, но ему было интересно, скажет ли она правду. Если да, то это что-то новое, подумал он и, насупившись, с досадой покачал головой: какая же она искусная лгунья!

Заметив его хмурый вид, Женевьев решила, что играет с огнем, и напряглась.

— Я знаю, вы сердитесь, но…

— Да, сержусь, — оборвал ее Адам.

— Почему?

— И вы еще спрашиваете? Да вы хоть понимаете, что такой красивой девушке крайне опасно ехать ночью и без сопровождения?! Вам что, жить надоело? Я считаю вас достаточно разумной, а потому не могу взять в толк, почему вы сделали такую глупость. Ей-богу, не могу…

— Я способна позаботиться о себе сама! И если вы проделали столь неблизкий путь только для того, чтобы высказать мне свое мнение, то напрасно потратили время. Отправляйтесь обратно.

Женевьев старалась говорить сердито, в тон Адаму, но внутри у нее все дрожало от радости. Он сказал, что она красивая! И произнес это так уверенно, будто говорил о неоспоримом факте. Адам удивил ее. Еще никто и никогда не называл ее красивой, и сама она отнюдь не считала себя таковой. Наоборот, Женевьев казалось, что все в ней не так — чересчур высокая, чересчур худая, с чересчур короткой стрижкой… Но Адам думал по-другому.

Женевьев вздрогнула и, придав лицу отсутствующее выражение, уставилась в темноту. Он не должен прочесть ее мысли!

Она глубоко вздохнула. «Вздох удовлетворенной женщины, — подумал Адам и тут же чертыхнулся про себя: — Нашел время для подобных мыслей!»

— Может, вы все-таки объясните мне, почему сорвались на ночь глядя и не сказав никому ни слова? — почти прорычал он.

Что ж, она потом подумает о чем-нибудь приятном, решила Женевьев.

— Во-первых, я никуда не сорвалась, а просто уехала, и не на ночь глядя, а вечером. А во-вторых, я хотела попрощаться, но у меня совсем не было времени.

— Ну конечно, — с иронией протянул он. — Не хотите ли вы поведать мне причину такой спешки?

— Нет! — отрезала Женевьев.

Ее резкий ответ не понравился Адаму, но он сдержался и спокойно сообщил:

— Вы кое-что оставили.

— Я? Я ничего не…

— Телеграмму.

Она закрыла глаза.

— Вы прочитали ее?

— Да, прочитал, и…

Он не успел договорить: Женевьев услышала тихий шорох, схватила обеими руками палку и вперилась в темноту.

— Мне кажется, там кто-то есть. Слышите? Вот опять…

— Это ветер шелестит листьями.

— Я не уверена, — прошептала Женевьев.

— Зато я уверен. Вам, видимо, редко приходилось ночевать одной в лесу? — раздраженно спросил он.

— Что вы! Совсем не приходилось! Для меня это настоящее приключение.

— Вы дрожите.

— Сегодня прохладно. К тому же… Честно говоря, перед вашим приходом я была немного испугана. А теперь успокоилась. Я рада, что вы здесь, Адам, хотя вы и сердиты на меня.

— Город находится меньше чем в пяти милях отсюда. Гаррисоны — по-настоящему хорошая, добрая пара — живут в предместье. Они сдают комнаты. Если вы спросите…

— Я не могу позволить себе тратить деньги, — перебила Женевьев. — Поездка в Роуз-Хилл обошлась дороже, чем я ожидала. И потом, разве это приключение — снять комнату на ночь? Я познаю жизнь. А не собираюсь, как вы, только читать о ней.

Адам пропустил колкость мимо ушей.

— Мне кажется, вы могли бы уже положить свою дубинку. Интересно, для чего она вообще вам понадобилась?

Женевьев отшвырнула палку и смущенно проговорила:

— Ну-у… на тот случай, если сюда явятся дикие звери…

Адам не засмеялся, но посмотрел на нее как на сумасшедшую. Она пожала плечами.

— По-моему, я неплохо придумала…

— У вас еще есть оружие, — напомнил Адам.

— Знаю, но я надеялась обойтись без стрельбы. Ведь это я вторглась во владения диких зверей, а не они в мои. Это их дом.

— Вы когда-нибудь раньше стреляли?

— Нет.

Адам вскипел. Просто чудо, что он нашел ее живой! Да есть ли у нее в конце концов мозги?

— Снова собираетесь прочитать мне лекцию? — увидев выражение его лица, насмешливо спросила Женевьев.

— Вам нельзя оставаться здесь. Вы совершенно беспомощны. Почему вы не сказали мне правду в Роуз-Хилле? Зачем солгали?

— Я не хотела вас обманывать…

— Но сделали это, не так ли/

Женевьев отодвинулась от него подальше и снова прислонилась к дереву.

— Мои проблемы вас не касаются. Вас попросили поехать за мной братья?

От нелепости вопроса он едва не рассмеялся.

— Я отправился за вами по собственной воле. Ответьте наконец, кто вас преследует?

— Кроме вас?

— Ответьте мне, Женевьев, — почти угрожающе повторил он.

— Никто. — Она покачала головой и стиснула руки на коленях.

— Вы когда-нибудь говорите правду? — рявкнул он.

— Да, обычно я так и делаю, — ответила девушка. — Но сейчас иной случай. У меня трудности, и я не хочу, чтобы вы ввязывались во все эти дела.

— Слишком поздно. Я уже ввязался. И вы расскажете мне все!

— Нет. Вы не вправе вмешиваться в мою жизнь. И потом: вас могут ранить или даже, упаси Господи, убить. Я не могу этого допустить. Чем меньше вы знаете, тем лучше. Я сама во всем разберусь.

— Судя по телеграмме Лотти, ваш преследователь явится в Роуз-Хилл. Стало быть, у меня далеко не праздный интерес.

— Нет, на ранчо меня никто искать не станет — ведь я оттуда уехала. И к тому же я сделала вид, будто из Блю-Белл направилась на запад, а сама двинулась на юг.

— А кто такая Лотти?

— Подруга. Пела вместе со мной в хоре. Она очень славная, но имеет склонность впадать в панику из-за каждого пустяка.

— Неужели?

— Ну поверьте же, Адам, никто не хочет причинить мне вреда. Честное слово.

Он взял ее за руку.

— И все же откройте мне правду: кто за вами гонится?

— Проповедник за мной гонится, — устало произнесла Женевьев и вздохнула: она поняла, что Адам все равно не отстанет от нее, как дьявол от души грешника.

Адам поднял бровь.

— Проповедник?

— Его зовут Эзекиел Джонс. Имя вымышленное. Однажды он якобы услышал голос свыше, после чего решил, что теперь ему требуется более солидное имя. Так он стал Эзекиелом. Он проповедовал в той церкви, которую я регулярно посещала… Кажется, я уже упоминала, что и ваша мама Роуз ходила в ту же самую церковь; там мы и познакомились. — Женевьев подумала, что бы еще добавить. — Я никогда не спрашивала ее об этом, но уверена, что ей нравился Эзекиел. Его все любили. Он говорил очень вдохновенно.

По щеке Женевьев скатилась слеза. Адам обнял девушку за плечи и привлек к себе.

— Но почему этот проповедник гонится за тобой? — прошептал он.

— Я пела у него в хоре.

Он еще теснее прижал Женевьев к себе. Да, надо иметь ангельское терпение, чтобы добиться от нее правды! Ну что же, настойчивости и упорства ему не занимать, так что отмолчаться ей не удастся.

— Он преследует тебя, потому что ты пела у него в хоре? Странно. И что же он хочет с тобой сделать?

— Да ничего он не хочет со мной сделать, — упрямо пробурчала девушка". — Ну… наверное, он просто пытается вернуть меня в хор.

— Почему?

— Я для него надежный кусок хлеба. Когда я пою в хоре, церковь переполнена.

— Ага, теперь все ясно. И прихожане больше жертвуют, да?

Женевьев кивнула.

— Людям нравится мой голос, — запинаясь, проговорила она и зарделась от смущения.

— Я их отлично понимаю.

Женевьев улыбнулась.

— Знаешь, с тобой я чувствую себя в полной безопасности, — немного помолчав, сказала она.

Адам засмеялся. Теперь, когда Женевьев ему все объяснила, он немного успокоился и меньше сердился. Ее беда — вовсе не беда, а так, небольшая неприятность, и он быстро со всем этим разберется.

— Ах вот как… Если бы ты знала, с какими мыслями я сюда ехал, ты бы так не говорила.

Женевьев не поняла, поддразнивает он ее или говорит серьезно.

— И что же ты думал? — осторожно спросила она.

— Не важно. Лучше признайся, все ли ты мне рассказала.

— Конечно.

— Ничего не утаила?

— Боже, какой ты подозрительный! — вздохнула Женевьев. — Я ничего не скрыла. Ничего. Ты знаешь все, что тебе надо знать, — добавила она.

— Если ты действительно рассказала мне правду…

— Разумеется, — прервала она Адама.

— …то проблема решается очень просто, — убежденно закончил он. — Не могу только понять, почему ты не рассказала мне про Эзекиела в Роуз-Хилле.

— Я уже объяснила, почему не доверилась тебе: не хотела впутывать в свои дела. Видишь ли, Эзекиел Джонс не очень хороший человек. Для него не существует слова «нет».

— А ты отказалась вернуться в хор?

— В том-то и дело.

— И что же?

— Он запер меня в комнате.

— Неужели он так поступил с тобой? — Голос Адама звучал кротко, но от него веяло ледяным холодом.

Его взгляд испугал Женевьев; она снова подумала, каким опасным противником он, наверное, может быть, и порадовалась тому, что он на ее стороне.

— Да, — тихо ответила девушка. Она зябко повела плечами, потерла руки и добавила: — Чтобы удрать от него и двух его прихвостней, мне пришлось вылезти в окно. Я порвала свою самую лучшую юбку.

— Жаль, что не сказала об этом раньше. Если не хотела довериться мне, могла бы поговорить об Эзекиеле с Харрисоном. Он юрист и с помощью закона, несомненно, сумел бы поставить этого человека на место. Но я скорее мог бы оградить тебя от преследования и угроз Эзекиела, — спокойно заявил Адам.

— Каким образом? — Женевьев с волнением ждала ответа, но Адам ничего не стал объяснять, и она, протестующе подняв руку, проговорила: — Я не хочу, чтобы ты что-то предпринимал! Может быть, Эзекиелу неизвестно, где я сейчас нахожусь, а добравшись до Солт-Лейк и сев на нью-йоркский поезд, я избавлюсь от него раз и навсегда.

— Женевьев, если я нашел тебя довольно легко, то почему это не может сделать проповедник?

— Потому что ты большую часть жизни провел в горах, знаешь здесь каждую тропку, а Эзекиел — человек городской. Так что тут он меня не найдет. И гнаться за мной аж на восточное побережье только для того, чтобы вернуть меня в хор, тоже не станет.

— Между прочим, Солт-Лейк не за углом. Сначала надо попасть в Грэмби, потом в Джанипер-Фоллз, затем повернуть на юг, миновать Миддлтон, дальше ехать на восток через Кроуфорд и уже оттуда прямиком в Солт-Лейк. Если не лететь сломя голову, то это верные четыре дня пути, и в любой точке Джонс может тебя поймать.

— Но он за мной не…

— Тебя встревожило бы известие о том, что он находится в одном дне пути от тебя?

— Еще бы! Этот тип способен на любую подлость. А ты почувствовал бы, что он меня преследует?

Почувствовал — не то слово. Он бы знал: в этом она может быть уверена. Слишком давно он живет в этих местах и изучил их как свои пять пальцев; кроме того, ему подсказало бы о грозящей ей опасности шестое чувство, которое выработалось с годами. Он ощутил бы погоню каждой клеточкой и непременно проверил бы, не обманывает ли его инстинкт.

Впрочем, «бы» здесь ни при чем… Адам, не желая тревожить и без того уставшую и измученную Женевьев, не стал говорить ей, что знал совершенно точно: Эзекиел и два его приспешника идут по ее следам. Джонс наверняка не ориентировался в здешних местах, но один из его людей явно хорошо знал все тайные тропы, и если бы Женевьев осталась здесь, эта троица поймала бы ее не позднее завтрашнего дня.

Она ждала ответа на вопрос, но Адам заговорил совсем о другом.

— Ты могла бы поехать от Грэмби до Солт-Лейк в Дилижансе. У тебя хватит денег на билет? Ты говорила, что сильно потратилась.

— У меня есть деньги только на поезд.

Ты должна сесть в дилижанс. Я отдам тебе все, что у меня с собой. Правда, сумма невелика: когда я выехал Блю-Белл, банк был закрыт, а дождаться его открытия не было времени.

Женевьев зевнула, извинилась, а потом заявила, что не возьмет у него ни цента.

— Я никогда ни у кого не одалживала денег и не собираюсь это делать впредь, — стараясь говорить твердо и строго, произнесла она. Женевьев клонило ко сну, и конец фразы она пробормотала вполголоса, голова ее опустилась на плечо Адама.

Он попытался сосредоточиться на разговоре, но тепло прильнувшего к нему тела Женевьев на мгновение заставило его забыть обо всем. Он жадно вдыхал исходивший от нее аромат. Как он и предполагал, кожа Женевьев оказалась удивительно гладкой и шелковистой на ощупь — пальцы Адама пробежали по ее руке, и он улыбнулся, почувствовав ее дрожь.

Мягкая, как котенок, и упрямая, как мул.

— Я так рада, что ты догнал меня! Мне очень жаль будет расставаться с тобой в Грэмби. Хоть это и далековато, ты проводишь меня туда, — сонно проговорила Женевьев.

— Неужели? — с мягкой иронией спросил он.

— Но ты же сам будешь волноваться за меня, если не доедешь со мной до Грэмби. Отнесись к этому как к приключению, Адам.

— Ты любишь приключения?

— Очень.

— Тогда ты должна быть просто счастлива, что не вышла замуж. Тебе сначала надо перебеситься.

— Я думаю, что стать женой хорошего человека — самое замечательное приключение, и, когда я такого найду, я его не упущу.

Адам пожалел, что заговорил о ее замужестве. Мысль о каком-то другом мужчине, с которым у Женевьев будет такое приключение, как брак, вызвала раздражение. Сам не зная почему, Адам считал ее своей собственностью.

— Поспи немного, Женевьев. Ты устала.

Она закрыла глаза.

— Я не спала почти двое суток.

— Надеюсь, ты не собираешься делать это сидя? У тебя есть дорожная постель?

— Да, но я не хочу разворачивать ее.

— Не глупи, давай я приготовлю.

— Нет! — панически закричала она и положила ему на бедро руку, не давая встать.

— Но почему? — спросил Адам, озадаченный странной реакцией.

— Змеи! — выпалила Женевьев.

— Что ты имеешь в виду?

— Они заползут под одеяло и свернутся в ногах.

— С тобой такое случалось?

— Нет, но вполне может. Я не хочу испытать ничего подобного. Мне очень удобно спать сидя. Пожалуйста, не надо никакой постели! Я целый час укладывала вещи, зачем ворошить их снова?

Адам со вздохом подчинился. Она хочет сидеть всю ночь? Что ж, прекрасно, пусть сидит.

— Ты чересчур упряма, — недовольно буркнул он.

— Не упряма, а благоразумна.

Адам недоверчиво фыркнул. Женевьев, не обратив на это внимания, прикрыла глаза, решив попытаться заснуть.

Адам сначала позаботился о своей лошади, а потом расстелил походную постель возле костра. Он подбросил веток в огонь, растянулся на одеяле, положив руки под голову, и уставился в черноту неба, думая о том, как разделается с преподобным Эзекиелом и его дружками.

— Адам?

— Я думал, ты заснула.

— Почти, — прошептала Женевьев. — Можно задать тебе один вопрос?

— Разумеется.

— Ты когда-нибудь думал жениться на мне?

— Нет.

Его ответ был быстрым и предельно откровенным, но она, казалось, ничуть не обиделась.

Адам смежил веки, но она снова заговорила:

— А я мечтала о тебе…

Глава 6

Проводить Женевьев до Грэмби было самое большее, что он мог сейчас для нее сделать. Она совершенно права: не поехав с ней до Грэмби, он бы очень волновался, да и семья доняла бы его упреками, узнав, что он не проводил Женевьев и не посадил в дилижанс. Адам подумывал, а не увезти ли ее обратно в Роуз-Хилл и не предложить ли Харрисону начать дело против Джонса и его приспешников, дабы оградить Женевьев от неприятностей, но был абсолютно уверен, что девушка снова сбежит, и уж тогда Эзекиел точно ее поймает.

Адам чувствовал ответственность за Женевьев, оказавшуюся в полном одиночестве. Вольно или невольно, но теперь он связан с ней и, хотя это вовсе не в его характере, причастен к ее жизни.

Женевьев мечтала о нем!.. Адам не мог прийти в себя от ее ошеломляющего признания. Потеряв дар речи, он уставился на девушку, ожидая объяснения столь странных слов. Но вместо этого Женевьев заснула.

Она не проснулась, когда Адам поднял ее на руки и перенес на свою постель. Он уложил ее и сел рядом. Сняв ботинки, вытянул ноги, привалился спиной к дереву и закрыл глаза.

Даже спящая, Женевьев не оставляла его в покое. Вот она повернулась и невольно прижалась к его боку; только он задремал, как ее рука упала ему на колено. От неожиданности Адам широко открыл глаза и поспешно отодвинул руку Женевьев, но не прошло и минуты, как он снова почувствовал прикосновение, только на этот раз рука легла гораздо ближе к его паху. Стиснув зубы, Адам пытался прогнать греховные мысли, неожиданно возникшие в голове, твердил себе, что Женевьев касается его не намеренно, во сне… Конечно, он мог бы перебраться на противоположную сторону костра, но какая-то неведомая сила заставляла его сидеть рядом со спящей девушкой.

Естественно, в эту ночь ему не довелось как следует выспаться.

Адам проснулся до рассвета, Женевьев проспала еще два часа. После сна она была свежа и весела, а он угрюм и явно не в духе. Все утро девушке хотелось поболтать с Адамом, но он хранил упорное молчание.

К полудню Адам пришел к выводу, что они с Женевьев разнятся, как день и ночь. Он привык идти к намеченной цели, не позволяя себе отвлекаться ни на что. Она же готова была останавливаться чуть ли не перед каждым цветком, попадавшимся на пути, чтобы полюбоваться им.

Улыбка редко освещала лицо Адама, а Женевьев постоянно смеялась. Чаще всего — над ним: с ее точки зрения, он слишком уж заботится о ее безопасности и все время сгущает краски. Со стороны казалось, что сама она ни о чем не беспокоится, порхает, словно мотылек.

И уж совсем по-разному они относились к незнакомым людям. Адам был осторожен и подозрителен. А Жененевьев — доверчива и открыта. В каждом она видела друга, радостно приветствовала его, как будто знала давным-давно, охотно болтала.

— В наше время нельзя особо доверять людям. Ты ведь сама мне это говорила в Роуз-Хилле, помнишь? — спросил он, когда они остановились, чтобы дать передохнуть лошадям.

— Помню, но я имела в виду другое. Нельзя доверять тем, на чьей стороне сила. Мы скоро доберемся до Грзмби?

— Это зависит от тебя. Если ты собираешься останавливаться и беседовать с каждым встречным, то мы не попадем туда и до завтра.

— А если я не буду это делать?

— Тогда до Грэмби всего пять часов езды. Если поторопимся, будем там к ужину.

Женевьев пришпорила лошадь и поехала рядом с Адамом.

— Если у меня есть право выбора, то я все же не прочь воспользоваться случаем и поговорить с незнакомыми людьми. Мне интересно узнать их, послушать. Думаю, тебе это тоже нравится.

Адам невольно улыбнулся:

— Мне?

— Да, — настаивала она. — Я видела книги у тебя в библиотеке и помню, что там есть несколько биографических. Значит, ты любишь читать о других людях. Я тоже люблю, но мне нравится все узнавать, что называется, из первых рук. Приятно послушать о разных приключениях, о случаях из жизни. Конечно, людей надо сначала разговорить, расположить к себе, улыбнуться, а не хмуриться и не смотреть волком. А от вооруженного человека все вообще стараются держаться подальше, ведь если что-то не по нему, он может и выстрелить. А ты еще к тому же такой огромный… Ты заметил, что встречные обходят нас стороной? Вероятно, если ты спрячешь оружие…

Адам не дал ей договорить.

— Нет! — отрезал он тоном, не терпящим возражений.

Она покачала головой.

— Тогда скажу прямо: люди тебя боятся.

Он засмеялся.

— Тебе что, хочется этого? — недоуменно спросила Женевьев.

— Вот уж о чем никогда не задумывался!.. Наверное, хочется.

— Почему?

— Они расступаются и дают спокойно пройти. Вот почему. Ладно, как бы там ни было, но, пока я не посажу тебя в дилижанс в Грэмби, я в ответе за твою безопасность.

— Нет, ты вовсе за меня не отвечаешь. Адам не собирался спорить.

— Значит, ты решила сегодня снова ночевать под открытым небом?

— Не вижу причины лететь сломя голову.

— А как насчет Эзекиела Джонса? Ты о нем забыла?

— Нет, но меня это не волнует, — беззаботно ответила Женевьев. — Он меня больше не ищет.

Самое время сказать, как сильно она ошибается, подумал Адам, но промолчал, не желая волновать девушку. Потому же если б она узнала, что он намерен поговорить с Эзекиелом, то начала бы рвать и метать от негодования. Нет, он пока ничего не станет говорить Женевьев, но постарается как можно скорее разобраться с напугавшим ее проповедником.

Девушка продолжала что-то говорить, но Адам не слышал ее, занятый своими размышлениями. Заметив наконец, что Женевьев выжидающе смотрит на него, он понял, что она ждет ответа на какой-то вопрос, и попросил повторить его.

— Я сказала, что у меня нет каких-то конкретных планов, но у тебя, наверное, есть. Держу пари, дома у тебя сотня дел, и все ждут твоего возвращения.

— У меня всегда есть дела.

— Может быть, твои братья сами справятся с работой на ранчо? Они, вероятно, рады, что ты наконец-то хоть куда-то уехал. Я точно знаю, ты не был нигде, кроме гор.

— Откуда?

— Читала твои письма к маме Роуз — я же тебе говорила. Ты по самые уши влез в строительство и совершенно забыл о своей мечте. Между прочим, Адам, я наверстаю упущенное время в дилижансе или без него. У меня прекрасная лошадь, — добавила она и, наклонившись в седле, погладила животное.

— Я был мальчишкой, когда писал те письма. И ты поедешь о дилижансе.

— Большинство писем ты и правда писал мальчишкой, но там были и не такие старые, всего лишь двухлетней давности.

Адам равнодушно пожал плечами. Некоторое время они ехали молча, каждый думал о своем. Милях в пятнадцати от города они обогнали семейство, которое плелось за фургоном с пожитками. На гребне холма Жеяевьев внезапно Резко развернула кобылу и поскакала обратно. Адаму ничего не оставалось, как отправиться следом.

Он догнал ее в тот самый момент, когда она приглашала незнакомцев пообедать. Их было пятеро — молодая пара с двумя девчушками лет пяти-шести и старик. Адам решил, что это дедушка и патриарх семейства. Малышки с восторгом уставились на Женевьев, а мать посмотрела на дедушку, ожидая его слова. По ее лицу было видно, как отчаянно ей хочется услышать его согласие.

Двое мужчин внимательно изучали Адама. Тот, что помоложе, загородил дочерей. Этот жест не ускользнул от Адама. Если бы у него были дети и к нему подъехал незнакомец с ружьем наперевес, он, наверное, поступил бы так же — лучше перестраховаться, чем потом жалеть.

Но малышки нисколько не испугались. Они хихикали, выглядывали из-за отцовской спины, таращась на Женевьев.

— Адам, это мистер Джеймс Медоуз и его семейство.

Старик вышел вперед и подал Адаму руку. Он был высокий, болезненно худой, с белыми, как снег, волосами, лет шестидесяти пяти — семидесяти.

— Рад познакомиться с вами, сэр, — пожав протянутую руку, дружелюбно сказал Адам.

— Обычно все зовут меня просто Джеймс. Можете и вы обращаться ко мне по имени, — произнес старик с сильным южным акцентом. — Это мой сын Уилл и его жена Элли. А те две болтушки — Энни и Джесси. Сами видите, близняшки, — с гордостью добавил он. — Джесси — та, у которой выпал передний зуб.

Адам и Уилл обменялись рукопожатием. Уилл шагнул вперед — пожать руку Адаму. Окинув взглядом широкоплечего, крепкого сложения Уилла и отметив бугрящиеся мускулы предплечий и обветренную, прокаленную солнцем кожу, Адам решил, что тот, несомненно, занимается тяжелым физическим трудом.

— Вы грабитель? — хмуро спросил Уилл.

— Нет, я фермер.

Уилл недоверчиво посмотрел на Адама. Женевьев взглянула на него, причем в глазах ее ясно читалось: «Я же тебе говорила! Видишь, какое впечатление ты производишь на людей?» — и повернулась к семейству Медоуз.

— Внешне Адам действительно смахивает на грабителя, но на самом деле он и вправду фермер. У них с братьями довольно много земли недалеко от Блю-Белл.

— У вас есть собственная земля? — Джеймс ахнул.

— Да, сэр, — ответил Адам.

Джеймс многозначительно кивнул сыну.

— Не нужны ли вам лишние руки? — спросил тот, стараясь не выказывать излишней заинтересованности.

— Они всегда нужны, — спокойно ответил Адам. — А вы ищете работу?

— Да, сэр, ищу, — ответил Уилл. — Я могу трудиться целый день, делать все, что скажете, и не отступлюсь, пока не закончу. Я хороший работник, сэр, я очень сильный.

— Работа на ранчо тяжелая, — предупредил Адам.

— Я этого не боюсь, — ответил Уилл.

— Тогда можете считать, что работа у вас уже есть, — сказал Адам.

— Мы решили переехать на новое место, потому что на юге нам больше дела не нашлось, — объяснил Уилл. — А где ваше ранчо?

Адам рассказал, как попасть в Роуз-Хилл.

— Чтобы добраться туда пешком, вам понадобится добрых две недели. К тому времени я должен вернуться, но если меня не будет, скажите моему брату Коулу, что я вас нанял.

— Не будет никаких проблем, — пообещал Уилл.

Жена схватила его за руку и обняла. У нее в глазах стояли слезы, и она отчаянно моргала, стараясь запить их обратно.

— Я тоже могу быть вам полезен. Может, наймете и меня? — робко спросил Джеймс.

— Почему бы нам не продолжить разговор за едой? — предложила Женевьев.

Казалось, Джеймс заколебался, и Адам догадался о причине. Вероятно, у семейства нелегкие времена. Судя по обтрепанной одежде, которая давно просится на помойку, они совсем на мели и явно не имеют ни цента. Малышки топали босиком, ноги их запылились, но сами девчушки были безупречно чистенькие.

— Мы хотели устроить небольшой пикник, — сказала Женевьев. — Нам будет очень приятно, если вы присоединитесь к нам. Мы взяли с собой множество припасов, не пропадать же им? Правда, Адам?

Семейство напряженно ожидало его ответ.

— Разумеется, — мягко проговорил Адам.

— Мы рады составить вам компанию, — кивнул Джеймс.

Уилл и Элли улыбнулись. Женевьев просияла от удовольствия, и Адама тронула ее забота о Медоузах. Как и он, девушка, несомненно, заметила, что семья пребывает в крайней нужде, и решила принять в них участие. А ему и в голову не пришло предложить им перекусить вместе… Великодушие и сострадание Женевьев к чужой беде заставили Адама смириться. Он больше не корил девушку за то, что они теряют время, останавливаясь в пути…

Пока Адам занимался лошадьми, Элли помогла Женевьев расстелить на земле скатерть и разложить сыр, солонину, бисквиты, яблоки, сушеные бананы, сахарное печенье на десерт. Они пили, холодную воду из ручья. Хотя еды было полно, Женевьев почти ни к чему не притронулась. Она вообще мало ела. Казалась, девушка вполне обошлась бы кусочком бисквита. Когда все насытились, Женевьев уговорила Медоузов забрать остатки продуктов с собой, уверяя, что если они не возьмут, то она просто все выбросит.

— Как вам удалось стать хозяином ранчо? — спросил Джеймс.

Адам не привык рассказывать о своей жизни. Пожав плечами, он коротко пояснил, что для этого пришлось здорово потрудиться, да еще помогла удача. Однако Женевьев думала иначе и решила более подробно поведать Медоузам историю его успеха. Адам настолько удивился, что даже не остановил девушку. Она знала о нем абсолютно все! Еще бы, прочитав все его письма и. наслушавшись рассказов Роуз! Его потрясла ее память; Женевьев упоминала такие мелкие подробности, которые он сам забыл. Она говорила Долго и эмоционально, а когда закончила свое романтическое повествование, он с трудом узнал себя в его герое — таким сильным, мужественным, упорным, умным и целеустремленным она его представила.

Медоузы слушали как зачарованные. Они смотрели на Адама, вытаращив глаза, будто видели золотой нимб вокруг его головы. Адам бросил на Женевьев такой красноречивый взгляд, что можно было не сомневаться: как только они останутся наедине, она свое получит. Девушка лишь простодушно улыбнулась в ответ на это молчаливое предупреждение…

Адам считал, что теперь им пора прямиком отправляться в Грэмби. А Женевьев хотелось поболтать еще немного. Уилл и Джеймс наперебой расспрашивали про Роуз-Хилл. Пока Адам отвечал, Женевьев тихо сидела в сторонке. Потом, дождавшись паузы, предложила Адаму выдать Уиллу и Джеймсу аванс, подтвердив тем самым, что они приняты на работу.

И снова Адама удивили ее деликатность и такт. Этой семье нужны деньги на еду. Понимая, что Медоузы, желая сохранить гордость и достоинство, ни за что не примут их просто так, девушка нашла способ помочь семейству, не обидев. Джеймс и Уилл запротестовали. Женевьев, опасаясь, что Адам не согласится с ее предложением, положила свою руку на его и легонько стиснула.

— Если вы согласны на меня работать, то должны взять аванс, — твердо сказал Адам.

— У вас в Роуз-Хилле так положено? — спросил Уилл.

— Да, — поспешно ответила Женевьев.

Адам протянул каждому из мужчин по двадцать долларов.

— Жду вас на ранчо к концу месяца.

Они ударили по рукам. Адам велел Женевьев подниматься — они наконец должны ехать.

Но следующее замечание Джеймса Мсдоуза все изменило.

— Адам, у вас такой же благородный взгляд, как у президента Авраама Линкольна, говорю вам это как очевидец. Да, сэр, именно так.

— Вы видели Линкольна? — изумленно спросил Адам.

— Точно.

Адам захотел услышать об этом во всех подробностях, ибо считал Линкольна самым великим оратором и президентом всех времен и народов. Он снова сел и целый час увлеченно внимал рассказу Джеймса о его замечательной встрече с Линкольном.

— Он ехал в Геттисберг, — говорил Джеймс. — Это было ужасное время. Война уже забрала жизни сотен молодых парней. Многие люди остались без крова, без земли… А когда война закончилась, все хлынули в города — искать работу. Да-а, тяжелые были времена, но потом стало немного лучше.

— Сейчас снова все плохо, — вставил Уилл.

— Из каких Вы краев? — спросил Адам.

— Норфолк, Вирджиния. Самое чудесное место во всей стране! — горделиво сказал Джеймс.

— Роуз-Хилл тоже очень приятное место, — заметила Женезьев. — Уверена, вам оно понравится, и очень скоро вы будете считать городок Блю-Белл своим домом.

— Думаю, так и будет, — тепло улыбнувшись ей, согласился Джеймс и снова повернулся к Адаму, желая узнать, случалось ли ему когда-нибудь заезжать в Геттисберг.

— Нет, никогда, — ответил Адам.

— Мне довелось побывать на полях сражений, — заявил Джеймс.

Адам захотел послушать и про это. Он был изумлен памятью Джеймса, который без запинки сыпал названиями и датами, помнил все детали, даже знал такие, о которых Адам никогда не читал в книгах.

Пока мужчины говорили о войне, близняшки забрались на колени к Женевьев. Она расчесала им волосы, вплела в косички розовые ленты; которые выдернула из рукавов платья, и завязала бантики. Элли сидела рядом. Они с Женевьев о чем-то шептались, Женевьев время от времени кивла. Услышав, как одна из девочек сказала, что Женевьев красивая, Адам мысленно согласился с малышкой.

Было почти три часа дня, когда Адам наконец сказал что пора двигаться дальше, и они с Женевьев направились к лошадям. Джеймс пошел следом.

— Простите за любопытство, давно ли вы женаты? Вы ведь молодожены, не так ли?

Женевьев засмеялась. Адам нахмурился.

— А почему вы решили, что мы молодожены? — спросила она.

— По тому, как он на вас смотрит, — объяснил Джеймс.

— И как же я на нее смотрю? — поинтересовался Адам.

— Так, словно вы еще не слишком хорошо ее изучили. Вы удивляетесь, но довольны. У меня тоже так было. Я точно так же смотрел на свою, упокой, Господи, ее душу. Хотя, по правде сказать, я смотрел на нее точно так же до самой ее смерти. Если бы вы нас увидели, когда мы подбирались к тридцати двум годам совместной жизни, то вполне могли бы принять нас за молодоженов.

Девушка подумала, что ничего более приятного она никогда не слышала.

— Какую прекрасную память вы сохранили о вашей жене! — с чувством прошептала Женевьев; голос ее дрогнул, а на глазах невольно выступили слезы.

— Простите меня, я вовсе не собирался доводить вас до слез, — покаянно сказал Джеймс. — Если вы намерены провести ночь под открытым небом, вам лучше разбить лагерь у Блю-Гласе-Лейк. Красивейшее озеро, к тому там очень спокойно. Вас никто не потревожит, — добавил он, видимо, решив сменить тему.

Вопреки ожиданиям Женевьев Адам не спешил опровергнуть предположение Джеймса о том, что они молодожены. К ее удивлению, он не сказал ни слова и, даже когда она легонько толкнула его локтем, сделал вид, что ничего не заметил.

— Мы собираемся остановиться в Грэмби, — сказал он.

— А почему это озеро называется Блю-Гласс? — спросила Женевьев.

— Потому что вода его похожа на голубое стекло, — объяснил Джеймс. — Оно глубокое, но совершенно прозрачное: с берега вы можете увидеть, как в нем резвится рыба. Некоторые любят, привязав веревку к толстой ветке, которая торчит из воды, раскачиваться на ней, стараясь прыгнуть как можно дальше. Думаю, вы сумели бы с помощью такого нехитрого сооружения нырнуть в середину озера. Мои внучки еще робеют совершать подобные подвиги, а Уилл и Элли не склонны к этой забаве.

Женевьев просительно взглянула на Адама, и он тут же отрицательно покачал головой. — Ну пожа…

— Нет! — оборвал он ее. — Мы едем в Грэмби.

Глава 7

От великолепия Блю-Гласс-Лейк захватывало дух.

Джеймс Медоуз нисколько не преувеличил, но Женевьев удивило, что он не упомянул о деревьях, которые по красоте и величию не уступали самому озеру. Словно высоченные стражи, они окружали воду со всех сторон. Кое-где их толстые стволы стояли так плотно, что между ними невозможно было пробраться. Длинные ветви причудливо переплелись, образовав над поверхностью воды очаровательную арку. Солнце играло на листьях, и под легким ветерком они сверкали, как алмазы.

Адам сказал, что этим дубам самое малое сто лет. Он сидел на земле, положив ружье на колени и привалившись к толстому стволу дерева, с улыбкой наблюдая за тем, как. Женевьев старается подпрыгнуть и ухватиться за веревку, привязанную к одной из нижних веток.

Пышные юбки мешали девушке, и, сделав еще несколько тщетных попыток, она бросила эту затею.

— Ну, теперь ты рад, что мы все-таки дали такой крюк и завернули на озеро? — спросила девушка.

— Просто счастлив — ведь ты вконец загнала меня, поддразнил он ее.

— Представь, что ты мог бы не увидеть этого великолепия! — воскликнула она, обведя руками вокруг. — Здесь настоящий рай!

Адам молча согласился. Он чувствовал себя так, словно попал в волшебную страну, расцвеченную трепетными весенними красками.

Адам взглянул на Женевьев и подумал, что окружающая природа служит чудесным обрамлением красоте девушки. Женевьев была сейчас так хороша, что у него перехватило дыхание.

— О чем ты думаешь? — спросила девушка, усаживаясь возле него и расшнуровывая ботинки. Почувствовав, что Адам колеблется с ответом, она быстро взглянула на него.

— О том, как глубоко ты чувствуешь красоту. И о том, что ты многое умеешь ценить.

— Научилась, — спокойно ответила она.

— Каким образом? — спросил он.

Женевьев пожала плечами, сняла один ботинок и взялась за другой.

— Семья, — прошептала она. — Столько людей проживают жизнь словно слепые. Они интересуются только собой и думают лишь о своих желаниях и страстях. Замыкаются в собственном крохотном мирке и только потом, когда уже слишком поздно, начинают понимать, как важны им были их близкие.

— Ты это испытала? — спросил он.

— Да, — ответила она. — Я была так занята собой, что у меня не оставалось времени для тех, кто меня любил. А теперь они ушли.

Услышав в голосе Женевьев печаль, Адам успокаивавшим жестом положил руку ей на плечо; когда девушка прильнула к нему, он уже уверенно обнял ее.

— Не сомневаюсь: твоя семья очень гордилась тобой, — тихо сказал Адам.

— Да, мои родные гордились мной, но я не думаю, что они меня понимали. Я редко приезжала домой, никогда не оставалась больше, чем на ночь или две. Была всегда одета по последней моде и пыталась держаться как искушенный человек. Я называла родителей «дорогая мама», «дорогой отец» и сейчас, оглядываясь назад, понимаю, как они были со мной терпеливы. Сама не знаю, на кого я пыталась произвести впечатление — на них или на себя. Я никогда не утруждала себя размышлениями об этом — слишком была занята погоней за славой и удачей. — Женевьев сокрушенно вздохнула и добавила: — Какая пустая трата времени!..

— Я уверен, что они тебя понимали.

— Возможно, — задумчиво сказала она. — А вот я их не понимала. Или не хотела понять. Мой отец посадил перед домом сад, и каждый вечер после ужина они с мамой шли туда работать и часами копались на клумбах, поливали, пололи, подрезали… Это был прекрасный, замечательный сад, в котором росли все цветы, какие только можно себе представить. Забор был весь увит красными розами. Красные розы!.. Тогда я считала, что мои родители живут ужасно скучно, а сейчас…

— А сейчас?

— Мечтаю, чтобы у меня когда-нибудь был такой сад, как у них. Я не хочу проводить время впустую. Я хочу дорожить каждой минутой и научить своих детей тому же.

— Я думал, тебя манят приключения.

— Жизнь — самое захватывающее приключение, Адпм. Оглянись вокруг. Оказаться здесь — разве это не приключение? Если бы мы поторопились в Грэмби, то ничего подобного не увидели бы. Он засмеялся:

— Замечание принято.

— Мне нравится, что здесь так уединенно. Хоть и ненадолго, но это прекрасное место принадлежит нам и никому больше.

Адам согласно кивнул. Но уединение нравилось ему и по другой причине. Озеро лежало в стороне от наезженных дорог, по которым Эзекиел с дружками гонится за девушкой. Им даже в голову не придет искать ее здесь, к тому же Адам провел Женевьев к озеру через русло ручья, чтобы не оставлять следов.

Она высвободилась из его рук и сказала:

— Я, пожалуй, искупаюсь, если вода не слишком холодная. Ты не хочешь, Адам?

— Может быть, после, — ответил он.

Женевьев отвернулась, сняла носки, потом встала и побежала к воде.

— Здесь, наверное, глубоко! — крикнула она. Женевьев приподняла юбку, вытянула ногу и коснулась большим пальцем воды, которая оказалась удивительно теплой и такой манящей, что невозможно было устоять. Будь Женевьев одна, она, не раздумывая ни секунды, сбросила бы юбку и блузку и поплыла бы в нижнем белье. Но на берегу сидел Адам. Что ж, ничего не поделаешь… Женевьев повернулась к нему лицом, взмахнула руками и… Плюхнулась спиной в воду.

Вынырнув, она услышала его громкий смех. Эхо подхватило его и понесло дальше. Казалось, что хохочут великаны-дубы, стоящие у воды. Женевьев тоже с удовольствием бы посмеялась, но ей надо было удержаться на плаву. Юбки намокли и тянули вниз. Девушка не боялась утонуть, так как купалась совсем недалеко от берега, но минут через пятнадцать или около того она совершенно выбилась из сил и поняла, что войти в воду было гораздо легче, чем выйти из нее. Сделав три попытки выбраться на берег, Женевьев сдалась и позвала на помощь Адама. Тот подхватил ее одной рукой и легко вытащил из воды.

Он не отпустил ее. Боже милостивый, он пытался, но руки, казалось, жили своей собственной жизнью, отдельной от него, и не подчинялись ему: сначала они скользнули по тонкой талии Женевьев, а потом крепко прижали ее к груди.

Мокрая одежда прилипла к телу девушки, вода потоками стекала с юбки и блузки, но Адам забыл обо всем на свете. Женевьев откинула голову назад, и он думал только об одном — как не пропустить ни одного дюйма, целуя ее прелестную шею.

Почувствовав, как бьется под ее ладонями его сердце, Женевьев почти лишилась сил от нежности. О, это он виноват в ее слабости! Он так на нее смотрит, что от его взгляда по телу пробегает сладостная дрожь… Женевьев буквально тонула в темном чувственном омуте его глаз. Собирается ли он поцеловать ее? Адам сдвинул брови, и она решила, что ничего подобного он делать не намерен, но Господи, да она умрет, если он сейчас же не прикоснется к ее губам.

— Адам? — прошептала Женевьев. — Что с тобой?

Он молча покачал головой. Разве он мог признаться ей. что она пленила его с первого взгляда, что она завладела всеми его мыслями, что он не знает, сколько еще сможет сопротивляться охватившему его чувству? Нет, этому надо положить конец.

— Ты завтра уедешь, — сказал он низким сердитым голосом.

— Да, уеду, — прошептала она.

— И мы больше никогда не увидимся.

— Не увидимся, — согласилась она.

Кончиками пальцев Женевьев рисовала невидимые круги на груди Адама, и эти нежные прикосновения сводили его с ума.

— Это самое лучшее для нас обоих. — Он медленно отвел в сторону ее руки.

— Да, это самое лучшее, — словно эхо повторила она. Адам нахмурился.

— Вся моя жизнь распланирована, Женевьев. У меня нет на тебя времени.

— У меня тоже нет на тебя времени, — так же просто сказала ему Женевьев. «Обманщик, обманщик!..» — повторяла она про себя. — Адам, ты поцелуешь меня?

— Нет, черт побери.

Это был самый прекрасный поцелуй в ее жизни. Своими губами он приоткрыл ее губы, его горячее дыхание опалило ее и блаженным теплом разлилось по жилам. Закрыв глаза, она отдалась этому бесконечному поцелую: опьяненная, трепещущая, она сжимала пальцами рубашку Адама, Словно стремясь удержать, продлить это мгновение, которое, быть может, никогда не повторится…

Когда Женевьев наконец вынырнула из глубин этой всепоглощающей неги, она была совершенно обессилена и закрыла глаза. Припав к груди Адама, она прерывисто дышала, стараясь унять дрожь. Немного придя в себя, Женевьев прошептала:

— А ты поцелуешь меня еще раз?

— Нет.

— Это было так хорошо!.. — мечтательно проговорила девушка и уткнулась губами ему в шею. Он вздрогнул, а потом медленно отстранил ее от себя.

— Завтра ты сядешь в экипаж, а я отправлюсь в обратный путь. Домой.

— Знаю, — ответила Женевьев. — Я еду в Канзас.

— Нет, ты едешь в Париж. — Да, в Париж.

Женевьев заметила его смятенный взгляд, Черт ее побери, если он не хочет ее снова поцеловать!

Адам с явным усилием отступил еще на шаг.

— Я не должен был тебя целовать, — мрачно проговорил он. — Больше это не повторится.

— А я бы не возражала….

— Зато я возражаю… — отрезал он. Потом, уже мягче, добавил: — Ты вся дрожишь. Тебе надо снять мокрую одежду.

— Я дрожу не поэтому.

— Пойду разведу огонь, — сурово сказал Адам, после. чего надолго погрузился в угрюмое молчание. Женевьев решила, что он, должно быть, размышляет о делах, ожидающих его в Роуз-Хилле.

Длинный день утомил ее. Завернувшись в одеяло, которое ей дал Адам, Женевьев заснула и проспала до самого утра.

Они позавтракали свежей рыбой, потом Адам седлал лошадей, а она собирала вещи. Через несколько минут они покинули маленький рай. Вдали слышались далекие раскаты грома — приближалась гроза.

Глава 8

Грэмби оказался небольшим симпатичным городком, прилепившимся к горам. Несколько лет назад, когда прошел слух о якобы несметном количестве золота в русле ручья и в окрестностях, число его жителей резко увеличилось. Гостиница Пи-кермана была построена во время этого бума, как и множество других домов, но поскольку слух оказался ложным и обнаружилось это довольно быстро, люди, с невероятной быстротой заселившие город, так же быстро собрали пожитки и отбыли кто куда. Городские дома опустели.

Наступили тяжелые времена. В гостинице почти не было постояльцев, и, когда дела пошли из рук вон плохо, Эрнест Пикерман решил объединиться со своим давним врагом Гарри Стиплом. Гарри владел салуном, расположенным по соседству с гостиницей. Мысль была проста и незатейлива: совместными усилиями и капиталом завлечь в городок как можно больше туристов, жаждущих развлечений. Самое интересное, что Пикерман и Стиплуже Много лет охотились друг за другом и каждый из них только и ждал удобного случая, чтобы пристрелить своего недруга. Но бизнес есть бизнес, и скрепя сердце они перестали враждовать до лучших времен, когда сундуки их будут полны денег.

Эрнест и Гарри заключили джентльменское соглашение, но, поскольку ни тот, ни другой отнюдь таковыми не являлись, они всячески ловчили, всеми правдами и неправдами стараясь выкачать доллары из кошельков добропорядочных граждан Грэмби. Уже дважды они собирали деньги, обещая зрелищ, и оба раза развлечений не было. Это грозило Пикерману и Стиплу весьма серьезными последствиями. Им надо было срочно оправдаться перед обитателями Грэмби.

Случилось так, что Адам и Женевьев въехали в городок именно в тот день, когда восхитительная мисс Руби Лейт Даймонд, как гласили афиши, должна была дать представление в «Золотом салуне». Зрители, с некоторых пор ставшие весьма недоверчивыми, больше не собирались оставаться в дураках, и, заплатив за билеты заранее, твердо рассчитывали увидеть невероятную и потрясающую Руби Лейт, а иначе…

Слух о представлении распространился подобно оспе, в городок стекался народ из всех окрестных мест; кое для кого и пятьдесят миль не стали препятствием. Многие готовы были выложить непомерную сумму за то, чтобы поймать хотя бы взгляд несравненной мисс Даймонд или рассмотреть ее прелестные ножки, — все зависело от места, за которое заплачено.

Кажется, антрепренеры предусмотрели все, чтобы не возникло никаких проблем. Пикерману предстояло лично вывести Руби Лейт из экипажа и разместить в гостиничном номере. После того как она отдохнет и подготовится к выступлению, он проводит ее к сцене и передаст с рук на руки Стиплу.

Грэмби был конечным пунктом маршрута дилижанса, прибывающего из Солт-Лейк раз в неделю. Здесь он разворачивался и отправлялся обратно. Во вторник дилижанс прибыл точно по расписанию, в десять утра. Пикерман, читая про себя молитву, торжественно ступил на Тротуар, собираясь открыть дверцу. На его внушительных бровях повисли капельки пота, ладони взмокли, а рот наполнился слюной. Еще бы! Он станет первым мужчиной в Грэмби, который вблизи увидит потрясающие ножки Руби Лейт Даймонд, когда она станет выходить из дилижанса.

К сожалению, ножек Руби Лейт, как и всего остального, из чего она состояла, Эрнест не увидел. С минуту Пикерман отказывался верить, что ее нет в дилижансе. Он засунул голову внутрь, желая убедиться, не застряла ли она в каком-нибудь углу. Тщетная надежда! Мисс Даймонд там и не пахло. Брызгая слюной, он разразился проклятиями, но, увидев людей, спешивших к дилижансу, быстро взял себя в руки. Захлопнув дверцу, Пикерман крикнул кучеру, чтобы тот отъезжал, и ловко юркнул в гостиницу.

Два дельца сошлись вместе, чтобы придумать, как им выкрутиться на этот раз. Они встретились в переулке, разделявшем их заведения. Оба знали, что их вздернут на ближайшем дереве, если они не выполнят обязательств перед публикой, и лихорадочно пытались найти выход из создавшейся ситуации.

Но сколько они ни морщили свои лбы, сколько ни хмурили брови, сколько ни напрягали все имеющиеся у них в наличии извилины, найти достойного объяснения, чтобы успокоить жителей городка, так и не смогли. И поэтому солгали: всем, кто остановился в гостинице или сидел в салуне, было объявлено, что Руби Лейт Даймонд уже прибыла в Грэмби.

К шести часам вечера Пикерман извел три носовых платка, промокая брови, по которым ручьями стекал пот. Стипл, обутый по случаю несостоявшегося торжества в новые скрипучие ботинки, натер на больших пальцах волдыри, меряя шагами свой салун, В конце концов он решил, что единственный способ избежать петли — это свалить вину на своего подельника и застрелить его как бешеного пса, прежде чем откроется правда. По иронии судьбы Пикерман додумался до того же самого…

Они до блеска начистили пистолеты и устремились за город, на помидорное поле Томми Мерфи. Оба были так поглощены предстоящим поединком, что едва не упустили свое счастье. Пикерман как раз выпрыгнул из-за камня, за которым прятался, намереваясь пустить пулю в спину Стипла, весьма удобную и доступную мишень, когда краем глаза заметил прекрасную женщину, скачущую верхом па лошади.

На мгновение он просто онемел, а затем неистово завопил, изо всех сил махая мокрым носовым платком в знак перемирия и указывая рукой с пистолетом на прелестную всадницу.

Стипл мгновенно догадался о плане Пикермана.

— Мы спасены! — заорал он во все горло.

— Нам ее послало само небо! — прокричал в ответ Эрнест.

Дружно засунув оружие в карманы брюк, незадачливые антрепренеры бросились наперерез всаднице, боясь, что она исчезнет. Они мчались так быстро, что едва не потеряли ботинки. Пулей выскочив из-за поворота грязной дороги, ведущей в городок, Чарли и Эрнест увидели Адама и остановились как вкопанные.

Стипл поднял руки, давая понять огромному незнакомцу, что они не собираются делать ничего плохого. Пикерман пригладил бровь, с опаской наблюдая за спутником красавицы.

— Подождите нас, мисс! — крикнул Стипл. — У нас к вам предложение.

— Выгодное. Денежное, — добавил Пикерман.

Женевьев натянула поводья. Адам кивнул ей, приказывая ехать дальше.

— Разве тебе не любопытно? — спросила она, поджидая двух незнакомцев.

— Нет, — ответил он.

— Он упомянул про деньги, — заметила девушка. — Ты потратился, а у меня в кошельке вообще пусто. Было бы глупо не выслушать их.

Адам недоверчиво посмотрел на нее.

— У тебя и правда совсем нет денег?

— Нет, я…

Ты отдала их кому-то, ведь так?

— Понимаешь…

— Отдала? — снова потребовал он ответа.

— Ну… если честно, то да. Я должна была! — закричала Женевьев. — Если бы ты только видел…

Она собиралась рассказать ему про пару, которую встретила позавчера, и то, в каком отчаянном положении они были, но Адам не дал.

— Должна была отдать? Тебя что, ограбили?

— Нет, но я…

— Не могу поверить, что ты такая растяпа…

— Тем людям они были нужнее, чем мне, — перебила она Адама. — И я не растяпа.

Он глубоко вздохнул, чтобы успокоиться.

— И как же ты собираешься доехать до Солт-Лейк?

Женевьев отвернулась.

— Я все продумала. Поеду верхом или продам лошадь и на эти деньги куплю билет в дилижанс, — добавила она.

— А если тебе не хватит денег на билет?

— Тогда я не стану продавать кобылу.

— А что ты будешь есть, кто тебя станет охранять и…

— Адам, смешно сердиться на меня. Я всегда могу найти работу.

Услышав громкое пыхтение Пикермана, она оглянулась. Он первым подбежал к ней; Стипл, основательно набивший каблуками пятки, подошел следом. Адам инстинктивно передвинул на коленях ружье, направив ствол в сторону мужчин.

Он приказал незнакомцам отойти подальше от Женевьев. Они едва удостоили его взглядом и снова уставились на Женевьев, пожирая ее глазами.

Первым заговорил Пикерман:

— Как насчет того, чтобы заработать двадцать долларов? Стипл ткнул его под ребро и ухмыльнулся, услышав, как тот страдальчески хрюкнул.

— Ты мог бы получить ее за десять, — пробормотал он.

Женевьев бросила взгляд на Адама, желая увидеть его реакцию на эту странную пару. Его лицо выражало спокойное презрение. «Да, весьма своеобразные личности!» — подумала она, снова повернувшись к незнакомцам. Внешне они полная противоположность друг другу: один высокий, худой и сильно потеет — с лица ручьем льется пот; другой — приземистый коротышка. Такое впечатление, что ему трудно ходить, — так он гримасничает и переступает с ноги на ногу…

— Что именно вы хотите предложить, джентльмены? — любезно осведомилась Женевьев.

— Чтобы вы провели веселенький вечерок кое с какими людьми, — ответил Стипл.

Адам тут же взорвался.

— Все, Женевьев! — взревел он. — Мы немедленно уезжаем. Что же касается вас обоих….

Пикерман поднял руки.

— Это совсем не то, что вы подумали! Дело в том, что мы попали в ужасный переплет. И если леди нам не поможет, нас наверняка повесят.

Стипл энергично закивал в подтверждение.

— Я хозяин салуна, который рядом с его гостиницей. — Он мотнул головой в сторону Пикермана. — В моем заведении есть настоящая сцена, и иногда к нам приезжают именитые артисты. Мы оба заметили, какие у вас красивые лодыжки, мисс, и надеемся и молим Бога, чтобы и ножки ваши были точно такие же хорошенькие.

— Не видать вам ее ног! — рявкнул Адам.

— Стипл, заткнись! Ты выводишь джентльмена из себя, как только открываешь свою пасть. Позвольте мне объяснить, — подобострастно попросил Пикерман и, прижав носовой платок к лицу, галантно сказал: — Для нас и впрямь сложилась пиковая ситуация, мисс. В прошлом месяце мы уже дважды разочаровали людей, потому что развлечения, которые Мы им обещали, не состоялись. И вот теперь снова. Мы собрали деньги и послали за мисс Руби Лейт Даймонд, чтобы она спела и потанцевала у нас в. салуне. Мы завели всех, публика горит желанием увидеть диву, и что вы думаете? Она не приехала! Через полтора часа соберутся зрители, и что произойдет, когда она не выйдет на сцену?

— Могу себе представить, — не без иронии ответила Женевьев.

— У вас есть абсолютно все, чтобы представиться Руби, — заявил Стипл.

— Руби Лейт Даймонд? Это имя не может быть настоящим, — сказала Женевьев, стараясь удержаться от смеха.

— Элис, — пробурчал Пикерман.

— Ее зовут Элис О'Рейли.

— Значит, она ирландка.

— Да, мисс. Так и есть, — сказал Стипл Женевьев улыбнулась.

— Но я не ирландка, — спокойно произнесла она. — Мои предки — выходцы из Африки. Уверена, что вы это заметили. Не можете же вы на самом деле думать, что кто-то поверит, будто я Руби Лейт Даймонд! Куда подевалось ваше чувство юмора?

— Прошу прощения, мисс, но, мне кажется, вы не поняли, в каком отчаянном положении мы находимся. Мы будем болтаться на веревке, если не найдем хорошенькую леди, которая выйдет на сцену сегодня вечером, — проныл Стипл. — Не хотите быть Руби, не надо. Назовем вас по-другому. Как насчет Опал или Эмеральд?

— Меня зовут Женевьев. Что я должна делать на сцене?

— Неужели вы не понимаете? Нам совершенно все равно. Вы по-настоящему хорошенькая, и, вполне статься, если вы крутанетесь раза два, пройдетесь вперед-назад, зрители сочтут, что не зря потратили деньги.

— Ты готова согласиться? — спросил Адам.

Она кивнула.

— Кажется, эти джентльмены и правда здорово влипли. Если я им помогу, то, возможно, спасу их.

— Да уж влипли, другого слова не подобрать, — грустно согласился Пикерман.

Женевьев было и смешно, и жалко этих незадачливых дельцов, и, кроме того, казалось весьма заманчивым воспользоваться случаем и быстро пополнить кошелек. Правда, тут есть о чем подумать.

— Я пою, но только в церкви, — объяснила Женевьев.

— Она поет, Пикерман! — закричал Стипл. — Это знак! Говорю тебе, это знак! Она послана нам во спасение!

— Можете петь сколько угодно, — милостиво произнес Стипл.

— А кружиться вы умеете? — поинтересовался Пикерман.

Адам осуждающе покачал головой.

— Это важно? — не обращая на это внимания, спросила девушка.

Стипл пожал плечами.

— Я думаю, да. Публике захочется увидеть ваши лодыжки.

Она покосилась на Адама. Лицо его потемнело, на скулах заиграли желваки — вот-вот терпение его лопнет и он окончательно взорвется.

— Не думаю, что я стану вертеться или выделывать что-то подобное, но я хотела бы получить тридцать долларов. Я буду петь именно за такую сумму, и ни долларом меньше.

Компаньоны даже не стали обсуждать это заявление. Стипл подскочил к Женевьев и горячо пожал ей руку.

— Считай, что они уже у тебя, малышка, — задыхаясь от радости, просипел он.

— Могу ли я получить деньги вперед? — спросила она.

— Как только ты выйдешь на сцену, мы отдадим их твоему другу, — пообещал Стипл, кивнув в сторону Адама.

— Если вы этого не сделаете, он вас пристрелит, — проворковала Женевьев.

Пикерман повернулся к Адаму.

— Тебе ни в кого не придется стрелять. Мы заплатим. — Взглянув на девушку, он добавил: — Теперь осталось только прокрасться к задней двери салуна, чтобы никто не узнал, что ты только что появилась.

— Никогда не была в салуне, — заметила Женевьев.

— Ну вот сейчас и попадешь, — сказал Пикерман.

Адам рассвирепел.

— Женевьев, я не позволю тебе петь для толпы пьяных мужиков! — прорычал он.

— Там должны быть и женщины, — пообещал Стипл.

— Адам, ну прояви же сострадание, — протянула Женевьев. — Джентльменам необходима моя помощь.

Пикерман и Стипл дружно закивали. «Словно пара индюков, которые что-то склевывают с земли!» — подумала девушка и отвернулась, пряча невольную улыбку.

— Если они скажут правду, люди все поймут, — возразил Адам.

— Да как только мы заикнемся, что Руби не приехала нас сразу вздернут! — вскричал Стипл.

— Разве в Грэмби нет шерифа? — спросила Женевьев.

— Есть-то он есть, мисс, — ответил Пикерман, — но сегодня он уехал в Миддлтон, как только услышал, что ограбили тамошний банк. Вообще-то его помощь не очень нужна, потому что три федеральных представителя уже на пути в Миддлтон. Они быстренько поймают грабителей.

— Но Миддлтон в двух часах езды отсюда, и к тому времени когда шериф вернется, мы уже будем висеть на деревьях, — заметил Стипл.

— Кажется, вы говорили, что уже собрали деньги за билеты? — спросил Адам.

— Точно, — ответил Стипл.

— Ну так верните их, — спокойно сказал Адам. Услышав такое предложение, Эрнест и Гарри остолбенели.

— Мы не можем, — сказал наконец Пикерман.

— Тогда это будет уже не бизнес; — нервно добавил Стипл и, повернувшись к девушке, заискивающе спросил: — Мисс Женевьев, у вас, случайно, нет с собой хорошенького маленького платьица, чтобы выйти в нем на сцену?

Она улыбнулась:

— Найдется.

Глава 9

Женевьев имела в виду свое самое любимое платье, в котором ходила в церковь, — цвета, только что сбитого масла. К нему она надела подходящую по цвету широкополую шляпу, короткие перчатки и ботинки. Платье было с длинными рукавами, подол прикрывал лодыжки, вырез доходил до самого горла, так что Адам остался вполне доволен. Однако его раздражало, что Женевьев увидят в таком пышном воскресном наряде, как , впрочем, и Стипла с Пикерманом, правда, по другой причине — они сочли платье слишком целомудренным и вертелись вокруг девушки, уговаривая надеть что-нибудь другое.

Адам настоял на том, чтобы остановиться в меблированных комнатах за городом, и уже не было времени возвращаться и переодеваться, поэтому Женевьев быстро закончила свой туалет в кладовке Стипла за сценой. Вход охранял Пикерман. Адам и Стипл ждали ее возле сцене. Когда она вышла и спросила Адама, хорошо ли выглядит, тот мрачно сказал, что она неимоверно разожжет аппетит мужской части населения Грэмби. Когда же Стипл принялся умолять девушку хотя бы закатать рукава, Адам быстро шагнул вперед, поднял подбородок Женевьев и застегнул две верхние пуговицы.

Женевьев чувствовала, что он не на шутку сердит; Адам же чувствовал, что она крайне взволнованна.

— Отступать слишком поздно, — прошептал он. Она придвинулась к нему ближе и попыталась улыбнуться.

— Я немного нервничаю, — призналась девушка. Адам обнял ее и ободряюще погладил по плечу.

— Давай уйдем. Тебе нечего делать в салуне. Ты слишком утонченна для такого места.

Женевьев очень понравились его слова.

— Я? — наивно переспросила она, втайне желая, чтобы он их повторил.

— Пойдем, — настойчиво произнес Адам.

— Но целых тридцать долларов! — напомнила Женевьев. — Я могла бы вернуть тебе долг.

— Ты мне ничего не должна.

— Но ведь я вынудила тебя дать денег семейству Медоуз. Ты забыл?

Он наклонился ниже, чтобы расслышать ее шепот, заглушаемый криками, несущимися из зала.

— Ты не смогла бы заставить меня сделать что-то, чего бы я сам не захотел.

— Во имя всего святого, сейчас не время для нежного перешептывания. Мы в таком положении! — завопил Стипл.

— Зрители волнуются… — заметила Женевьев.

— Это не зрители, а сброд, — бросил Адам.

Стипл схватил девушку за руку.

— Раз он не хочет отвести тебя куда надо, то я сделаю эго сам.

Он оттащил Женевьев от Адама и вместе с ней устремился к левой стороне сцены, закрытой красным бархатным занавесом. Сначала девушка упиралась, потом перестала. Стипл что-то говорил ей, но она была в такой панике, что даже не понимала смысла его слов.

В салуне стоял оглушительный шум. Только гордость удерживала Женевьев от сильнейшего желания подхватить юбки и убежать отсюда как можно дальше — раз она дала обещание, то обязана его выполнить.

Она попыталась выглянуть из-за занавеса и посмотреть на будущих зрителей. Стипл заметил и кинулся к ней, дабы не позволить этого.

Ураган в салуне достиг апогея. Все как один скандировали имя Руби Лейт Даймонд, топали ногами и барабанили кулаками по столам. Аккомпанементом этой ужасающей какофонии служил звон осколков от бутылок, которые «почтенная публика» разбивала о стены и швыряла на сцену.

— Они… такие нетерпеливые, — проговорила Женевьев, услышав дикие вопли: «Руби!.. Руби!.. Руби!..»

— Ты все еще не сказал им, что эта чертовка Руби не приехала? — прорычал угрожающе Адам.

— Сейчас выйду. Сейчас скажу!.. — торопливо закивал Стипл. Потом повернулся к Женевьев: — Как только я тебя представлю, оркестр заиграет, и ты выйдешь.

— Погодите! — крикнула девушка, видя, что он собирается уйти. — А что они будут играть?

Стипл улыбнулся:

— Да кто их знает! Элвин забренчит на пианино, потом запилят два скрипача, которых я нанял…

— Но какую песню они станут играть?

— А это важно, что ли?

— Да, — сказала она и запнулась. Стипл похлопал ее по руке.

— Все будет прекрасно, — пообещал он.

В животе у Женевьев похолодело. Она подумала, что, наверное, позеленела от страха. Девушка осторожно посмотрела в щелку и в ужасе отшатнулась, мгновенно пожалев о своей затее: в салуне творилось что-то невообразимое, а двое изрядно подвыпивших зрителей перевесились через балкон, отхлебывая прямо из бутылок, и рассматривали собравшихся.

Женевьев поспешно отпрыгнула в глубь сцены и подошла к Адаму.

— О Боже! — прошептала она и прижалась к его груди.

Адам был крайне огорчен. Ну почему Женевьев так упряма? Неужели она не понимает — как только все эти разнузданные типы в салуне услышат, что Руби не приехала, они разнесут заведение в щепки!

— Ты все еще собираешься совершить эту глупость? — с укоризной спросил он.

Не успела она ответить, как подскочил Пикерман.

— Ты бы лучше вышел к ним, — задыхаясь, сказал он Стиплу. — Фаргус уже качается на твоей люстре, а Гарри пытается набросить на него лассо. Они надрались в стельку.

Адам потянулся через плечо Женевьев и схватил Стипла за воротник.

— Если хоть кто-то приблизится к ней, я пущу в него пулю. Ясно?

Стипл энергично закивал и, отодвинув занавес, вышел на сцену. Женевьев затаила дыхание, в ужасе ожидая реакции зрителей, которые сейчас узнают, что не увидят вожделенной Руби Лейт Даймонд.

Стипл сложил ладони вместе, призывая к тишине. Наконец все угомонились. Фаргус отцепился от люстры и уселся на стол, косоглазый Гарри бросил лассо, плюхнулся рядом с приятелем и громко рыгнул. Раздался хохот, но, как только Стипл начал говорить, тут же стих.

— Итак, друзья, я вам обещал, что мисс Руби Лейт Даймонд даст сегодня представление…

Он внезапно умолк. Зрители подались вперед и с горящими глазами ожидали продолжения. Стипл молчал целую минуту. Он просто стоял в центре сцены, переминаясь с ноги на ногу, улыбаясь сидящим в салуне мужчинам и щурясь. Они щурились в ответ. Секунды шли… Единственным звуком, нарушавшим тишину, был скрип новых ботинок Стипла.

Вскоре собравшиеся начали проявлять явное нетерпение. Сзади раздалось сначала бормотание, затем громкий ропот, который волной покатился вперед, неумолимо превращаясь в оглушительный рев.

Как только Фаргус снова повернулся к люстре, а его приятель взялся за лассо, лицо Стипла расплылось в медленной хитрой улыбке.

— Да, я обещал вам Руби Лейт Даймонд. Вот она! Встречайте!

Сияя, он сделал низкий поклон в сторону занавеса и дал Элвину сигнал начинать. Потом он молнией пронесся по сцене и скрылся за занавесом, чтобы не видеть реакции зрителей.

Пикерман впечатал тридцать долларов в большую ладонь Адама, с жалостью посмотрел на Женевьев и стал искать место, где бы спрятаться.

— Повторяю: я пристрелю любого сукина сына… — начал было Адам, но Женевьев прервала его.

— Кажется, это будет очень интересное приключение, — прошептала она.

Женевьев расправила плечи, широко улыбнулась и вышла на сцену.

Адам двинулся следом. Он встал, чтобы его увидели все, затем медленно поднял ружье, положил палец на спусковой крючок и навел ствол в середину толпы. Намек был достаточно прозрачным. Первый, кто посмеет сказать хоть слово, что Женевьев не Руби, получит пулю. Лицо Адама от ярости словно превратилось в свирепую каменную маску.

Но во всех этих предосторожностях не было никакой нужды.

Женевьев выпустила из них дух одним своим появлением. Ее воскресный наряд настолько ошеломил всех, что они буквально лишились дара речи и смотрели на нее разинув рот. Элвин перестал играть на пианино, скрипачи опустили смычки и, как и все остальные в салуне, открыли рот, во все глаза глядя на стоящую на сцене девушку.

Жепевьев, донельзя взволнованная, в отчаянии думала, что кое в какие приключения пускаться не стоит. Она просто сумасшедшая, если ввязалась в такое дело. Адам был совершенно прав: это невероятная и небезопасная глупость.

Почувствовав, что не выдержит, она сделала невольное движение, чтобы убежать, но увидела Адама, стоящего недалеко от нее на сцене с ружьем наперевес, и его неузнаваемо изменившееся, устрашающее лицо.

Он никому не позволит ее обидеть, это ясно. Женевьев улыбнулась еще шире и снова повернулась к посетителям салуна. Колени ее дрожали, в животе от ужаса урчало, горло перехватило, но сознание того, что Адам защитит ее, поддерживало Женевьев.

Неудивительно, что она полюбила этого человека!"

Тут девушка уловила какой-то отвратительный запах и поняла, что это греховное зловоние виски. Оглядев салун, она заметила валявшиеся повсюду пустые литровые бутылки — и на полу, и на столах.

Они все пьяны! Какой стыд! Внезапно Женевьев почувствовала отвращение и гнев. Она еще будет нервничать из-за этих типов?

Наконец зрители оправились от первого потрясения. Некоторые уже улыбались ей в ответ, но большинство смотрели хмуро, почти угрожающе, сразу поняв, что она вовсе не та, кого они ожидали. Но прежде чем кто-то начал уличать Стипла в обмане, в том, что он подсунул им вместо Руби кого-то другого, Женевьев запела — и с этой секунды полностью подчинила их себе. Адам в жизни не поверил бы, если б не видел собственными глазами: через несколько мгновений все пьяное сборище разразилось рыданиями.

Женевьев выбрала одно из церковных песнопений — «Придите, грешники, придите, нищие и нуждающиеся», самое подходящее для этой аудитории. Ее голос, удивительно красивого тембра, богатый и глубокий, успокоил и усмирил зверя, сидевшего внутри каждого из этих видавших виды мужчин. Они вслушивались в слова и низко опускали голову. Некоторые даже отодвигали в сторону стаканы с виски. Многие вынули из карманов носовые платки и вытирали слезы.

Когда Женевьев допела, плакали все. Адам отошел в тень и опустил ружье. Его душил смех — настолько неожиданной была реакция пьяной публики, — но он удержался, опасаясь испортить настроение зрителей. Адам понял, почему Женевьев выбрала именно эту песню. Она хотела пристыдить их. И она добилась своего.

Вторая песня называлась «Моя святая мать, надейся на Меня». Она потрясла слушателей еще больше. Когда Женевьев закончила третий куплет, один разрыдался так громко, что приятелям пришлось успокаивать его.

Стипл запаниковал, и было с чего: никто не покупал и не пил его дорогостоящего алкоголя. Он подвинулся поближе к Женевьев, желая привлечь ее внимание, и, когда она взглянула на него, начал делать знаки, призывая ее потанцевать.

Адам не выдержал и засмеялся. Женевьев обаятельно улыбнулась Стиплу и запела о смерти и об отпущении грехов всем увидевшим свет в конце пути и изменившим свою жизнь. Адам заподозрил, что она сама сочиняет слова, потому как рифмы в этой песне не было, но, кроме него, никто ничего не заметил.

Стипл готов был рвать на себе волосы, его охватило отчаяние. Он терпел огромные убытки, и все из-за этой мисс Женевьев. С помощью уморительной мимики он пытался заставить ее спеть что-нибудь погорячее, побравурнее, но безуспешно.

Она не обращала на него никакого внимания и продолжала вгонять салун в тоску и раскаяние. Один из слушателей, всхлипывая, попросил, чтобы она снова спела песню про маму. Стипл в ужасе затряс головой, но Женевьев не могла не выполнить столь трогательной просьбы, и бедняга смирился.

Когда она закончила, все хлопали и плакали. Гарри Стипл, неожиданно для самого себя и к вящему своему негодованию, тоже разразился слезами.

В горле у Женевьев першило, дыхание перехватывало… Она решила спеть еще одну, последнюю, песню и потом уйти. Девушка вложила всю душу в эту сладостную духовную песню. Это была любимая песня ее отца. Она так понравилась слушателям, что они топали ногами и что есть силы хлопали в ладоши.

Взяв самую высокую ноту в последнем стихе, Женевьев случайно взглянула на открывшуюся дверь салуна и вздрогнула, увидев, как внутрь протиснулись трое мужчин.

Один из них был Эзекиел Джонс.

Женевьев похолодела. Ее голос замер так резко, будто кто-то разрезал его лезвием бритвы. Взгляд снова метнулся на Эзекиела, и девушка почувствовала себя в западне. Она уставилась в его пылающие дьявольским огнем глаза и не находила в себе сил не то что повернуться и уйти, но даже пошевелиться — страх парализовал ее, словно кролика, на которого смотрит змея. Казалось, прошла целая вечность. Женевьев непроизвольно сжала кулаки, но по-прежнему могла только стоять и смотреть, как Эзекиел медленно прокладывает себе дорогу сквозь толпу. «Бежать, бежать!» — билось в голове Женевьев, и, выйдя наконец из оцепенения, она рванулась к Адаму, но вдруг остановилась.

Он увидел в ее глазах панику, шагнул к ней и поднял ружье, сверля взглядом толпу, чтобы отыскать скрытую угрозу.

Нет, она не должна искать у него защиты. Она не имеет права подвергать его такой опасности. Эти проклятые койоты догнали ее, а он, несомненно, попытается сделать все, чтобы ее защитить. Женевьев была уверена, что Эзекиел способен уничтожить его. Нет-нет, она не может рисковать жизнью Адама!

Задрожав, девушка бросилась бежать. Ее шляпа слетела и упала на сцену. Стоявший неподалеку Стипл попытался было схватить Женевьев, когда та проносилась мимо, но она оказалась проворнее, и он так и остался стоять с разинутым ртом.

Дорожная сумка Женевьев лежала на стуле рядом с клозетом. Она схватила ее и выбежала через заднюю дверь в переулок, повернула раз, потом другой, пытаясь вспомнить дорогу к конюшне.

Она слышала, как Адам, рванув дверь, зовет ее, на мгновение заколебалась, но тут же завернула за угол и скрылась. Адам, уверенный, что Женевьев побежала в конюшню, намереваясь вскочить на лошадь и умчаться из города, побежал за ней, но, услышав, как позади звякнул звонок открывшейся двери салуна, быстро прыгнул в тень за груду корзин.

Кто-то из толпы в салуне насмерть перепугал Женевьев, и Адам хотел выяснить, кто и почему. Он не волновался, что девушка убежит от него: даже если она уедет из города, он ее догонит — ночь лунная, и найти Женевьев будет нетрудно.

Очень скоро его терпение было вознаграждено. Три самых мерзких типа, которых ему когда-либо доводилось видеть, неспешно проследовали мимо. Двое — массивные и неповоротливые — наверняка были наняты третьим — невысоким мужчиной, шедшим за ними и одетым как государственный деятель на похоронах. Когда он остановился у входа в переулок, чтобы закурить сигару, они тоже встали, поджидая его.

— Вы хотите, чтобы я погнался за ней, преподобный? — спросил самый высокий.

— Незачем, — ответил преподобный с акцентом, тягучим, как южный кленовый сироп. — На сей раз эта сука от меня не скроется, — протянул он нараспев. — Я ведь уже говорил тебе, Херман: Господь укажет мне путь.

— Да, преподобный, вы это говорили мне, — согласился Херман.

Он передвинулся, и в лунном свете Адам хорошо рассмотрел его лицо: нависший над бровями низкий лоб, кривой нос, несомненно, не раз сломанный в драках, отвратительные шрамы на щеках явно были результатом поножовщины. Напарник Хермана мало чем отличался от него.

— Что мне и Льюису с ней сделать, если она откажется к вам вернуться? — спросил Херман.

— Может, отделать ее как следует? — шагнув вперед, нетерпеливо предложил Льюис.

— Этого-то я и жду, — проблеял преподобный. — Идите, мальчики. И помните: Господь помогает тому, кто помогает себе сам.

Он кивнул приспешникам, отошел и свернул в боковую улочку.

Адам бесшумно миновал салун и гостиницу, но потом свернул и почти наполовину сократил путь до конюшни.

Он тихонько скользнул внутрь и запер за собой двери. Он услышал Женевьев раньше, чем увидел ее: пытаясь оседлать кобылу, она тяжело дышала.

— Убегаешь от кого-то? — спросил Адам.

Она подпрыгнула, взвизгнула и начала испуганно озираться, пока наконец не поняла, что, Адам у нее за спиной. Женевьев казалось, что от страха ее сердце разорвется.

— Ты испугал меня… — переведя дыхание, сдавленным шепотом проговорила она.

— Ты и так была напугана.

Он мягко взял ее за плечи и отодвинул в сторону, чтобы оседлать ее кобылу. Он работал быстро и спокойно.

Женевьев подняла с земли свою свернутую дорожную постель и молча стояла, ожидая, что он потребует объяснений.

Но Адам ни о чем ее не спрашивал. Закончив, он повернулся к Женевьев, увидел скатку с постелью и предложил оставить ее здесь.

— О Господи, нет! — выкрикнула она. — Лучше привяжи ее к седлу.

Адам вошел в соседнее стойло и быстро оседлал своего жеребца. Женевьев пошла за ним, держа постель в руках.

— Ты не можешь ехать со мной, — решительно заявила она.

— Я так не думаю, — жестко ответил Адам, и девушка поняла, что он не собирается уступать.

— Пожалуйста, послушай меня. Ты серьезно рискуешь, если поедешь со мной.

— А ты?

— Я не хочу, чтобы ты сопровождал меня, — сделав вид, что не слышала вопроса, упорно настаивала она.

— Очень плохо.

— Адам, пожалуйста, прошу тебя, уезжай!..

— Нет, — отрезал он. — Мы поедем вместе. Я беспокоюсь о тебе. Стоит оставить тебя одну на несколько минут, как с тобой что-нибудь происходит. Разве я не прав, Женевьев?

Она опустила голову.

— Я знаю, ты сердишься на меня.

— Нет, не сержусь, — ответил он. — Я изгнал гнев. Женевьев хотела что-то ответить ему, но Адам вдруг предостерегающе поднял руку. Кто-то с силой толкал Дверь конюшни. Женевьев повернулась, но Адам быстро сгреб ее обеими руками и без всяких церемоний затолкал в угол стойла. Потом схватил ружье, взвел курок и стал ждать.

Двери с треском открылись, и в конюшню ворвался Херман, а за ним Льюис. Они кинулись в разные стороны и скрылись в тени.

Эзекиел Джонс вплыл следом.

— Как здесь темно! Где ты прячешься, девочка? Я знаю, что ты здесь. Может, мне засветить фонарь и поискать тебя? Я любил поиграть в прятки, когда был молодым парнем.

Адам чувствовал, как дрожит Женевьев. Она попыталась выбраться из-за его спины, но он еще теснее зажал ее в угол. Он был полон решимости защитить девушку даже помимо ее воли и, когда она шепотом попросила его поберечь себя, н покачал головой. Адам не мог повернуться к ней, так как не спускал глаз с приспешников Эзекиела, которые медленно и упорно обыскивали конюшню — стойло за стойлом.

Они подходили все ближе. Эзекиел ждал возле двери.

— Выходи, выходи, ты ведь здесь, — тянул он. — Боишься Ли ты, девочка? Конечно, боишься. Никто не остановит Эзекиела Джонса, он исполнит волю Господа и покарает тебя.

— Нам надо посветить вот тут, — крикнул Льюис.

Преподобный зажег фитиль. Раздалось шипение, громкое, как внезапный взрыв в тишине. Свет фонаря заметался — Эзекиел запирал дверь конюшни.

— Не хочу, чтобы кто-нибудь явился сюда и побеспокоил нас. И не хочу, чтобы ты снова удрала от меня, мисс Женевьев. Надо бы проверить, нет ли здесь окна, через которое ты можешь ускользнуть…

Херман упорно обследовал соседнее стойло и вдруг остановился, натолкнувшись взглядом на взгляд Женевьев. Она хотела предупредить, но крик замер у нее в горле. Впрочем, Адам увидел Хермана одновременно с ней и оказался проворнее головореза. Прикладом ружья он ударил его по голове. Херман ошалело посмотрел на него, потом закрыл глаза и повалился на землю.

Прибежавший на шум Льюис резко остановился и замер, увидев направленный на него ствол.

Эзекиел по проходу подошел к своему наемнику. Лицо Джонса окаменело, когда он увидел Адама, но тут же осветилось фальшивой улыбкой.

— Кто вы, мистер?

— Не важно, — заявил Адам. — Считай, что я имею отношение к делам девушки, за которой ты гонишься, но я не собираюсь с тобой ссориться. Если ты отдашь ее мне, то можешь убраться отсюда, и я ничего тебе не сделаю.

— Я никуда не собираюсь идти, и ты никогда ее не получишь.

— Тем хуже для тебя.

— Ничего подобного.

Взгляд Эзекиела, устремленный на Адама, сверкал неприкрытой ненавистью. Когда преподобный снова заговорил, из его голоса исчезли интонации джентльмена:

— Ты покрываешь преступницу и грешницу. Она завлекла тебя обманом?

Женевьев прижалась к Адаму.

— Это ты преступник, а не я! — выкрикнула она.

— Кокотка! — ткнув пальцем в ее сторону, заорал Джонс.

— Что ты сказал? — ледяным тоном переспросил Адам. — И вообще что тебе надо от Женевьев?

Эзекиел надулся как петух. Он заложил руку за борт жакета и горделиво выпрямился, словно позировал для портрета.

— Я преподобный Эзекиел Джонс, — важно объявил он. — У этой особы есть кое-что, принадлежащее только мне.

— Нет у меня ничего твоего!

— Господь покарает тебя за ложь, девочка.

— Да как ты смеешь называть себя проповедником? Ты просто мелкий воришка.

— Моя дорогая, во мне нет ничего мелкого.

Он снова посмотрел на Адама, лицо его приняло покаянное выражение.

— Подобно святому Павлу я тоже немало грешил перед тем, как мне был указан свет истины, — смиренно произнес он и вдруг, побагровев от ярости, прорычал: — Верни мне мои деньги!

— Нет у меня твоих денег! — в бешенстве крикнула Женевьев.

Льюис шагнул вперед. Адам предупреждающе выстрелил прямо перед ним в землю. Физиономия негодяя мгновенно покрылась пылью. Он подпрыгнул и едва не сбил с ног Эзекиела.

— Она украла у меня четыре тысячи долларов! — небрежно оттолкнув Льюиса, взвизгнул тот.

— Нет, — настаивала Женевьев. — Я не брала у тебя никаких денег.

— Лжешь! — взревел Эзекиел.

— Адам, ты ведь мне веришь, правда?

— Ты слышал, что сказала леди? Она не станет лгать. Теперь проваливай отсюда, иначе я потеряю терпение и пущу пулю в твой тощий зад.

Эзекиел не двинулся с места.

— Ты слеп, ты поддался ее чарам и не видишь правды! Говорю тебе, она кокотка, и если ты меня не послушаешь, гореть тебе в аду.

— Почему бы не обратиться в суд и позволить шерифу решить, кто из вас говорит правду? — предложил Адам.

— Нет! — выпалил Эзекиел. — Незачем сюда впутывать суд.

— Почему?

— У меня слишком пестрое прошлое, оно все еще гонится за мной, — с видом раскаявшейся овечки признался проповедник. — Иначе я, конечно же, пошел бы к шерифу. Клянусь Богом, пошел бы.

— Катись отсюда, — брезгливо бросил Адам.

— Я это так не оставлю, — прошипел Эзекиел, поворачиваясь к выходу.

Лыоис попытался подойти к приятелю, все еще лежавшему без сознания на полу в соседнем стойле, но Адам не позволил.

— Оставь его и проваливай! — велел он.

Эзекиел открыл дверь конюшни.

— Я все равно доберусь до тебя, девчонка, — процедил он сквозь зубы. — Я знаю, куда ты направляешься, и говорю тебе: ты никогда туда не попадешь. Судный день наступает.

И он пропал в темноте ночи. Лыоис исчез следом. Обессиленная Женевьев облегченно вздохнула и привалилась к стене.

Адам не позволил ей расслабиться:

— Мы должны уехать отсюда прежде, чем они приготовят засаду. Поспеши, Женевьев. О черт, что ты делаешь?

Она бросилась к нему на шею и разразилась слезами.

— Спасибо, что ты поверил мне.

Он обнял ее, наклонился, поцеловал в лоб и тут же неловко отстранился.

— Пойдем, дорогая.

Она вытерла слезы тыльной стороной ладони и стояла, улыбаясь ему и удивленно глядя прямо в глаза.

— А теперь что? — грубовато спросил он.

— Ты назвал меня «дорогая», — заикаясь пролепетала она.

— Да, назвал. Ну, пошли… Пошли, пошли скорее! Он попытался посадить ее в седло.

— Моя постель! — воскликнула Женевьев.

Она огляделась и, увидев скатку в углу стойла, хотела ее поднять, но не успела — Адам уже схватил сверток и закинул его за седло.

Весь похолодев, он недоверчиво уставился на стодолларовую бумажку, которая выпала из скатки и, медленно кружась, приземлилась у его ног.

Несколько секунд он оторопело смотрел на банкноту, затем наклонился и поднял ее.

Адам не сказал ни слова, он лишь с любопытством посмотрел на постельную скатку. Прежде чем Женевьев догадалась, что он хочет делать, Адам развязал веревку, обмотанную вокруг постели, и раскрыл.

Сотни банкнот дождем посыпались к его ногам. Адам почти не сомневался в том, какова их общая сумма, но на всякий случай решил уточнить.

— Четыре тысячи? — спокойно спросил он, пристально глядя на Женевьев.

Она покачала головой:

— Около пяти. Четыре тысячи семьсот три доллара.

— Деньги Эзекиела, насколько я понимаю? — От сдерживаемого гнева лицо его стало серым.

Однако Женевьев отнюдь не выглядела виноватой, на лице ее не было и тени сожаления или волнения.

— Не хочешь ли объяснить, каким образом они к тебе попали? — любезно осведомился Адам.

Она скрестила руки на груди.

— Я не крала денег Эзекиела.

Он поглядел на лежащую перед ним несомненную улику и отступил в сторону.

— Адам!

— Что?

— Ты должен мне верить.

Глава 10

С той минуты как он встретил Женевьев, она только и делала, что лгала — по крайней мере, такое создавалось впечатление, — и у Адама не было абсолютно никакой причины верить ей сейчас. Но несмотря ни на что, Адам Клейборн верил Женевьев Перри.

Если она не воровка, то должно быть какое-то логическое объяснение несомненному факту, что у нее находятся деньги, за которыми охотится Эзекиел Джонс. И он, Адам, хочет услышать это объяснение из ее собственных уст.

Он не произнес ни слова, пока они не разбили лагерь милях в двенадцати к югу от Грэмби. Адам попросил девушку последить за костром, а сам отправился посмотреть, нет ли поблизости их преследователей. К тому времени когда он возвратился, она уже развернула постель, а на огне варился в котелке кофе.

Женевьев ждала, пока Адам расседлает лошадей и поужинает, чтобы поговорить на неприятную для них обоих тему.

— По-моему, не слишком надежно хранить деньги в сумке: Эзекиел, несомненно, прежде всего примется искать именно там, — вполголоса сказала она.

— Одна надежда, что он не доберется до нее и не заглянет, — ответил Адам, вспомнив, что положил сумку рядом с постельной скаткой. — Куда ты дела деньги? — удивленно спросил он, увидев, что сумка исчезла.

Девушка указала на валун футах в двадцати от нее.

— Я спрятала сумку в кустах за камнем.

Адам сел рядом с ней и подкинул сучьев в огонь. Женевьев предложила ему яблоко и, когда он отрицательно покачал головой, положила его себе на колени.

— Тебе удалось выяснить, преследует нас Эзекиел или нет?

— Судя по всему, он на время вынужден был отказаться от этой затеи, — ответил Адам. — Облака сильно сгустились, и если даже он собирается продолжить погоню, то в такой темноте не разглядит наших следов.

— Не заметит ли он дым от костра?

— Сквозь такой туман? Вряд ли.

— Почему здесь так влажно?

— Мы недалеко от Джанипер-Фоллз, — пояснил Адам. — Женевьев, о чем ты думала, когда тащила с собой эти деньги? Да еще оставила их в конюшне.

— Никому и в голову бы не пришло позариться на старую постель, — сказала она. — Там они были в большей безопасности, чем в салуне.

Адам пытался говорить сдержанно.

— Думаю, тебе следует объяснить мне, каким образом попали к тебе деньги Эзекиела, если ты утверждаешь, что не брала их, — стараясь говорить сдержанно, произнес Адам.

— О, на самом-то деле я стянула деньги у него.

Адам открыл рот.

— Что-о?!

Она успокаивающе положила руку ему на колено.

— Не сходи с ума, пока не выслушаешь до конца. Да, я взяла деньги у проповедника, но они никогда ему не принадлежали. Можешь считать, что я украла их у вора. Да, именно так и есть, точнее не скажешь, — кивнула она.

— Давай-ка с самого начала и по порядку.

— Ненавижу, когда ты мне приказываешь!

— Я слушаю, Женевьев.

Его нетерпение раздражало девушку. Она кинула яблоко обратно в мешок и сложила руки на коленях.

— Я говорила тебе, что ходила в ту же самую церковь, что и твоя мама, и пела в хоре, — начала она. — Один раз в году, на Вербное воскресенье, прихожане выбирают проповедника для чтения проповеди. Однажды выбрали преподобного Томаса Керримана. Он попросил у нас помощи, сказав, что намерен везти в Канзас большую группу семей, которые хотят присоединиться к тамошним поселенцам. Эти люди оказались в очень тяжелом положении, Адам. У них не было ничего — ни денег, пи одежды, ни еды, — только одно желание: начать новую жизнь. Преподобный Керриман был их Моисеем.

— Он похож на Эзекиела Джонса?

— О нет, полная противоположность! Я знала Томаса еще до того, как он стал проповедником, — мы росли в одном приходе, и знаю достоверно, что он честный и порядочный человек. Он никогда бы никого не обманул.

— Так что же случилось?

— Эзекиел тоже был там. Он вышел вперед и пообещал Керриману помочь. Он указал на хор и сказал, что если его участники согласны, то он повезет нас по городам: мы будем петь, а все пожертвования тюйдут на дело Керримана. Эзекиел заявил, что мой голос гарантирует крупные пожертвования. — Она смущенно кашлянула.

— У теб