Book: Нас связала любовь



Нас связала любовь

Джо Гудмэн

Нас связала любовь

Глава 1

Нью-Йорк

Зима 1881 года

— Так ты хочешь, чтобы я шпионила? — Ошеломленная Мэри Скайлер Деннихью уставилась на отца.

— Только не преувеличивай, — ответил Джей Мак таким тоном, словно хотел поскорее от нее отделаться. — Я вовсе не говорил, что ты должна шпионить.

Скай украдкой взглянула на мать. Та сухо заметила:

— А я назвала бы это именно так. — Мелодичный ирландский акцент несколько смягчал резкость ее тона. — Не нравится мне эта опасная затея, Джей Мак.

Скай поджала губы.

— Дело не в опасности, — заявила она и для вящей убедительности щелкнула пальцами. — Просто не верится, что Джей Мак просит меня шпионить.

Джона Маккензи Уэрта знали не только в Нью-Йорке и окрестностях города, но и в глубинке. Его имя стояло особняком даже в списке самых богатых и влиятельных людей. Ему принадлежала Северо-Восточная железная дорога; эта транспортная система давно стала шире своего названия и простиралась далеко на запад — за Миссисипи: по Калифорнии, Неваде и Колорадо, в те края, куда раньше забредали лишь искатели золота и серебра. Джей Мак владел недвижимостью в районе Центрального парка и выгодно помещал капитал. Огромные дивиденды позволили ему купить землю в верхней части города и построить там каменный особняк. Джей Мак был членом одной из влиятельнейших городских коллегий. В круг его друзей входили шестеро сенаторов, пятеро конгрессменов и даже президент. Он всегда выходил победителем из публичных дебатов с мэром, и крупные предприниматели частенько обращались к нему за советом, хотя политики, деятели искусств и науки считали Джея Мака скорее финансистом, чем политиком, ибо в любом проекте его больше интересовала коммерческая сторона.

Джона Маккензи Уэрта все называли Джеем Маком и относились к нему с уважением, а подчас и с благоговением.

Редкое исключение составляли обитатели каменного особняка, построенного им на углу Бродвея и Пятидесятой улицы. За высокой металлической оградой и аккуратно подстриженными кустами роз его, конечно, тоже звали Джеем Маком, но пять его дочерей, пять маленьких Мэри, и их мать считали это прозвище скорее ласковым и забавным, нежели внушающим благоговение.

Сейчас Джей Мак поглядывал то на жену, то на младшую дочь. Мойра возражала вполне резонно, но самонадеянный Джей Мак полагал, что ему удастся переубедить ее. Скай, напуганная его предложением, была явно заинтригована: он видел это по блеску ее глаз.

— Нет, это вовсе не опасно, — сказал он.

Мойра все еще сомневалась, но ей хотелось, чтобы он убедил ее. Мэри Скайлер пыталась скрыть разочарование. Джей Мак рассчитывал убедить их, рассеяв страхи одной и соблазнив другую надеждой на приключения.

Встав из-за стола, Джей Мак подошел к буфету. Пока он наливал себе виски, в комнату зашла миссис Кавенаф, желая выслушать заслуженные похвалы за приготовленный ею обед. Мойра сказала, что рыба была очень вкусной, а Скай спросила, когда они смогут отведать снова ананасовый шербет. Мойра укоризненно взглянула на дочь, а миссис Кавенаф весело рассмеялась.

В этой сцене было что-то такое, уютное, что у Джея Мака стало легко на душе. Но, внезапно вспомнив, что собирается отослать Скай из дома, он снова встревожился. Из его дочерей только Скай до сих пор жила с ними. Каково ему будет без нее?

— Что же это, если не шпионаж? — спросила Скай, когда отец вновь вернулся к столу, и рассеянно убрала за ухо ярко-рыжий локон.

— Ты просто наведешь справки.

Мойра строго взглянула на мужа.

— По твоей интонации непонятно, вопрос это или утверждение.

— Скай наведет справки, — твердо повторил он и, сняв очки, потер переносицу. Этот жест выдавал раздражение тем, что Мойра не может уловить разницу. — Скай должна разузнать, как обстоят дела с этим изобретением. По-моему, я уже говорил об этом.

— Совершенно верно, — подтвердила Мойра, — но Скай явно считает это шпионажем, и я вынуждена согласиться с ней.

— Мама, подожди, пожалуйста. Я хочу, чтобы сначала Джей Мак все объяснил. — Скай повернулась к отцу: — Расскажи об этом изобретении.

— Это машина, точнее, особая часть машины.

— Какая часть: колесо, котел, дымовая труба? — простодушно спросила Скай.

Джей Мак снова надел очки и серьезно посмотрел на дочь, размышляя, действительно ли ей это интересно.

— Это мотор, — сказал он. — Двигатель.

— Ух, ты! — выдохнула она. — Прости, что перебила.

Мойра улыбнулась. Похоже, Джей Мак уже жалеет, что затеял этот разговор.

— И что же в этом двигателе особенного?

— Он работает на необычном топливе. Изобретатель утверждает, что его приводит в движение не пар, а какой-то нефтепродукт вроде керосина. Мотор будет значительно легче и мощнее всех современных двигателей. Это изобретение может в корне изменить само представление о транспорте, и даже нельзя вообразить, какие оно откроет возможности. — Джей Мак говорил все громче и возбужденнее. — Разработка подобной машины ведется не только в нашей стране, но и во всем мире. Ученые уже давно пытаются создать паровой двигатель не столь громоздкий и более практичный, чем нынешний. Появление такого мотора было бы настоящим событием, но замечу: даже он значительно уступал бы тому, что предлагает наш изобретатель.

Джей Мак умолк, дав возможность обдумать все это своим собеседницам. Скай была поражена, и даже Мойра выглядела заинтригованной, хотя и старалась не выказывать этого. Он продолжал тихо и серьезно говорить о том, чем не стал бы делиться больше ни с кем.

— Этим заинтересовался Рокфеллер. Понимаете, что означает подобное изобретение для такой компании, как «Стандард ойл»? Компания «Джон ДС» уже разбогатела на керосине, так воображаете, какая им пойдет прибыль, если появится спрос на нефтепродукты, которые сейчас они фактически выбрасывают!

— Появление этого мотора наделает столько же шума, как изобретение мистера Вестингауза? — Скай заметила, как поразился отец тому, что она знает это имя. Ей всегда нравилось казаться легкомысленной, но теперь она видела, что перестаралась. — Я имею в виду пневматический тормоз, — добавила Скай, давая понять отцу, что она не просто угадала. — Может, я знаю о нем меньше, чем Рини, но нужно быть истинной тупицей, чтобы не понимать его значения для Северо-Восточной железной дороги.

При упоминании о Рини Джей Мак и Мойра улыбнулись. Они помнили, что когда Джордж Вестингауз запатентовал свой пневматический тормоз, Мэри Рини было лет семнадцать. Для сестры Скай, уже в ту пору мечтавшей стать большим человеком в империи Джея Мака и, кстати, реализовавшей впоследствии свою мечту, изобретение автоматического тормоза для железнодорожного состава было настоящим событием.

— Да, Рини добилась многого… — проговорила Мойра и задумчиво посмотрела на мужа. — Полагаю, ты уже поделился своими соображениями по поводу нового мотора с Рини и Джарретом?

Джей Мак покачал головой.

— Только в общих чертах. В последнее время они то в Колорадо, то в Неваде, а я не слишком доверяю телеграммам. Признаться, мне и не хотелось писать им об этом подробно. Уж очень много поставлено на карту. Возможно, так много, что я перестал доверять даже самым надежным своим партнерам.

Мойра нахмурилась и поправила свои ярко-рыжие волосы. Сейчас она вспомнила, что произошло несколько лет назад. Тогда вокруг Джея Мака плелась страшная интрига, и вся Северо-Восточная железная дорога могла перейти в друре руки. И после этого он утверждает, что все это не опасно? Мойра вздохнула, и ее глаза выразили то, о чем она не решалась сказать.

Между тем Скай подалась вперед, и ее хорошенькое личико оживилось.

— Ты хочешь, чтобы я украла для тебя это изобретение? — спросила она с неподобающим леди пылом. Заметив, как испугалась мать, Скай изобразила смущение.

— Я не прошу тебя ничего красть! — возмутился Джей Мак, едва не поперхнувшись виски. — Я просто хочу с твоей помощью вернуть его себе.

Скай смущенно отвела взгляд от отца. Мойра же, заметив, что муж сделал ударение на слове «красть», сказала:

— Прости, но я не вижу здесь разницы.

Джей Мак ударил кулаком по столу так, что чай выплеснулся из чашек.

— Нельзя украсть то, что принадлежит тебе!

— Разве этот двигатель — твой?

Он кивнул.

— Я оплатил работу над ним и купил его.

— Тогда почему же он до сих пор не у тебя?

— Он еще не готов, но изобретатель должен присылать мне отчеты о том, как идут у него дела. Этот двигатель еще не испытывали, но говорят, что изобретатель на верном пути и работа близится к завершению. В последний раз, когда я запросил его о положении дел, он ответил кратко и невразумительно. — Джей Мак пожал плечами. — Боюсь, он решил прекратить работу или — и того хуже — продать идею кому-нибудь другому. По контракту он не имеет на это права, и тебе следует выяснить, обоснованны ли мои подозрения. Еще лучше, если тебе удастся достать чертежи или сам двигатель.

Откинувшись на спинку стула, Мойра перекрестилась.

— Боже мой, — тихо пробормотала она, — я не могу это слышать! Джей Мак, ты должен послать кого-нибудь из своих людей, а не младшую дочь.

— Мама, как ты можешь говорить такое! — рассердилась Скай.

До сих пор мать всегда поддерживала все затеи дочерей. Так уж повелось, что строгость к ним проявлял только Джей Мак.

Он выполнял отцовский долг по-своему, решая все за детей, заставляя их делать то, чего им вовсе не хотелось. Впрочем, Мэри Фрэнсис, его старшая дочь, проявила твердость и ушла в монастырь, несмотря на запрет отца. Поняв, что Мэри Мичел станет журналисткой, независимо от того, поможет ли он ей, Джей Мак попытался купить ей место в «Геральд», но она поступила на работу в нью-йоркскую газету «Кроникл». Мэри Рини пришлось доказывать ему, что она способна работать инженером на Северо-Восточной железной дороге, а Мэри Маргарет училась на медицинском факультете университета, но поступить туда ей помог не отец, а муж.

Желая выдать дочерей замуж, он железной рукой плел интриги. Мэри Фрэнсис они не коснулись, но Мичел, Рини и Мэгги пережили несколько крайне неприятных моментов.

Устремления Скай были совершенно иными, нежели у ее сестер, и именно поэтому отец не оказывал на нее давления. Она не собиралась ни служить Господу, ни знакомить людей с новостями, ни строить мосты, ни ухаживать за больными. Скай мечтала о приключениях.

Хотя эта цель была не столь уж высокой, она привлекала Скай, и, стремясь воплотить в жизнь свою мечту, девушка проявляла такую же настойчивость, как и ее сестры. Поняв, какими свойствами должна обладать искательница приключений, Скай совершенствовала эти свойства. Прекрасно справляясь с домашними обязанностями, она умела постоять за себя и отлично ездила верхом.

Скай интересовалась живописью, античным искусством и архитектурой, читала запоем книги, изучала историю и географию тех стран, где ей хотелось побывать. Она скрывала эти занятия от всех, равно как и то, что скачет на лошади в мужском седле, когда никто ее не видит. Даже родители не подозревали, насколько глубоки ее познания, считая Мэгги прилежной, а Скай — бездельницей.

Она таилась от родителей, опасаясь, как бы они не нарушили ее планы. Последний год Скай училась в университете не слишком хорошо: в зимнюю сессию не сдала почти ни одного экзамена и не собиралась продолжать учебу в весеннем семестре.

И дело не в том, что она не могла усвоить предметы, напротив, программа, которую она сама себе составила, требовала от нее большего усердия, чем университетская. Не обращая внимания на недовольство преподавателей, Скай пропускала лекции, чтобы заниматься с учителями дома.

Скай научилась метко стрелять из лука и огнестрельного оружия, фехтовать, управлять яхтой, брала уроки фотографии.

— Расскажи об этом изобретателе, — попросила Скай отца. — Что он за человек?

Джей Мак откинулся на спинку стула, держа в руке бокал.

— Серьезный, — проговорил он. — Да, это основная его черта. Трудно сказать, умен ли он, но чертежи, которые он мне показывал, великолепны. Просто великолепны!

Скучный. Это первое, о чем подумала Скай. Он спокойный и скучный зануда, но, видимо, у него хватает мозгов для того, чтобы не упустить свою выгоду. Скай встречала таких — мрачных и неспособных поговорить даже о погоде. В их присутствии она едва сдерживала зевоту.

— Так зачем, скажи на милость, такому человеку нужна наша Скай? — спросила Мойра.

Скай поджала губы, уловив в словах матери намек на свои неблестящие успехи в университете. Однако, желая выведать побольше, девушка промолчала.

Джей Мак вздохнул:

— Ему не нужна наша Скай, он даже не подозревает о ее существовании, поскольку вращается совершенно в других кругах. Но ему необходима экономка, и Скай прекрасно справилась бы с этой ролью.

Девушка удивленно подняла брови.

— Ты предлагаешь мне стать экономкой? Едва ли у меня это получится. — Поднявшись, она взглянула на родителей и одарила их невинной улыбкой. — Но шпион из меня выйдет отменный. — Подойдя к отцу, Скай поцеловала его в щеку. — Я подумаю об этом, а теперь мне пора. В парке на пруду устроили отличный каток, а я договорилась встретиться с Дэниэлом в… — Она взглянула на часы: — Ой, я уже опоздала! — Скай поцеловала мать. — Я вернусь часов в десять, но не волнуйся, если задержусь. — С этими словами она выбежала из гостиной.

Джей Мак взглянул на жену: — У вас, мадам, весьма легкомысленная дочь! Я никак к этому не привыкну.

— У нас легкомысленная дочь, — ответила Мойра. — А тебе следовало бы образумить ее.

— Да, неплохо было бы научить ее посидеть спокойно хоть десять минут.

Но Мойра не позволила ему уклониться от темы:

— Расскажи-ка мне, что это ты затеял. Я не хочу подвергать Скай опасности. Уверена, что, и ты этого не хочешь. Что-то здесь не так, по-моему, дело вовсе не в этом изобретателе. Ты что-то затеял, я чувствую это…

Приняв удивленный вид, Джей Мак заставил Мойру подняться и обнял ее. Ему нравилось, когда она вот так, глядя на него снизу вверх, чуть приподнимала подбородок. После тридцати лет, прожитых вместе, она казалась ему еще красивее.


— Он хочет, чтобы ты шпионила?

Скай, продолжая шнуровать коньки, даже не взглянула на своего спутника.

— Не нужно преувеличивать, — ответила она, повторив слова отца. — Джей Мак все-таки мой отец, не забывай об этом.

Дэниэл Пендерграс покачал головой:

— Да где уж тут забыть! — Он счистил с коньков снег. — Твой отец ненавидит меня, — огорченно заметил он.

— Иногда ты несешь чушь. Да за что же ему ненавидеть тебя, ну сам подумай, ведь вы почти незнакомы. — Скай улыбнулась другу. — Он ненавидит не тебя, ему ненавистна сама мысль о тебе.

Увидев, как помрачнел Дэниэл, Скай рассмеялась:

— Дэниэл, мы не подходим, друг другу и знаем об этом с тех пор, как впервые поцеловались.

Бледные щеки Дэниэла слегка порозовели.

— Долго ты будешь вспоминать об этом? Тогда я еще не умел этого делать. Теперь у меня получилось бы лучше, не сомневаюсь.

Зашнуровав, коньки, Скай сунула руки в горностаевую муфту.

— Потому что ты практиковался с Эвелин Харди, — спокойно сказала она и поднялась. Скамейка в зимнем парке — не лучшее место для долгих бесед. От пруда дул холодный ветер. Компания, пригласившая их кататься, веселилась у противоположного берега: оттуда доносился веселый смех.

— Пошли, Дэниэл, твои друзья заждались.

Дэниэл посмотрел на осторожно ступившую на лед Скай. Когда он встал на коньки, она уже отъехала далеко и держалась на льду свободно и грациозно. Он надел шапочку и завязал шарф потуже. Высокий Дэниэл не отличался изяществом и стоял на коньках не слишком уверенно, но, зная свои недостатки, всегда говорил о них с юмором. Когда-то Скай уверяла Дэниэла, что он красив, хотя юноша ей и не нравился. Дэниэл улыбнулся: Эвелин Харди поступала так же.

Подъехав к друзьям, Дэниэл увидел, что Скай катается одна. Улыбка сбежала с его лица. Он знал, что его друзья терпят присутствие Скай ради него. Она сегодня верно заметила: те, с кем они катались, были его друзьями, а не их общими. Это он пригласил сюда Скай, а не они. Ему просто не верилось, что многие до сих пор чураются ее лишь потому, что она незаконнорожденная.

Взглянув на Дэниэла, Скай тут же направилась к нему.

— Видишь, чем я тут занималась, — сказала она, кивнув на идеально ровный круг, вычерченный лезвиями коньков. — Долго же ты сюда добирался!

Если ее и обижало, что эта компания не принимает ее, она этого не показывала. Скай весело улыбалась, ее зеленые глаза блестели, лицо разрумянилось и стало от этого еще привлекательнее. Спортивная шапочка с меховой оторочкой сползла набок. Костер, горевший на берегу, озарял катающихся золотисто-оранжевым светом, и ее ярко-рыжие волосы, выбившиеся из-под шапочки и шарфа, напоминали языки пламени.

Она взяла Дэниэла под руку, и ему показалось, что сегодня Скай сжала его локоть сильнее, чем обычно. Дэниэл заглянул ей в глаза. Нет, не похоже, что у нее какие-то неприятности, хотя он прекрасно знал, что Скай привыкла скрывать чувства и редко делится своими мыслями.



— Что случилось? — Сейчас они направлялись к его друзьям. Кто-то выкрикнул его имя, и он в ответ поднял руку.

— Ничего.

— Скай?

— Ничего не случилось, — повторила она. — И меня ничуть не волнует, что они будто не замечают меня.

Дэниэл и сам толком не понимал, в чем дело. Его друзья никогда не вели себя со Скай так пренебрежительно. Взяв Скай под руку и присоединившись с ней к движущимся по широкому кругу парам, Дэниэл огляделся. Оркестр на берегу играл довольно громко, но музыка не мешала разговору.

— Чарли, Элис! Привет! — Он обернулся к ехавшей за ними паре. — Помните Скай Деннихью?

Даже в полумраке было заметно, как смутился Чарли, исподлобья взглянувший на Скай. Элис вымученно улыбнулась.

— Рада видеть тебя, Скай, — сказала она и, опустив голову, принялась рассматривать лед.

Скай рассмеялась весело и непринужденно, но еще теснее прижалась к Дэниэлу.

— Я знаю Элис Хобс с шести лет, — шепнула она, — и на прошлой неделе Чарли сказал мне по секрету, что собирается просить ее руки. — Чарли и Элис, ехавшие раньше позади них, теперь остановились и ждали удобного момента, чтобы войти в круг в каком-нибудь другом месте. — Что со всеми случилось? — спросила Скай. Ею пренебрегали и раньше, и она даже испытывала некоторое удовольствие, замечая смущение людей. Но сегодня ее встретили с откровенной неприязнью.

Дэниэл пожал плечами.

— Будь я проклят, если хоть что-нибудь понимаю, — ответил он. Оркестр заиграл новую мелодию; женщины закружились, их малиновые и золотистые юбки приподнялись; мужчины ускорили темп. Теперь уже Дэниэл нуждался в помощи Скай: она поддерживала его, чтобы он не потерял равновесие. — Я никогда не понимал этого. Ты ведь не виновата, что незаконнорожденная.

Скай прекрасно знала, что для Дэниэла все это и впрямь не имело никакого значения: она почувствовала это, как только они познакомились. Может, поэтому он знал ее лучше, чем другие. Но Дэниэл слишком наивен, и ей придется объяснить ему, что его родители никогда не пригласят ее в свой дом, хотя им и польстило бы знакомство с дочерью Джея Мака.

Об обстоятельствах ее рождения стали вспоминать особенно часто в последние годы, после того как Джон Маккензи Уэрт вступил в законный брак со своей любовницей. Нью-йоркской знати было не по душе, что он сделал это после смерти первой жены, которая, по слухам, покончила с собой из-за него. И при жизни Нины Джей Мак не скрывал, что Мойра Деннихью — его любовница. У них родились пять внебрачных дочерей, пять маленьких Мэри.

Теперь Скай не принимали в высшем обществе, куда приглашали ее мать и сестер. Новый брак Джея Мака поверг всех в неловкое замешательство. Может, со временем все и образовалось бы, но люди, долгое время отвергавшие Деннихью, не могли быстро перестроиться. Дело осложнялось и тем, что Скай не пожелала взять фамилию Уэрт, так и оставшись Деннихью.

Размышляя об этом, Скай вспомнила недавний разговор с отцом.

— Ты знаешь, он что-то затеял.

Дэниэл нахмурился:

— Кто? Чарли?

— Нет, не Чарли. Какое мне дело до Чарли, Элис и других? Я говорю о Джее Маке. Вся эта история с изобретателем несколько подозрительна. Не похоже…

Тут Дэниэл поскользнулся и нечаянно задел Скай. Пытаясь удержаться на ногах, они ухватились друг за друга. Дэниэлу удалось сохранить равновесие, но Скай, громко вскрикнув, растянулась на льду, уткнувшись носом в горностаевую муфту.

Они сразу же привлекли к себе внимание. Кое-кто неторопливо направился к ним, тогда как другие продолжали кататься, словно ничего не случилось. Скай улыбнулась, закрыла глаза и попыталась понять, не сломала ли она руку или ногу. Дэниэл склонился над ней.

— Скай, с тобой все в порядке? — спросил он, присев возле нее и прикоснувшись к ее плечу. — Что у тебя болит?

Открыв глаза, она сухо сказала:

— Все.

— Ты ничего не сломала?

Этого Скай пока не знала. Она вытянула ноги и согнула их в коленях.

— Ничего.

— Как, по-твоему, она не потеряет ребенка? — спросил кто-то громким шепотом — так, чтобы услышали другие.

— В ее положении нельзя кататься на коньках, — раздалось в ответ. — Наверное, она просто хочет избавиться от ребенка.

— Похоже, она потеряла сознание?..

Все это было так глупо и нелепо, что поначалу Скай даже не приняла сказанное на свой счет. Но, увидев изумление Дэниэла, она уже не сомневалась, что все это относится к ней.

— Такое уже случалось у них в семье, — авторитетно заявил кто-то из друзей Дэниэла. — С ее сестрами.

— Но не со всеми же! Кажется, одна из них — монахиня?

— А с чего, по-твоему, она ушла в монастырь?.. — Убежденность говорившего не оставляла сомнений в правдивости его слов.

— Мама отпустила меня сегодня сюда в последний раз, — сказала одна девушка. — Мне больше не разрешат идти на каток, если здесь будет она. Мама говорит, что раз протестант Джей Мак связался с католичкой, надо ждать неприятностей.

Знай, она, что случится на катке сегодня… — Она замолчала, предоставив друзьям догадываться, как отнеслась бы к этому ее мать.

Скай так разозлилась, что даже не ощущала обиды. Уж не думают ли они, что она оглохла?

— Помоги мне подняться. — Она протянула руку Дэниэлу.

Он помог ей сесть.

— Ты уверена, что с тобой все в порядке?

— Со мной будет все в порядке, как только ты уведешь меня отсюда! — процедила сквозь зубы Скай.

Едва Скай поднялась, все, кроме Дэниэла, исчезли. Обняв Скай за талию, он поехал вместе с ней к скамейке на берегу. Там, опустившись перед ней на колени, он стал расшнуровывать ее коньки.

— Не обращай на них внимания, Скай. Они сказали это, не подумав.

Скай невесело рассмеялась:

— Нет, они говорили именно то, что думают.

— И показали только свою невоспитанность.

— Откуда пошли эти слухи? — спросила Скай. Дэниэл пожал плечами.

— Похоже, им просто нужен козел отпущения.

— И они выбрали меня?..

Дэниэл снял со Скай коньки и отыскал под скамейкой ее ботинки.

— Вот надень. Я провожу тебя домой. — Сев рядом, он начал переобуваться.

— Помнишь, месяц назад у Билротов был маскарад? — спросила Скай.

— Еще бы! — Дэниэл привлек тогда к себе всеобщее внимание, поскольку нарядился пиратом. Скай тоже запомнили, ибо она упала в обморок в душном, переполненном зале. Правда, то же самое произошло и с миссис Спенсер, дамой лет шестидесяти пяти, страдавшей, как говорили, болезнью сердца. Скай решила, что это и дало повод, для слухов.

Судя по выражению лица Дэниэла, он все понял.

— Стоит упомянуть обо мне, и все верят самому плохому! — вздохнула она. — Хотя на свете есть вещи и похуже беременности.

Дэниэл покраснел:

— Говори тише: тебя могут услышать.

— Ну и что? — дерзко сказала она и, повысив голос, повторила: — На свете есть вещи и похуже беременности.

Дэниэлу хотелось провалиться сквозь землю. Скай нарочно выбрала момент, когда музыка стихла, и ее слова явно услышали на противоположном берегу. Он заметил, как некоторые из катающихся посмотрели на них.

— Теперь ты их убедила.

— Они и раньше не сомневались. Наверное, они думают, — Скай снова повысила голос, — что отец — ты.

Дэниэл сорвал с себя шарф.

— Скай, это не смешно!

Но она не видела в этом ничего предосудительного.

— Тебе было бы стыдно иметь от меня ребенка?

— Не говори глупостей! — сказал он, думая, как бы поскорее прекратить этот разговор.

Уверенная, что Дэниэл категорически отвергнет возможность этого, Скай никак не ожидала, что он назовет это глупостью.

— Дэниэл?.. — Она внимательно посмотрела на него. — Тебе было бы стыдно? — тихо спросила она. По выражению глаз Дэниэла Скай поняла, какие чувства одолевают его, и угадала ответ, к которому не была готова. — Ох, Дэниэл, Дэниэл, — печально проговорила она, — и ты такой же!

Он выпрямился.

— Но ты не дала мне ответить!

— Да, конечно. — Она, наконец, обулась и сунула руки в муфту. — Не беспокойся, этого все равно не случится. Я вовсе не собиралась иметь от тебя ребенка, но почему-то огорчилась. Может, потому, что до сих пор считала тебя своим другом?

— Так оно и есть.

— Нет, тогда ты не стыдился бы этого. — Она поднялась и пошла прочь.

Он побежал было за ней, но запутался в шнурках и упал. Скай даже не обернулась. Он окликнул ее, но она прибавила шаг. Ей нужно уйти от него сейчас же! Скай почти не волновало, что думают о ней его друзья, но молчаливый ответ Дэниэла казался ей предательством.

Отыскав в парке дорожку, Скай старалась не сбиться с нее. Там, где снег не расчистили, образовался наст; он хрустел под ее кожаными ботинками. Она вслушивалась в этот звук, пытаясь избавиться от навязчивых мыслей, но это не удавалось ей: Скай преследовали эти злобные голоса, и она догадывалась о том, чего они не успели сказать.

Она не сомневалась, что за глаза они называют ее мать ирландской католичкой и распутницей, хотя и не знала, что они считают более постыдным. Они наверняка говорят: «Яблочко от яблони недалеко падает» и «Какова мать, такова и дочь», — забыв о том, кто Мойра Деннихью и Джей Мак Уэрт прожили вместе больше четверти века и у ее матери за всю жизнь не было другого мужчины. По их мнению, она все равно распутница, а ее пять дочерей — незаконнорожденные. Когда же Джей Мак разорится и его влиятельности придет конец, что непременно произойдет, раз уж он связался с этой Деннихью, он узнает их истинное отношение к нему.

Да, их семья пережила не один серьезный скандал, а это всего-навсего слух. Но сейчас это впервые затронуло лично ее, и Скай гадала, дошел ли этот слух до отца. Может, поэтому он и хочет, чтобы она уехала?

Скай решила все выяснить, спросив об этом отца без обиняков. Ее вопрос, конечно, вызовет его недовольство, возможно, он даже отчитает ее. Впрочем, когда отец злится, проще понять, что у него на душе. Она заметит, если он соврет.

Звук, раздавшийся позади, заставил Скай остановиться. Снег хрустнул снова, на этот раз ближе, и у Скай волосы зашевелились на голове. Она еще надеялась, что ошиблась и слышала лишь отзвук своих шагов, но вдруг поняла, что это не так.

Скай свернула с дорожки в тень под елями и обхватила руками шершавый ствол, почти слившись с ним. Она не понимала, почему так испугалась, решив, что это кто-то чужой, а не Дэниэл. Скай затаила дыхание и ждала, всматриваясь в темноту.

Появившийся на дорожке человек шел быстро. Он остановился неподалеку от укрытия Скай и, даже не взглянув в ее сторону, оглянулся.

Она поняла, что ей нечего бояться: кто-то явно преследовал его.

Сейчас он обдумывал свои возможности. Незнакомец подышал на руки, оглядываясь по сторонам в поисках подходящего укрытия. Услышав приближающиеся шаги, Скай догадалась, что преследователей двое, а может, и больше. Она чуть не крикнула незнакомцу, чтобы он бежал к ней в укрытие, но увидела, что он вовсе не намерен прятаться или бежать. Он повернулся лицом к своим преследователям и ждал их, сжимая и разжимая кулаки.

Он стоял, чуть склонившись вперед и опустив плечи. В нем угадывались сила и ловкость. Он был без шапки и шарфа. В лунном свете его длинные волосы, падавшие сзади на воротник пальто, казались черными. Скай разглядела его профиль: суровое, чисто выбритое лицо. Он стоял неподвижно, как изваяние.

Они сразу же напали на него. Скай обрадовалась, что их только двое, хотя и не понимала, почему переживает за незнакомца. Преследователи были рослыми и широкоплечими, оба — в шерстяных кепках, надвинутых на самые уши. Один в черной, другой — в светлой, видимо, желтой или светло-серой.

— Вот он! — воскликнул Черная кепка.

Они бросились вперед, словно опасаясь, что добыча сбежит от них. Но незнакомец не побежал, а они даже не задумались, что означает его поведение. Первым набросился Желтая кепка и попытался сбить его с ног. Скай закрыла рот рукой, чтобы не закричать: ей хотелось предостеречь незнакомца. Но тот быстро повернулся, и Желтая кепка пролетел мимо него, молотя руками по воздуху, и распластался на дорожке. Он возился в снегу, что-то бормоча.

Увидев, что случилось с Желтой кепкой, его товарищ остановился.

— Все в порядке? — крикнул он. Услышав сдавленный стон, Черная кепка переключил внимание на незнакомца и направился к нему, сжав кулаки.

Приблизившись к незнакомцу, он начал делать выпады, пытаясь нанести ему удар. Но незнакомец нырял и уворачивался, легко уходя от них. Удар слава прошел у него над головой. Правый также не достиг цели. Скай видела, что Черная кепка разозлился: его удары стали сильнее и резче. Между тем Желтая кепка встал на колени и вскоре был уже на ногах. Сделав несколько неуверенных шагов, и восстановив равновесие, он бросился в схватку.

Теперь незнакомцу пришлось обороняться и с фронта, и с тыла. Ему удавалось уходить от ударов, пока противники с криком не ринулись на него. Черная кепка двинул его в челюсть; голова незнакомца дернулась назад, он пошатнулся и отступил на несколько шагов. Черная кепка снова бросился на него, собираясь нанести ему удар в грудь, но незнакомец уже пришел в себя.

Скай, стоя под елью, восхищалась точными движениями незнакомца: он быстро поворачивался, уходя от ударов, и атаковал молниеносно, как змея.

Незнакомец ударил Черную кепку ребром ладони по шее. Даже толстое пальто не смягчило удар, и у Черной кепки подогнулись колени. Он застонал — похоже не от боли, а от удивления.

Желтая кепка отступил, озадаченный тактикой своей жертвы. Дистанция между ними была достаточно большой, и незнакомец не мог достать его кулаком, но Желтая кепка не учел, что противник может нанести такой же мастерский удар ногой.

Скай изумленно раскрыла рот, увидев, как незнакомец уложил Желтую кепку, двинув его ногой в солнечное сплетение. Желтая кепка со стоном повалился на бок, дернулся всем телом и затих.

Скай перевела взгляд на его товарища. Как раз в этот момент тот бросился на незнакомца сзади. Она хотела предупредить его об опасности, но тут же поняла, что это не нужно. Казалось, этот человек наделен шестым чувством и видит, что происходит у него за спиной. Он резко повернулся и отступил в сторону. При этом он успел схватить бросившегося на него Черную кепку за шарф и пальто и отшвырнул его.

Черная кепка, пролетев вперед, упал на четвереньки всего в нескольких футах от Скай. Она затаила дыхание. Черная кепка отряхнулся, не без труда поднялся на ноги, повернулся к противнику и вновь бросился на него.

Скай видела, как незнакомец выждал до последнего, и когда казалось, что ему уже не уйти от удара, он наклонился и снова отшвырнул Черную кепку. На сей раз тот распластался на брюхе, пропахав наст подбородком. Довольно долго он лежал неподвижно, и Скай решила, что Черная кепка почел за лучшее не вставать. Но нет. Он все же поднялся, потер подбородок тыльной стороной ладони и взглянул через плечо на свою жертву, превратившуюся теперь в охотника.

— А ты у нас своенравный! — бросил Черная кепка. — Думал напугать меня своими кулаками?

Незнакомец стоял, по-прежнему молча, не шевелясь.

— Ну что ж, попробуем иначе. — Черная кепка достал из кармана крупнокалиберный короткоствольный пистолет — опасное оружие в умелых руках и на небольшом расстоянии. — Посмотрим, что ты скажешь на это, ублюдок!..

Незнакомец не стал дожидаться выстрела. Скай даже не поняла толком, что произошло. Незнакомец резко повернулся, прыгнул, молниеносным движением выбил пистолет у Черной кепки и придавил его руку ногой. Следующий мощный удар он нанес Черной кепке в живот. Тот согнулся и тут же получил третий удар — меж лопаток. Дернувшись всем телом, он затих, как и его товарищ.

Незнакомец отошел в сторону и стал рассматривать своих незадачливых преследователей. Скай заметила, что он как бы оценивает свою работу.

Похоже, вполне удовлетворенный, незнакомец покачал головой, видимо, удивляясь глупости своих преследователей. Он стоял спиной к Скай, но ей почему-то казалось, что она видит его ироническую улыбку.

— Вам, мадам, больше ничего не угрожает. Скай удивленно заморгала и оглянулась по сторонам. Неужели это относится к ней?

— Или вы еще мисс? — спросил он. Мэри Скайлер осторожно вышла из-за дерева, оставаясь на всякий случай в тени.

— Вы угадали, но вас это не касается! — дерзко сказала она, подражая протяжному акценту матери.

Он повернулся, его лицо озарилось лунным светом, и Скай увидела, что незнакомец и впрямь улыбается.

— Согласен. А теперь ступайте своей дорогой.

Он не видел ее, и Скай не хотелось покидать свое убежище и выходить на свет.

— Мне следует позаботиться о них, не так ли? — спросил он.

Поскольку его противники не подавали признаков жизни, Скай представила себе, что означает это «позаботиться».

— Вы собираетесь прикончить их?! — ужаснулась она. — Прямо здесь, в парке?

Ей почудилось, что он усмехнулся. От этого тихого звука по спине у нее побежали мурашки, но она поняла, что это не от страха, а от какого-то другого чувства.

— Я намерен связать их.

У Скай перехватило дыхание, когда незнакомец сунул руку в карман пальто: она помнила, что извлек оттуда Черная кепка. Девушка облегченно вздохнула, когда у него в руках появилась простая веревка и он покачал ею у Скай перед носом.



— Вы хорошо подготовились, — заметила она.

— Привычка.

Ее интриговало, почему этот человек, зная о грозящей ему опасности, отправился ночью в парк.

Тут Скай подумала, что ей вовсе не известно, в каких отношениях он с законом.

— Почему они гнались за вами?

— По-моему, вас это не касается, — ответил он ее же словами и даже копируя акцент Скай.

Догадавшись, что он улыбается, она поняла, что насмешила его, и рассердилась.

— Я могу закричать, — сказала Скай, — и сюда прибежит полицейский патруль.

— Можете. — Встав на колени возле Черной кепки, он достал нож и разрезал веревку пополам. Вскоре его бывший преследователь уже лежал со связанными за спиной руками и с собственной перчаткой во рту.

Скай не понимала, почему не уходит отсюда. Должно быть, дело в том, что прежде она не попадала в такие опасные ситуации, впрочем, любой опыт может пригодиться в жизни.

Заметив, что Желтая кепка зашевелился, она чуть не вскрикнула, но незнакомец уже обернулся. Увидев, что его враг пытается подняться, он съездил ему по зубам. У Желтой кепки хрустнула челюсть и голова глухо ударилась о промерзшую землю. Скай поморщилась.

— Вы хорошо умеете драться, — наконец проговорила она, обретя дар речи — Прямо как хулиган с Дублин-стрит.

Незнакомец только пожал плечами и принялся связывать Желтую кепку. Покончив с этим, он оттащил бесчувственное тело под ели, где только что пряталась Скай.

Ей стало не по себе.

— Что вы делаете? — Ей хотелось, чтобы ее голос звучал более резко, но в нем слышался испуг.

— Убираю его с дороги, — спокойно ответил он. Оттащить Желтую кепку под ели было вовсе не просто, но он даже не запыхался. Проходя всего в нескольких футах от Скай, он и не взглянул на нее. Усадив Желтую кепку на снег и прислонив его спиной к стволу ели, незнакомец поступил точно так же и с Черной кепкой. Потом он разрыхлил ногами снег, чтобы не было видно, куда оттащил тела.

Снова выйдя на дорогу, он наконец взглянул на Скай.

— Вам лучше уйти, пока они не очухались. — Скай медлила: ей хотелось уйти отсюда вместе с ним. — Уверяю вас, они будут менее почтительны к леди, нежели я.

Она покраснела:

— Сэр, вы льстите мне. Я вовсе не леди.

Незнакомец немного помолчал.

— Может, вы не откажетесь поужинать со мной? Я заплачу за вас.

— Вы не так поняли меня, сэр. Если я не настоящая леди, то это вовсе не означает, что я — шлюха.

Незнакомец задумался, потом тихо рассмеялся:

— Вы тоже не так меня поняли. Просто вы оказали бы мне услугу, если… — Он умолк. Позади них на дорожке послышались шум и смех большой компании. Прокричали чье-то имя, в ответ раздался женский смех.

— Пойдемте! — поторопила Скай незнакомца, заметив на его лице нерешительность. — Нужно уходить отсюда. — Она хотела повторить это еще раз, но ей не пришлось этого делать: незнакомец исчез так быстро, словно растворился в воздухе.

Скай снова спряталась и, лишь узнав Дэниэла и его друзей, опять вышла на дорожку.

— Скай! — Дэниэл остановился как вкопанный. — Я думал, ты давно дома.

— Похоже, ты не спешил догнать меня, — саркастически ответила она и посмотрела на его друзей. Они ничуть не смутились. Луиза Эддисон и Элис Хобс уставились на нее. Томас Ньюмэн сдавленно засмеялся. Чарли смотрел себе под ноги. Ричард Милл и Эмми Скот, казалось, просто не замечали ее.

Вдруг Скай разозлилась на Луизу и Элис за то, что они таращатся на нее так, будто у нее выросла вторая голова, на Томаса за его дурацкий смех, на Чарли, Ричарда и Эмми за их пренебрежение. Но больше всего она злилась на Дэниэла — ведь он даже не нашел нужным хоть как-то помочь ей! Все-таки она леди, и никогда не позволит им усомниться в этом.

— А вдруг я действительно беременна, Дэниэл? А если с ребенком что-нибудь случится? — неожиданно вырвалось у нее.

Элис, Эмми и Луиза изумленно ахнули. Молодые люди с ужасом и восхищением посмотрели на Дэниэла.

Скай резко повернулась и пошла по дорожке.

Глава 2

— Скай, подожди! — Дэниэл, заметив смущение друзей, поспешил извиниться перед ними: — Она все выдумала, желая шокировать вас, клянусь! — Он побежал. — Скай!

Она даже не оглянулась.

— Ты извинился перед ними за меня? — спросила она, когда Дэниэл нагнал ее. — Наверное, ты сказал им, будто я немного сдвинулась из-за того, что мне хочется иметь ребенка?

Дэниэл схватил ее за локоть, но она тут же вырвалась.

— Ты ведешь себя просто глупо! Ты же нарочно стараешься убедить их, что все эти домыслы — правда, но я не понимаю, зачем это тебе. Неужели ты хочешь, чтобы они тебя отвергли?..

Скай крепко сцепила пальцы в горностаевой муфте. Они уже вышли из парка, и девушка чуть пригнула голову, прячась от ветра.

— Я всю жизнь была изгоем, просто сегодня это впервые показали открыто. — Она говорила так тихо, что Дэниэлу пришлось наклониться к ней. — Мне нечего делать в этом городе. Я всегда это чувствовала. Не знаю, почему, но чувствовала. И мне очень хочется отсюда уехать.

Дэниэл остановил кеб и назвал адрес Скай.

— А как же твоя учеба? — спросил он, когда они уселись.

Она пожала плечами:

— Я не собираюсь возвращаться в университет после каникул.

— Но…

Скай повернулась к Дэниэлу:

— Ты полагаешь, что Джей Мак не в курсе?

— Мне это не известно. Она невесело усмехнулась.

— Просто ты знаешь его не так хорошо, как я. Он не только догадался, что я собираюсь оставить университет, но и сделал соответствующие выводы. Иначе нельзя объяснить то, что он предложил мне сегодня.

— То есть, по-твоему, он надеется, что ты скорее вернешься в университет, чем станешь экономкой?

Скай фыркнула.

— Ты и впрямь не понимаешь, чего он хочет?

— Кажется, нет.

Она похлопала Дэниэла по руке.

— Ну ладно. Все-таки Джей Мак — мой отец, и я несколько лет наблюдала, как он выводил в люди моих старших сестер. Им двигали наилучшие побуждения, и он искренне хотел устроить их жизнь.

Дэниэл вздохнул:

— Знаешь, Скай, сейчас я даже рад, что поцеловал тебя в тот раз так неумело. Не хотел бы я иметь такого тестя, как Джон Маккензи Уэрт.

Она склонилась к Дэниэлу и положила голову ему на плечо.

— Это тебе не угрожает, Дэниэл, — с чувством сказала она. — Совсем не угрожает.

Его рассмешила ее искренность:

— Ты считаешь, что не достойна этого?

— О Господи! Я знаю, что не достойна. — Она подняла на него взгляд. — Ты же видел, что произошло сегодня на катке. Когда меня выставляют дурой, я позволяю это и, более того, даже благодарна тем, кто это делает.

Дэниэл усмехнулся:

— Ты же нарочно прибедняешься. Меня не проведешь. — Прежде чем Скай успела возразить, он добавил: — И все же я никак не могу понять, что затеял твой отец.

— Эта история про двигатель и изобретателя… шита белыми нитками.

— Как?..

— Все это он просто выдумал, — пояснила она. — На самом деле Джей Мак преследует совершенно иную цель.

— Какую же?

— Джей Мак хочет заставить меня изведать настоящую скуку. Он полагает, что, проработав экономкой у нудного старика несколько недель или месяцев, я взмолюсь, чтобы мне позволили вернуться в университет.

— Значит, все приключения, которые он обещает тебе, — обман?

Скай кивнула:

— Да.

Дэниэл заметил, что Скай улыбается.

— Похоже, ты не обижена на него. А мне казалось, что ты не любишь, когда с тобой играют вот так, втемную.

— Просто я вижу в этом и положительные стороны. Разве плохо, что Джей Мак пытается соблазнить меня тем, что я и впрямь нахожу интересным? Значит, он понимает мои устремления. С сестрами он так не церемонился.

Кеб остановился у особняка Уэртов. Дэниэл помог Скай выйти и проводил ее через железные ворота к парадному подъезду.

— Значит, ты примешь предложение отца? — спросил он.

— Наверное. Сначала я колебалась, но после случившегося на катке… Мне лучше уехать отсюда и родить ребенка.

— Скай!

Она одарила его озорной улыбкой:

— Я и сама себе не верю. Ведь я не этого хочу от жизни. — Она приподнялась на цыпочки, положила руки Дэниэлу на плечи и поцеловала его в щеку. — Беги к Эвелин Харди, — сказала она. — С ней тебе будет спокойнее, чем со мной.

Через секунду Дэниэл уже стоял один на каменном крыльце, освещенный желтоватым светом, лившимся из высоких сводчатых окон. Он считал, что Скай ошиблась, говоря об Эвелин. Иначе откуда у него эта печаль?..

Понурив голову, Дэниэл направился к кебу…


Мойра оторвала взгляд от вышивания и посмотрела на Скай.

— Сегодня ты рано, — заметила она. Скай закрыла за собой дубовую дверь.

— Слишком холодно кататься, — соврала она, вынув руки из муфты и снимая шапочку. — А где Джей Мак?

— В кабинете. А почему ты без Дэниэла?

— Отправила его домой.

— Приятный молодой человек.

Скай не хотела, чтобы мать заблуждалась по поводу их отношений с Дэниэлом, и поэтому лишь кивнула в ответ.

— Джей Мак ничего больше не рассказывал о своей затее? — спросила она.

— После твоего ухода он только об этом и говорил, — улыбнулась Мойра. — Но я отослала его в кабинет.

— А что ты обо всем этом думаешь?

Лицо Мойры стало строгим, и она, не задумываясь, ответила:

— По-моему, Джей Мак в жизни не придумал большей глупости.

Скай рассмеялась:

— Совершенно согласна. А что делать мне?

— Что угодно, лишь бы ты была счастлива.

Скай не ждала такого ответа. Прислонившись к двери, она машинально заправила за ухо прядь огненно-рыжих волос. Ее зеленые глаза стали задумчивыми.

Мойра отложила вышивание.

— Похоже, ты просто устала от того, что происходит вокруг. Надо ко всему относиться проще.

Скай удивилась: мать так легко выразила то, о чем она думала многие месяцы, если не годы.

— Значит, ты не возражаешь, если я брошу учебу?

— Решай сама, но, может, тебе лучше пойти по стопам сестер?

— Может, и лучше, но такая жизнь, как у них, не по мне, — смущенно ответила Скай.

— Не хотелось бы читать тебе мораль, но подумай: не лишаешь ли ты себя возможности совершенствоваться, уходя из университета? — Увидев, что дочь собирается возразить, Мойра подняла руку. — Не спорь. Мэри Фрэнсис, Мичел, Рини и Мэгги нашли свой путь. Тебе же, Мэри Скайлер… — Мойра едва заметно улыбнулась, — тебе же хочется испытать все.

— Да, мама, это так, — искренне призналась она.

— Тогда поговори об этом не со мной, а с отцом. — Мойра наклонилась к своему вышиванию. — Взгляни-ка! Вот эта нить совершенно ни к чему… — Мойра не получила ответа: Скай уже побежала к Джею Маку.

Скай распахнула дверь кабинета, даже не постучавшись. Джей Мак сидел за столом, в камине, у него за спиной, уютно потрескивали поленья. На углу стола неровной стопкой лежали книги, а все остальное пространство занимали разбросанные газеты и гроссбухи.

Джей Мак, нацепив очки, взглянул на Скай.

— По-моему, сегодня слишком холодно, чтобы кататься на коньках. — Он откинулся на спинку своего огромного мягкого кресла.

— Ты прав, — согласилась она.

— Этот молодой Пендерграс не слоняется где-нибудь поблизости?

Скай улыбнулась отцу:

— Нет, папа, он отправился домой. Похоже, он побаивается тебя.

— Что?

— Только не притворяйся, что это тебя удивляет. Это тебе нравится. — Она подошла к камину и протянула руки к огню. — Ты знаешь, что друзья Дэниэла полагают, будто я жду ребенка? — спросила она напрямую.

Широкое лицо Джея Мака побагровело. Он сжал карандаш так сильно, что костяшки пальцев побелели.

— Нет, это мне неизвестно, — проговорил он. Скай видела, что отец едва сдерживает гнев.

— Это неправда, Джей Мак. Но, не зная, дошел ли до тебя этот слух, я подумала: может, потому ты и решил отправить меня на некоторое время к твоему изобретателю.

— Нет, это не так. Такой чепухи я пока не слышал. И кто же болтает об этом?

Скай пожала плечами.

— Думаю, что почти все, но сама я услышала об этом только сегодня. Помнишь, я рассказывала вам с мамой о том, что упала в обморок на маскараде у Билротов?

— Помню. Тебя привез домой Дэниэл, и вы оба сказали, что в зале было невероятно душно.

— Так оно и было. Но, видимо, люди истолковали мой обморок по-своему.

Джей Мак повернулся к камину. При свете огня Скай казалась хрупкой и слабой.

— Может, сейчас не стоит уезжать?

Она удивилась:

— Почему? Ведь ты же хотел этого?

— Хотел… И хочу. Но отъезд может повредить тебе. Пойдут новые слухи: все решат, что ты поехала рожать.

Скай знала, что сейчас он вспомнил про Мэгги. Ее сестра в подобной ситуации поступила именно так.

— А если я останусь, все подумают, что я сделала аборт.

— Не нравятся мне твои рассуждения.

— Но люди верят в то, во что им хочется верить, — возразила она. — Только это я и имела в виду.

— Понимаю. Но этот разговор мне не по душе. — Джей Мак достал из кармана платок, снял очки и принялся протирать их. — О тебе и твоих сестрах уже многие годы ходит дурная молва, — тихо и печально добавил он. — Если бы я знал, то…

Скай присела на подлокотник и положила руку на плечо отцу.

— То что? Ты разлюбил бы маму? Не захотел бы иметь от нее детей?

Джей Мак покачал головой. Он не представлял себе жизни без Мойры и дочерей.

— То оставил бы все как есть, — признался он.

— Рада это слышать, — сказала она. — Что толку в сожалениях? Теперь, раз уж ты не хочешь ничего менять в своей жизни, самое время подумать над переменами в моей. Кстати, я поняла, что согласна стать шпионкой.

— Мэри Скайлер, — сурово начал он, — если ты считаешь…

Она погладила его по плечу.

— Знаю, знаю!.. Ты не заставляешь меня шпионить, ты просто хочешь, чтобы я украла эту штуковину.

Отец вздохнул.

— Ну ладно, ладно!.. Значит, ты хочешь, чтобы я стала экономкой у… — Она замолчала, ожидая, когда Джей Мак назовет имя.

— У Джонатана Парнела.

— Джонатан Парнел, — задумчиво повторила она. — Полагаю, что смогу стать экономкой мистера Джонатана Парнела. А как мне получить это место?

— Нет ничего проще, Скай. Ты просто поедешь и предложишь ему свои услуги.

— Разве он дал объявление?

— Да, в сегодняшней «Кроникл». Оно и натолкнуло меня на эту мысль.

Скай удивилась, ибо считала, что отец вынашивал этот план многие недели, а может, и месяцы: он не был склонен к опрометчивым решениям. Скай надеялась, что он придумал, как ей получить это место. Она недоверчиво посмотрела на него:

— У тебя есть это объявление?

Джей Мак указал на аккуратно сложенную газету. Отыскав объявление, она растерянно пробормотала:

— Да это в долине Гудзон!

— А куда, по-твоему, я собираюсь тебя послать?

— Я не задумывалась об этом. — Все-таки Скай надеялась, что ее отправят куда-нибудь подальше, чем на север штата Нью-Йорк. Еще раз, перечитав объявление, она нахмурилась и поджала губы: — Он живет неподалеку от нашего летнего дома!..

Он услышал разочарование в ее голосе.

— Верно.

Она задумчиво посмотрела на отца:

— Помнится, несколько лет назад кто-то купил Гринвил-Хаус…

Джей Мак кивнул:

— Это и был Парнел.

— Но ведь в том доме живет привидение! — Скай покраснела. Эти сказки она слышала уже лет пятнадцать, с тех пор, как Джей Мак купил летний дом в долине. — Так говорила Рини, — смущенно закончила она.

Отец рассмеялся:

— Значит, ты помнишь это?

— Разве такое забывается? Каждое лето мы постоянно обсуждали, живет ли в доме гринвилское привидение, и увидим ли мы его? Рини составила график дежурств: когда и кому наблюдать за домом. Первое дежурство досталось мне, поскольку я была младшей.

Джей Мак расхохотался:

— Неужели ты думаешь, что после тебя хоть одна из твоих сестер стояла на посту?! — На лице Скай отразилось удивление. — Разве ты не догадывалась, что тебя разыграли?

— Какая низость! Я даже подумать не могла… Хотя нет… Это так на них похоже, особенно на Рини: ждать, пока его увидят другие. Я по ночам просиживала на чердаке у окошка по два часа, высматривая, не появится ли привидение. Я-то считала, что охраняю их, а они просто смеялись надо мной!

Джей Мак понимал, что шутить над Скай сейчас было бы жестоко: она возмущалась так, словно все это произошло совсем недавно, а не много лет назад. Он вынул платок и вытер глаза.

— Прости, — проговорил Джей Мак. — Просто…

— Какой же я была дурой! — резко сказала она, задетая смехом отца.

— А конец этому положила Мэри Фрэнсис. Это ничуть не успокоило Скай.

— К тому времени, когда Рини сказала, что следить больше не надо, мне уже исполнилось десять лет, и я уже почти привыкла к этим дежурствам. Удивительно: все столько лет знали, что надо мною издеваются, и никто не заступился за меня!

— А вот об этом скажи своим сестрам. Мы с матерью ни о чем не подозревали, пока все это не кончилось. Лишь тогда Мэри Фрэнсис все рассказала.

— Слава Богу, хоть у нее есть совесть! — с чувством проговорила Скай.

Джей Мак смущенно заметил:

— Полагаю, Мэри Фрэнсис просто надоело уносить тебя с чердака, ведь ты всегда засыпала на дежурстве. Это я отлично помню.

— Хотелось бы мне отомстить им за это! — резко бросила Скай. — Особенно теперь, когда они не ждут этого от меня.

Джей Мак взглянул на газету.

— Ты напишешь мистеру Парнелу? — спросил он.

Скай так задумалась, что не сразу сообразила, о чем спрашивает отец.

— Я сделаю это сегодня же, но, вероятно, мне понадобятся рекомендации.

— Я уже поговорил с доктором Тернером и Логаном Маршаллом. Они дадут тебе рекомендательные письма.

— И все это ты задумал только сегодня?.. Значит, ты не сомневался, что я соглашусь?

Он покачал головой.

— Я просто надеялся.

— Но тогда мне придется бросить университет.

— Разве это большая жертва? — спросил он. — По-моему, тебе все равно там не нравится.

— Да, это не такая уж жертва. Я учусь не особенно хорошо.

— Но вовсе не потому, что у тебя плохая голова. Поняв, что отец хочет приободрить ее, Скай наклонилась, поцеловала его в щеку, пожелала ему спокойной ночи и побежала вверх по лестнице.

Спальня Скай располагалась в отдалении от родительской, в другом крыле. Раньше в соседних комнатах жили сестры, теперь она осталась здесь одна. Иногда ночами Скай скучала о них: не с кем было поболтать, поделиться радостями и невзгодами, — но сегодня она порадовалась, что их нет рядом. Одна из них наверняка попыталась бы отговорить ее от поездки, другая, вероятно, Рини, которая, скорее всего и придумала историю с гринвилским привидением, сказала бы, что все это не сулит ей ничего хорошего.

Размышляя об этом, Скай покачала головой. Привидение!.. Узнав, что ей предстоит поездка в Гринвил-Хаус, она ощутила прежний страх, но вместе с тем Скай сгорала от любопытства, и это придавало ей силы.

Такое же чувство она испытала сегодня в парке, когда, прячась под елями, поняла, что незнакомец решил сразиться со своими преследователями.

Усевшись, Скай бросила газету на столик и помассировала виски, чтобы немного расслабиться.

Незнакомец… Она заставила себя не думать об этом происшествии, но не смогла избавиться от других мыслей. Она искала приключений и еще несколько часов назад считала, что ни в коем случае не станет экономкой Джонатана Парнела, поскольку это вовсе не для нее. Теперь же, когда она вспомнила о привидении и о своих детских страхах, у нее возникло такое чувство, будто перед ней распахнулась какая-то таинственная дверь. И Скай неудержимо захотелось войти в нее.

Она развернула газету и перечитала объявление Парнела.

«Требуется экономка на постоянную работу, способная руководить прислугой и самостоятельно выполнять как легкую, так и тяжелую работу. Обеспечивается жильем и питанием. Жалованье — 50 долларов в месяц. Писать: 224 Брук Плэйс, Бэйлиборо, штат Нью-Йорк».

Легкая и тяжелая работа… Наверное, он хочет, чтобы экономка не только протирала мебель, но и передвигала ее. Жалованье меньше того, что выдает ей отец на карманные расходы, но в Бэйлиборо она прекрасно проживет и на эти деньги. В деревне их не на что тратить. Руководить прислугой… Она припомнила, что Гринвил-Хаус такой же большой, как дома на Пятой авеню. Там, должно быть, много прислуги.

Решив, что ложиться еще рано, Скай зажгла лампу на маленьком письменном столике, надела ночную рубашку и халат.

Написать письмо мистеру Парнелу оказалось не так-то легко. Скай опасалась, как бы он не догадался, что она молода и неопытна. Ведь тогда он не захочет даже встретиться с ней. Конечно, в случае чего она воспользуется рекомендациями доктораТернера и Логана Маршалла, но лучше обойтись без посторонней помощи.

Перечитав последний черновик, Скай решила, что его можно переписать начисто. Она потянулась, зевнула и снова склонилась над столом. Едва начав писать, она вдруг услышала внизу какой-то шум.

Перо застыло у нее в руке. Прислушавшись, Скай взглянула на каминные часы: второй час, слишком поздно, отец и мать наверняка спят, а миссис Кавенаф с мужем уже давно отправились к себе, в квартирку над сараем для экипажей.

Но она, несомненно, слышала чьи-то шаги! Стараясь не шуметь, Скай осторожно поднялась со стула и босиком направилась к двери. Выйдя в коридор, она пошла к лестнице, завязывая на ходу поясок халата. Внизу было тихо. Скай затаила дыхание и прислушалась. Ничего! Должно быть, ей просто померещилось. Но тут внизу вновь раздался какой-то звук.

Откуда же он донесся? Спускаясь по лестнице, Скай втайне надеялась, что застанет на кухне отца или миссис Кавенаф. Но там было темно, и Скай поняла, что шум доносится из другого конца коридора.

Взяв большой кухонный нож, она направилась в коридор. В мертвой тишине Скай слышала только стук своего сердца и шум крови в голове. Воображение рисовало ей картины одна страшнее: другой. Не зная толком, что будет делать, если; столкнется с незваным гостем, она открывала все? двери подряд и заглядывала в каждую комнату. Только убедившись, что там никого нет, Скай: шла дальше.

У кабинета отца она остановилась, приложила. Ухо к двери, затем нагнулась и заглянула в замочную» скважину. Тусклый свет в комнате напугал ее, но Скай почти сразу сообразила, что это, должно быть, догорают угли в камине. Несколько успокоившись, она повернула ручку.

И тотчас почувствовала: здесь кто-то есть!..

Скай попыталась захлопнуть дверь, не входя в комнату, но кто-то сунул ногу в щель. Она хотела закричать, но у нее перехватило дыхание. В то же мгновение рука в кожаной перчатке закрыла ей рот, а другая, больно сдавив запястье, втащила в комнату. Скай выронила нож и услышала, как захлопнулась дверь.

Поняв, что позвать на помощь не удастся, Скай; дважды ударила незнакомца локтем, но его хватка, от этого не ослабла. Она вцепилась зубами в кожаную перчатку, но тут почувствовала, что теряет сознание. Последнее, что она помнила — это чье-то жаркое влажное дыхание возле своего уха и голос, просивший ее успокоиться.

Придя в себя, она не знала, сколько времени прошло. Скай не могла пошевелиться и дышала только носом. Во рту у нее был кляп, на глазах — повязка, руки и ноги крепко связаны.

— Ну, вот ты и пришла в себя! — услышала Скай хриплый шепот из противоположного конца комнаты. — Я не собирался на тебя нападать. Впрочем, ты и сама это понимаешь.

Уж лучше бы он с ней не разговаривал: Скай не могла ответить ему, а его хриплый шепот не предвещал ничего хорошего. Повернув голову, Скай попыталась хоть что-нибудь разглядеть сквозь тонкую ткань, закрывавшую ей глаза, но в свете угасающего камина видела лишь неясные тени. Незванный гость, похоже, возился сейчас возле отцовского стола. Скай слышала шелест бумаг и звук открываемых и закрываемых ящиков.

Что он ищет? Она попробовала вытолкнуть кляп, но ей это не удалось.

— Ничем не могу помочь, — сказал он, словно радуясь ее беспомощности. Несколько минут было тихо, и Скай решила, что он читает. Она попыталась ослабить веревки на руках.

— Где сейф?

Он снова зашуршал бумагами и задвинул ящик стола. «Значит, он уже обыскал стол Джея Мака», — додумала Скай.

— Где сейф? — повторил он.

Теперь он стоял совсем рядом, и в его голосе звучали нотки нетерпения и тревоги. Толстый персидский ковер скрадывал звуки: поэтому она не слышала ни звука отодвигаемого стула, ни его шагов.

— Я знаю, что ты отлично слышишь меня. Он склонился над диваном, на котором лежала Скай. Его лицо было теперь в нескольких дюймах от нее. Скай хотела отодвинуться от него, но уперлась спиной в диванные подушки.

— Где сейф?

На сей раз, в его голосе слышалась угроза. Скай покачала головой. В доме не было сейфа. Все важные бумаги отец хранил в офисах компании.

— В доме нет сейфа?

Скай кивнула. Она надеялась, что теперь он уйдет, однако этого не произошло. Он коснулся ее волос, и Скай вздрогнула.

— Мистер Уэрт хранит документы в офисе?

Скай удивилась, что он не спросил, «где хранит бумаги отец», но тут же поняла, что ему неизвестно, кто она. «А почему он должен это знать? — подумала Скай. — Наверное, он принял ее за служанку».

Его рука легла ей на плечо. Она почувствовала прикосновение мягкой кожаной перчатки. Стал бы он вести себя подобным образом, зная, что она — дочь Джея Мака? Скай дернулась. Рука скользнула ей на грудь; она окаменела, у нее перехватило дыхание. Даже войдя в комнату, она не испытала такого страха.

— В Уэрт-Билдинг? — сердито спросил он и ухватил пальцами ее сосок.

Скай отчаянно замотала головой. Раз уж он принял ее за служанку, то, конечно, поверит, что она не знает, где сейф. Он замолчал, очевидно, задумавшись.

— Хорошо, — наконец сказал он и медленно провел рукой по ее груди, затем по животу. — Но передай Джею Маку… — он подождал, пока Скай кивнула, — он мне не хозяин!

В голосе его звучала такая холодная ярость, что Скай снова вздрогнула. Она коротко кивнула и вызывающе вскинула подбородок. Он тихо усмехнулся. Она почувствовала, что он развязывает ее руки. Покончив с этим, он помог Скай сесть.

Он, видимо, рассчитывал, что теперь она сама снимет повязку с глаз и вытащит кляп. Но Скай распорядилась вновь обретенной свободой иначе. Она вслепую резко выкинула руку перед собой. Удар пришелся незваному гостю точно в лицо. Он покачнулся, но устоял на ногах, и, сорвав с глаз повязку, Скай увидела в дверях лишь его спину.

Задыхаясь, она вытолкнула кляп, вздохнула полной грудью, вскочила с дивана и хотела было броситься в погоню, напрочь забыв, что у нее связаны колени. Скай тут же упала, едва успев закрыть лицо руками. Она закричала — в надежде, что откликнутся отец или мать, но услышала только, как хлопнула входная дверь.

Скай принялась лихорадочно развязывать веревки на ногах. Освободившись, она кинулась к двери. Ее окликнул Джей Мак, но Скай, не обратив на него внимания, выбежала во двор. Ворота были закрыты. Она распахнула их, выбежала на продуваемый ледяным ветром Бродвей и посмотрела по сторонам: экипаж сворачивал на Сорок Девятую улицу, два пешехода остановились, пропуская его. Мимо Скай проехала повозка, развозившая молоко. Скай не заметила ничего подозрительного: никто не бежал, не видно было одиноких прохожих. Когда молочник уставился на нее, она вспомнила, что все еще в халате, и поспешила вернуться во двор. Только закрывая ворота, Скай почувствовала, как ей холодно.

Отец ждал ее, стоя в дверях, мать сидела у него за спиной, на нижней ступеньке лестницы; оба были встревожены.

— Скай, что случилось? Почему ты на улице, да еще в таком виде?

Скай вздохнула, поднялась на крыльцо и взглянула на Джея Мака:

— Поговорим об этом дома. — Она прошмыгнула мимо отца. — Мама, пойдем в гостиную.

Джей Мак, закрыв дверь, направился в гостиную и начал растапливать камин.

— Кто-то проник в дом, — сообщила Скай, когда родители сели.

— Отец вроде что-то слышал, но я сказала, что ему показалось.

Джей Мак погладил жену по руке.

— Все в порядке, Мойра. Ничего страшного не произошло. — Он, прищурившись, взглянул на Скай. — Правда?

Скай кивнула:

— Конечно, папа, ничего страшного. Когда я вошла, он рылся в твоем столе, потом связал меня. Вот и все. «Почти все», — подумала она. Скай не могла заставить себя сказать больше. Ей казалось, что она до сих пор чувствует на своей груди прикосновения руки в кожаной перчатке. Это ощущение было настолько реальным, что она опустила глаза.

— Связал тебя! — Голос Мойры дрожал, ее ирландский акцент стал заметнее.

— Мама, со мной все в порядке. Он просто скал что-то в столе Джея Мака.

— Он был один? — спросил отец.

— Да. И он не нашел того, что искал. — Она замялась, размышляя, стоит ли говорить все при матери. Отец, похоже, догадался об этом и взглядом остановил ее.

— Мойра, — сказал он, — сейчас неплохо бы выпить чаю, наверное, и Скай не откажется.

Мойра внимательно посмотрела на мужа.

— Ты считаешь меня дурой, Джей Мак? Я, как и ты, хочу услышать все, — заявила она.

— Он просил кое-что передать Джею Маку. — Отец спокойно ждал продолжения. — «Он мне не хозяин!» — сказал этот человек.

Мойра нахмурилась и повернулась к мужу:

— Что это значит?

Джей Мак задумчиво потер переносицу.

— Понятия не имею. — Он посмотрел на Мойру, потом на дочь. — Правда, не имею понятия.

— Нужно послать за полицией. — Мойра посмотрела на часы. — Лайем О'Шэа будет здесь с обходом только через сорок минут. Я не хочу ждать так долго. Нужно выяснить все немедленно!

— Я оденусь и схожу, мама, если это тебя успокоит, но, боюсь, наш незваный гость уже далеко отсюда. — Затем Скай обратилась к отцу: — И все же сообщить в полицию нужно. Он может забраться в твой офис, ведь недаром он выпытывал у меня, где твой сейф.

— Ты сказала ему?

Она покачала головой.

— Я не могла говорить: у меня во рту был кляп. — Заметив испуганный взгляд матери, она поспешно добавила: — Он, в общем-то, и не надеялся, что я знаю, поскольку принял меня за служанку.

Джей Мак снова погладил Мойру по руке.

— Я пошлю мистера Кавенафа за О'Шэа. А ты, Скай, никуда не пойдешь. — Он встал. — Ты можешь описать этого человека?

— Нет. Он завязал мне глаза. — Мать снова вздохнула, и Скай быстро проговорила: — Со мной все в порядке. Со мной, правда, все в порядке.

Мойра недоверчиво оглядела дочь и указала на ее запястье.

— Я что-то не замечала раньше этого синяка.

Скай проследила за взглядом матери. На кисти действительно появился синяк.

— У меня был нож, но мне пришлось его бросить.

Мойра откинулась на диванные подушки и перекрестилась:

— О Боже!

— Я иду за мистером Кавенафом, — сказал Джей Мак. — Больше ничего не говори матери, Скай. Лучше поставь чайник. — Он поспешно вышел из комнаты.

— Мама, ты хочешь чаю?

— Я бы предпочла виски.

Скай улыбнулась:

— Хорошо. Я бы тоже не отказалась, а то меня бьет дрожь. Ну и ночка! — Скай встала и направилась в столовую. Через минуту она вернулась с двумя бокалами виски и протянула один из них матери. — Джей Мак рассказал тебе, что произошло сегодня на катке? Насчет моей беременности?

— По-моему, отец велел тебе помалкивать, — сухо заметила Мойра. — Слышать ничего не хочу!

Скай улыбнулась. Очевидно, мать уже все знает.

— Ладно, тогда пойду дописывать письмо мистеру Парнелу. — Заметив удивленный взгляд матери, Скай пояснила: — Изобретателю.

— Значит, ты все же решила отправиться к нему? Я сомневалась, что ты согласишься.

— Это будет увлекательно, — ответила Скай. — К тому же своим отказом я расстроила бы планы Джея Мака.

— Почему ты решила, что у него есть план?

— У него всегда что-нибудь на уме, так почему же сейчас должно быть иначе? — Скай закуталась в плед и отхлебнула виски. — По-моему, он считает, что этот изобретатель — подходящая партия для меня.

Мойра наконец улыбнулась:

— Это в его духе.

— А тебе он ничего не говорил?

— Он никогда не делится со мной такими вещами. И о том, что Рини и Джаррет собираются пожениться, и о неприятностях Мэгги с Коннором я узнавала, когда уже было слишком поздно. Джей Мак знает, что я не люблю во все это вмешиваться.

Джей Мак вошел в гостиную, держа в руке нож для разделки мяса.

— Мистер Кавенаф пошел за полицией. Я осмотрел кабинет: похоже, ничего не пропало. — Он показал нож: — Кстати, я нашел на полу вот это. О чем ты только думала, Скай?

— Кажется, я плохо соображала, — призналась она.

Через десять минут прибыл полицейский патруль. Следом за ним пришли еще двое полицейских из участка.

Скай повторила им свой рассказ, а затем Мойра отвела ее в спальню. Джей Мак отправился с одним из полицейских в Уэрт-Билдинг, тогда как второй остался в доме — на случай, если незваный гость решит вернуться. Лайем О'Шэа продолжил обход, сочтя, что в опасности могут быть теперь и соседи.

Мать уложила Скай, и та свернулась калачиком. Ей было приятно, что Мойра так заботлива: от этого обеим стало спокойнее.

Мойра присела на краешек кровати и приложила ладонь ко лбу Скай.

— Ты так и не согрелась, — сказала она, нахмурившись. — Будем надеяться, что не простудилась. Нельзя было выбегать на холод раздетой, да к тому же босиком.

Скай крепко сжала руку матери.

— Со мной все будет в порядке, мама. Я рада, что в эту ночь изведала столько приключений.

Некоторое время Мойра молча глядела на дочь: ее щеки возбужденно горели, на губах играла улыбка, глаза сияли и казались сейчас изумрудными. Мойра удивилась, что за несколько часов дочь так внезапно похорошела.

— Ох, девочка, — нежно сказала она, наклоняясь и целуя Скай в щеку. — Ты — просто прелесть!

Скай хотела, было спросить, почему мать сказала это именно сейчас, но Мойра уже отошла от кровати и задула лампу. Скай повернулась на бок и смотрела на светлую щелку под дверью до тех пор, пока свет не погас и в коридоре. Мать спустилась вниз: она слышала ее легкие шаги.

Уже засыпая, Скай подумала, что никому еще не рассказала о приключении в парке, и теперь призналась себе, что сделала это сознательно.

Она засыпала, размышляя о незнакомце. Она не видела его лица, но он воплощал в себе все то, к чему она стремилась.


Джонатан Парнел был человеком загадочным. Держался он надменно, а порой и вызывающе, не выказывая ни малейшего интереса к тому, что делают или говорят другие. В обществе он бывал, замкнут и необщителен, никогда не участвуя в пустых разговорах.

Рано появившаяся седина была почти незаметна в его светлых волосах. Взгляд голубых глаз казался отрешенным и даже таинственным. В его лице с выразительными чертами и волевым подбородком угадывалась порода.

Войдя в номер гостиницы «Святой Марк», Парнел всем своим видом выразил неудовольствие. Уолкер Кейн сидел в мягком кресле лицом к двери. Его лицо и суровый взгляд чуть прищуренных глаз свидетельствовали о раздражении, но за время их краткого знакомства Парнел уже не раз убеждался, что гнев Уолкера быстро иссякает.

Уолкер Кейн не шевелился; он наблюдал за Парнелом.

— Женщина? — спросил Кейн.

В ответ Парнел поднял два пальца:

— Две.

Уолкер спокойно сказал:

— Так нельзя, мистер Парнел. Я не смогу помочь вам, если вы не будете следовать моим инструкциям. — Быстро поднявшись, он вытащил из кармана пачку денег. — Вот мое жалованье за месяц, мне не за что его получать! — Он протянул деньги Парнелу. Парнел денег не взял, но посмотрел на Уолкера Кейна с холодным любопытством.

— Ты не имеешь права отказываться, — сказал он, наконец. — Речь идет о моей жизни.

Уолкер пожал плечами. Джонатан Парнел был старше его на пятнадцать лет, но вел себя как пятнадцатилетний мальчишка.

— Я возражал против этой поездки в город, но вы и слушать меня не захотели.

— Мне пришлось съездить, — ответил Парнел, — поскольку для работы понадобились детали, которые нельзя заказать. — Он нетерпеливо махнул рукой и, задев Уолкера, прошел к буфету. — Я уже говорил тебе об этом. Ненавижу повторять!

Уолкера ничуть не смущало раздражение хозяина. Он сунул деньги в карман и повернулся к Парнелу, наливавшему себе виски.

— Куда вы ездили?

— К «Семи сестрам». Это…

— Бордель.

Парнел снова пристально посмотрел на Уолкера.

— Ах, вот оно что! — проговорил он. — Похоже, тебе знакомо это заведение. — Он вдруг подумал о том, как удовлетворяет свои потребности Уолкер. Парнел никогда не замечал, чтобы он проявлял какой-либо интерес к служанкам, хотя они, несомненно, им интересовались. Видя слегка искривленный нос Уолкера, женщины, вероятно, полагали, что это следствие его любовных похождений. Парнел скользнул по Уолкеру отсутствующим взглядом. Сам он не понимал женщин.

— Это не то, что вы думаете.

— Да?

Уолкер говорил спокойно, стараясь не выказывать раздражения:

— В этом заведении я не был.

— Понятно. — Парнел размышлял, платил ли когда-нибудь Уолкер за подобные удовольствия.

— Вам не следовало выходить отсюда, пока меня не было. Я отсутствовал не так уж долго, — сказал Уолкер.

— Ты купил то, что я просил?

— Не все. Одни магазины оказались закрыты, в других просили объяснить, что именно мне нужно, поконкретнее, а этого я не мог.

Парнел вздохнул:

— Я же все тебе растолковал!

— И тем не менее. Завтра я провожу вас в магазин.

Парнел сделал большой глоток виски.

— Значит, все-таки завтра? — насмешливо улыбнулся он. — Выходит, ты пока не собираешься бросать работу?

— Выходит, так, — спокойно ответил Уолкер. Джонатан Парнел кивнул и повертел бокал в руках.

— Тебе, как, впрочем, и мне, хотелось бы вернуться в долину.

— Там безопаснее для вас, и мы оба понимаем это.

— Я постоянно думаю о своей незавершенной работе и о том, что надо вернуться к ней.

Уолкер молчал. Парнел редко заводил разговор о своем проекте, не посвящая в него Уолкера. Он понял, что сейчас Парнел больше ничего не скажет.

— Нужно купить все необходимые вам детали завтра утром, чтобы к полудню выехать из города. Разъезжать по городу лучше в светлое время.

Парнел кивнул:

— Хорошо. Пожалуй, больше не стоит испытывать судьбу.

Эта фраза насторожила Уолкера. От его взгляда не укрылся и легкий румянец, появившийся на щеках Парнела.

— Что-то случилось?

Парнел допил виски и, тихо кашлянув, ответил:

— Нет. Сегодня… обошлось без приключений. Я имел в виду недавние события, когда моя жизнь висела на волоске.

— Тогда вам повезло. Типы, пожелавшие завладеть вашим изобретением, в другой раз подумают, стоит ли им брать потаскушку в «Семи Сестрах», зная, что там можете появиться вы.

— Ты полагаешь, что за мной следили?

— Следили за мной, это точно. — Он заметил, что взгляд хозяина снова стал отсутствующим. — Но не беспокойтесь: я ушел от них, и они не видели, что я для вас покупал.

Парнел, казалось, немного успокоился.

— Нужна конспирация во всем.

— Я делаю все так, как вы просили.

— Знаю, и потому тебя, наверное, удивит мой поступок.

Уолкер сомневался, что Парнел может его чем-либо удивить. Он привык ничему не удивляться. Хотя ему еще не было и тридцати, в своей работе он уже достиг профессионализма.

— Что же такое вы сделали? — осведомился он.

— Накануне отъезда из долины я дал в «Кроникл» объявление о найме экономки. Его напечатали сегодня.

Это удивило даже Уолкера. Его брови поднялись, и он, склонив голову набок, молча посмотрел на хозяина.

— О Боже! — пробормотал он.

Глава 3

Бэйлиборо, штат Нью-Йорк

Уолкер Кейн приоткрыл дверь гостиной и выглянул в холл. Там сидели три женщины. Две посмотрели на него, третья, с ярко-рыжими волосами, потупила взгляд. «Задумалась или просто стесняется? — подумал Уолкер. — Может, глухая? Или потеряла надежду и отчаялась?» Те, что смотрели на него, явно волновались, и на их лицах застыли робкие улыбки.

За сегодняшнее утро он уже не раз видел такие позы и такую же напряженную нервозность. Женщин, желавших получить работу у Джонатана Парнела, оказалось очень много. Сейчас Уолкер уже не помнил их лиц. Он мог сказать наверняка только одно — всем им позарез нужна работа. Пока ни одной из них не сказали ничего определенного, чтобы не отнимать надежду.

Закрыв дверь, он повернулся к Парнелу:

— Остались только трое. Вы собираетесь кого-нибудь нанять или нет?

— Собираюсь, — ответил тот. — Взяв резюме и рекомендательные письма, он сложил их веером, как игральные карты. — Стоит познакомиться с этими претендентками лично, похоже, они не так хороши, как здесь пишут. Мои утренние надежды несколько поугасли.

— Если бы вы, ознакомившись с письмами, сказали, кто из них вам более или менее подходит, — проговорил Уолкер, стараясь сдержать раздражение, — я бы провел предварительный отбор, и вам не пришлось бы беседовать со всеми. — Он уже несколько раз предлагал это, но Парнел не отвечал ничего определенного.

— Спасибо, но в том-то и дело, что все они почти одинаковы. К тому же нельзя пренебрегать мнением миссис Ридинг: нужно, чтобы новая экономка ужилась с ней.

Корину Ридинг, кухарку Парнела, многие принимали за хозяйку из-за ее властного характера.

— Тогда следовало поручить собеседование миссис Ридинг, — сказал Уолкер.

— Но угодить нам обоим трудно, — возразил Парнел.

Уолкер понял, что спорить с ним бесполезно. В конце концов Парнел и так пошел на уступку, позволив ему присутствовать на собеседовании. Ни одна из этих женщин не вызывала у Уолкера подозрений.

— Пригласи сначала мисс Стэплхерст, — сказал Парнел. — Посмотрим, что это за птица.


Скай Деннихью поняла, что ей совершенно не хочется поступать на эту работу, как только она вошла в холл и увидела других претенденток. Достаточно было одного взгляда, чтобы понять, кто из них действительно нуждается в работе, а кто просто подыскивает себе место получше.

Через некоторое время Скай решила встать и уйти, но тут между женщинами завязалась беседа, и перебивать их ей не хотелось, а уйти, не попрощавшись, она сочла невежливым. Однако, прислушавшись к разговору, Скай подумала, что нехорошо отнимать место, на которое другие так надеялись. Джей Мак, видимо, не учел этого, когда предложил Скай поступить сюда. Отец, конечно же, не способен отнять работу у того, кому она действительно нужна, лишь затем, чтобы преподать урок Скай. Между тем девушка не сомневалась, что Джей Мак посадил ее на поезд, следовавший в Бэйлиборо, именно для этого. Она пыталась выяснить это у отца еще на станции, но он упорно молчал.

Когда в гостиную пригласили Энн Стэплхерст, Скай сидела, прислонившись к стене. Ее шляпка съехала набок, но Скай и не думала ее поправлять. Она зевнула и закрыла глаза. Когда дверь в гостиную закрылась за Энн, Скай улыбнулась, ибо почувствовала, что тот, кто вызывал претенденток, рассматривал ее очень внимательно. Скай не имела понятия, как вести себя, чтобы получить работу в Гринвил-Хаус, но знала наверняка, как держаться, чтобы не получить ее. Возможно, это и есть Джонатан Парнел. Выглянув из гостиной в последний раз, он посмотрел на нее так, словно у нее три руки.


— По-моему, эта вполне подходит, — сказал Уолкер. — И та, что заходила перед ней… мисс Стэплхерет. Думаю, она понравится миссис Ридинг.

— Не уверен, — ответил Парнел. — Трудно определить сразу, поладят ли они. Честно говоря, я бы взял ее, но лучше уж поговорить со всеми. Так, значит, там еще одна, если, конечно, она не убежала.

— Кажется, она спит.

— Спит? — Парнел усмехнулся. — Странно!

Уолкер встал и потянулся. Привыкнув к активному образу жизни, он устал бы куда меньше, проведя целый день в седле, чем сидя в удобном, мягком кресле.

— Я отошлю ее.

Парнел покачал головой, склонился над маленьким мраморным столиком и бегло просмотрел резюме.

— Нет, — сказал он, — мне хочется взглянуть на нее. Когда-то она работала у Логана Маршалла.

— Издателя «Нью-Йорк кроникл»?

— Да, вроде у него. Впечатляет, а?

Уолкер задумался. Впечатляет и то, что она уснула, придя наниматься на работу. Она могла запросто соврать в своем резюме. Впрочем, у него были основания подозревать во лжи и других.

— И все-таки подумайте, почему она решила поступить на работу именно к вам.

Положив бумаги, Парнел зажег настольную лампу.

— Нет. Это тебе стоит задуматься, почему она решила поступить на работу именно ко мне. Ты подозреваешь всех и каждого, но именно поэтому я и нанял тебя. — Он надел на лампу плафон. Зрачки потемнели и расширились. — Ты полагаешь, что каждая из женщин, с которыми мы сегодня разговаривали, может прикончить меня шваброй или веником? — спросил он у своего охранника. — Что ж, ты честно отрабатываешь свои деньги. — Парнел улыбнулся. — Теперь немного расслабься и пригласи эту девушку.

Уолкер Кейн кивнул:

— Как ее зовут?

— Мисс Мэри Скайлер Деннихью. — Парнел тихо рассмеялся. — Сразу и не выговоришь, правда?

Уолкер повторил только фамилию и пошел в холл за Скай. Она не спала, но то, что он увидел, было не лучше. Она лежала на пуфике, на животе, свесив голову вниз, и пыталась нашарить что-то завалившееся под сиденье. Если она и заметила его, то никак на это не отреагировала. Уолкер отметил, что ее поза не слишком прилична.

Он тихо кашлянул. У него чесались руки шлепнуть ее по заду.

— Вы что-то потеряли? — спросил он. Скай обернулась и вскочила, сжимая что-то в кулаке.

— Шляпную булавку. Вот она! — Скай торжествующе раскрыла ладонь.

— Понятно.

Скай прикинулась полной дурой, надеясь, что его возмутит ее поведение. Но он промолчал. Ей очень хотелось выкинуть что-нибудь еще, чтобы добить его окончательно, но она все же преодолела это желание. Поправив шляпку, она закрепила ее булавкой и встала.

— Как я понимаю, теперь моя очередь?

«А ты недурна».

Скай не сомневалась, что он так подумал. Она, чуть прищурившись, взглянула на него. Судя по всему, он не из тех, кто раскрывает свои карты, и выведать у него что-либо про изобретение будет не просто. Притом в его взгляде было нечто такое, чего она не понимала, а может, и не хотела понять. Под его взглядом Скай почувствовала себя маленькой и неуклюжей.

Уолкер уловил это, когда она зарделась и отвела взгляд. Смотреть на нее ему было приятно и забавно.

— Прошу вас, мисс Деннихью. — Он жестом пригласил ее в гостиную.

Джонатан Парнел поднялся навстречу Скай.

— Проходите, пожалуйста, — сказал он и представился. — Не хотите ли чаю? — Он взглянул поверх ее плеча на Уолкера. — Уолкер, не принесете ли чай для мисс Деннихью? А лучше принесите нам всем.

«Это что-то новенькое», — подумал Уолкер. С другими Парнел не был так любезен. Он даже не вставал и не представлялся, видимо, считая это вовсе не обязательным. Но теперь он почему-то счел это необходимым. Перемена, произошедшая с Парнелом, встревожила Уолкера. Он даже сомневался, идти ли за чаем, но, решив, что вернется через несколько минут, а за столь короткое время ничего не произойдет, Уолкер удалился, бесшумно закрыв за собой дверь.

Скай так хотелось пить, что она не отказалась бы даже от простой воды; едва войдя в комнату, девушка почувствовала, что во рту у нее пересохло, и язык словно прилип к небу.

Последние три недели, ожидая ответа на свое письмо, Скай нередко думала о человеке, которого отец назвал серьезным, что, кстати, было в его устах большой похвалой, и представляла его совершенно другим. Изобретатель оказался совсем не старым. У него были голубые глаза, а в светлых волосах она заметила седые пряди.

Поняв, что слишком пристально смотрит на него, Скай отвела взгляд. Рядом с ним она казалась себе такой же юной и неловкой, как и с тем, что скрылся за дверью.

Парнел держался официально, но любезно. После второго приглашения Скай села в кресло, не сразу сообразив, что заняла место Уолкера.

— Ничего, ничего. Сидите. Мистер Уолкер найдет, где устроиться.

Оценив любезность мистера Парнела, Скай вместе с тем заподозрила, что отец заранее договорился с ним.

От Скай не укрылся беспорядок в гостиной. Часть мебели была покрыта чехлами, повсюду стояли восточные статуэтки, на камине поблескивал медный подсвечник. Темно-бордовые парчовые занавески не пропускали дневного света. У стены Скай увидела пианино. На нем и на стуле возле него валялись ноты. На стене висели выполненные маслом портреты и пейзажи.

Стол Парнела был загроможден бумагами; возле дивана стоял поднос с недоеденными бисквитами; под креслами валялись салфетки с кофейными пятнами. На камине, облицованном фаянсовой плиткой, толстым слоем лежала пыль.

Несмотря на огонь в камине, в комнате было сыро и пахло плесенью.

Скай поняла, что Парнел не замечает этого хаоса. «Может, это что-то вроде экзамена, — подумала она. — На работу возьмут лишь ту, которая приведет в порядок эту комнату». Скай не сомневалась, что в случае чего справится с этим.

Парнел, внимательно разглядывая Скай, откинулся на спинку кресла, закинул ногу на ногу и взял со стола ее резюме и рекомендательные письма.

— У вас большой опыт. Я полагал, что вы старше. К этому вопросу Скай была готова.

— Я поступила на работу к Тернерам в четырнадцать лет, — ответила она. — Сначала я присматривала за их младшей дочерью: доктор Тернер пропадал в больнице, а у его жены времени на все не хватало. Я прожила у них несколько лет, но когда Эми выросла и необходимость во мне отпала, оказалось, что обойтись без меня они уже не могут.

— И все же вы от них ушли…

— Тернеры не хотели меня отпускать, но потом рекомендовали Маршаллам.

Скай даже сама удивилась, как складно врет. Она тренировалась три недели, и теперь сама почти верила в то, что говорит.

— Вы работали у тех Маршаллов, которым принадлежит «Кроникл»?

— Да. Вы их знаете? — Скай было известно, что такие вопросы не задают, устраиваясь на работу. Ну что ж, пусть считает ее слишком любопытной — ведь это не делает чести экономке.

— Конечно, знаю. Они проявляли интерес к моей работе. По-моему, жена Маршалла — актриса?

Скай кивнула. Уолкер принес чай, и только это удержало ее от желания поделиться с Парнелом пикантными слухами о миссис Маршалл.

Уолкер остановился посреди комнаты и, увидев, что его кресло занято, нахмурился. Он сдвинул локтем лежавшие на столе бумаги, освобождая место для подноса, и повернулся к Скай, удивленно подняв брови.

— Сейчас я налью. — Скай поднялась, уверенная, что теперь Уолкер займет ее место, но он этого не сделал. Она умела прекрасно сервировать стол, но сейчас решила не показывать этого. — Вот, — сказала она, протянув Уолкеру чашку с блюдцем, — возьмите. — Уолкер внимательно следил за ней, и Скай догадалась, что он уловил дерзкие нотки в ее тоне. Она поставила вторую чашку перед Парнелом. — Сливки, сэр? Может, сахар?

— Не надо — ответил он, едва сдерживая улыбку. — По-моему, мистер Кейн несколько озадачен, что вы не предложили этого и ему.

— Простите, мистер Кейн. Вы пьете со сливками или с сахаром?

— Без всего, — ответил он, — но спасибо, что предложили.

Снова усевшись в кресло, Скай подумала о том, зачем здесь вообще этот Кейн, не похожий ни на слугу Парнела, ни на его друга.

Заметив, что Скай задумалась, Парнел обратился к Уолкеру:

— Мисс Деннихью говорит, что работала у Маршаллов, владельцев «Кроникл». Ты ведь знаешь Логана Маршалла?

Усердно готовясь к этому разговору, Скай и не помышляла, что ее так быстро уличат во лжи.

— Одно время я работал на него, — отозвался Уолкер.

— Вы репортер? — осторожно поинтересовалась Скай. Ее сестра Мичел сотрудничала в «Кроникл». «Неужели Кейн с ней знаком?»

— Нет, — ответил он, — я не репортер. Я… — он задумался, — я проводил одно расследование по просьбе мистера Маршалла.

— Понятно, — Скай повернулась к Парнелу. — У Маршаллов работало десять слуг. Поначалу я занималась тем же, что и у Тернеров, но потом заболела экономка, и я стала выполнять ее обязанности.

Парнел сопоставил даты, указанные в письме Скай.

— Вы замещали ее не слишком долго.

— Да. Вскоре она поправилась, а подходящей работы для меня уже не было. Конечно, я могла бы и дальше сидеть с детьми, поскольку мне это нравится, но я хотела получить более ответственную работу.

— В этом доме нет детей, — заметил Уолкер.

— Мистер Кейн, я поняла это, едва переступив порог. Дети создают в доме особую атмосферу. Здесь не было детей уже много лет.

— Этого я не знаю, — ответил Парнел. — Я сам живу в этом доме только два года. В округе его называют Гринвил-Хаус, хотя, переехав сюда, я тотчас же переименовал его в Брук Плэйс.

— По-моему, у этого дома давняя история. — Скай обвела взглядом гостиную, заметив теперь старую, добротную мебель с толстыми ножками в виде львиных лап, темный дубовый паркет, крышку стола из великолепного зеленого вермонтского мрамора, отполированного искусными мастерами. Она подумала, что на одном из портретов, висящих на стенах, наверняка изображен тот, кто в детстве смущал ее воображение.

— Да, у этого дома есть история, — ответил Парнел. Он о чем-то задумался, и его невидящий взгляд устремился куда-то поверх плеча Скай. Ей нравилось, когда он смотрел так, как сейчас, погрузившись в свои мысли. Потом Парнел словно очнулся, и у него на губах появилась смущенная улыбка. — Вы не боитесь привидений? — спросил он.

— Я никогда их не видела!.. — встревожено отозвалась Скай. Она проговорила это, запинаясь и делая вид, будто перепугалась до смерти. Скай всегда добивалась своей цели, а сейчас она хотела, чтобы Парнел отказал ей. Чашка застучала о блюдце в ее руке, и она пролепетала: — В этом доме живет привидение?

— Говорят, что так, — ответил Уолкер, внимательно глядя на нее.

— Мистер Кейн преувеличивает, — приободрил ее Парнел. — Мы слышали об этом, когда нанимали слуг: они просили платить им больше, поскольку в доме привидение.

Она обвела гостиную взглядом:

— Платить надо больше и за этот беспорядок, мистер Парнел, я с ними вполне согласна. — При этих словах Уолкер Кейн издал странный звук, заставивший Скай подумать, что он тоже работает по найму, за небольшое жалованье. — Кое с чем я едва ли справлюсь, — продолжала она. — Я могу убирать грязь и управлять прислугой, но совладать с потусторонними силами мне не по плечу.

— Так, так, — отозвался Уолкер.

Как показалось Скай, он надеялся, что ей вот-вот откажут.

— А вы прямодушны, мисс Деннихью, — сказал Парнел и потер подбородок, внимательно разглядывая Скай. — Ни одна из женщин, претендующих на эту должность, не намекала, что мне нравится жить в грязи.

— Этого не говорила и я, — сухо возразила Скай.

И тут Парнел решился:

— Вы — тот глоток свежего воздуха, который необходим этому мавзолею.

— Мавзолею? — глухо переспросила она, что заставило его улыбнуться.

— Это слишком мягко сказано. Мисс Деннихью, каковы ваши условия?

Скай не поверила своим ушам:

— Вы берете меня?

— Если вы согласны.

— Но привидение… — пробормотала она.

Он отмахнулся:

— Уолкер избавится от него. Уолкер, ведь вам это по силам?

— Это недешево обойдется, — ответил тот.

— Тогда все в порядке. Я заплачу, сколько нужно. — Парнел снова посмотрел на Скай. — Мисс Деннихью, можете считать, что привидения уже нет. Так вы согласны?

Скай замялась, лихорадочно обдумывая ситуацию. Здесь наверняка не обошлось без Джея Мака. Парнел не предложил бы ей эту работу, если бы не происки Джея Мака. Наверняка отец хочет, чтобы она, поработав здесь, изъявила желание вернуться в университет. И, вполне возможно, гостиную привели в такой ужасный вид специально, по его распоряжению. В этом беспорядке есть что-то нарочитое: грязь, сажа, перепачканный пол, пыльные бумаги. Видимо, пришлось потрудиться не один день, чтобы комната производила столь чудовищное впечатление. Скай представила себе, как отец говорит Парнелу: «Не делай ей поблажек. Пусть она как следует поработает: чем больше, тем лучше. Тогда она сама попросится в университет».

Она пожалела женщин, побывавших в этой гостиной до нее: их судьба была предрешена, поскольку все это затеял ее отец. Однако нехорошо, что он обольщал этих женщин несбыточными надеждами только ради того, чтобы преподать ей урок.

Но Мэри Скайлер Деннихью вовсе не папенькина дочка.

Скай выпрямилась в кресле, и Уолкер Кейн понял, что она приняла решение. Скай вздернула подбородок и сжала губы, словно на кого-то разозлившись. Она держалась весьма гордо и независимо; только мускул, подрагивающий у нее на щеке, свидетельствовал о ее сомнениях.

Скай понимала, что лучше всего сейчас же вернуться домой, но знала, что этого не случится.

— А скольких человек вы собираетесь нанять? — спросила она у Парнела.

— Только экономку. Другая прислуга у меня уже есть.

— А сколько человек работает у вас?

— Пятеро. С мистером Кейном — шестеро.

Уолкер покачал головой:

— Меня можете вычеркнуть из списка. Я здесь не для того, чтобы чистить столовое серебро.

— Оставайтесь, раз уж привыкли к этому дому, — милостиво разрешила Скай и повернулась к Парнелу: — Я хочу, чтобы вы взяли еще одну женщину, которая умеет работать как следует. И я не выношу, когда вмешиваются в мои дела.

— Вот уже несколько лет у меня работает кухаркой миссис Ридинг, — сообщил Парнел.

— Наймите еще одну женщину, — повторила Скай.

— Не можете обойтись без помощницы? — полюбопытствовал Уолкер.

Парнел раздраженно взглянул на него, а Скай добавила:

— Меня не устраивает жалованье, указанное вами в объявлении, но оно вполне подойдет для мисс Стэплхерст. По-моему, в этом доме хватит места для мисс Стэплхерст и для ее маленького сына. Вы ведь знаете, что у нее есть ребенок?

— Теперь знаем! — вздохнул Уолкер, размышляя, как это он выпустил ситуацию из-под контроля.

Он чувствовал, что Парнел выполнит ее требования, хотя и не понимал, почему. — Разве они не могут жить в Бэйлиборо, как другие слуги?

— Маленького мальчика нельзя оставлять без присмотра, а нанять ему няню ей не по карману. Обещаю, что он не будет вертеться под ногами и мы найдем для него какую-нибудь простую работу. Не забывайте, что я умею обращаться с детьми. — «Боже мой, — подумала она, — я уже верю собственной лжи!»

— Мне это не по душе, — покачал головой Уолкер. — Мистер Парнел, по-моему, нам нужно поговорить.

Скай не возражала: она и сама хотела все спокойно обдумать.

— Я отнесу посуду на кухню, — сказала она, — а вы тем временем все обсудите. — Взяв поднос, она вышла.

Глядя ей вслед, Уолкер задумчиво покачал головой, словно не веря в происходящее.

— Вы и вправду решили взять ее? — спросил он, хотя уже знал ответ.

— Да, если она согласится.

— И вы выполните ее требования?

— Да, — отозвался Парнел. Он спокойно посмотрел на Уолкера: — У тебя есть возражения?

Уолкер подошел к камину, взял кочергу, поворошил тлеющие поленья и повернулся к хозяину.

— Если бы вы считались со мной, то уже поняли бы, какие у меня возражения. — Он поднял руку, не давая Парнелу ответить. — Но я не стану все это повторять. Вы рискуете, нанимая на работу незнакомых людей, а тем более предоставляя им жилье в своем доме. Вам не следовало давать объявление. Вы же ничего не знаете о женщинах, просидевших здесь целый день. Их рекомендации ни о чем не говорят. Готов утверждать, что большая часть этих бумаг годится только на растопку.

— В том числе и бумаги мисс Деннихью?

— А ее бумаги — особенно. Неужели вы не заметили, какие белые и ухоженные у нее руки? А маникюр?

— Может, она работает в перчатках или ничего не делает сама, а только распоряжается?..

— Или умеет только подавать чай.

— Глупо! Зачем ей тогда наниматься на работу?

— Вы сами не догадываетесь о причинах?

Парнел задумался:

— Думаешь, она — убийца?

— Смеетесь? — Уолкер прислонился к камину. Его взгляд выдавал внутреннее напряжение. — Беда в том, что ни мне, ни вам неизвестно, кто она.

— Ошибаешься! — В голосе Парнела не было и тени сомнения. — Я знаю о ней все, что нужно.

Уолкер недоверчиво поднял брови:

— Вы знаете ее по…

— Это тебя не касается! — отрезал Парнел. — Просто ты должен поверить мне. Она — то, что нужно, и вреда мне не причинит.

— Так зачем же вы разыгрывали весь этот спектакль с собеседованиями? У вас было ее письмо. Вы могли бы поручить миссис Ридинг ответить на все остальные письма, а сами написали бы только ей.

Парнел встал:

— Мне было необходимо увидеть ее. — Он слегка улыбнулся. — Согласись, что на нее приятно посмотреть.

— Неужели вы наняли ее только поэтому? Джонатан Парнел почесал подбородок.

— Этого я не говорил. — Он прищурился. — Мисс Деннихью мне нужна, а большего тебе знать не следует. Думаю, она будет мне весьма полезна, — интуиция никогда еще не подводила меня. Ведь нанял же я тебя?..

Уолкер чуть не сказал, что Парнел знает его еще хуже, чем мисс Деннихью, но он не хотел вызывать у хозяина подозрения.

— Хорошо, — сказал он наконец. — Я вижу, вы уже решили?

Парнел кивнул:

— Утряси все с ее приемом на работу. И соглашайся на все условия.

— И насчет жалованья?

— Да.

— И взять в дом мисс Стэплхерст?

— Да. Пусть мисс Деннихью сама разбирается с прислугой. Мне не до этого. Я должен работать.

Уолкер уже знал: «должен работать» означает, что Парнел намерен приступить к работе немедленно. Однажды при нем Парнел встал из-за стола, даже не дожевав кусок, и отправился работать, осененный новой идеей. Тогда он провел в своей мастерской почти сутки, вышел оттуда в полном изнеможении, спотыкаясь, добрел до спальни и тут же рухнул в кровать. Сейчас, проводив Парнела взглядом, Уолкер ждал возвращения Скайлер Деннихью.

Она появилась со шляпкой в руке. Уолкер подумал, что у нее едва ли есть какое-нибудь оружие, кроме булавки для шляпы.

— Заходите, — сказал он, заметив, что она замешкалась в дверях.

— Мистер Парнелл не передумал? — спросила она, теребя шляпку и все еще сомневаясь, как поступить: остаться или вернуться к отцу. Скай так и не решила этого.

— Нет, не передумал, — ответил Уолкер, приглядываясь к Скай. — А вы?

Она ответила с вызовом:

— Нет!

— Понятно. — Не отводя от нее глаз, Уолкер заметил, что она нервничает, хотя и скрывает это. Перехватив его взгляд, она перестала покусывать нижнюю губу. Легкий румянец, игравший на ее щеках, тоже не ускользнул от его внимания.

Вдруг Скай повернулась к нему:

— Вы намеренно смущаете меня?

— Да, — ответил он, самодовольно улыбнувшись. — У меня получается? — Уолкер жестом предложил ей сесть. — Мистер Парнел ушел к себе в мастерскую и предоставил мне решать все вопросы, связанные с вашим устройством на работу.

Скай села в то же самое кресло.

— А почему вы за это взялись? Ведь вам вовсе не хочется, чтобы я работала здесь?

— Вы угадали.

Уолкер подошел к ней легкой, плавной походкой, ступая совершенно бесшумно. Когда он остановился перед ней, Скай подняла голову.

— Да, я не хочу этого, — сказал он, — и, как вы, вероятно, заметили, очень старался, чтобы вас не взяли. Но поймите: я, как и вы теперь, работаю на мистера Парнела, и если он говорит, что хочет вас взять… — Уолкер пожал плечами, — я должен подчиниться.

— Понимаю, — ответила Скай, помолчав. — Должно быть, трудно кому-то постоянно подчиняться?

Глаза Уолкера блеснули:

— На моем месте вы бы уволились?

— Конечно.

Сев в кресло Парнела, Уолкер сказал:

— Похоже, у вас гораздо больше предложений, чем у тех женщин, что заходили сюда перед вами.

— Вполне возможно, — спокойно ответила она.

Взяв со стола ее рекомендации, Уолкер быстро просмотрел их.

— У вас тот же опыт, что и у других, а может, и меньший.

— Вы правы.

— Так с какой же стати мистер Парнел взял на работу именно вас?

— Потому что я — «глоток свежего воздуха»? — предположила Скай и улыбнулась, отчего у нее на щеках появились ямочки. Но улыбка тут же исчезла. — Разве это важно? Я ему просто понравилась.

— Я тоже так думаю. А он? Он вам нравится?

От удивления Скай открыла рот.

Это развеселило Уолкера, но не избавило его от подозрений.

— Интересно, так ли вы молоды, как кажетесь, — проговорил он. — Может, вы просто очень хорошая актриса?

«Дело не в возрасте, а в опыте», — подумала она.

— Похоже, вы поняли меня, — заметил Уолкер. Да, она прекрасно все поняла. Скай не хотелось продолжать этот разговор, и она не ответила на его последние слова.

— Вы с ним поговорили об Энн Стэплхерст? — спросила Скай.

— Мистер Парнел согласен взять и ее.

— Но вы — против.

— Я всегда против.

— Она будет жить здесь, — заявила Скай.

— Вы давно познакомились с мисс Стэплхерст?

— Нет, только сегодня, когда ждали собеседования. Признаться, мы даже не познакомились. Просто я услышала ее разговор с одной женщиной. — Зная, как Энн необходима работа, Скай попросила взять ее.

Уолкер развалился в кресле и вытянул ноги.

— А вы любопытны, мисс Деннихью.

— Разве? Но то же самое я могу сказать и о вас.

— Правда?

Заметив, что он не отвечает на ее вопросы, Скай вновь вернулась к главному:

— Если мистер Парнел нанимает женщину, которая будет работать под моим руководством, значит ли это, что меня берут сюда не служанкой, а именно экономкой?

— Он сказал так: «Пусть она сама разбирается с прислугой».

— А как насчет жалованья?

— Вам следовало просить больше.

Скай пожалела, что не сделала этого, — не для себя, а для Энн.

— Мистер Парнел, вероятно, богат?

Уолкер неприязненно улыбнулся:

— Вы рискуете разочаровать меня, мисс Деннихью. Я полагал, что вам это уже известно. Судя по вашим рекомендациям, вы работаете только у состоятельных людей.

— У Маршаллов, конечно, водятся деньги, но я работала у них вовсе не поэтому. А до того я служила у Тернеров, которые не слишком богаты.

— Говорят, что Тернеры живут весьма неплохо. Странно, что вы считаете иначе.

Скай поняла, что нужно следить за собой. Впрочем, ничего особенного она не сказала. Если отец действительно договорился с Джонатаном Парнелом, то Уолкер Кейн наверняка в курсе дела.

— Разве вас интересует мое мнение, мистер Кейн?

— Нет. Ничуть.

— Вот и хорошо. Не отвезете ли меня в деревню? Я оставила вещи на станции. Их нужно забрать и попытаться найти Энн, если она, конечно, еще не уехала.

— Вас отвезет Хэнк.

— Хорошо.

— Я распоряжусь, чтобы для вас и для мисс Стэплхерст подготовили комнаты.

— Пожалуйста, не беспокойтесь. Если во всем доме убирают так же, как в этой комнате, нам лучше самим о себе позаботиться.

— Видите ли, — пояснил Уолкер, — эта комната в таком виде лишь последнее время.

Скай тотчас вспомнила, что в первый момент этот беспорядок показался ей нарочитым.

— Мистер Кейн, это ни в коей мере меня не удивляет.

Направляясь за ней к двери, Уолкер гадал, что она имела в виду.


Энн Стэплхерст так горячо благодарила Скай, что та смутилась. Не раз по дороге в Гринвил-Хаус слезы выступали на глазах Энн, и она благословляла судьбу, пославшую ей Скай.

— Увидев этот дом, ты перестанешь радоваться, — сказала ей, наконец, Скай. — Я заглянула в некоторые комнаты, и уверяю тебя: эта гостиная — самое чистое место в доме.

Энн достала из рукава носовой платок и вытерла покрасневшие глаза и нос: она начала плакать задолго до того, как узнала хорошую новость.

Скай показалось, что Энн Стэплхерст на несколько лет старше ее. Так или иначе, от постоянных волнений и усталости в уголках ее серых глаз обозначились морщинки, а светло-каштановые волосы утратили блеск. Высокая Энн казалась бы сильной, если бы не была так худа.

Даже сейчас, когда Энн услышала хорошие новости, ее лицо оставалось грустным. Зато ее четырехлетний сын Мэтью был полон энергии и всю дорогу ползал по кожаному сиденью экипажа, глядя то в одно, то в другое окно. Он пытался забраться к Скай на колени и без умолку болтал.

Всякий раз, услышав свое имя, он наклонял голову и смотрел исподлобья, словно поверх очков. Иногда он бросал озорные взгляды на Скай.

— В него словно бес вселился, — сказала Энн. — Вообще-то он не доставляет мне особых хлопот.

— Славный мальчик! Тебе очень повезло с сыном.

Энн улыбнулась:

— Еще бы! А у тебя есть дети? Скай покачала головой.

— Я не замужем. — Смущенная своей бестактностью, она пробормотала: — Прости!.. Я вовсе не хотела… Я не…

Знн похлопала Скай по руке.

— Я все понимаю. Не думай об этом. Ты не способна на жестокость.

— Я сболтнула не подумав. Какая глупость! Я сама незаконнорожденная. Кому, как не мне, знать, что вовсе не обязательно выходить замуж, чтобы иметь детей. — Она заметила, что Энн удивила ее откровенность. — Обычно я этого не рассказываю, но и стыдиться мне нечего. Мои родители любили друг друга и любят до сих пор.

— В том-то все и дело, — кивнула Энн. — Я тоже очень любила отца Мэта. — Она вздохнула. — Иначе и быть не могло.

Скай не стала расспрашивать ее. Если Энн захочет, то когда-нибудь расскажет сама. Экипаж подбросило на ухабе, и Скай ловко подхватила падающего с сиденья малыша. Тот весело засмеялся.

— Тебе понравилось? — спросила Скай.

Он кивнул и снова полез на сиденье, надеясь, что все повторится.

— Сегодня нам придется здорово поработать, чтобы устроиться как следует… — сказала Скай.

Солнце село. На гребне горы, по которому они сейчас переезжали, было ветрено. Голые деревья покрылись инеем. Наст казался золотым в свете луны.

— Как я поняла, в особняке живут лишь несколько слуг. С миссис Ридинг, кухаркой, я еще не встречалась, но мистер Парнел, похоже, очень ею доволен. Надеюсь, она и правда хороший повар. Наш кучер, Хэнк Райдер, ютится в квартирке над конюшней. В доме еще по меньшей мере трое слуг, но никто из них и носа не высунул, пока я осматривала особняк. Похоже, на ночь они уходят домой. Признаюсь, что мое предложение поселить тебя и Мэтью в доме особого восторга не вызвало. Мистер Парнел согласился, но мистер Кейн пытался отговорить его.

Энн кивнула:

— Я все понимаю. Мы никому не помешаем.

— Не сомневаюсь.

— А чем занимается мистер Кейн?

— Точно не знаю. Он какой-то странный, пожалуй, даже загадочный.

Энн рассмеялась, прикрыв рот ладошкой.

— Чему ты смеешься?

На бледных щеках Энн выступил румянец.

— Раз уж ты спрашиваешь… Он, по-моему, симпатичный.

— Ты права, — спокойно ответила Скай. — Но, мне кажется, обсуждать это не стоит.

— Извини. — Энн настороженно взглянула на Скай.

Заметив ее испуг, Скай поняла, что уже обладает некоторой властью над Энн. Они еще не доехали до особняка, а Энн уже, наверное, опасается, как бы ее не уволили.

— Пожалуйста, Энн, не принимай это близко к сердцу. Я просто сказала, что он какой-то странный. Может, мне и не следовало этого говорить. — Скай показалось, что Энн немного успокоилась.

— А как насчет мистера Парнела? — поинтересовалась Энн. — Ты о нем что-нибудь знаешь?

— Ничего. Во время нашей беседы он о себе не рассказывал. А тебе?

Энн покачала головой:

— В деревне поговаривают, что он какой-то изобретатель. Как ты думаешь, это правда?

— Возможно. Пока я была там, он ушел к себе в мастерскую.

— Никогда раньше не работала у изобретателей.

— Я тоже, — сказала Скай. — Наверное, он просто лудильщик, которому повезло больше, чем другим. — Скай не хотелось хорошо отзываться о Джонатане Парнеле, поскольку она не знала, какая роль отведена ему Джеем Маком. Уолкер Кейн полагал, что она понравилась Парнелу. Если это так, то Джей Мак здесь совершенно ни при чем, и это ей льстило.

Скай задумалась. Вполне возможно, что Джей Мак счел Джонатана Парнела подходящим зятем. Это похоже на отца. Парнел серьезен и рассудителен; это импонировало Джею Маку. Может, его и смущает разница в возрасте, но он закрывает на это глаза, полагая, что Парнел сможет обуздать импульсивную дочь, а ради этого готов кое с чем примириться.

Скай вздохнула. Джонатан Парнел, конечно, интересный, даже красивый, но они не подходят друг другу.

Глава 4

Скай добралась до кровати в полном изнеможении и теперь не могла заснуть. Она легла на спину и, глядя в потолок, принялась обдумывать сегодняшние достижения.

Конечно, она не относила к своим победам то, что все-таки получила это место. Однако лишь благодаря Скай на работу взяли Энн, предоставили ей и Мэтью кров. Скай решила, что за всю жизнь еще не сделала ничего более полезного. Еще она убрала маленькую комнату, где и поселилась, постелила свежее белье и разожгла камин. Сейчас все это казалось ей значительным достижением.

Она познакомилась с миссис Ридинг и уже успела дать ей понять, какое место занимает в доме, приказав приготовить ужин для Энн и ее сына. Скай почувствовала голод, ибо сама не брала в рот ничего, кроме теплого молока и хлеба. Молоко было с сахаром и корицей, что добавляло аромат, но отнюдь не питательность. Мать готовила этот напиток, когда одна из маленьких Мэри плохо себя чувствовала, и говорила, что он воскресит и мертвого.

Вспомнив детство, Скай тут же подумала о привидении. Она улыбнулась при мысли о том, как разыграла ужас, когда Парнел упомянул о нем. Увидев тени на потолке, Скай подумала, что сейчас это получилось бы у нее еще лучше. Она вздрогнула, услышав, как скрипнула от ветра балконная дверь и что-то ударилось в стекло.

Хотя Скай и было страшновато, она попыталась убедить себя, что это стукнула в окно ветка.

Повернувшись на бок, Скай уставилась на угли, тлеющие в камине. Ореховые панели, которыми была отделана комната, матово поблескивали, и Скай представила себе, как они засверкают, если их отполировать. Вскоре ее охватила дремота.

Мэри Скайлер Деннихью уснула, размышляя о том, что скажет завтра прислуге, и о том, как отомстит за все это отцу.


— Меня зовут мисс Деннихью, — сказала она собравшейся на кухне прислуге. — Как вы уже, вероятно, знаете, вчера мистер Парнел взял меня на работу. Но вам, наверное, пока неизвестно, что он наделил меня определенной властью, и я буду ею пользоваться, чтобы навести в доме порядок.

Скай помолчала, вглядываясь в обращенные к ней лица. На Энн ее взгляд задержался ненадолго, поскольку они были заодно. Рядом с Энн сидел Хэнк Райдер. Он медленно и мрачно кивал. Вчера он здорово им помог. Он показался Скай несколько угрюмым, однако делал все умело и проворно. Худой, но сильный Хэнк отнес багаж Скай к ней в комнату так легко, словно в сундуке был пух. Он явно любил работать, значит, с ним не возникнет трудностей.

А вот близнецы Дэйзи и Роуз Фэрроу стояли рядышком, ангельски улыбаясь, и смотрели на Скай внимательно и лукаво. Они, конечно, решили не спешить с выводами, а посмотреть, как Скай себя покажет. Они будут работать, если не давать им спуску, но стоит проявить слабость, начнут лодырничать. Видимо, так же поведут себя и другие.

Самой старшей здесь, Дженни Эдамс, уже перевалило за пятьдесят. У нее были тонкие губы и близко посаженные глаза. Она одарила Скай откровенно скептическим взглядом.

Корине Ридинг, невысокой худенькой женщине, было немногим за тридцать. Эта красивая темноглазая и черноволосая женщина казалась слабой и хрупкой. Черное платье, плотно облегавшее Корину, подчеркивало ее тонкую талию.

Прежде Скай думала, что все кухарки похожи на миссис Кавенаф, толстуху, проработавшую у Мойры и Джея Мака более четверти века. Увидев осиную талию Корины Ридинг, Скай усомнилась в том, что эта женщина когда-либо пробует свою стряпню.

Корина Ридинг приветливо улыбнулась, не сводя со Скай своих черных глаз.

— Наверное, я могу сказать от имени всех: мы рады, что вас приняли. Ваша предшественница… Да стоит ли об этом? — Ее тонкие губы выпрямились, и деланная улыбка исчезла. — В мои обязанности входит только готовка, надеюсь, что вы останетесь мною довольны.

Скай чувствовала, что миссис Ридинг хотела сразу расставить все точки над «i», четко определив круг своих обязанностей. На ее месте она поступила бы точно так же, но в ее тоне Скай уловила вызов, который тотчас приняла.

— Прекрасно, миссис Ридинг, — холодно сказала она. — Я не утаю от вас, если что-нибудь в вашей работе мне не понравится. — Скай заметила недовольство, промелькнувшее в темных глазах кухарки. — А теперь, — продолжала Скай, — меня интересует, позавтракала ли уже прислуга? Я, например, нет.

— Дэйзи со мной… — начала Роуз Фэрроу.

— Дэйзи и я, — перебила ее Скай. — Учитесь говорить правильно, Роуз.

— Мы завтракаем дома, — закончила та.

Скай обратилась к Дженни:

— Вы тоже? Женщина кивнула.

— А вы, Хэнк? Вы ведь живете здесь?

— Миссис Ридинг разрешает мне стащить что-нибудь с кухни.

Скай, улыбнувшись, повернулась к Корине:

— Вы очень добры, миссис Ридинг. Но теперь мы кое-что изменим. Завтрак для прислуги будет подаваться в половине седьмого, и я прошу всех завтракать здесь. Это позволит нам больше успеть. Энн поможет вам, поскольку тоже живет здесь. — Не дав никому возразить, Скай спросила: — В котором часу вы подаете завтрак мистеру Парнелу?

Корина Ридинг побледнела от злости:

— Мистер Парнел завтракает, когда находит это нужным.

— Вам делает честь, что вы готовы подать завтрак в любой момент. — Скай все еще улыбалась. — А мистер Кейн? Сегодня я еще не видела его. Разве он не входит в штат прислуги?

Дженни Эдамс оторвала взгляд от штопки.

— Мистер Кейн будет с минуты на минуту. Он встает рано.

Скай вынула часы из кармана блузки.

— Уже восемь, значит, нельзя сказать, что он встает рано.

Энн Стэплхерст задумчиво покачала головой. Роуз Фэрроу ткнула сестру в бок, и Дэйзи прикрыла рот ладонью, давясь от смеха. Хэнк широко улыбнулся. Дженни тихонько прищелкнула языком. На лице Корины Ридинг застыло самодовольное выражение.

Скай незачем было оборачиваться, чтобы понять, кто появился в дверях.

— Может, вы войдете, мистер Кейн? — невозмутимо спросила она. — Мы как раз обсуждали ваш утренний распорядок.

— Я слышал, — сухо сказал Уолкер, входя на кухню. Он был в черных брюках, белоснежной рубашке и сером в елочку жилете. Уолкер уселся верхом на стул, положил руки на спинку и обвел взором присутствующих. Картина позабавила его. — Я пришел завтракать. Обычно у миссис Ридинг к этому времени все готово.

— Сегодня возникли некоторые проблемы, — угодливо проговорила Корина.

— Учтите, — сказала Скай, — что завтрак для прислуги будет подаваться теперь в половине седьмого. Надеемся, что вы к нам присоединитесь.

— Мисс Деннихью, — начал он с расстановкой, — не сочтите за хвастовство, но, например, сегодня в половине седьмого я уже ехал в Бэйлиборо по делам мистера Парнела.

— Тогда вам следовало перекусить перед отъездом, — заметила Скай.

Уолкер развел руками, показывая, что не намерен спорить.

— В следующий раз миссис Ридинг проследит за этим! — резко бросила Скай. — Прошу Роуз, Дэйзи и Дженни поработать сегодня утром в нижней гостиной. Мы с Энн тоже придем туда, закончив с другими делами. Хэнк, вам придется передвинуть там мебель. — Скай опустила руку в карман белого, накрахмаленного фартука, достала оттуда сложенную вчетверо бумажку и протянула ее Роуз: — Ты умеешь читать? — Девушка кивнула. — Хорошо. Я написала, что нужно там сделать. Я буду наведываться туда.

Уолкер подумал, что Скай — прирожденный руководитель: его поразило, как умело она командует своим «войском». Стоило ей взяться за дело, как притихшие близняшки поспешно ретировались с кухни; за ними последовал Хэнк. Дженни, подхватив свою штопку, направилась вослед.

— Энн, приведи Мэтью на кухню, мы найдем ему здесь занятие. Не стоит держать его взаперти. — Когда Энн ушла, Скай повернулась к миссис Ридинг: — У вас есть меню на эту неделю?

— Да.

— Хорошо, позже я посмотрю и, возможно, попрошу у вас отчет о расходах на продукты. Еще я хочу взглянуть, что у нас в кладовых. Вчера я заметила, что дорога в деревню очень дурная: наверное, в дождь проехать по ней невозможно, и мне не хотелось бы, чтобы из-за этого мы остались без продуктов. — Скай взглянула на Уолкера: — Я должна обойти дом: посмотреть, в каком он состоянии, разобраться с ключами. Понимаю, что сопровождать меня не входит в ваши обязанности, но…

Уолкер легко поднялся.

— Конечно, я все вам покажу. Осмотрим за полчаса, что успеем, а остальное — после завтрака.

— Отлично! — ответила Скай. — Я, признаться, проголодалась, да и сынишка Энн не ел со вчерашнего дня.

Пройдя через холл, они остановились возле столовой. Скай тут же принялась что-то записывать в маленький блокнот, который теперь постоянно носила с собой. Пока Скай осматривала комнату, Уолкер ждал в дверях, прислонившись к косяку и скрестив руки на груди.

— Я просто восхищен вашим умением командовать, — заметил он.

— Да?.. — Она рассматривала темный ореховый буфет, рассохшийся и потрескавшийся. Скай вспомнила, что миссис Кавенаф учила слуг протирать старую мебель лимонным маслом. Вот это-то и нужно! — Я не собиралась производить на вас впечатление.

Он усмехнулся:

— Не сомневаюсь. Но все равно: начинаете вы неплохо. А между тем вам предстоит решить непростую задачу.

Скай постаралась скрыть удивление. Она не думала, что ее отношения с прислугой заинтересуют мистера Кейна.

— Похоже, вы знаете, как взяться за дело, — добавил он.

— Мистер Кейн, полагаю, этот дом был весьма неплох в свое время, и, кажется, я знаю, как привести его в прежний вид. — Она закрыла блокнот и подняла на него взгляд. — Я зайду сюда позже. Вы покажете мне другие комнаты?

— Конечно.

Некогда гринвилский особняк состоял из двух комнат и отдельного помещения для кухни. Перед самой войной он сгорел, а потом его перестроили в роскошном колониальном стиле. По меркам Пятой авеню, дом изначально был небольшим, но все его владельцы, потомки Гринвила, постоянно его достраивали. Скай предполагала, что столовая, библиотека и нижняя гостиная были здесь еще при первом хозяине.

Позже пристроили комнату для завтрака и вторую гостиную — такую большую, что в ней, вероятно, устраивали приемы. Возможно, иногда здесь собиралось все семейство Гринвилов, а может, и все соседи. Гостиная была запущенной: из-под больших, перекосившихся окон дуло, пол был покрыт пылью, потолок — пятнами плесени. Значит, здесь давненько не устраивали приемов.

Оглядев комнату и подумав о том, что в прошлом здесь кружились в вальсе нарядные дамы, а на цветочном бордюре росли изысканные растения, Скай грустно улыбнулась.

— Наверное, в свое время здесь было неплохо, — заметил Уолкер.

— Этой комнатой когда-нибудь пользовались? — спросила Скай.

— При мне — нет. И едва ли Парнел пользовался ею до моего появления в доме.

— Значит, вы появились здесь позже, чем он?

— Он нанял меня несколько месяцев назад. Скай о многом хотелось расспросить Уолкера, главное — выяснить, чем он занимается, ибо никто из прислуги явно не знал этого.

— А миссис Ридинг переехала сюда вместе с ним?

— Да. Близняшек взяли уже после меня, а Хэнка и Дженни незадолго до этого. — Он взглянул на карманные часы. — Раз уж мы вспомнили о миссис Ридинг…

— Значит, пора завтракать, — закончила за него Скай. — Буду вам крайне признательна, если вы поможете мне и после завтрака…

— Нет проблем. Парнел все еще в мастерской, я недавно заходил к нему. Кстати, мне было бы приятно, если бы вы называли меня просто Уолкером.

Она замялась:

— Не знаю, не будет ли это…

— А я стану называть вас Мэри. Девушка покачала головой:

— Тогда лучше зовите меня Скай.

— Хорошо… Скай.

За завтраком Скай радостно подумала, что ей удалось быстро найти общий язык с прислугой. Занятая этими мыслями, она рассеянно ела теплые бисквиты, приготовленные миссис Ридинг.

— Корина, вы печете бисквиты лучше всех! — похвалил кухарку Уолкер. — А по приготовлению кофе вы на втором месте. — Он подался к сидевшему напротив него Мэтью и таинственно прошептал: — Лучше всех варю кофе я: черный, как нефть, и густой, как ил из Миссисипи.

Мэтью засмеялся и восхищенно посмотрел на всех. Энн приложила палец к губам, призывая его успокоиться.

— Он не виноват, — сказал Уолкер. — Не ругайте его.

— Ваши манеры нам известны, Уолкер, — заметила миссис Ридинг. — Так не мешайте Энн воспитывать сына.

— Ну вот, Корина, — улыбнулся Уолкер, — вы опять недовольны мною, а я ведь только что похвалил ваши бисквиты.

Скай заметила, что Корина почему-то злится на Уолкера Кейна, а тот не обращает на это внимания. «Интересно, в каких они отношениях», — подумала она.

— Я скоро вернусь. — Уолкер поднялся из-за стола. — Мне нужно повидать мистера Парнела.

— Не беспокойтесь, — отозвалась миссис Ридинг, — я отнесу ему завтрак. Наверное, он уснул у себя за столом.

— Спасибо. — Уолкер взглянул на Скай: — Вы снова произнесете речь перед войском, генерал, или все могут действовать согласно полученным утром инструкциям?

Скай покраснела:

— Мне бы хотелось закончить с осмотром дома.

Они поднялись по лестнице, ведущей на второй этаж.

— Это было ни к чему, — вдруг проговорила Скай.

— Что именно?

— Сами знаете. Вы не должны подрывать мой авторитет. Можете не помогать мне, но я, черт возьми, не допущу, чтобы вы встали мне поперек дороги!

Уолкер удивленно поднял брови, остановившись на ступеньку ниже нее. Скай обернулась, и тут он неожиданно щелкнул ее по носу.

— Вы, Мэри Скайлер, просто ведьма! — Он легко взбежал по ступенькам.

Осмотр двух верхних этажей особняка занял немного времени. Скай решила не донимать Уолкера вопросами и ограничилась лишь беглым осмотром двух спален, верхней гостиной и помещений для слуг, в одном из которых теперь жила Энн с сыном.

Наверх вели две лестницы, одна из которых предназначалась для слуг. Кое-что заинтересовало Скай, но она решила выяснить все потом.

Уолкер Кейн занимал одну комнату, дверь которой выходила в холл. Скай только теперь поняла, что ее поселили по соседству с хозяином.

Квартирка миссис Ридинг была чистой и ухоженной, как, впрочем, и спартанская комната Уолкера. Но в комнате Джонатана Парнела валялась грязная одежда, стояли подносы с объедками, пол был завален бумагами. Взглянув на это, Скай покачала головой и пошла прочь.

На обратном пути, проходя мимо комнаты Скай, Уолкер сказал:

— Знаете, он именно здесь вышиб себе мозги.

— Вы о чем? — спросила она, хотя и так все прекрасно поняла.

— О Гамильтоне Гринвиле, который, говорят, является здесь по ночам. Мистер Парнел поселил вас в комнатах, когда-то принадлежавших ему.

Скай молча смотрела на Уолкера. Коснувшись пальцем ее подбородка, он закрыл ей рот.

— Так будет лучше. Открытый рот не украшает девушку, даже такую симпатичную, как вы.

Она была слишком напугана, чтобы оценить комплимент.

— Он сделал это нарочно? — поинтересовалась она.

— Он велел мне поселить вас по соседству с ним. — Уолкер открыл дверь в другую комнату, напротив. — Конечно, можно было бы предоставить вам эту…

Овладев собой, Скай спросила:

— За что вы меня невзлюбили, мистер Кейн? Он задумчиво покачал головой:

— Даже не знаю, Скай. Здесь все не так просто. Я хочу, чтобы вы уехали, и у меня на это есть личные причины. Вам здесь не место. — Пристально посмотрев ей в глаза, он вдруг повернулся и пошел прочь.

— Подождите! — крикнула она ему вслед, едва сдерживая волнение. — Где мне взять ключи от запертых комнат?

Его не удивило, что она не вняла его предостережению.

— Об этом поговорите с мистером Парнелом. Я не слышал, чтобы в них когда-нибудь заходили.

— А где найти мистера Парнела? Вы не показали, где его мастерская.

— В подвале, — ответил он, — но вам туда нельзя.

— В мастерскую или в подвал?

— В ту часть дома запрещено входить всем, кроме миссис Ридинг и меня. Если хотите, чтобы вас выкинули отсюда, то попробуйте заглянуть туда.

— Странно, что вы меня предупредили.

— Сам удивляюсь, — беззлобно сказал он.


Скай увидела Джонатана Парнела только перед обедом, когда он пришел пригласить ее разделить с ним трапезу. Сначала Скай хотела отказаться, зная, что экономке не подобает обедать с хозяином дома, но здесь, видимо, пренебрегали этикетом.

За этот день Скай успела сделать многое и почувствовала себя нужной. Она призналась себе, что ее рвение вызвано скорее желанием избежать встречи с мистером Кейном, чем стремлением привести дом в порядок.

Время от времени она наведывалась в нижнюю гостиную, где дело продвигалось не слишком быстро. Тем не менее Скай отметила, что в комнате вычистили каждый уголок: Дженни Эдамс и близняшки делали все тщательно, хотя и не спешили.

После ленча Скай попросила миссис Ридинг ознакомить ее с меню на неделю. Кухарка проявила старание и изобретательность, подбирая для мистера Парнела разнообразные блюда. Скай поняла, что миссис Ридинг — отменная кухарка. Распорядок дня мистера Парнела был непредсказуем, и подавать еду приходилось в самое неожиданное время.

Похвалив кухарку, Скай заметила, что та не выразила ни малейшего удовольствия. Значит, с ней следует вести себя сдержаннее: она из тех, с кем придется считаться.

Поговорив с миссис Ридинг, Скай заглянула в библиотеку.

Она сидела за массивным столом красного дерева, где ее и застал Парнел. Он вошел бесшумно, и Скай, склонившаяся над бумагой, не сразу заметила, что он смотрит на нее. Она смутилась. Хотя Парнел улыбался, ей казалось, что он чем-то встревожен.

Выражение его лица изменилось, как только Скай встала и направилась к нему.

— Уже пора? — Она поспешила поправить прическу. — Я не успела переодеться. Я не…

Он прервал ее извинения, указав на свою одежду: черные мешковатые брюки и мятую, не первой свежести белую рубашку с закатанными до локтей рукавами и расстегнутым воротничком.

— Если вы переоденетесь, мне придется сделать то же самое, — он улыбнулся так же обаятельно, как и вчера, — а я предпочел бы не делать этого.

— Как прикажете, — ответила Скай, стараясь не выдать охватившего ее волнения. — Вы дома и можете одеваться так, как хотите.

— Рад, что вы тоже так считаете.

Всем своим видом он показывал, что Скай делает ему любезность. Можно было подумать, что она здесь гостья, а не служанка. А что, если это тоже предусмотрено Джеем Маком? Нет, она станет вести себя так, как считает нужным. Парнел предложил ей руку, но Скай только покачала головой.

— Спасибо, мистер Парнел, но мне, право же, неловко, что вы пригласили меня отобедать с вами.

И уж, конечно, я не могу появиться в столовой под руку с вами.

— Понятно, — мягко сказал он, глядя на ее решительное лицо. — Но поверьте, никто из слуг не осмелится ничего сказать по этому поводу, а Уолкер за столом, как правило, молчит.

При упоминании об Уолкере Скай вздрогнула и начала поправлять завязки фартука. Парнел подошел, чтобы помочь ей.

— Проблемы?

Скай снова вздрогнула, услышав голос Уолкера, который появился на пороге. Увидев их вдвоем, он понимающе улыбнулся.

В столовой Скай села за стол справа от Парнела, а Уолкер на свое обычное место — слева от него.

На обед подали суп с артишоками, рыбу, мясо, зажаренное в красном вине, салат и разнообразные сыры.

Скай не стала спрашивать у миссис Ридинг о расходах на питание, сочтя, что это — дело мистера Парнела, однако, проводя в детстве почти каждое лето неподалеку от Бэйлиборо, она знала, что продукты привозят туда из города, а поэтому они недешевы. Их семья обедала значительно скромнее, хотя Джей Мак вполне мог позволить себе подобный стол.

Джонатан Парнел, похоже, не желал лишать себя прелестей городской жизни, даже живя в деревне. Только сейчас Скай поняла, почему он так дорожит миссис Ридинг.

— Мне бы очень хотелось заглянуть в ваш винный погреб, — сказала Скай, попробовав мадеру.

Беседу за столом вели в основном Скай и Парнел. Уолкер предпочитал не вступать в разговор. И поэтому сейчас он вмешался несколько неожиданно:

— Я уже сказал ей, что в подвал заходить нельзя, — сообщил он Парнелу, бросив холодный и предостерегающий взгляд на Скай.

— Неужели? — сухо спросил Парнел. — Все боишься за меня? — Он откинулся на спинку стула и задумчиво повертел бокал в руке. — Мистер Кейн абсолютно прав, мисс Деннихью. Я не люблю, когда заходят в подвал.

Скай чуть нахмурилась:

— Наверное, меня не так поняли. Я просто хочу узнать, сколько какого вина в подвале. У миссис Ридинг нет списка припасов.

— У миссис Ридинг список вот здесь. — Парнел указал на голову. — Видимо, вы тонкая ценительница вин, поэтому я подумаю, не сделать ли для вас исключение.

Скай, не отрываясь, смотрела на руку Парнела с длинными пальцами и холеными ногтями.

Он этого не сделает! — решительно сказал Уолкер.

Скай выжидающе посмотрела на Парнела, давая этим ясно понять, что мнение Уолкера ее не интересует.

— Мистер Кейн прав, — неохотно проговорил Парнел. — В этой затее нет ничего хорошего. Чем меньше людей побывает в подвале, тем лучше.

Скай заметила, что рука Уолкера, сжимавшая подлокотник кресла, наконец расслабилась. Теперь он спокойно забарабанил пальцами по столу.

— Хорошо, — согласилась она. — Все будет так, как вы захотите.

У Парнела заблестели глаза от удовольствия.

— Скажите, мисс Деннихью, у кого вы работали, кроме Тернеров и Маршаллов? — вдруг спросил он.

Этот вопрос застал Скай врасплох. Целый день она силилась понять, действует ли Парнел по указке ее отца. Она была почти уверена в этом, но иногда ее начинали одолевать сомнения. Знает ли Парнел, кто она такая или нет?

— А почему вы об этом спросили?

— Миссис Гивенс не справлялась со своими обязанностями, — ответил Уолкер.

— Миссис Гивенс? — переспросила она, думая, что ответить.

— Да, экономка, работавшая здесь до вас.

— А я и не знала, как ее зовут. — Посмотрев на Парнела, Скай поняла, что он задал вопрос лишь затем, чтобы поставить на место Уолкера Кейна. — Это меня ничуть не удивляет. Похоже, она не умела вести хозяйство. Вчера мне показалось, что ваша прислуга обленилась и не умеет ничего делать, но, как выяснилось сегодня, никто не виноват, что дом так запущен.

— Это понял и я, — заметил Парнел, — но, увы, слишком поздно.

— А чем вы занимаетесь? — спросила Скай, решив сменить тему. — Я, конечно, кое-что слышала, но не уверена, что можно верить слухам.

— Моя работа напоминает ремесло лудильщика, — пожал он плечами.

— Мистер Парнел скромничает, — улыбнулся Уолкер. — У него двадцать семь патентов и четыре заявки на изобретения.

— Пять, — поправил его Парнел. — Пятую ты отвез на почту сегодня утром.

— Так, значит, вы действительно изобретатель?

— Да, — ответил он, несколько смущенно.

— Простите, — сказала Скай. — Просто на собеседовании вы об этом не упоминали… — Она умолкла и поднесла к губам бокал с вином. — Теперь мне ясно, почему вы никого не пускаете в подвал. Ваша работа продвигается?

Уолкер настороженно посмотрел на нее.

— Вы задаете слишком много вопросов, мисс Деннихью.

Она покраснела.

— Все в порядке, — сказал Парнел. — Можете спрашивать сколько угодно, я не возражаю.

— Мистер Парнел, — предостерег его Уолкер, — не думаю…

Парнел бросил на него суровый взгляд.

— Вообще-то я люблю поговорить о своей работе, но сейчас еще не время, поскольку изобретение в самой начальной стадии разработки. Но вы здесь совершенно ни при чем. Просто я всегда строго придерживаюсь этого правила.

— Я слышала, что получение патента сопряжено с определенными трудностями? — спросила Скай.

Парнел кивнул.

— В семидесятых годах ежегодно подавалось тринадцать тысяч заявок, говорят, что в последнее время их число возросло до двадцати одной тысячи.

— Боже! — удивилась Скай. — Значит, на самом деле это очень трудно?

— Безусловно.

Скай решила при случае обязательно взглянуть на изобретение Парнела. Если оно действительно напоминает двигатель, значит, отец говорил правду. Если же нет, то Джей Мак все это выдумал, чтобы отправить ее в Бэйлиборо.

Попасть в мастерскую Парнела не составило бы особого труда, не будь поблизости Уолкера Кейна. Скай наконец догадалась, что он охранник Парнела, поэтому пробраться в мастерскую можно лишь втайне от него. Ну что ж, ведь даже на свалке есть сторожевой пес.

Взглянув на каминные часы, Скай сказала:

— Я вынуждена извиниться, мистер Парнел. Благодарю за любезное приглашение.

Он тотчас же встал и помог Скай подняться.

— Надеюсь, вы составите нам компанию как-нибудь еще?

— О нет, не могу! Право же, не могу! Уверена, вы понимаете, что мне не место за этим столом.

— Хорошо, мисс Деннихью, вы вольны делать так, как находите нужным. — Когда она поднималась, Парнел легко прикоснулся к ее плечу.

Скай вздрогнула и склонила голову, чтобы избежать его вопросительного взгляда.

— Еще раз спасибо, — тихо сказала она и поспешила прочь.

Парнел посмотрел ей вслед. Когда дверь за ней закрылась, он заметил:

— Она очень любознательна.

— Я ей не верю! — решительно сказал Уолкер.

Парнел вздохнул:

— Это ты уже говорил. Но ты же видишь, как хорошо она работает. Миссис Ридинг утверждает, что после появления мисс Деннихью всех как будто подменили.

Уолкер подумал, что в устах Корины это скорее жалоба, чем комплимент.

— И все-таки я послежу за ней.

Парнел чуть приподнял брови и недовольно ответил:

— Ты только и делаешь, что за всеми следишь.


Скай уже собиралась лечь, когда в дверь постучали. Было поздно, начало первого, но она еще не спала, составляя план на завтра. Список неотложных дел занял больше времени, чем она полагала. К тому же Скай мешало сосредоточиться ее пылкое воображение, которое, как предсказывал отец, когда-нибудь ее погубит.

Скай думала о мастерской Парнела. Как же она выглядит?.. Наверное, как мастерская всякого лудильщика: стол, заваленный всяким хламом, в углу куча металлического лома, у двери — пыльная стопка справочников. Стены непременно серые, а маленькое створчатое окошко закрашено, чтобы снаружи ничего не было видно. Там, конечно, полно молотков, напильников и других инструментов. Пол усыпан металлическими опилками, тут же валяются листы жести и свинцовые слитки, повсюду стоят бутыли с кислотами и баночки с солями.

Сам Парнел сидит на табуретке посреди этого хаоса и размышляет, что можно из всего этого сделать. Он, вероятно, задумчиво почесывает пальцем подбородок, устремив отсутствующий взгляд в пространство, но наверняка видит что-то, чего не разглядит никто другой.

Вот его осенила какая-то идея, он вскочил и выбежал из подвала с громким криком: «Эврика!»

Интересно, правда ли ученые кричат это, когда совершают открытия?

В дверь снова постучали, на сей раз громче. Скай накинула халатик.

— Кто там?

— Уолкер.

Скай удивилась. Неужели он думает, что она его впустит? Она помнила о скандалах, произошедших с ее сестрами. Какие бы уроки ни извлекла из этого Скай, она точно знала: все неприятности начинаются с того, что в спальню впускают мужчину.

— Я не открою. — Она посмотрела на ручку, которую поворачивал Уолкер. — Убирайтесь! — Скай не помнила, заперла ли дверь, поэтому на всякий случай она навалилась на нее плечом. Ручка вернулась в исходное положение.

— Нам нужно поговорить, — тихо проговорил Уолкер.

Скай напугал этот сдавленный голос. В сущности, Уолкер не сделал ей ничего дурного, он даже не угрожал ей, но все же Скай почему-то боялась его.

— Убирайтесь! — повторила она. — Или я закричу. Клянусь, закричу!

Уолкер зазвенел ключами, удивляясь ее реакции. Она повела себя так, словно под угрозой была не ее репутация, а жизнь.

— Ради Бога, — пробормотала Скай, — ложитесь спать, поговорим утром.

Она немного успокоилась, лишь услышав звук удаляющихся шагов, и привалилась спиной к двери. Сердце бешено стучало: ей казалось, что при каждом его ударе ночная рубашка приподнимается на груди.

Стараясь успокоиться, Скай села за маленький письменный столик у камина. Она уже все сделала, но ложиться не хотелось: едва ли теперь ей удастся заснуть.

Рука сама собой потянулась к стопке чистой бумаги: может, написать отцу, что, несмотря на тщательно продуманный план, он все же не учел вкусов и темперамента Уолкера Кейна? Скай было приятно, что отец предусмотрел не все.

Но она оставила эту затею. Если она напишет на конверте даже девичью фамилию матери, Уолкер все равно перехватит письмо и прочтет его. Нужно подождать, пока она не повезет письма на почту сама.

Скай задумчиво посмотрела на дверь, размышляя, зачем он приходил. Наверняка хотел украсть ее поцелуй. Интересно, что она почувствовала бы при этом?..

Скай увидела свое отражение в стеклянной двери балкона. Сердце по-прежнему учащенно стучало. Уолкеру Кейну не придется красть ее поцелуй, она подарит его сама.

— Я просто сошла с ума, — тихо проговорила Скай, отворачиваясь от окна. — Определенно сошла с ума. — Она покачала головой: теперь пережитый страх забавлял ее, и Скай решила, что утром извинится перед Уолкером. Это нужно сделать осторожно, пусть не думает, что она так смущена. Ни с кем Скай не чувствовала себя так неуверенно, как с Уолкером Кейном.

Тут в дверь снова постучали.

— Я же просила вас уйти, — сказала Скай. На некоторое время все стихло, но потом опять раздался стук, на сей раз очень робкий.

— Кто там?

— Энн. Я принесла тебе… — Дверь распахнулась, и Энн попятилась. Скай чуть ли не втащила ее в комнату. Девушка едва не выронила поднос.

— Боже милостивый, — проговорила Скай, — что ты здесь делаешь? — Закрыв дверь, она взяла у Энн поднос. — Все это мне?

Та кивнула.

— Я сказала миссис Ридинг, что видела свет у тебя под дверью, и мы подумали: вдруг тебе захочется перекусить? А вообще-то я пошла на кухню за молоком для Мэта. Ему что-то не спится.

— Как и нам всем, — пробормотала Скай.

— Что?..

— Ничего. Не важно. — Сдвинув бумаги на край стола, Скай поставила поднос. — Странно, что ты увидела у меня свет. Я думала, ты ходишь по черной лестнице: так, по-моему, ближе.

Энн покраснела и потупилась.

— Ты никому не скажешь? — проговорила она, бросив на Скай испытующий взгляд. — Я не люблю ходить по черной лестнице, потому что ею пользуется оно.

— Оно?

— Да. Ты же знаешь, что я говорю о привидении.

— А-а, — протянула Скай, — ты имеешь в виду Гамильтона Гринвила?

— Конечно.

— Энн, мистер Гринвил был хозяином этого дома, а потому едва ли ходит по лестнице для слуг. Это ниже его достоинства.

— Так ответила и я, когда Роуз рассказала мне об этом, но она говорит, что у мистера Гринвила были причины ходить по черной лестнице. — Энн умолкла.

— Ты хочешь сказать, что у него был роман с кем-то из служанок? — спросила Скай.

— Вот именно! — обрадовалась Энн. Скай еле удержалась от смеха.

— Так, значит, привидение бродит по черной лестнице в поисках прежней любви?

Энн энергично кивнула.

— Как ты меня успокоила, — сказала Скай, схватившись за сердце, — а я-то боялась, что он живет здесь! — Энн удивленно подняла брови. — Разве Роуз не сказала тебе? — поинтересовалась Скай. — Он вышиб себе мозги именно в этой комнате.

Глава 5

После ухода Энн Скай поставила поднос возле кровати и забралась под одеяло. Ей стало немного стыдно, что она так вела себя с подругой, но уж слишком ей хотелось поддразнить ее. А ведь девушка принесла ей теплого молока и хлеб с маслом! Решив, что утром извинится и перед Энн, Скай устроилась на подушках повыше, покрошила теплый хлеб в молоко, добавила корицы и сахара и задумчиво посмотрела на дверь. Стул, которым она на всякий случай подперла дверную ручку, казался вполне надежной защитой. Скай невесело рассмеялась: какое, однако, лицемерие — пугать Энн, а потом запираться подобным образом!

Но она тут же успокоила себя тем, что заперлась вовсе не от привидения. Взяв теплую кружку в руки, она поднесла ее к губам…


Скай замерзла. Ее била дрожь, по спине побежали мурашки. Она лихорадочно шарила вокруг, но не нащупала ничего, кроме простыни. А где же одеяло? Она попыталась найти его, но не смогла поднять руку. Она задрожала еще сильнее, но уже не от холода, а от ужаса.

Что-то коснулось ее лица, и она непроизвольно дернулась. Прикосновение повторилось: по лицу — от уголка глаза до подбородка — провели чем-то невесомым. К ней прикасался не человек, а что-то шелковистое и почти не осязаемое, как паутина.

Услышав легкое шуршание, Скай уже открыла рот, чтобы закричать, но что-то коснулось губ, и крик застыл в горле.

Она резко отдернула голову, пытаясь увернуться, но в этот момент словно невидимая бабочка забила по ней крыльями. Что-то двигалось по ее обнаженным плечам, затем, словно лягушка, прыгнуло ей на грудь, скользнуло по животу и по бедру вниз. Ее тело непроизвольно устремлялось навстречу этим прикосновениям. Ей казалось, что она отчаянно крутит головой, но голова лежала на подушке совершенно неподвижно…


Скай не могла проснуться: руки и ноги не слушались ее, в голове стучало, и этот стук отдавался болью во всем теле. Она закрыла уши руками. Стук утих.

— Ты не скроешься от меня, если даже проспишь весь день. Когда-нибудь нам все-таки придется поговорить!..

Скай, чуть приоткрыв глаза, взглянула на дверь, которая вздрагивала от ударов. Открыть ее снаружи было невозможно, поскольку мешал стул. Скай немного успокоилась, поняв, что стучит не только у нее в голове. Она встала с постели, но голова закружилась, и ей пришлось ухватиться за спинку кровати.

— Иду, — слабо проговорила она, чувствуя, что часто и тяжело дышит. К счастью, Уолкер не слышал ее, поскольку громко стучал. Видимо, он намерен разбудить весь дом.

Халатик Скай валялся на кровати, в ногах, но она накинула на плечи одеяло. Ночная рубашка совершенно промокла и прилипла к телу. Решив, что заболела, Скай пощупала лоб. Похоже, у нее небольшая температура.

С трудом дойдя до двери, Скай отодвинула стул. Уолкер продолжал стучать.

— Что вам здесь надо? — Она говорила так тихо, что Уолкер, конечно, не слышал ее.

Скай повернула ключ и нажала на ручку. Когда дверь отворилась, она крикнула:

— Убирайтесь! Вы с ума сошли! Вы же всех разбудите!

Уолкер нахмурился.

— Все уже давно проснулись, — сообщил он, внимательно разглядывая ее. — Вы же сами сказали, что завтрак ровно в половине седьмого. Помните?

— Да, но… — Она взглянула на каминные часы и остолбенела, разинув рот. — Восьмой час!.. — удивленно и почти с отчаянием пробормотала она.

Уолкер вошел в спальню.

Заметив валявшийся у двери стул, он промолчал. Зачем говорить ей, что в случае чего это не остановило бы его? Он вновь внимательно посмотрел на Скай.

— Вы плохо выглядите, — заметил Уолкер.

Скай была страшно бледна, губы посинели, особенно нижняя, которую она нервно покусывала, пока он ее разглядывал. Уолкер пощупал ее лоб.

— Жара у вас нет, — сказал он. — Что случилось? У вас такой вид, словно…

— Знаю, — бросила она, кутаясь в одеяло. — Должно быть, простудилась. — Скай чувствовала себя так, словно едва оправилась от тяжелой болезни: все тело ныло, кости ломило, она едва держалась на ногах. Скай припомнила, что однажды была в таком же состоянии после того, как провела несколько дней в постели. — Кажется, я плохо спала. Это как будто позабавило его.

— Вполне допускаю, — улыбнулся Уолкер и, взяв ее за плечи, повернул лицом к кровати и слегка подтолкнул в спину. — Посидите, сейчас я разожгу камин. Может, вам станет лучше, когда согреетесь.

— Вам не следовало сюда заходить, — проговорила она, с трудом сообразив, что он у нее в спальне.

Уолкер присел возле камина и стал укладывать поленья.

— Вы правы, но общее собрание постановило, что отправиться в логово льва должен именно я.

Скай задумалась.

— По-моему, львов здесь нет.

Он взглянул на нее через плечо и усмехнулся:

— Вы вполне сойдете за львицу. — Огонь разгорелся, Уолкер подвинул стул к камину и жестом подозвал Скай.

По-прежнему кутаясь в одеяло, она села, поджав ноги. Уолкер хотел, чтобы она вытянула их к огню. Он потянулся к ней, но Скай так яростно пнула его, что Уолкер едва не свалился.

Он поднял руки, показывая, что не намерен причинить ей вред. Внимательно посмотрев на Скай, он понял, что ее реакция вызвана не его поведением. Побледнев еще сильнее, она также внимательно смотрела на него. Скованность постепенно проходила, и вместо нее появилось смущение. Скай покраснела, и ее взгляд выразил беспокойство.

— Простите, — пробормотала она. — Я не хотела…

Он махнул рукой.

— Мне следовало спросить разрешения. — Он указал на ее ноги, которые Скай вытянула к огню, и подвинул их ближе к камину. — Не возражаете?

Его руки были сильными и теплыми, хватка уверенной, не то что… Скай задумалась. Не то что у кого? Она почувствовала, что Уолкер снова смотрит на нее.

— А теперь, пожалуйста, уйдите, — сказала она, кутаясь. Огонь согревал ее, но Скай казалось, что внутри у нее все застыло. — Мне нужно одеться.

— По-моему, вы не слишком хорошо себя чувствуете. Не выходите сегодня.

Меньше всего на свете ей хотелось оставаться в этой комнате.

— Со мной все в порядке, — возразила она. И повторила увереннее: — Все в порядке.

— Ладно, но если к полудню вы будете выглядеть так же плохо, вам придется вернуться сюда, или я сам принесу вас в эту комнату.

После его ухода Скай поднялась, сбросила одеяло, стянула с себя ночную рубашку, и ей тут же стало теплее. Рубашка совершенно промокла, видимо, оттого, что ночью ей было жарко. Впредь она не будет разводить такой сильный огонь.

Повесив рубашку на спинку стула, Скай налила воды из кувшина в рукомойник, прополоскала горло и умылась.

Быстро одевшись, Скай мельком взглянула в зеркало. Волосы теперь лежали ровным кольцом на згтылке; она нарумянила щеки и припудрила синяки под глазами. Зеленовато-серое платье облегало ее стройную фигуру, но сегодня она выглядела в нем как привидение.

На кухне была только миссис Ридинг. Завтрак все еще ждал Скай.

— Очень любезно, что вы оставили мне завтрак, — сказала она. — Но есть мне что-то не хочется.

Кухарка месила тесто, засучив рукава до локтей, на руки налипла мука.

— Как хотите, — безразлично ответила она. Скай налила себе чаю, положила туда меду и теперь не спеша пила, стараясь согреться.

— Вы слышали что-нибудь о привидении? — вдруг спросила Скай.

Корина взглянула на нее, не отрываясь от работы.

— О привидении? Я не ослышалась? А, вы имеете в виду эти россказни о Гамильтоне Гринвиле? — Она пожала плечами. — Такими вещами я не интересуюсь. Я не стала бы здесь работать, если бы верила в это. — Она внимательнее взглянула на Скай. — Значит, наслушались этих историй? Только не говорите, что проспали из-за этого.

— Слава Богу, нет. — Скай натянуто улыбнулась. — Нет, я просто плохо спала. Бессонница. Утром еле встала. Простите, что подаю дурной пример.

Лицо миссис Ридинг было таким же бесстрастным.

— Надеюсь, это не повторится?

Значит, кухарке мало того, что она честно признала свою вину. Хорошо, если другие отнесутся к этому снисходительнее.

Энн не стала и слушать извинений Скай; она уже простила ей все.

— Не огорчайся, — искренне проговорила она. — Наверное, я просто дура, что верю в привидения. Пусть это послужит мне уроком. Со временем ты убедишься, что я не обижаюсь на такое.

— Ты очень добра, — ответила Скай. — Обещаю впредь не испытывать твое терпение. А где Мэт?

— Ушел с Кейном. Он решил показать мальчику пруд с лебедями.

— Пруд с лебедями?

— Кейн сказал, что это где-то в лесу и они вернутся через час. — Энн вдруг встревожилась: — Как, по-твоему, ничего, что я отпустила Мэта? Ведь мистер Кейн сам предложил.

— Может, он надеялся, что ты его не отпустишь. А давно они ушли?

— Да только что!

Скай решила, что у нее есть минут сорок пять до их возвращения.

— А мистер Парнел?

— Кажется, он встал раньше всех и отправился в свою мастерскую.

— А Хэнк сейчас с лошадьми? — спросила Скай. — А Роуз…

— С сестрой и Дженни в гостиной. Тебя не было утром, и все занялись тем же, чем вчера. — Затем Энн шепнула: — Только миссис Ридинг и мистер Кейн заметили, что тебя нет. Они, похоже, беспокоились.

— Пусть близняшки и Дженни пока работают в гостиной, а я осмотрю кое-что наверху.

Энн кивнула и, взяв тряпку, принялась вытирать полки.

Скай начала осмотр с коридора, куда выходила и дверь ее комнаты. Она записала кое-что в блокнот, потом зашла в свою комнату, чтобы измерить ее. Быстро начертив в блокноте план своей квартирки, она проставила размеры.

Спальня Парнела, напоминающая букву «Г», была гораздо больше. Дверь слева от камина вела в прихожую Скай. Повернув ручку, девушка поняла, что она заперта. Ключа в замке не было. Скай уже собиралась уйти, как вдруг платье за что-то зацепилось. Присмотревшись, она увидела гвоздь.

Забитый в дверной косяк и загнутый, он служил чем-то вроде запора. Рядом с ним в косяке оказалось еще пять мелких гвоздей. Четыре располагались по углам, а пятый был вбит сверху посередине. Скай поняла, что искать ключ незачем. Чтобы открыть дверь, нужно просто отогнуть гвозди.

Она весело рассмеялась. Смутные подозрения, которые и заставили ее осмотреть комнату Парнела, подтвердились. Обозначив в своем плане кое-что еще, Скай положила блокнот в карман фартука.

Комната Парнела была меблирована почти так же, как и ее, но мебель здесь была более темная и громоздкая. Стеклянная дверь вела на балкон, значительно больший, чем у нее. Один от другого отделяли добрые десять футов.

Малиновый халат Парнела висел в шкафу, таком огромном, что его не удалось втиснуть в гардеробную. Напротив него оказалась еще одна дверь; она тоже вела в комнату Скай, но там ее заслонял шкаф.

Скай забыла о времени и поэтому вздрогнула, услышав детский смех. Схватив грязную одежду, она вышла в коридор, и к ней тут же подскочил Мэт.

Поднявшись по лестнице, Уолкер увидел ножку Мэтью, выглядывавшую из-под юбки Скай.

— Некоторым можно только позавидовать!.. — с чувством проговорил Уолкер и усмехнулся.

Скай вытащила Мэта на свет божий.

— Твоя мама обещала, что ты не будешь вертеться под ногами, — сказала она, щелкнув мальчишку по носу.

Он бросил на нее лукавый не по годам взгляд. Заметив этот взгляд, Уолкер рассмеялся:

— Вот и я думаю о том же, молодой человек.

— К счастью, он не так испорчен, как вы, — сказала она и пошла прочь.

Уолкер догнал ее на лестнице. Черная лестница была не освещена: окошко на площадке второго этажа давало немного света, а вниз он и вовсе не проникал. Скай ступала неуверенно.

— Все в порядке? — спросил Уолкер. — Здесь лучше не ходить без лампы или свечи.

Со временем она вспомнит эти слова.

— Спасибо, мне и так неплохо.

Уолкер улыбнулся. Ему нравилось, что она отвечала колкостью на любую его реплику. Ни слова не говоря, он проследовал на кухню, стянул из-под носа миссис Ридинг булочку с корицей и вновь появился перед Скай.

— Уж не преследуете ли вы меня? — спросила она, усадив Мэта на стул. — Лучше бы вы уделяли побольше внимания Парнелу. — Она выдвинула ящик буфета, достала оттуда полотенце, несколько вилок и ложек, затем положила все это перед Мэтом и быстро показала ему, как чистят столовое серебро. Это ему понравилось, и он весело рассмеялся.

Уолкер отнесся к этому скептически:

— Неужели вы думаете, что он сумеет почистить серебро?

Скай презрительно взглянула на Уолкера:

— Я думаю, он просто поиграет, пока вы найдете его мать и приведете ее сюда. Ей есть чем заняться здесь. — Взяв второе полотенце, Скай тоже принялась протирать приборы.

Уолкер стоял, вопросительно подняв брови, и даже не думал уходить.

— В армии, — спокойно проговорил он, — капитан, отдав приказ, обычно орет: «Выполняйте!»

Скай не удержалась и показала ему язык. Увидев, что у нее поднялось настроение, Уолкер улыбнулся:

— Вот теперь все в порядке. — Он повернулся, по-военному щелкнув каблуками, и вышел.


Утренние события постепенно забывались. Головная боль прошла, и в глазах Скай появился обычный блеск. К обеду она закончила осматривать дом. Скай не попала лишь в подвал и в запертые чуланы.

Вечером Скай лишь слегка перекусила, решив, что проблемы прошлой ночи были связаны с перееданием. На кухонном столе стояли те же блюда, что подавали Парнелу и Уолкеру в столовую. Роуз и Дэйзи Фэрроу то и дело прерывали трапезу, чтобы отнести мужчинам очередное блюдо. Энн протирала подносы и убирала остатки еды в ящик со льдом.

Скай сидела за столом с Мэтом, Хэнком и Дженни. Она не притронулась к устрицам и креветкам, ограничившись лишь бульоном и овощами. Энн уговаривала ее съесть что-нибудь еще, но Скай отказалась.

Вечером, когда Скай уже направлялась к себе, ее окликнули. Она остановилась возле открытой двери гостиной. Джонатан Парнел и Уолкер Кейн сидели друг против друга в огромных кожаных креслах и курили сигары. Сизый дымок вился над ними, и как только она переступила порог, лицо ее выразило неудовольствие: Скай не переносила табачного запаха. Хорошо, что отец давным-давно бросил курить.

— Вижу, вы не цените хороших сигар, — заметил Парнел.

— Жаль, — добавил Уолкер с оттенком сарказма, — мистер Парнел возлагал на вас большие надежды, выяснив, что вы тонкий ценитель вин.

Скай и Парнел осуждающе посмотрели на него. Уолкер выпустил кольцо дыма.

— Зря я обольщался на его счет, — сказал Парнел. — Он перебрал за обедом.

Скай удивило, что Уолкер способен выпить лишнего. Это не вязалось с ее представлением о нем.

— Вам что-нибудь угодно, сэр?

— Минуту вашего внимания, — невозмутимо ответил Уолкер. — Вы не спешите?

Она покачала головой:

— Мне бы хотелось поговорить с вами, мистер Парнел. Лишь вы можете ответить на некоторые мои вопросы.

Он указал на свободное кресло:

— Присядете?

Присев на краешек кресла, Скай сложила руки на коленях. Эта поза была для нее непривычной: дома она не просиживала подолгу на одном месте. Сейчас Скай вспомнила слова миссис Кавенаф: «Ты слишком суетишься, будь спокойнее. Держи спину прямо. Никогда не заглядывай в глаза первой, но и не отводи взгляд, когда на тебя смотрят, а то решат, будто ты что-то скрываешь. А скрытная экономка не нужна никому. Все боятся за свое столовое серебро». Скай в жизни не встречала более скрытного человека, чем миссис Кавенаф.

— Вижу, вы о чем-то задумались, — заметил Парнел, взглянув на Скай. — Позвольте узнать, о чем?

Он, конечно, шутил, но Скай расценила его реплику как замечание.

— Извините, — пробормотала она. — Вы что-то собирались мне сказать…

— Сначала мне хотелось бы послушать вас. — Она удивленно посмотрела на него, и он добавил: — Наверное, ваши вопросы связаны с этим домом.

— Ах, да! Я не нашла ключи от некоторых чуланов: от двух в вашем крыле и от того, что возле комнаты мистера Кейна. Еще я не попала в тот, что под лестницей.

Парнел задумался.

— Знаете, я не уверен, что ключи от них вообще существуют. Вы спрашивали об этом миссис Ридинг?

— Нет.

— Если их у нее нет, значит, в этих чуланах пусто.

— Если в них пусто, следовало бы сложить туда кое-что из переполненных шкафов. В том чулане, что под лестницей можно устроить гардероб, поскольку в прихожей нет для этого подходящего места.

Парнелу, казалось, раньше это не приходило в голову.

Он чуть нахмурился: видимо, припоминая интерьер прихожей.

— Знаете, вы правы. Я как-то не думал об этом.

— Значит, мне можно кое-что изменить?

— Если только найдете ключи, — ответил Парнел, — и если для этого не придется вышибать двери или взламывать замки.

— Это вовсе не сложно, — начала было Скай. — Можно просто…

— Нет! — твердо ответил он. Таким резким тоном он с ней еще не говорил. Правда, Парнел тут же улыбнулся: — Я говорю вполне серьезно.

Если найти ключи не удастся, придется оставить все как есть. Я не хочу лишней суеты из-за этих кладовок.

— Понимаю. — Скай старалась не показать смущения. А она-то думала, что это обычная просьба. — Уверена, что найду ключи.

— Не сомневаюсь, — ответил Парнел. — Что-нибудь еще?

— Нет.

— Тогда поговорим о другом.

Скай терпеливо ждала этой минуты, избегая взгляда Уолкера, который пристально смотрел на нее. Разговаривать при нем с Парнелом ей было не просто, ибо Уолкер сковывал ее.

— По словам миссис Ридинг, сегодня вы расспрашивали ее о привидении.

Скай не пыталась скрыть удивления. Ей просто не верилось, что миссис Ридинг придала этому значение.

— Я просто спросила ее, что она об этом знает.

— Так говорит и она. Я, кажется, напугал вас? Вы, конечно, вправе расспрашивать о привидении, я не осуждаю вас за это. — Парнел глубоко затянулся и медленно выпустил дым. — Однако вы должны понимать, с кем можно об этом разговаривать, а с кем нет. Миссис Ридинг справедливо утверждает, что Дэйзи и Роуз Фэрроу слишком впечатлительны, особенно когда речь заходит о Гамильтоне Гринвиле. Миссис Гивенс даже не удалось заставить их зайти в некоторые комнаты.

— Понимаю, — ответила Скай, стараясь скрыть раздражение. — Я разговаривала только с миссис Ридинг.

— Знаю. И все же решил обсудить это с вами. — Он заметил, как напряглась Скай. — По-моему, вам хочется и меня расспросить о привидении.

— Я слишком ценю ваше время, чтобы отнимать его по таким пустякам.

— Похоже, вы просто храбритесь, — спокойно сказал Парнел, взглянув на Уолкера. — А как по-вашему, мистер Кейн?

Уолкер поднялся.

— Именно так — согласился он.

— Это все, сэр? — спросила Скай, надеясь, что теперь сможет уйти. Интересно, куда так спешит Уолкер Кейн?.. Может, ему, как и ей, не терпится уйти? Или он и впрямь выпил лишнего?

— В библиотеке есть книга о семье Гринвилов, — сказал Парнел. — Если интересуетесь, можете почитать. Подробности лучше узнавать из первоисточников. — Он улыбнулся. — Вот теперь все, мисс Деннихью.

Скай не понравилось, что хозяин посмеивался над ней, тем более в присутствии Уолкера. Держась с подчеркнутым достоинством, она пожелала мужчинам спокойной ночи.


Пролежав в постели часа два, Скай поняла, что не уснет. Она слышала, как пробили каминные часы. Уолкер и Парнел уже давно разошлись по своим комнатам. Энн и Мэт отправились спать задолго до них. Едва ли миссис Ридинг еще на кухне.

Поняв, что все улеглись, Скай встала, сунула ноги в тапочки, надела халат и заплела косу.

Она захватила лампу, чтобы спуститься по черной лестнице. Внизу Скай остановилась, прислушиваясь, нет ли кого-нибудь на кухне. Все было тихо, и она решительно открыла дверь.

Держа лампу, Скай вышла на заднее крыльцо: здесь стояли в ящиках глиняные кувшины с молоком. Открывая один из ящиков, она заметила, что ветер усилился: входная дверь скрипела при каждом порыве. Скай поспешила вернуться в дом, прихватив лампу и кувшин.

Войдя на кухню, Скай разожгла плиту и поставила на нее маленькую кастрюльку с молоком. Когда ее взгляд упал на дверь, ведущую к кладовым, она подумала: почему бы не попробовать сейчас же пробраться в подвал.

Скай снова прислушалась; вокруг было тихо. Она сняла с плиты молоко, вытерла о халат внезапно вспотевшие ладони и направилась к двери в подвал.

Открыв заскрипевшую дверь, Скай остановилась, ожидая, когда глаза привыкнут к темноте.

Ступени были гладкими и стертыми посередине. Скай начала спускаться, держась рукой за сырую стену. Внизу она остановилась. В мастерской Парнела, конечно, есть лампа, но в подвале так темно, что ей не найти мастерскую. К тому же Скай не знала, в какую сторону идти. Значит, придется вернуться на кухню за лампой.

Обернувшись, Скай увидела, как свет на кухне мелькнул и исчез: дверь в подвал захлопнул сквозняк. Скай стало не по себе: все обернулось против нее. Она на ощупь взошла по лестнице и взялась за ручку. Дверь не открывалась.

Прислонившись к двери, Скай лихорадочно размышляла. То, что дверь захлопнулась, — не случайно. Кто-то хочет, чтобы ее застали здесь. Значит, незачем стучать в дверь, надо придумать другой выход.

В подвале была непроглядная тьма. Держась за стену, Скай пошла по периметру подвала.

Однажды в детстве отец пообещал сводить дочерей в сад-лабиринт. Тогда Скай не знала, что это такое, но, увидев живую изгородь выше роста отца, поняла, что их ждут захватывающие приключения.

Скай до сих пор помнила, с каким интересом слушала рассказ отца про лабиринт. Сестры, разбившись на пары, ушли вперед, а она, не пожелав идти с ними, осталась одна. Когда сестры и родители скрылись в лабиринте, Скай осторожно направилась за ними.

Она бродила по лабиринту довольно долго, но все же вышла первая.

Увидев это, сестры решили, что она их обманула, а Джей Мак сказал, что Скай очень умна.

А вся хитрость состояла в том, что Скай шла по лабиринту, держась рукой за изгородь, которая, как она понимала, непременно приведет ее к выходу.

Так же Скай поступила и сейчас: если она и не найдет второго выхода, то по крайней мере вернется обратно; хуже не будет.

Двигаясь вдоль стены, Скай нащупала две двери, ведущие в другую часть подвала, но обе оказались заперты. Она содрогнулась от отвращения, когда ее рука попала в паутину.

Она наткнулась на сложенные у стены дрова, на стоявшие в углу бочки, на пустой кувшин.

Как ей казалось, она обошла почти половину подвала, когда вдруг обнаружила проем в стене и лестницу, ведущую наверх. Поднявшись по ней, Скай нашла то, что искала: деревянную дверь, запертую изнутри на засов. За ней была свобода!

— Эврика! — прошептала она. Отодвинув засов, Скай вышла на свежий воздух и глубоко вздохнула. Хотя стояла глухая ночь, сейчас, при свете звезд, все было видно. Закрыв за собой дверь, она направилась вдоль стены дома. Как и предполагала Скай, входная дверь оказалась закрытой. Скай стояла на крыльце, дрожа от холода, и размышляла, как быть.

Вдруг дверь распахнулась; чья-то сильная рука схватила Скай за ворот халата, а другая закрыла ей рот.

Совсем недавно с ней проделали то же самое, и Скай подумала, что тогда потеряла сознание только от охватившей ее паники. Поэтому сейчас она вцепилась в руку, закрывавшую ей рот, и попыталась стряхнуть с себя халат.

— Уймись! — шепнул Уолкер. Он втащил ее в дом и только здесь отпустил. Скай прижалась спиной к двери, а Уолкер навис над ней, упершись в дверь руками. Она попыталась проскользнуть у него под мышкой, но он не выпускал ее.

— Не надейся сбежать от меня, — сказал он. — У тебя уже и так большие неприятности.

Чувствуя тепло Уолкера и его ровное дыхание, Скай молча смотрела на него.

— Что ты делала на улице? — спросил он, внимательно вглядываясь в ее лицо.

— Я вышла просто так, — солгала она. — Ветер… очень уж сильный… Мне показалось, будто что-то сорвалось с крыши. — Ей было трудно дышать, когда Уолкер стоял так близко. — Я пошла… посмотреть.

— И что же? — насмешливо спросил он. Потом, помолчав, опустил одну руку. — Ладно, пошли на кухню.

Скай направилась за ним. Молоко по-прежнему стояло на плите. Пытаясь унять дрожь в руках, она налила его в чашку.

— Выпьешь здесь? — Уолкер стоял в дверях. Скай пожала плечами и пошла к черной лестнице. Он преградил ей путь:

— Не спеши. Сядь за стол.

Она посмотрела на него с вызовом, но все-таки села.

— Так-то лучше. — Уолкер взял стул и уселся на него верхом. — Крыша на месте?

Она не сразу поняла, о чем он говорит. Интересно, заметил ли Уолкер ее удивление?

— С крышей все в порядке, — ответила она. — Я, во всяком случае, ничего не заметила.

— Ты залезала наверх, чтобы посмотреть?

— Что?..

— У тебя грязные руки, халат и колени. Объясни, в чем же дело.

— Я поскользнулась и упала.

— Но у тебя нет ни одной царапины! А к халату не прилипла трава.

«Он все замечает», — подумала Скай.

— Мне повезло. Кстати, может, вы заметили, что сейчас зима и травы нет.

— Зато есть снег. Подол халата мокрый, а колени — нет, руки грязные, но не мокрые.

— Вот уж не знаю, почему, — резко ответила она, — но с удовольствием выслушаю ваши гипотезы.

Уолкер только этого и ждал.

— Уверен, что ты пыталась проникнуть в подвал, — сказал он. — Дверь, ведущая туда из кухни, заперта. И ты решила, что можешь попасть туда с улицы. Но все эти двери заперты изнутри, и поэтому у тебя ничего не получилось. Ты вышла на крыльцо, не проверив замок, и дверь захлопнул ветер. — Он внимательно посмотрел на нее. — Ну что, это похоже на правду?

Скай кивнула:

— Только то, что дверь захлопнул ветер. Она вовсе не собиралась сдаваться, и Уолкер приподнял брови.

— Зачем ты спустилась? Скай широко раскрыла глаза.

— Неужели не догадываетесь? — насмешливо улыбнулась она. — На плите — молоко, на столе — кружка, корица и сахар. Разве не ясно, что мне просто не спится?

Ничуть не обиженный ее тоном, Уолкер рассмеялся.

— Объяснение принимается. — Он положил руки на спинку стула. — Но дело в том, что я не верю ни единому твоему слову. По-моему, Мэри Скайлер, вы что-то затеваете. — Он не случайно назвал ее полным именем. Теперь она не сомневалась, что влипла.

Скай зевнула.

— Молоко я допила, — сказала она, поставив чашку. — Вопросы есть?

Уолкер рассматривал ее косу. Ему очень хотелось дотронуться до волос Скай. Потом его взгляд скользнул по ее груди и шее.

Покачав головой, Уолкер проговорил:

— Впрочем, неприятности не у вас, Мэри Скайлер. Неприятности из-за вас.

Эта его фраза не понравилась Скай. Ей хотелось спросить, не он ли захлопнул дверь в подвал, но она не могла сделать этого, не раскрывая карт. Джей Мак научил Скай играть в покер: теперь она должна блефовать до последнего.

Уолкер подошел к узкому деревянному шкафчику и взял недопитую бутылку виски.

— Не хочешь? — спросил он.

— Нет, спасибо. Лучше пойду спать.

— Подожди. — Он отпил виски. — Вчера я заметил, что ты не ответила на вопрос Парнела: работала ли ты у кого-нибудь, кроме Маршаллов и Тернеров?..

— Разве? — ничуть не смутившись, спросила она. — А почему он вдруг этим заинтересовался?

— Это я посоветовал ему задать тебе этот вопрос и теперь хочу услышать ответ.

— По-моему, это вас не касается, мистер Кейн.

— Ты знала Парнела до приезда сюда? Скай поднялась.

— С меня хватит! Вчера вечером я решила извиниться перед вами за грубость, но теперь рада, что не сделала этого. Напротив, это вы должны передо мной извиниться.

Она вытерла стол.

— Спокойной ночи, мистер Кейн.

Вдруг он бросился к Скай и прильнул к ее губам. Когда Уолкер отпустил ее, Скай попятилась.

— Вот теперь мне и правда есть за что извиняться, — сказал он и вышел.


И снова Скай ощутила, как крылья невидимой бабочки касаются ее щеки. Сначала было щекотно, пожалуй, даже приятно, но потом она отвернулась, пытаясь избавиться от них. Но это продолжалось. Скай потерлась щекой о подушку. Теперь крылья переместились к ее губам.

Поняв, что не может поднять руку, Скай почувствовала раздражение. Что-то похожее на паутину обволакивало ее лицо. Скай никак не удавалось открыть глаза.

Она ощутила прикосновение ко лбу, подбородку. Ей хотелось поглубже вздохнуть, но она не могла. Что-то влажное раздвинуло ей губы.

Сердце бешено застучало. Пытаясь крикнуть, Скай напряглась, но крик замер у нее на устах. Холодный ветерок пробежал по ее груди и жиботу. Что-то шелковистое скользнуло по пупку, затем переместилось вниз, на бедро.

Грудь отяжелела, соски набухли и ныли. Она почти хотела, чтобы эта неведомая сила коснулась и их, но нет. В животе у нее заныло.

Скай задрожала, и слезы брызнули у нее из глаз. Потом на нее навалилось что-то тяжелое; она услышала невнятные слова, в которых таилась угроза.

Скай забилась в рыданиях. Тело стало невесомым, и она взмыла в воздух. Темная ночь осветилась мириадами сверкающих искр.

Скай рухнула на постель, так и не проснувшись.

Глава 6

Скай проснулась, ощущая то же, что и накануне. Она уже знала, что за дверью стоит Уолкер.

Скай даже не попыталась вырваться, когда он взял ее на руки. Захлопнув за собой дверь, Уолкер отнес ее на кровать.

— Подними руки! — сказал он, и она с трудом повиновалась. — Твоя рубашка промокла. — Он пощупал подол. — Тебе нужно переодеться.

— Мне не нужна ваша помощь, — еле слышно пробормотала она.

— Переодевайся, я закрою глаза.

Скай показалось, что его глаза поблескивают под опущенными ресницами.

— Вы подглядываете.

— Самую малость. Она кивнула:

— Тогда ладно.

Уолкер наклонился к ней. Скай втянула голову в плечи.

— Не целуйте меня!.. — поспешно сказала она.

— Я и не собирался. — Спиртным от нее не пахло. — Встань!

Почувствовав, что с нее стянули рубашку, Скай завернулась в одеяло и принялась искать другую. Это заняло немало времени, и, бросившись в кровать, Скай уже дрожала от холода.

Уолкер поправил одеяло и присел на кровать рядом с ней. Скай изо всех сил старалась не уснуть, но глаза слипались. Уолкер осторожно коснулся ее лба.

Она дернулась и попыталась ударить его, но не смогла вытащить руку из-под одеяла.

Уолкер изумился: Скай смотрела на него испуганно и настороженно, почти с ужасом.

— Не прикасайтесь ко мне!.. — тихо сказала Скай. Она дышала так тяжело, словно пробежала целую милю. — Не прикасайтесь, — повторила она.

— Почему? — тихо спросил озадаченный Уолкер.

Скай нахмурилась, вытащила руку из-под одеяла и потерла висок, явно не зная, что ответить.

— Это нехорошо, — наконец отозвалась она. — Я… Мне это не нравится.

— Но вчера вечером я тебя поцеловал!

Скай тоже вспомнила об этом, и теперь пыталась понять, меняет ли это что-нибудь. Да, это меняло. В этом у нее не было сомнений.

— Я хочу, чтобы вы больше этого не делали. Однако вчера она не влепила ему пощечину, а значит, не разозлилась.

— Ладно, — он поднялся с кровати. — Я пришлю Энн, она принесет тебе что-нибудь поесть, а сам поеду за доктором.

Скай быстро села в постели.

— Нет, — отрезала она. — Никакого доктора!

— Боюсь, другого выхода нет. Тебе нездоровится, и я поеду в Бэйлиборо.

— Не надо. — Ее взгляд умолял его не делать этого. — Мне не так уж… — Взглянув на открывшуюся за спиной Уолкера дверь, она увидела Парнела. Позади него стояла миссис Ридинг.

— Я же говорила вам, что он здесь, — заметила кухарка. — Это никуда не годится. Роуз и Дэйзи разболтают по всей округе, что вы наняли на работу шлюху.

Скай затаила дыхание и с любопытством посмотрела на хозяина. Лицо Парнела было бесстрастным, но он не сводил глаз с Уолкера.

— Вы слишком жестоки, — сказал он миссис Ридинг.

Та покраснела:

— Жестоко — потакать ей. Пусть-лучше она услышит это от кого-нибудь из нас, чем от местных. Она здесь только третий день, и уже второе утро подряд развлекает его. — Она сурово посмотрела на Скай.

— Я еду за доктором! — решительно сказал Уолкер и, не дожидаясь ответа, вышел.

Парнел взглянул на миссис Ридинг:

— Оставьте нас. Вы уже и так наговорили лишнего.

— Но…

Парнел молча указал ей на дверь.

Корина Ридинг повернулась:

— Для сестричек Фэрроу безразлично, кто сюда заходит: мистер Кейн или вы!.. — отрезала она.

— Оставьте нас, — повторил Парнел. Когда она ушла, он обратился к Скай: — Я только на минуточку. Слова миссис Ридинг, несомненно, жестоки, но, в сущности, она права. Пожалуйста, впредь не пускайте мистера Кейна к себе в спальню ни при каких обстоятельствах. С ним я тоже потолкую об этом.

Скай промолчала.

Лицо Парнела несколько смягчилось:

— Уж не больны ли вы? Да, да, я вижу, что вы нездоровы.

Скай с трудом подняла руку и поправила волосы.

— Простите, я должна была сообразить, что его нельзя пускать. Я вовсе не хочу, чтобы о вас сплетничали. — Скай поняла, что утром Парнел работал в мастерской: его рубашка и руки были перепачканы машинным маслом. Он не сказал ни слова о том, что его оторвали от работы, но Скай знала, что он раздосадован.

— Простите, — повторила она. Он молчал, и Скай решила, что, наверное, он уволит ее. — Больше это не повторится.

— Не сомневаюсь. Вы все-таки не такая, как думает о вас миссис Ридинг.

Скай покраснела:

— Мне бы хотелось остаться одной. Он озабоченно посмотрел на нее.

— Конечно, — сказал он, и лицо его прояснилось. — Но до приезда доктора кто-то должен посидеть с вами.

Скай поблагодарила его. Парнел кивнул и вышел. Когда Скай переоделась, появилась Энн.

— Что случилось? — спросила она. — Мистер Парнел сказал, что ты заболела и что мистер Кейн поехал за доктором.

— Я этого не хотела, — ответила Скай. — Но раз уж ты пришла, помоги мне застегнуть платье.

Скай быстро расчесала волосы, собрав их в пучок на затылке, закрепила черепаховым гребнем и посмотрела в зеркало.

— Видишь, я вполне здорова, — сказала она Энн.

Та покачала головой.

— Нет, что-то не то. Ты очень бледна. Скай смутилась, зная, что Энн права.

— С утра я чувствовала себя не слишком хорошо, но теперь значительно лучше. Я не хочу, чтобы мне уделяли внимание.

— Даже мистер Парнел? — Энн улыбнулась. — Я бы не возражала. А уж тем более, если бы обо мне заботился мистер Кейн.

— Энн, — быстро сказала Скай, — никогда так не говори, а то подумают, что это правда.

— Я и говорю правду. — Энн заметила суровый взгляд Скай. — Ну ладно, ладно, больше не буду!..

Скай кивнула и направилась к двери, но Энн преградила ей дорогу:

— Нет, нет! Никуда ты не пойдешь. Тебе нельзя расхаживать по дому. Мистер Парнел не разрешил.

Скай неохотно подчинилась.

Энн разожгла камин, заправила постель и начала прибираться в комнате. Через некоторое время она заметила, что Скай уснула.


Уолкер присел на корточки возле кресла Скай и осторожно коснулся ее руки. Она не проснулась.

Он вопросительно посмотрел на доктора.

— Перенесите ее на кровать, — сказал доктор Эммет.

Уолкер осторожно отнес Скай на кровать. Она что-то пробормотала и слабо улыбнулась во сне.

Доктор Эммет открыл черный кожаный чемоданчик:

— Теперь вам следует уйти. Я не могу осматривать ее при вас. Вот она может остаться, — сказал он, указав на Энн.

— Все будет хорошо, мистер Кейн, — заверила девушка Уолкера. — Подождите в коридоре.

Осмотр занял чуть больше двадцати минут. Едва доктор открыл дверь, Уолкер бросился к нему:

— Ну что?

— Ничего. — Доктор Эммет нахмурился. — Я буду говорить только с мистером Парнелом. На этом, кстати, настаивала и миссис Ридинг.

— Я схожу за ним, а вы подождите в гостиной. Парнел не спешил открывать дверь мастерской, и Уолкеру пришлось долго стучать.

— Доктор осмотрел мисс Деннихью, — сказал он, увидев хозяина. Парнел прятал глаза, словно его застали за каким-то неподобающим занятием. Уолкер это заметил, но промолчал.

— Ладно, — ответил Парнел. — Иду.

Дверь захлопнулась перед носом Уолкера.

Парнел появился через минуту; теперь он был совершенно спокоен. Уолкер проводил его до гостиной и остановился в дверях. Однако его попросили уйти. Услышав, как хозяин предложил доктору выпить, Уолкер закрыл дверь.

Стоя возле лестницы, он погрузился в размышления. Парнел скорее всего ничего не расскажет ему о Скай. Сама она — тоже. А Энн? Уолкер улыбнулся: очень может быть.

Уолкер поймал ее в коридоре возле комнаты Скай.

— Вы куда? К ней? — настороженно спросила она. — Вам туда нельзя.

— И в мыслях не было. Энн видела, что он лжет.

— Пойдемте, — сказала она. — Скай не должна слышать, что мы о ней разговариваем.

— Значит, ты мне все расскажешь?

— Нет. Доктору Эммету это не понравится, не говоря уж о мисс Деннихью.

Уолкер взял девушку за локоть:

— Энн, мне необходимо знать все.

— Пожалуйста, мистер Кейн, ни о чем меня не спрашивайте.

Он вдруг подумал, что Энн взяли на работу только благодаря Скай, и было бы подло требовать, чтобы она предала подругу.

— Ладно. — Он чуть подтолкнул ее локтем. — Отнеси поднос на кухню.

Когда Энн скрылась за поворотом, Уолтер вошел в комнату Скай; Она стояла у балконной двери и смотрела на улицу.

— Что вам угодно? — устало спросила Скай. По ее плечам и спине пробежала дрожь. Она вытерла глаза и лишь потом повернулась к Уолтеру. — Вам незачем что-либо говорить. Я знаю, вы хотите, чтобы меня уволили. Поэтому и пришли, не так ли?.. — Так как он молча смотрел на нее, Скай добавила: — Мистер Парнел уволит меня, если застанет вас здесь.

— Он так и сказал?

— Нет, но впредь велел не пускать вас. — Она вздохнула. — Пожалуйста, уходите.

Но Уолкер быстро повернул ключ в замке.

— Никто не узнает, что я здесь, — тихо сказал он. — Обещаю. — Он приблизился к Скай. — Что сказал доктор Эммет? — Он пристально смотрел на нее.

— Это не ваше… — Скай поняла по его глазам:

если она не ответит, он набросится на нее. — Он обнаружил у меня признаки истощения.

— И это все?

Она кивнула:

— Я же говорила вам, что плохо сплю.

— Ты говорила, что тебе это кажется.

Скай пожала плечами.

— Ты не беременна?

— Нет! — гневно ответила она. — И почему только все сразу подозревают именно это? Может, вы и подсказали это бестолковому доктору? Вот почему он так настаивал на… — она не закончила. Вспоминать об этом было слишком унизительно, а обсуждать с кем-либо — тем более.

— Он осматривал тебя? — сухо спросил Уолкер. Слезы хлынули у нее из глаз. Она смахнула их рукой.

— Зачем только вы привезли его!.. — сказала она, всхлипнув. — Думаете, мне было приятно, когда он трогал меня своими ручищами?

— Я полагал, что прикасаться к вам запрещено только мне.

Скай покачала головой. Ее испугало случившееся, но будет еще хуже, если кто-нибудь заметит ее страх.

— Мистер Кейн, пожалуйста, уходите. Я не хочу видеть вас. Мне нужно отдохнуть. — Она указала на столик у кровати. — Доктор оставил мне кое-что.

Уолкер взял маленькую коричневую бутылочку.

— Настойка опия? — удивился он.

— Да.

— Поосторожнее с этим.

— Я знаю, что к опию легко пристраститься. Сестра рассказывала мне. — Готовясь к вступительным экзаменам на медицинский факультет, Мэгги делилась со Скай своими познаниями. — Она скоро… — Скай прикусила язык, сообразив, что сказала это вслух. Видимо, она устала сильнее, чем ей казалось. Еще чуть-чуть, и она принялась бы рассказывать о Мэгги и о том, что та решила стать врачом.

Уолкер нахмурился:

— Я не знал, что у тебя есть сестра.

— Помнится, я не рассказывала вам о своей жизни, — Скай поджала губы, — да и не собираюсь. — Она снова хотела попросить его уйти, но тут в дверь громко постучали, и Скай испуганно посмотрела на Уолкера.

Уолкер поднес палец к губам: не зря он запер дверь. Выскочив на балкон, он закрыл за собой дверь.

Стук повторился, но Скай не отводила взгляда от Уолкера. Он встал на перила, и Скай затаила дыхание, зная, что от того места, где сейчас стоял Уолкер, до балкона комнаты Парнела не меньше десяти футов. Неужели он собирается…

Скай замерла, увидев, что он прыгнул. Она уже забыла, что в дверь стучат, слыша лишь стук своего сердца. Подбежав к балконной двери, Скай выглянула. Уолкер повис, ухватившись за перила балкона Парнела, затем подтянулся и перемахнул через перила.

— Одну минуту, — сказала Скай, стараясь успокоиться. Она вытерла вспотевшие ладони, сунула платок в рукав и открыла дверь.

На пороге стоял Парнел.

— Не знал, что вы запираетесь. — Он окинул ее взглядом.

— Доктор Эммет велел мне отдохнуть, и я не хотела, чтобы меня тревожили.

— Прошу прощения, но меня очень беспокоит ваше здоровье. Доктор только что ушел. В Бэйлиборо его отвезет Хэнк, поскольку мы не можем найти Уолкера. — Говоря это, он заглядывал в комнату.

Скай открыла дверь пошире, но не пригласила Парнела войти. Впрочем, теперь он видел, что, кроме нее, в комнате никого нет.

— Миссис Ридинг сообщит прислуге, что вы заболели.

— Я не больна.

— Нет, конечно, нет! — поспешил он успокоить ее. — Она просто скажет, что вам нужно отдохнуть.

— Наверняка, мистер Парнел, я провинилась. Вы не хотите прямо сказать мне об этом? — с вызовом спросила она.

— Не упрекать же мне вас за то, что вам необходимо денек отдохнуть? Надеюсь, завтра вы будете в полном порядке.

Сомнения по-прежнему одолевали Скай. Неужели Джонатан Парнел в сговоре с Джеем Маком?! А может, она и впрямь понравилась ему? Ведь он так настойчиво добивался, чтобы Уолкер не заходил к ней в комнату. Да, каждое из этих предположений вполне вероятно.

— Что-нибудь еще, мистер Парнел? Он замялся:

— Не станете ли вы возражать, если я попрошу вас называть меня Джонатаном? Когда мы наедине, разумеется.

— Стану, — ответила Скай и закрыла дверь у него перед носом.


Скай знала, что будет именно так. Она проспала весь день, а к вечеру ей стало тревожно. Ее одолевал страх. Скай решила ни за что не ложиться до полуночи, хотя понимала, что лучше дождаться рассвета.

Она зажгла в комнате все лампы. Хэнк принес много дров и растопил камин, который теперь не погаснет до утра. Поднос с недоеденным обедом стоял возле двери. Энн отказалась забирать его, увидев, что Скай почти не ела. Запах форели вызывал у нее тошноту, чай остыл и казался ей противным.

Каминные часы отбивали час за часом; время ползло очень медленно. Иногда Скай подходила к балконной двери, один раз даже вышла на балкон. В десять часов она выставила поднос в коридор. В одиннадцать села писать письмо. В полночь Скай порвала его и взялась за стихи. Так и не придумав рифмы к слову «чудовищный», она бросила и это занятие.

Она волновалась: воображение рисовало перед ней странные картины. Скай ощущала почти то же самое в летнем доме, сидя на чердаке у окошка и высматривая привидение. Страшные предчувствия закрадывались в душу.

— Смешно, — тихо сказала Скай, легла на кровать и стала смотреть в потолок. Прислушиваясь к тиканью часов, она вскоре задремала, но ровно в час проснулась.

В доме было тихо, и Скай, с лампой в руке, на цыпочках спустилась по главной лестнице в библиотеку. Там было очень холодно. Она поставила лампу и поплотнее закуталась в халат.

Среди книг по средневековой архитектуре, по химии взрывчатых веществ Скай не сразу отыскала нужную. «История семьи Гринвилов» стояла на полке между «Происхождением человека» Дарвина и «Основами политической экономии» Милля.

Она посмотрела на другие книги.

«Наверное, их с удовольствием почитали бы сестры», — подумала она. Сама Скай, увлекаясь приключениями, любила Эдгара По и Стивенсона. Осторожно сняв с полки «Историю семьи Гринвилов», она сунула ее под мышку.

Скай не собиралась сразу возвращаться к себе: в случае чего она скажет, что спустилась за книгой. Она пробиралась на кухню затаив дыхание. Несколько раз девушка останавливалась и прислушивалась.

Дверь в подвал оказалась заперта. Несколько разочарованная этим, Скай решила попытаться войти туда снаружи. Оставив книгу на кухне и захватив лампу, Скай вышла на заднее крыльцо. Чтобы входная дверь не захлопнулась, она подперла ее корзиной с овощами и пошла вдоль задней стены дома.

Сейчас не было ни звезд, ни луны, дул холодный ветер, и Скай; дойдя до двери в подвал, уже вся дрожала. Она дернула створку, но дверь не открылась.

Удивившись, она потянула за вторую створку. Та тоже не подалась. Значит, дверь закрыли изнутри. Видимо, заметив, что дверь открыта, кто-то задвинул засов. Так что ее вчерашнее путешествие не осталось тайной.

Вернувшись на кухню, Скай увидела Уолкера Кейна: он сидел за столом, внимательно изучая «Историю семьи Гринвилов». От неожиданности она застыла на пороге.

— Интересная книга, — сказал он, переворачивая страницу.

— Поэтому я ее и взяла, — тихо ответила она. Он взглянул на нее:

— Видимо, тебе опять не спится?

— Да.

Уолкер задумчиво кивнул и снова углубился в книгу.

— И спустившись сюда, ты услышала какой-то шум на улице?

— Да.

— И пошла посмотреть?

— Да.

— А ты храбрая, Скай!

Это польстило ей.

— Стараюсь.

Уолкер улыбнулся, закрыл книгу и задумчиво посмотрел на Скай.

— Но вот врать ты не умеешь. Пойдем на улицу, я кое-что тебе покажу.

— Зачем?..

Он смерил ее суровым взглядом, не предвещавшим ничего хорошего:

— Это не просьба, Скай. Это приказ. Съежившись от страха, она обхватила себя руками. Уолкер поднялся и дал ей знак следовать за ним.

На крыльце они остановились.

— Вот, надень. — Он снял пиджак.

— А как же вы? — спросила она. — Вы же замерзнете!

Бросив на нее недовольный взгляд, Уолкер сунул пиджак ей в руки.

— Надень! — повторил он.

— Значит, — вздохнула она, — это тоже приказ? — Он слегка подтолкнул ее вперед. На последней ступеньке Скай споткнулась. — Нужно было захватить лампу.

— С этого начались все твои неприятности.

Скай обернулась:

— Что вы имеете в виду?

— Сюда, — Уолкер указал налево. — Дай руку. Уолкер сжал ее ладонь:

— Все в порядке? — Она дрожала, но он понял, что это не от холода.

— Все хорошо, — отозвалась она, чувствуя, что так оно и есть. Теперь, когда он держал ее за руку, Скай и впрямь было почему-то хорошо.

— Ладно, пошли. — Уолкер повел Скай вдоль стены дома и выпустил ее руку, лишь когда они оказались у входа в подвал.

— Что ты здесь видишь?

Скай огляделась. Не зная, что он собирается ей показать, она боялась угодить в ловушку.

— Ничего не понимаю! Ну, вижу дверь: наверное, она ведет в подвал.

— По-моему, это тебе точно известно. Что еще? Она обернулась. Дом окружали сухие розовые кусты. Должно быть, весной и летом в комнаты через открытые окна доносится их аромат. Именно окна сейчас и привлекли ее внимание. Скай указала на огромное сводчатое окно бальной залы.

— Выше! — сказал Уолкер.

Подняв голову, Скай взглянула на балкон второго этажа. Она припоминала расположение комнат.

— Это ваша комната, — проговорила она.

— Совершенно верно.

— По-моему, с вашего балкона видно не так уж много.

— Напротив. Конечно, летом и осенью деревья закрывают панораму, но зимой, когда они голые, видно даже реку.

Уолкер явно издевался над ней.

— Вы же поняли, что я имела в виду.

— Что же?

Скай покачала головой. Пусть лучше говорит Уолкер: может, он просто блефует.

— Ладно, — сказал он. — Взяв лампу, ты пришла сюда и попыталась открыть эту дверь. Я тебя видел. Дверь оказалась заперта, и ты тут же вернулась. Не следовало выходить с лампой: именно свет привлек мое внимание, и я подошел к окну.

— И что же вы увидели? — спросила она.

— Как ты пытаешься проникнуть в подвал. Она сообразила, что в темноте он не мог этого увидеть:

— Нет.

— Нет?

— Я просто проверяла, закрыта ли дверь. Я же сказала вам, что услышала снаружи какой-то шум и вышла посмотреть. Я же храбрая, вы сами это заметили. Мистер Парнел очень беспокоится, чтобы никто не проник в подвал, вот я и решила лишний раз проверить.

— Такова твоя версия?

— Такова правда.

Уолкер поежился от холода.

— Здесь больше нечего делать. Пошли в дом — Теперь он уже не предложил Скай руки. На кухне Уолкер зажег плиту и поставил чайник.

Скай хотела снять пиджак, но он не позволил. Пиджак был теплый, но зубы у нее стучали от холода.

Уолкер прислонился к плите и скрестил руки на груди. Он глубоко задумался, устремив невидящий взгляд куда-то мимо Скай. Лицо Уолкера слегка осунулось, и сейчас было особенно заметно, что у него сломан нос.

— Чайник вскипел, — заметила Скай.

— Что? Ах, да!.. — Налив чай, он протянул ей чашку. — Тебе с сахаром? — Она кивнула. — Ты хорошо играешь в покер, Скай?

Она едва не поперхнулась.

— Это не женская игра, — пробормотала она.

— Ты мне не ответила.

— Немного играю, — призналась Скай. Джей Мак научил всех своих дочерей играть в покер. Мичел играла хорошо, Мэри Фрэнсис — прекрасно. Рини не умела блефовать, поскольку все отражалось у нее на лице. Мэгги играла, чтобы не огорчать Джея Мака. Скай играла получше Рини, но хуже, чем Мичел. Однако ей всегда везло, и поэтому она почти не проигрывала, что удивляло всю семью.

Сейчас Скай казалось, что удача изменила ей.

— Полагаю, ты играешь весьма неплохо. — Уолкер вздохнул: очевидно, его терпение истощилось. — Слушай, я, конечно, понимаю, что у тебя нет причин доверять мне, но все равно тебе лучше быть моим партнером.

— Быть вашим партнером? — изумилась Скай.

— Ты обожаешь совать нос в чужие дела и можешь нажить себе неприятности. Так что лучше расспроси обо всем меня.

Нет, она не могла позволить себе это. Помолчав, Уолкер добавил:

— Жизнь Парнела в опасности.

— И вы подозреваете…

— Тебя? — Он пожал плечами. — Я же не знаю наверняка, правда?

— И давно? То есть, давно ли ему что-то угрожает?

— Все началось несколько месяцев назад. Тогда он нанял меня. Поэтому-то я здесь: я охраняю его.

Это было для Скай неожиданностью. Она думала, что Уолкер охраняет изобретение, а не самого Парнела. Наверное, Джей Мак знал не все, иначе не послал бы ее сюда. Он не стал бы подвергать дочь опасности.

— И все же надеюсь, что меня вы не подозреваете?

Уолкер пожал плечами.

— Если ты и собираешься его убить, то я тебе этого не позволю.

— Убить?! — Скай была ошарашена. — Убить мистера Парнела?! Да как вы могли такое подумать! Вы говорили об этом с кем-нибудь еще? С миссис Ридинг, например? Или с близняшками?

— Я наблюдаю за всеми, — ответил он, — а больше всех — за тобой.

— Понятно, — проговорила она и поставила чашку.

— Сомневаюсь, что тебе понятно. — Он решительно подошел к столу и склонился над Скай: — Думаю, ты потерпишь, если я буду наблюдать за тобой еще внимательнее.

— Вы и так ходите за мной по пятам. — Скай охватила тревога. Она попыталась встать, но Уолкер предостерегающе поднял руку.

— Я не позволю тебе шататься по дому по ночам, и больше не стану жертвовать своим сном.

Скай это не понравилось. Наверное, Уолкер собирается…

— Тебе придется перебраться ко мне, — сказал он.

— Вы спятили, — спокойно сказала она.

— Я говорю это вполне серьезно.

— Но мистер Парнел не разрешает вам даже заходить ко мне!

Уолкер пожал плечами.

— Утром можешь ему обо всем рассказать. Скай подумала, не пойти ли к хозяину немедленно, и Уолкер об этом догадался.

— Хорошо, — сказал он. — Иди и разбуди Парнела.

Скай колебалась. Похоже, он не сомневался, что сейчас это единственный выход.

— Я поговорю с ним утром.

— Как хочешь.

— Но я не собираюсь ночевать у вас.

— Тогда я переночую у тебя. Выбирай!

— Между Сциллой и Харибдой, — раздраженно пробормотала она и тут же взглянула на Уолкера. Откуда знать экономке Гомера? К счастью, Уолкер не обратил на это внимания.

— Сначала зайдем ко мне. Нужно взять постель. — Уолкер сунул Скай книгу, а сам взял лампу. — Я пойду вперед.

Скай остановилась на пороге комнаты Уолкера, ожидая, пока он возьмет одеяло и подушку. Она все еще надеялась, что в коридоре вдруг появится миссис Ридинг и увидит их. Уж кухарка не постеснялась бы разбудить Парнела.

Скай жалела, что у нее не хватило духа сделать это. Уолкер назвал ее храброй, но сейчас она тряслась от страха, думая только о том, как бы сбежать, запереться у себя в комнате и избавиться от него хоть на эту ночь. Однако она не двинулась с места.

Уолкер собрал свои вещи, и она молча пошла за ним в свою комнату.

Он запер дверь, оставив ключ в замочной скважине.

— Никто не должен знать, что я сюда приходил.

— Не понимаю, почему я должна об этом молчать!.. — возразила она.

— Как хочешь, — отозвался Уолкер, — это — твое дело.

Скай положила книгу на ночной столик, на котором стояла так и не открытая бутылочка с настойкой опия. Огонь в камине догорал, и ей пришлось подложить дров. Уолкер отодвинул стул и расстелил на полу одеяло. Конечно, здесь ему будет не слишком удобно, но не спать же ей с ним в одной постели! Скай погасила все лампы, кроме той, что стояла на ночном столике, сняла пиджак и протянула его Уолкеру:

— Он может вам понадобиться. Здесь бывает холодно.

Он повесил его на спинку стула.

— Ты собиралась почитать?

— А я вам не помешаю? — сказав это, Скай покраснела. Этот вопрос часто задавала Джею Маку мать, не желая причинять ему неудобств. — Впрочем, — поспешно добавила она, — лучше уж я попытаюсь уснуть. — Скай удивилась, что ее клонит в сон.

Скай задула фитиль. Теперь комната озарялась лишь тусклым светом камина. Повернувшись спиной к Уолкеру, она сняла халат.

— Приятных сновидений, — сказал он.

С тех пор, как она приехала сюда, ей ничего не снилось. Скай подумала об этом, забравшись в кровать и натянув одеяло до подбородка. Уолкер уже лежал на полу возле камина: его силуэт отчетливо вырисовывался на фоне огня.

— Как вы сломали нос? — спросила Скай, увидев, что он почесал переносицу. — Вы подрались?

— Я дрался не раз, но нос сломал, свалившись с лестницы.

— О!..

Скай поняла, что он улыбнулся.

— Ты разочарована?

— Нет. Конечно, нет. — Однако она полагала, что причина не столь прозаична: может, он подрался в салуне в Додж-Сити или на него напали гангстеры в Боури… Скай, свернувшись калачиком, вспомнила о встрече в парке с незнакомцем. Казалось, это было давным-давно. Она вздохнула.

— Я бы вырос в твоих глазах, если бы нос мне сломали в схватке?

— Вряд ли, — резко ответила она и добавила несколько мягче: — А это так?

Уолкер рассмеялся:

— Нет, но я уже собрался что-нибудь выдумать.

— А вам хотелось бы, чтобы я думала о вас лучше? — спросила она.

— Пожалуй, да.

Уолкера нельзя было назвать красивым. Джонатан Парнел куда интереснее, воспитаннее, умнее, наверняка богаче и… Может, поэтому отец и решил свести ее с ним. Уолкер проигрывал ему во всем, но Скай прекрасно понимала, что симпатии зачастую не зависят от здравого смысла. Как бы это ни было глупо, Уолкер ей нравился.

Скай повернулась на бок, сунула руку под подушку и закрыла глаза. Она заснула, так и не успев задать Уолкеру все свои вопросы.


И вновь ей казалось, что по щеке бьет крыльями бабочка. Пытаясь очнуться, Скай приоткрыла глаза, но веки тут же сомкнулись. Она услышала голос, но слова доносились словно издалека, и Скай так и не разобрала их.

Голос стих, а вместе с ним исчезла и тяжесть, прижимавшая ее к кровати. Скай подняла руку, но она безвольно упала на кровать. Утомленная этим движением, Скай тяжело дышала. Стараясь приподнять колено, она задрожала от напряжения.

Вдруг непроглядная мгла расступилась, Скай очнулась и широко раскрыла глаза. Что-то давило на грудь, причиняя нестерпимую боль. Она быстро села в кровати и вцепилась в простыню.

Охваченная отчаянием, Скай закричала.


Уолкер с трудом проснулся. Сев на полу, он застонал и обхватил голову руками. Голова разрывалась от боли, в ушах шумело.

Когда он открыл глаза и сообразил, что источник шума находится снаружи, ему немного полегчало.

В дверь стучали. Крик Скай почти оглушил его.

Уолкер с трудом поднялся и, спотыкаясь в темноте, добрался до Скай.

Она сидела на кровати, свесив ноги и выпрямившись. Бретельки ночной рубашки сползли с плеч, тонкая материя собралась гармошкой под грудью, подол завернулся. Она была почти голая, но не замечала этого.

— Что здесь происходит? — донесся из-за двери голос Парнела. К нему присоединился голос Энн.

Словно не слыша их, Уолкер шепотом повторял имя Скай. Она всхлипывала и вся дрожала. Он взял ее на руки, чтобы успокоить.

— Все хорошо, — бормотал он, — все хорошо!.. Это только сон. Только дурной сон. — Он и впрямь так думал, хотя и удивлялся, что у него так сильно болит голова. Уолкер осторожно положил Скай на кровать, опасаясь еще больше испугать ее. Она по-прежнему дрожала, но теперь бессмысленно улыбалась. — Давай я тебе помогу, — сказал он.

Скай смутила ее нагота. Она не помнила, чтобы… и искоса взглянула на Уолкера. Парнел продолжал стучать в дверь. Скай различила голос Энн, затем Корины Ридинг. Значит, ее вопль pas-будил всех. А она в одной комнате с Уолкером! Он сидел рядом, нежный и заботливый, и говорил, что ей просто приснился дурной сон.

— Ты сделал это? — спросила она.

— Что? — не понял он.

Одной рукой Скай поправила сползшие бретельки, а другой одернула подол рубашки. Теперь, прикрыв наготу, она нашла в себе мужество задать этот вопрос:

— Ты изнасиловал меня?

Глава 7

— О Господи! — выдохнул Уолкер.

Он медленно подошел к двери и повернул ключ. Энн Стэплхерст влетела в комнату, следом за ней вошел Джонатан Парнел. Он держал лампу и теперь поднял ее повыше и обвел комнату взглядом. Скай не сомневалась, что увиденное ужаснуло его, и он наверняка потребует объяснений. А что она может объяснить, если сама ничего не понимает?

Уолкер, ничуть не смущаясь, натянул брюки и подал халат Скай.

— Надень!

Она протянула к халату дрожащую руку.

— Уолкер, уходи, — сказал Парнел и указал ему на дверь. Тут все увидели, что у него в руке пистолет. Он не сводил глаз с Уолкера. — Убирайся! Ты понял меня? Живо!

Уолкер неторопливо поднял руки. Скай хрипло пробормотала:

— Нет… Пожалуйста, не надо… Все не так, как вы думаете…

Но Парнел не слушал ее. Он сильнее сжал пистолет и взмахнул им, приказывая Уолкеру отойти.

— Что ты сделал с ней? — спросил он. Уолкер молча смотрел на Парнела.

— Отвечай же, черт побери!

— Вы считаете, что вам все уже известно, — ответил Уолкер, — и я был бы полным дураком, если бы стал возражать под дулом пистолета.

Парнел чуть приподнял брови.

— Вы будете дураком, если не сделаете этого.

Скай поднялась, но у нее так дрожали колени, что ей пришлось ухватиться за спинку кровати.

— Ради Бога, уберите оружие…

Все остальное произошло в считанные мгновения. Скай вдруг заметила, что Парнел на секунду задумался. Стоявшая позади него Энн взглянула на Уолкера, а миссис Ридинг открыла рот, чтобы предостеречь хозяина. Уолкер резко повернулся и сильно ударил Парнела по руке. Пистолет вылетел из руки Парнела и ударился о стену. Выстрела, к счастью, не последовало.

Уолкер быстро нагнулся, поднял пистолет, разрядил его и сунул патроны в карман.

— Короткоствольный «кольт» сорок пятого калибра, — спокойно заметил он. Уолкер держался так, словно ничего не произошло.

Скай была напугана, но вместе с тем восхищена. Вот так же легко на ее глазах незнакомец расправился со своими преследователями. Но это было уже давно.

Уолкер перевел взгляд с «кольта» на Парнела:

— Это — оружие гангстеров, — заметил он. — Они ценят его за простоту в обращении. Не ожидал, что подобное может оказаться у вас.

Парнел потряс ушибленной рукой и взглянул на Скай:

— С вами все в порядке? Мы слышали ваш крик.

Скай кивнула:

— Да.

— Тогда что, черт возьми, здесь произошло?! — раздраженно воскликнул Парнел.

— Давайте обсудим это без посторонних, — ответил Уолкер. Он указал глазами на Энн, затем на миссис Ридинг.

Парнел кивнул:

— Отлично! — Он хотел попросить женщин уйти, но Уолкер остановил его:

— Спустимся вниз. Поговорим в гостиной.

— Мисс Деннихью, вы хотите что-нибудь сказать, прежде чем я выслушаю объяснения мистера Кейна? — спросил Парнел.

— Она пойдет с нами, — заявил Уолкер.

Парнел стиснул зубы.

— Вы не возражаете? — обратился он к Скай.

— Мне хотелось бы переодеться.

— Конечно, мы оставим вас. — Поскольку Уолкер не двинулся с места, Парнел повторил: — Мы все вас оставим. — Он стоял в дверях и, когда наконец Уолкер прошел мимо него в коридор, протянул руку, чтобы тот вернул ему оружие. Уолкер вложил пистолет ему в ладонь. — Вам хватит пятнадцати минут? — спросил Парнел у Скай.

— Да.


Парнел очень злился. Стоя у буфета, он наливал себе виски, но его внимание было приковано к Уолкеру.

— Сегодня ты преступил границы дозволенного.

Уолкер Кейн понимал, что выпить ему не предложат; впрочем, сейчас ему нужна ясная голова. Облокотившись на камин, он наблюдал за Парнелом.

— Вы целились в меня из пистолета, — спокойно заметил он. — У меня не было другого выхода. Больше это не должно повториться.

Парнел поднес бокал к губам, выпил залпом и налил еще.

— Нужно было пристрелить тебя, — бросил он. Уолкер и сам удивлялся, почему Парнел до сих пор этою не сделал.

— Вы и впрямь решитесь на это? — спросил он с таким любопытством, словно речь шла вовсе не о нем. Уолкер догадывался, что Парнел не прочь избавиться от него, ибо утратил к нему доверие.

— Пока не знаю, — ответил Парнел, садясь в кресло. Окинув взглядом комнату, он отметил перемены, происшедшие здесь с тех пор, как он взял на работу Скай Деннихью. — А она неплохо работает, — сказал он.

В комнате с мебели убрали почти все чехлы, а оставшиеся сверкали чистотой. Мебель была отполирована, пепельницы вычищены, бумаги аккуратно сложены. Статуэтки стояли на камине в безукоризненном порядке, с портретов вытерли пыль. Парнел удивился, как много удалось сделать Скай всего за два дня. Если и дальше так пойдет, дом вскоре преобразится.

— Может, все-таки расскажешь, что произошло? — спросил Парнел. — Она уступила твоим домогательствам, или ты взял ее силой?

Уолкер ждал этого вопроса.

— Не было ни домогательств, ни изнасилования. И она солжет, если попытается утверждать обратное.

Парнел поднял брови.

— А она попытается?

— Не исключаю этого. — Уолкер прикоснулся к вискам и поморщился. — Но я не сделал ничего дурного.

Парнел нахмурился и поманил Уолкера пальцем. Когда тот подошел, Парнел тихо проговорил:

— Ты охотишься за химерой.

— Сейчас в роли химеры выступаете вы, — возразил Уолкер. Он вернулся к камину и поворошил кочергой угли. Потом добавил: — Что до меня, то я в этом не сомневаюсь.

— Что ты имеешь в виду? Что за мной охотятся? — Он задумался: — Но кто?.. — Вдруг его лицо посветлело: — Уж не подозреваешь ли ты, что она…

— А кто же еще — спокойно отозвался Уолкер. Позволив Парнелу поразмыслить над этим, он пояснил: — Дверь в комнату была заперта: вы наверняка заметили это. В комнате находились только я и мисс Деннихью. Если вы не думаете, что я сам ударил себя по голове кочергой, значит, это сделала она. — Он усмехнулся: — Конечно, если вы не верите в гринвилское привидение. Тогда все объяснимо.

— Но это просто смешно!

— Стало быть… — Уолкер умолк.

— Стало быть, она специально поставила тебя в неловкое положение? — закончил за него Парнел. — Но зачем?

Уолкер пожал плечами.

— Чтобы дискредитировать меня и стравить с вами. И то и другое ей на руку. Вы помните, что у нее есть ключи почти от всех комнат? Так что запертая дверь для нее не преграда. — Уолкер подошел к буфету и налил себе немного виски. Он встал поближе к двери, чтобы услышать шаги Скай. — Послушайте, мистер Парнел, сегодня ночью я видел, как она расхаживает вокруг дома. Она что-то выискивает уже вторую ночь подряд.

— Вторую ночь подряд? Что же ты не сказал?

— Я сам разберусь с этим. А за что, собственно, вы мне платите? Вы же не любите, когда вас отвлекают от работы.

— Нет, но…

Уолкер прервал его:

— Поймав мисс Деннихью сегодня ночью, я решил, что с нее нельзя спускать глаз. Я предоставил ей выбор: ночевать вместе у нее или у меня. Я лег на полу, она — на кровати. Когда она заснула, я немного порылся в ее вещах и нашел кое-что интересное. — Уолкер достал из кармана патроны от «кольта» и маленький блокнот. Патроны он положил на буфет, а блокнот протянул Парнелу. Пока тот перелистывал его, Уолкер пояснил: — Как видите, здесь в основном списки дел на день. Она осмотрела ваш дом и отметила, в каких комнатах нужно сделать ремонт, какие приобрести обои и так далее. — Он заметил, что Парнел рассматривает рисунок. — Да, я не сомневался, что вы заинтересуетесь именно этим.

— Это похоже на план моей комнаты! — воскликнул Парнел. — А вот это — ее.

— Вот именно! Она сделала чертеж мебели, проставила размеры, определила расстояние между балконами. Наверное, теперь она может расхаживать по вашей комнате с закрытыми глазами. Мистер Парнел, пока она здесь, вы в опасности.

Парнел задумчиво покачал головой, закрыл блокнот и вернул его Уолкеру.

— Выходит, она просто лживая тварь?! — В его голосе звучало разочарование. — А я-то надеялся… — грустно пробормотал он. — Так что же ты предлагаешь?

— Увольте ее. Пусть Хэнк немедленно отвезет ее в Бэйлиборо. Этой ночью у нее ничего не вышло, но она попытается снова.

Парнел колебался:

— Я не уверен, что нужно…

— Неужели случившееся не убеждает вас в моей правоте? — спросил Уолкер. — Вы же сами видели.

Парнел поднял руку, останавливая его.

— Я видел только перепуганную девушку, но еще не выслушал ее. Может, у нее и был повод отдубасить тебя кочергой. Ты же так и не объяснил, почему она кричала? А ведь именно ее крик, а не твой, всех переполошил.

— Кто знает, что пришло ей в голову, но мне все представляется так: мисс Деннихью приснился кошмар; я в это время заворочался или застонал во сне, и это перепугало ее окончательно. А может, она решила, что ей представилась прекрасная возможность избавиться от меня, стравив меня с вами. Она закричала, чтобы вы застали меня у нее в комнате, и результат превзошел все ее ожидания, когда мисс Деннихью увидела, как вы направили на меня пистолет. — Парнел, очевидно, все еще сомневался. — Уволив меня, вы развяжете ей руки. Избавьтесь от нее, мистер Парнел. Пока она здесь, в опасности вы и ваше изобретение. — Вдалеке послышались легкие шаги, и Уолкер взглянул на дверь, давая Парнелу понять, что сейчас появится Скай.

Тот кивнул и тихо сказал:

— Я хорошо плачу тебе. Надеюсь, ты этого и заслуживаешь.

Уолкер прищурился. Сейчас он хотел услышать совсем другое.

— Так что вы решили?

Парнел допил виски, поставил бокал и подошел к окну.

— Пока она остается.

— Но…

— Кажется, я догадываюсь, на кого она работает. Но я должен в этом убедиться.

— Вы назовете мне имя? Парнел покачал головой.

— Не могу. Следи за мисс Деннихью и делай все, что находишь нужным, но она останется здесь, понял?

Уолкер кивнул. Если уж Парнел отказывался назвать имя, значит, речь идет о весьма могущественном человеке.

— Ладно, — сказал Парнел, — давай послушаем, что нам скажет будущая убийца. В конце концов ведь это ты пригласил ее поговорить.

— Там были Корина и Энн. Они осудили бы меня, не дай я мисс Деннихью возможности высказаться. Так что я не мог поступить иначе, но сначала мне было нужно поговорить с вами.

— Ну а теперь давай послушаем мисс Деннихью. По-моему, это будет интересно.

Уолкер открыл дверь и отступил. Скай была совершенно спокойна, хотя несколько бледна и с запавшими глазами.

Парнел указал ей на кресло, но Скай села на стул и сцепила руки на коленях. Она дышала ровно и глубоко, стараясь успокоиться.

— Может быть, коньяку? — спросил Парнел.

— Нет, спасибо, — Скай явно избегала пристального взгляда Уолкера.

— Не возражаете, если я задам вам несколько вопросов? — спросил Парнел.

— Конечно, нет.

— Я очень, надеялся, что с вашим появлением дела в доме пойдут лучше, так оно и получилось, — начал он. — Но то, что произошло сегодня ночью, мне не вполне понятно. Я бы хотел услышать обо всем с того самого момента, как вы пригласили мистера Кейна к себе в комнату.

Скай едва удержалась, чтобы не взглянуть на Уолкера.

— Я его не приглашала. Он предложил мне выбор: ночевать вместе у меня или у него.

— Он заставил вас силой? Она задумалась.

— Нет, но предоставлять подобный выбор — почти то же самое, что вынуждать силой. Он вбил себе в голову, что я представляю для вас опасность.

— А это не так?

— Нет!

— Ну что ж, — проговорил Парнел. — А вот у мистера Кейна есть основания полагать, что это так.

— Нет… Ему просто кажется, что у него есть основания. — Скай рассказала Парнелу, как накануне и Уолкеру, почему она вышла ночью из своей комнаты. Если хозяин и верил ей, то никак этого не показывал. — Вот поэтому мистер Кейн и решил, что ему необходимо ночевать в моей комнате, — закончила она.

— А заодно и в вашей постели? — спросил Парнелл.

Скай покраснела от этого вопроса и, не удержавшись, посмотрела на Уолкера. Она надеялась понять по его лицу, как ей следует ответить, но он был сама бесстрастность. Скай перевела взгляд на Парнела.

— Я сама не понимаю, что произошло сегодня ночью в моей комнате, — тихо проговорила она. — Кто-то… Что-то… прикоснулось ко мне…

— «Что-то»? — переспросил Парнел. — Что вы хотите этим сказать, мисс Деннихью?

Скай не могла делиться с ним своими подозрениями. Ее взгляд, окинув комнату, задержался на портретах.

Парнел это заметил.

— Уж не собираетесь ли вы сказать, что это было привидение? Впрочем, мистер Кейн допускал, что вы прибегнете к этой уловке.

— Ничего подобного я не говорила. — Скай вздернула подбородок: — Может быть, мне просто приснился кошмар.

— Так вот оно что… — пробормотал Парнел.

— Да, — твердо повторила она и с вызовом добавила: — Я уволена, мистер Парнел?

— Так мне советует поступить мистер Кейн. А что вы сами об этом думаете, мисс Деннихью?

— Что в данном случае имеет значение лишь ваше мнение.

— Вы правы. — Он повернулся к Уолкеру: — Не забывайте об этом и вы. — Парнел встал. — А вы согласны остаться, мисс Деннихью? Полагаю, что после сегодняшнего инцидента вас не осудят, если вы решите уехать, и никто не подумает о вас плохо.

В этом она сомневалась. Скорее всего, как бы она ни поступила, о ней будут думать плохо.

— Дурной сон не причина, чтобы бросать работу, мистер Парнел. — Скай казалось, что она физически ощущает его взгляд, словно он прикасается к ее лицу, гладит ее по плечам и рукам. Скай охватил страх. Хотя она и храбрилась перед Парнелом и Уолкером, однако знала, что вот уже вторую ночь подряд в ее комнате происходит что-то странное и что это вовсе не сон.


Едва Парнел отпустил ее, Скай тотчас направилась к себе в комнату. Не успела она подняться по лестнице, как внизу хлопнула дверь. Почувствовав, что за ней направляется Уолкер, Скай пошла быстрее, но не успела захлопнуть перед ним дверь. Он протиснулся в комнату.

Скай попятилась от него и вздернула подбородок.

— Чего ты хочешь?

— Тебя.

Она покраснела и опустила глаза.

— Это был не сон, — тихо проговорила Скай.

— Пойдем ко мне. Остаток ночи ты проведешь в моей комнате.

— Этого не будет.

— У тебя нет выбора.

— Мистер Парнел не разрешил…

— Мистер Парнел предоставил решать это мне. — Он указал на дверь. — Можешь сама спросить у него. Только скорее, пока он не лег. — Скай не двинулась с места. — Правильно. Ты же знаешь, что я не обманываю. Забирай вещи — и пошли. — Он взял с пола подушку и одеяло. — Если это тебе не нравится, увольняйся.

— Я не могу позволить себе этого. — Она сказала сейчас чистую правду, хотя Уолкер, конечно, понял это иначе. Если она уедет из Гринвил-Хаус сейчас, ей придется признать свое поражение. Он пожал плечами.

— Тогда сегодняшнее происшествие послужит тебе уроком.

Скай взяла ночную рубашку.

— Позволь мне переодеться.

Но Уолкер снова указал на дверь. Скай поджала губы, сдернула халат со спинки стула и понуро вышла из комнаты.

— Ты обращаешься со мной как с преступницей.

— Скажи спасибо, что не как со шлюхой.

У Скай перехватило дыхание.

— Если посмеешь дотронуться до меня, я тебя убью! — процедила она.

Угроза на него не подействовала, поскольку, открыв дверь своей комнаты. Уолкер положил руку ей на плечо и подтолкнул девушку вперед. Скай повернулась и гневно посмотрела на него.

— Парнел считает, что сегодня ночью ты уже попыталась сделать то, зачем сюда приехала, — сообщил он.

Скай замерла:

— Что ты хочешь этим сказать?

Уолкер вырвал у Скай одежду и бросил ее на стул. Не дав девушке опомниться, он схватил ее руку и приложил к своему затылку.

— Вот, пощупай.

Скай нащупала шишку. Отдернув руку, она увидела на пальце кровь.

— Это сделала не я!.. — хрипло прошептала Скай. — Нет.

Уолкер удивился, но не показал этого.

— Что же произошло сегодня ночью? Не знаешь?

Скай резко побледнела и не смогла сдержать слез. Ей вовсе не хотелось, чтобы Уолкер заметил ее слабость. Она закусила губу. Хуже всего было то, что она действительно не знала.

Уолкер не стал допытываться, понимая, чем вызвано ее смущение.

— Раздевайся, — сказал он, — если не собираешься спать одетой.

Скай поспешно кивнула и, отвернувшись, стала расстегивать платье, что без помощи Энн оказалось не так просто. Уолкер начал ей помогать. Скай съежилась, но промолчала. Казалось, он не обращает на нее никакого внимания, но у Скай при каждом его прикосновении перехватывало дыхание. Расстегнув платье, он молча отошел, и в комнате воцарилась мертвая тишина.

Уолкер, охваченный желанием, не мог оторвать от нее глаз.

Огненно-рыжие волосы упали на плечи Скай; она собрала их и снова уложила на затылке, по-прежнему стоя спиной к нему. Сегодня ночью Уолкер уже обнимал ее, сидя на кровати, и помнил, как это приятно.

Скай чувствовала его взгляд, и ей казалось, что Уолкер ощупывает ее.

Уолкер повернулся, налил в рукомойник воды и занялся своей раной.

Скай взглянула на него:

— По-моему, рану нужно зашить.

— Сомневаюсь.

Уолкер пощупал шишку и поморщился от боли.

— Поскольку это твоя комната, ты, наверное, ляжешь на кровати? — сказала она.

— Конечно, — ответил он. — А ты ляжешь со мной.

Уверенная, что Уолкер не заставит ее спать в одной постели с собой, Скай до сих пор сохраняла спокойствие. Услышав его слова, она вздрогнула, и ноги у нее подкосились.

Заметив это, Уолкер схватил ее на руки, отнес на кровать и улегся рядом с ней.

Она смотрела на него и после того, как он задул ночник.

— Тебе нужно поспать, — сказал он.

— После того, как ты это сделаешь? — после долгого молчания спросила она.

— Что сделаю?

— Возьмешь меня…

— Ты хочешь сказать — изнасилую? — Он приподнялся. — Ты уже второй раз говоришь это. Неужели ты считаешь меня способным на такое?

— Не знаю, — подавленно ответила она, чувствуя его дыхание на своем лице. — Иначе зачем ты привел меня сюда? Кого ты охраняешь? Парнела или себя?

— Разве ты не догадываешься? — спокойно спросил он. — Тебя, конечно.

Ей хотелось многое сказать ему, но Скай забыла обо всем, как только Уолкер прильнул к ней губами.

Его губы были упругими и теплыми, прикосновение — нежно-настойчивым, но не властным. Скай могла отстраниться от него, но не сделала этого. Когда он раздвинул губы Скай, сердце ее бешено застучало, дыхание участилось. Она знала, что последует за этим поцелуем, и в страхе ждала этого.

Уолкер понял ее состояние и поднял голову:

— Спи!

Она тихо и разочарованно вздохнула. Уолкер улыбнулся:

— У тебя есть только одна возможность, Мэри Скайлер: довериться мне… Хочешь ты меня или нет? Тебе придется решить это.

Сейчас Скай была не в состоянии решать это. Она лежала в постели с мужчиной, которого почти не знала. Скай не могла бы даже объяснить, почему она здесь. Раньше Скай не понимала, что желание — это странный голод, возбуждающий безотчетное беспокойство. Она не знала, что это чувство внезапно приходит и уходит, оставляя после себя смутную тревогу.

Скай надеялась, что справится с неожиданно вспыхнувшей страстью. Совсем недавно она считала, что никогда и никого не полюбит.

Но все сложилось иначе.

Уолкер Кейн хотел ее. От такого, как он, она не ожидала этого. С его стороны не будет ни безумной страсти, ни обещаний достать с неба луну. Она ощущала лишь ноющую пустоту, которая заполнялась когда Уолкер был рядом.


Скай проснулась, когда на улице было еще темно. В окна хлестал снег с дождем, и балконная дверь вздрагивала при каждом порыве ветра. Казалось, от разыгравшейся бури весь дом ожил: доски поскрипывали, водосточные желоба грохотали, ветер завывал в дымоходе. Буря, как ни странно, успокоила Скай. Она повернулась на бок и зарылась в одеяло. Спокойно улыбнувшись, она снова закрыла глаза.

Но, вспомнив, где находится, Скай тотчас открыла их. Уолкера рядом не было; она лежала одна, крепко прижимая к груди подушку, хранившую его запах.

Скай повернулась к камину и увидела Уолкера, раздетого до пояса.

Вдруг Уолкер вдохнул полной грудью и поднес к груди сжатые кулаки. Медленно выдохнув, он быстро опустил их и чуть присел. Его спина оставалась при этом совершенно прямой. Повернувшись на четверть оборота, он перенес вес на правую ногу и уверенно описал в воздухе руками правильную окружность. Вдруг его левая рука словно упала ладонью вниз. Правая рука осталась наверху. Уолкер вытянул левую вперед, ладонью к себе. Одновременно он сделал шаг, перенеся вес на другую ногу.

Скай, затаив дыхание, не отрывала глаз от Уолкера. Движения его были точными и плавными, как у танцора. В свете камина поблескивала выступившая на теле испарина: движения, которые, казалось, он делал без всякого усилия, требовали большого напряжения.

Закончив, Уолкер повернулся к окну, плавно описал руками круги, потом скрестил их на груди и, наконец, опустил.

— Это называется Большой Круг, — сказал он и, подойдя кошачьей неходкой к умывальнику, налил в него воды.

— Ты знал, что я смотрю на тебя?

— Только в самом конце. Тай-Ши требует полной сосредоточенности.

— Тай-Ши? — взволнованно переспросила Скай и покраснела. — Сначала ты сказал, что это называется Большим Кругом.

— Это только одно из упражнений Тай-Ши. Если бы ты наблюдала за мной с самого начала, то заметила бы, что некоторые движения повторяются.

В сущности, так оно и было, но Скай не призналась в этом.

— Как интересно! — задумчиво сказала она. — Видимо, ты занимаешься этим уже давно.

— Многие годы.

— Тай-Ши, — снова произнесла она незнакомые слова.

— Это по-китайски.

— Я так и подумала. А где ты этому научился?

— У Учителя.

Скай спрашивала не об этом.

— Я имела в виду, где ты…

— Ты задаешь слишком много вопросов. — Несколько секунд Уолкер молча рассматривал Скай.

— Ты пользуешься этим в драке.

Уолкер чуть улыбнулся. Закончив умываться, он выжал мочалку и повесил ее на край умывальника, Надев халат, он сел на стул и вытянул ноги.

— Я узнала эти движения, — продолжала Скай. Она подложила подушку под спину, подтянула колени к груди и обхватила их руками. Она слышала тиканье часов, но не видела в полумраке циферблата. Да и какая разница? Если даже сейчас глубокая ночь, она все равно не уснет. — Таким же движением ты выбил пистолет у мистера Парнела.

— Именно таким?

— Только тогда все было быстрее, — ответила она. — Хотя мне показалось, что ты двигался словно под водой. Я заметила это и сейчас.

— Ты очень наблюдательна!.. — Он с уважением посмотрел на нее. Скай полулежала в кровати; ее глаза слипались, отчего взгляд казался сонным и сладострастным. Волосы разметались по плечам; пухлая нижняя губа чуть увлажнилась: она прикасалась к ней кончиком языка. «Жест искусительницы», — подумал Уолкер. В следующую секунду она чуть закусила губу: сама невинность.

«Две стороны одной медали», — решил он и запахнул халат.

— Да, я наблюдательная, — сказала она. — И любопытная. И храбрая.

Он снова улыбнулся:

— Именно отсюда все ваши неприятности, Мэри Скайлер.

Она вздохнула:

— Ты прав. — Вдруг она бросила на него быстрый взгляд: — Ты здесь и вправду для того, чтобы охранять меня?

— Да.

Скай нахмурилась:

— Тебя об этом попросили?

— Попросили? — озадаченно переспросил Уолкер.

— Тебя попросили охранять меня? Ну, может, тебя кто-то нанял?..

«Как странно услышать такой вопрос от экономки», — подумал Уолкер.

— Никто меня не просил и не нанимал. Но если кому-то и нужен охранник, так это тебе.

Она вздернула подбородок.

— Это звучит оскорбительно.

— И тем не менее это так.

Скай снова опустила голову, упершись подбородком в колени.

— А я тебя знаю!.. — сказала она, помолчав.

— Что?..

Скай понимала, что он притворяется. Даже не видя его лица, она не сомневалась, что сейчас Уолкер внимательно смотрит на нее.

— Я тебя знаю, — повторила она. — Точнее, мы с тобой уже встречались.

— Неужели?..

Она кивнула.

— Ты, наверное, не помнишь… — начала она, зная, что он никогда ничего не забывает, — в тот вечер у тебя были другие проблемы.

Уолкер наклонился и, упершись локтями в колени, с интересом вглядывался в девушку: лукавая улыбка, озорной взгляд. Нет, он никогда не забыл бы ни этого лица, ни чистых зеленых глаз, ни рыжих волос. Может, ее и нельзя назвать красавицей, но, увидав хоть раз, забыть трудно. Он не мог представить себе ситуацию, при которой не заметил бы ее. Скай сразу привлекала к себе внимание. Уолкер прекрасно помнил, как она в ожидании собеседования лежала на пуфике, что-то нашаривая под ним.

«Да, она привлекает к себе внимание, — подумал он. — И не только внешностью».

— Почему ты так на меня смотришь? — спросила она.

— Я просто задумался. — Уолкер потянулся. — Боюсь, что у тебя на руках все козыри. Я не могу вспомнить, где тебя видел.

— Да ты меня и не видел!..

Он прищурился:

— Но мы все-таки встречались?

Она кивнула:

— Мы даже беседовали.

— Ты говоришь загадками. — Он встал. — Боюсь, я не смогу их разгадать.

— Но ты ведь не сдашься так быстро? Это не слишком сложная головоломка для такого умного человека, как ты.

Уолкеру вдруг показалось, что ноги его прирос ли к полу. Заметила ли это Скай?

— Наверное, я не так умен, как тебе кажется. Мне ничего не приходит в голову.

Скай не понимала, правда это или Уолкер притворяется.

— Ладно, — разочарованно сказала она.

— Так ты скажешь, где мы встречались?

Она покачала головой:

— Не важно.

— Может, ты меня с кем-то спутала?

— Не исключено, — спокойно согласилась она. Нет, она ни с кем его не спутала — Скай в этом не сомневалась.

Уолкер присел рядом с ней и взял ее руку. Скай спокойно взглянула на него.

— Доверие должно быть взаимным, — заметил Уолкер.

— Я тоже так считаю, — серьезно отозвалась она.

— Это было в парке, — твердо проговорил он. — В Центральном парке. Ты пряталась под елью у дорожки, потом позвала своих друзей и таким образом дала мне время уйти.

— Они мне не друзья.

— Возможно, знакомые. Это не важно.

Скай быстро подумала о том, что он мог тогда услышать. Они разговаривали на ходу, так что если Уолкер не крался за ними, то почти ничего и не слышал.

— Да, я знакома с ними, — проговорила Скай. — Но другом могу назвать только Дэниэла. А почему ты не хотел признаться, что помнишь? — спросила Скай.

— Я привык хранить тайны, а не делиться ими. — Я тоже умею их хранить.

— Тебе приходится это делать, — тихо и серьезно сказал он, наклоняясь к ней. — Иначе тебя здесь не было бы.

Уолкер нежно коснулся ее губами. Ощутив во рту влажный язык Уолкера, она обняла его. Он обвел языком ее рот, коснулся губами щеки и осторожно прикусил мочку уха. Почувствовав запах ее волос, Уолкер теснее прижался к девушке.

Он чувствовал, как бьется ее сердце. Проведя губами по ее шее, Уолкер услышал ее тихий стон. Гибкая и податливая, Скай сейчас была полностью в его власти.

— Я думала, мне будет страшно, — призналась она. — Но оказывается, нет.

Уолкер рванул подол ее ночной рубашки вверх. Скай затрепетала и отпрянула от него.

Уолкер не попытался ее удержать. Он прерывисто дышал. Скай свесила ноги с кровати, голова ее поникла.

— Все это нехорошо, — глухо пробормотал он. — Мне не следовало…

— Нет, — возразила Скай. — Ты ни в чем не виноват. Все дело во мне. По-моему, здесь что-то не так.

Озадаченный, Уолкер ждал продолжения. Скай долго молчала. Потом, словно собравшись с духом, спросила:

— Ты веришь в привидения?

Глава 8

Уолкер приподнялся на локте и пристально посмотрел на Скай, будто желая убедиться, не шутит ли она. Она была совершенно серьезна.

— Привидение? — спокойно повторил он. — Значит, ты спрашиваешь о привидениях?..

— Да, ты веришь в них?

— На свете всякое бывает, — уклончиво ответил он.

Скай слегка пнула его кулачком в грудь.

— Ты просто смеешься надо мной!

Она встала, надела халат и подошла к камину. На часах было около шести: значит, пора вставать. — Я пойду к себе одеваться. Незачем всем знать, что я ночевала здесь.

Уолкер поднялся и зажег ночник.

— Парнел осведомлен об этом, — напомнил он, — а Корина узнает от него все. Думаю, к концу завтрака это будет известно всей прислуге. Кроме того, я не собираюсь спускать с тебя глаз и впредь. Я должен охранять Парнела.

— Я думала, ты собираешься охранять меня?

— Да.

— И себя, конечно?..

Он улыбнулся:

— Совершенно верно.

Он подошел к Скай и, обняв ее, заглянул ей в лицо. Его улыбка тут же исчезла.

Скай испуганно вздрогнула и подняла голову. Ей казалось, что Уолкер навалился на нее всем телом.

— Надеюсь, ты все-таки скажешь, почему спросила о привидениях?

Скай покачала головой.

— Не надо ничего скрывать. Ведь ты же сама заговорила об этом.

— Я верила тебе, — едва слышно проговорила она.

Он заглянул ей в глаза:

— Можешь по-прежнему верить мне. Я еще ни разу тебе не солгал.

— Но ты не сказал мне и всей правды.

— Верно.

— А скажешь?

— Едва ли.

— И ты полагаешь, что после этого я должна тебе верить?

— В этом гарантия твоей безопасности. Извини, но добавить к этому ничего не могу. — Он понял, что она хочет верить ему. — А теперь скажи, почему ты завела разговор о привидениях?

— Потому, что вчера ночью видела его у себя в комнате. — Скай боялась, что он рассмеется, но так как этого не произошло, добавила: — По-моему, оно посетило меня и позапрошлой ночью.

— И как оно выглядело?

— Собственно, я и не видела его, это нечто неуловимое, — пыталась объяснить Скай. — У | меня было… ощущение, я даже не знаю, как это передать, будто что-то прикасается ко мне. Этой ночью ощущение было еще явственнее.

Уолкер отступил на шаг, понимая, что ей и невдомек, какое облегчение отразилось на ее лице, когда она призналась ему в этом. Он вспомнил, как Скай вела себя в постели несколько! минут назад, вспомнил и свое поведение. Нет, пока он не пришел ни к какому выводу, но кое о чем уже догадывался.

— Расскажи, что случилось этой ночью, — попросил он. — Все, что сможешь припомнить.

Скай снова посмотрела на часы. Ей нужно было одеться, но идти к себе не хотелось.

— Сегодня я ощутила это более явственно, — сказала она. — Если бы мне удалось открыть глаза, я обязательно увидела бы его.

— Его?

— Это был он, мужчина, — тихо проговорила Скай. Поняв, что Уолкер отнесся скептически к ее словам, она пожала плечами. — Я знаю это.

— Почему же ты не открыла глаза?

— He смогла. — Скай принялась расчесывать волосы. — Мне было страшно, но дело даже не в этом. Я не рассмотрела его, потому что не смогла.

— Он закрыл чем-то тебе лицо?

Скай задумчиво посмотрела на Уолкера.

— Нет, — ответила она, — ничего такого не было. Просто веки так отяжелели, что я не смогла открыть глаза, хоть и пыталась. Я помню, что пыталась. — Она снова взглянула на Уолкера: — Тебе кажется, что я спятила?

Уолкер не ответил на ее последнюю реплику.

— Расскажи мне про эти прикосновения.

Она едва слышно заговорила:

— Оно было мягким, как пух. Еще какое-то похлопывание по коже, похожее на прикосновение крыльев бабочки. По мне что-то скользило. — Она заставила себя рассказать ему все. — Этой ночью… оно ощупало меня всю.

Скрывая жгучее любопытство, Уолкер спросил:

— Ты думаешь, это был я?

— Я знаю, что это был не ты. Я просто не могу поверить… — Скай умолкла, не в силах найти слова.

— Мы просто целовались, — осторожно напомнил он. — Больше между нами ничего не было.

Она вся горела. Уолкер смотрел на нее без тени смущения, нежно поглаживая большими пальцами ее запястья. Скай подумала, что в жизни не знала ничего прекраснее этих поцелуев, которые ничуть не походили на прикосновения привидения. Но Уолкеру незачем об этом знать. Она шепотом возразила:

— Лежа в постели с тобой я даже не могла уснуть.

Уолкер не стал говорить Скай, что она провела почти всю ночь в постели одна. Это ему не спалось. Проворочавшись битый час, он тихонько вышел из комнаты, а вернувшись, устроился в кресле у камина. Следующей ночью, как он полагал, будет то же самое.

— Ты ведь знаешь, что тебе нечего меня бояться, — заметил он.

Скай подумала, что в узком смысле это действительно так:

— Знаю.

— Ну и хорошо. Сейчас я переоденусь, мы пойдем к тебе, и ты приведешь себя в порядок. Сегодня я перенесу твои вещи сюда.

— Но…

Уолкер покачал головой, не дав ей возразить.

— Я перенесу их сюда, — повторил он. — Я хочу, чтобы ты жила здесь.


Все утро у нее в голове звучали слова Уолкера: «Я хочу, чтобы ты жила здесь». Время от времени она ловила себя на том, что, забыв о работе, смотрит на него. Он, казалось, не замечал ее смущения, при слугах обращался к ней редко, а при Парнеле был с нею холоден. Не замечал он и взглядов окружающих. Скай тоже хотелось бы не замечать их.

Энн смотрела на нее озабоченно, Корина Ридинг самодовольно, близняшки лукаво переглядывались, а Дженни Эдамс всем своим видом выражала неодобрение. Хэнк избегал ее, как, впрочем, и Парнел.

Никто, кроме Парнела, не знал, что произошло на самом деле, но, казалось, никого не удивляло, что Уолкер стал ее телохранителем. Поэтому Скай решила, что Уолкер, видимо, прав: Корина Ридинг рассказала всем свою версию, которая и была принята.

Уолкер ходил за ней по пятам; стоило Скай обернуться, и она сразу же видела его. Он помогал ей во всем: снимал белье с постелей, передвигал мебель и расставлял книги, — но к полудню Скай готова была расплакаться от досады. За ленчем она села подальше от него.

— Каких неприятностей ты ждешь от меня? — спросила она, поковыряв вилкой в тарелке. — Мистер Парнел все утро проработал один у себя в мастерской. Почему бы тебе не уделить внимание и ему?

Он не успел ей ответить, поскольку в этот момент появился мистер Парнел и указал Уолкеру на дверь.

— Мне нужно поговорить с мисс Деннихью наедине, — сказал он.

Уолкер понимал, что ему придется исчезнуть: его положение в доме стало ненадежным — Парнел терпел своего телохранителя, опасаясь Скай Деннихью.

Уолкер вышел, даже не взглянув на Скай. Он не сомневался, что сейчас она не возражала бы против его присутствия.

Парнел сел возле Скай.

— Пожалуйста, — любезно сказал он, — заканчивайте трапезу. Я уже поел. Когда я работаю, предсказать мой режим почти невозможно.

— Это я уже заметила. — Теперь еда казалась ей невкусной. — Чем могу быть полезна?

Парнел улыбнулся:

— На самом деле это я могу быть вам полезен. Ведь вас уже наверняка утомило общество Уолкера?

— Трудно назвать это обществом. Он вцепился в меня, как заноза.

— Тогда предлагаю вам провести остаток дня со мной.

Скай не скрыла радости:

— Но…

— Я хочу показать вам, над чем сейчас работаю. Скай не верила своим ушам.

— Вы говорите о мастерской? — спросила она. — Неужели вы разрешите мне там побывать?

— Поэтому я и пришел.

— Но зачем это вам? — удивилась она. — Я ведь просто экономка.

— Да, — наконец сказал он, — но мне хочется, чтобы вы взглянули на мое изобретение.

— Мне очень интересно его увидеть!.. Он насмешливо улыбнулся:

— Неужели, мисс Деннихью? А что вам известно о четырехтактных двигателях внутреннего сгорания?

— Ровным счетом ничего.

Парнел кивнул, явно удовлетворенный ее ответом.

— Я рад, что вы честно в этом признались. На кухне была только Корина Ридинг.

— Я покажу мисс Деннихью мастерскую, — сказал Парнел. — Возможно, мы там задержимся.

Взяв лампу, Парнел пошел вниз. Скай последовала за ним.

Сейчас подвал не казался ей таким зловещим, как в прошлый раз. Стены из неотесанного камня были побелены и при свете лампы не производили гнетущего впечатления.

Осмотревшись, Скай поняла, что ни одна из обнаруженных ею дверей не вела в мастерскую Парнела. За ними были, видимо, винный погреб и склады. Мастерская располагалась в другой стороне подвала, куда она так и не добралась. Массивная, обитая железом дверь была закрыта на засов; на нем висел замок. Парнел достал из кармана ключ и отпер его. Открыв дверь, он пригласил Скай войти.

— Вы рассчитывали увидеть что-то иное? — спросил Парнел.

Большой стол посреди комнаты был вовсе не таким, как представляла Скай. На узком верстаке лежали какие-то странные инструменты. Металлические опилки, собранные в кучку под столом не веником, а магнитом.

— Весьма остроумно! — заметила Скай, когда Парнел положил магнит на верстак.

— Проще, чем веником.

Подойдя к столу, Скай увидела какой-то железный предмет и решила, что это двигатель. Рядом с ним лежали металлические болванки цилиндрической формы, полые изнутри. Из них торчали железки, похожие на языки колоколов.

— Это и есть ваше изобретение? — спросила она.

— Да.

— Оно работает?

— Пока нет.

— А это что такое? — Скай указала на цилиндрические болванки.

— Поршни.

— Они от двигателя? — догадалась она. Парнел кивнул.

— А что вы тут делаете целыми днями?

— Иногда сижу и думаю…

Скай поняла, что Парнел не расположен, говорить о двигателе: ему просто захотелось показать его, но почему, она не знала. Скай еще раз внимательно осмотрела железный предмет, стараясь запомнить как можно больше. Да, этот огромный предмет не притащишь отцу. Неужели Джей Мак полагал, что он поместится в ее саквояж?

— А что здесь? — Скай указала на стеклянные бутыли с прозрачной жидкостью.

— Топливо.

— Не слишком приятно пахнет. Хуже, чем керосин.

— Это легковоспламеняющаяся жидкость вроде керосина. С ней нужно быть очень осторожным. — Парнел прислонился к двери, а Скай расхаживала вокруг стола, рассматривая его изобретение. — Вы разглядываете его, словно экспонат в музее, — сказал он.

— Я просто не знаю, с какой стороны на это нужно смотреть, — призналась она и смущенно добавила: — Это не так интересно, как я думала.

— Ваша искренность очаровательна, мисс Деннихью, — улыбнулся он.

Скай вдруг стало не по себе. Что-то насторожило ее.

— Может, поэтому вы и понравились мистеру Кейну?.. — заметил он.

— Не знаю.

— Значит, он не сказал вам об этом? Скай взглянула Парнелу в глаза:

— Мне бы не хотелось это обсуждать. Я чувствую себя неловко.

Это не смутило его.

— А вам нравится мистер Кейн? — Не дожидаясь ее ответа, он продолжал: — Не отрицайте этого. Все написано на вашем лице, а значит, это известно и ему.

Скай залилась краской.

— Мне бы хотелось вернуться наверх, — пробормотала она.

— Чуть позже.

Она направилась к двери, но Парнел преградил ей дорогу. В его глазах сверкнуло любопытство:

— В чем дело, мисс Деннихью? Я вас чем-то напугал?

— Я уже сказала, что чувствую себя с вами неловко. Чего вы от меня хотите?

— То, что вы уже дали мистеру Кейну, — ответил он. — Когда я брал вас на работу, вы должны были понять мои намерения. Уолкеру не следовало опережать меня.

Парнел заметил, как испугана Скай.

— Уж не думаете ли вы, что я собираюсь вас убить?

— А это не так?

Расставив руки в стороны, он вдруг двинулся к ней.

Скай нагнулась и бросилась вперед, надеясь выскочить из мастерской, но Парнел схватил ее за руки и заломил их за спину. Прижав Скай к верстаку, он припал к ее губам.

Скай вертела головой, стараясь уклониться от его поцелуев, но он навалился на нее, еще сильнее прижав ее к верстаку. Скай притворилась, будто теряет сознание.

Парнел заметил это не сразу. Он жадно целовал ее в губы, надеясь, что Скай ответит на его поцелуи. Но она не отвечала. Оторвавшись от нее, он увидел, что лицо ее стало пепельно-серым, а губы посинели.

В этот момент Скай вырвалась. Убегая, она задела стол, и стоявшая на краю лампа покачнулась. Парнел громко и встревожено вскрикнул. Скай бросилась к лампе и поймала ее на лету.

Борясь, они опрокинули одну из бутылей, и по полу растеклась лужица горючей жидкости.

Только теперь Скай поняла, почему Парнел так испугался. Его взгляд метался между опрокинутой бутылью и лампой, которую Скай держала в руках. Внезапно осознав свое преимущество, Скай обрела присутствие духа и холодно улыбнулась:

— По-моему, вы догадались, что я собираюсь сделать. — Она сняла с лампы абажур и попятилась к двери, не спуская глаз с Парнела. — Может, ваше изобретение и уцелеет после пожара, — насмешливо проговорила она, — но вот вы — едва ли.

В глазах Парнела застыл ужас.

— Думаете, я этого не сделаю? — Скай подняла лампу над головой.

— По-моему, мистер Парнел рассчитывает на меня, — раздался вдруг голос Уолкера.

Руки Скай дрогнули.

— Спокойно, Скай. Не совершай ошибку. — Уолкер взял у нее лампу и задул ее. Мастерская и подвал погрузились во тьму. — Вы и в темноте найдете выход, мистер Парнел, а Скай пойдет со мной. — Уолкер потащил Скай вверх по лестнице, потом открыл дверь в свою комнату.

— Заходи!

— Все дело в том… — начала объяснять она, — Ты не…

— Заходи, — процедил он сквозь зубы, — не то я убью тебя раньше, чем это сделает Парнел!

Он, похоже, не шутил: еще ни разу Скай не видела Уолкера Кейна таким злым. Ах, если бы только он позволил ей все объяснить! Ведь он не знает, что произошло в мастерской.

Уолкер втолкнул Скай в комнату и запер за ней дверь.

— Так будет безопаснее для всех, — сказал он и отправился искать Парнела.

Тот искал в гостиной свой пистолет. Миссис Ридинг помогала ему.

— Я взял его, — сообщил Уолкер, — когда все уснули, и не скажу, куда спрятал.

Парнел бросил на него ледяной взгляд:

— Эта тварь хотела убить меня! — сказал он.

— Я же вас предупреждал. — Уолкер указал на миссис Ридинг. — Уходите отсюда, Корина. Ваша преданность достойна восхищения, но сейчас она ни к чему.

Выходя из комнаты, Ридинг сердито пробормотала:

— Что вы знаете о преданности, мистер Кейн?

— Зачем вы повели ее в подвал? — спросил Уолкер, как только за ней закрылась дверь.

Парнел глубоко вздохнул:

— Я думал, что ты соврал, решив приберечь ее для себя.

Уолкер тихо выругался.

— Значит, вы сами ее разозлили? Мистер Парнел, может, вы и гений в своей мастерской, но, выходя оттуда, не способны разобраться даже в простейших вещах. Позвольте мне заняться Скай Деннихью, если, конечно, все еще не хотите ее уволить. Я готов сам отвезти ее в Бэйлиборо. Черт возьми, я готов доставить ее даже в Нью-Йорк, лишь бы вы согласились расстаться с ней. — Уолкер полагал, что Парнел и думать не хочет об этом.

— У меня есть идея получше, — заметил Парнел. — Нужно сказать мисс Деннихью, что она уволена, и понаблюдать за ней.

— А потом?

— А потом, разумеется, вернуть ее и попросить ответить на некоторые вопросы.

Уолкер покачал головой:

— Просто отпустите ее, мистер Парнел. Если я отправлюсь следить за ней, кто же будет охранять вас?

— Если она уедет, то охранять меня будет не от кого. Я уже все обдумал, Уолкер. Если ты не согласишься следить за ней, я найду для этого кого-нибудь другого. — Уолкер понял, что Парнел не изменит решения.

— Хорошо, — согласился Уолкер. — Она уедет утром. Я отвезу Скай в Бэйлиборо и начну следить за ней. Только учтите, что она может не вернуться.

— Тогда не возвращайся и ты.


Уолкер повернул ключ. Он полагал, что Скай лежит ничком на кровати, содрогаясь от рыданий. Однако она сидела за маленьким письменным столом. Из кармана фартука торчала какая-то бумажка, по столу растекалась чернильная лужица, Скай виновато смотрела на него.

— Он уволил тебя, — сказал Уолкер и запер за собой дверь.

Скай кивнула.

— Вижу, ты не удивлена?

— Разве мог он поступить иначе, полагая, что я собираюсь его убить, — рассудительно заметила Скай.

— А ты не собираешься убить его?

— Нет, не собираюсь. — Она поднялась. — Я просто решила проучить его.

— Похоже, ты довольна собой! Глаза Скай засверкали:

— Этот ублюдок сам виноват!

— Этот ублюдок только что искал свой пистолет.

— Нашел? — уже спокойнее спросила она.

— Слава Богу, нет. Я спрятал его. Зачем ты пошла с Парнелом в подвал? — спросил он.

— Мне хотелось взглянуть на его изобретение. Он сам предложил.

— И это не показалось тебе странным?

— Не знаю… Пожалуй, показалось. Но сначала я об этом не подумала.

— Господи, тебе действительно нужен телохранитель!

— Никто тебе за это не заплатит!.. — бросила она.

— И что же там произошло?

— Тебя интересует, почему я угрожала поджечь мастерскую? — притворно улыбнулась она.

Глаза Уолкера вспыхнули от гнева. Схватив Скай за локоть, он усадил ее на кровать.

— Расскажи, что там произошло?

— Он мне кое-что предложил.

— Что именно?

Она раздраженно посмотрела на него:

— Неужели не догадываешься?

— Ответь на мой вопрос.

— Он меня поцеловал…

— И дальше?.. нетерпеливо проговорил Уолкер.

Глаза Скай потемнели.

— А я этого не хотела!

Уолкер с облегчением вздохнул.

— Это все, что я хотел узнать. — Он сел рядом с ней. — С тобой все в порядке?

Она кивнула:

— Только так я могла убежать от него, ничего другого мне не оставалось. А мистер Парнел, конечно, сказал тебе, что я не возражала.

— Нет, этого он не говорил.

Скай с любопытством посмотрела на него:

— Ты веришь мне?

— Да.

«Хорошо, что он верит мне», — подумала она.

Уолкер внимательно смотрел на Скай. Она была не так удручена случившимся, как изображала. Он приложил ладонь к ее щеке, затем провел большим пальцем по нижней губе.

Его прикосновения были нежными и легкими, похожими на те, что преследовали Скай по ночам. Но сейчас был день. Лучи зимнего солнца проникли в комнату сквозь балконную дверь. Длинные светлые полосы лежали на деревянном полу. В прикосновениях Уолкера не было ничего потустороннего, а в его глазах она видела желание и… вопрос.

Скай подалась к нему, потерлась щекой о ладонь Уолкера и притянула его к себе.

Он страстно поцеловал ее в губы, и Скай прижалась к нему всем телом, охваченная желанием.

Он целовал ее глаза, щеки, шею, грудь…

Сорвав со Скай платье, он замер и посмотрел на нее. Скай положила его ладонь себе на грудь, желая, чтобы он почувствовал, как бьется ее сердце. Когда он провел пальцем по ее соску, у Скай перехватило дыхание.

Ей нравилось прикосновение его губ. Она запустила руку под рубашку Уолкера и погладила его по спине. От этого прикосновения он словно взорвался. Быстро скинув с себя рубашку, он крепко прижал к себе Скай.

Сосок, который он ласкал пальцем, набух и стал розовым. Он взял его в рот и слегка потеребил зубами. Дрожь желания прошла по ее телу. Казалось, это прикосновение освободило чувства, которые она скрывала.

— Боже правый, — пробормотал он, чувствуя, как Скай трепещет от его поцелуев. Чуть приподняв голову, он увидел, что Скай смотрит на него широко раскрытыми глазами, затуманенными страстью. Она страстно хотела его.

Поняв, что Уолкер колеблется, она провела языком по его верхней губе. Он горел от ее прикосновений.

— Ты мой, — проговорила она, прерывисто дыша.

Обхватив ее ягодицы, он слегка приподнял Скай. Она потянулась к нему, но в этот момент он вошел в нее, и ее руки безвольно опустились.

Боль, а не страсть затмила теперь ее взор. Уолтер замер, затем, подавшись вперед, одним движением вошел в нее полностью. Она хотела закричать, но его губы накрыли ее рот. Скай дрожала.

— Мне больно… — прошептала она.

— Прости. Этого больше не будет.

«Чего больше не будет? Боли или наслаждения?» — подумала Скай. Но тут он начал осторожно двигаться в ней, и она, забыв о сомнениях, приподняла бедра и устремилась навстречу ему.

Наслаждение все росло и росло. Иногда ей казалось, что она больше не выдержит этой сладостной муки. Но, наконец, возбуждение достигло наивысшего предела, и она закричала. Он вошел в нее глубже и ускорил движения: Уолкер чувствовал приближение, экстаза. Судороги прошли по его телу, и он откинулся на подушки.

Через некоторое время Уолкер поднялся и собрал свою одежду. Умывшись, он начал одеваться, то и дело поглядывая на Скай. Он не знал о ней почти ничего, а она о нем еще меньше. Но то, что произошло сейчас в этой постели, было для него очень важно. Прежде связи с женщинами не оставляли следа в его душе, и Уолкер надеялся, что так будет и на этот раз.

Собрав одежду Скай, он повесил ее на спинку стула. Из кармана фартука выпала бумажка, которую он заметил, войдя в комнату. Он нагнулся и поднял ее. Развернув бумажку, Уолкер тихонько присвистнул. Он не раз видел изобретение Парнела, а поэтому мог оценить, как точен был чертеж Скай. Уолкер задумался: неужели она разбирается в двигателях? А может, Скай нарисовала по памяти то, что видела? Обернувшись, он посмотрел на кровать. Скай спала, повернувшись к нему спиной.

Уолкер аккуратно сложил листок и сунул его в карман фартука. Потом присел на краешек стола и принялся размышлять. На кого же из инвесторов Парнела она работает? Ведь многих из них он даже не знает! Все контракты хозяина казались Уолкеру чистым мошенничеством.

Уолкер подошел к гардеробу, где спрятал пистолет Парнела. Завтра он вынесет его из дома. Уолкер не мог забыть, как Парнел целился в него. Вообще-то он не думал, что кто-то станет покушаться на жизнь изобретателя, но уж если тот сам начнет размахивать пистолетом, то не ровен час… И говорить с ним об этом бесполезно.

Уолкер тихо прикрыл дверцу гардероба.

— Не беспокойся, — услышал он голос Скай. — Я не сплю. — Ее глаза были закрыты, но она уже повернулась к нему.

Уолкер улыбнулся:

— Спи, я ухожу. — Он присел на краешек постели и положил руку на ее плечо. — Я скажу, чтобы Энн принесла тебе обед сюда.

Скай чуть приоткрыла глаза.

— Тебе нужно идти? — спросила она. Уолкер кивнул:

— Я и так слишком задержался.

— Парнел не сможет сюда войти?..

— У него нет ключа от этой комнаты.

Оставаться взаперти Скай не слишком хотелось, но мысль о появлении Парнела пугала ее еще больше.

— Не принесешь ли мне книгу, которую я взяла из библиотеки Парнела?

— О семействе Гринвилов?

— Да. Едва ли в ней упомянуто о привидении, но надеюсь, какие-нибудь подробности об их жизни там все же есть.

— Ты и, правда, веришь в существование этого привидения?

— И буду верить до тех пор, пока не удостоверюсь в обратном, — твердо сказала она. — Не зря же считается, что нужно отрабатывать все версии.

— Постараюсь это запомнить, — насмешливо ответил он.

Она приподнялась на локте. Одеяло сползло на несколько дюймов, немного обнажив грудь.

— Может, ты вспомнил наконец, откуда у тебя на голове шишка?

Казалось, Уолкер не слышал ее. Он заворожено смотрел, как приподнимается от дыхания Скай одеяло на ее груди.

— Черт возьми, кто же ты такая? — воскликнул он.

Глава 9

— О чем ты? — спросила Скай.

— О твоем бальном платье, которое ты однажды упомянула, — ответил он. — Почему же ты поступила экономкой к Парнелу, если имела возможность так роскошно одеваться? — Уолкер догадался, что Скай стала экономкой впервые, но кем она была прежде, не знал. Чьей-то любовницей? Нет, теперь у него не было сомнений, что это не так.

— Мне перешили старое платье, — невозмутимо заметила Скай, и это было чистейшей правдой. Мать не покупала дочерям каждый год новые платья. То, изумрудного цвета, с открытым верхом, до нее носила Рини.

— Но ты была в нем в «Астории», — настаивал он. — Простые люди туда не ходят.

— Все очень просто: там проводили благотворительный вечер, собирая деньги на лечение ветеранов, и доктор Тернер с женой попросили меня сопровождать их. — Благотворительный вечер был на самом деле, но Скай тогда не надевала это платье, и деньги собирали вовсе не для ветеранов. Она даже не помнила, посетили ли этот вечер Скотт и Сюзанна Тернер. Тогда среди приглашенных было много людей, которые никогда прежде не переступали порог «Астории».

Уолкер с удивлением заметил, как уверенно рассказывала об этом Скай.

— По-моему, вы любите немного приврать, Мэри Скайлер.

О да, очень даже любит! Об этом знали все ее близкие. Но Скай изобразила обиду. Впрочем, когда Уолкер снова поцеловал ее, тревога сразу рассеялась. Скай понимала, что нравится ему, и это согревало ее.

Было ясно, что Уолкеру совсем не хочется уходить, ибо он не отрывал от нее глаз. Но, сделав усилие над собой, он твердо сказал:

— И все-таки я должен уйти.


— Все только об этом и говорят, — сообщила Энн, ставя поднос на ночной столик. Мэт забрался к Скай на кровать.

— По-моему, он рад, что я уезжаю.

Энн покачала головой:

— Ты ошибаешься. Может, только миссис Ридинг и обрадуется, другие будут о тебе скучать. Мне очень жаль, что мистер Парнел тебя уволил.

— А вот я не очень жалею об этом, — призналась Скай. — Но тебя мне будет не хватать. Ты попросила, чтобы экономкой теперь назначили тебя?

Энн кивнула, стесняясь выражать удовольствие по этому поводу:

— Перед обедом он сам предложил мне это.

— Я очень рада за тебя, — искренне сказала Скай. — Не сомневаюсь: ты справишься.

Лицо Энн просветлело.

— Спасибо тебе! Это место так много значит для меня! Если бы не ты, я бы никогда здесь не работала.

Скай погладила Мэта по голове.

— Знаешь, Энн, — вдруг проговорила она, — я много думала о том, что произошло вчера ночью.

Энн с любопытством взглянула на нее.

— Ты так быстро прибежала на мой крик! Даже не знаю, как тебя за это благодарить.

— Какие благодарности, — возразила Энн. — Ничем я тебе не помогла.

— Но ты все-таки прибежала. Странно, я думала, наверху мой крик не слышен. Надеюсь, я не перепугала Мэта?

— О нет! — Энн покачала головой. — Мэг крепко спал, и я тоже, наверное, ничего не услышала бы, если бы к тому времени не проснулась. Твой крик донесся до меня в холле, когда я возвращалась из кухни. Признаюсь, я до смерти перепугалась, никогда мне не было так страшно.

— Значит, в тот момент ты была в холле… Энн прошептала:

— Ты же знаешь, что я просто не могу ходить по черной лестнице. Я пользуюсь ею только для того, чтобы подняться на третий этаж. На этой лестнице я думаю только о привидении.

Скай указала на книгу, лежащую на кровати.

— Мне тоже лезет в голову всякая чертовщина. Но думаю, в тот момент ты направлялась из своей комнаты вниз.

Энн кивнула.

— Да. А как ты догадалась?

— Если бы ты возвращалась из кухни, у тебя в руках было бы что-нибудь.

— Но ведь я могла просто выпить на кухне чашку чая, — возразила та.

— Конечно, — согласилась Скай, — но я сомневаюсь, чтобы ты задержалась на кухне, не спеша вернуться к сыну.

— Ты очень наблюдательна, — сказала Энн, — я сразу это заметила.

— По-моему, и тебе нельзя отказать в наблюдательности. А это весьма важно для хорошей экономки.

Когда Энн и Мэт ушли, Скай снова взяла в руки книгу. История Гринвилов живо заинтересовала ее.

История семьи начиналась с помолвки леди Джейн Саффолк и Эдварда Гринвила. Но если о происхождении леди Джейн книга сообщала кое-какие сведения, то о родословной Эдварда Гринвила здесь не было почти ничего. О причинах этого Скай могла лишь догадываться. Если уж историки упомянули имя Эдварда, им следовало хоть что-то о нем рассказать.

Наиболее значительным событием прошлого, отраженным в истории семьи, было участие Эдварда в плаваниях к Новому Свету. Он бороздил моря под началом Рэли до тех пор, пока тому не отрубили голову по приказу королевы. После этого Гринвил принял командование кораблем, прекрасно понимая, что с ним станется, если он вызовет недовольство королевы. Но Эдвард Гринвил служил честно. Совершая налеты на испанские галлеоны, он пополнял королевскую казну. Кое-что перепадало и ему, и в награду за подвиги Гринвил получил земельные угодья в Америке.

Однако он почти не пользовался своей землей. Предпочитая земледелию пиратство, Гринвил посетил свои владения лишь дважды. Когда он направлялся туда во второй раз, его нагруженное сокровищами судно атаковали гудзонские пираты. Потеряв сокровища, корабль и едва не лишившись жизни, он больше никогда не плавал к берегам Америки.

Земля досталась его младшему сыну, который, за неимением иных перспектив, предъявил на нее права. В Америку Роберт отправился еще холостым, но, обустроившись, он вернулся в Англию, чтобы найти невесту. Он женился на Эмме Кордери, дочери графа Уайтстэда, у которой было немало поклонников. Скай так и не поняла, согласился ли граф на брак дочери или леди Эмма вышла замуж за Роберта Гринвила вопреки воле отца. Казалось, семейные историки предпочли умолчать о некоторых вещах.

Жизнь Роберта и Эммы в Америке была нелегкой. Они обороняли свои угодья от индейцев, боролись с засухой и наводнениями. Леди Эмма родила Роберту восьмерых детей; пять из них выжили и наградили родителей внуками…

Скай не заметила, как в комнату вошел Уолкер. Остановившись в дверях, он принялся рас сматривать ее.

Скай лежала на животе, подперев голову руками. Судя по всему, она провела за чтением уже не один час. В этот момент Скай казалась ему соблазнительной как никогда. Снова отметив, что у нее прекрасная кожа, Уолкер с удивлением подумал, что даже не знает, сколько ей лет.

Он тихо закрыл дверь. Скай подняла взгляд от книги.

— Ты какой-то хмурый, — рассеянно проговорила она и тут же снова погрузилась в чтение.

Уолкер подошел к камину, подложил дров, помешал угли кочергой, потом снял пиджак и вышел на балкон. Почувствовав, как от двери потянуло холодом, Скай оторвалась от книги.

— Зачем ты выходил? — спросила она, когда Уолкер вернулся.

Уолкер подвинул стул к камину и сел лицом к кровати.

— Не важно.

Его ответ обидел ее.

— А я вот читала, — сухо сообщила она.

— Я видел. Ты очень увлеклась и не сразу заметила меня.

— Почему же ты ничего не сказал?

— Но ведь я не прятался!

— А чем ты сегодня занимался? Уолкер снял запонки в аккуратно закатал рукава до локтей.

— Мистер Парнел попросил меня отвезти письма на почту в Бэйлиборо.

— Значит, ты оставил меня одну?

— У меня не было выбора. Но я же сказал тебе, что оба ключа от этой комнаты у меня. Так что бояться тебе нечего.

— Знаю. В случае чего я и сама могу за себя постоять. Но все-таки странно, что ты оставил меня.

— Я попросил Хэнка приглядеть за тобой. Уолкер быстро подошел к кровати и поцеловал Скай. Ответив на его поцелуй, она обхватила Уолкера за шею.

Уолкер сбросил одеяла и прижался к Скай. Когда все было кончено, она сказала ему то, что он надеялся от нее услышать:

— Как это прекрасно! Я хочу еще.

И Уолкер понял, что способен оградить Скай от всего, но только не от своего желания.

Он сел на кровати, натянул брюки и встал.

— Я сама захотела этого, — тихо проговорила она, опустив глаза, и быстро добавила: — Так что не думай, будто взял меня силой. — Теперь Скай отважилась взглянуть на него: — Но, по-моему, я оказалась не слишком умелой. Так что… прости меня за это.

У Уолкера защемило сердце.

— Я потерял голову и забыл, что ты так молода и неопытна, — сказал он.

Скай покраснела.

— Я прекрасно понял, что тебе тоже хотелось заняться любовью, но не должен был этим пользоваться. Однако ты, Скай Деннихью, превзошла все мои ожидания. — Уолкер печально улыбнулся.

— О! — тихо воскликнула она. — Начало было великолепным!

— Начало?.. — переспросил он.

— Поцелуи.

— А, значит, тебе нравится целоваться?

Скай кивнула:

— Мне приятны твои прикосновения. — Она нахмурилась, удивившись, что призналась в этом с такой легкостью.

Уолкер задумался. Какая мука сидеть в противоположном конце комнаты и слушать такие признания!

Вдруг Скай сказала:

— Знаешь, незадолго до моего появления здесь, ночью, после того как мы с тобой встретились в парке, к нам в дом проник грабитель. Он связал меня, потом что-то искал в кабинете отца. Прежде чем меня отпустить, он встал на колени возле дивана, на котором я лежала, и… и принялся меня щупать. Он дотрагивался до лица, шеи… груди.

Скай вздрогнула и шепотом продолжала:

— Он завязал мне глаза и заткнул рот. Я, конечно, не знаю, как нужно возбуждать женщину, но когда до меня дотрагивался ты, это было совсем иначе. — Скай задумалась, следовало ли рассказывать об этом Уолкеру.

Он угадал ее мысли.

— Нужно было сказать мне об этом раньше, — проговорил он, — тогда я лучше понял бы твои страхи. Мне понятнее, когда ты напугана грабителем, чем привидением. — Уолкер понял, что последние его слова не понравились Скай. — Расскажи мне об этом грабителе подробнее, — попросил он.

— Что именно?

— Ты сказала, что он проник к вам в дом. Где это было?

Скай спохватилась: упомянув об этом, она, конечно, допустила ошибку. Теперь нужно ее исправить.

— Это случилось в доме Маршаллов, тогда я жила у них.

— Как ты заметила его? Или он сам наткнулся на тебя?

— Ночью, уже после полуночи, я услышала какой-то шум и пошла посмотреть.

Это звучало вполне правдоподобно.

И ты не догадалась кого-нибудь разбудить?

— Нет, я не хотела поднимать шум, решив, что могло показаться.

— Но тебе не показалось! — воскликнул он — Страшно подумать, что мы могли никогда не встретиться — Она взглянула на Уолкера, удивленная его реакцией. — Как тебе удалось сбежать него? — спросил он.

— Он сам отпустил меня, не найдя того, что видимо, он решил, что это хранится в офисе моего… мистера Маршалла.

— Значит, грабитель пришел не за столовым серебром и не за драгоценностями миссис Маршалл?

— Слава Богу, нет. Когда я вошла, он рылся в письменном столе мистера Маршалла. Я слышала шелест бумаг.

— Когда ты вошла? — переспросил он.

Она кивнула:

— Мы с ним даже боролись, хотя и не слишком долго. Он сразу же отнял у меня нож и зажал мне рот ладонью, так что я едва могла дышать. Тогда я не догадалась притвориться, что теряю сознание, как сделала это, когда на меня напал Парнел. В ту ночь я упала в обморок на самом деле.

— У тебя был нож? — изумился Уолкер.

— Но я же не могла идти с голыми руками! — заметила она. — Мало ли что меня ожидало.

Он покачал головой и мысленно возблагодарил ее ангела-хранителя.

— А что было после того, как он тебя отпустил?

— Он развязал мне руки. Наверное, грабитель думал, что я сорву повязку с глаз, вытащу кляп и закричу, но я растерялась. Мне хотелось только одного — отомстить ему за то, что он меня щупал. Поэтому я ударила его по лицу. Он не ожидал этого и не успел увернуться.

Уолкер заметил, с какой гордостью она это сказала.

— Я научу тебя давать увесистые пощечины, — пообещал он.

Скай вспомнила, как он расправился с парнями в парке и как обезоружил Парнела.

— Правда? — спросила она. — Когда?

— Со временем.

Скай поклялась себе, что, покидая этот дом, ни за что не заговорит с Уолкером о встрече. Что значит его «со временем» — желание отделаться от нее?

— Мне бы очень хотелось этому научиться, — ответила она вопреки своему решению.

Уолкер нежно положил руку ей на плечо:

— И этот грабитель больше не возвращался? Уж лучше бы он больше ни о чем ее не спрашивал, а просто поцеловал.

— Насколько я знаю, нет. По крайней мере, пока я там работала.

— Твой уход от Маршаллов связан с этим случаем?

— Отчасти, — коротко ответила она, давая ему понять, что больше не хочет отвечать на вопросы. Скай раздражало, что Уолкер так дотошно расспрашивает ее, хотя сам всегда избегает отвечать на вопросы. — Когда я завтра уезжаю?

— Твой поезд в десять часов. Поэтому я и ездил сегодня в Бэйлиборо. — Она удивленно взглянула на него. — Я покупал тебе билет, — пояснил Уолкер, не упомянув о том, что купил билет и себе. Скай поедет в пассажирском вагоне, а он — в почтовом. Тогда она ничего не заподозрит.

— Сколько я должна тебе?

— Ничего. Парнел заплатил.

Скай молчала, размышляя, как ее встретит отец. Конечно, он останется доволен ее рассказом о двигателе и, вероятно, удивится, что ей удалось провернуть все это так быстро. Хотя его может огорчить, что она не привезла этот двигатель. Не исключала Скай и того, что отца разочарует ее скорое возвращение. Она вздохнула. Трудно предугадать, как встретит ее Джей Мак.

— В чем дело? — спросил Уолкер, заметив ее озабоченность.

— Просто задумалась. — Она пожала плечами. — Несмотря на то, что было между нами, я не обязана тебе обо всем докладывать.

«Уж не хочет ли она порвать со мной?» — мелькнуло в голове Уолкера. Он провел пальцами по руке Скай, потом стянул ночную рубашку с ее плеча. Она чуть вздрогнула.

— Тебе неприятно? — спросил он.

— Да, — призналась она.

Рука Уолкера застыла. Он приподнялся и зажег ночник, затем снова лег и дотронулся до щеки Скай, наблюдая за ее реакцией. Быстро повернувшись к нему, она ответила на его ласки.

Одеяла вновь валялись на полу. Она задрожала от охватившего ее желания.

— Раздвинь ноги, Скай. — Он нежно поцеловал ее. — Раздвинь!

Она прильнула к нему губами и раздвинула ноги. Ощутив между ног прикосновения его губ и языка, Скай затрепетала, потом смущенно потянула вниз подол, ночной рубашки. Уолкер нежно взял Скай за подбородок и повернул ее лицо к себе.

— Мы не сделали ничего плохого, — сказал он.

Ее зеленые глаза были задумчивы. Она покусывала нижнюю губу, размышляя, как бы все ему объяснить.

— Не знаю, понравилось ли мне это, — сказала наконец Скай, — и как это называется. Уолкер едва не разразился смехом.

— Это один из способов заниматься любовью — Прижавшись к ее уху, он прошептал: — А может, это и есть любовь.

Она покачала головой:

— Это не любовь.

— Я и не думал услышать другой ответ.

Скай видела, что Уолкер насмехается над ней, но это почему-то ее не задевало. Она относилась ко всему не так серьезно, как ее сестры.

— О чем задумалась?

— О сестрах, — улыбнулась Скай.

— О сестрах?.. — повторил он. — Наверное, мне стоит опасаться скорее твоих братьев. У тебя есть братья?

— Нет. Но больше я тебе ничего не скажу. — Скай прижалась к нему и крепко его обняла. — Но вообще-то тебе как раз нужно опасаться моих Мэри.

«Нужно опасаться моих Мэри»… Уолкер никак не мог понять, что это значит.

Утром Уолкер оставил Скай одну, чтобы не мешать ей собираться. Энн принесла завтрак, но Скай почти не притронулась к нему.

Собирая вещи, Скай обнаружила, что ее блокнот куда-то исчез, но не придала этому значения, поскольку в нем был только план дома. У нее не осталось времени, чтобы осмотреть весь дом и дополнить этот план. К тому же последнее время Уолкер ходил за ней, словно тень, и ни о чем таком не могло быть и речи. И все же ее немного беспокоило, что блокнота нет. Скай помнила, что он всегда лежал в кармане фартука, а фартуков у нее было только два.

Проверив оба, Скай пошарила на дне саквояжа, но вдруг сообразила, что последний раз доставала блокнот в своей спальне. Если она выронила его там, значит, блокнот там и лежит.

На всякий случай она заглянула под кровать, в комод, поискала под ковром, потом, открыв шкаф Уолкера, обнаружила в самой глубине пистолет Парнела. Осторожно вытащив его, Скай проверила, не заряжен ли он. Патронов не было.

Она хотела положить его на место, но в последний момент опустила его на дно саквояжа, решив, что лучше вынести это оружие из Гринвил-Хаус.

Чертеж двигателя, сделанный ею, лежал там же, где она его и оставила: в кармане фартука. Скай тут же забыла про блокнот, радуясь, что не потеряла самое ценное. Чертеж был ей непонятен, но отец со своими инженерами в этом разберется.

Снова взглянув на чертеж, Скай вдруг заметила, как аккуратно он был сложен. Она рисовала его, за письменным столом Уолкера, и так спешила, |что не успела бы сложить его столь аккуратно: ведь закончив чертеж, Скай услышала, как Уолкер вставил ключ в замочную скважину.

Значит, кто-то посмотрел этот рисунок, а потом, сложив его, сунул на место — в карман фартука.

Это мог сделать только Уолкер Кейн, и никто иной.

Скай размышляла, стоит ли беспокоиться по этому поводу. Скорее всего, Уолкер не придал ему особого значения, ведь иначе он попросту забрал бы его. Но Уолкер мог показать чертеж Парнелу…

Скай положила чертеж на дно саквояжа, рядом с пистолетом. Когда пришел Уолкер, Скай была готова. Каминные часы пробили девять раз.

— Нам пора, — сказал он.

Скай кивнула и оглядела комнату в последний раз.

— Вот и все, — сказал он.

— Вот и все, — смущенно повторила Скай.

Уолкер переминался с ноги на ногу.

— Бери саквояж, — сказал он. — Хэнк внизу, у экипажа, скажи, чтобы он поднялся, и мы спустим с ним сундук.

— Ладно.

Он помог ей надеть пальто и протянул шляпку и муфту. Боясь расплакаться, Скай поспешила из комнаты.

К тому моменту, как Уолкер сел в экипаж, она намного успокоилась. Хэнк взял вожжи, и они тронулись.

— Куда ты поедешь? — спросил Уолкер.

Больше всего Скай боялась этого вопроса. Понимая, что она небезразлична Уолкеру, который, возможно, захочет когда-нибудь приехать к ней, Скай не могла сказать ему правду.

— Мне будет нетрудно подыскать себе другое место, — солгала она. — У меня есть немного денег. Скорее всего пока я остановлюсь в «Святом Марке».

— В гостинице? — удивился он. — Разве ты не поедешь к сестрам?

— Нет.

— Неужели они не приютят тебя?

— Приютят, но я не хочу их просить. К тому же у меня есть кое-какие дела.

Больше мили они проехали молча.

— Ты ни о чем не хочешь спросить меня? Или попросить?

Да, она очень хотела, и эти вопросы не давали ей покоя, но Скай только покачала головой. Он нахмурился:

— Разве просить так трудно?

— Нет, но я дала себе слово никогда и ни о чем не просить. — Искательница приключений должна уметь расставаться.

Уолкер знал, что скоро встретится с ней, но ведь она об этом не подозревала! Ее упрямство приводило его в бешенство.

— А что, если у тебя будет ребенок? Ты об этом подумала, Скай?

Она отвела взор от окна и посмотрела на него:

— Я и сама незаконнорожденная, а поэтому обо всем подумала.

— И?..

— Что «и»? Мне ясно, какие бывают последствия, но я сама этого хотела.

— Но если у тебя будет ребенок, сообщи мне об этом.

— Зачем? Ты дашь мне денег? Женишься на мне? Снимешь для меня квартиру? Нет уж: если ребенок родится, он будет только моим!

— Это жестоко, — едва слышно проговорил Уолкер. — Почему ты считаешь, что мне это безразлично?

— Дело в том, что я совершенно не знаю тебя, ты ничего о себе не рассказываешь. — Она помолчала, надеясь, что он возразит. — И уходишь от ответа, о чем бы я ни спрашивала тебя.

Он понимал, что она права, но от этого ему было не легче.

— Я же говорил тебе, что привык хранить тайны, а не делиться ими.

— Это я помню, — тихо отозвалась она. — Но помни и ты: секреты могут быть и у меня.

Все это не нравилось Уолкеру, но он ничего не мог изменить. Из-за поворота показался Бэйлиборо.

Экипаж остановился, Хэнк Райдер открыл дверцу и подал Скай руку.

— Простите, что все так получилось. — Он помог ей выйти. — По-моему, с вами поступили несправедливо.

— Спасибо, Хэнк!.. — Она улыбнулась и поспешила к платформе.

Ветер крепчал. На берегу, у скал, лежали огромные глыбы льда. Железная дорога проходила по берегу реки, а значит, пейзаж будет таким же безрадостным, как и настроение Скай.

Хэнк вернулся к экипажу, а Уолкер остался с ней. Вдали зашумел поезд.

— Я не хотел ссориться с тобой, — сказал Уолкер.

— Я знаю.

Ее рыжие волосы сверкали на солнце, ветер трепал меховую оторочку шляпки. Она даже не взглянула на него.

Поезд подошел к платформе. Только когда носильщик взял вещи Скай, она повернулась к Уолкеру и протянула ему руку.

Уолкер покачал головой, прижал Скай к себе и прильнул к ее губам.

— Прощай, Мэри Скайлер, — тихо сказал он.

Она молча повернулась и вошла в вагон, даже не взглянув в его сторону.

Постояв еще несколько секунд, Уолкер бросился к экипажу за своими вещами. Путешествовать в почтовом вагоне не слишком-то приятно, но его согревала мысль о том, что по приезде он снова увидит Скай, хотя она и не будет знать, что он рядом.

Глава 10

Ее не было.

Уолкер вышел, как только поезд остановился на Центральном вокзале. На платформе толпились люди, но Уолкер устроился на скамейке, откуда видел все: молодых матерей с детьми, чиновников в котелках, женщину с маленькими собачками. Ни один пассажир, сошедший с поезда № 49 Северо-Восточной железной дороги, не ускользнул от его внимания.

Но Скай не было!

Уолкер не верил своим глазам. Не может же быть, чтобы она проскочила мимо него незамеченной!

Вообще, предусмотрев и это, он отправился налегке. Передав саквояж носильщику, Уолкер бросился на платформу.

Он прошел по всему поезду, заглядывая даже под сиденья. В поезде почти никого не было. До конца пути оставалось лишь несколько остановок, затем поезд повернет назад. Ни в одном из четырех вагонов Скай Деннихью не было. В последнем вагоне Уолкер столкнулся с проводником.

— Я ищу леди, которая села в этот вагон в Бэйлиборо.

Проводник кивнул:

— Я знаю, о ком вы говорите. О симпатичной рыжеволосой молодой леди.

У Уолкера затеплилась надежда.

— Вы видели, как она сошла?

— Конечно, — улыбнулся проводник. — Не мог же я не узнать Джея Мака Уэрта. Она сошла в Вест-Пойнте.

Уолкер тихо выругался:

— Но ведь Вест-Пойнт в нескольких остановках от Бэйлиборо!

— Так и есть, сэр. Там она и сошла.

— А ее багаж?

— Наверное, багаж выгрузили там же.

Уолкеру просто не верилось, что он допустил столь грубую ошибку и не предотвратил этого. Следовало смотреть на каждой станции, кто сходит с поезда.

— Вест-Пойнт, — пробормотал он. — Черт побери! — Он вытащил из кармана деньги. — Мне тоже нужно туда.

Проводник указал ему на вокзальную кассу:

— Сначала вам придется взять билет. Поезд отправляется через десять минут. Но вы можете подождать, пока он не пойдет обратно.

Уолкер кивнул. Он был зол и голоден.

— Хорошо, — сказал он. — Сейчас возьму билет.

Проводив взглядом Уолкера, проводник подошел к противоположному от перрона выходу из вагона и открыл дверь. Внизу, на путях, стояла Скай. С платформы ее не было видно.

— Он искал вас, как вы и думали. В ее глазах сверкнуло любопытство:

— А что вы сказали ему, мистер Пеннибэйкер?

— Что вы сошли в Вест-Пойнте.

— Он поверил?

— Похоже, да. Он пошел за билетом, чтобы ехать туда. — Проводник задумчиво почесал подбородок. — У вас неприятности, мисс Деннихью? Может, сообщить что-нибудь вашему отцу?

Путешествия по Северо-Восточной железной дороге доставляли Скай некоторые хлопоты. Конечно, мистер Пеннибэйкер помог ей отделаться от Уолкера, но теперь она не сомневалась, что проводник расскажет обо всем отцу.

— Джею Маку лучше об этом не знать, — сказала она. — Он ужасно разозлится, если вы хоть о чем-то проговоритесь.

Мистер Пеннибэйкер усомнился в этом:

— Я подумаю. А теперь займитесь багажом. Этот человек спрашивал о нем. Возможно, он проверит, не остался ли он в поезде.

Скай об этом не подумала.

— Вы поможете мне? — Заметив, что он колеблется, Скай добавила: — Мистер Пеннибэйкер, пожалуйста, пусть мои вещи отвезут в Уэрт-Билдинг, но так, чтобы этого не видел мистер Кейн.

— Хорошо, — согласился он, — хотя все это мне не особенно по душе.

В детстве Скай часто играла с сестрами на станции, доставляя тем самым лишние хлопоты проводникам, носильщикам и машинистам Северо-Восточной железной дороги. Скай помнили до сих пор, поэтому она надеялась, что ее просьбу выполнят.

Мистер Пеннибэйкер снова потер подбородок.

— А теперь лучше уходите. — Он указал на видневшиеся за путями ворота, которыми пользовались лишь станционные рабочие. — Идите через них. На платформе он может вас заметить.

Скай улыбнулась и поспешила прочь.

— Вам не придется об этом жалеть, мистер Пеннибэйкер, — сказала она, обернувшись.

Глядя на нее, проводник покачал головой:

— Я уже жалею об этом, Мэри Скайлер.


Здание Уэрт-Билдинг на пересечении Бродвея и Энн-стрит соседствовало с нью-йоркской «Геральд» и «Кроникл». Расположение Уэрт-Билдинг поблизости от них было отнюдь не случайным. Джон Маккензи Уэрт, прекрасно осознавая власть прессы, полагал, что лучше сразу же узнавать обо всем из газет, чем притворяться, будто они не имеют никакого влияния на людей. Джей Мак все чаще находил в газетах нелицеприятные статьи о Северо-Восточной железной дороге, которые в последнее время выходили с завидной регулярностью. Он успевал прочитать их в «Геральд» и «Кроникл» раньше, чем успевала высохнуть типографская краска.

Он отложил газету, потянулся в кресле и хмуро посмотрел на дверь. Ему испортила настроение публикация в «Кроникл». Непонятный шум за дверью усилил его раздражение.

Его обычно невозмутимый, несколько высокомерный секретарь сейчас, видимо, не мог справиться с ситуацией. Джей Мак аккуратно свернул газету и бросил ее на стол. Он уже собирался встать и посмотреть, в чем там дело, когда узнал доносившийся из приемной голос.

— Проводите ее ко мне! — крикнул Джей Мак.

Дверь в кабинет тут же открылась, и на пороге появился секретарь.

— Она подобна тайфуну, Уйлсон — с сочувствием сказал Джей Мак. — Ее не удержать. Пропусти ее.

Кабинет Джея Мака располагался на третьем этаже, и Скай взбежала туда, перепрыгивая через ступеньку. Когда Уилсон провел ее в кабинет отца, она еще не успела отдышаться.

— Неужели он не может вести себя повежливее? — спросила она отца, как только дверь за ней закрылась.

— Он выполняет свои обязанности. Шляпка Скай сползла набок.

— И в чем же заключаются его обязанности? — полюбопытствовала она.

— Он охраняет меня.

— От твоих дочерей?

— Никто, кроме дочерей, не доставляет мне неприятностей.

Скай рассмеялась.

— Тебе налить? — Она указала взглядом на небольшой бар, где стояли ликеры и виски.

— Без этого мне не обойтись?

Скай чуть пожала плечами и налила себе коньяку.

— Ты даже не представляешь себе, как холодно на улице. А на вокзале ни одного свободного кеба. Пришлось добираться сюда пешком.

Джей Мак поморщился. Он не считал себя старомодным, но полагал, что необходимо соблюдать некоторые условности. Сейчас ему казалось, что лишь по счастливой случайности Скай не приняли за проститутку, которых было полно в районе вокзала, и не пристали к ней.

— Наверное, я все-таки выпью, — проговорил Джей Мак, поняв, что рабочий день закончен… По крайней мере, в офисе. Стоявший под столом портфель раздулся от документов, запросов и предложений, но Джей Мак их даже не просмотрел. Ему хотелось заняться этим дома, у себя в кабинете, когда Мойра сядет почитать или займется рукоделием: присутствие жены всегда облегчало ему работу.

— Налей мне двойную. — Джей Мак взглянул на Скай и поправил очки.

Поставив бокал перед ним, она наклонилась и поцеловала отца в щеку.

— Так-то лучше! — улыбнулась Скай.

— Лучше?

— Ты был таким мрачным, а теперь повеселел.

Джей Мак смущенно указал на сложенную газету.

— Вот почему я мрачен. Ты тут ни при чем.

У Скай отлегло от сердца. Потягивая коньяк, она развернула газету.

— О! «Кроникл» твоего друга Логана Маршалла!

— Не моего, а твоей сестры. Ты же помнишь, я хотел, чтобы Мэри Мичел работала в «Геральд».

— Зато здесь ничего про тебя не выдумывают. Это было правдой. «Кроникл» писала о нем беспристрастно. Он снял очки и потер переносицу.

— Взгляни на редакционную страницу.

На редакционной странице Скай нашла ядовитую статью Логана Маршалла о последнем выступлении мэра. Она принялась бегло читать, отыскивая упоминание об отце.

Джей Мак указал в нижнюю часть страницы.

— Вон там. Рисунок.

Рисунок не имел ни малейшего отношения к злобному опусу Маршалла. Карикатура изображала Джея Мака, Эндрю Карнеги и Дж. Моргана они стояли над привязанным к рельсам человеком, на фуражке которого значилось: «РАБОЧИЙ КЛАСС». Издалека на несчастного мчался на всех napax локомотив с эмблемой Северо-Восточной железной дороги.

— Не особенно лестно, правда? — усмехнулась Скай. — По-моему, художнику не стоило пририсовывать тебе такой нос: это не самая выдающаяся твоя черта. — Она бросила газету на стол.

— Я слишком хорошо тебя знаю, чтобы искать у тебя сочувствия. Ты, видимо, считаешь, что меня он оценил правильно?..

— Нет, внешне ты на себя не похож.

Джей Мак фыркнул.

Теперь Скай уже сочувствовала отцу. Его ставили в один ряд с Карнеги и Морганом, что было совершенно несправедливо. Джон Маккензи Уэрт полагал, что стоит особняком и в отличие от Карнеги и Моргана относится к своим рабочим хорошо.

— Что, распространились слухи о забастовке? — спросила она.

— Они ходят постоянно. Рини и Джаррет писали о том, что она возможна в Калифорнии.

— А Морган предложил тебе финансовую поддержку, если такое случится?

Джей Мак кивнул.

— Но если я пойду на это, он в скором времени станет совладельцем Северо-Восточной железной дороги.

— Ты говорил с обоими?

— Да. В «Кроникл», очевидно, об этом пронюхали, и художник поспешил сделать выводы. К поддержке Моргана не стоит прибегать ни при каких обстоятельствах. Общественность, как правило, выступает против бастующих. Можно было бы заставить «Кроникл» напечатать опровержение, но боюсь, в этом усмотрят признание моей вины. — Он поднял бокал и взглянул на дочь поверх него. — А как дела у тебя, Мэри Скайлер? Какие-нибудь неприятности?

Она села в кресло напротив отца и обезоруживающе улыбнулась:

— Пытаясь отрицать это, я признаю, что это так. Джей Мак рассмеялся и отхлебнул виски.

— Что же случилось?

— Меня уволили. — Отец поперхнулся. Скай подалась вперед: — С тобой все в порядке?

Он поднял руку.

— Сейчас пройдет, — сказал он, снова закашлявшись. — Должен сказать, что я не ожидал этого, Скай. Я был о тебе лучшего мнения. Ты не проработала и недели. — Он удрученно покачал головой. — Мать знает?

— Я приехала прямо сюда, подумав, что сначала должна объяснить все тебе. Ведь ты выслушаешь меня?

— Конечно.

Скай внимательно посмотрела на отца:

— Джонатан Парнел сделал мне весьма недвусмысленное предложение, а я отказалась.

Это объяснение, вполне исчерпывающее для большинства отцов, не удовлетворило Джея Мака.

— Поясни, что значит «отказалась», — попросил он.

— Я поднесла горящую лампу к бутыли с топливом для двигателя и пригрозила Парнелу, что сожгу его заживо.

Джей Мак мрачно кивнул:

— Нечто подобное я и представлял.

— После этого случая мистер Парнел решил, что мы не подходим друг другу, и, честно говоря, я того же мнения. — Она смотрела отцу в глаза: — И вот я здесь. Ты огорчен?

— Лишь тем, что не мог защитить твою честь.

— Значит, ты не рассчитывал, что я серьезно увлекусь Парнелом? — спросила Скай. «Нет, отец не настолько хороший актер, чтобы разыграть такое непритворное удивление», — подумала она. — Ты не предвидел таких предложений?

— Кажется, ты намекаешь, что он сделал это по моей просьбе? — сердито осведомился Джей Мак.

— Совершенно верно.

— Откуда у тебя такая мысль?

Скай перечислила три пункта, загибая пальцы:

— Мэри Мичел, Мэри Рини, Мэри Маргарет. Ты хотел выдать замуж и Мэри Фрэнсис, но Господь уберег ее от этого. — Скай вызывающе улыбнулась.

Джей Мак слегка покраснел, зная, что это правда.

— Да, но я не предполагал, что у тебя может это получиться с Парнелом.

Скай поверила ему.

— Очень рада. Мы с ним совершенно не подходим друг другу, но я не знала, понимаешь ли ты это. — Она покачала головой, отгоняя неприятные мысли о бывшем хозяине. — Мы можем отправиться домой, как только привезут мой багаж.

— Его доставят сюда? Скай, у тебя и правда все в порядке? — Ничто в ее поведении не давало повода сомневаться в этом, но все же что-то беспокоило Джея Мака. Не понимая, что именно, он встревожился еще больше. Совершенно спокойный взгляд, лукавая, как всегда, улыбка. Наверное, его насторожило то, что с вокзала она приехала в офис, а не домой. — Почему ты велела доставить багаж сюда?

— Потому что там то, что для тебя весьма интересно, — ответила она, еще не решив, рассказывать ли отцу про Уолкера Кейна. — Нет, это не двигатель, — поспешила добавить она. — И как только тебе пришло в голову, что я смогу его украсть?

— По-моему, я не употреблял слова «красть».

— Называй это как хочешь, но мне не удалось бы привезти его сюда. Он слишком большой и тяжелый.

— Значит, ты его все-таки видела?! — разволновался Джей Мак. — Он и правда существует?

Скай кивнула:

— Да, Парнел показал мне его. Я постаралась нарисовать то, что видела. Надеюсь, специалисты разберутся в моем чертеже.

Не успел Джей Мак ответить, как в кабинете появился секретарь.

— В чем Дело, Уилсон?

Тот стоял на пороге, загораживая дорогу двум мужчинам.

— Эти люди утверждают, что мисс Деннихью просила доставить сюда ее сундук и саквояж.

— Так оно и есть, мистер Уилсон. Пусть они занесут багаж сюда.

Порывшись в саквояже, Скай протянула отцу сложенный листок.

Джей Мак неторопливо развернул его:

— Это очень интересно, Скай.


Уолкер Кейн безумно устал. Добравшись до Вест-Пойнта уже в сумерках, он вскоре выяснил, что мистер Пеннибэйкер солгал ему. Сегодня здесь не сходила с поезда ни одна женщина, хоть мало-мальски напоминавшая Скай Деннихью. Но когда он все это выяснил, поезд № 49 уже ушел на север, и Уолкеру пришлось мерзнуть на платформе более трех часов, ожидая его возвращения. Он купил билет до города, решив, что теперь так просто не сдастся…

— Ты чертовски плохо выглядишь!

Уолкер, сидевший на неудобном деревянном стуле, приоткрыл один глаз. Перед ним стоял Логан Маршалл с чашкой кофе в руке.

— Полагаю, кофе не для меня? — заметил Уолкер.

— Нет, это мой. — Логан повернулся к секретарю. — Принесите, пожалуйста, кофе мистеру Кейну в мой кабинет. — Он взялся за дверную ручку. — Зайдешь?..

— Только после вас. — Уолкер встал, потянулся и едва сдержал стон: все мышцы болели, шею ломило. Потерев ее, он последовал за издателем. Осмотревшись, он с удовлетворением отметил, что в кабинете ничего не изменилось.

Здесь царил все тот же привычный беспорядок. На книжных полках, занимавших две стены, валялись папки, документы, руководства и случайные книги. В углу кабинета лежала фотоаппаратура. Стол был завален только что поступившими оперативными материалами и утренними выпусками конкурирующих изданий.

— У меня на примете есть экономка, способная навести здесь порядок, — сказал Уолкер.

— Всего одна? — пошутил Логан. — Только не называй никаких имен! Меня пугает мысль, что кто-то может здесь появиться. Этот кабинет нравится мне только в таком виде. Никого не впускать! — распорядился Логан, когда Уолкеру принесли кофе. — Сэмюэл, мой секретарь, увидел тебя в вестибюле, когда пришел на работу.

— Я приехал сюда в полночь, — признался Уолкер.

Логан отхлебнул кофе. Его серые глаза бесстрастно смотрели на собеседника, а красивое лицо напоминало гипсовую маску. В молодости он казался старше своего возраста, а теперь, когда ему перевалило за сорок, напротив, моложе.

— Это было… Когда же это было?.. Два, может, три года назад?

— Почти четыре.

— Господи! — с чувством воскликнул Логан. — Сколько же тогда тебе было лет? Двадцать семь? Двадцать восемь?

Уолкер улыбнулся. Прежде Логан не интересовался его возрастом. Издателя вполне удовлетворяли его хорошие рекомендации.

— Двадцать четыре. Но если вам это интересно, сэр, сознаюсь, что сейчас чувствую себя на все девяносто четыре.

Логан закатил глаза:

— Меня хватит удар, если ты не перестанешь называть меня «сэр».

— Ладно. А как себя чувствует миссис Маршалл?

— У Кэтти все отлично. В июне мы ждем |ребенка.

— Поздравляю!..

Логан кивнул:

— Сомневаюсь, что твой приход как-то связан со мной или Кэтти. К тому же у тебя скверный вид. Могу чем-нибудь помочь?

— Признаюсь, что пришел сюда поговорить об экономке.

— Так ты не шутил? — удивился Логан.

— Нет. Интересующая меня дама утверждает, что работала у вас, но я не знаю, правда ли это.

Прищурившись, Логан откинулся на спинку кресла.

— Я с удовольствием расскажу тебе о ней, если назовешь ее имя.

— Мэри Скайлер Деннихью.

Ни один мускул не дрогнул на лице издателя.

— Чем же она так тебя заинтересовала?

— Об этом я предпочел бы умолчать.

— Едва ли это тебе удастся. Судьба мисс Деннихью мне небезразлична.

— Значит, вы ее знаете?

— Да.

Уолкер задумался:

— Теперь она снова работает у вас?

— Тебе все же придется кое-что рассказать, прежде чем я отвечу на этот вопрос.

— Вы знакомы с Джонатаном Парнелом? — спросил Уолкер.

— Я слышал о нем. Кажется, изобретатель? Уолкер не сомневался, что Логан Маршалл это знал. Может, и правда, судьба Скай ему небезразлична? А вдруг дело в чем-то другом?

— Вы ведете с ним какие-нибудь дела? — осведомился Уолкер.

— Я думал, не вложить ли деньги в его изобретение, — неохотно ответил Логан.

— Вы просто размышляли об этом или вложили деньги?

— Сейчас идут предварительные переговоры.

— Она работает у вас?

— Ты имеешь в виду мисс Деннихью? — не сразу понял Логан.

— Да. Так она работает у вас? Возможно, репортером. Ведь она совсем не похожа на экономку.

— В «Кроникл» действительно работала женщина-репортер, — ответил Логан.

— Но это не Скай?

— Нет, не Скай.

Пока Уолкер думал о том, какую сделку мог предложить Маршалл Парнелу, издатель спросил:

— А какое отношение имеет Парнел к мисс Деннихью?

— Она работала у него, — невозмутимо отозвался тот.

— Экономкой? — ехидно спросил Логан, явно сомневаясь в этом.

— Да. — Чуть помолчав, Уолкер добавил: — Он очень опасный человек, мистер Маршалл. Наверное, вы уже и. сами это почувствовали. Он неразборчив в средствах и аморален. Логан подался вперед:

— Боже! Иногда я удивляюсь, о чем только думает ее отец! Знай я, что она замышляет, ни за что не дал бы ей рекомендации. Он просто скрыл это от меня.

— Кто? — спросил Уолкер. — Кто скрыл?

— Ее отец!.. — Логан вздохнул. — Не могу судить его слишком строго, ибо моя дочь скоро тоже вырастет, но скажу тебе, молодой человек: не мужское это дело — воспитывать дочерей. Впрочем, ты этого не поймешь, пока у тебя не родится дочь. А у него их пятеро!

Теперь Уолкеру вспомнились слова Скай.

— И всех зовут Мэри?.. — пробормотал он.

— Вот именно. Выходит, ты все знаешь.

Уолкеру хотелось расспросить Логана о многом, но тот отставил чашку и взял вчерашнюю «Кроникл». Быстро пролистав газету, он вручил ее Уолкеру.

— Вот взгляни на этот рисунок.

— Ничего не понимаю.

— Просто тебе не хочется в это верить.


На следующее утро Скай завтракала в постели.

— Не привыкай к этому, — усмехнулась миссис Кавенаф. — Это не я придумала. Твоя мать — да благословит ее Господь! — считает, что ты вынесла суровое испытание. Но ведь ты проработала экономкой только неделю, а я — сорок лет!..

— Тогда присядьте и съешьте мой завтрак в моей постели. Будем считать, что это тоже не моя идея.

Миссис Кавенаф сделала вид, что обдумывает предложение. Наконец покачав головой и проговорив:

— Я уже завтракала, — она вышла.

После завтрака Скай нежилась в горячей ванне, наслаждаясь одиночеством. После вчерашнего откровенного разговора с отцом и суеты, которую подняла мать после ее приезда, она считала, что должна немного побыть одна.

До этой минуты Скай некогда было даже вспомнить об Уолкере Кейне. Теперь же она думала только о нем.

Конечно, эти воспоминания несколько омрачало то, что в Бейлиборо он сел в ее поезд. Она случайно заметила его, решив в последний момент сказать Уолкеру, что взяла пистолет Парнела. Подбежав к двери и выглянув на платформу, Скай заметила, что Уолкер разговаривает с Хэнком возле экипажа, держа в руках саквояж.

В первый момент Скай подумала, что это ее саквояж, и чуть не окликнула Уолкера. Но уже в следующую секунду все поняла. Уолкер направился не к ней, а в первый вагон и, как она заметила, оттуда не вышел.

Увидев это, Скай сообразила, что Уолкер едет в город в почтовом вагоне. Она даже пожалела его: ведь он и не представлял, какие козыри у нее в руках.

— Как хорошо, что удалось от него сбежать! — проговорила Скай вслух, намылила мочалку и снова подумала об Уолкере.

Неужели его образ будет преследовать ее всегда или со временем это пройдет?

— С кем ты там разговариваешь? — крикнула Мойра и просунула голову в дверь ванной. — Здорова ли ты? Может, послать мистера Кавенафа за доктором Тернером?

— Все в порядке, мама. Просто я не слышала, как ты вошла, и размышляла вслух.

— По-моему, разговаривать с собой вошло у тебя в привычку, — заметила Мойра.

Скай вылезла из ванны, быстро вытерлась, надела халат и вошла в свою спальню. Между тем Мойра разложила на постели около полудюжины купленных ею шарфов, и теперь критически их разглядывала.

— И все это ты купила вчера?

Мойра кивнула и смущенно улыбнулась.

— Я просто не знала, куда себя деть, поэтому отправилась в магазин, чтобы немного развеяться. Но лучше мне не стало, а на шарфы я выбросила кучу денег.

— Папе очень нравится тратить на тебя деньги, — сказала Скай.

— Так-то оно так, но шесть шарфов — сущее расточительство. Но это я поняла только сегодня. Помоги мне выбрать лучший из них, остальные вернем в магазин.

— У меня есть идея получше. Давай отнесем все это Мэри Фрэнсис.

— Как — все? — удивилась Мойра.

— Не надо жадничать. Мэри Фрэнсис и сестры найдут им применение.

— Тебе не нравится ни один? — вздохнула Мойра.

— Все они очень красивые, — дипломатично сказала Скай, — но, по-моему, ни один не идет к твоему цвету волос.

— Видимо, ты права.

— Так, значит, поедем к Мэри Фрэнсис?

— Мы пригласим ее на ленч.

Младшие Сестры помогали бедным и больным. Мойра и Скай нашли Мэри Фрэнсис на кухне, где та сервировала подносы для больных: резала теплый хлеб и разливала куриный бульон по маленьким чашечкам.

— Итак, работа экономки не по тебе? — сухо спросила Мэри Фрэнсис.

— Напротив, я даже обнаружила у себя способности к этой работе, — ответила Скай. — Одно плохо: хозяин приставал ко мне. Только не говори, что за это ему следовало переломать ноги. Я уже разобралась с ним.

— Неужели? И каким же образом? — Выслушав рассказ Скай, Мэри Фрэнсис проговорила: — Что ж, впечатляет.

— Не хвали ее, Мэри. Все это неприлично, и я не хочу больше слышать ни слова. — Мойра покатила тележку с подносами к двери. — Я развезу это по палатам.

— Бедная мама! — сказала Мэри Фрэнсис. — Порой она даже не знает, чего от нас ждать. — Указав взглядом на сестер, она взяла Скай за локоть. — Пойдем. Здесь есть маленькая комната, где можно остаться наедине.

В комнате, куда Мэри Фрэнсис привела Скай, стоял лишь стул и заваленный бумагами стол. Мэри Фрэнсис предложила стул Скай, а сама очистила место на столе и присела на него.

— Это все — меню, — сказала она, кивнув на бумаги, — а также счета от мясника и из овощной лавки. Боюсь, денег будет не хватать всегда.

— У меня осталось кое-что от жалованья, — заметила Скай. — Здесь немного, но мне хотелось бы отдать эти деньги тебе. — Она открыла расшитую бисером сумочку, достала кошелек и протянула сестре несколько банкнот. — Проработай я дольше, мне удалось бы оплатить счет овощной лавки.

— По-моему, ты ушла вовремя. — Мэри Фрэнсис взглянула на младшую сестру. — Я очень спешу, так что рассказывай, зачем вы пришли. За шарфы, конечно, спасибо, но в них нет особой необходимости.

«Интересно, как это Мэри Фрэнсис догадалась, они пришли не из-за шарфов?» — подумала она, а вслух проговорила:

— Я познакомилась с одним человеком. Его зовут Уолкер Кейн…

Мэри Фрэнсис с интересом выслушала подробный рассказ Скай.

— Ты скажешь ему о ребенке? — наконец спросила она.

— Он просил меня сказать. Но я же не знаю, как сложатся наши отношения, и пока неизвестно будет ли ребенок!.. — испуганно отозвалась Скай.

— Ни у одной женщины из семьи Деннихью никогда не было проблем с рождением детей. Разве что у Рини, но она, скорее, исключение. Выбери я для себя иную дорогу в жизни, у меня было бы сейчас полдюжины детей.

Скай застонала и закрыла лицо руками. Мэри Фрэнсис нежно погладила ее по голове.

— Мне хотелось бы услышать от тебя не это, — печально заметила Скай.

— Понимаю.

— А может, обойдется?

— Может, и обойдется.

Скай с укором взглянула на сестру:

— Хоть бы ты сказала что-нибудь поутешительнее!

— Что будет, то будет. Только не замыкайся в себе.

— Думаешь, ошибки сестер ничему меня не научили?

— Трудно сказать, ошибки ли это. Мама, например, просто не представляет себе жизни без Джея Мака. Так кто же в нашей семье, по-твоему, сделал ошибку?

— Рини, — не задумываясь, ответила Скай.

Мэри Фрэнсис грустно улыбнулась:

— Думаешь, Мичел жалеет, что родила Мэдисона и Мэгги?

— А ты никогда не жалела о своем выборе? — спросила Скай.

— Сейчас мы говорим о твоем выборе, — напомнила Мэри Фрэнсис, перебирая четки.

Только теперь Скай поняла, что у Мэри Фрэнсис казавшейся ей такой сильной и уверенной в себе, нет никакой свободы.

— Я еще раз поговорю с тобой, прежде чем решу что-либо окончательно, — сказала Скай.

— Я не принуждаю тебя к этому.

— Да, но ты выслушала меня, а главное, я выслушала себя сама. Стоит мне подумать об Уолкере, как мысли у меня путаются.

— Это хорошо или плохо?..

Скай показалось, что сестра насмехается над ней:

— Мне это смешным не кажется.

— Согласна, я просто хочу тебе помочь. Ты собираешься встретиться с Уолкером?

— Боюсь, что у меня не хватит духа дать ему о себе знать. А где я, он не знает.

— Ты в этом уверена?

Скай кивнула.

— Мне пришлось скрыть это от него, но я до сих пор не знаю, почему он поехал за мной. Скорее всего, по приказу Парнела.

— Он несколько загадочен, правда?

— Да. Я почти ничего о нем не знаю. В этом его преимущество.

— И он пользовался им?

— Нет. Вовсе нет.

— Тогда, может, он поехал за тобой, желая охранять тебя?

— От кого? Парнел остался дома, а больше опасаться некого.

— Неужели? А как насчет привидения?

— Это тоже не cмешно. Вы все поступили тогда очень плохо.

— И я?

— И ты. Я была маленькой, а вы все рассказывали мне истории об этом ужасном привидении. Это жестоко. Я стараюсь об этом не думать, но из-за этого у меня и возникло ощущение, будто мне явилось привидение Гамильтона Гринвила.

— Теперь ты считаешь, что этого не было?

— Мэри Фрэнсис, прошу тебя, не притворяйся, что я тебя в этом убедила Я и сама уже не уверена, что все это было. Ты даже не представляешь, насколько реальным все это казалось тогда и какой глупостью кажется теперь. Вчера я прекрасно спала, надеюсь, так будет и сегодня.

— Значит, по-твоему, все это вбили тебе в голову мы с Рини?

— А также Мичел и Мэгги. Вы все делали это сообща. — От Скай не укрылось крайнее удивление Мэри. — Но пока не думай об этом. Я отомщу вам, когда вы будете ожидать этого меньше всего.

— Ну что ж, твое обещание обнадеживает меня, — сухо отозвалась Мэри Фрэнсис. — Сестер я даже предупреждать не стану.

— И правильно. Они этого не заслуживают. — Скай неожиданно улыбнулась и встала: — Пора поискать маму.

Мэри Фрэнсис обняла сестру:

— Какое бы решение ты ни приняла, Скай, знай, что я с тобой. Я помолюсь, чтобы твое решение было правильным.

Скай посмотрела ей в глаза:

— Знаешь, Мэри, мы все постоянно обращаем к тебе за помощью, и это, наверное, несправедливо. А кто поможет тебе?

— Господь, — ответила Мэри Фрэнсис.


Скай и Мойра вернулись домой с грудой покупок. — Кажется, отец уже дома, — сказала Мойра, взглянув на закрытую дверь кабинета. В отсутствие Джея Мака дверь оставалась открытой. Мойра взглянула на большие напольные часы. Было начало седьмого. Так рано Джей Мак почти никогда не возвращался. — Странно, сейчас он должен быть в городском собрании! — удивилась Мойра. — Скай, спроси у него, не пообедать ли нам сегодня пораньше.

Джей Мак сидел за столом, откинувшись на спинку кресла, и протирал очки платком с монограммой. Скай узнала свою вышивку, и у нее защемило сердце: она вышила этот платок десять лет назад, к Рождеству, и даже не подозревала, что Джей Мак до сих пор хранит его.

Она широко улыбнулась:

— Папа! Как хорошо, что ты уже…

Джей Мак поднялся. Напротив него сидел… У Скай перехватило дыхание.

— Мэри Скайлер, — сказал Джей Мак, — это мистер Уолкер Кейн. Он утверждает, что вы уже знакомы. Это правда?

Глава 11

Скай, едва держась на ногах, молча смотрела на Уолкера. Она думала о том, как бы не упасть.

— Да, мы встречались, — глухо пробормотала она, чувствуя, что у нее вспотели ладони, а на лбу выступил пот.

— Садись, Мэри Скайлер! — Джей Мак указал на стул рядом с Уолкером.

Скай не двинулась.

— Мама спрашивает, не пообедать ли нам сегодня пораньше. Я должна предупредить миссис Кавенаф.

— С этим можно и подождать, — твердо сказал Джей Мак.

Скай понимала, что уйти сейчас — значит поставить отца в неловкое положение. А если она останется…

Неожиданно ее выручил Уолкер:

— Может, лучше сказать экономке насчет обеда сейчас, чтобы нам потом не мешали?

Джей Мак коротко кивнул. Это почти успокоило Скай.

— Мы будем обедать раньше?

— Нет, в обычное время. Передай миссис Кавенаф, что у нас гость.

Вот этого Скай и боялась. Слезы навернулись у нее на глаза, как только она закрыла за собой дверь. «Что он здесь делает? Как он ее нашел?» Но ведь они должны были встретиться лишь в том случае, если бы она сама этого пожелала!

Сообщив о госте миссис Кавенаф, Скай отправилась к матери.

— Кто он? — поинтересовалась Мойра.

— Я познакомилась с ним в Гринвил-Хаус.

— И он приехал сюда?

Скай кивнула. В глазах у нее блестели слезы. Мойра взяла ее за руку и усадила на кровать.

— Что все это значит, Скай? Почему ты ничего мне не сказала?

— Мне нужно идти!.. — умоляюще пробормотала Скай. — Джей Мак хочет поговорить со мной.

— У тебя неприятности?

— Нет.

Мойра внимательно посмотрела на Скай:

— Ладно, иди к отцу. Скажи, чтобы не сердился на тебя. В конце концов эта идея принадлежала ему. Напомни об этом.

Если Мойра и влияла когда-нибудь на отношения Скай с отцом, то делала это деликатно и незаметно.

Скай поцеловала Мать в щеку:

— Спасибо, мама. Ты всегда знаешь, как поступить.


Зайдя в кабинет отца во второй раз, Скай сказала:

— Значит, я угадала твои намерения, но предпочла другой объект.

Джей Мак нахмурился:

— Я ничего не понимаю, Скай. Поясни, пожалуйста.

Скай повернулась к Уолкеру:

— Тебя я не виню. Джей Мак обладает даром убеждать. Притом трудно отказать человеку, владеющему миллионами.

— Мэри Скайлер. — предостерегающе воскликнул Джей Мак, — по-моему, ты сказала вполне достаточно! Но если дело обстоит так, как мне кажется то учти: сук на котором ты собираешься повеситься, ты выбрала сама.

Уолкер поднял руку.

— Пожалуйста, позвольте ей продолжать. Все это очень интересно.

— Видишь ли, — продолжала Скай, — Джей Мак оплачивал подобные услуги и раньше, хотя тогда это не имело отношения ко мне. Джаррет Силливан, например, получил десять тысяч долларов за то, что расстроил свадьбу Рини, а потом женился на ней сам. В приданое Мэгги Джей Мак дал ранчо в Колорадо. У тебя тоже есть основания надеяться на его щедрость — ведь я последняя Мэри.

— Последняя Мэри? — переспросил Уолкер. Скай принялась загибать пальцы:

— Мэри Фрэнсис, Мэри Мичел, Мэри Рини, Мэри Маргарет и я.

С интересом наблюдая за ней, Уолкер усмехнулся:

— Мэри Скайлер.

— По-моему, все это не смешно, — сказала Скай отцу. — Ведь ты заплатил ему?

Джей Мак задумался.

— Так заплатил ты ему или нет?! — крикнула Скай.

— За что же мне все-таки нужно было заплатить? — спросил Уолкер.

— За то, чтобы ты проявил ко мне интерес. Уолкер удивленно поднял брови:

— А за это платят?

Скай снова повернулась к Джею Маку:

— Может, после того, как я согласилась ехать в Бэйлиборо, ты нанял мистера Кейна охранять меня?

— Признаюсь, Скай, что нанять кого-нибудь и в самом деле стоило. Тебя следует охранять.

— Это я уже слышала. — Скай заметила, что отец с уважением посмотрел на Уолкера.

— Я прав? — спросил у него Джей Мак.

— Да, сэр.

— И вы охраняли ее?

— Я охранял бы ее бесплатно и дальше, мистер Уэрт, но поскольку вы человек состоятельный, скажу вам прямо, что не откажусь от вознаграждения.

Почувствовав, что к горлу подступил комок, Скай поднялась:

— Я оставлю вас, обсудите все спокойно.

После ее ухода Джей Мак вздохнул и покачал головой:

— Может быть, подыскать ей этот сук следовало уже давным-давно.

— Кто знает, — уклончиво ответил Уолкер.

— Вы не хотите догнать ее?

— Именно это я и собирался сделать, хотя и не знаю, что сказать ей.

Джей Мак посмотрел ему вслед.

— Понимаю, каково тебе сейчас, — тихо проговорил он, размышляя о том, что произошло.

Его уединение нарушила Мойра:

— Я только что столкнулась в холле с молодым человеком. Он разыскивал Скай.

— Надеюсь, ты сказала ему, где ее искать?

— Да, хотя и сомневалась, правильно ли поступаю. Он был крайне раздражен.

— Ты не ошиблась. Скай заподозрила, что я заплатил мистеру Кейну, попросив его проявить к ней интерес.

— И поскольку так оно и есть, ты не сумел разубедить ее в этом?

— По-моему, она ему нравится. Ведь он приехал за ней из Бэйлиборо.

— Не уходи от ответа, Джей Мак. Ты заплатил ему за это?

Джей Мак внимательно посмотрел на нее:

— Сегодня я впервые его увидел.

— И все-таки ты не ответил.

— Мне не нравится твоя подозрительность! — недовольно заметил он.

Мойра поцеловала его в лоб.

— Я не хотела обидеть тебя, дорогой. Просто я должна знать, верны ли подозрения Скай. Окажись я на ее месте, меня бы тоже одолевали сомнения.

— Я никогда ничего не обещал мистеру Кейну, — сказал Джей Мак, помолчав, — ни денег, ни недвижимости, а уж тем более — твою дочь.

Мойра улыбнулась. Должно быть, Скай вывела его из себя.

— Очень рада слышать это, Джей Мак. — Она сжала его руку. — Очень рада!..


Раздраженная и огорченная, Скай остановила на Бродвее кеб. В этот момент ее и настиг Уолкер.

— Спасибо, вы нам не понадобитесь, — сказал он кебмену.

— Нам — нет, — быстро проговорила Скай, — а мне — да.

— Сбежала? — спросил кебмен Уолкера.

— Похоже, так, — ответил тот.

— Разве вы не видите, что он пытается меня похитить?! — воскликнула Скай.

— Но, кажется, именно вы собирались куда-то ехать, — возразил кебмен.

Ударив каблуком Уолкера по ноге, Скай вырвалась и кинулась прочь. Впрочем, она не сомневалась, что Уолкер догонит ее. Не прошла она и квартал, как он оказался рядом с ней. Скай нетерпеливо обернулась и посмотрела на Уолкера:

— Ну говори же, что хотел, а потом оставь меня в покое!

— . Не знаю, хотел ли что-то тебе сказать, но надеялся, что ты извинишься передо мной.

— Извинюсь? — удивилась Скай.

Он кивнул, застегнул пальто, сунул руки в карманы и не спеша двинулся дальше.

— Извинюсь? — повторила Скай, задыхаясь от гнева. — Почему я должна извиняться? Я не приглашала тебя сюда! Это сделал отец.

— Нет, — холодно возразил Уолкер, — он здесь ни при чем. Спроси у него сама.

— Так почему же ты разговаривал с Джеем Маком, а не попросил сразу же позвать меня?

— Попросил. Но когда я приехал, тебя не было дома. Сначала меня провели в гостиную. Ваша экономка сообщила обо мне твоему отцу, и он пригласил меня к себе в кабинет. До твоего прихода я пробыл там совсем недолго, и мы успели лишь обменяться любезностями.

— Джей Мак ни с кем не обменивается любезностями просто так, — заметила она. — При этом он всегда старается составить мнение о собеседнике.

— Мы побеседовали вполне вежливо.

— Это еще ни о чем не говорит. Отец может уничтожить человека и взглядом, но, судя по всему, эта участь тебя миновала. Должно быть, ты ему понравился.

Уолкер пожал плечами. Он и сам видел, как присматривался к нему Джей Мак, но не знал, какое впечатление на него произвел. Впрочем, это было безразлично Уолкеру.

— Я приехал сюда не ради похвал твоего отца. «Вероятно, отцу понравилась его независимость», — подумала Скай. В равнодушии Уолкера к чужому мнению о нем не было ни притворства, ни заносчивости. Просто он всегда вел себя естественно.

Взяв Уолкера под руку, Скай заглянула ему в лицо:

— Скажи, ведь отец не платил тебе, правда?

— Правда. Более того, он даже не предлагал мне денег. Пошли домой. Когда ты, наконец, научишься верить мне?!

Скай пригласила Уолкера в гостиную.

— А соседи не начнут сплетничать? — спросил Уолкер, когда они остались одни.

— Не исключено, — усмехнулась Скай. — Как только речь заходит о Деннихью, они тут же начинают сплетничать.

— Наверное, ты и твои сестры время от времени даете им для этого повод. — Уолкер взял с камина фотографию в золотой рамке. На ней были все пять Мэри — оживленные и веселые.

Скай подошла к Уолкеру:

— Это — Мэри Фрэнсис. Тогда ей было семнадцать. А это Рини.

Уолкеру показалось, что у Рини несколько натянутая улыбка.

— Мы снимались за год до того, как она ушла в монастырь, — пояснила Скай.

— Кто? Рини?

— Нет, Мэри Фрэнсис.

— Она очень похожа вот на эту твою сестру.

Скай кивнула:

— Да, это Мичел. Тогда ей было пятнадцать.

— Мичел замужем?

— Да. За начальником полиции. Теперь они живут в Денвере. Раньше она работала в «Кроникл», а теперь — в «Роки Маунтен ньюс».

Теперь Уолкер понял, что Мэри Мичел и есть та единственная женщина-репортер, которая работала в «Кроникл». Логан мог бы ему об этом сказать. Интересно, о чем еще умолчал издатель?

— А Рини живет здесь? — спросил он.

— Нет, они с Джарретом постоянно переезжают, по мере того как расширяется Северо-Восточная железная дорога. Рини определяет, где именно следует ее проложить, и проектирует мосты. Она работает на железной дороге с тех пор, как окончила колледж.

А как зовут эту твою сестру? Прямо фея.

— Это Мэгги. Тогда ей было двенадцать здесь она и правда как фея. — Мэгги сидела на стуле, который был явно велик для нее: ноги не доставали да пола на целый дюйм. Мичел положила руку на колено Мэгги. — Сейчас Мэгги живет в Филадельфии с мужем и маленькой дочкой и учится на доктора.

Уолкер почти не слушал Скай. Он рассматривал ее на фотографии. Она стояла на одной ноге, облокотившись на стул.

А что у тебя с ногой?

— Она чесалась. Я была в новой юбке, такой жесткой, что она царапала мне ноги.

— Здесь ты похожа на фламинго.

— Между прочим, юбка была розовой, и я действительно воображала себя фламинго.

На коричневатой фотографии огненно-рыжие волосы Скай и ее розовая юбка казались одного цвета. Уолкер улыбнулся. Жаль, что он не видел ее тогда.

— Сколько тебе здесь лет?

— Десять.

Ему в то время было шестнадцать, и его скорее заинтересовала бы Мэри Фрэнсис или другая ее сестра, похожая на нее. Скай он просто дергал бы за косички, если бы заметил ее вообще. Уолкер поставил фотографию на камин.

— О сестрах ты мне рассказала. А кем ты собираешься стать, Скай?

— Пока я еще не думала об этом.

— Даже не верится, что у тебя нет цели в жизни, — сказал он.

Скай протянула ему чашку.

— Может, хочешь чего-нибудь покрепче?

— Нет, лучше чай. — Уолкер уселся в большое кресло. В гостиной было тепло и уютно. Обстановка располагала к беседе: кресла стояли полукругом напротив камина, комнату освещали лампы с матовыми абажурами. — Почему ты не рассказала мне о себе?

— О том, что я дочь Джея Мака? Но разве это важно? Ведь ты с самого начала заподозрил, что я никогда не была экономкой. Надеюсь, теперь ты доволен, что интуиция тебя не подвела?

«А действительно, важно ли это? — подумал он. — Разве от этого что-нибудь изменилось бы?»

— Дело не в интуиции, — возразил Уолкер. — Я догадался обо всем, взглянув на твои руки.

— С ними что-то не так?

— Нет, но посмотри как-нибудь на руки миссис Кавенаф.

Скай поняла и удивилась, как это не пришло ей в голову раньше.

— Ты сказал об этом мистеру Парнелу?

Уолкер кивнул:

— Он счел это несущественным. Когда дело касалось тебя, он смотрел на все сквозь пальцы.

— Вот уж не сказала бы!..

Уолкер усмехнулся:

— Неужели ты ничего не поняла даже после случая в его мастерской? Он хотел тебя и хочет до сих пор. Поэтому все остальное не имеет для него значения.

— Но он же уволил меня! Что-то здесь не вяжется.

— Не спорю. — Уолкер задумался: стоит ли рассказывать ей все? И сделать ли это сейчас?

— Это он послал тебя сюда? — спросила Скай.

— Да.

Скай догадывалась об этом, но не предполагала, что так расстроится, если ее подозрения подтвердятся.

— Так вот оно что!

— Ты знала, что я еду в том же поезде? — спросил он.

— Я видела, как ты садился в Бэйлиборо.

— Значит, ты нарочно спряталась от меня?

— Это было нетрудно.

Уолкер криво усмехнулся:

— Да, я не знал, кто твой отец и какие это дает тебе преимущества. Как я понимаю, ты была знакома с проводником?

— Это мистер Пеннибэйкер.

— Северо-Восточная железная дорога, — задумчиво проговорил он. — Тогда я об этом не подозревал.

— Какая разница, особенно теперь, когда ты все-таки нашел меня!

Но это имело для него значение: он постарается не повторять подобных ошибок в будущем. Ему не следовало упускать Скай, хотя все обернулось против него. Может, ему не следовало и приходить сюда, в этот дом. Выяснив у Логана, кто она, нужно было выждать некоторое время и вернуться к Парнелу без нее, выдумав по дороге какую-нибудь историю. Но когда Уолкер увидел этот особняк и Джея Мака, высадившегося из экипажа, он понял, что должен пойти следом за ним. Ему неудержимо захотелось поговорить с человеком, ценившим прибыль превыше безопасности собственной дочери.

Уолкер поднялся:

— Мне нужно идти.

— Я думала, Джей Мак пригласил тебя на обед?.. — удивилась Скай.

— Я отказался, и, по-моему, это ему не понравилось.

— Очень возможно. Обычно люди считают это большой честью.

— Я не из их числа.

— Знаю. — Скай вздохнула: — Жаль! Уолкер быстро обернулся:

— Жаль? Что я не раболепствую перед твоим отцом?

— Нет! — поспешно ответила она. — Жаль, что я только теперь поняла, о чем ты разговаривал с отцом. Ты ведь рассказывал ему, какой я была хорошей экономкой. Трудно не похвалить дочь такого богатого и влиятельного человека, как Джей Мак…

— Учту на будущее, что о тебе нельзя рассказывать правду.

Он неожиданно притянул Скай к себе и крепко поцеловал. Она сначала оттолкнула Уолкера, но затем нежно прижалась к нему…

Джей Мак и Мойра замерли на пороге и переглянулись. Мойра отступила в коридор, а Джей Мак негромко кашлянул.

Они оба услышали это, но Уолкер не выпустил Скай из своих объятий.

— Так вот что связывает вас с моей дочерью! — воскликнул Джей Мак.

— Папа, пожалуйста, — проговорила Скай, умоляюще взглянув при этом на мать.

— Джей Мак, — тихо сказала Мойра, — может, нам не следует…

— Не мешай мне, — холодно возразил ее супруг. — Я хотел бы узнать, мистер Кейн, каковы ваши намерения по отношению к моей дочери?

— Папа!

— Джей Мак!

— Я собираюсь жениться на ней, — ответил Уолкер, выпустив наконец Скай.

— Ты мог бы и не говорить этого, Джей Мак не так старомоден, — пробормотала Скай.

— Именно так, — возразил Джей Мак. — Объясни им, Мойра.

— Я сказал это вовсе не потому, что твои родители увидели нас. Мои намерения и в самом деле таковы.

— Почему же ты не сообщил об этом мне? — спросила Скай, чувствуя слабость и головокружение. Не хватало еще упасть в обморок на глазах у всех!

— Именно тебе я и сказал.

— Тогда, мистер Кейн, выслушайте и меня: я не собираюсь выходить замуж. Никогда и ни за кого! — Скай повернулась и вышла из гостиной.

— На сей раз я не позволю вам идти за ней, — зал Джей Мак Уолкеру.

— Вы не остановили бы меня, если бы я хотел догнать ее.

Джей Мак задумался. Этот молодой человек совершенно его не боялся. Джей Мак даже не был уверен, что Уолкер Кейн испытывает к нему должное почтение. К такому Джей Мак не привык. Однако это разожгло его любопытство. — Мы с миссис Уэрт пришли пригласить вас пообедать. Составите нам компанию? — Тон Джея Мака уже не был повелительным.

— Спасибо, с удовольствием.

Мойра вздохнула. Она почти не сомневалась, что Уолкер уйдет.

— Я не понимаю вас обоих.


Когда Мойра вошла в комнату Скай, та сидела перед зеркалом, расчесывая волосы.

— Он ушел?

— По-моему, скоро уйдет. Отец пригласил Уолкера выпить в библиотеке.

Скай отметила, что мать назвала Уолкера по имени, в чем был оттенок фамильярности, а может, и некоторое сочувствие к нему. Скай это совершенно не нравилось.

— Я не хочу, чтобы они решали за меня мою судьбу, — сказала она. — На примере сестер я видела, что получается, когда за дело берется Джей Мак.

— По-моему, вы все преувеличиваете влияние отца на вас, — возразила Мойра. — Мэри Фрэнсис ушла в монастырь вопреки его воле. Ему не удалось запретить Мичел сотрудничать в «Кроникл», Рини работает на Северо-Восточной железной дороге, чего он тоже не хотел, а Мэгги все-таки учится на доктора. Каждая из вас идет своей дорогой, не считаясь с желаниями Джея Мака.

— Они делают все это в пику ему. — Испугавшись, что сболтнула лишнее, Скай взглянула на мать и сразу поняла, что той никогда еще так сильно не хотелось влепить ей пощечину. — Прости, мама, но мне было бы тяжело конфликтовать с отцом. Может, он сделает для меня исключение? Ведь я даже не определила свою цель в жизни.

— Ох, Скай, — печально проговорила Мойра, гладя волосы дочери. — Правду ли ты сейчас сказала?

Скай неуверенно пожала плечами.

— Я не такая, как сестры.

— Конечно.

— И все-таки у меня есть идеалы. Мойра кивнула и улыбнулась.

— Ведь меня даже не спросили, хочу ли я выйти замуж.

— Наверное, отец и Уолкер уже знают твой ответ. Мойра сказала это так убежденно, что Скай задумалась.

— Ты полагаешь, я просто устроила сцену? Вовсе нет. Просто когда он рядом, я плохо соображаю.

— Ты имеешь в виду отца или мистера Кейна?

— Сейчас я говорила об Уолкере, но так бывает и при отце.

Рука Мойры замерла.

— А может, в такие моменты ты стараешься не слушать Джея Мака?

— О чем ты, мама?

— Да о том, что нередко ты и твои сестры, противясь отцу, поступаете назло себе. — Мойра похлопала Скай по плечу. — Подумай над этим.

Мойра пошла к себе, но на пороге остановилась:

— Знаешь, мне очень понравился мистер Кейн. Скай обернулась:

— Да что ты о нем знаешь?

— Немного, как и ты, — ответила Мойра. — Он сказал нам, что его родители были миссионерами, вот, пожалуй, и все. Отец еле дождался, пока я оставила их вдвоем.

— Чтобы закончить дознание! — усмехнулась Скай.

— Скорее, чтобы его начать, — возразила Мойра.


В гостиницу «Святой Марк» Уолкер Кейн приехал поздно вечером. Ему дали маленькую комнату на третьем этаже. Он поставил саквояж на стул и зажег ночник. Внизу шумел Бродвей. В вестибюле гостиницы в этот час было пусто, но на главной улице города кипела жизнь.

Спать Уолкеру не хотелось, но он лег и потушил ночник. С улицы в комнату проникал свет газовых фонарей. Уолкер прислушивался к шуму Бродвея. Этот шум успокаивал Уолкера, и через некоторое время он заснул.

Его разбудил какой-то странный звук: он то прекращался, то слышался снова.

Прислушавшись, Уолкер понял, что звук доносится от двери. Он встал, надел халат и бесшумно подошел к двери.

Теперь ему было ясно, что означал этот звук: кто-то пытался вытолкнуть ключ из замочной скважины. Это удалось взломщику не сразу: он действовал неумело, но упорно.

Уолкер чуть не вздрогнул, когда наконец ключ звякнул, упав на пол. Видимо, этот звук напугал и взломщика: на несколько мгновений все стихло. Уолкер решил, что этот человек все же совладает со страхом, если уж вознамерился проникнуть в его комнату.

Вдруг под дверь просунули тонкий металлический прут. Приглядевшись внимательнее, Уолкер заметил, что к концу его привязан крючок для застегивания пуговиц на ботинках. «Весьма занятно», — подумал он. Взломщик сделал несколько попыток, прежде чем подцепил ключ и вытянул его в коридор. Уолкер, тихо отскочив в сторону, ждал.

Ключ вставили в скважину и повернули. Дверь медленно и осторожно открылась.

— Господи! — воскликнул Уолкер, всплеснув руками, когда увидел в дверях знакомый силуэт. — Я мог бы и догадаться, что это ты! — Он быстро втащил Скай в комнату и закрыл дверь.

— Как ты меня напугал!

Он насмешливо посмотрел на нее:

— Так это я напугал тебя? Ты что, не могла постучать?

— Я боялась, что ты спишь.

— Твоя странная логика иногда пугает меня. Хотя, признаться, я начинаю к этому привыкать.

Уолкер зажег ночник. Скай уже сняла пальто и шляпку. Волосы рассыпались по плечам, упали на спину. Это очень шло ей.

— Сядь! — Уолкер указал ей на стул. — Кто-нибудь знает, что ты здесь?

— Никто!

— Как тебе удалось выйти из дома?

— Просто вышла — и все. Стражи там нет.

— Твоему отцу следовало бы нанять дюжину стражников. Зачем ты пришла?

— Нам нужно поговорить.

— Понятно. А как ты меня нашла?

— Я спросила у матери, где ты остановился. Войти в гостиницу было несложно. Я отвлекла портье, заглянула в регистрационную книгу и увидела, что ты в триста девятой комнате.

— Как же ты отвлекла портье?

— Как обычно, — ответила она. — Начала кокетничать с ним.

Уолкер закрыл глаза, надеясь, что все это ему снится, но нет, Скай была здесь.

— Который час?

— Я добралась до гостиницы часа в два. Значит, сейчас половина третьего.

— И часто ты совершаешь такие прогулки?

— Нет, впервые. — Она с интересом осмотрелась. — У тебя есть что-нибудь попить?

— Только вода.

— Сойдет. — Она поняла его взгляд. — Не для храбрости, мне просто хочется пить.

— В отличие от здравого смысла храбрости у тебя хватает.

Налив себе воды, Скай с интересом посмотрела на Уолкера.

Нет, он не злился, но был явно обеспокоен, хотя и пытался это скрыть. Он стоял совершенно неподвижно, сильный, стройный и такой независимый, что Скай опасалась подойти к нему.

— Я тебя провожу, — вдруг сказал он. — Допивай, а я тем временем оденусь.

— Я никуда не пойду, а если ты решишь утащить меня силой, буду сопротивляться. Ты ведь знаешь, что я умею постоять за себя.

Да, это он знал.

— Хорошо, — ответил он, — оставайся.

— Спасибо. — Скай бросила на него взгляд. — Ты сказал Джею Маку и матери, что твои родители были миссионерами?..

Скай уже не первый раз удивила его. Не понимая, куда она клонит, он кивнул.

— Почему?

— Потому что они и, правда, были миссионерами. Родители умерли больше пятнадцати лет назад.

— Прости.

— Отправляясь в провинцию, где свирепствовала эпидемия, они знали, что идут на смерть.

Скай удивило, что Уолкер сказал это так спокойно, — впрочем, за пятнадцать лет можно смириться с этим.

— А где был ты, когда это случилось?

— Они оставили меня в Китае. Их миссия находилась в Шанхае.

— А почему ты не рассказывал об этом мне? Считал, что это не важно?

— Я и сейчас так считаю.

— Но ведь моим родителям ты сказал!

— Неужели ты тащилась сюда ночью через весь город, чтобы спросить об этом? Я никак не пойму, в чем дело!

Он не повысил голос, но от его холодного, резкого тона Скай вздрогнула. Уолкер сверлил ее взглядом. Скай подошла к нему и начала расстегивать платье.

Уолкер вопросительно взглянул на нее.

— Скай, — глухо пробормотал он. Даже сейчас она выглядела совершенно невинно. — Что ты делаешь?

— Может, кокетничаю? Уолкер застонал.

— Надеюсь, когда ты кокетничала с портье, до этого дело не дошло?

Она загадочно улыбнулась, расстегнула последнюю пуговицу, и платье сползло у нее с плеч. Теперь Скай стояла перед ним обнаженная до пояса.

Уолкер провел ладонями по ее плечам, шее, груди. Он ласково гладил ее грудь, осторожно водя пальцами вокруг сосков. Скай подалась к нему и подняла голову. Ее губы раздвинулись. Привстав на цыпочки, она обняла его и притянула к себе.

Он взял Скай на руки, усадил на кровать и стянул платье с ее бедер. Оно упало на пол. За ним последовали чулки и панталоны. Она упала на кровать, увлекая его за собой. Под его тяжестью у нее перехватило дыхание. Он лежал на ней, обнимая ее. Ее грудь плотно прижималась к его сильной груди. Скай водила руками по его спине и бедрам.

Он перевернулся на спину, и она села на него. Чувствуя, как он возбужден, Скай осыпала поцелуями его лицо. Его дыхание участилось. Она снова нежно поцеловала его и подняла голову. Уолкер любовно смотрел на нее.

— По-моему, на тебе слишком много одежды.

«Какое счастье, — подумал Уолкер, — что наши мнения совпадают».

Глава 12

Уолкер уже едва сдерживал желание. Он повернул Скай на живот. Она лежала, не шевелясь и не зная, что будет дальше. Уолкер положил ладони ей на ягодицы, провел по спине, по лопаткам, и ее дыхание стало прерывистым. Кожа у Скай горела от его прикосновений. Она чуть приоткрыла рот и застонала.

Проведя рукой по ее волосам, Уолкер поцеловал ее в шею и зашептал на ухо Скай ласковые слова. Когда он вошел в нее, Скай вцепилась в подушку. Уолкер мгновенно овладел ею, она вскрикнула от наслаждения и приподняла бедра навстречу ему.

Они двигались, подчиняясь одному ритму. Когда Скай затрепетала в его объятиях, он ускорил движения, затем навалился на нее всем телом и замер.

Долгое время они лежали обнявшись и совершенно неподвижно. При свете ночника ее волосы отливали золотом и медью.

Когда Уолкер уснул, Скай встала, умылась и решила было уйти, но вместо этого неожиданно для себя вновь нырнула в постель.

Уолкер открыл глаза:

— Когда ты выйдешь за меня замуж, Скай?

— Никогда.

— А почему?

— Мне хочется от жизни чего-то другого.

Уолкер понял, что от его ответа сейчас зависит слишком многое. Он постарался вспомнить все, что ему известно о Мэри Скайлер Деннихью: то, что он слышал о ней, и то, что заметил сам.

Впервые он увидел ее в Центральном парке: на пустынной дорожке виднелась ее одинокая фигура. Она сбежала от своих друзей. Тем вечером ей, как и ему, грозила опасность, но когда на него напали, она не сбежала. Теперь, узнав ее лучше, Уолкер понимал, что в случае необходимости Скай наверняка бросилась бы ему на помощь.

Потом он увидел ее перед собеседованием. Скай очень отличалась от женщин, сидевших с нею. Она, несомненно, обладала живым умом, но во время собеседования тушевалась, не желая показаться дерзкой. Она не только получила место для себя, но добилась и того, чтобы на работу взяли Энн.

Казалось, Скай умеет выкрутиться из любого положения. Она не боялась опасности, даже напротив, скорее любила рисковать. За дерзость и импульсивность Уолкер не мог судить ее слишком строго, поскольку когда-то и сам был таким же. Уолкер представлял себе, что значит быть незаконнорожденной дочерью такого могущественного и влиятельного человека, как Джон Маккензи Уэрт. Люди, должно быть, не спускали со Скай глаз, ожидая от нее малейшего промаха, но ее, видимо, это не останавливало.

Сегодня Скай пришла сюда без предупреждения, не скрывая своего желания и ничуть его не стыдясь.

— По-моему, я знаю, чего тебе хочется от жизни, — тихо сказал Уолкер. — Ты живешь сегодняшним днем, любишь создавать трудности и преодолевать их. Больше всего ты боишься, что дни станут похожи один на другой. У тебя портится настроение, если ты знаешь, что завтра тебя не ждут новые приключения.

Скай казалось, что Уолкер прочитал ее мысли, и она встревожилась.

— Откуда ты все это знаешь? — едва слышно проговорила она. У нее на глазах блестели слезы.

Уолкер погладил ее по щеке:

— Мы с тобой не такие уж разные, у нас много общего.

Она робко улыбнулась ему сквозь слезы и прижала его руку к своему сердцу.

— Знаешь, в последнее время я все больше думаю о тебе. Всю жизнь мне хотелось, чтобы меня принимали такой, какая я есть, не вспоминали о том, кто мои родители и где я живу. И ты относишься ко мне именно так. А вот меня почему-то очень интересует твое прошлое. Наверное, я мало знаю тебя.

— Будь это так, ты не пришла бы сегодня ко мне.

— Ты прав, — прошептала она. — Но что, если я не слишком хорошо о тебе думаю?

— Так скажи, что тебе не нравится, и я постараюсь исправиться.

Скай улыбнулась и погладила его по руке.

— По-моему, иногда ты ведешь себя как мальчишка. Ты несколько самоуверен, обращаешь внимание только на главное и не замечаешь мелочей. Наверное, тебя часто удивляет поведение других, но ты относишься к этому снисходительно. Ты равнодушен к тому, что о тебе думают другие.

Нет, мнение Скай было ему небезразлично.

Уолкер даже пожалел, что затеял этот разговор, потому что теперь не мог прервать ее.

— По-моему, ты избегаешь конфликтов, решаешь все самостоятельно, но всегда готов выслушать других. — Скай внимательно посмотрела на него: — А ты надеялся, что я упомяну только о твоей храбрости, уме и стойкости?

Уолкер рассмеялся:

— По-моему, то, что порой я не слишком серьезен, не так уж плохо. — Он поцеловал ее руку. — А вот насчет стойкости я как-то и не подумал.

Но Скай не собиралась шутить.

— Мне кажется, все это свойственно тебе, — рассудительно сказала она, — поэтому на тебя можно положиться. Ты добр и терпелив, с тобой интересно. Ты наблюдаешь за другими, но не раскрываешься сам. Ты никому не рассказываешь и малой доли того, что тебе известно. Порой это раздражает, — Скай помолчала, — но вместе с тем и интригует. Впрочем, не так уж важно, как я отношусь к тебе. Ты такой, какой есть, и я могу принимать или не принимать тебя. Сейчас я тебя принимаю.

— А завтра? — вырвалось у него.

— Не знаю.

Уолкер потушил ночник и снова лег рядом с ней. Скай тут же прижалась к нему.

— Ты останешься на всю ночь?

— До рассвета.

Он подумал, что у них не так уж много времени.

— Я очень рад, что ты пришла, — проговорил он.

— А я боялась, что для меня все это плохо кончится.

— Если бы тебя увидели?

— Нет, если бы ты меня не захотел. Или еще уже: если бы захотел, но назвал шлюхой.

Уолкер замер. Похоже, Скай уже неплохо узнала его, но все же ее мучили сомнения.

— То, что ты сейчас сказала, не делает чести нам обоим, — заметил он. — Разве я когда-нибудь обращался с тобой, как со шлюхой?

— Нет, — тихо ответила она. — Я чувствую, что желанна тебе, по-настоящему желанна.

— И это действительно так.

— Кажется, я уже начинаю верить в это. Уолкер не совсем понимал, почему раньше ей могло казаться иначе.

— Мне известно, что я твой первый мужчина. — «Единственный, — хотел сказать он, — и последний». — Но, конечно, у тебя были…

— Мальчики, — закончила она и, чтобы он не зазнавался, добавила: — И мужчины. — Скай знала, что Уолкер сейчас улыбнулся. — Я никогда не стремилась, чтобы они ходили за мной толпами, но кто-то всегда поджидал меня возле дома. Однако чаще всего их интересовали только мои деньги, хотя некоторые из них хотели близости.

— А Дэниэл?

Разве она говорила ему о Дэниэле? Наверное, да. Откуда бы Уолкеру знать это имя? Да, он не забывает ничего.

— Он мой друг Дэниэл познакомил меня со своими друзьями, вернее, первым принял меня, когда я вошла в их круг. — Скай вздохнула. — Это было так давно, что я уже почти ничего не помню. Я общалась в основном с Мэгги, но она в отличие от меня не любила бывать в компаниях, где к ней относились не очень тепло. Дэниэл стал моим хорошим другом.

— Он любит тебя? Скай покачала головой.

— Нет. Время от времени ему кажется, что это так, однажды он даже поцеловал меня, но после этого мы решили, что не подходим друг другу. Потом он хотел поцеловать меня еще раз, но, по-моему, лишь желая доказать себе, что теперь это получится у него лучше. На самом деле ему нравится другая.

— А он тебе нравится? — спросил Уолкер.

— Да, и надеюсь, мы навсегда останемся друзьями.

Уолкер поморщился. Не хотелось бы ему, чтобы когда-нибудь она сказала подобное и о нем. — А больше у тебя никого не было? Скай покачала головой, удивляясь, как он не понял этого сам.

— Все считают меня не такой уж завидной партией, Уолкер, — спокойно сказала она. — Я незаконнорожденная, католичка, дочь промышленного магната и ирландки. У меня ярко-рыжие волосы и никаких склонностей к традиционным женским занятиям.

— Таким, как…

— Таким, как рукоделие, живопись, пение, музыка, танцы. Я не умею флиртовать и изображать радушную хозяйку.

— Понятно. — Уолкер все же припомнил кое-что, к чему у нее была склонность. Но вот флиртовать в отличие от большинства женщин Скай действительно не умела. — И ты ничем таким никогда не занималась?

— Кое-что я, конечно, умею, но не нахожу в этом удовольствия. Порой мне даже жаль, что я не могу жить как все остальные.

— Для тебя такая жизнь была бы хуже смерти — В этом Уолкер ничуть не сомневался.

— Да, наверное, — согласилась она. — И мои сестры похожи в этом на меня. Но все таланты достались им, а на мою долю не хватило. Все они чего-то достигли: одна — монахиня, другая — журналистка, третья — инженер, четвертая — врач.

Уолкер долго молчал, пытаясь вникнуть в смысл ее слов.

— Твой талант, — ответил, помолчав, Уолкер, — это твоя душа.

— Значит, я…

— Ты восхитительно необычна.

Скай приподнялась, чтобы лучше видеть Уолкера, и прикоснулась к его лицу. Нет, он не улыбался, не смеялся над ней, а сказал это совершенно искренне.

— И у тебя это не вызывает протеста? — спросила она.

— Это все равно что выражать протест, видя восход и закат солнца, — ответил он. — В этом твой дар, Скай, и я высоко ценю его. — Что-то капнуло ему на щеку, и Уолкер понял, что она плачет. Скай уткнулась лицом ему в плечо, он обнял ее и прижал к себе. Вскоре они заснули.


— Откройте вот эту дверь! — приказал Джей Мак. Несмотря на его властный тон, приказ выполнять не спешили.

Портье продолжал возражать, даже достав из кармана ключ.

— Сэр, это все-таки гостиница «Святой Марк»! Уверен, что управляющий…

Но стоило портье узнать, что перед ним сам Джон Маккензи Уэрт, он тут же сдался, вставил ключ в замочную скважину и повернул его.

— Спасибо, этого достаточно, — сказал Джей Мак, преграждая портье дорогу в комнату. Подождав, пока тот не свернул к лестнице, Джей Мак вошел в номер.

Уолкер сидел на кровати. Джей Мак побагровел, бросив взгляд на смятые одеяла, под которыми что-то зашевелилось.

— Там моя дочь?

— Да, сэр.

— Она не спит?

— Думаю, проснулась. — Уолкер приподнял край одеяла. Скай смотрела на него сонно и испуганно. Он опустил одеяло. — Да, сэр, она проснулась.

Джей Мак закрыл глаза и потер переносицу.

— Сегодня она пропустила завтрак, — мрачно заметил он. — Видимо, проспала.

Уолкер промолчал, а из-под одеял послышался сдавленный стон.

— Вам придется жениться на ней, — проговорил Джей Мак.

— Я сообщил вам о своем желании еще вчера, — ответил Уолкер. — Оно не изменилось.

— Нет!!! — завопила Скай.

— У вас нет иного выхода, Мэри Скайлер, — спокойно возразил Джей Мак, а затем обратился к Уолкеру: — Жду вас в офисе к десяти часам. Мы обсудим детали.

Уолкер кивнул и проводил взглядом Джея Мака, тихо прикрывшего за собой дверь.

— Он ушел, — сообщил Уолкер. Скай села в постели и откинула волосы.

— Как ты мог?! — гневно воскликнула она.

— Что «мог»? — не понял он.

— Сидеть просто так?

Уолкер сбросил одеяло и поднялся: он был совершенно голым.

— Если бы я встал в таком виде, было бы еще хуже. — Когда Уолкер собирал с пола одежду, Скай запустила ему в спину подушкой.

— Метко кидаешь, — заметил он.

Скай надела халат Уолкера и туго затянула пояс.

— Я не выйду за тебя замуж! — резко бросила она, нахмурившись и закусив губу. — Ты запомнил хоть что-нибудь из того, что я говорила о себе этой ночью?

— Конечно, я все запомнил.

— Значит, ты ничего не понял! — выкрикнула Скай.

Уолкер надел рубашку.

— Видимо, нет.

— Я не выйду за тебя замуж, — повторила она. — Я готова стать твоей возлюбленной, но замуж за тебя не выйду.

Уолкер полагал, что люди, любящие друг друга, женятся, но Скай заставляла его сомневаться во всем.

— Почему? — спросил он.

— Потому что я мечтаю о приключениях, — заявила она. — Я умею стрелять, скакать верхом, фехтовать и ходить под парусом. Я долго училась этому. Я изучала историю и географию, искусство и архитектуру. Я хочу путешествовать, Уолкер! Это и есть цель моей жизни. Я просто не могу выйти за тебя замуж.

В комнате воцарилась тишина. Уолкер, не отрываясь, смотрел на Скай.

— Чаще всего приключения выпадают на долю тех, — наконец сказал он, — кто выходит замуж за богатых. Вчера вечером, пока ты дулась у себя в комнате, твой отец выразил надежду, что ты вернешься в университет. Скай, может, тебе уже пора понять, что ты вовсе не такая, какой тебе хочется быть.

У нее перехватило дыхание. Неужели Уолкер считает ее такой глупой, своенравной и безответственной?

— Одевайся! — сказал он. — Я отвезу тебя домой.

— Я доберусь и сама…

— Я отвезу тебя! — твердо повторил он.


Уолкер прибыл в Уэрт-Билдинг на десять минут раньше назначенного срока, но его тут же проводили в кабинет Джея Мака. Он сел на предложенный ему стул. Джей Мак стоял у окна.

— Она — самая младшая, — сказал Джей Мак, глядя с высоты на панораму города. Он сцепил руки за спиной и чуть покачивался, напоминая сейчас капитана корабля, определившего свой курс в океане. — Впрочем, тебе не понять, что это значит для отца, — добавил он. — Мне бы хотелось, чтобы после поездки к Парнелу она вернулась в университет, и я не думал об ее замужестве. По крайней мере, до сих пор. Иначе я нашел бы для нее более выгодную партию.

Уолкер промолчал, выжидая.

— Следовало бы пристрелить тебя за то, что ты сделал с моей дочерью.

— По-моему, сначала вы и собирались сделать это — спокойно бросил Уолкер. — Сегодня утром у вас за поясом был пистолет. «Кольт»?

— «Смит-вессон». — Джей Мак похлопал себя по правому боку. — Он и сейчас при мне. Так что еще не поздно.

Уолкер, однако, полагал, что Джей Мак разрешает конфликты иными методами.

— Ты играешь во флинч? — холодно спросил Джей Мак.

— Изредка.

— А в покер?

— Немного.

— Выигрываешь?

— Почти всегда.

Джей Мак улыбнулся. Именно такого ответа он и ожидал.

— Я так и думал. — Он сел за стол и откинулся на спинку кресла. — Мне безразлично то, что ты наговорил мне вчера. Мне, черт возьми, все равно, кто твои родители и чем они занимались. Какая разница, вырос ли ты в Китае или в бухте Тимбукту?! Все это интересно моей жене, но по мне расти хоть с волками. — Замолчав, он взглянул на собеседника. Тирада, кажется, не произвела ни малейшего впечатления на Уолкера. — Но кое-что, мистер Кейн, вы от нас все же утаили. И я хочу знать, что именно.

Слушая рассказ Уолкера, Джей Мак постукивал пальцами по столу. Наконец, пальцы замерли.

— Скай знает об этом?

— Нет. Скорее о чем-то подозревает.

Джей Мак посмотрел на часы: в половине двенадцатого выпивать слишком рано, однако он встал, подошел к бару и налил себе виски.

— Будешь?

Уолкер покачал головой.

— Обычно я… — Джей Мак замялся, взглянув на свой бокал. Руки у него дрожали.

— Не стоит оправдываться. — Уолкер понимал, как потрясен сейчас Джей Мак. — Вы же не знали.

— Как я мог об этом знать?

— Честно говоря, я этого не исключал.

Джей Мак выругался:

— Тогда я ни за что не послал бы туда Скай! У меня был обычный договор с этим человеком: я финансировал разработку двигателя. Мне попалось на глаза его объявление в газете, и я решил, что это прекрасная возможность отправить туда Скай.

Пусть, мол, посмотрит, как у него идут дела и существует ли этот двигатель вообще. Я вложил не так уж много денег: не более двадцати тысяч долларов, а жизнь моей дочери для меня бесценна. Я встречался с Парнелом, и он показался мне вполне приличным человеком — не из тех… — Не закончив фразы, он залпом осушил бокал. — Отправляя Скай в Гринвил-Хаус, я также надеялся, что она поймет, как трудно в жизни без образования, и вернется в университет. Но у нее, как всегда, разыгралось воображение, и она заподозрила, что я послал ее туда по совершенно иным соображениям.

Уолкер улыбнулся. Джей Мак даже не догадывался, что дело вовсе не в воображении Скай. Просто она помнила, как отец распоряжался; судьбой ее сестер.

Джей Мак устроился на краешке стола и задумчиво посмотрел на Уолкера.

— Ты уже доказал, что способен уберечь ее от неприятностей. — Он признавал это без особого энтузиазма.

— Да, сэр. По-моему, я это доказал.

— Но в состоянии ли ты обеспечить ей достойную жизнь?

— Я получаю жалованье. Джей Мак фыркнул.

— Только этим ты и походишь на других людей. Твой род занятий крайне необычен, и не могу сказать, чтобы мне все это нравилось. — Он прищурился. — Хотя Скай и любит все необычное.

— Да, сэр, — подтвердил Уолкер. — Я это уже заметил.

— Ваши отношения со Скай меня не касаются. — Джей Мак налил себе еще виски. — Кстати, можешь называть меня Джеем Маком, как все мои зятья и дочери, И вся страна, черт побери! Почему ты должен быть исключением?

— Да, сэр.

Джон Маккензи Уэрт улыбнулся.

— Вот теперь я вижу, что ты хорошо воспитан. — Он снова внимательно посмотрел на Уолкера Кейна: густые каштановые, может, чуть длинноватые волосы, молодое лицо, решительный, уверенный взгляд. — Моя дочь любит тебя?

— Нет. Я интересен ей, пожалуй, даже нравлюсь, но говорить, что она меня любит, было бы преувеличением.

Джей Мак задумался.

— Это усложняет дело, — заметил он. — А ты любишь ее?

— Да.

Джей Мак кивнул:

— А это упрощает.


Уолкер не виделся со Скай до самой свадьбы, к которой готовились второпях и без лишнего шума. На торжество пригласили только родственников. Уолкер настоял на том, чтобы в газетах не было объявления. Зная, чем это вызвано, Джей Мак не возражал. Мойра этого не понимала, а Скай этим не интересовалась.

Брак зарегистрировали в конторе судьи Хэлси, а свадьбу праздновали в особняке Уэртов. Все вокруг было уставлено цветами. Костюм, сшитый для Уолкера портным Джея Мака, сидел великолепно. Уолкер подстриг волосы, но и теперь они доставали до воротника. Из нагрудного кармана пиджака выглядывал шелковый платок.

— Мама сказала, что тебя все же удалось привести в божеский вид.

Поняв, что обращаются к нему, Уолкер обернулся. Перед ним было прелестное создание в монашеском облачении, с огромными зелеными глазами.

— Как я понимаю, вы Мэри Фрэнсис?

— А вы, оказывается, догадливый!.. — заметила девушка с издевкой.

— Я чем-то вас оскорбил?

Щеки Мэри Фрэнсис чуть порозовели. Она раздумывала, как ответить, зная, что в противоположном конце комнаты родители разговаривают с судьей.

— Я нахожу оскорбительной данную ситуацию, — тихо проговорила она. Обернувшись, Мэри Фрэнсис как ни в чем не бывало улыбнулась родителям и судье. Тех, похоже, одолевало любопытство. — Нет, это просто невыносимо! — шепнула она Уолкеру, который с интересом рассматривал ее. — Мы можем поговорить где-нибудь наедине?

Он указал ей взглядом на дверь.

— Поскольку ваша сестра опаздывает, время у нас есть.

— Хорошо. — Мэри Фрэнсис увела Уолкера в гостиную и тщательно прикрыла дверь. — Вот так, — удовлетворенно проговорила она, взглянув на Уолкера.

Он первым нарушил молчание:

— Уж не собираетесь ли вы сообщить мне, что она сбежала?

— Сбежала?! — удивилась Мэри Фрэнсис. — Скай?! Господи, нет, конечно! Это не в ее правилах. Она скоро спустится. Горничная возится с ее прической.

— Значит, все это время вы были с ней?

Она кивнула:

— Скай полагает, что я смогу отговорить вас жениться.

Теперь Уолкер понял цель ее визита.

— Значит, на вас возложена дипломатическая миссия.

— Да, и я рада, что вы об этом догадались. Уолкер молчал, продолжая разглядывать ее.

— Вы действуете чересчур решительно. Он пожал плечами.

— Наверное, вам очень хочется, чтобы свадьба все-таки состоялась. Он развел руками:

— Я уже даже оделся.

Она одобрительно улыбнулась:

— Жаль, если пропадет такой костюм. Работа папиного портного?

Он кивнул:

— Так вы решили отговорить меня жениться на вашей сестре?

— Боюсь, это не в моих силах, но Скай не поняла бы меня, откажись я поговорить с вами. Теперь же она подумает, что я пыталась, но у меня ничего не вышло. — Мэри Фрэнсис вздохнула. — Нет, я вовсе не против вашего брака, но вы должны знать, что она не хочет выходить за вас.

— Это она мне уже говорила.

— А, правда, что папа застал вас в гостиничном номере?

Уолкер отметил, что тем, кто носит монашеское одеяние, не подобает проявлять столь живой интерес к мирским делам. Он почувствовал себя неловко, хотя и не собирался сдаваться.

— Да, в постели, — признался он.

На щеках Мэри Фрэнсис появился румянец.

— А вы, оказывается, способны краснеть, — заметил он, — я в этом сомневался.

— Наверное, я сама виновата.

— Это уж точно, — сухо ответил он.

Мэри Фрэнсис с трудом сохраняла самообладание.

— Наверное, вам лучше вернуться в кабинет, а я поднимусь к Скай и скажу, что разговора у нас не получилось.

— Она и сама знала, что ничего не получится, — заметил Уолкер. — Передайте ей, что я ее люблю.

— Что? — Мэри Фрэнсис застыла на пороге. Неужели он произнес это вслух?

— Нет, ничего, — отозвался Уолкер. — Скажите, что я ее жду.

— Скажу, но вряд ли это заставит ее спешить. Спустившись в кабинет отца через полчаса, Скай всем своим видом выражала полное безразличие к происходящему.

| Уолкер взял Скай за руку и потянул к себе. Она не сопротивлялась, но рука была холодна как лед. — Тебе не собираются отрубить голову, — шепнул он.

Судья Хэлси произнес краткую речь. О чести, любви, послушании, богатстве и здоровье. Голос Скай дрожал, когда она повторяла слова за ним, не глядя на Уолкера.

Но вот клятвы произнесены; наступил черед поздравлений.

— Ну слава Богу!.. — сказала Мэри Фрэнсис. — А то ты была мрачна, как смерть.

Пораженная бестактностью ее слов, Скай искоса взглянула на Уолкера. Происшедшая в их судьбах перемена, казалось, ничуть его не взволновала.

— Ты просто прекрасна! — воскликнул он.

— Спасибо.

Мэри Фрэнсис возвела глаза к небу: она молила для молодых благоденствия и радости.

— По-моему, пора за стол, — заметил Уолкер, взяв Скай за руку.


— Ты слишком много выпила, — сказал Уолкер. Впрочем, много пили все.

Сейчас они пришли в комнату Скай. Она вытаскивала из волос шпильки. Во взгляде Уолкера Скай уловила осуждение.

— Я вовсе не упрекаю тебя, — проговорил он, — но завтра ты проснешься с головной болью.

— По-моему, ты считаешь, что я это заслужила.

— Очень может быть.

— Как и замужество? — спросила она.

— Давай не будем об этом, Скай. Что сделано, то сделано.

«Значит, теперь придется спать с ним не потому, что ей этого хочется, а потому, что так положено. Любовь. Верность. Послушание. До самой смерти», — размышляла Скай.

На глаза у нее навернулись слезы, и она смахнула их рукой.

— Вот возьми, — сказал Уолкер.

Скай взяла платок и скомкала его в кулаке.

Уолкер опустился рядом с ней на колени и вытер ей глаза и щеки. Скай вся поникла. В эту минуту она была глубоко несчастна.

У Уолкера сжалось сердце.

— В той комнате у тебя кушетка, — сказал он. — Я могу поспать и на ней.

Скай посмотрела на него зелеными влажными глазами:

— Почему?

— По-моему, так будет лучше. Она нахмурилась:

— Лучше?

— Я думал, ты этого хочешь.

— Мне показалось, что этого хочется тебе.

— Я просто решил проявить деликатность.

— Не нужно мне твоей деликатности! — заявила Скай, снова смахнув слезу.

Сейчас она казалась Уолкеру очень одинокой.

— Я хочу лечь, — устало сказала Скай и потерла виски.

Услышав это, Уолкер пошел в маленькую смежную комнату.

Глава 13

Одежда Скай валялась по всей спальне. По пути из маленькой комнаты Уолкер перешагнул через ее платье, фату, корсет, сорочку, чулки и нижние юбки. И как это она ухитрилась так все раскидать?..

Скай лежала на кровати. Ее волосы разметались по подушке, рот был чуть приоткрыт.

Она дышала тяжело и неровно.

Уолкер посмотрел на нее и криво улыбнулся: не так представлял он себе брачную ночь. Его невеста, выпив лишнего, забылась беспробудным сном.

Уолкер подвинул Скай и лег рядом с ней. Почувствовав, что она голая, он улыбнулся. Округлые ягодицы Скай плотно прижались к его паху. Нежно поцеловав ее в плечо, он повернулся на спину и закрыл глаза.

Скай проснулась и широко раскрыла глаза, увидев его рядом.

— Я не собирался приставать к тебе, — сказал он.

— Ты проснулся?

— Только что.

— Прости, что разбудила.

Уолкер протер глаза, потянулся к ночнику и зажег его. Каминные часы показывали половину пятого. Это удивило его. Ему казалось, будто он только что лег.

— Что ты делаешь в моей постели? — спросила она. — По-моему, ты собирался спать в другом месте?

Он пожал плечами.

— Мне захотелось лечь с тобой. — Уолкер лег на бок, отвернувшись от нее.

— Ты не спишь? — вскоре прошептала она.

— Если ты собираешься ссориться, то сплю.

— Я вела себя некрасиво, правда?

Уолкер промолчал, желая послушать, что она скажет дальше.

— На свадьбе Мичел и Этана были все, — тихо проговорила она. — Хотя все случилось так внезапно, приехали все. Когда замуж выходила Рини, Мичел жила уже в Колорадо. На свадьбе Мэгги были только Мэри Фрэнсис и я. А у нас — одна Мэри Фрэнсис.

Голос Скай был очень печальным. Уолкер подумал, что у нее ностальгия по их старому укладу жизни. Все сестры прислали телеграммы, но это, конечно, не заменяло их присутствия.

— Может, все это глупо, — продолжала Скай, — но когда я вчера посмотрела на праздничный стол, мне показалось, что за ним почти никого нет. «Дело не только в том, что не приехали Мэри», — подумала она. Со стороны Уолкера тоже никого не было. — А почему ты никого не пригласил? — спросила она.

— Мойра предлагала мне кого-нибудь пригласить, — Уолкер повернулся и приподнялся на локте. — Но приглашать мне некого.

У Скай сжалось сердце:

— Значит, у тебя никого нет? Он нежно коснулся ее щеки.

— Кроме тебя, никого.

Скай прижалась щекой к его руке.

— Все не совсем так, как ты думаешь, — прошептал Уолкер.

— Как странно, — чуть погодя сказала Скай, так и не поняв его слов, — всю жизнь мне говорили, что у меня слишком богатое воображение, но это не так. Если я и думала о замужестве, то мне хотелось лишь одного — избежать этого. Видя, как старается отец выдать замуж сестер, я очень боялась, чтобы он не поступил так же и со мной. Озабоченная этим, я не сразу поняла, что происходит у нас с тобой.

— Ты жалеешь о том, что мы поженились?

— Жалеть можно об упущенных возможностях, — возразила Скай, — а у меня не было выбора.

— А вот я не жалею, — признался он.

— Знаю, но мне непонятно, зачем тебе это нужно. Я стала бы твоей любовницей.

— Это ты уже говорила.

Скай ждала продолжения, но Уолкер молчал. Она закрыла глаза и вскоре заснула.

Заметив, как ровно она дышит, Уолкер пробормотал:

— Этого мне было бы мало.


Завтрак принесли им в комнату. Скай с нескрываемым удивлением наблюдала, как миссис Кавенаф хлопочет вокруг Уолкера, спрашивая, все ли ему нравится и не хочет ли он чего-нибудь еще.

— Меня она так не баловала, — заметила Скай, когда экономка ушла. — Обычно она ни с кем так не носится.

Натянув брюки, Уолкер принялся есть.

— Это она тебя учила? — спросил он.

— Что ты имеешь в виду? — удивилась Скай.

— Я хотел узнать, помогала ли тебе миссис Кавенаф подготовиться к работе у Парнела.

Скай положила себе на тарелку два ломтика апельсина.

— Мне лучше промолчать; боюсь, что сегодня я несколько раздражительна.

«Не то слово», — подумал Уолкер. Она проснулась не в духе, вероятно, потому, что сразу же увидела его. Так, во всяком случае, показалось Уолкеру.

Скай ждала, что он ответит, но Уолкер молчал, явно не желая ссориться с ней. От этого ее настроение еще ухудшилось.

— Да, миссис Кавенаф помогала мне, — сказала она. — Это была идея матери. Джею Маку даже не пришло в голову, что мне нужно чему-нибудь научиться, чтобы получить эту работу. — Она очистила яйцо и положила скорлупу на край тарелки. — И это очень насторожило меня. Отец словно не сомневался, что стоит мне показаться в Бэйлиборо, как меня тут же возьмут на работу.

— И ты решила, что твой отец договорился с Парнелом?

Она кивнула:

— Такое вполне могло случиться. Джей Мак мог договориться и с тобой.

— Но ты же знаешь, что это не так!

— Тогда это было не так, — возразила Скай, — но потом вы быстро нашли общий язык. — Скай избегала взгляда Уолкера. — Мне же известно, что ты беседовал о чем-то с Джеем Маком после обеда. Именно тогда он тебе и заплатил?

— Нет. Тогда он сказал мне, что тебе нельзя пить. Скай покраснела.

— В Китае, — продолжал Уолкер, — родители молодых всегда договариваются между собой, и никто не видит в этом ничего предосудительного.

Напротив, невеста только радуется, что родители нашли жениха такой бедной, непутевой и бестолковой девушке, как она. — Уолкер отметил, что Скай слушает его очень внимательно. Она не знала, верить ли ему и не намекает ли он на нее. — За невестой там не дают приданого, подарки преподносит семья жениха.

Скай не упела сказать, что, по ее мнению, это хороший обычай.

— Подарки предназначаются не невесте — они остаются в ее семье. Это выкуп за невесту, ибо ее семья теряет рабочие руки, тогда как семья жениха приобретает и работницу, и воспитательницу детей. В идеале выкуп должен полностью возмещать убытки.

Скай иронически фыркнула:

— Мысль о том, что ты купил меня, мне столь же неприятна.

— Не сомневаюсь, но мы с твоим отцом не давали друг другу никаких денег. Ну как, ты довольна?

Скай, равнодушно пожав плечами, принялась за еду. Она заметила, что ее молчание вовсе не угнетало Уолкера. Он развернул газету, принесенную миссис Кавенаф вместе с завтраком, и принялся читать. Скай, разозленная этим, забарабанила пальцами по столу.

Уолкера крайне заинтересовала статья в «Кроникл» о предстоящей научно-технической выставке. Он перечитал ее два раза, запоминая имена участников. Среди них значился и Джонатан Парнел, но Уолкер не знал, известно ли об этом самому изобретателю. Приглашения на выставку разослали, наверное, несколько месяцев назад, еще до того, как Парнел нанял Уолкера, но за все это время тот ни разу не упомянул о предстоящем событии.

— Что там такое? — спросила Скай, заметив обеспокоенность Уолкера. — Сообщение о нашей свадьбе? — Она знала, что он не хотел посвящать в это журналистов. Скай тоже не возражала, полагая, что чем меньше знают об их свадьбе, тем лучше. Иначе развод, если до него дойдет дело, будет настоящим позором. — Уолкер?

— Что? — рассеянно спросил он, складывая газету.

— Я спросила, что ты там читаешь.

— А.

Он явно не собирался ей ничего рассказывать.

— Ну так что? Ты скажешь или мне прочесть самой?

— Читай, пожалуйста, — он подтолкнул к ней газету. — Мне пора одеваться и уходить. — Заметив ее удивление, он добавил: — Надеюсь, ты не против? Кажется, сегодня утром ты явно предпочитаешь побыть в одиночестве.

— Тогда я не стану спрашивать, куда ты идешь.

— Хорошо. А ты пока собери вещи. Скорее всего, сегодня мы будем ночевать уже не здесь.

— А где же? — спросила она.

— Поговорим обо всем позже. Я вернусь к обеду, а может, и раньше.

Скай раскрыла газету. Слова расплывались у нее перед глазами, но она делала вид, что внимательно читает. Но когда дверь за ним закрылась, у нее по щекам покатились слезы.


Уолкер зашел на телеграф и послал телеграмму Парнелу, сообщая о статье в «Кроникл». Парнела это заинтересует. К тому же он убедится, что Уолкер по-прежнему работает на него. Это была первая телеграмма, посланная Парнелу с тех пор, как Уолкер уехал из Бэйлиборо. Он догадывался, что хозяин не слишком доволен этим, равно как и его затянувшимся отсутствием.

Затем Уолкер направился в «Кроникл», где прождал битый час встречи с Логаном Маршаллом. У него Уолкер все же кое-что выяснил. Оказалось, что материал для статьи предоставили спонсоры выставки. Логан назвал имя того, с кем Уолкеру следовало связаться, чтобы узнать подробности.

Фрэнклин Довер, человек богатырского сложения, говорил так тихо, что Уолкер едва слышал его.

— Безусловно, вы правы, — сказал Довер, — план выставки составили еще год назад. Ее цель — ознакомить ученых и изобретателей с новыми научными достижениями и техническими разработками.

— И как отнеслись к идее проведения выставки?

— Чрезвычайно благосклонно. К нам съедутся изобретатели со всей страны и еще человек пятьдесят из Европы. — Фрэнклин Довер откинулся на спинку огромного кресла, изготовленного специально для него. Он пригладил черные бакенбарды. — |А почему вы интересуетесь выставкой? Хотите что-нибудь продемонстрировать?

Уолкер покачал головой:

— Нет. Да к тому же сейчас уже, наверное, поздно.

— Список докладчиков составлен, и изменить его невозможно, но подготовительный комитет продолжает работу, и сама экспозиция еще уточняется. Если вы хотите выставить что-то заслуживающее внимания, это вполне возможно. В конце концов, выставка откроется только через месяц.

— Значит, список докладчиков утвержден? Довер кивнул:

— Конечно.

— А в нем есть имя Джонатана Парнела?

— Там есть имена всех, кто подал заявки. — Довер приподнял брови. — Вас интересует его доклад?

Уолкер назвался Фрэнклину Доверу представителем Северо-Восточной железной дороги Джона Маккензи Уэрта. Уэрт был одним из спонсоров выставки. В личной заинтересованности каждого из этих богатых и влиятельных людей Уолкер не сомневался. Они вложили деньги, надеясь получить прибыль, а вовсе не с благотворительными целями.

— Докладом Парнела интересуется Джей Мак, — соврал Уолкер, чтобы Довер не подумал, будто этим интересуется он сам.

— Как мне известно, Парнел будет делать доклад.

— Вы встречались с мистером Парнелом? — спросил Уолкер.

— Нет. Говорят, он отшельник, поэтому мы были очень рады получить от него подтверждение. Он весьма ревностно относится к своей работе, и ему было бы приятно, если бы его достижения отметили. — Довер разволновался, и его голубые глаза засверкали. — Так что мы хотели бы, чтобы выставку посетили и представители Северо-Восточной железной дороги.

Уолкер улыбнулся:

— Джей Мак посетит выставку, не сомневайтесь.

— Это будет прекрасно.

Уолкер поднялся и протянул руку Доверу.

— Джей Мак просил взять у вас список докладчиков, — солгал он.

— Ну что ж… — Довер колебался. — Правда, я не…

— Он нужен ему для работы, — пояснил Уолкер. — Джей Мак намерен встретиться здесь с некоторыми изобретателями.

Фрэнклин Довер решил дать копию списка: в конце концов оказать услугу такому человеку, как Джей Мак, полезно для будущего сотрудничества.

Получив от Довера список, Уолкер отвез его Джею Маку в Уэрт-Билдинг.

— Что ты хочешь от меня услышать? — спросил Джей Мак, изучив список. — По-моему, здесь не забыли ни одного промышленника или изобретателя. — Мне нужно знать, кого из них интересует работа Парнела. Кто из них сможет извлечь из его изобретения наибольшую прибыль? Джей Мак подчеркнул имена: — Рокфеллер, Вандербильд, Уильям Барнаби, Стэнфорд, Фиск, Голд, Раштон Холидэй. Он взглянул на Уолкера. Наверное, проще подчеркнуть имена тех, кто не заинтересуется его изобретением.

— Нет, сэр. Сделайте, пожалуйста, как я прошу.

Джей Мак нагнулся над бумагой и вдруг спросил:

— Моей дочери не слишком плохо после такого количества спиртного?

— Ей уже лучше. Вчера Скай было одиноко, она скучала по сестрам.

Перо застыло в руке Джея Мака.

— Они приехали бы, будь у них такая возможность.

— Это она понимает, но тем не менее…

— Ясно. Когда ты ей все расскажешь?

— Сегодня вечером. Я понимаю, что молчать так долго — нечестно по отношению к ней, но сегодня я обязательно все ей расскажу. Мне необходимо вернуться к Парнелу. Я не знаю точно, будет ли он на выставке, и поэтому должен вернуться.

— Скай это не понравится.

— Понимаю. — Уолкер подумывал о возвращении в Бэйлиборо еще до того, как прочел в газете о выставке. Он понимал, что теперь ему придется рассказать Скай все, и мог только гадать, захочет ли она вернуться с ним, или порадуется его отъезду. — Сегодня вечером мы снимем комнату в гостинице «Святой Марк».

Джей Мак кивнул:

— Наверное, это правильно. Вы должны решить все сами. Мойра знает?

— Я не виделся с ней сегодня утром. — Ответить так Уолкера было проще, чем признаться, что он только сейчас окончательно решил ехать к Парнелу.

— Я сам закажу вам номер, — сказал Джей Мак. — Это будет своего рода свадебным подарком.

— Большое спасибо. Мы оба очень вам признательны.

Джей Мак протянул Уолкеру список.

— Подожди благодарить. Смотри, чтобы она от тебя не сбежала.

— Это не в ее стиле, — ответил Уолкер, удивленный тем, как плохо Джей Мак знает свою дочь. — Для нее характернее идти напролом.

— Ты прав, — подумав, сказал Джей Мак. — Так могла бы поступить в данной ситуации ее сестра. Мэгги гораздо мягче, она похожа на мать. А больше…

— На вас?

Джей Мак покачал головой.

— Нет, не на меня. Скай — это… Скай. У всех моих дочерей свой характер, но в каждой из них я нахожу черты Мойры или свои. В каждой, кроме Мэри Скайлер.

— Она утверждает, что все семейные таланты исчерпались на ее сестрах и на ее долю ничего не осталось.

Джей Мак удивленно поднял брови:

— Это она сама сказала тебе? Уолкер кивнул.

— Да. — Он видел, что озадачил Джея Мака. — Возможно, вечером мы уже не увидимся. Так что на всякий случай прощаюсь. Большое вам спасибо: вы здорово мне помогли.


Вещи Скай не собрала, но Уолкер не стал упрекать ее. Проще сделать это самому, чем заставить ее.

Скай сидела одна в библиотеке и читала книгу, которую сразу узнал Уолкер.

— Ты вернулся, — проговорила она.

— Ты взяла эту книгу из библиотеки в Гринвил-Хаус? — заметил он.

— Я собиралась вернуть ее, — чуть смущенно ответила Скай.

— Я заходил к тебе. Ты ничего не собрала.

Она поправила плед на коленях:

— Ты как всегда наблюдателен.

Уолкер подложил в камин дров.

— Так лучше?

Скай пожала плечами.

— Было неплохо и до этого. Так что не стоило…

— Черт побери, Скай! Я же тебе не враг, и наш брак — не повод для войны! А между тем любой наш разговор становится сражением.

— И все это продолжается чуть больше суток, — глухо сказала она. — Можешь себе представить, что так будет всю жизнь?

— Нет, — уверенно ответил он. Она холодно улыбнулась:

— Я тоже. — Она поднялась: — Я иду собираться. Я поеду с тобой, куда прикажешь, Уолкер, и докажу, что умею быть послушной. Однако знай, в постель я с тобой больше не лягу.

— Ты чуть опоздала с подобным решением, — проговорил он. — Не забывай, что четыре дня назад ты посреди ночи появилась в моем номере. — Уолкер заметил, что Скай покраснела — Мы уедем, как только вернется твоя мать. Джей Мак уже заказал нам номер в «Святом Марке».

— В этом я не сомневалась, — тихо проговорила она.

В гостиницу «Святой Марк» они поехали не сразу. Сначала кеб возил их по аллеям Центрального парка. Пруд был еще подо льдом, и кое-кто катался на коньках. Лед блестел под лучами заходящего солнца.

Скай молчала, пока кеб огибал пруд. На берегу уже зажгли фонари.

Кеб свернул, и Скай сразу узнала дорожку, по которой шла в ту зловещую ночь. Она подумала, что они попали сюда не случайно.

— Вот здесь мы впервые встретились, — тихо сказал Уолкер, поглядев в окно.

— Я помню, — ответила она. — В ту ночь за тобой гнались двое. — Скай решила не задавать ему вопросов. Ведь говорил же Уолкер, что привык хранить тайны, а не делиться ими. Но сейчас как будто он решил изменить этому правилу.

— До приезда в Нью-Йорк… — начал Уолкер, — я выполнял одну дипломатическую миссию. — Скай насторожилась. — Меня вызвали в наше посольство в Лондоне. У одного нашего дипломата возникли трудности, и мне предстояло помочь ему.

Скай внимательно слушала.

— Он вступил в связь с замужней женщиной, как выяснилось позже, с женой влиятельного члена Палаты лордов. Наш дипломат подарил ей кольцо, семейную реликвию. Ее муж, узнав про эту связь, начал шантажировать их.

— Свою жену? — изумилась Скай.

— Да, — подтвердил Уолкер. — Он знал, что у нее есть деньги. Наш дипломат тоже был не беден, но платить отказался. Ни он, ни она не знали, что их шантажирует ее муж, — он действовал через посредника. Однако они не сомневались, что кольцо — главная и единственная улика против них — в руках шантажиста. Я должен был вернуть его. Мне понадобилось некоторое время, чтобы выяснить, кто именно шантажирует любовников, после чего завладеть кольцом уже не составляло труда.

— Что же ты сделал? — Скай внимательно смотрела на него.

— Выкрал его, — спокойно ответил Уолкер. — Муж, не подозревая о том, что о нем все известно, не потрудился как следует спрятать кольцо, и оно лежало у него в сейфе. Взять его — не составляло труда. — Уолкер вздохнул. — Все это проделали без лишнего шума, не желая предавать дело огласке. Однако муж каким-то образом узнал о моем участии в этом деле и затаил на меня злобу. Он нанял головорезов, которые преследовали меня в течение нескольких месяцев. Едва ли он дал им задание убить меня, но ему явно хотелось хоть как-то расквитаться со мной.

— Он вообразил, что это ты доставил ему неприятности? — удивленно спросила Скай. — Но ведь не ты же затеял эту интригу?

Уолкер улыбнулся:

— Конечно, но лорда волновала не измена жены. С этим он смирился бы, как, вероятно, и произошло, поскольку у него самого была любовница. Но я увел у него из-под носа большие деньги.

— Ты сказал, что за тобой охотились несколько месяцев. Значит, тем вечером, в парке, ты встретился с ними не впервые?

— Нет, это не те. От тех я так просто не отделался бы. Я сталкивался с ними трижды, еще в Англии, потом уехал из страны. Нападение, свидетелем которого ты стала, было уже вторым здесь, в Нью-Йорке. Я ни за что не переехал бы в Бэйлиборо, если бы не…

— Если бы в городе тебе не грозила опасность, — встревоженно закончила Скай. — Находясь в городе, ты постоянно рискуешь!

— Не беспокойся, мне ничего не угрожает. Они, наверное, бросили эту затею.

— Ты не можешь знать этого наверняка! Конечно, Скай права. Этого он не знал.

— Но это меня не пугает, вот только не стоило ничего рассказывать тебе.

— Зачем же ты рассказал?

— Теперь все это часть не только моей жизни, но и твоей, — сказал он. — И ты имеешь право знать обо всем.

— Я умею хранить тайны, — тихо проговорила Скай. — Наконец-то ты понял это. Что бы ты мне ни сказал, никто об этом не узнает. Никогда!

Кеб выехал из парка на магистраль, ведущую к центру города. Уолкер откинулся на мягкие кожаные подушки. Свет фонарей падал на лицо Скай. Впервые за весь день Уолкер видел ее такой спокойной.

— Мне всегда почему-то казалось, — задумчиво сказала она, — что наша первая встреча с тобой каким-то образом связана с Парнелом. И теперь меня даже удивляет, что он не имеет к этому отношение.

— Имеет, но косвенное, — ответил Уолкер. — В тот день я приезжал с ним в город по делам — ему понадобилось кое-что для работы, — и мне пришлось помотаться по городу, чтобы все заказать. Наверное, тогда меня и заметили.

— По-моему, ты в этом не уверен. Да, он не был уверен.

— Однажды я вернулся в гостиницу, в номер, договорился встретиться с Парнелом. Но его не было, и я отправился искать его. Но его нигде не видели, во всяком случае, так говорили. Не сомневаюсь, что меня заметили именно тогда.

— А куда ты ходил?

— По борделям.

— О!.. — смущенно воскликнула Скай.

— Обнаружив, что за мной следят, я уже не мог вернуться в гостиницу и битыи час водил их по Манхэттену, а потом направился в парк. Оторваться от них было не просто, и, поняв это, я решил драться с ними.

Скай отчетливо вспомнила тот вечер.

— Но теперь ты снова в городе, и они могут тебя найти!

— Но ведь сейчас я почти все время у тебя или в «Святом Марке»!

— Но сегодня ты куда-то уходил! Поглощенная рассказом Уолкера, Скай не заметила, как остановился кеб.

— Приехали! — сказал Уолкер.

— Но это не «Святой Марк»! — удивилась она.

— Это «Делмонико», мы здесь пообедаем.

— Это идея Джея Мака? — спросила Скай, обводя взглядом зал.

— Надеюсь, тебе здесь нравится?

— Очень, — ответила она. — Здесь прекрасный танцевальный зал. Ты видел?

— Я здесь впервые.

— Наверное, ты бывал в таких ресторанах в Лондоне? — предположила Скай, заметив, что Уолкер держится весьма непринужденно.

— Нет, — ответил он. — В Париже.

— В Париже? — изумилась Скай. — Я умоляла Джея Мака отпустить меня в Европу, но он сказал, что сначала я должна окончить университет. — Перед ней поставили суп с артишоками. Он был восхитителен. — Молодец, что заказал этот суп, — сказала она. — Расскажи мне о Париже.

Уолкер принялся описывать город, людей, но Скай покачала головой.

— Об этом я могу прочитать, да уже и читала. Расскажи, как ты оказался в Париже.

— Перед тем, как я отправился в Лондон, меня пригласили в наше парижское посольство.

— Тоже дипломатическая миссия?

— Назовем это так.

— Еще одна любовная связь? — сухо осведомилась она.

Он усмехнулся.

— Меня попросили найти полотно, украденное из Лувра.

— И они поручили это американцу? — удивилась Скай.

— Они сочли, что я найду полотно скорее, поскольку его украли янки. Так что была задета и национальная честь.

— Я никогда не слышала об этом.

— Неудивительно. Этот инцидент постарались сохранить в тайне. Французы выставили себя не в лучшем свете, не обеспечив должных мер безопасности. К тому же в краже был замешан помощник американского посла, поэтому наше посольство не хотело огласки.

— И как же ты вернул это полотно?

— Я выкрал его.

— Никакой ты не дипломат, — улыбнулась Скай, — а самый обыкновенный вор.

— Возможно, ты права. — Внимательно посмотрев на Скай, он заметил, что ее не встревожило это признание.

— Как я знаю, в Бэйлиборо посольства нет, — заметила Скай.

— Парнел!.. — вздохнул Уолкер. — Все дело в нем. Мне пришлось переехать туда, чтобы работать у него.

Поняв, что он не хочет говорить об этом здесь, Скай сказала:

— С этим лучше подождать, пока мы не останемся наедине.

Она внимательно слушала Уолкера, и постепенно отрывочные сведения складывались в определенную картину.

— Мои родители решили стать миссионерами, когда мне было пять лет. До этого мы все жили в доме моей бабки по материнской линии — в Микон-Хилл, весьма престижном районе. С нами жил младший брат матери, и мои воспоминания о детстве связаны с ним. Бабка, властная и суровая, заправляла всем в доме. Я редко виделся с ней. Она считала, что дети должны знать свое место, то есть не попадаться никому на глаза. Я старался не делать этого, поскольку боялся ее. Клянусь, она помнила, как меня зовут, лишь потому, что я был ее единственным внуком.

Скай ловила каждое его слово. — Жизнь моих родителей всегда была связана с церковью, что весьма не нравилось бабке, хотя она вела себя как положено протестантке и не признавала других конфессий. Она лишила родителей наследства в тот день, когда они сообщили ей о своем намерении отправиться с духовной миссией в Китай. Шесть лет мне исполнилось уже в Китае.

— А твой дядя?

— У него было свое дело, и он с нами не поехал, хотя мать и просила его об этом. Помоему, он чувствовал себя в долгу перед бабкой, хотя и не ладил с ней. Все семейные деньги были вложены в морские торговые перевозки, но дядя понимал, что в нем нет коммерческой жилки. Так что после отъезда моего отца бабке пришлось продать свою долю в компании, и эти деньги дядя вложил в какие-то свои проекты. Он работал над чем-то всю жизнь, но бабке это не нравилось. Она считала его расточителем, а может, и сумасшедшим.

Скай поняла, что Уолкер вовсе не разделяет мнения бабки.

— Ты переписывался с дядей?

— Да, но почта работала из рук вон плохо, и порой вестей из Бостона не было месяцами. Потом приходило сразу несколько писем. Его дела меня интересовали больше, чем занятия родителей. Они были довольны жизнью в Шанхае и отдавали миссии все время и силы, сознавая свою ответственность перед двумя тысячами новообращенных.

— Две тысячи! — поразилась Скай. — Они могли гордиться собой.

Уолкер покачал головой.

— Им предстояло спасти еще миллионы душ, и это только в провинции Нанкин. Даже поняв, что никогда не завершат дело своей жизни, родители не оставили попыток. — Уолкер усмехнулся: — Отец видел в себе посланника Господа.

Скай подумала, что в Бостоне с дядей Уолкеру было бы менее одиноко, чем с родителями в Шанхае.

— И у тебя не было ни братьев, ни сестер?

— Нет, — тихо ответил он. — В Шанхае у матери было два мертворожденных ребенка. Решив, что Господь наказывает ее, она отправилась в пораженную проказой провинцию, желая искупить свои грехи.

— А тебя они оставили в Шанхае?

— Мне предстояло вернуться в Бостон. Но денег на билет мне не прислали. Это должен был сделать мой дядюшка, но он отличался забывчивостью.

— Но ведь ты был совсем ребенок. Как же он мог про тебя забыть?

— Работая, он забывал обо всем. Его страсть к изобретательству могла сравниться только с фанатичной религиозностью матери. Просто они ставили перед собой различные цели.

— А чем он занимался? Ты так и не сказал об этом.

— Он был лудильщиком.

— Лудильщиком… — задумчиво повторила Скай. — То есть изобретателем? Как Джонатан Парнел?

— Я не говорил «как», — возразил Уолкер.

Скай нахмурилась:

— Что?

— Джонатан Парнел и есть мой дядя.

Глава 14

Они молча доехали до «Святого Марка». Скай не хотелось задавать вопросы.

Они поднялись в номер на пятом этаже. Джей Мак распорядился поставить во всех комнатах живые цветы, на столике возле кровати Скай увидела шампанское в ведерке со льдом, в гостиной — коробку шоколадных конфет.

В спальне стояла огромная кровать, в гостиной — диван и кресла.

Сняв шляпу, перчатки и пальто, Скай села возле камина.

— Хочешь шампанского? — спросил Уолкер, открывая бутылку.

Он налил шампанского и протянул фужер Скай.

— Ты более терпелива, чем я думал, — заметил он, отпив шампанское.

— Просто я надеюсь, что ты мне все расскажешь. Усевшись поудобнее, Уолкер начал:

— Я бродил, где мне только вздумается. Родители были заняты в миссии, и в Китае я пользовался куда большей свободой, чем в Бостоне. В основном иностранцы держались там вместе и не отваживаясь выезжать за город. Никто из них, кроме миссионеров, не пытался ничего узнать о народе. Некоторые страны, например Англия, установили в Китае сферы влияния.

Иностранцы ввели здесь свои законы и жили по своим обычаям, зачастую не имевшим ничего общего с культурой и обычаями Китая.

Уолкер улыбнулся, вспомнив те времена.

— Признаюсь, в Китае мне было интересно. Я неплохо выучил язык и мог объясняться и помогать родителям, которые не знали языка. Я изо дня в день наблюдал за жизнью людей: их обычаи и религия заинтересовали меня, и я старался узнать об этой стране как можно больше. — Он вздохнул. — Спустя некоторое время я понял, что мои родители совершенно не уважали народ, который пытались обратить в свою веру. Китайцам вовсе не просто принять концепцию Единого Бога. Они способны охватить мир в целом, но конкретные вещи выше их понимания. Родители считали китайцев язычниками, а мне они казались высокодуховным народом. Уолкер пригладил волосы.

— В деревне был один старец, и я работал на него. У него не было сыновей, только дочери, но они жили не с ним. Он кое-чему учил меня, и мы оба считали эту сделку выгодной.

— Твоим родителям это, наверное, не нравилось? — предположила Скай, поняв, что Уолкер любил своего наставника. — Они приехали туда, чтобы спасать души, а не за тем, чтобы потерять твою.

— Да, они запрещали мне встречаться с ним.

— Но ты все же работал у него! — «Значит, он такой же непокорный, как и я», — подумала Скай. Ей казалось, что судьба сына миссионеров отчасти напоминает судьбу незаконнорожденного ребенка. Наверное, поэтому Уолкер так хорошо понимал ее.

Он кивнул.

— При первой возможности я ушел к Хан-Шенгу. Правда, он никогда не взял бы меня, если бы знал, что мои родители против.

— Хан-Шенг, — тихо повторила Скай незнакомое имя. — Это он научил тебя Тай-Ши?

— Он научил меня терпению, дисциплине и исполнительности. Тай-Ши — всего лишь способ выражения этих качеств.

— А я думала, это нужно для драки. Уолкер усмехнулся, заметив, что Скай разочарована.

— Тай-Ши — это действительно борьба. В ней есть приемы, применяемые китайцами для самообороны. Хан-Шенг называл эту борьбу Кун-Фу.

— И эти навыки ты применил тогда в парке?

— Совершенно верно, — ответил он. — Родители оставили меня, полагая, что я вернусь в Бостон. Но, как я уже говорил, денег мне не прислали. Ожидая их, я продолжал жить в миссии, хотя почти все время проводил с Хан-Шенгом. Когда родители умерли, сотрудники миссии свели меня с одним американским купцом, чтобы я заработал деньги на возвращение в Бостон. Он торговал опиумом и поставлял рабов для Центральной Тихоокеанской железной дороги. Я сбежал от него.

Скай не сводила глаз с Уолкера. Слушая его рассказ, она представила себе страшную жизнь одинокого мальчика на шанхайских улицах, вынужденного воровать, обманывать и попрошайничать. Почти полгода ему удавалось скрываться от полиции, но потом его все же поймали, и только чудом Уолкер избежал наказания.

— Мне пришлось убедить их, что я британец, — сказал он.

— Британец? — удивилась Скай. — Но почему… Ах да, сфера влияния!

Он кивнул.

— Поверив этому, полиция отправила меня в британское посольство. Там, конечно, сразу же поняли, что я янки, но китайцам об этом не сказали. Меня приютили, одели, накормили и через некоторое время доставили к Уильяму Элкинсу, американскому консулу в Шанхае. Мистер Элкинс вел в это время весьма деликатные переговоры с Тзи-Хши. — Заметив вопросительный взгляд Скай, Уолкер пояснил: — Император был тогда еще ребенком, и страной управляла его мать. Она пользовалась огромным влиянием, но мистеру Элкинсу никак не удавалось наладить с ней сотрудничество.

— А ты сумел это сделать!.. — догадалась Скай, зная, что Уолкер был знаком с местными обычаями, чуждыми и непонятными американцам и европейцам.

— Да, я сумел, — сказал он. — Я помог ему заключить выгодную сделку, чем он снискал расположение президента Гранта. Мистер Элкинс, сообразив, что я ему полезен, решил не отправлять меня в Штаты. Я проработал у него целых три года, помогая ему договариваться с местными властями и заключать выгодные Сделки. Я постоянно слушал, что происходит вокруг. Никому из китайских чиновников не приходило в голову, что я знаю их язык. Поэтому они разговаривали при мне совершенно открыто. Так что я знал, кого можно подкупить, а кто отнесется к этой взятке как к оскорблению. Мне часто выпадала роль посредника: я пользовался доверием, поскольку мое низкое положение в обществе исключало возможность личной заинтересованности. Уолкер иронически улыбнулся:

— Китайцы верили в свое превосходство так же, как мистер Элкинс и подобные ему — в свое.

— А ты умеешь читать по-китайски? — спросила Скай.

— Не слишком хорошо, — признался он, — но умею.

— Значит, ты был личным шпионом консула? Уолкер улыбнулся еще шире:

— Думаю, меня можно было бы назвать даже вторым его помощником.

— Нет, ты был просто шпионом, — настаивала Скай.

Он пожал плечами.

— Мистер Элкинс заплатил мне за услуги, дав денег на поездку в Вест-Пойнт.

— Вест-Пойнт!.. — задумчиво повторила она.

— Да, там меня готовили к одной работе, где могли пригодиться мои специфические навыки.

— Умение врать, воровать и драться, — иронически перечислила Скай.

Уолкер и глазом не моргнул.

— Хотелось бы верить, что прежде всего они заметили мои способности к языкам, интерес к культуре других стран, находчивость и умение постоять за себя. Полагаю, то, что я умею врать, воровать и драться, им тоже нравилось.

Скай поразилась, ибо Уолкер сказал значительно больше, чем она ожидала.

— Я полагал, что из Вест-Пойнта снова вернусь в Китай, на это надеялся и мистер Элкинс, но сначала меня вызвали в Вашингтон, а именно в Белый Дом.

— Ты был шпионом президента? — восхищенно воскликнула Скай.

— Я докладывал президенту Гранту, — поправил ее он. — Эта работа не слишком отличалась от тех услуг, что я оказывал мистеру Элкинсу.

— Так ты просто профессиональный шпион!

— Возможно. — Уолкеру вдруг очень захотелось поцеловать ее. Но, взяв себя в руки, он продолжал: — Я пробыл бы в Вашингтоне дольше, но меня отправили со специальным заданием в Нью-Йорк.

— К Логану Маршаллу! — догадалась Скай.

— Да. Принимая тебя на работу, Парнел сказал, что я работал у него.

— Но сам ты об этом умолчал! — заметила она. — До сих пор ты не заслуживала полного доверия, — спокойно возразил он, сделав глоток шампанского.

Уолкер встал с дивана и быстро подошел к ней. Прикоснувшись губами ко лбу Скай и посмотрев в ее глаза, он сказал:

— Да ты просто сгораешь от любопытства! Сев рядом с ней, он начал рассказывать дальше:

— У Логана Маршалла возникли трудности вскоре после того, как его жена вернулась на сцену.

Она стала получать письма с угрозами, как выяснилось позже, от дублирующей ее актрисы. Та угрожала ей неприятностями, если она не откажется гот своей новой роли. Не знаю, как, но об этом прослышал сам Грант. Правда, когда он посетил Вашингтон, его восхитил талант Кэтти. Да и сам Маршалл — достаточно крупная фигура, чтобы о нем знал президент. Грант и рекомендовал меня Маршаллу.

— Значит, благодаря Маршаллу ты и разыскал меня?

Уолкер кивнул:

— Справедливости ради должен отметить, что Маршалл рассказал о тебе не сразу. К тому же, хорошо зная меня, он понял, что я найду тебя и без его помощи.

— А где ты работал после Маршалла?

— Я вернулся в Вашингтон, потом поехал в Париж, затем в Лондон.

— И потом снова вернулся в Нью-Йорк?

— Да, Из-за дяди.

Скай смотрела на него с возрастающим любопытством.

— Деньги на билет в Бостон прибыли в Шанхай через шесть месяцев после того, как я начал работать у мистера Элкинса, и их отложили для меня. Дядя не возражал, что я решил там остаться, но бабка очень надеялась, что я все-таки передумаю. Наверное, она предпочла бы, чтобы я занялся морскими торговыми перевозками. Она не примирилась с моим решением до самой своей смерти.

— А когда она умерла?

— Когда я жил в Вест-Пойнте последний год. Вскоре после ее смерти дядя купил Гринвил-Хаус в Бэйлиборо. Кое-какие деньги остались от бабки, и кое-что он получил за патенты. Но Парнел переехал в этот дом лишь через несколько лет. Я регулярно писал ему, и он время от времени отвечал мне. Работая у Логана Маршалла, я дважды встречался с дядей в Нью-Йорке, приглашал его перебраться в город, но он предпочитал жить в Бэйлиборо. В| деревне его считали затворником, но это вполне устраивало его. Садовник и кухарка присматривали за его хозяйством, да и за ним самим. Никто ему не мешал, а работа была для него всем. — Уолкер улыбнулся. — Это было самое счастливое время в его жизни.

— Джонатан Парнел не показался мне счастливым человеком, — заметила Скай.

— Ты просто не знаешь его.

— Конечно, я знаю его не так хорошо, как ты.

— Нет, ты не знаешь его вообще. Она нахмурилась:

— Но ты сказал…

— Я сказал, что Джонатан Парнел — мой дядя, а человека, с которым ты знакома, зовут совсем не так.

Скай молча уставилась на него. Все это казалось ей слишком неправдоподобным.

— Ты веришь мне? — спросил он.

— Да. — Разве могла она ему не верить?

— В Париже я получил от него несколько писем. В них дядя всегда называл меня Ксиа То. В переводе с китайского это значит «Немного лишний». Так китайцы в шутку называют дочерей. — Потому что дочери в семье не ценятся?

— Конечно. Как-то дядя сказал, что я родился только потому, что однажды моя мать выпила лишнего. Много лет спустя, поняв, что значила его фраза, я написал ему об этом китайском прозвище. С тех пор он обращался ко мне в письмах только так.

— У твоего дяди своеобразное чувство юмора. Не возразив ей, Уолкер продолжал:

— Письма, которые я получал от дяди в Париже, беспокоили меня. В них появилась какая-то бесцеремонность, но тогда я не обратил на это внимания, поскольку относился к нему уже несколько покровительственно и к тому же был слишком занят. Я не отвечал ему. Потом я переехал в Лондон, и больше писем от него не было.

Уолкер откинулся на спинку дивана. Скай нежно гладила его руку.

— Даже не знаю толком, с чего у меня появилось предчувствие, будто что-то случилось. Я и до этого месяцами не получал писем от дяди, но тут встревожился.

— И поэтому вернулся? Уолкер долго молчал.

— Но было уже поздно, — проговорил он, наконец.

Скай сжала его руку. Она ожидала услышать что-то подобное, но все же огорчилась, когда он это сказал.

— Ты уверен?

Он чуть заметно кивнул и прикрыл глаза.

— Да, но только не знаю, где они спрятали тело. — Уолкер посмотрел на Скай. Она побледнела, но старалась держаться.

— Садовник и кухарка?! — с ужасом спросила Скай.

— Верно. Его зовут Морганом Курраном, ее — Кориной Курран.

— Она его жена?

— Сестра. Точнее — сводная сестра. Ридинг — фамилия ее мужа. Она вдова. — Он прочел вопрос в выразительных глазах Скай. — Нет, его не убили. По крайней мере, никто не заподозрил, что это убийство: он слишком много пил.

— Он умер от пьянства?

— Он захлебнулся собственной рвотой, — неохотно признался Уолкер.

Как ты об этом узнал? Так же, как и обо всем другом. Это моя работа. Я спрашиваю, слушаю, наблюдаю, ищу. Это не так уж трудно и, как правило, не слишком опасно. Нужно лишь терпение, дисциплина и немного везения.

Подумав, что все наверняка гораздо сложнее, Скай потянулась к Уолкеру и потерлась об его щеку.

— Я приехал в Бэйлиборо в середине лета, — продолжал Уолкер. — На станции я спросил, как пройти к Гринвил-Хаус, и мне тут же указали на человека, который сошел с того же поезда. Он ждал экипаж, ссутулившись и запустив руки в карманы. «Это мистер Парнел, — сказали мне. — Вам повезло. Можете ехать с ним».

— Это был Морган Курран! — догадалась Скай. Уолкер тяжело вздохнул:

— Да, он. Курран вовсе не был похож на моего дядю, но в Бэйлиборо все полагали, что он Джонатан Парнел. Я отправился в Гринвил-Хаус следом за ним, стараясь никому не попадаться на глаза. Бродя по усадьбе, я слышал, как все называли его мистером Парнелом. Я решил пробраться в дом, полагая, что будет достаточно самого поверхностного расследования. У меня еще теплилась надежда, что дядя жив, и поэтому пришлось спешить. Как я выяснил у местных, слуг в дом еще не наняли, и я сделал вид, что ищу работу. У меня уже созрел план.

Скай обо всем догадалась.

— Так это ты угрожал Парнелу? — спросила она. — Я поняла. Ты инсценировал нападения на него и заставил его поверить, что кто-то хочет завладеть его двигателем и что его жизнь в опасности.

— Признаю свою вину, — сказал он без малейшего раскаяния. — Он и нанял меня затем, чтобы я его охранял.

— Но как он вышел именно на тебя? Он ведь мог взять и кого-нибудь другого?

— Я сделал так, чтобы меня узнали в Бэйлиборо, но не забывал при этом об осторожности. Я был несколько загадочной личностью. Это маленькая деревушка, в которой любое событие привлекает к себе всеобщее внимание. После второго нападения Парнел подумал обо мне. Я сделал вид, что поступаю к нему без особой охоты, отчего он еще сильнее захотел взять именно меня. Люди, которым я полностью доверял, дали мне рекомендации, и этого оказалось вполне достаточно, чтобы произвести впечатление на Парнела.

— Но как ты мог называть его Парнелом?

— Я убедил себя в том, что его действительно так зовут. Без этого нельзя было обойтись: он раскусил бы меня в любой момент. Облегчало задачу то, что я никогда не называл дядю по фамилии. Для меня он был дядей Джоном. А Парнел был Парнелом.

— Но ведь Парнел не изобретатель!.. — заметила Скай.

— Конечно, нет, он только разыгрывает из себя изобретателя, но, признаюсь, весьма неплохо.

— Так вот почему тебя не встревожило, что я сделала чертеж этого двигателя?

— Ты знаешь, что я видел рисунок? — изумился Уолкер.

Она кивнула:

— Ты сложил листок не так, как я. Ты его посмотрел и решил оставить у меня. Я не понимала, почему ты так поступил, а теперь понимаю. Просто это никому не нужный листок с ничего не значащим рисунком.

Уолкер помнил, как точно был выполнен тот чертеж. Ему повезло, что двигатель срисовала именно Скай.

— Твой отец нашел чертеж весьма интересным.

— Так он сказал и мне, как только его увидел. Но потом, рассмотрев его повнимательнее, он, наверное, понял, что я нарисовала полнейшую белиберду.

— Ошибаешься. То, что ты видела, — настоящая действующая модель, хотя и не законченная. Ты нарисовала то, что Парнел показывал Джею Маку, который и согласился финансировать эту работу. Твой рисунок убедил Джея Мака, что первоначальная идея была верной. Однако он понял и то, что за последнее время дело ничуть не продвинулось.

— Потому что твоего дяди больше нет, — тихо сказала она.

— Иначе он не прекратил бы работу.

Скай положила голову Уолкеру на плечо. Он обнял ее.

— Ты понял это сразу?

— Через сутки после того, как оказался в доме они не смогли бы спрятать его от меня. Я обошел весь дом.

— Но и тела ты не нашел?

— Нет. Я обследовал всю округу, но не обнаружил ничего напоминающего могилу. Теперь зима подходит к концу, и я продолжу поиски. Там, где копали, земля за зиму должна осесть. Только это и поможет мне разгадать тайну.

Скай вспомнила, что Уолкер ходил с Мэтом к пруду.

— А в пруду ты искал? Он кивнул.

— Ив реке. Но ничего не нашел.

«Какая грустная обязанность выпала на его долю!» — подумала Скай.

— А почему ты действуешь один? Почему не сообщил в полицию? Курран выдает себя за твоего дядю, и, вероятно, уже довольно давно. Ему пришлось бы как-то объяснять это.

— Я думал об этом, — ответил Уолкер, но, не обнаружив тела, нельзя доказать факт убийства. Может, я не смогу доказать это, и обнаружив его. Все зависит от того, каким образом его убили. А вдруг дядя Джон умер естественной смертью, а Морган Курран просто решил воспользоваться представившейся возможностью и выдал себя за него?

— А зачем все это Куррану и его сестре? Двигатель не работает, и Парнел все равно не смог бы его оживить. Ты замечал, что он всегда выходит из мастерской с чистыми руками? Да, рукава были закатаны и рубашка в масляных пятнах, но никакой грязи под ногтями.

Да, он заметил это, но не думал, что на это обратила внимание и Скай.

— Ты просто молодец! — тихо сказал он. Скай невесело улыбнулась:

— Не такая уж и молодец. Заметить-то я заметила, но не сделала никаких выводов, пока ты не сказал мне о моих руках. — Она снова положила голову ему на плечо. — Но если ты сомневаешься, что сможешь отыскать тело дяди, то в чем же можно обвинить Куррана?

— В мошенничестве.

— Но кто жертва этого…

— Например, твой отец. Парнел заключил с твоим отцом контракт, и тот финансировал разработку двигателя. Он также заключил контракты с Рокфеллером, Холидэем и Вестингаузом. Об этих контрактах мне известно наверняка, а о скольких я не знаю? Скорее всего это лишь незначительная часть списка его жертв. Он получил от каждого по нескольку тысяч долларов взамен на обещание предоставить эксклюзивные патентные права.

— Боже мой! — тихо вздохнула Скай. — Джей Мак знает?

— Теперь знает.

— Бедный Джей Мак! — Скай покачала головой, сочувствуя отцу.

— Он был крайне недоволен. Ведь Джей Мак полагал, что купил Парнела.

Скай сжалась.

— Что? — спросила она. — Что ты сказал?

— Что твой отец был крайне недоволен. Она отстранилась от Уолкера.

— Нет, после этого.

— Я сказал, что, по его мнению, он купил Парнела.

— Ты слышал это от самого Джея Мака? Уолкер постарался припомнить, понимая, что это очень важно для Скай.

— Джей Мак сказал мне это в тот день, когда застал нас с тобой в «Святом Марке», — задумчиво проговорил он. — Потом я встретился с ним, и он расспрашивал меня о моей работе. Я рассказал ему все. Тогда-то и зашел разговор о контракте, он даже показал мне свой экземпляр. — Уолкер замолчал, стараясь припомнить разговор поточнее. — Да, по-моему, он выразился именно так.

Скай не сомневалась, что это так. Конечно же, отец считал, что, купив право на патент, он завладел и самим Парнелом.

— Наверное, отец написал это и Парнелу, не получив от него вразумительного отчета о двигателе. А это напугало лжеизобретателя. — Скай поморщилась. — Отец умеет запугать человека даже письмом.

— Ничего не понимаю, — признался Уолкер. Скай разволновалась. Поднявшись, она принялась расхаживать по комнате.

— Помнишь, я рассказывала тебе о том, как в наш дом пробрался грабитель, которого я застала в кабинете отца?

Уолкер кивнул:

— Конечно, помню.

— Он искал что-то в столе Джея Мака и, не найдя, спросил у меня, где сейф. Перед уходом он сказал: «Передай Джею Маку, что он меня не купил». Я передала, но отец не обратил внимания на эти слова.

— Ты уверена?

— Джей Мак не стал бы лукавить, по крайней мере, в тот момент, когда мне грозила опасность. Заподозрив Парнела, он ни за что не послал бы меня в Бэйлиборо. Так что, скорее всего эти слова, о которых Джей Мак потом забыл, были в его письме Парнелу. Подписав контракт, Джей Мак с ним больше не встречался. — Скай подошла к камину. Она никак не могла согреться. — Той ночью приходил Парнел. Это он… — еле слышно проговорила она, — …щупал меня.

Изумленный Уолкер молчал.

— Той ночью он ходил в город, — продолжала Скай. — Ты сам это говорил. Когда ты вернулся в гостиницу, его там не было.

— Парнел ходил в бордель.

— Но ты ведь не нашел его? Наверное, в это время он ждал возле нашего дома, когда все лягут спать и потушат свет. Он хотел взять контракт, чтобы освободиться от отца. Должно быть, Джей Мак донимал его вопросами о двигателе; к тому же Парнел счел, что иметь дело с моим отцом становится рискованно.

Уолкер вернулся мыслями к тому вечеру. Он вспомнил, что сидел в гостиничном номере, очень похожем на этот, и ждал Парнела, обойдя все злачные места Нью-Йорка.

Скай видела, что Уолкер постепенно успокаивается.

— В чем дело? — спросила она. — Ты что-то вспомнил?

Уолкер посмотрел на дверь так, словно видел на пороге Парнела.

— Заметив в тот вечер, какая у Парнела красная щека, я предположил, что он повздорил со шлюхой. Наверное, это был след от твоей пощечины.

— Очень может быть. Я ударила его довольно сильно.

Уолкер клял себя за то, что догадался об этом только теперь.

— Мне следовало догадаться, как только ты рассказала мне об этом грабителе. Я должен был понять, что все это связано. Но, даже, узнав, что в Гринвил-Хаус Парнел по ночам заходил к тебе в комнату, я не…

— Ты знал это?! — поразилась Скай. — Ты знал, что Парнел заходил ко мне в комнату, и не…

— Скай, я понял это лишь тогда, когда мы ночевали в твоей комнате вместе. Помнишь, когда меня ударили по голове? Не привидение же это было!

— Но ты ничего не сказал об этом!

— Чтобы заставить тебя остаться в моей комнате. Я ведь не знал, зачем ты приехала, и поэтому не мог полностью довериться тебе.

— Однако это не помешало тебе спать со мной, — заметила Скай.

— Это не помешало мне полюбить тебя, — возразил Уолкер.

— Что?..

— Это не помешало мне полюбить тебя, — с чувством повторил он.

— Ты никогда не говорил мне…

— Ты тоже.

Скай опустила глаза:

— Я боялась, что такое признание будет тебе не по душе. Ведь ты мог подумать, что я пытаюсь связать тебя.

— Но мы поженились, Скай!.. И нас связала любовь. — Уолкер вглядывался в нее: — Ты не хотела этой свадьбы лишь потому, что привыкла к свободе. Ты готова была стать моей возлюбленной, любовницей, но только не женой.

— Но это вовсе не значит, что я тебя не люблю. К тому же ты ни разу не заикнулся о браке, пока не узнал, что я дочь Джея Мака.

— Но это не значит, что я не думал об этом.

— Я ни в чем тебя не обвиняю, знаю, что ты не брал денег у отца, но все же никак не могу понять, как повлияло на твое решение то, что я оказалась дочерью Джея Мака.

— Окажись ты дочерью миссис Кавенаф, это ничего не изменило бы.

— Ох, Уолкер! — тихо проговорила Скай, шагнув к нему и подняв на него глаза, полные слез. — Будь терпелив со мной. Прежде я никогда никого не любила и даже не предполагала, что полюблю. Я даже не совсем понимаю, что со мной происходит. — Скай всхлипнула. — Мы оба несчастны, и как хорошо, что мы все-таки встретились!

Уолкер прижал ее к себе:

— Мне казалось, что я только нравлюсь тебе, не более. Я боялся, что ты оставишь меня, едва я тебе надоем.

— Я люблю тебя!.. — сказала она, подняв голову. — Чем я могу это доказать?

Уолкер склонился и припал к ней губами. Поцелуй был нежным, испытующим. Поднявшись на цыпочки, Скай прижалась к нему и обвила его шею руками.

— Скажи, ведь ты не жалеешь, что мы поженились? — проговорил он.

— Нет, не жалею, — ответила Скай, целуя его. — Не жалею. — Она взяла его под руку и повела в спальню.

Постель уже была разобрана, на столике у кровати горела лампа.

Скай нравилось ощущать тяжесть его тела.

— Я люблю тебя, — прошептала она. Еще никогда им не было так хорошо. Она положила голову ему на плечо.

— Когда ты должен вернуться в Бэйлиборо? — спросила Скай.

— Завтра.

— Утром?

— Я не знаю расписания поездов. Парнел полагает, что ты вернешься со мной. Он поручил мне проследить за тобой, выяснить, на кого ты работаешь, а затем привезти тебя в Бэйлиборо. Он считает, что ему грозит опасность из-за подписанных им контрактов.

Скай села, прикрыв грудь простыней.

— Парнел знает, что я работаю на Джея Мака. Не забывай, что он был у нас в доме, хотя и принял меня за служанку. Я не видела его, но он видел меня. Конечно же, он подозревает меня.

— Он захотел тебя, едва ты вошла в комнату. Поэтому и взял тебя на работу. И именно поэтому он хочет, чтобы ты вернулась. Уверен, что Парнел запомнил тебя. Когда я сказал ему, что, видимо, ты никогда не работала экономкой, он не поверил мне. Потом он заподозрил, что тебя прислал в Бэйлиборо Джей Мак и что твой приезд связан с работой над изобретением. Это было мне на руку, ибо я старался убедить его, что ему грозит опасность, пока ты в доме.

— Но зачем?

— Я хотел, чтобы ты поскорее уехала, видя, как он смотрит на тебя. Другие служанки его не интересовали. Дженни Эдамс слишком стара, близняшки всегда держатся вместе. Никто, кроме Корины, не ночевал в доме. Хотя до меня дошли кое-какие слухи об экономке, работавшей там до тебя. Она уехала, не сказав никому ни слова, и я так и не смог ее разыскать.

— Как ее звали?

— Миссис Гивенс. Вдова.

— Как Энн, — тихо сказала она. — Как ты думаешь, а Энн не грозит опасность?

Уолкер покачал головой:

— Опасность грозит только тебе, если ты вернешься.

Она нахмурилась:

— Если? Ты сомневаешься, стоит ли мне возвращаться?

— Нет, я уже все решил. Ты останешься в городе с родителями и кое-что сделаешь для меня здесь. — Уолкер встал, подошел к шкафу и вынул из саквояжа список, который показывал Джек» Маку. Скай развернула его. — Это те, кто собирается посетить выставку. Конечно, список далеко не полный. Я хочу, чтобы ты посетила каждого и выяснила, кто из этих людей заключил контракты с Парнелом. Еще лучше, если ты узнаешь, что именно они финансировали. Я слышал, как Парнел с Кориной обсуждали заключенные с ними контракты.

— Он хранит контракты в письменном столе, в библиотеке, — сказала Скай.

— Я там смотрел. Пусто.

— Уверена, что они там. Почему же еще Парнел так разволновался, застав меня за столом? Я ничего там не искала, даже не думала об этом, но он-то этого не знал! Ты же не смотрел в потайных ящиках?

— В потайных ящиках?

— Значит, нет, — улыбнулась Скай. — Однажды я видела точно такой стол с потайными ящиками. Их не так уж трудно найти, если знаешь, что они существуют.

— И откуда тебе все это известно?

— Я же говорила тебе, что меня интересуют антикварные вещи, как, впрочем, и история семьи Гринвилов. — Скай вернула список Уолкеру. — Но я нужна тебе, — сказала она, да и Парнел хочет, чтобы я вернулась. Поэтому я отправляюсь с тобой.

— Нет!

— Джей Мак сам поговорит со всеми, кто упомянут в этом списке. У него это получится лучше, чем у меня. С ним они согласятся встретиться, а мне могут и не поверить.

— Нет!

— И дело не только в двигателе, Уолкер, но и в драгоценностях.

Изумленный Уолкер вопросительно смотрел на нее.

Скай встала на колени и обняла его:

— Я расскажу тебе обо всем в поезде.

Глава 15

— Вот здесь все написано, — сказала Скай, держа в руках «Историю семьи Гринвилов». Они уже миновали Вест-Пойнт, и только теперь Скай вынула книгу, понимая, что Уолкер едва ли высадит ее из поезда так близко от Бэйлиборо.

— Покажи! — потребовал Уолкер. Скай не желала замечать его раздражения и ничуть не боялась грозившей ей в доме опасности. Она не сомневалась, что Уолкер защитит ее, но вот он сам совсем не был в этом уверен. — Здесь сказано о каких-то сокровищах. А что ты имеешь в виду?

— Думаю, Парнел и его сестра прочитали эту книгу. В ней говорится, что Эдвард Гринвил бросил нагруженный сокровищами корабль, когда на него напали гудзонские пираты. Сначала я решила, что этот корабль действительно потопили, но потом усомнилась в этом. Просто историкам семьи нравилась красивая легенда, что где-то на дне Гудзона покоится корабль с золотом.

— А этому есть какие-нибудь подтверждения или это только легенда?

Скай приободрилась, почувствовав интерес Уолкера.

— Точно, сказать нельзя. Наверное, никто не сомневался, что сокровища лежат на дне реки, пока хозяином дома не стал Гамильтон Гринвил.

— Ставший гринвилским привидением?

— Да. Он подарил молодой любовнице одно украшение, и кое-кто из его родственников заподозрил, что эта драгоценность из тех, что были на корабле. Речь идет об ожерелье из золотых испанских монет, которое увидели на ней после самоубийства Гамильтона. Вполне понятно, что она не носила его, пока тот был жив. Едва ли это понравилось бы его жене.

— И какова судьба этого украшения?

— Любовница Гамильтона, она же служанка, сбежала вскоре после того, как узнали, что драгоценность у нее. О причинах ее побега в книге не говорится, но, видимо, ее обвинили в воровстве. Все семейство хотело вернуть эту вещь. Для Гринвилов настали тяжелые времена, и они испытывали финансовые затруднения. Через два поколения они потеряли и дом, и землю.

— Усадьбу купил мой дядя.

— Когда я была маленькой, мы отдыхали в этой деревне каждое лето. Гринвилов здесь уже не было, — она искоса взглянула на Уолкера. — Только привидение.

— Удивительно, — заметил он. — Если бы все было так просто! Но нам доставляет неприятности вовсе не привидение. А еще какие-нибудь сокровища нашли?

Она покачала головой.

— Нет, но не потому, что плохо искали. Отпрыски Гринвила пытались разыскать любовницу Гамильтона, а также выяснить, откуда взялось это ожерелье. Они искали и в Гудзоне, хотя историки умалчивают, каким именно образом. Но, по-моему, они использовали для этого туннели, прорытые от дома к реке.

— Туннели?

— Да. Их должно быть по крайней мере два. Их прорыли еще во время революции, чтобы Гринвилы в случае чего могли сбежать. По убеждениям они были консерваторами, что не нравилось соседям. Например, они расквартировывали у себя британских солдат. — Скай постучала пальцем по книге: — Здесь утверждается, что у них в доме останавливался сам Бенедикт Арнольд.

— Думаешь, эти туннели действительно существуют? — недоверчиво спросил Уолкер.

— Весьма вероятно. Мне всегда казалось, что в этом доме полно потайных ходов. А если это так, то понятно, чем занимается Парнел все дни напролет у себя в мастерской.

— То есть он только делает вид, что работает над двигателем?

— Конечно. Уолкер задумался:

— Но почему у него такие чистые руки?

— Он работает в перчатках, а потом переодевается. Уверена, что, обыскав его мастерскую, мы найдем старые туннели или по крайней мере какой-нибудь ход к ним.

— Выбрось это из головы! Мы ничего искать не будем. Буду искать я, — тихо сказал он.

— Уолкер, — возразила она, — я думала, мы…

— Нет! — твердо ответил он, взяв у нее книгу. — Можно посмотреть?

— Пожалуйста.

— Расскажи мне, — попросил он, — откуда ты знаешь о существовании этих туннелей.

— Признаться, я ничего и не знаю, но убеждена, что нашла бы их, если бы осталась в доме немного дольше.

— Так вот зачем ты рисовала план дома! — вздохнул он.

— Да… да. Ты видел мой рисунок? Откинувшись на спинку сиденья, он выругался.

— Что такое? — обеспокоенно спросила Скай. — Уолкер?

— Я нашел твои рисунки. Они были в маленьком блокноте, который лежал в кармане фартука. Я не понял, зачем ты это рисовала, и показал Парнелу. Вообще-то я подумал, что ты нарисовала план дома, чтобы было проще вести хозяйство. Однако я попытался убедить Парнела, что ты хотела запомнить интерьер его комнаты, и поэтому ему грозила опасность даже ночью. Я решил, что так он скорее уволит тебя. — Он почесал подбородок. — Если твое предположение верно, Парнел наверняка догадался, зачем ты все это рисовала. Боже милостивый! Он и Корина будут теперь постоянно следить за тобой.

— Я не вернусь в город, — твердо сказала Скай. — Все это даже к лучшему. Если они будут следить за мной, у них не останется времени на тебя.

— Но мне придется не сводить с тебя глаз! Думаешь, Парнел заходил в твою комнату, пользуясь потайным ходом?

— Между моей и его комнатами нет потайного хода. Скорее всего он заходил из коридора, — она замялась, — или нам следует поискать другое объяснение.

— Считаешь, что это был Гамильтон Гринвил? — Уолкер покачал головой. — Нет, это не привидение.

— Поверить в привидение было бы легче, — тихо сказала она. — Он щупал меня так, что…

Уолкер нежно пожал руку Скай.

— …мне было бы проще думать, что это привидение, а не Парнел. — Она прижалась к Уолкеру. Его близость успокаивала ее, и Скай не заметила, каким решительным стал его взгляд. Сейчас Уолкер размышлял о том, как разделается с Парнелом…


Парнел поднялся в гостиную к Уолкеру.

— Где она?

Уолкер заметил, что наблюдения Скай оказались верны. Руки Парнела были чистыми, хотя на рубашке виднелись следы масляных пятен.

— Я отправил ее в свою комнату, чтобы мы могли спокойно поговорить.

— В ее комнату или в свою? — уточнил Парнел. — Она по-прежнему останется твоей шлюхой?

— В комнату по соседству с вашей, — спокойно ответил Уолкер.

Парнел налил себе виски, не предложив Уолкеру.

— Интересно, — сказал он, жестом приглашая Уолкера сесть, — раньше ты ходил за ней по пятам. Что же изменилось?

— Она работает на Джея Мака Уэрта. — Уолкер заметил удовлетворение в глазах Парнела, а это подтверждало догадку Скай, что той ночью к ним в дом проник именно он. — Я прошел за ней от вокзала до дома Уэрта на Бродвее. Похоже, вы не удивлены?

— Нет, — признался Парнел. — Этот дурак финансирует мою работу и думает, что купил меня. А не выяенил, зачем он прислал ее сюда?

Уолкер покачал головой.

— Я не уверен, что он причастен к нападениям на вас. Если он и прислал ее сюда, то не для того, чтобы навредить вам. Ему просто хочется знать, как продвигается работа над двигателем. Поскольку он финансирует вашу работу, то это вполне убедительное предположение. — Уолкер не сказал, что работу Парнела, как ему известно, финансируют и другие. Прежде чем сообщить это, он должен получить неопровержимые доказательства.

Парнел пожал плечами.

— С чего ты взял, что Уэрт не причастен к нападениям на меня?

— На это ничто не указывает, даже если мисс Деннихью действительно работает на него. Перед ней иная задача. Он не из тех, кто разрешает конфликты подобным образом. Мисс Деннихью служила у него горничной, а не экономкой. Вернувшись, она снова получила это место. И в первый, и во второй раз ее взяла миссис Уэрт.

— Она не оказывает других услуг Уэрту?

— То есть не шпионит ли для него?

— Я спрашиваю, не спит ли он с ней? Уолкер не дрогнул.

— По крайней мере никто об этом не говорит. Обязанности мисс Деннихью таковы, что она редко видится с ним. Я расспросил экономку, садовника и соседских слуг — не волнуйтесь, я делал это осторожно.

Парнел слегка кивнул.

— Да, да, конечно. Но все же она вернулась с тобой, и как будто охотно. Как ты это объяснишь?

— Я сказал ей, будто вы жалеете о том, что уволили ее, и готовы платить больше, если она вернется. Я извинился перед ней от вашего имени за то, что произошло в мастерской. — Уолкер заметил, как побагровел Парнел. — Кроме того, ей нужно было сбежать.

— Сбежать? От кого?

Уолкер немного помолчал, желая придать своим словам особую убедительность:

— Она состояла в связи с одним женатым человеком.

Парнел задумчиво кивнул:

— С Маршаллом? С Тернером?

— Она работала у них, в этом я убедился. У кого еще она служила, мне выяснить не удалось.

— Ты спрашивал у нее?

— Вы хотели, чтобы я ее вернул, поэтому не стал досаждать ей подобными вопросами.

— А что обо всем этом думаете вы сами, мистер Кейн? Что вам подсказывает интуиция?

— Ей не стоит доверять.

— Вот и мне так кажется, — кивнул Парнел.


— Он поверил тебе? — тихо спросила Скай, встретившись с Уолкером на лестнице.

— Да. Будь с ним поосторожней.

Скай коснулась его рукава и пошла в гостиную. Ей предстояла непростая встреча с Парнелом. Она волновалась.

— Входи, — сказал Парнел. — Я хочу знать, действительно ли ты вернулась с мистером Кейном по доброй воле. Он говорит, что ты уже успела найти себе другую работу.

— Миссис Уэрт была так добра, что взяла меня обратно.

— Не помню, чтобы в твоих рекомендациях значилось имя Уэртов.

— Я не брала у них рекомендаций, потому что проработала там совсем недолго и еще не успела показать себя. Но теперь мне уже не удастся вернуться к ним. Они не потерпят повторного дезертирства.

— Значит, тебе придется показать себя как следует здесь.

— Так я и намерена поступить.

— Надеюсь, ты извинишься за досадное происшествие в мастерской?

Скай была ошарашена. Он ждет извинений от нее?

— Я… Боюсь, я не понимаю вас, — с трудом проговорила она.

— Ты пыталась соблазнить меня, — сказал он и добавил: — Ведь ты умеешь это, Скай? По крайней мере так полагает мистер Кейн. Он утверждает, что ты состояла в связи с женатым человеком.

Скай сомневалась, что сможет справиться с подобной ролью. Однако она тотчас нашлась:

— Мистер Кейн лжет!

Парнел взглянул на нее почти с сожалением:

— Я не верю тебе. Ты не умеешь врать: все написано на твоем лице. — Он заметил, что она покраснела еще сильнее. — Речь идет о докторе Тернере или Логане Маршалле?

— У меня не было связи никогда и ни с кем. Он махнул рукой.

— Ладно, это не имеет значения. Я надеялся получить от тебя несколько больше, но переживу разочарование. Можешь приступать к своим обязанностям. Уолкер сказал, что ты поселилась в комнате по соседству со мной. Это так?

У Скай снова забилось сердце.

— Да, это так, но… Парнел шагнул к ней.

— Будь со мной откровенна, Скай. Я знаю, почему ты вернулась. Дело не в деньгах, не в том, что я повысил тебе жалованье, хотя тебе это, конечно, понравилось, и не в работе. Я полагаю, что дело и не в Уолкере Кейне. Ты надеешься, что у тебя может что-то получиться со мной.

Скай вздрогнула.

— Мистер Парнел, — начала она, — думаю, вы ошибаетесь, полагая…

— Поговорим обо всем вечером! — перебил он Скай.

Поняв, что разговор окончен, она вылетела из комнаты.


В доме Скай встретили не особенно радушно. Энн Стэплхерст не скрывала досады. Роуз и Дэйзи Фэрроу переглядывались и хихикали, строя различные предположения. Дженни Эдамс даже не подняла головы от своего вышивания. Хэнк Райдер был вежлив, но сдержан.

Корина Ридинг выразила полное безразличие к этому событию.

Обрадовался возвращению Скай лишь маленький Мэтью Стэплхерст, который целый день вертелся у нее под ногами. Только благодаря ему ей удалось выйти из дома и встретиться с Уолкером наедине.

Уолкер подошел к ним возле Лебяжьего пруда. Скай дала Мэту хлебных корок, и мальчик побежал кормить птиц.

— Я сказал Энн, что приведу Мэта.

— Она сердится?

— Нет.

Скай хотелось погладить Уолкера по щеке, но она не решилась, опасаясь, что их могут заметить.

— Энн недовольна, что я вернулась. Конечно, она считала это место уже своим, но я не думала, что она так на меня обидится.

— Не будем обсуждать Энн, — сказал Уолкер. — Как прошел разговор с Парнелом?

— Он считает, что я вернулась в надежде стать его любовницей.

Уолкер сжал кулаки.

— Он проверял тебя, Скай. Полагаю, ты не проявила особой радости, услышав его предложение?

— Радости? Думаешь, подобное предложение может меня обрадовать?

— Конечно, нет. Но я не знаю, как ты решила себя с ним вести. Согласись ты на его предложение, он заподозрил бы неладное. Ведь раньше ты ему отказывала.

— Раньше я даже угрожала убить его. Могу подтвердить это. Он хочет получить от меня ответ сегодня вечером и, видимо, придет для этого ко мне в комнату.

Уолкер нахмурился:

— Все это очень плохо, Скай. Следовало оставить тебя в городе. Нужно быть полнейшим идиотом; чтобы позволить тебе вернуться сюда.

— Но теперь я уже не могу уехать, — возразила она. — Придется найти другой выход.

— Переселяйся ко мне. Она покачала головой.

— Это не выход. Если я поселюсь с тобой, следить будут за нами обоими, и мы не сможем обыскать дом. — Скай повернулась к Мэту: — Пойдем, малыш, пора домой. — Мальчик подбежал к Скай и взял ее за руку. — Я отвечу ему «нет», — сказала она Уолкеру, — и ему придется с этим смириться. Если он только проверяет меня, то, безусловно, смирится.

— А если не проверяет?

— На этот случай у меня есть пистолет. — Скай повернулась и пошла прочь, увлекая за собой Мэта.

— Черт возьми, какой пистолет? — спросил Уолкер, догнав их. — Ты никогда не говорила мне о пистолете.

Она пожала плечами.

— Это пистолет Парнела. Тот короткоствольный, из которого он целился в тебя. Ты спрятал его в шкафу, а я забрала с собой. Не волнуйся, Уолкер, я умею с ним обращаться. Я хорошо стреляю, как и все те, кто ищет приключений.

Но Уолкеру было не до шуток.

— Три дня, — твердо проговорил он. — Если мы ничего не найдем за три дня, я отправлю тебя в город.


Уолкер не мог не признать, что возвращение Скай значительно облегчило его поиски. На протяжении нескольких месяцев до ее первого появления в Гринвил-Xayc он постоянно чувствовал на себе внимательный взгляд Корины. Миссис Ридинг было не просто обмануть, обезоружить или очаровать. Она постоянно следила как за братом, так и за ним. Ее взгляд был всегда подозрительным. Корина старалась затащить его в постель, и в конце концов он уступил, но решил больше не пользоваться ее любезностью, опасаясь, что не сможет выпутаться из этой истории.

Теперь Корина уделяла все внимание Скай, и Уолкер спокойно расхаживал по дому. Никем не замеченный, Уолкер зашел в библиотеку. Сначала он хотел запереть за собой дверь, но потом решил не вызывать лишних подозрений. В конце концов заходить сюда разрешено всем.

Он решил сделать это сейчас, а не ночью. В темноте могли заметить свет лампы. К тому же, действуя в открытую, привлекаешь к себе меньше внимания. Ну кому придет в голову, что он надумал рыться в столе Парнела средь бела дня?

Описав ему конструкцию стола, Скай объяснила, как открыть потайные ящики. Для этого не понадобились даже инструменты. Все было сделано очень искусно: первая правая панель открылась от легкого прикосновения. Подумав, что без подсказки Скай он никогда бы не нашел этого ящика, Уолкер, впрочем, не собирался говорить ей об этом.

Когда панель открылась, Уолкер затаил дыхание: в потайном ящике лежали два свернутых в трубочку документа. Но как только он дотронулся до них, в холле послышались шаги, которые стихли возле двери.

Быстро захлопнув ящик, Уолкер раскрыл Книгу и удобно устроился в кресле Парнела.

На пороге стояла Корина Ридинг.

— Не думала найти тебя здесь, — сказала она, взглянув на раскрытую книгу. Судя по всему, все это ей не нравилось. — Хэнк просит тебя помочь ему в конюшне.

Уолкер отложил книгу.

— А в чем, собственно, дело?

— Не спрашивала. Я только обещала найти тебя.

Уолкер поднялся:

— Я подойду туда через несколько минут.

— Ты должен работать, как и все мы.

— Именно этим я сейчас и занимался, — возразил он. — Я читал «Историю семьи Гринвилов».

— Это я видела, хоть и не понимаю, с чего это вдруг ты заинтересовался ею?

— Я интересуюсь всем, что представляет угрозу для мистера Парнела. — Уолкер беззаботно улыбнулся. — В том числе и привидением Гамильтона Гринвила.


Потягивая после обеда виски, Джонатан Парнел изучал программу научно-технической выставки. Он воздерживался от комментариев, пока не дочитал до конца. Внимательно наблюдая за ним, Уолкер пытался заметить в нем хоть малейшие признаки беспокойства. Но Парнел держался так же, как всегда.

— Молодец, что принес это, — сказал Парнел. — Я читал о выставке в «Кроникл», которую ты мне прислал, но здесь все, конечно, подробнее. Список весьма внушительный. Надеюсь, ты позаботишься о дополнительных мерах моей безопасности?

— Что вы имеете в виду? — спросил Уолкер.

— Я буду там на виду, поэтому может произойти новое покушение. Конечно, их не было уже несколько месяцев, но думаю, мои враги не отказались от своих планов, а просто решили выждать. — Парнел отложил бумаги. — По-моему, нужно обыскать каждого, кто придет слушать мой доклад.

— Обыскать? — переспросил Уолкер. — Обыскать всех?! Обыскивать этих людей?! — Уолкер не сомневался, что Парнел найдет предлог отказаться от участия в выставке, но не ожидал, что это будет такой удачный предлог. Интересно, чья это идея: его или Корины? — Это несерьезно.

— Ты отказываешься?

— Я не смогу этого сделать, — ответил Уолкер, — и сомневаюсь, что кто-нибудь за это возьмется. Ну сами подумайте, неужели такие люди, как Морган и Рокфеллер, позволят себя обыскать?

Парнел пожал плечами.

— Но если они захотят послушать мой доклад, то им придется пойти на это.

— Если вы настаиваете, то я, конечно, постараюсь что-нибудь придумать, но вряд ли это у меня получится. Вы будете читать доклад в пустом зале. Те, кто собирался послушать вас, не потерпят подобного унижения.

— Может, ты и прав. Наверное, мне придется отказаться от участия в выставке. Иного выхода нет. «Вот так, — подумал Уолкер, — получается, что Парнел не будет участвовать в выставке из-за меня». Но если бы Уолкер и согласился на это, Парнел нашел бы другой предлог.

— Если бы сказали мне о выставке раньше, — проговорил Уолкер, — может, я и нашел выход из положения.

— Я забыл о ней, — спокойно признался Парнел. — Я слишком занят работой, и о таких вещах мне нужно напоминать.

— Да, конечно, — согласился Уолкер, — получилось нехорошо. Жаль, я не знал заранее. — У Парнела, видимо, отлегло от сердца. — Пошлите устроителям свои извинения, но я еще поразмыслю над этим. Представляю, как вы расстроены! — Уолкер заметил страх, мелькнувший в глазах Парнела.

— Кто там? — раздраженно спросил Парнел, услышав робкий стук в дверь.

Увидев Энн Стэплхерст, Уолкер поднялся и вышел.

Энн была смущена.

— В чем дело, Энн?

— Мистер Парнел, мне нужно с вами поговорить.

— Что случилось?

— Не хочу показаться навязчивой, сэр, но, по-моему, это касается вас.

— Говори, не стесняйся.

— Я услышала сегодня кое-что любопытное, — начала она, — и решила сообщить вам об этом. — Почувствовав на себе его пристальный взгляд, Энн пожалела, что пришла сюда. — Кажется, у мисс Деннихью есть пистолет, — пробормотала она, не поднимая глаз.

— Пистолет? — удивился Парнел. — Ты видела его?

— Нет, сэр.

— Так откуда ты об этом знаешь? Тебе сказала мисс Деннихью?

— О нет! Она и не подозревает, что мне это известно. Мне сказал Мэтью. — Парнел усмехнулся, и Энн поспешила объяснить: — Конечно, Мэт совсем маленький, но он весьма смышленый. Иногда я просто поражаюсь его наблюдательности. Взрослые нередко разговаривают при детях, совершенно о них забывая. А дети все запоминают, и потом иногда… Сегодня мисс Деннихью водила Мэта на Лебяжий пруд. Вскоре после этого он стал говорить что-то о пистолете. Сначала я не обращала на это внимания, но потом заинтересовалась.

Парнел насторожился:

— Он так и сказал, что у мисс Деннихью есть пистолет?

— Да, я поняла его именно так.

— Наверное, мне нужно поговорить с мальчиком?

Энн покачала головой.

— Боюсь, вам он ничего не расскажет. А если и расскажет, то вы скорее всего ничего не поймете.

— Но ведь ты поняла его?

— Я — его мать, — ответила Энн.

— Твой сын видел пистолет?

— Не знаю. Думаете, мисс Деннихью носит его при себе?

Парнел перебил ее: — А они ходили на пруд вдвоем? Энн кивнула.

— Они гуляли не более двадцати минут. Я уже собралась идти за Мэтом, но мистер Кейн сказал, что приведет его.

— Мистер Кейн… — задумчиво повторил Парнел. — Значит, к пруду ходил и он.

Энн показалось, что Парнел понял ее не совсем правильно. Она не собиралась приплетать сюда Уолкера Кейна.

— Он был там несколько минут. Вскоре они все вернулись.

Этого Парнелу было достаточно.

— Спасибо, мисс Стэплхерст. Можете уйти. Навсегда, — добавил он. — Я увольняю вас. Хэнк отвезет вас на станцию. Я скажу миссис Ридинг, чтобы она обо всем позаботилась.

Услышав это, Энн изменилась в лице и побледнела:

— Но, сэр, я не… Он поднял руку:

— Ты предала свою подругу. Тебя приняли на работу только благодаря мисс Деннихью, и ты видела от нее только хорошее. Теперь же, когда она снова вернулась, ты считаешь, что ей здесь не место. Я не собираюсь увольнять ее, и поэтому уехать придется тебе.

— Но я поступила так ради вас, сэр! Парнел презрительно скривил рот:

— Не считайте меня дураком, мисс Стэплхерст. Вы сделали это только ради себя. — Он встал. — Я подготовлю вам рекомендации и деньги. Жду вас в библиотеке через час. Прошу не опаздывать!


Услышав шаги за дверью, Скай насторожилась. Солнце уже село, и в комнате горел свет.

Она закончила распаковывать вещи. Гардероб, куда Скай переложила часть одежды, был открыт.

— Да! — крикнула она. — Кто там? — Ей не ответили. Скай подошла к двери: — Кто там? — Она услышала за дверью всхлипывания.

Едва Скай открыла дверь, в комнату вошла плачущая Энн. У Скай сжалось сердце.

— Что случилось, Энн? — Она обняла ее за плечи. — Что-нибудь с Мэтью? — Дверь снова открылась, и мальчик, войдя в комнату, прижался к материнской юбке.

Энн чуть отстранилась от Скай. У нее по щекам катились слезы.

— Скажешь ты наконец, что случилось? Ты же знаешь, я помогу тебе, если это в моих силах. — Скай не поняла, почему от этих слов Энн разрыдалась. — Расскажи, что случилось и чем тебе помочь?

Энн прижала скомканный платок к губам.

— Он уволил меня! — еле слышно проговорила она.

— Энн, я ничего не понимаю. Он уволил тебя? Та кивнула:

— Он сказал, чтобы я уходила немедленно. Я поступила ужасно, Скай! — с раскаянием сказала она. — Ужасно!

— Расскажи все по порядку.

— Я совершила предательство, — ответила Энн, умоляюще глядя на Скай. — Он так и сказал. Я сделала это не ради него, а ради себя. Ох, как я могла пойти на это! Если ты и простишь меня, я не прощу себе этого никогда!..

Скай встревожилась:

— Энн, ты должна мне все рассказать. Что ты сделала?

— Я сказала ему о твоем пистолете. Я узнала от Мэта, что у тебя есть пистолет. Ведь это правда? Мэт не солгал бы мне.

— Теперь это уже не имеет значения, — ответила Скай. Ей вдруг стало холодно. — Ты даже не дала мне возможности ничего объяснить, а сразу пошла к мистеру Парнелу. Почему ты не спросила меня об этом? — Энн потупила взгляд и покраснела. — Ох, Энн, — печально сказала Скай, — ты надеялась, что он уволит меня.

— Я подумала, он будет признателен мне за то, что я о нем забочусь, — прошептала она, — но он видит меня насквозь. И вот мы с Мэтом должны уехать. Прости меня!.. Мне следовало давно понять это…

Скай мучительно размышляла, что сказать Парнелу, когда он спросит ее об этом. А спросит он непременно. Ей придется лгать, но лгать правдоподобно.

— Что понять? — рассеянно спросила Скай. — О чем ты?

— О том, что ты всегда выходишь с честью из любого положения.

Скай нахмурилась:

— Да о чем это ты?

— О том, как ты спускалась в подвал, — ответила Энн. — Ночью, вскоре после того, как тебя взяли на работу. Я шла на кухню и заметила тебя. Я подумала, что тебе хочется побыть одной, и не окликнула тебя. Когда я немного погодя спустилась, твое теплое молоко стояло на плите, но тебя не было. — Энн всхлипнула и вытерла нос платком. — Я услышала, что ты в подвале. Ты прекрасно знала, что заходить туда нельзя: нас всех предупреждали об этом, когда брали на работу. Тогда я подумала, что мне лучше просто забыть об этом, но все же поступила иначе.

Скай уже знала, что Энн скажет дальше.

— Я закрыла дверь и заперла ее, хотя понимала, что поступаю нехорошо — ведь ты была так добра ко мне. Но я надеялась, что после того, как тебя застанут в подвале, мое положение в доме укрепится.

— И что ты сделала потом? — спросила Скай. — Ты рассказала кому-нибудь об этом?

Энн покачала головой.

— Я решила, что это необязательно, поскольку, когда тебя найдут в подвале, все будет ясно и без меня. И все-таки я порадовалась, узнав, что тебе удалось выбраться оттуда. Пожалуйста, поверь мне! Мне было очень стыдно.

— Однако ты не выпустила меня.

— Но я и не выдала тебя, хотя и могла. — Заметив вопросительный взгляд Скай, она пояснила: — Пока я была на кухне, туда пришла миссис Ридинг, но я ничего не сказала ей.

— Она спрашивала про меня?

— Она спросила, чье это молоко на плите. Скай припомнила, что в ту ночь ей не спалось, и она спустилась, чтобы согреть себе молока. То же самое она сделала и накануне, в вечер приезда в Гринвил-Хаус, и это видела миссис Ридинг.

— Ты сказала, что это твое молоко?

— Да, — ответила Энн.

— И после этого ты ушла?

— Конечно. Я могла бы сказать ей, где ты, и это мне зачлось бы.

— Ладно, Энн, что было, то было, и нечего об этом вспоминать. — Скай не сомневалась: миссис Ридинг не поверила Энн и поняла, что это не ее молоко. Может, Корина и не догадалась, что Скай была в это время в подвале, но видела, что она недавно спускалась. — Иди собирай вещи. Боюсь, я уже ничем не смогу тебе помочь. Мистер Парнел не изменит своего решения.

— А я и не хочу этого, — ответила Энн, — и пришла сюда только сказать тебе, что я раскаиваюсь. — Она заметила скептический взгляд Скай, — Это — страшное место, Скай, и я даже рада, что могу отсюда уехать. Я не спала здесь как следует ни одной ночи, постоянно слыша шаги гринвилского привидения.

Но Скай не собиралась слушать рассказы о привидении.

— Энн, — твердо проговорила она. — Если мистер Парнел приказал тебе уехать сегодня, значит, ты должна…

— Ты прощаешь меня?

— Да, прощаю. — Она сжала руки Энн, заглянула ей в глаза и продолжала: — Слушай внимательно. Я на тебя не сержусь и, конечно, простила тебя. Я хочу, чтобы ты собрала вещи и отправилась в Бэйлиборо. Возьми билет до Нью-Йорка и там найди дом на пересечении Бродвея и Пятидесятой улицы. Спроси миссис Кавенаф.

— Какой дом? Ты же знаешь, я не из тех, которые…

Скай крепче сжала ее руки.

— Это не бордель, Энн. В этом доме живет состоятельная семья, и меня там знают. Миссис Кавенаф. Запомнишь или лучше записать?

Энн повторила имя.

— Хорошо. Скажи, что я прошу взять тебя на работу. Ты получишь ее, если покажешь себя хорошо.

— Постараюсь, очень постараюсь!.. — Она наклонилась и обняла Скай. — Многие здесь считают, будто ты вернулась, потому что тебе нравится Парнел, но я знаю, что это не так. Поэтому я и поверила Мэту, когда он сказал, что у тебя есть пистолет. — Она посмотрела по сторонам. — А кстати, где Мэт?

— Должно быть, спрятался. Из комнаты он не выходил: дверь закрыта. — Энн опустилась на колени возле кровати и заглянула под нее. Мэта там не было.

— Мэт! Где ты?

Скай тоже осмотрела комнату.

— Просто наваждение, — сказала она. — Не мог же он испариться? — Ее взгляд упал на гардероб, дверца которого по-прежнему была приоткрыта. Она приложила палец к губам и указала туда Энн.

Та на цыпочках подошла к гардеробу и распахнула дверцу.

— Черт возьми, — проговорила она, — я была уверена…

— Но я складывала все очень аккуратно, — заметила Скай, — а теперь все смято: значит, он сюда залезал. — Она нагнулась и принялась ворошить одежду в шкафу, надеясь нащупать спрятавшегося там мальчика. — Мэт, вылезай… — Она замолчала, увидев в задней стенке гардероба двустворчатую дверцу. — Энн, сходи в комнату Парнела, посмотри, нет ли там Мэта.

— Но как он мог там оказаться, ведь…

— Иди, посмотри. — Как только Энн вышла из, комнаты, Скай залезла в шкаф и пригнулась, как это, наверное, сделал и Мэтью. Дверцы в задней стенке были открыты, что позволяло пролезть в комнату Парнела, точнее в стоявший у него в спальне шкаф. Лаз был небольшим, но вполне можно было пробраться в него на четвереньках. Теперь Скай поняла, как Парнел попадал в ее комнату.

Проделав этот путь, Скай распахнула дверцы и улыбнулась, увидев что Энн сидит на кровати Парнела с Мэтью на коленях.

— Как хорошо, что мы нашли его! Я поняла, что он здесь, как только обнаружила в шкафу лаз. — Скай вдруг заметила, что Энн почему-то не разделяет ее радости. Даже Мэтью как-то странно притих. — В чем дело? — спросила Скай, выбираясь из шкафа. Но тут ее схватили за волосы и потянули вперед.

Скай увидела перед собой Парнела. Его красивое лицо казалось сейчас непроницаемым. Голубые глаза смотрели на нее сурово и холодно. Повернув Скай, он крепко прижал ее спиной к себе. От его прикосновения Скай замутило, она почувствовала, что вот-вот потеряет сознание. Однако Скай овладела собой.

— Стой и не дергайся! — приказал Парнел, больно дернув ее за волосы.

Скай посмотрела на Энн: неужели все это подстроено?

Энн поняла ее взгляд. Да, Скай имела полное право сомневаться в ней. Она покачала головой:

— Я здесь ни при чем. Это…

— Заткнись! — прорычал Парнел. — Отдай ребенка Скай!

Энн, широко раскрыв глаза, прижала Мэтью к себе.

— Видит Бог, я убью тебя прямо у него на глазах! — Он увидел ужас в глазах Энн. — Отдай его Скай!..

Энн встала с кровати и медленно подошла к Скай.

— Иди к Скай, — прошептала она Мэту, потрепав его по голове. — Она хочет взять тебя на руки. — Парнел чуть ослабил хватку, чтобы Скай могла взять мальчика. Энн передала ей сына: — Я не понимаю, — умоляюще пролепетала она. — Я не…

— Отправляйся к себе и собирай вещи! — злобно усмехнулся Парнел. — Вижу, ты жалеешь, что не сделала этого раньше, но теперь поздно раскаиваться. Поторапливайся! Собери все, вещи мальчика тоже, и никому ничего не говори. — Энн выбежала из комнаты. Парнел отпустил Скай и чуть подтолкнул ее к кровати. — Сядь! — Он запер дверь.

— К чему все это? — спросила Скай. — Энн и так собралась уезжать.

— Она слишком долго копается, а это заставит ее поторопиться и молчать. — Он подошел к шкафу и закрыл дверцы в задней стенке. Теперь никто, войдя в комнату Скай, не догадается, где она. — Она приходила предупредить тебя?

— Вы подслушивали?.. Он кивнул:

— Через этот шкаф все прекрасно слышно, даже не обязательно открывать дверцы в задней стенке. — Теперь Парнел молча уставился на нее.

Мэтью заерзал у Скай на коленях: видимо, и ему стало не по себе от затянувшегося молчания. Она погладила его по голове.

Казалось, прошла вечность, прежде чем Энн постучала в дверь, но, взглянув на каминные часы, Скай увидела, что та отсутствовала менее двадцати минут. Парнел передал мальчика матери.

— Энн, я хочу кое-что показать тебе. — Сжав кулак, он вдруг сильно ударил Скай в подбородок, и она упала на кровать.

— Теперь иди со мной. — Он вывел Энн и Мэта из комнаты и запер дверь.

Глава 16

Прикосновение было слабым, но настойчивым. Скай вздрогнула и попыталась отстраниться. Она вспомнила, где находится, и от этого ей стало еще страшнее.

Открыв глаза, она увидела перед собой Парнела. Он стоял, склонившись над ней, с шелковым шарфом в руке. Край шарфа касался ее обнаженной руки. Он зловеще улыбался.

— Вот оно, твое привидение. — Он провел шарфом по руке Скай. — Но тебе это нравилось, знаю, что нравилось.

Скай попыталась отползти к стене, но Парнел схватил ее за ногу и вернул на место. Прикрыв одной рукой грудь, Скай попыталась ударить Парнела другой рукой, но он легко справился с ней. Теперь ее руки были прижаты к изголовью кровати.

— Во сне ты более отзывчивая. Мне нравилась твоя восприимчивость к ласкам. — Парнел пристально посмотрел на нее. — А сейчас мне нравится твой страх.

— Я вас не боюсь.

— Мне следовало овладеть тобой, когда я увидел тебя в первый раз в доме Уэртов. Ты не знала, что это был я?

Скай молча смотрела на него.

— Но тогда я спешил, ибо пришел туда с иными целями, а ты мне только мешала. — Он вздохнул. — А после того, как ты неожиданно приехала сюда, между нами всегда стоял Уолкер Кейн. Ему нравилось твое общество не меньше, чем мне.

Скай дернулась, но не смогла высвободиться. Парнел сжимал ее запястья так сильно, что у Скай онемели пальцы. Он смотрел ей прямо в глаза, и в его взгляде читалось желание.

— Но теперь Уолкер нам не помешает. Он не будет ходить по пятам ни за тобой, ни за мной. Теперь ты только моя… Как долго я этого ждал!.. И я сделаю с тобой все, что мне хочется. И так, как мне хочется.

— Что с Уолкером?

На этот вопрос Парнел не ответил. Он наклонился и прошептал ей в ухо:

— Я сделаю так, что ты захочешь меня. Я знаю, как это сделать.

Скай плюнула ему в лицо.

Парнел вскочил. От сильного удара по щеке у Скай в голове помутилось, и она впала в беспамятство.


На сей раз Скай очнулась от собственного стона. Очень болела челюсть. Она осторожно провела языком по зубам и почувствовала облегчение, поняв, что все они целы. Она хотела ощупать лицо, но ее руки были крепко связаны за спиной. Скай попыталась освободить их, но шелковые узлы затянулись еще туже. Пошевелив ногами, она обнаружила, что колени тоже связаны. Перестав дергаться, Скай заставила себя успокоиться и подумать. Вскоре она уже знала, что делать, если он вернется. Если Парнел дотронется до нее хоть пальцем, она убьет его.

В комнате горела тусклая масляная лампа. Оглядевшись, Скай поняла, что никогда не была здесь. Она лежала на узкой койке, которая покачнулась, как только Скай повернулась лицом к свету.

Скай села и свесила с койки связанные ноги. Она испугалась еще больше, поняв, что на ней нет платья. Туфель тоже не было. Колени, как оказалось, Парнел связал ее собственными чулками.

Скай чуть приподняла ноги: земляной пол был влажным и холодным. От этого движения койка скрипнула, и Скай почувствовала, что покрывало под ней расползлось. Значит, койка стоит здесь уже давно. Матрац прогнил от сырости, но, к счастью, не порвался.

Три стены ее темницы, выложенные из камня, были покрыты плесенью и мхом. В четвертой стене зиял прямоугольный проем, укрепленный брусом, напоминающий проход в угольную штольню. При тусклом свете она не могла разглядеть даже начало туннеля.

Теперь Скай уже не боялась. На смену страху пришло отчаяние. Кроме койки, здесь не было мебели, как не было и выхода, помимо штольни. Когда масло в лампе кончится, здесь воцарится непроглядная тьма. В отчаянии Скай дернула связанными за спиной руками. Узлы затянулись еще туже.

Она вспомнила об Энн и Мэте. Отпустил ли их Парнел или тоже где-нибудь запер? Мысль, что они могли оказаться в таком же положении, отвлекла ее от мысли о собственной беде.

Скай не знала, сколько времени пробыла без сознания. Ей даже не верилось, что она вернулась в Гринвил-Хаус только сегодня утром: как много произошло за такой короткий срок!.. Парнел действовал очень быстро. Видимо, его поторопило то, что Энн узнала об ее пистолете. А может, он действовал по заранее обдуманному плану? Неужели бесполезно ждать помощи от Уолкера или Парнел просто блефует? Скай не хотела даже думать об этом.

Она осторожно встала, с трудом сохраняя равновесие. Один неверный шаг, и она упадет лицом на пол. Еле передвигая ноги, Скай двигалась от койки к штольне, толкая перед собой по полу тусклую лампу.

— Смотри, чтобы не загорелась сорочка! Скай чуть не упала. Голос Уолкера раздался откуда-то сзади, и она, быстро обернувшись, потеряла равновесие и привалилась к стене. Сердце у нее бешено застучало, Скай стало трудно дышать. Она осмотрелась.

Уолкера нигде не было, и Скай всхлипнула, решив, что начинает сходить с ума от страха.

— Скай! — Уолкер понял, что она не видит его. — Я внизу, — тихо сказал он, — под койкой. Посмотрев вниз, она заметила под койкой Уолкера. Руки и колени у него были тоже связаны. Он улыбнулся ей, с трудом вылез из-под койки и сел на пол.

Скай сползла по стене вниз, осознав всю безвыходность их положения. Такого она не ждала. Сейчас Уолкер сам нуждался в помощи.

— Что, не слишком напоминаю рыцаря на белом боевом коне? — Уолкер осмотрел Скай. У нее чуть припухла щека, но в остальном все было в порядке. Она и сейчас казалась ему очень красивой. — Ты знаешь, где мы? — спросил Уолкер. В его голосе не было и намека на страх.

Скай покачала головой.

— Наверное, где-нибудь рядом с мастерской Парнела. А как ты сюда попал?

— Едва я закончил помогать Хэнку с экипажем, как появился Парнел. Он хотел поговорить с Хэнком. Во мне не было необходимости, поэтому я вернулся в дом. На кухне Корина предложила мне кофе с пирожным. Я выпил кофе, и это последнее, что я помню. — Рассказывая это, Уолкер не терял времени. Он сел на свои связанные руки, прижал колени к груди и просунул ноги между связанными руками. Теперь руки лежали у него на коленях. Занявшись узлами, Уолкер даже не заметил, с каким нескрываемым восхищением смотрит на него Скай. — Я пришел в себя, только когда ты начала двигать лампу. — Он пытался развязать веревку на запястьях длинными проворными пальцами. — Очень не хочется это признавать, но сначала я принял тебя за привидение. Поняв, что это ты, я думал лишь о том, как бы у тебя не загорелась сорочка от этой чертовой лампы. Я не хотел тебя напугать.

Скай смотрела на руки Уолкера. Тугие узлы развязывались от его легких прикосновений. Освободив руки, он дал им отдохнуть, сжимая и разжимая пальцы. После этого уже ничего не стоило развязать узлы на коленях.

Отшвырнув веревки, Уолкер подошел к Скай и нежно провел по ее лицу тыльной стороной ладони:

— А что случилось с тобой?

— Парнел. Он поступает со мной так уже не в первый раз. — Она повернулась на бок, чтобы Уолкеру было удобнее развязывать ей руки.

— Не в первый раз?

— Да, он бил меня уже дважды. Я заставила его сделать это, чтобы он оставил меня в покое. — Уолкер все понял. — Сработало, — тихо сказала она. — Он отнес меня к тебе.

— Расскажи мне все с самого начала. Скай глубоко вздохнула:

— Он узнал, что у меня есть пистолет. Мэт услышал наш разговор у пруда и простодушно поведал об этом Энн.

— Которая — также простодушно! — передала все Парнелу! — гневно проговорил Уолкер. — Она хотела перед ним выслужиться!

— Не суди ее строго, — возразила Скай. — Она должна думать не только о себе, но и о Мэте. Боюсь, все это плохо кончится и для нее. Мы должны найти их. — Пока Уолкер развязывал ее, Скай быстро рассказала о том, как Энн заперла ее в подвале, и о проходе через шкаф между комнатами. — Пользуясь им, он и приходил ко мне, — пояснила она. — Между комнатами нет потайного коридора, но шкафы примыкают друг к другу задними стенками. Мой стоит в комнате для переодевания, а его — прямо в спальне.

Развязав Скай руки, Уолкер помассировал ей запястья.

— Этот лаз нашел Мэт? Она кивнула:

— Чисто случайно. Парнел был просто вне себя. Он подслушал весь рассказ Энн и, как только я поняла, куда девался Мэт, поймал нас всех. Он заставил Энн быстро собрать вещи и вроде бы выгнал ее вместе с Мэтом, но сомневаюсь, что их выпустили из дома.

— Мы их найдем, — пообещал Уолкер, начав развязывать ей колени. — Но сначала нам самим нужно выбраться. — Он взглянул на лампу. — И на это у нас не так уж много времени. Масла хватит минут на тридцать, не больше.

— Как ты думаешь, чем сейчас занимаются Парнел и Корина? Они не придут проведать нас?

— На их месте я бы не сделал этого, — ответил Уолкер. — Парнел понял, что мы с тобой заодно. Может, он и не догадался, зачем мы приехали, но решил не рисковать и отделаться от нас обоих. Должно быть, эту мысль подбросила ему Корина.

— И они уедут отсюда?

— Трудно сказать. — Он помассировал колени Скай. — В зависимости от их жадности. У Парнела и Корины почти не тронуты деньги, нажитые мошенничеством с изобретением. Я нашел контракты. Как ты и говорила, они в столе. Мне не удалось просмотреть их, но я уверен, что все они там. И мы должны забрать их, прежде чем Парнел с Кориной их уничтожат. — Уолкер помог Скай подняться. Ее вид вызвал у него новый приступ гнева.

Скай дотронулась до его плеча:

— Он не… Ничего не произошло. Я ведь говорила тебе, что нарочно разозлила его. И на сей раз он не пичкал меня наркотиками.

— А ты думаешь, что раньше он давал тебе наркотики?

— Весьма вероятно. У Корины была для этого возможность, да и причины тоже. Она делала это по его просьбе. — Скай провела ладонью по щеке. — Он и пальцем меня не коснулся, если, конечно, не считать лица.

Уолкер обхватил Скай за талию, прижал к себе и поцеловал:

— А теперь давай искать выход. Как ты думаешь, куда ведет этот туннель?

Скай отстранилась от него:

— Никуда. Если бы через него можно было выбраться, нас бы сюда не затащили. Кстати, мы совсем не перепачканы, значит, нас доставили сюда не через туннель. Думаю, что мастерская Парнела за одной из этих стен. Здесь наверняка есть ход в его мастерскую, но вот удастся ли нам его найти?

— А этот ведет к сокровищам?

— Парнел думает, что он ведет к сокровищам. Сейчас Уолкер не собирался разговаривать о кладе, хотя существование туннеля подкрепляло предположение Скай.

— Как ты думаешь, его нужно осмотреть? — спросил Уолкер.

— Если только мы разделимся. Он кивнул. Им предстояло идти в разные стороны, а лампа была только одна. Он посмотрел на койку.

— Сейчас. Это быстро. — Он легко сломал койку, сорвал с матраца прогнившую тряпку, намотал ее на деревянную ножку, смочил ее драгоценным маслом и поджег. — Бери лампу, а я пойду с факелом. Если найдешь что-нибудь — крикни. — Уолкер крепко поцеловал ее и скрылся в туннеле.

Скай сразу же принялась за дело. Она шарила руками по шершавой стене, пытаясь нащупать камень, который можно было бы сдвинуть. Она толкала и простукивала камни, иногда наваливаясь на них плечом. Но эти попытки ни к чему не приводили. Обойдя три стены, Скай решила все повторить, на сей раз медленнее, и не только толкая камни, но и пытаясь вытянуть их.

Уолкер шел по узкому коридору с факелом в руке. Потолок туннеля был укреплен брусом через равные промежутки, но земля осыпалась со стен, и Уолкер понимал, что все эти укрепления в случае чего не помогут. Он шел осторожно, надеясь увидеть луч света.

Ярдах в двадцати от входа Уолкер нашел ботинки, рукавицы и щетку Парнела. Рядом с одеждой лежала кирка, в землю была воткнута лопата, на черенке которой висела черная фетровая шляпа с широкими полями. Все это говорило о том, что Парнел отнесся к легенде семьи Гринвилов вполне серьезно. Уолкер покачал головой, нагнулся и прихватил с собой кирку.

Туннель постепенно уходил вниз. Ярдов через двадцать от того места, где Уолкер взял кирку, туннель внезапно кончился: похоже, здесь произошел обвал. Уолкер понял, что прокопать отсюда выход на волю не удастся никогда. Интересно, сколько месяцев работы Парнела уничтожил этот обвал. Уолкер огорчился, хоть и не надеялся найти здесь выход, и повернул назад.

Он никогда не смог бы объяснить, почему он посмотрел вниз именно в этом месте. Может, он почувствовал, что земля под ногами здесь чуть мягче, может, мелькнула какая-то тень или его внимание привлек стук случайно задевшей за стену кирки. Но так или иначе, он все же заметил это. Уолкер воткнул факел в земляную стену, занес кирку над головой и принялся копать.

Занятый работой, он не сразу услышал, что к нему подошла Скай.

— Иди назад! — сказал он.

Но она приблизилась к нему еще на шаг.

— Уолкер? Что такое? Что ты…

— Иди назад!.. — повторил он и взмахнул киркой. Комья земли снова полетели в стороны. — Тебе незачем тут стоять.

Но Скай уже поняла, что это могила. Он нашел своего дядю.

Скай направилась обратно. Уолкер догнал ее минут через десять; его факел уже еле тлел. Он прислонил кирку к каменной стене.

— Это правда?.. — Уолкер кивнул. — Прости, — тихо сказала она. — Я знаю, ты надеялся, что это не так.

Да, он надеялся. Он говорил, что его дядя мертв, но в глубине души все-таки продолжал надеяться.

— Это случилось уже давно, — проговорил он тихо и печально. — Скорее всего, еще до моего возвращения в Америку. Я не смог бы ему помочь. Если бы только я знал…

Скай обняла его. Как раз в этот момент факел потух.

— Не надо, — сказала она. — Не мучай себя. Ты сделал все…

Уолкер отстранил Скай.

— Ты что-нибудь нашла? — спросил он.

— Уолкера.

Его обрадовал этот ответ, но он знал, что у них слишком мало времени.

— Так ты что-нибудь нашла?

— Ничего, — ответила она.

— Но это невозможно! — воскликнул Уолкер. — Ведь мы сюда как-то попали?

— Я ощупала каждый камень, каждую щель. Стена цельная. Я ощупала даже пол. Может, нас все-таки затащили сюда через туннель, а потом Парнел устроил обвал?

— Обвал произошел не сегодня, иначе пыль еще не улеглась бы. Мы попали сюда иначе, и необходимо догадаться, как.

Скай покачала головой:

— Это известно только Богу.

Эта мысль пришла им в голову одновременно.

— Мы не рядом с мастерской Парнела, — сказал Уолкер.

— Мы под ней, — уточнила Скай.

Лампа уже шипела, догорая, но они не обращали на это внимания. Уолкер посадил Скай себе на плечи и стал обходить комнату от центра по спирали. Скай толкала обшитый деревом потолок, пока одна из секций наконец не поддалась. Доски чуть-чуть пошевелились, но открыть люк шире было невозможно.

— Плохо дело, Уолкер: он закрыл люк чем-то тяжелым. Я не могу открыть.

— Можешь!

— Но я…

Она должна открыть, потому что Уолкер до потолка не дотянется, и поэтому сделать это должна она. Лампа уже едва горела, а в темноте они не смогут даже найти этот люк.

— Встань мне на плечи, Скай! — потребовал Уолкер.

Он присел на корточки, и Скай встала ему на плечи. Уолкер медленно выпрямился, а Скай пригнулась, чтобы не удариться о потолок, потом изо всех сил толкнула люк.

Люк приоткрылся, и Скай услышала, как сверху что-то сдвинулось с крышки. Она нажала сильнее.

— Давай, Скай, давай! — проговорил Уолкер. Скай еще раз надавила на люк, издав ликующий вопль.

Письменный стол, закрывавший им выход из ловушки, с грохотом повалился набок. Люк распахнулся так быстро, что Скай почти влетела в мастерскую Парнела, упала на пол, но тут же вскочила.

Уолкер поднял голову и улыбнулся.

— Я люблю тебя!.. — сказал он.

— За это я дам тебе лестницу.

— Там есть лестница? Скай кивнула:

— Парнел, наверное, поднял ее после того, как мы оказались в подвале. — Она принесла лестницу и спустила ее Уолкеру. Как только он вылез, Скай обняла его. — Ты и правда думал, что я смогу открыть этот люк?

— Конечно, — ответил он. — Ты можешь все!

— А что мы будем делать дальше?

— Так где твой пистолет?

— В сундуке.

— Нужно его взять. Если даже Парнел и Корина еще здесь, мы можем незаметно подняться по черной лестнице.

— Хорошо. — Скай направилась за Уолкером к кухне. На верхней ступеньке он остановился и прислушался, после чего сделал знак Скай, что можно идти дальше.

Дойдя до комнаты Скай, Уолкер открыл дверь. Они прошли через ее спальню в гардеробную.

— Где они? — шепотом спросила она.

Уолкер пожал плечами и, порывшись в ее сундуке, достал пистолет и заглянул в барабан. Патронов не было. Он удивленно посмотрел на Скай.

— Я и не говорила, что он заряжен.

— У меня в комнате есть патроны.

Выйдя из гардеробной, Скай вдруг остановилась и поднесла палец к губам. Другой рукой она указала на шкаф.

Оттуда слышались голоса: Парнел и Корина ссорились.

— Здесь нельзя оставаться, — заявил Парнел. — Разве тебе мало того, что у нас есть? Мы получили даже больше, чем я мечтал. Чего ты хочешь еще?

— Ты — ничтожество, у тебя самые жалкие мечты! — отрезала Корина. — К тому же придумала все это я.

— Но рисковал ведь я! Ты была просто кухаркой, а мне приходилось выдавать себя за другого человека. Кстати, на всех контрактах стоит моя подпись.

Уолкер шепнул Скай, что собирается зарядить пистолет и взять контракты, а ее попросил остаться здесь. Скай кивнула и посмотрела вслед Уолкеру, внимательно прислушиваясь к разговору Парнела с сестрой.

— Не хочешь собирать вещи, Кори, — не надо, — сказал Парнел. — У нас достаточно денег, чтобы купить тебе все новое. Ты сможешь поехать, куда захочешь, и делать все, что захочешь. Семнадцати тысяч долларов вполне достаточно для этого.

— Это ничто по сравнению с сокровищами! — злобно воскликнула она. — Ничто!

— Несуществующие сокровища ничего не стоят! — Парнел вытащил из-под кровати два чемодана и бросил их на кровать. — Я ищу это золото уже много месяцев, вернее искал. Здесь ничего нет, Корина, и здесь нельзя рыть подземные ходы. Парнел говорил тебе об этом, но ты его не послушалась и послала этого человека на смерть, заставив его копать. А ведь погребенным заживо мог оказаться и я. — Она посмотрела на брата так, словно жалела, что завалило Парнела, а не его. — Смотри у меня, — предупредил он, — а то запру в подвале, как этих.

Корина фыркнула:

— Без моей помощи у тебя не вышло бы и это. Может, ты думаешь, что Уолкер пошел бы за тобой в подвал, как овца на бойню? — Она не скрывала раздражения. — Я нужна тебе, как была нужна всегда. Это я нашла тебе место у Парнела, это я придумала, как заработать на контрактах, это я прочла «Историю семьи Гринвилов» и догадалась, что здесь спрятаны сокровища. А ты только все усложнял, поскольку не способен обуздать свои низменные желания.

Он побагровел:

— Заткнись, Кори!

Но она и не думала молчать:

— Ты поверил, что за тобой охотятся, и нанял этого Уолкера Кейна, хотя я и возражала. После этого тебе пришлось остерегаться не только слуг, но и человека, обязанного охранять тебя. За все время, пока он был здесь, ты почти не копал: прошел лопатой лишь несколько ярдов от того места, где завалило Парнела. А потом появилась миссис Гивенс.

— Заткнись, Кори!

— И когда ты запугал ее окончательно, тебе понадобилась другая потаскушка. Разве ты не мог подождать, пока эта сучка Деннихью согласится сама? Нет, я должна была сразу пичкать ее наркотиками, чтобы ты мог взять ее.

— Я не…

— Что? Ты даже этого не сделал? Ты только щупал ее! Да ты вообще не мужчина!

Парнел поднял руку.

— И не смей угрожать мне, — взвизгнула она, — ты все равно меня не ударишь! Ты платишь им, тратишь на них наркотики — и так и не сделал того, что на твоем месте сделал бы любой нормальный мужчина! Да не останови я тебя сегодня, ты попробовал бы еще раз, но у тебя все равно ничего не вышло бы.

— Иди собирайся, Кори. Мы уезжаем. Все! Если здесь и есть сокровища, они никогда не станут твоими!

— Я должна ехать с тобой только потому, что ты по-прежнему меня хочешь? — с вызовом спросила она. Потом, перейдя на шепот, добавила: — Как в детстве? Я испортила тебя, и ты не умеешь вести себя с женщинами. Ты меня не только лапал, я позволяла тебе и все остальное. Может, тогда ты был таким смелым, потому что я твоя сестра?

— Сводная сестра, — ответил он тоже шепотом. — Ты моя сводная сестра.

— Однако мама утверждала, что это не так. Помнишь, когда она…

Парнел зажал уши.

— Я больше не стану слушать тебя! — крикнул Парнел и пошел к шкафу. — Я уезжаю, Кори, и забираю половину денег. — Он быстро открыл дверцу гардероба. — А тебе придется…

Скай Деннихью упала в открывшийся перед ней проем. Она попыталась нырнуть обратно, но Парнел схватил ее и втащил в комнату.

Корина всплеснула руками.

— Да можешь ли ты хоть что-то сделать как следует?! — рявкнула она. — Ведь ты говорил, что им оттуда не выбраться! Ну почему ты не убил ее? Понимаешь, что это значит? Он выбрался тоже!

Парнел отпустил плечо Скай и схватил ее за волосы.

— Это так?! — прошипел он, — Уолкер выбрался?!

Скай молчала.

— Конечно, выбрался, — мрачно усмехнулась Корина. — Надеюсь, Энн с ее отродьем ты запер лучше?

Парнел схватил Скай рукой за горло и захлопнул ногой дверцу гардероба.

— Скорее всего он воспользуется другим входом, — сказал он Корине.

— Да он вообще не должен был появляться!

— Пистолет у тебя с собой? Она покачала головой.

— Сходи за ним.

— А что, если Уолкер уже там? Что, если он меня ждет?

— Оказывается, ты не любишь рисковать, — съязвил Парнел. — Ладно, дорогая сестра, о себе я как-нибудь позабочусь, а вот что будешь делать ты? На Уолкера Кейна никогда не действовали твои чары.

— Ублюдок!

Парнел сжимал горло Скай так сильно, что она с трудом проговорила:

— Если вы ее отпустите, она не вернется. И вовсе не из-за Уолкера. Она снова предаст вас.

Парнел, прищурившись, взглянул на Корину:

— Ну-ка объясни, — потребовал он. — О каком предательстве она говорит?

Корина покачала головой:

— Она просто тянет время. Я иду за пистолетом.

— Не выпускайте ее, — предупредила Скай. — Она сбежит.

— Останься, Кори. Я хочу послушать, что она скажет.

— Уолкер, должно быть, куда-то ушел, и девчонка тянет время, надеясь, что он успеет вернуться. — На пороге Корина остановилась, выглянула в коридор, огляделась и лишь затем вышла из комнаты.

— Она уже не вернется, — прошептала Скай. — Она водит вас за нос. Странно, что вы этого до сих пор не заметили.

Парнел встряхнул Скай и потащил ее к двери.

— Расскажи мне все! — потребовал он. Скай вцепилась в руку Парнела, и он несколько ослабил хватку.

— Все время, пока вы копали в подвале, она искала сокровища наверху.

— Где?! Здесь?! На этом этаже?! Скай пробормотала только одно слово:

— Выше.

Парнел выволок Скай в коридор и потащил к главной лестнице. Они остановились на краю площадки. Скай затаила дыхание, боясь, что он столкнет ее вниз.

— На этаже, где живут слуги. Она ходила туда ночью, когда вы были…

— С тобой.

— Со мной, — согласилась она. — Ей хотелось, чтобы вы приходили ко мне. Она могла избавиться от меня, но она не сделала этого. — Скай заметила, что Парнел слушает ее очень внимательно. Он чуть ослабил хватку, и теперь она могла дышать. — Однажды Корина стала как бы моей соучастницей.

— О чем ты говоришь?

— Однажды я спустилась в подвал, Энн заперла меня там, а Корина об этом узнала. Но вместо того, чтобы рассказать обо всем вам, она подмешала мне в молоко наркотик, а потом той же ночью пошла в подвал и заперла дверь, через которую я выбралась. Она не стала вам ничего говорить, поскольку я была ей нужна, чтобы отвлекать вас.

Парнел потащил Скай вниз по лестнице.

— Кори говорит, что мне не следовало давать тебе читать «Историю семьи Гринвилов», — тихо сказал он. — Но ведь ты знаешь, почему я позволил тебе ее прочесть.

Да, Скай знала. Парнелу хотелось убедить ее в существовании привидения Гамильтона Гринвила, чтобы по ночам приходить в ее комнату.

Когда внизу Парнел свернул к библиотеке, Скай вспомнила про деньги. Конечно, он должен был хранить их здесь, в доме. Не мог же Парнел отнести их в банк, клиентами которого были и те бизнесмены, которых он обманывал. На всякий случай он держал деньги под рукой.

Дверь в библиотеку была закрыта, и он приказал Скай открыть ее. Парнел так сжимал Скай горло, что у нее кружилась голова. Сейчас ей было трудно даже думать. А ведь необходимо найти способ предупредить Уолкера!

В библиотеке никого не было. Окинув комнату взглядом, Парнел подтолкнул Скай к письменному столу, усадил за него и заставил ее открыть все ящики, в том числе и потайные, объясняя, как это делается.

Все они были пусты. Контракты и деньги исчезли.

— Черт бы ее побрал! — рявкнул Парнел, вцепившись в плечи Скай. — Она забрала все. Все!

Скай застонала от боли. Прятавшийся под столом Уолкер сунул ей в руку пистолет.

Парнел отодвинул стул и дернул Скай вверх, но, повернув ее лицом к себе, увидел направленный на него короткоствольный «кольт». Он молча попятился. Скай уверенно держала пистолет обеими руками.

— Держи его на прицеле, — сказал Уолкер, вылезая из-под стола. — Если пошевелится — стреляй. — Присев возле Скай на корточки, он оторвал несколько полосок от подола ее сорочки, затем приказал Парнелу: — Повернись к стене, руки за спину! — Тот замешкался. Тогда Уолкер спокойно добавил: — Пристрели его, Скай.

Она слегка коснулась указательным пальцем спускового крючка, но для Парнела этого оказалось вполне достаточно. Повернувшись, он заложил руки за спину. Уолкер быстро связал Парнелу руки и ноги, затем поставил на колени.

— Пойду поищу Корину, — сказал Уолкер, — а ты оставайся здесь.

Скай протянула ему пистолет:

— Возьми, тебе может понадобиться. Корина пошла за оружием.

Он покачал головой:

— Нет, оставь себе. В случае чего — стреляй, не задумываясь.

— Хорошо, — услышали они голос Корины Ридинг. Она стояла на пороге, держа пистолет обеими руками и целясь в Уолкера. Корину отделяло от него не более шестнадцати футов. Ее лицо выражало решимость, темные глаза холодно поблескивали.

Скай, держа на прицеле Парнела, с усмешкой взглянула на оружие Корины.

— Это однозарядный карманный пистолет, — сказала она Уолкеру, — «смит-вессон» тридцать второго калибра. Убить из него, конечно, можно, но попасть довольно трудно. Она может сделать лишь один выстрел, но при этом ей должно очень повезти.

В лице Корины что-то дрогнуло:

— Я только хочу забрать деньги.

Скай не пошевелилась. Хотя ее пистолет был направлен в другую сторону, она сохраняла полнейшее спокойствие:

— Я могу попасть в нее рикошетом.

— Ты слышала ее, Корина? Она говорит, что может попасть в тебя рикошетом, — заметил Уолкер.

Корина крепче сжала пистолет.

Скай, резко повернувшись на одной ноге, спустила курок в то самое мгновение, как пуля из пистолета Корины просвистела у нее над плечом. Корину Ридинг отбросило назад, и на лице у нее выразились боль и удивление. Корина согнулась пополам, как тряпичная кукла, потом повалилась на дощатый пол вниз лицом, выпустив из руки однозарядный «смит-вессон».

Все замерли от внезапно наступившей тишины. Парнел лежал связанный. Скай крепко сжимала пистолет; Уолкер застыл, нагнув голову.

Наконец Уолкер выпрямился, взял у Скай пистолет и положил его на стол.

— Я взгляну, как она, — тихо сказала Скай. — А ты следи за Парнелом. — Скай вышла в коридор и опустилась рядом с Кориной на колени. Из плеча женщины текла кровь. Скай осторожно перевернула Корину и стянула платье с раненого плеча. Оторвав полоску от своей изорванной сорочки, Скай перевязала рану. — Нужно отвезти ее к врачу, — сказала она.

— Рана сквозная?

— Похоже.

— А как насчет Энн и Мэта?

Скай указала на Парнела:

— Вот кто поможет нам найти их.

Парнел попытался сесть:

— Хэнк отвез их в Бэйлиборо.

— Он лжет, — сказала Скай. — Энн и Мэт в доме.

— Я помогу вам найти их, — быстро проговорил Парнел.

Уолкер, не обращая на него внимания, взглянул на Скай.

— Ты догадываешься, где они?

— В одном из запертых чуланов… В потайном ходе, который я так и не нашла… В подвале. Быстро найти их не удастся. Маленький Мэт… — На глаза Скай навернулись слезы.

— Значит, этот ублюдок все-таки нужен нам, — заметил Уолкер.

— Только будь осторожен, — попросила Скай. Связанный Парнел дернулся:

— Тебе придется меня развязать. Пока ты не сделаешь этого, я ничего тебе не скажу.

— Я могу заставить тебя рассказать мне все, но развяжу тебя, чтобы не терять времени.

— Тебе нужны деньги? — спросил Парнел. — Ты приехал сюда за ними?

Уолкер разрезал веревку на ногах Парнела.

— Джонатан Парнел был моим дядей, — сказал он. — Поэтому я и приехал сюда, мистер Курран. Хороший, порядочный человек погиб и похоронен в подвале этого дома. И тебе придется за это ответить. — Разрезав последний узел, Уолкер рывком поставил Моргана Куррана на ноги. — Я вразумительно объяснил цель своего пребывания здесь?

Человек, долгие месяцы носивший имя Парнела, изумился:

— Ты знаешь, кто я?!

— С самого начала.

— А покушения на мою жизнь?

— Для тебя опасен только один человек. Морган Курран злобно взглянул на Скай:

— Это твоя помощница?

— Теперь да.

— С твоим дядей произошел несчастный случай. Обвалился туннель.

— А почему он оказался там?

— Это придумала Корина. Она уверена, что где-то под землей спрятаны сокровища Гринвилов.

— А ты всегда был под каблуком у сестры?

— У сводной сестры, — поправил Курран. — Но, впрочем, ты прав. Я обычно слушался ее. Она сильная женщина, и идти ей наперекор непросто. — Указав взглядом на Скай, он насмешливо сказал: — С другими женщинами гораздо проще.

— Ты пичкал меня наркотиками! — крикнула Скай. — Иначе я никогда не позволила бы тебе…

Она слишком поздно заметила опасность. Руки Куррана были уже развязаны.

— Уолкер!

Уолкер нагнулся, пытаясь увернуться от Куррана, и сразу же понял, что тот хочет завладеть пистолетом.

Мужчины одновременно бросились к «кольту» и, вцепившись в него, повалились на пол. Завладев оружием, Курран отпрыгнул в сторону и пригнулся. Уолкер, не поднимаясь с пола, ударил его ногой, но Курран выстрелил в него. Он чуть-чуть промахнулся. Уолкер швырнул в него стул, и Курран на секунду потерял равновесие. Этого было достаточно, чтобы Уолкер поднялся.

Курран попытался схватить Скай, чтобы прикрыться ею.

Это было его главной ошибкой. Уолкер пришел в ярость и, кинувшись к Куррану, ударил его по руке. В ту же секунду прогремел выстрел. Скай бросилась на пол. Уолкер сильным ударом опрокинул Куррана. Получив еще один удар по лицу, Курран повалился на спину, застонав от боли, и начал хватать воздух раскрытым ртом.

Уолкер стоял над ним, тяжело дыша. Скай поднималась, внимательно глядя на Корину.

— Она еще… — начала Скай, потом опустила глаза и покачала головой.

Поняв все, Курран застонал. Уолкер взглянул на него:

— Теперь ты расскажешь, где Энн и Мэт.

Эпилог

Уже второй раз за время их недолгой семейной жизни Уолкер Кейн внес Скай на руках в спальню. Она обвила его шею руками и прижалась к нему.

— Теперь все иначе, — сказал он. — В прошлый раз это был номер в «Святом Марке», а теперь я вношу тебя в наш дом.

Скай коснулась губами щеки Уолкера, как только он опустил ее на пол в холле Гринвил-Хауса. Скай бросила на него многозначительный взгляд.

— Сюда, — сказала она и, сгорая от нетерпения, потащила Уолкера к главной лестнице.

Сейчас в Гринвил-Хаусе они были одни, и их шаги разносились по всему дому. Однако пустующий дом теперь не казался зловещим. Уже два месяца полиция выясняла обстоятельства гибели Корины Ридинг и вела дело Моргана Куррана, так что Уолкеру со Скай почти не удавалось побыть наедине. Роскошный особняк Джея Мака на пересечении Пятидесятой улицы и Бродвея все это время осаждали юристы, банкиры и инвесторы, вложившие деньги в изобретение Парнела, а также репортеры и полицейские. Скандал взбудоражил весь город, ибо едва ли не впервые такие люди, как Уэрт и Рокфеллер, Голд и Карнеги, позволили себя обмануть.

По мере того, как все новые обстоятельства становились достоянием гласности, один только Джей Мак получил более восьмисот предложений финансировать различные изобретения, начиная от аппарата для записи и воспроизведения человеческого голоса и заканчивая модными застежками-молниями для одежды.

— И чем им не нравятся пуговицы? — спрашивал Джей Мак.

Скай приходилось отвечать на эти письма, в которых обычно просили денег: ей следовало разобраться, какие из предложений заслуживают внимания. Это трудное занятие нравилось Скай, ибо давало богатую пищу ее воображению. Отбирая то, что заслуживало внимания, она информировала отца.

— А разве я обязан с кем-то делиться? — спросил Джей Мак за завтраком, читая в утреннем номере «Геральд» статью «Грабителей-магнатов ограбили». — Здесь говорится, что жадность приведет нас к разорению.

— Значит, так оно и есть, — сказала Мойра. — В газетах всегда пишут только правду.

Джей Мак фыркнул. Статья ему не нравилась. Хотя все предприниматели, обманутые Морганом Курраном, получили такую же гору писем, как Джей Мак, только он ответил на них и даже отобрал несколько изобретений, решив их финансировать.

— Подобные вложения всегда рискованны, — заметила Скай. — Это, кстати, говорил ты сам. У настоящего Джонатана Парнела была идея, способная изменить жизнь людей. Сложись все иначе, ты получил бы патент на двигатель, а у миллионов людей появилось бы то, о чем они и не мечтают. На сей раз ничего не вышло, и все мы об этом сожалеем. Но почему бы тебе не финансировать подобные проекты в будущем?

Джей Мак посмотрел на Уолкера:

— Спорить с ней невозможно.

— Да, сэр.

— И тебе придется мириться с этим всю жизнь.

— Знаю! — весело отозвался Уолкер.

— Ты считаешь, что она уже твоя? — спросил Джей Мак. — Нет, тебе предстоит гоняться за ней всю жизнь.

— Буду счастлив, сэр, — ответил Уолкер.

Эти слова пришли ему на память, когда Скай прошла мимо самой большой спальни, принадлежавшей ранее Куррану, а затем и мимо своей. Обернувшись, она сделала ему знак следовать за ней и лукаво посмотрела на него.

— Сюда, — торопливо проговорила она. — Быстрее!

Уолкеру казалось, что прошла вечность с тех пор, как он последний раз ласкал жену. Они проводили долгие часы в суде, помогая разбирательству по делу Моргана Куррана, затем выступали свидетелями. Хотя Уолкер и не был обязан компенсировать убытки пострадавшим от аферы Моргана, он считал необходимым сделать это, чтобы сохранить доброе имя дяди. В столе Куррана Уолкер обнаружил значительную сумму и проследил, чтобы каждый инвестор получил по семьдесят пять центов с каждого вложенного доллара.

Немало времени ушло и на похороны дяди. Уолкер уехал из города на целую неделю, поскольку Джонатана Парнела погребли в фамильном склепе в Бостоне.

— Куда мы идем? — спросил Уолкер.

Скай снова улыбнулась и поманила его пальцем. Лишь у двери комнаты Корины Ридинг Скай позволила себя обнять. Уолкер крепко прижал ее к себе и жадно поцеловал.

— Сейчас не время, — прошептала она.

— Почему?.. — удивился Уолкер.

Скай открыла дверь в комнату Корины и потащила его туда. Он снова потянулся к ней, но она увернулась. Лишь теперь Уолкер понял, что сейчас у его жены на уме приключения, а не любовь.

— Зачем мы пришли сюда, Скай? — спросил он, хотя уже и сам догадался. — Ты все еще надеешься найти сокровища?

Она кивнула и смущенно улыбнулась.

— Дело вовсе не в деньгах, — проговорила она. — Уолкер это понимал. После смерти дяди все состояние перешло к нему. Но наибольшую ценность представляли многочисленные патенты Парнела. Хотя бабка и сокрушалась по поводу отсутствия деловой хватки у сына, Парнел постепенно наращивал капитал, к которому был совершенно равнодушен. Даже. Джей Мак поразился, когда выяснилось, сколько денег осталось у изобретателя. Но Скай интересовали только приключения. — Ты ведь знаешь, меня не интересуют деньги, — повторила она.

Уолкер улыбнулся.

— Тебя интересует тайна. — Он взял ее за руку, притянул к себе и поцеловал в лоб. — Как мы все-таки похожи! А теперь рассказывай, зачем мы сюда пришли.

— Корина нашла потайной ход из этой комнаты на этаж, где жили слуги. — Скай принялась ощупывать инкрустированные ореховые панели на стенах, пытаясь найти ту, что открывалась. Взглянув на нее, Уолкер занялся тем же. — Заставляя брата копать в подвале, она тем временем искала в другом месте. По-моему, она была уже близка к разгадке, но тут в доме появились мы с Энн.

— Откуда ты это знаешь?

— Рассказывая о пистолете, Энн сообщила мне кое-что еще. Она сказала, что этот дом — странное место, что она слышит по ночам шаги привидения. — Скай раздвинула занавески. Белые и желтые нарциссы под окнами покачивались от легкого ветерка. В этот весенний день даже не верилось, что слова Энн могли быть правдой. Скай повернулась к Уолкеру. — И это были шаги не твои, не мои и не Куррана, но, тем не менее, она слышала их.

Уолкер поморщился. Морган Курран ходил только в комнату Скай. Он сообщил это Уолкеру с глазу на глаз еще до начала следствия. Все объяснилось. Корина Ридинг подсыпала Скай наркотик, чтобы Курран мог заняться ею. Избавляясь от них, Корина искала сокровища.

— Так что, если мы не верим в привидение Гамильтона Гринвила, значит…

— …значит, это была Корина. Она не чувствовала себя спокойно, когда наверху были Энн и Мэг, поэтому и бродила по дому, чтобы запугать Энн. Наверное, Энн и спускалась по ночам на кухню, потому что боялась этих звуков.

Уолкер подошел к шкафу Корины. Надеясь найти такой же потайной ход, как и в комнате ее брата, он надавил на заднюю стенку. Она не поддалась.

— Черт! — пробормотал он и, присев на корточки, огляделся.

Здесь ничего не трогали уже почти два месяца. Духи и баночки с кремами на трюмо покрылись пылью, между стеной и карнизом висела паутина, на полу по-прежнему валялась одежда, которую разбросала Корина в поисках пистолета. Два нижних ящика комода были выдвинуты, на камине стояли статуэтки и фотографии, дрова были аккуратно сложены в камине.

Скай по очереди приподнимала висевшие на стене картины, Уолкер же рассеянно смотрел на камин. «Что-то все-таки здесь не так», — подумал он и вдруг понял:

— Это здесь, Скай!

Она обернулась, ожидая увидеть открывшийся в стене проход, и явно разочаровалась, ничего не обнаружив.

— Ну и где?

— Да вот! Разве ты не видишь?

— Ты слишком самоуверен, Уолкер. По-моему, ты сейчас закричишь «Эврика!».

Он рассмеялся и опустился на колени у холодного камина.

— Два месяца назад было еще холодно, и в комнате приходилось топить. Но посмотри, здесь совершенно чисто, вот разве что пыль. Куда же девался пепел?

Скай опустилась на колени рядом с Уолкером, признав его доводы неопровержимыми.

— С чего начнем?

— С дров, — ответил он.

Скай принялась помогать Уолкеру вытаскивать из камина дрова. Они сняли железную решетку, подставку для дров и убрали их в сторону. Скай подняла вьюшку.

Уолкер нажал на шершавую заднюю стенку камина, и она отодвинулась на дюйм. Переглянувшись, они улыбнулись.

Скай первой заползла на четвереньках в узкий проход, открывшийся позади камина. Сняв с лица паутину, она встала и протянула руку Уолкеру, но проход был слишком узким, чтобы идти по нему рядом. В конце коридора начиналась крутая лестница. Света, проникавшего сюда через чердачное окно, хватало. Скай пошла впереди, Уолкер — за ней.

Как и думала Скай, лестница вела в маленькую комнату на чердаке. Здесь не было ничего, кроме инструментов и лампы, оставленных Кориной. Скай перешагнула через фомку и молоток.

— Наверное, сначала Корина думала, что сокровища спрятаны в этой комнате, — заметила Скай. — Посмотри: она поднимала все половицы. Потом она положила их на место, но уже не прибила.

Посмотрев под ноги, Уолкер понял, что Скай права. Корина снимала и панели со стен. Бегло осмотрев стропила, он увидел, что она передвигала и их.

— Миссис Ридинг пришлось немало поработать, — сказал Уолкер, — но сокровища она так и не нашла.

— Они не здесь, — сказала Скай, — поэтому она и стремилась избавиться от Энн. Видимо, Корина решила, что сокровища в соседей комнате.

Уолкер недоверчиво посмотрел на Скай:

— Уж не хочешь ли ты сказать, что мы проделали весь этот путь лишь затем, чтобы попасть в комнату Энн?

— Так и есть, — ответила она. — Что ты на это скажешь?

— Что можно было подняться по черной лестнице, а не ползти на четвереньках через камин.

Скай фыркнула:

— Это было бы не так интересно. — Она похлопала его по руке. — Помоги мне найти проход.

Они нашли его чисто случайно, услышав подозрительно глухой звук от выпавшей из руки Скай фомки. Пробравшись через потайной ход, Уолкер и Скай оказались в комнате Энн и Мэта.

После отъезда Энн здесь не осталось их вещей. Скай до сих пор не могла понять, почему Курран не выпустил их из Гринвил-Хаус. Уолкер нашел Энн и Мэта запертыми в чулане на втором этаже: мальчик спал на руках у насмерть перепуганной матери. За два месяца, прошедших с тех пор, страхи Энн улеглись, чему она отчасти была обязана новой работе в доме Уэртов, а особенно ласке и терпению миссис Кавенаф.

Скай огляделась по сторонам.

— Правда здорово? — спросила она, пригладив волосы. — В этой комнате жила любовница Гамильтона Гринвила, и именно сюда он приходил каждую ночь.

— Но вряд ли он пользовался тем же ходом, что мы, — заметил Уолкер. — Иначе у него не осталось бы сил на все остальное.

— Думаю, ему не раз приходилось исчезать отсюда именно так. Судя по всему, жена подозревала его в измене и пыталась застать их врасплох.

— Возможно.

— Сейчас я тебе покажу, зачем сюда пришла. — Обняв его, Скай подняла к нему лицо.

— А мне казалось, ты собираешься искать сокровища.

Скай молча расстегнула две верхние пуговицы его жилетки и вытянула рубаху из брюк.

— Конечно, — тихо ответила она; Уолкер чуть втянул живот, предвкушая ее прикосновения. Она встала на цыпочки и поцеловала его в губы. — Я должна их найти…

— А я получил новое назначение, — сказал вдруг Уолкер.

— Назначение? — удивилась Скай. — Почему же ты сразу не сказал мне об этом?

— Я ждал подходящего момента. Мне сообщили об этом уже неделю назад.

«Неделю назад… Значит, все это время он думал, как подготовить ее к этому».

— Когда же ты уезжаешь?

— Я уже заказал билет на пароход. «Звезда Востока» отправляется через десять дней.

Скай тяжело вздохнула:

— «Звезда Востока»? Так ты едешь на Восток?

— Я думал, ты обрадуешься.

Она пожала плечами.

— Ну что ж, за это время я отремонтирую этот дом и поищу сокровища. Может, у меня немного погостят мама и Мэри Фрэнсис.

Уолкер положил руки на плечи Скай и пристально посмотрел на нее:

— У тебя есть десять дней, чтобы найти сокровища, собрать вещи и попрощаться с родными. Иного выбора нет, Скай. Ты едешь со мной.

От удивления Скай открыла рот. Ладно, им предстоит пересечь два океана, и она еще успеет показать ему, что бывает, когда с ней не советуются. Да! Мэри Фрэнсис абсолютно права: женщины семейства Деннихью отличаются особой преданностью. Скай бросилась в объятия Уолкера.

— Как я понимаю, ты все-таки рада, — сказал он. — Значит, я выбрал подходящий момент.

Скай позволила ему тешить себя этой мыслью. Она выскажет ему все, когда они выйдут в бушующий океан. Уткнувшись лицом в его плечо, Скай улыбнулась.

— Я люблю тебя!.. — прошептала она и заглянула ему в глаза. — И теперь ты никогда не пожалеешь об этом.

— Я не жалел об этом и раньше, — ответил он.

Услышав это, она крепко прижалась к нему. Уолкер покачнулся, зацепился за ножку кровати, и они оба упали на нее. Заскрипев, изголовье кровати стало заваливаться вниз. Уолкер, схватив Скай, оттащил ее в сторону.

Изголовье, грохнувшись на пол, раскололось, и им открылся лаз в стене. Через него они попали в маленькую комнатку, где стоял обитый железом сундук. Крышка была поднята.

Тысячи золотых испанских дублонов сверкали на солнце…

— Эврика! — воскликнули одновременно Уолкер и Скай.


home | my bookshelf | | Нас связала любовь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу