Book: Когда время сошло с ума



Уили Дирк , Каммер Фредерик Арнольд младший

Когда время сошло с ума

ДИРК УИЛИ

ФРЕДЕРИК АРНОЛЬД КАММЕР-младший

КОГДА ВРЕМЯ СОШЛО С УМА

БЛИЗНЕЦ ИЗ ДРУГОГО ВРЕМЕНИ

- Я очень долго искал тебя, - произнес незнакомец.

Уэбб Хилдрет, закрыв за собой дверь, шагнул к креслу, опустился в него, настороженно глядя на человека, прячущегося в полумраке. Уэбб потянулся было к выключателю, но незнакомец взмахом руки остановил его, попросив:

- Не надо яркого света.

- Как вы сюда попали? - поинтересовался Уэбб.

- По крайней мере, не через дверь, - ответил незнакомец и сделал забавный жест указательным пальцем, словно пожал плечами. - Это устройство... называется "замок"? Так вот, замок для меня не преграда. Я просто очутился здесь. Ты отсутствовал. Я ждал.

Хилдрет растерянно потер подбородок. Хоть он и был раза в два крупнее, чем этот человек в нелепой одежде, его не покидало беспокойство. Он ежедневно по нескольку раз входил в свою квартиру, но впервые за дверью прятался некто, да еще одетый, как завсегдатай бермудского пляжа - атласные шорты, безрукавка и все остальное, как принято. Хилдрет с сожалением вспомнил, что трофейный люгер спрятан в спальне ...

- Меня зовут Рон Дайнин.

- Я не знаком с человеком по имени Рон Дайнин, отчеканил Уэбб Хилдрет. - Что вам нужно?

Дайнин улыбнулся, повторив забавное движение пальцем.

- Просто очень хотел встретиться с тобой.

- О'кэй. Вот он - я. Что дальше?

- Разреши присесть? - вежливо попросил Рон Дайнин, вздохнув и оглядев комнату. - Я очень устал.

- Присесть? Ради бога. Вот кресло-качалка, у стены - табурет, - ответил Уэбб, постепенно осваиваясь в необычной ситуации. Он даже достал трубку и набил ее крепким дешевым табаком.

Дайнин кивнул и взобрался на табурет. Уэбб, наблюдая за незванным гостем, только теперь понял, что тот мал ростом.

- Именно таким я тебя и представлял, - сказал Дайнин и по-отечески улыбнулся Хилдрету.

- Меня? - переспросил Уэбб.

- Ну, конечно, тебя, - ответил Дайнин, продолжая радостно улыбаться, - странная одежда, грубоватая речь. Но главное - сходство. Оно куда сильнее, чем можно было надеяться.

- Послушайте! - возмутился Уэбб. - Во-первых, эта странная одежда обошлась мне в шестьдесят долларов. Во-вторых, о каком сходстве вы так настойчиво твердите?

- Ты все еще не заметил? - удивился Дайнин. - Ты плохо видишь в темноте, да? - Он задумался. - Ладно, можешь включить свет. Только, прошу, ненадолго.

Щелкнув выключателем, Уэбб взглянул на Рона Дайнина: глаза гостя были плотно зажмурены.

- Ну, и что за сходство? - настойчиво произнес Уэбб. Все, что я вижу, это... - он запнулся, изумленно вперившись в Рона Дайнина. - Боже милостивый! - воскликнул Хилдрет. Да ведь мы похожи, как две капли воды!

- Свет ... - взмолился Рон, прикрывая зажмуренные глаза ладонями, - свет . . .

Уэбб тут же выполнил просьбу, Дайнин вздохнул с облегчением:

- Жуткое ощущение, - пояснил он. - На таком свету я не был больше года, а тогда... тогда я был почти здоров.

- Вы хотите сказать, что свет вам противопоказан?

- Да, - ответил Дайнин. - У вас, кажется, это называют нокталопией - светобоязнью. У нас для этой болезни нет названия, просто недуг.

- Рассказывайте! - потребовал Уэбб. - Я должен знать все: от и до. Самое главное - почему вы так похожи на меня?

- Тебе не понять, - Рон Дайнин покачал головой, - пока.

- Ну, ладно, - нахмурился Уэбб. - Тогда скажите, откуда вы прибыли?

- Не "откуда", - улыбнулся Рон, - а из "когда". Ты находишься в Тысяча Девятьсот Сорок Девятом. А я прибыл из Три Тысячи Пятьдесят Четвертого. Возможная ошибка-плюс-минус год или два. Дело в том, что во время Великой Войны мы сбились с летоисчисления, поэтому...

- Черт с ним, с вашим летоисчислением, - грубо оборвал Уэбб.

- Конечно! Ведь я прибыл из года Три Тысячи Пятьдесят Четвертого. Да, в это трудно поверить, но это чистая правда. После того, как мной овладел Недуг, меня обязаны были подвергнуть эвтаназии. Но я не хотел умирать, я украл Хрони и... очутился здесь, у тебя. Я мечтал повидаться с тобой с тех пор, как узнал о твоем существовании.

- Надеюсь, вы не шутите? - воскликнул Хилдрет. - Хотя, какие тут могут быть шутки. Что такое Хрони?

- Машина, на которой я прибыл. Она в соседней комнате.

- Извините, - сказал Уэбб, резко срываясь с места, но в дверном проеме замер, как вкопанный: посреди его кухни возвышалась семифутовая "луковица", слабо светящаяся в полумраке.

- Машина времени? - спросил Уэбб, не решаясь переступить порог. - Настоящая действующая машина твремени?

- Да, - ответил Рон. - Мы называем ее Хрони.

Уэбб с искренним удивлением рассматривал устройство, которое в его крохотной, но хорошо знакомой кухне застыло огромной и столь же чужеродной луковицей-грушей, выращенной из таинственного опалесцирующего материала. Хилдрет тревожно воскликнул:

- Нужно убрать ее отсюда! Здание старое, а эта штуковина, должно быть, весит с полтонны!

- О, нет! - возразил Дайнин и проскользнул в дверь мимо Уэбба. Он остановился около машины, поднял руку, положил ладонь на выступ в корпусе и легко опустил Хрони на пол.

Уэбб вытаращил глаза:

- Она плавает, - растерянно констатировал он, и спросил: - Это твердый гелий?

Теперь уже Дайнин с удивлением уставился на Уэбба.

- Так ты, выходит, знаешь о Хрони? Да, в нем есть твердый гелий. Из него сделаны катушки, чтобы уменьшить сопротивление. А легкий он из-за антигравитации.

- Антигравитация?

- Само собой, - в голосе Дайнина появились менторские нотки, - какая-то часть массы Хрони остается нескомпенсированной. Иначе, как его удерживать в поле земного тяготения при перемещениях во времени? Но, с другой стороны, нужно учитывать возможность ошибок при локализации в пространстве. Поэтому машина должна обладать максимальной маневренностью, чтобы не получить повреждения при столкновении с Землей. Это, в свою очередь, предполагает

- Хватит, хватит! - взмолился Уэбб. - Я все равно не понимаю, о чем идет речь.

Дайнин опять пожал плечами по-своему - с помощью пальца.

- Хорошо, но я должен кое-что объяснить. Я беглец, и прибыл к тебе за помощью.

- Беглец?

- Я не пригоден к дальнейшей жизни там, - сказал Дайнин после некоторого раздумья. - По крайней мере так гласит закон моего времени. Кодекс предусматривает умерщвление тех, кто подвержен Недугу. Я всегда был неприспособлен к жизни. С самого детства меня от многого, - Дайнин говорил, тщательно подбирая слова, - оберегали. От работы, которая мне нравилась, от женитьбы, от всего, что я ХОТЕЛ делать. Я даже воспитывался в специальном заведении, - он взглянул на Хилдрета. - Понимаешь, Уэбб, я был своего рода живым анахронизмом. Во всяком случае, я больше похож на человека именно двадцатого столетия. Вот почему, сбежав, я направился сюда - к вам.

Уэбб постучал по молочно-белому грушевидному корпусу: раздался хрустально-чистый вибрирующий звук.

- В этой штуковине? - Хилдрет покачал головой. - Неужели в твоем времени не нашлось места, где можно укрыться? В какой-нибудь другой стране?

- В моем времени осталось только одно государство, Уэбб, - Дайнин рассмеялся. - Оно включает в себя весь мир. Иначе и быть не могло после Всеобщей войны - не было другого способа спасти планету. У нас одно правительство и оно правит миром. Меня найдут, где бы я ни прятался. Поэтому я вынужден был покинуть свое время. Я украл Хрони и отправился к тебе. Потому что ты - мой близнец.

- Двойник? - уточнил Уэбб Хилдрет. - Ты, наверное, имеешь в виду, что я твой пра-пра-прадедушка или что-то в этом роде?

- Нет. Двойниками являются наши разумы. Хотя и тела обладают определенными сходствами. Но это естественно, раз мы так похожи друг на друга. Я обследовал множество времен и обнаружил твой разум - двойник моего собственного. И направился к тебе. Не думаю, что они последуют за мной. В противном случае ... - лицо Дайнина при этих словах стало серым и утомленным, - в противном случае, - повторил он, - я принес тебе гибель!

Хилдрет закашлялся и только тогда вспомнил, что его трубка давно потухла. Он зажег спичку, но тут же задул огонек: Дайнин вздрогнул, как от резкой боли, и отшатнулся.

- Какую еще гибель? - спросил Уэбб.

- Я уже сказал: я был приговорен к смертной казни, - ответил Дайнин. - А из-за того, что мы так похожи, из-за того, что строение наших разумов почти идентично, они заодно убьют и тебя. Конечно, я принял меры предосторожности, - торопливо добавил он и указал на машину времени. - Я включил интерференционное поле, оно затрудняет локализацию. Но обнаружить мой Хрони все-таки можно.

- Хватит объяснений, - произнес Уэбб и устало тряхнул головой. Подойдя к машине, он заглянул внутрь, сквозь круглое отверстие и увидел уютную маленькую кабину, места в которой хватало как раз на двух человек ростом с Дайнина. Перед светящимся экраном располагались два кресла, обитые материалом, напоминающим кожу. На широких подлокотниках находилось множество кнопок и рычажков. Над экраном тревожно мигала красная лампочка.

- Эта лампочка что-то означает? - спросил Хилдрет.

Рон Дайнин, подошел к машине, заглянул внутрь и застонал, как от боли.

- Это сканнеры! - воскликнул Дайнин. - Они ищут нас, используя другой Хрони!

В кабине неожиданно раздался металлический звон, а на подлокотниках кресел одновременно замигало несколько разноцветных лампочек.

Дайнин чертыхнулся вполголоса.

- Назад, Уэбб! - скомандовал он. - Так и есть! Они пытаются сбить настройку вибратора!

Он обхватил Хилдрета за талию и потащил в сторону от машины - с неожиданной для такого тощего на вид человека силой, Уэбб попятился, отступая в соседнюю комнату. И тут же бело-голубая вспышка наполнила кабину Хрони.

- Сгорел! - простонал Дайнин. - Они сожгли интерференционный вибратор! Теперь их не остановить!

- Пистолет ... в спальне, - растерянно произнес Уэбб. Я сейчас принесу его.

- Пистолет!? - истерично рассмеялся Дайнин. - Он не поможет! Лучше посмотри, Уэбб, во-он туда! - он указал пальцем в угол комнаты: по штукатурке побежали трещины, образовав пролом в стене. Пролом наполнился густым сизым туманом, сквозь который мелькали сполохи света, разноцветные лучи... Туман сгущался все плотнее, приобретая некую форму, пока не вылепил из себя огромных размеров конструкцию: часть ее находилась в комнате Уэбба, часть - за проломом в соседней квартире. Конструкция имела форму параллелепипеда, высотой не менее десяти футов; по ее молочно-белой, как и у Хрони, светящейся поверхности змейками струились нити разноцветного пламени. В передней части корпуса образовалось отверстие: из него в комнату шагнули два существа, внешне напоминающие горилл-альбиносов. На их запястьях болтались жезлы.

- Усмирители! - в отчаянии крикнул Дайнин. Уэбб на мгновение растерялся, но лишь на мгновение.

- Держись, Рон! - воскликнул Уэбб, бросаясь в спальню. Для раздумий времени не оставалось, но пока он шарил в тумбочке, вытаскивая трофейный люгер, двое гориллоподобных набросились на оцепеневшего от страха Дайнина, повалили на пол и принялись обматывать его странными лентами, голубовато мерцающими в полумраке. Хилдрет следил за ними из спальни краем глаза. Но, как оказалось, за ним тоже наблюдали: вдруг он услышал электрическое потрескивание - на него стремительно летел светящийся шарик величиной с грецкий орех. Он взорвался в нескольких сантиметрах от одежды Уэбба, свалив его с ног электрическим разрядом. Какое-то время Хилдрет пролежал на полу оглушенный, ослепленный и неспособный двигаться. Выпавший из рук люгер валялся рядом. Два Усмирителя, кружащие над Дайнином, обернулись к нему с возгласами удивления. Уэбб оттянул затвор и дослал патрон в казенник люгера в тот самый момент, когда из машины вылетел второй шарик. Он быстро приближался к Хилдрету, но на полпути свернул и разрядился на металлический торшер.

Уэбб выругался и, перевернувшись на левый бок, выстрелил в отверстие: из машины донесся дикий вопль смертельно раненого существа. Крик смешался с металлическим скрежетом, а поверхность машины вновь окутали разноцветные сполохи; отверстие наполнилось резкой вспышкой и ... машина исчезла.

Но двое в черной форме остались. Уэбб вскочил и бросился на ближайшего, изо всех сил ударив его рукояткой пистолета в переносицу. Удар свалил гориллоподобного на пол, выведя его из игры, но и Уэбб выронил пистолет. Безоружный, он остался один на один со вторым гориллоподобным. Рот противника скривился в садистской усмешке, он медленно поднял свой жезл и нацелил его прямо в живот Уэббу. На конце жезла угрожающе сверкнула линза, образовав очередной огненный шарик! Уэбб шарахнулся в сторону, уворачиваясь от заряда - сгустка электричества. Одновременно с выстрелом он ударил ребром ладони по сгибу локтя гориллоподобного, а еще через секунду Хилдрет, обхватив запястье врага, вывернул ему руку, за спину и резко вверх, но она не сломалась, хотя гориллоподобный вскрикнул неожиданно тонким голосом и выронил жезл. Уэбб продолжал выкручивать руку, ожидая, что вот-вот послышется хруст, но противник оказался гибким, как резиновая кукла. Он легко вывернулся и потянулся к лицу Уэбба кривыми пальцами, но не дотянувшись до глаз, расцарапал щеку. Рассвирепев, Уэбб стал наносить мощные расчетливые удары по массивной туше. Здоровяк с ревом отшатнулся. Продолжать схватку, соблюдая правила рукопашного боя, было немыслимо. Соперник Уэбба драться не умел, но и сдаваться, судя по всему, не собирался. Удары Хилдрета неизменно попадали в цель, но и противник с яростью молотил его по ребрам и все время норовил добраться пальцами до глаз. Уэбб начал задыхаться: сказывалось превосходство гориллоподобного в весе.

Пропустив сокрушительный удар в область сердца, Уэбб отлетел к стене, теряя сознание от боли. Тьма застилала глаза, но он не упускал из поля зрения грубое бесформенное лицо, не выражавшее никаких эмоций. И тут гориллоподобный допустил грубейшую ошибку, слишком близко подойдя к Уэббу, который, собрав остатки сил, пнул противника носком ботинка. Удар пришелся прямо в солнечное сплетение: согнувшись пополам, гориллоподобный издал протяжный булькающий звук и замертво рухнул на пол. Уэбб медленно поднялся, цепляясь за стену, и для верности пнул поверженного противника чуть ниже уха, чтобы тот провалялся без сознания как можно дольше.

Несколько раз глубоко вздохнув, он огляделся: люгер и оба жезла Усмирителей валялись на полу. Уэбб поднял оружие и, все еще пошатываясь, позвал Рона.

Дайнин тихо откликнулся: он лежал, цел и невредим, но спеленатый так, что не мог пошевелить даже пальцем. Блестящие ленты, напоминающие металлические, не имели узлов; Уэбб осмотрел их внимательно, задумался.

- Потерпи, Рон, - выдавил он сквозь распухшие губы.

Войдя в кухню, Уэбб обогнул грушевидный корпус тревожно сигналящего Хрони, и через минуту вернулся к Рону, сжимая в руке массивные ножницы для резки металла. Но он не успел подсунуть их под ленты, стягивающие Рона, - с улицы донесся звук полицейской сирены. Заскрипели тормоза - под самыми окнами.

Глаза Рона расширились от страха:

- Это ваши... Усмирители? - напряженно спросил он.

- Да, - кивнул Уэбб. - Только мы называем их копами.

Приладив ножницы, он навалился на них всем телом. Металлические ленты хрустнули с электрическим треском, Рон зашевелил руками, разминая затекшие мышцы.

Ступеньки лестницы отчетливо заскрипели под тяжестью кованых сапог. Уэбб торопливо запихнул ножницы в карман.

- Хрони в состоянии взять двоих? - спросил он.

Рон кивнул, ожидая, что Уэбб займется путами на его ногах. Но Хилдрет, взвалив Рона на плечо, решительно произнес:

- В таком случае, пора сматываться отсюда. Через минуту эти парни выломают дверь.

Хрони по-прежнему возвышался в центре кухни. Дайнин, лежа на плече Уэбба, дотянулся до корпуса машины, прижал к ней ладонь, и в боковой ее части появилось отверстие, достаточно широкое, чтобы внутрь мог забраться человек. Запихивая в отверстие Рона, Уэбб услышал, как полицейские переговариваются на лестничной площадке перед его квартирой. Тут же входная дверь слетела с петель, и в комнату ворвались копы в синих мундирах. Заползая в отверстие, он увидел их, склонившихся над неподвижными телами Усмирителей. А потом - отверстие затянулось.. .

В ГЛУБЬ ВРЕМЕНИ

Шум и крики полицейских стихли, и небольшую кабину Хрони наполнила гнетущая тишина. Уэбб осторожно прикоснулся к внутренней обшивке, пытаясь нащупать зазор между люком и корпусом машины.

- Что ж, - через некоторое время сказал он. - Пора отправляться в путь.

Рон, не отрывая взгляда от экрана, сказал:

- Мы в безопасности. Они никогда не смогут проникнуть внутрь Хрони. Лучше помоги высвободить мне ноги.

Уэбб вынул из кармана ножницы, недобрым словом помянув про себя тесноту кабины. Громко отдуваясь, он просунул ножницы под ленты, стягивающие лодыжки Рона и резко нажал: послышался характерный треск, посыпались искры.

- Ну, вот, - облегченно вздохнул Уэбб, поднимаясь. - Все в порядке. Включай свою машину!

Рон кивнул, пальцы его стремительно забегали по кнопкам на подлокотниках кресла. Сигнал тревоги отключился вместе с красными лампочками, а на центральном экране возник ярко-зеленый круг.



- Мы отправляемся в прошлое, - сказал он. - И чем дальше мы углубимся, тем труднее нас будет найти.

Опустившись в мягкое кресло рядом с креслом Рона, Уэбб попытался расслабиться, но измученные мышцы отозвались болью. Ощупав лицо, он с радостью убедился, что кости целы. "А, впрочем, не впервой попадать в драки, - хмыкнул Уэбб. Зато в машине времени сидеть не приходилось!"

Возбуждение разливалось по телу, тонизируя тем сильнее, чем плотнее он обживался в затемненной кабине Хрони.

Рон аккуратно вдавил ногой какую-то педаль, машина слабо завибрировала. Дайнин сжал тонкими пальцами рычаг, похожий на вопросительный знак, двинул вперед - вибрация сменилась сильной, но ровной тряской. Над центральным экраном располагался большой циферблат, похожий на спидометр: цифры на нем стремительно менялись. Затем, Уэбб вернул взгляд на экран: на его матовой поверхности мелькали призрачные видения - силуэты зданий, которые то раскачивались из стороны в сторону, то вытягивались вверх, то расплющивались. Наконец экран опустел и это, наверное, означало, что они забрались далеко в прошлое, когда зданий не было и в помине. Уэбба отвлекли вспышки на втором экране, появлявшиеся в виде беспорядочно пульсирующих точек, а затем свечение как бы уходило вглубь, превращаясь в извилистую линию с утолщением в центре. Линия какое-то время дрожала на экране, но потом вновь рассыпалась на мерцающие точки. Каждому появлению линии на экране сопутствовал негромкий мелодичный звон.

- Что это? - спросил Уэбб, коснувшись плеча Рона.

Рон хмуро взглянул на дрожащую линию.

- Это те, кто охотятся на нас. Свечение детектора показывает, что другая машина времени пытается синхронизироваться с нами. А звонок срабатывает каждый раз, когда они оказываются рядом. - На лице его было написано отчаяние. - Они пытаются догнать нас во времени, понимаешь? Когда им удастся это, они обстреляют нас электрическими зарядами, чтобы вывести из строя механизм нашего Хрони. Как в тот раз, когда им удалось сжечь интерференционный вибратор. После этого наш Хрони остановится, и они отправят каждого из нас обратно в свое время, как животных, сбежавших из зоопарка.

Очередная линия, возникшая на экране, превратилась не просто в утолщение. Уэбб рассмотрел в нем расплывчатое изображение массивной машины Усмирителей, которое заполнило весь экран. Хрони качнулся так, что Уэбба отбросило к стенке кабины.

Преследователи проскочили совсем рядом.

- Уэбб, - донесся до Хилдрета голос Рона, - Как ты там?

- Вроде бы все в порядке, - отозвался Уэбб. - По крайней мере, так мне кажется.

- Тогда держись! Я хочу попробовать оторваться от них. Правда, это довольно опасно, но ... - он вдруг рассмеялся, но попасть им в руки опасно не менее.

Уэбб не заметил, какой маневр предпринял Рон, но поведение машины изменилось. Пол кабины ушел из-под ног, стремительно сдвинулся, как палуба глиссера, несущегося по волнам.

- Это собъет их с толку, - тихо усмехнулся Рон. - Мы начали двигаться скачкообразно... Конечно, могут полететь катушки, ведь я соединил провода напрямую... только какое это имеет теперь значение?

Уэбб молчал. Ему многократно доводилось выслушивать подобные заверения буквально за миг до того, как начиналась вражеская артподготовка. Поэтому он целенаправленно изучил выступы на корпусе Хрони и вцепился в скобу, ожидая, что же произойдет дальше. Приближение беды он чувствовал подсознательно, и она надвигалась с ревом и грохотом огненного взрыва.

Машина преследователей, выпрыгнув из пустоты, оставила на экране след своей траектории. Кабину осветила очередная вспышка; и снова пол ушел из-под ног... Затем вспышки начали следовать одна за другой, молниями рассекая тесноту кабины. Хрони бросало из стороны в сторону, и... очередной заряд попал точно в них. Хрони бешено закрутился на месте, а из механизмов машины донесся пронзительный визг, как будто спятил звуковой генератор.

Все приборы моментально вышли из строя. Сверхпрочные стенки Хрони заходили ходуном, и корпус машины времени лопнул с треском рвущегося паруса. Входное отверстие распахнулось - Рон с Уэббом стали игрушками бушевавших снаружи слепых сил. Антигравитационное поле Хрони нейтрализовалось, и люди, словно апельсиновые косточки, выскользнувшие из пальцев гиганта, вылетели сквозь отверстие люка, направленное вверх. Их подбросило на добрую дюжину футов и швырнуло о землю.

От удара Уэбб потерял сознание.

Придя в себя, он затряс головой, разгоняя туман, и осмотрелся: неподалеку от него плясала какая-то фигура, освещенная солнцем. Покружившись на месте, она зашаталась и со стоном повалилась на землю.

Уэбб приподнялся на локте. В нескольких ярдах от него, накренившись, стоял Хрони. Края входного отверстия были искорежены, а корпус, обгоревший и почерневший, больше не светился. Воздух вокруг корпуса дрожал легкой дымкой; видимо, Хрони не израсходовал весь запас энергии.

- Уэбб!.. - долетел до Хилдрета голос Рона, наполненный болью.

Уэбб неуверенно поднялся. Оказалось, что их выбросило на лесную поляну, окруженную высокими деревьями. Ветер шумел в кронах, воздух был свеж и прохладен. Однако небо затягивалось тучами с пугающей быстротой.

Рон Дайнин лежал в траве, лицом вниз, зажимая глаза обеими ладонями, прячась от нестерпимого дневного света. Уэбб опустился на колени рядом с ним. Трава вокруг Рона была забрызгана кровью.

- Давай я тебе помогу, - ласково произнес Уэбб.

- Нет. Этому телу уже не поможешь, - ответил Дайнин, с дрожью в голосе. - Оно полностью искалечено.

- Нет! - воскликнул Уэбб.

- Да! Поверь мне! - остановил его Дайнин и застонал от боли.- Но я не сожалею о нем. Недуг... он все равно убил бы меня через шесть месяцев... Это тело бесполезно. - Плечи Рона напряглись от непомерного усилия и он, перекатившись на бок, оперся спиной о пенек, конвульсивно закашлялся, все так же зажимая ладонями глаза.

- Я должен сказать тебе, Уэбб, кое-что важное, - проговорил он с трудом. - Помнишь, я упомянул о нашем сходстве? Мы похожи не только внешне, Уэбб. Близнецами являются наши разумы. Строение твоего мозга является точной копией моего. Мы церебральные близнецы. Я отыскал тебя потому, что очень нуждался в тебе. Теперь я могу все объяснить...

- Рон, пожалуйста, помолчи сейчас. Тебе нужен отдых. А как только ты наберешься сил...

- Нет, я уже никогда не наберусь сил. Послушай, Уэбб, Хрони еще работает, хотя и вышел из-под контроля. Он излучает интерференционное поле на полную мощность. Я не знаю, к чему это приведет, у меня нет большого опыта... Но я уверен, что на некоторое время мы избавлены от Усмирителей. По крайней мере, на время, достаточное, чтобы ты успел сделать то, о чем я тебя попрошу.

- Сделать?

- Да, Уэбб, - простонал Рон, глубоко вздохнув, но вскоре продолжил: - В моем времени меня называли "чувствительным". Эта способность... Благодаря ей я нашел мозг, аналогичный моему, твой мозг... Мое тело умирает... Но если ты поможешь мне, я не погибну окончательно... Если впустишь меня...

- Впущу тебя? Ты имеешь в виду... - произнес Уэбб.

- Да, если впустишь меня в свой мозг. Наши разумы не просто похожи, они совершенно идентичны... Их сходство... Дайнин говорил сбивчиво, торопясь объяснить, - Нет, к сожалению в вашем языке не существует термина, определяющего это сходство. Но такое сходство означает, что я могу переселиться в твой мозг, если, конечно, ты впустишь меня... Понимаешь, в твоем мозгу способны сосуществовать два разума, два сознания одновременно... и они со временем сольются в единое целое. Твое сознание впитает мое, и ты станешь обладателем моих знаний и опыта. Конечно, слияние займет длительное время. Мозгу необходимо время, чтобы приспособиться к двум разумам, двум сознаниям, чтобы создать новые нервные связи. Но, в конце концов, это произойдет...

- Ты хочешь, чтобы я впустил тебя в свой мозг? - озадаченно пробормотал Уэбб.

- Да, Уэбб, пожалуйста. Но я смогу сделать это только с твоего согласия. И... я обещаю, что тело по-прежнему останется твоим. Ты не утратишь своей личности, своей - как она у вас называется? - духовности. Зато приобретешь часть моей.

Хилдрет кивнул, с состраданием глядя на измученного умирающего человека, и коснулся плеча Дайнина.

- Что нужно делать? - спросил он.

- Спасибо, Уэбб, - сказал Дайнин и закашлялся. По его пальцам, прижатым ко лбу, струйками потек пот. Немного успокоившись, он с усилием произнес:

- Тебе необходим какой-нибудь предмет, чтобы на нем сфокусировать взгляд. У тебя есть что-нибудь блестящее? Металлическая пряжка или нож?

- Лупа подойдет?

- Вполне, - голос Рона задрожал. - Всмотрись в нее, Уэбб. Найди сверкающую точку и сосредоточься на ней. Думай о ней. Думай о сверкающей точке.

Уэбб повертел лупу в руке, ловя отражение прячущегося солнца. В его ушах звучал слабый голос Дайнина, повторяющий: "Думай о свете, Уэбб. Думай о том, что вокруг не осталось ничего, кроме света. Только эта искорка света ..."

Склонив голову набок, Уэбб поймал-таки солнечный блик; рука дрогнула, лучик подмигнул, но Уэбб продолжал смотреть. Голос Дайнина перешел в шепот, а потом стал почти неслышен... Уэбб не видел больше ни лупы, ни леса, ни умирающего рядом с ним человека, ничего... Лишь нарастающий шум ветра в листве деревьев, который постепенно усилился до рева бури, и понес его, как осенний листик, прочь из окружающего мира, в пустоту вселенской бездны.

Бестелесное "я" Уэбба сжалось в бездонной черноте: затерянное, удивленное, испуганное. Дружелюбный голос Рона, донесшийся прямо из пустоты, вернул Уэбба к жизни.

- Все в порядке, Уэбб! - воскликнул Дайнин.

- Где... где ты... мы? - судорожно спросил Хилдрет, озираясь.

В ответ - беззвучный смех. Как и предыдущий возглас, он не доносился из окружающего пространства, а возникал непосредственно в мозгу Уэбба.

- Мы здесь, - ответил Рон, его голос изменился, став серьезным и сильным. - Ты пытаешься поймать мысль, Уэбб, но это невозможно. Мое сердце, - произнес он, - перестало биться. Я должен поторапливаться. Я перехожу в тебя, Уэбб. Ты что-то почувствуешь при этом, но не протився: процедура перехода безопасна. К тому же, даю слово, ты нескоро обнаружишь мое присутствие. Но, не забывай, я буду находиться в тебе. Итак, ты готов, Уэбб?

Хилдрет дал мысленное согласие, и его тут же наполнило ощущение приятного тепла, растекающегося по всему телу, возникло незнакомое прежде чувство двойственности, как будто два человека одновременно смотрятся в зеркало... Он беззвучно застонал от болезненного стремительного расширения собственного "я", разлетевшегося на отдельные атомы в самые дальние уголки Галактики... Уэбб ощутил первозданный холод космического пространства и, набирая скорость, полетел вниз, вниз, вниз...

Очнувшись, он открыл глаза и осмотрелся. Ничего не изменилось. Ветер по-прежнему шумел в кронах деревьев, по-прежнему гнал по небу облака... У его ног лежал Рон...

Рон Дайнин был мертв.

Уэбб тяжело поднялся. Вздохнув, он коснулся худого угловатого тела и побрел прочь.

Друзья и прежде умирали на его глазах, когда они продвигались от Нормандии к Рейну. Жизнь продолжалась только для живых...

Он устало взглянул на почерневший обо жженый корпус Хрони. Марево над ним все уплотнялось, образовав мерцающее ядро. Уэбб не знал, чем вызвано его появление. Он даже не удивился: за два последних часа он столкнулся с таким количеством необъяснимых фактов, что еще один роли не играл.

Едва волоча ноги, он направился к машине; если Хрони не безвозвратно поврежден Усмирителями, он сможет доставить его домой. Порыв ураганного ветра налетел на Уэбба, швырнул в лицо гроздья холодных колючих капель, вызвав ощущение, будто он направляется в самый центр шторма. Уэбб, пригнувшись до земли, не мог сдвинуться с места. Мешал не только ветер: антигравитационная установка Хрони, вновь заработавшая, создавала поле, не подпуская его к машине. Хилдрет минуту-другую пытался тупо и безуспешно бороться с антигравитацией, но потом в его действиях возобладал здравый смысл; он остановился и сел на траву.

Хилдрет досадливо вздохнул: есть ли на свете силы, способные помочь ему преодолеть невидимый барьер? Наверное, есть, но они не известны ему - Уэббу Хилдрету.

Для того, чтобы воспользоваться Хрони, его нужно, перво-наперво, вернуть на завод, отремонтировать и получить обратно, перебросив через бездну столетий.

Уэбб сидел, раскачиваясь из стороны в сторону, долго и молча. За всю историю человечества никто не был более одинок, чем он. Лес, обступивший поляну, не имел ничего общего с Нью-Йорком, хотя Рон уверял, что Хрони движется лишь во времени, а не в пространстве. Но если Уэбба не окружают многочисленные небоскребы Нью-Йорка, то это однозначно свидетельствует, что он находится в эпохе, предшествовавшей их строительству.

Раздраженно обернувшись на Хрони, красующийся на расстоянии вытянутой руки, Уэбб вздохнул; Хрони так же недостижим для него, как самая далекая звезда. Вот если отключить силовое поле... Нет даже это его не спасет. Он методично прокручивал в уме все воспоминания, связанные с машиной времени: во-первых, ему не попасть внутрь Хрони; во-вторых, даже пробравшись в кабину, он не знает, как им управлять. И, в-третьих, если произойдет чудо и осуществятся первые два пункта, ему не вернуть к жизни искалеченные приборы и механизмы Хрони. Это - несомненно, как и то, что Уэббу Хилдрету легко выпутаться из этой передряги не удастся.

Ба! Он совсем забыл об Усмирителях! Рон говорил, что местонахождение машины определить... а еще он говорил, что таинственное силовое поле вокруг Хрони, если выйдет из-под контроля, представляет опасность... Что имел в виду Рон? Уэбб даже не догадывался, но предвидел, - перспектива не из приятных.

Тягостные мысли о собственном будущем сменились воспоминаниями о смерти Рона Дайнина. Сон это был или явь: действительно ли имел место невероятный факт - слияние двух разумов?

Уэбб мысленно обратился к Рону:

"Рон! - взмолился Уэбб. - Рон! Если ты слышишь меня отзовись!"

Но ответа не последовало...

Уэбб смутно припоминал наставления Рона, его слова, что никаких следов присутствия постороннего разума, Хилдрет не заметит. По крайней мере, в первое время... Так и оказалось - одинокий человек по имени Уэбб сидел в незнакомом ему лесу, где только ветер гулял в кронах деревьев.

Одинокий? Нет! Уэбб ошибался - среди дерезьев он различил неясные силуэты смуглых человеческих фигур, подбирающихся к поляне.

Уэбб закричал так громко, что заглушил шум ветра. Приветственно подняв над головой руки, он пошел навстречу людям, прячущимся за деревьями.

ЗАТЕРЯННЫЕ ВО ВРЕМЕНИ

Из леса раздался ответный крик, и на поляну вышел меднокожий человек, остановившись на некотором расстоянии от Уэбба. Чуть позже его примеру последовали остальные туземцы, все-в заплатанных штанах до колен, с дротиками и короткими тяжелыми луками. С гортанными возгласами они приблизились к Уэббу и с нескрываемым интересом, как дети, принялись на него глазеть.

- Индейцы! - изумился Хилдрет. - Боже правый!

Впрочем, подумал он, все логично: в прошлом Америку населяли индейцы, а он, Уэбб, попал именно в прошлое. По крайней мере, с облегчением отметил он, его не занесло в эпоху неандертальцев или динозавров.

Меднокожий вождь подошел вплотную к Уэббу, окатив его потоком непонятнЫх звуков.

Уэбб покачал головой, пожал плечами и спросил:

- Никто из вас не говорит по-английски?

Толпа ответила дружным ворчанием. Один из индейцев указал остальным на лицо Уэбба, покрытое двухдневной щетиной. Индейцы дружно загалдели, без признаков враждебности окружили его, стали ощупывать одежду, прикасаться пальцами к светлой коже и щетине Уэбба. Их наивные восторженные действия доказывали, что в радиусе многих сотен миль от этой поляны не было ни одного белого человека. Возможно, Уэбб Хилдрет стал первым бледнолицым, посетившим североамериканский континент. Роль первооткрывателя не обрадовала его, наоборот, с каждой минутой он все сильнее осозновал, в какую глубокую пучину времени забросила его судьба... И все же, в его нынешнем положении даже такая компания весьма кстати. Поэтому он решил представиться, используя язык жестов; подав знак вождю, он похлопал себя по груди, а затем, как можно более выразительно, махнул в сторону мерцающего корпуса Хрони.

В ответ толпа завыла, от чего волосы на голове Уэбба встали дыбом.

"Боже мой, - подумал он, - что я наделал?"

Но оказалось, что не он явился причиной завываний. На поляну набежала тень. Он взглянул вверх вслед за индейцами и увидел... Над прогалиной, отливая серебристым металлом, кружил планер, почти срезая верхушки деревьев. Во время очередного поворота резкий порыв ветра задрал одно из крыльев вверх. Аппарат заплясал в воздухе, пилот отчаянно пытался выровнять его, но было поздно: потеряв высоту, планер врезался в деревья с подветренной стороны поляны.

Уэбб и так находился в угнетенном состоянии, а теперь его смятение удвоилось. Не успел он определиться во времени и убедиться, что это - Америка доколумбовой эпохи, как тут же появляется сверкающий летательный аппарат - доказательство технологической цивилизации - и сводит все его выводы на нет. От неожиданности происшедшего он остолбенел и вытаращил глаза, наблюдая за катастрофой. Индейцы продолжали с воем разбегаться во все стороны.



К моменту, когда его ноги вновь обрели способность двигаться, последний из индейцев уже исчез в темных лесных зарослях. Мгновение спустя Уэбб, дико вскрикнув, на плохо повинующихся ногах побежал к планеру. Преодолев половину пути до места крушения, он услышал характерный свист пронесшийся над головой, и за его спиной раздался взрыв. Машинально оценив и сопоставив звук с памятной минометной атакой в Сен-Ло, Уэбб профессионально подогнул колени, плашмя падая на землю, и постарался вжаться в нее как можно плотнее.

- Вот так встреча! - раздосадованно протянул он, вытаскивая из кармана люгер. Свист над его головой повторился, как и последующий взрыв. "Спокойно, Хилдрет, - прошептал он себе, - не попади под выстрел и постарайся взять этого парня живым".

Тяжело дыша, он осторожно полз сквозь густую траву, вскоре оказавшись в укрытии-под разлапистыми ветвями деревьев. Пригибаясь, он подкрался ближе... Остальное было делом техники - молниеносный бросок, и он прислонился спиной к искореженному корпусу планера, держа пистолет наготове.

- Брось оружие! - рявкнул Уэбб. - Выбрось и выходи с поднятыми руками!

Ответом послужило упорное молчание.

- Ну, как знаешь! - выкрикнул Уэбб, нажимая на курок. Пуля насквозь пробила тонкую металлическую обшивку. - А ну-ка, выходи! - повторил он.

После непродолжительной паузы Уэбб расслышал короткое проклятие, и на землю, возле его ног, упал длинноствольный пистолет. Потом из-под обломков показалась голова и плечи пилота планера: Хилдрет осторожно приблизился к нему. Человек выбрался и стоял, сгорбившись, но когда повернулся к Уэббу лицом... Хилдрет от удивления разве что не подпрыгнул:

- Так ты девица! Да еще из тех, которые готовы пришить первого встречного! - воскликнул он. - По-английски говоришь?

Ее односложный ответ был уныл и тих, но понятен.

- Красноречиво, - усмехнулся Уэбб и добавил: - Объясни мне, бога ради, с чего это тебе вздумалось палить в меня из своего "Бака Роджерса"?

Девушка уставилась на него, не поняв вопроса.

- А почему бы и нет? Ты ведь не из нашей шайки! И я бы шлепнула тебя, не будь там внутри все так искорежено - даже двигаться трудно, не то что целиться.

Хилдрет, заткнув пистолет за пояс, подошел к девушке вплотную. Она напряженно застыла на месте. Уэбб заговорил, стараясь наладить мирные отношения:

- Я не сделаю тебе ничего плохого. Наоборот, я так же, как и ты, дьявольски нуждаюсь в помощи... ого!

Она бросилась на него - в руке блеснуло лезвие ножа. Он ловко увернулся, перехватил и вывернул ей руку, повалив девушку на землю. Нож выпал из разжатых пальцев, и Уэбб придавил его ногой.

- Советую вести себя прилично! - рявкнул Уэбб. - Не то будет хуже. Захоти я расправиться с тобой, то сделал бы это без всяких разговоров.

Она молча поднялась с земли.

- А теперь слушай внимательно, - спокойно продолжал Уэбб. - Мне необходима помощь. Тебе, судя по всему, тоже. Поэтому не дергайся, а нормально объясни, почему ты должна убивать меня только из-за того, что я не из твоей шайки?

Девушка посмотрела на него с любопытством:

- Странный ты какой-то. Уж если не собираешься прикончить меня, то давай, для начала, спрячемся от дождя.

Уэбб кивнул и распихал оружие по карманам: его арсенал, состоящий из двух жезлов и люгера, пополнился ножом и пистолетом.

- Заберемся в планер, - предложил он и первым полез в смятую кабину. Потом протянул руку девушке; свободного места под обломками планера практически не осталось, но устроились они достаточно удобно.

- Порядок! - улыбнулся Уэбб. - Теперь можно и поговорить.

Девушка безразлично пожала плечами, растирая ушибленную при падении руку. Вздохнув, она сказала:

- Я из банды Бруклинцев, мы обосновались за рекой... девушка задумалась, - возможно, я одна уцелела. На нас устроили налет ребята из банды Врата Ада, но я успела смыться оттуда... не думаю, что это удалось еще кому-нибудь. С нашей шайкой покончено, как и со мной, видимо... Между прочим, меня зовут Мэг, хотя ни тебе, ни мне от этого не легче. Человек вне своей шайки на девять десятых мертвец.

Уэбб, порывшись в кармане, вытащил пачку сигарет и предложил Мэг. Она неуверенно взяла одну и стала удивленно рассматривать.

- Что это?

- Сигарета, - огветил Уэбб, - неужели не знаешь?

Он закурил, жадно затянулся и протянул зажженную сигарету девушке: она, скопировав его действия, неумело затянулась, тут же закашлялась, да так сильно, что едва не задохнулась. Лицо ее покраснело, из глаз потекли слезы. Отдышавшись, она испуганно отодвинулась от Уэбба, насколько позволила теснота кабины, подозрительно наблюдая за его действиями, особенно после того, как он поднял упавшую сигарету и с нескрываемым удовольствием продолжал курить.

- Мне больше не хочется, - хрипло предупредила она. Да, кстати, из какой ты банды? Что-то я раньше никогда не слышала о таких штуковинах. И пушки, как твоя, ни у кого не видела. Ты и впрямь странный какой-то!

- Разве так важно, откуда я, а, Мэг? - Уэбб печально усмехнулся. - Даже если я скажу, ты все равно не поверишь. Хотя, я готов ответить на твой вопрос, если и ты скажешь, из какого ты года.

- Как это-из какого?! Из две тысячи двести пятидесятого, из какого же еще! - фыркнула Мэг.

Уэбб тяжело вздохнул:

- А вот я, всего два часа назад, находился в тысяча девятьсот сорок девятом... Неужели у вас в две тысячи двести пятидесятом еще водятся индейцы? Если судить по их внешнему виду, они относятся примерно к девятисотому году нашей эры, плюс-минус пара сотен лет. Интересно, имеют ли они хоть какое-нибудь представление о летоисчислении?

Мэг неопределенно пожала плечами. Уэбб, бросив окурок, спросил:

- Ты можешь с уверенностью сказать, что эти места похожи на твои родные?

В это время останки корпуса планера заскрипели и угрожающе покачнулись. Мэг и Уэбб торопливо выбрались наружу, снова оказавшись под дождем.

Небо налилось свинцом, мощный раскат грома опустился на землю.

- Оглянись вокруг, Мэг, - повторил Уэбб. Вода текла с него ручьем. Тебе знакомо это место?

- Нет! - девушка испуганно схватила его за руку. - Я пролетала над Старым Нью-Йорком, направляясь к долине Уолл-Стрит - а потом, как-то сразу, подо мной оказался лес. Но к западу отсюда находится город. Я успела заметить его перед катастрофой, что тоже очень странно. Настоящий город! Такой, какими выглядели города перед большой Войной: с домами, вздымающимися к самым облакам и ничуть не разрушенными! Я никогда не видела ничего подобного, хотя прекрасно знаю весь район Нью-Йорка.

- Город? - Уэбб грубо схватил ее за плечи. - Мы немедленно идем туда! Возможно там нам помогут. Скорее всего, это Нью-Йорк.

Мэг высвободилась и отступила на шаг.

- Они убьют меня! Я знаю, что рано или поздно этого не миновать, но лезть самой прямо в петлю - благодарю покорно!

- Нет, нет, Мэг, они не станут убивать тебя, - рассмеялся Уэбб, его настроение значительно улучшилось. - Говорю тебе, что этому не бывать! Пошли вместе, а по пути я расскажу тебе, как живут у нас в Двадцатом веке.

Они стояли под прикрытием деревьев, пока ливень не поутих, и когда он превратился в мелкий моросящий дождик, они двинулись на запад. Уэбб шел впереди, Мэг устало плелась следом. Он изредка оборачивался, подбадривая девушку, и она, несмотря на усталость, неизменно улыбалась в ответ. Какая удача, подумал Уэбб, что рядом с ним оказалась, волею судьбы, эта девушка - сильная и мужественная. И одновременно привлекательная... Жаль, что нам не довелось встретиться раньше, при иных обстоятельствах. Тогда бы мы смогли легко и непринужденно поболтать... Задумавшись, Уэбб едва не рухнул с обрыва. Мэг, догнав его, встала рядом.

- Ну и как это тебе? - спросил он, кивком обозначив вопрос.

В шаге от них начинался обрыв, или разлом, явно вызванный недавним землетрясением. Совсем свежий, будто выкопанный ковшом огромного экскаватора. Земляная стена гигантской траншеи была влажной от дождя. Два толстенных дуба, росших на самом краю обрыва, накренились, их длинные корни, как плети, болтались в воздухе.

За обрывом, плохо различимые за пеленой мелкого дождя, лежали непроходимые болота; над ними клубился пар.

- Выглядит так, словно болота только что здесь появились, - заметил Уэбб. - Интересно знать, откуда?

- Наверное, это ты притащил их с собой, - сказала Мэг. Раньше я ничего подобного не видела.

- Боже, ну и вонь... - Уэбб с отвращением скривился. Снизу поднимался смрад от гниющих растений. - Знаешь, - сказал он медленно, припоминая лекции, - если наш профессор геологии был прав, то именно так Земля выглядела в доисторические времена. Задолго до появления человека и млекопитающих...

- Что ты имеешь в виду? - спросила Мэг.

- Даже не хочется об этом думать, не то, что говорить... - устало произнес Уэбб, но тут же, спохватившись, уточнил: Во всяком случае, независимо от того, старое это болото или новое, оно преграждает нам путь. - Он внимательно посмотрел налево, потом направо и нахмурился. - Обрыву не видно конца-краю. Что скажешь, Мэг? Будем обходить болото или попробуем пересечь его?

- Не знаю, Уэбб, - сказала Мэг. - Нет никаких ориентиров... Боюсь, мы заблудимся. Стоит только сбиться с дороги в город...

- С дороги? - удивленно фыркнул Уэбб. - Что-то не верится, что в этой навозной яме можно заблудиться. - Он показал на болото: - Попробуем обойти его. В противном случае никто не помешает нам двинуть напрямик!

Уверенность, с которой он это произнес, убедила Мэг и она без колебаний согласилась.

- Хорошо, Уэбб, - сказала она.

К северу местность повышалась, и они пошли в том направлении. Справа стоял лес, слева - лежали болота и трясины. Дождь почти прекратился, но воздух оставался тяжелым и влажным из-за болотных испарений.

Ну и болотище! Уэбб никогда в жизни не видел ничего подобного. Камень, который он бросил в трясину, пробил однообразно-зеленую ряску на поверхности, на мгновение открыв мертвенно-черную воду. Среди молчаливых деревьев, папоротника и неподвижной воды ничто не двигалось.

Именно деревья, растущие прямо на бесконечной трясине, навели Уэбба на раздумья. Он прищурился, рассматривая массивные стволы, достигавшие в высоту сотни футов и оканчивающиеся ажурными кронами. Потом перевел взгляд на гигантские пальмы с пучками длинных травянистых листьев на верхушке. Поверхность стволов покрывали чешуйки, отличающиеся от обычной древесной коры, а длинные узкие листья группировались пучками на концах веток.

А папоротники! Настоящие древовидные монстры! На фоне гигантских деревьев они напоминали карликов, хотя достигали в высоту не менее шестидесяти футов. Уэбб покачал головой. Может это болото и американское, мрачно подумал он, но уж во всяком случае, не из двадцатого столетия. Оно старше по меньшей мере на несколько миллионов лет. Скорее всего, это болото палеозоя, таинственным образом переброшенное на пятьдесят миллионов лет в будущее!

- Держись подальше от края, - предупредил Уэбб, повернувшись к девушке. - Черт его знает, какая тут глубина. Если свалишься, то выбраться едва ли удастся.

- За меня не беспокойся, - уверенно сказала Мэг и улыбнулась. Но в следующую секунду глаза ее расширились от ужаса и она закричала: - Уэбб! Сзади!

От деревьев, издавая пронзительное жужжание, на них летело кошмарного вида существо с веретенообразным туловищем и крыльями, каждое фута по четыре. Оно стремительно приближалось, жужжание все страшнее напоминало рокот работающего двигателя бронемашины. А само существо - жутких размеров стрекозу. Над солнечными прудами в окрестностях Нью-Йорка Уэббу раньше не приходилось видеть стрекоз, способных запросто убить человека.

Хилдрет потянулся за люгером, но чудовище уже было в нескольких метрах от него. Мэг ничком бросилась на землю, монстр пролетел над самой ее головой, а Уэбб, чудом увернувшись, подхватил с земли увесистый сук. Гигантская стрекоза пролетела мимо, открыв пасть с мощными челюстями и множеством острых зубов. Челюсти лязгнули, к счастью, впустую, схватив лишь влажный воздух. Скрежет зубов и клацанье челюстей как бы говорили, что этот промах - всего лишь разминка перед обедом. Зависнув в воздухе, стрекоза развернулась на месте и с жужжанием ринулась обратно, нацелившись на лежащую девушку. Уэбб бросился на помощь Мэг, вращая дубиной над головой и крича, как индеец. Чудовище, изменив курс, свернуло в сторону, и Уэбб перехватил сук в правую руку. Гигантская стрекоза повторила атаку. Уэбб размахнулся и отчаянно ударил, попав в брюхо летящей твари. Стрекоза боком завалилась в кусты, злобно стрекоча и молотя крыльями. Уэбб подскочил к ней и, вложив в удар все силы, размозжил ей голову. Жужжание прекратилось, но крылья чудовища еще продолжали подергиваться.

Уэбб в изнеможении оперся на дубину: лес перед его глазами поплыл... Услышав за спиной шорох, он резко обернулся.

- Мэг!.. - с облегчением вздохнул он, подошел к девушке и помог подняться с земли. - Ты в порядке?

Она исподлобья взглянула на него и принялась отряхиваться.

- В общем-то да, - сказала она. - Если не считать того, что чуть не померла со страху. С таким же успехом ты мог бы задушить ее голыми руками, а не размахивать своей дурацкой дубиной.

- Я, видно, просто забыл о пистолете, - рассмеялся Уэбб, - Но все-таки прикончил ее!

- Хорошо, что я не подвернулась тебе под руку! - улыбнулась Мэг. - Кстати, у этой твари могут быть родственники. Так что, если не боишься, отдай мой пистолет. С ним я чувствую себя намного спокойнее.

- Ну, конечно, почему бы нет, - без колебаний ответил Уэбб и расплылся в улыбке. - Вот только отдышусь.

Он удобно устроился, привалившись к стволу поваленного дерева, а Мэг оседлала валун, поросший мхом.

Вытащив из кармана небольшой реактивный пистолет, он внимательно изучил его: не принимая в расчет слишком длинный ствол, он был сработан изящно и безупречно, как часовой механизм. Даже магазин с патронами размером не превышал фаланги пальца.

- Уэбб... - позвала Мэг. Голос ее натянулся, как струна.

Хилдрет задрал голову и увидел в небе то, что не предполагал увидеть, хотя приготовился к любым неожиданностям. Над их головами, с грохотом сотни курьерских поездов, рассекая горы серых туч и водопады дождя, летел бескрылый - ревущий и свистящий - остроконечный предмет, за которым тянулся хвост пламени. Ракетный корабль! И двигался он по направлению к городу!

ГОРОД ЖИВОГО УЖАСА

Уэбб долго стоял и смотрел в хмурое небо, забыв обо всем, даже о девушке. Не обращая внимания на дождь, льющийся на его запрокинутое лицо, он прошептал:

- Какой корабль! О, боже, какой корабль!

На таком корабле, подумал он, можно долететь до Луны. Возможно, люди будущего, так и делают...

Когда холод подобрался к самым костям, Уэбб, стуча зубами, повернулся к Мэг, но ее не было.

- Мэг, где ты? - негромко позвал он. Кусты раздвинулись, из-за них появилась насквозь промокшая девушка.

- Зачем ты залезла туда? - спросил Уэбб.

- Ракета... - сказала Мэг, напряжение в ее голосе все объясняло. Уэбб прищурился, продолжая сжимать в руках ее пистолет, растерянно протянул его девушке.

- Спрячь, - сказал он и спросил: - Почему ты боишься ракет?

Мэг молча взяла пистолет и сунула в небольшую кобуру.

- До сегодняшнего дня я видела ракеты всего два раза, сказала она. - Старики в нашей шайке рассказывали, что эти ракеты - последние на свете. Первая прилетала, когда я была еще совсем маленькой. Тогда почти всю шайку перебили, уцелевшие попрятались в лесу, а ракета улетела. Еще через несколько лет прилетела вторая ракета. Была бомбежка, обстрел. Но экипаж, как мне показалось, не умел управлять ею, и мы подбили ее. С тех пор я больше не видела ракет.

- Ракета, которую мы видели сейчас, не боевая, - сказал Уэбб.

- Какая же еще? - недоверчиво спросила Мэг. - Люди из той ракеты, которую мы подбили, вернее те, кто остался жив после ее падения, говорили не по-нашему. Но они были настоящими воинами. В этом мы убедились: нам пришлось перебить их всех до единого. Сражались они насмерть.

- Во всяком случае, - сказал Уэбб, - эта ракета направлялась в город. Возможно, ребята, летевшие в ней, носят такую же форму, как и те, которые бомбили вас. Возможно, что и говорят они непонятно. Но все равно, они представители единственной цивилизации, которая нам известна. Так что, придется идти прежним путем. Если что меня и настораживает... - эта ракета не относится ни к моему, ни к твоему времени. Несомненно, что индейцы ее построить тоже не могли! Уэбб вздохнул. - Какой кз всего этого следует вывод?

Мэг пожала плечами.

- А вывод следует вот какой, - сказал Уэбб. - Сдается мне, что-то непонятное произошло со временем. Что именно - я сказать не могу, но нарушение совершенно очевидно. Мы столкнулись уже с четырьмя разными эпохами, вернее, пятью, - если приплюсовать страшилище, которое десять минут назад накинулось на нас, да еще эти забавные деревца.

- Что-то я не понимаю, о чем идет речь, - сказала Мэг.

- Ты слово в слово повторила мой недавний ответ Рону Дайнину, - усмехнулся Уэбб. - Я считал бессмыслицей то, что он втолковывал мне, а тебе не меньшей бессмыслицей кажутся мои нынешние рассуждения... - Хилдрет задумался. - Рон тогда еще сказал, что с машиной времени связаны своеобразные эффекты. То ли излучения какого-то поля, то ли еще... что-то похожее... Кажется...

Мэг доверчиво посмотрела на Хилдрета, уверенная, что он обязательно во всем разберется, найдет ответ.

- Нет, не помню, - сказал Уэбб, встряхивая головой. - Я думаю, мы выясним это в городе. Ты готова идти?

Девушка восприняла его предложение без оптимизма, но промолчала. Вынув пистолет, она проверила, заряжен ли он, и сунула обратно в кобуру. Подозрительно косясь на болото, из которого налетело на них давешнее чудище, она двинулась вслед за Уэббом, осторожно продвигающегося по краю обрыва.

К тому времени, как они обогнули влажное палеозойское болото, уже стемнело. Теперь их отделяла от города только гряда невысоких пологих холмов. Взобравшись на один из них, они увидели город, расстилавшийся в долине, и прячущийся в наступивших сумерках. В свете молний, рассекавших туман, который навис над городом, Уэбб рассмотрел очертания колонн, возносившихся к небу, зданий, достигавших в высоту не менее мили и соединенных меж собой тонкой паутиной переходов. Таких городов Уэббу Хилдрету в жизни своей видеть не приходилось. Это был город из иного мира - или из сказочного сна. Не отрывая взгляда от волшебных строений, Мэг опустилась на землю. Она устало откинула со лба волосы, намокшие от дождя и прилипшие к щекам тонкими прядями.

- Ты думаешь, нам смогут помочь, Уэбб? - спросила она.

- Стоит рискнуть, - ответил он. - Если б еще знать, к кому обратиться. - Он провел ладонью по небритому подбородку и брезгливо посмотрел на налипшую грязь. - Нам не мешает умыться, прежде чем лезть с вопросами к местным жителям. Уверен, они нам помогут. Кто, кроме ангелов, способен построить такой грод?

Приведя себя в порядок, они начали медленно спускаться с холма, спотыкаясь на каждом шагу. Дождь прекратился, но тучи надежно закрывали луну.

Минут через десять они наткнулись на дорогу необычной вогнутой формы, как будто широкую трубу разрезали по длине на две равные половины и вдавили их в землю. Прямой, как стрела, путь этот вел в город, нигде не сворачивая и нефазветвляясь.

Они быстро шли по ровному пружинящему покрытию, готовые в случае опасности броситься под защиту деревьев, росших по обочине. Уэбб с удивлением размышлял о назначении дороги и о том, какой транспорт мог по ней двигаться.

В течении всего пути они не услышали ни единого звука, кроме отдаленного щебета ночной птицы. И вошли в город неожиданно для себя: громады высотных зданий окружили их. Одноэтажных предместий, к которым Уэбб привык в своем времени, здесь не было. Город был мрачен, как могила. И так же тих.

Темные махины зданий, различимые только потому, что были темнее окружающей ночи, возвышались вокруг. В зловещей тьме они казались бесформенными и уходящими в самые небеса. Каблуки Уэбба застучали по мостовой, а отчетливый звук его шагов эхом отражался от стен. Он остановился, прошептал: "Мэг..." Девушка прижалась к Уэббу, и он почувствовал, что она дрожит.

- Иди рядом, - сказал он. - Держись за меня и не отставай, а то как бы чего не случилось.

- Хорошо, - прошептала она. - Уэбб!

- Что?

- Мне кажется, что за нами кто-то крадется.

Он прислушался: тишина, если не считать неясных отдаленных шорохов.

- Нет, - сказал он, уловив эхо ее вздоха.

- Наверное, показалось, - сказала она, но прижалась к нему еще плотнее. Они прошли уже с четверть мили, ничего не видя и не слыша. Уэбб Хилдрет чувствовал, как внутри нарастает напряжение. И тут же услышал звук - кто-то приближался. Или что-то. Оно двигалось, забавно посапывая. В руке Уэбба мгновенно оказался люгер. Прижавшись к стене, он нащупал другой рукой каменное углубление и шагнул в нишу, втащив за собой девушку. Внутри ниши было абсолютно темно. Пыхтение, став громче и отчетливее, проследовало мимо них. Уэбб разглядел горбатые очертания крупной черепахообразной туши, быстро продвигающейся по улице. Вполне возможно, это была машина, но Уэбб сомневался, что машина может издавать этакое гнусавое пыхтение. Уэбб хмыкнул в темноте и повернулся к девушке.

Но она исчезла...

- Мэг? - негромко позвал он, вытягивая руку. - Мэг! - от приступа дикого ужаса перехватило дыхание, он лихорадочно принялся искать девушку, натыкаясь только на холодные шершавые стены.

На улице раздались неясные звуки, но Уэбб не обратил на них внимания.

- Мэг! - орал он в полный голос и молотил кулаками по стене, надеясь, что под его ударами распахнется потайная дверь, поглотившая девушку. Когда приступ бешенства прошел, он повернулся лицом к улице. Звуки приблизились и оказались хорошо различимыми голосами - негромкими, опасливыми, но понятными.

- Эй, справа - дверь, кто-то там есть!

- Да, один. Посвети-ка на него. Если не горожанин стреляй!

Уэбб не стал ждать выстрела. Ощутив прикосновение тепла, он удивился, но, вспомнив об инфракрасных прицелах, с которыми столкнулся на войне в своем времени, решил действовать. Почувствовав, как тепло медленно движется по его телу, лицу и рукам, поспешил выбраться из ниши. За его спиной послышался изумленный вопль. Уэбб стремглав понесся по улице. Хлопок электрического разряда пронзил темноту и ударил в стену рядом с ним. Из дыры в стене проступили раскаленные куски арматуры, расплавленный металл брызгами ошпарил тело Уэбба.

Тьма снова сомкнулась вокруг, еще более непроницаемая после мгновенной вспышки света, которая высветила боковой проход. Уэбб метнулся туда. Наклонив голову, сжавшись в ожидании следующею выстрела, возможно смертельного, он побежал вверх по бесконечному спиральному подъему. С обеих сторон его теснили каменные стены, а Уэбб все бежал и бежал. Ноги от усталости налились свинцом, но подъем все продолжался. Голоса преследователей раздавались совсем близко, от их выстрелов его защищали повороты каменных стен . . . Когда дорога вывела его на ровное, открытое пространство, он упал от неожиданности, но тут же вскочил и бросился бежать.

На этот раз удача покинула его... За спиной раздались крики, очередной разряд ударил рядом с ним. Он покачнулся от взрывной волны, капля расплавленного камня вонзилась в ногу, и Уэбб повалился на землю.

Мостовая расступилась под ним, он начал лихорадочно шарить руками, ища за что бы ухватиться. Какую-то долю секунды слабеющие пальцы держали его...

- Какого дьявола! - подумал Уэбб Хилдрет, а потом пальцы разжались, и он полетел в черную бездну.

Уэбб лежал под куполом зловеще-багрового неба. Ему мучительно хотелось пить. Тело жгло огнем, а сознание колыхалось на волнах кроваво-красного тумана. С пылающих небес к нему протянулся кривой уродливый палец, изучающе потыкал в грудь, а писклявый голос посоветовал:

- Пошарь-ка в карманах, Тэм. Не бойся, он мертвее мертвецкого.

Бредовые видения Уэбба лопнули мыльным пузырем. Застонав, он открыл глаза. Над ним, разинув рот, склонился гном. Удивление, отчетливо читавшееся на его лице, скрывало глупость его жадных маленьких глаз.

- Воды! - прохрипел Уэбб.

Гном отшатнулся.

- Да он живехонек, Кроннер, - обвиняюще, дрожащим голосом промолвил гном.

Сморщенное лицо второго тролля мелькнуло перед затуманенным взором Уэбба. Еще одна пара глаз вперилась в него.

- Дак ты, навроде живехонький? - подозрительно спросил второй.

- Пожалуйста, воды, - прошептал Уэбб. - Помогите мне.

- От уж нет! - скрипуче заголосили гномы и в страхе отшатнулись. - Ты, видать, трог. Ты нам сделаешь нехорошо, - и они умчались с мышиным шуршанием.

Уэбб тяжело откашлялся. Цвет неба был невыносим. Зато солнце виделось наяву. Уэбб обратил внимание, что лежит под трехметровым обрывом, и безуспешно попытался прикинуть, сколько времени он здесь провалялся.

Он огляделся в поисках двух маленьких оборванцев, но их уже и след простыл. Возможно, они ему приснились... Он беспомощно поскреб землю пальцами и понял, что лежит на прохладной траве.

Глаза слипались, возвращался сон, но тут он услышал уже знакомые шаги: тролли. А с ними шел еще кто-то, ступающий мощнее и увереннее. На лицо Уэбба упала тень. Он повернул голову.

В поле его зрения попали ноги в форменных ботинках. Мягкий, но невыразительный голос произнес:

- Ты довольно живуч, а, трог?

Уэбб оторвал взгляд от ботинок и посмотрел вверх: над ним возвышался человек в военной форме, подпоясанный ремнем, на котором болталась фляжка. Уэбб впился в него глазами, облизнул губы.

- Воды! - хрипло попросил он.

Издалека донеслись визгливые голоса троллей.

- Он уже просил воды, - наперебой запищали они, обращаясь к человеку в форме. - Когда мы прихватили его, он тоже просил воды, вот как сейчас.

- Хочет пить, - сказал высокий и рассмеялся. Опустившись на колени возле Уэбба, он приподнял ему голову и поднес фляжку к губам. Вода была тепловатая, но вкусная. Уэбб жадно пил до тех пор, пока человек не сказал: - Полегче, полегче, трог! Так ты убьешь себя. Оставь это дело нам!

Тролли визгливо захихикали в знак одобрения.

- Это уж точно, солдатик, мы уж об этом позаботимся.

- Мы, значит, позаботимся? - негромко произнес высокий, - Ах, вы крысы кладбищенские, пожиратели падали! А ну, валите отсюда, пока не напустил на вас этого трога!

Тролли в ужасе зачирикали что-то невразумительное и, как по мановению ока, с шуршанием исчезли. Высокий снова рассмеялся.

- Вот сброд! Ну ничего, когда-нибудь, в один прекрасный день, мы очистим от них город.

Тяжело вздохнув, Уэбб оторвался от фляжки.

- Спасибо, - сказал он. - А ты, кто, солдат?

- Можно сказать и так. - Человек пожал плечами. - Вообще-то, я - искоренитель. Занимаюсь тем, что искореняю трогов, трог!

- Я не трог, - запротестовал Уэбб - я даже не знаю, что такое трог!

Человек промолчал, но по выражению его лица нельзя было понять, что он думает о признании Хилдрета.

Уэбб медленно опустил голову на траву.

- Посмотри, пожалуйста, что у меня с ногой. Если она, конечно, еще есть. Мне не подняться.

- Не волнуйся, с твоими ногами все в порядке. Впрочем наличие или отсутствие ног роли не играет. После того, как мы убьем тебя, они тебе больше все равно не понадобятся. А вообще-то, - дружелюбно сказал он, окинув взглядом Уэбба, у тебя дырка в бедре. Наверное, придется вызывать машину. Ты как, сможешь продержаться без меня пару минут?

Уэбб кивнул. Он соображал с трудом: тело ныло, а в ушах стоял невыносимый шум. От боли напряглись даже мышцы живота. Он не мог глубоко вдохнуть, поэтому решил, что кроме раны в бедре, у него сломано несколько ребер. Чтобы убедиться в этом, он решил поднять руку. Правая отказывалась слушаться. Тогда он оставил ее в покое и сосредоточился на левой. Пошевелив пальцами, Уэбб положил ее на грудь. Каким бы медленным ни было это движение, человек в форме отскочил в сторону. Его рука молниеносно выхватила из-за широкого пояса пистолет с раструбом на конце ствола.

- Лежать! - приказал он. Дружелюбие в его голосе исчезло.

- Я не собираюсь делать ничего плохого, дружище, - замер Хилдрет. - Ты хотел вызвать скорую, - раздраженно напомнил он.

Расслабившись, солдат с улыбкой ответил:

- Спокойно, трог, спокойно! Скорая уже в пути.

Уэбб отвернулся. Троги, гномы, тролли, - мрачно перечислял он.

Перед глазами зеленела трава, чуть дальше из земли торчали кривые деревца. За деревьями, блестя под лучами утреннего солнца, высились шпили городских зданий, в воздухе застыло волшебное кружево подвесных переходов.

Где и когда он видел все это? Прошлым вечером, здесь же. Неужели с момента, как они с Мэг добрались до города, прошло всего несколько часов?

МЭГ! Уэбб, погрузившись в боль, совершенно забыл о девушке. Но теперь он все вспомнил... Ее имя сорвалось с его губ совершенно непроизвольно. Поразмыслив, он решил, что спрашивать о ней у солдата по меньшей мере неосмотрительно. Ведь он искоренитель трогов! Если Мэг жива и ее не схватили, то лучшая помощь с его стороны - молчание.

"Трог", - вспомнил он.

- Кстати, что такое трог? - спросил Уэбб, взглянув на солдата.

Тот усмехнулся, скривив тонкий рот.

- Разыгрываешь, а, трог? Ну, что ж давай, давай. Все равно, хоть ты и говоришь, что не трог, ты должен знать, кто такие троги. Пожалуй, скажем так: либо ты - горожанин и живешь в городе, либо ты - трог и ютишься в какой-нибудь вонючей пещере. Ты - не горожанин. Следовательно, ты - трог. А с трогами у нас разговор короткий. Просто и понятно.

- Не очень, - проворчал Уэбб. - Так как насчет машины?

- Потерпи, трог, - ласково произнес солдат. - Сейчас тебе подадут катафалк.

ОТСРОЧКА КАЗНИ

Прийдя в себя, Уэбб осознал, что совершенно здоров. В первый момент, отказываясь верить своим ощущениям, он чуть было не впал в истерику. Умирающего, его привезли сюда и положили на белый стол, освещенный сотней ламп. Он потерял сознание - на мгновение, не более того, - и очнулся . . . совершенно здоровым человеком. Боль ушла, словно и не было ее никогда. А рука, его правая сломанная рука, сейчас свободно сгибалась! Глубокая рана, выжженная в бедре расплавленным камнем, затянулась розовым шрамом молодой кожи. И, что самое удивительное, он был побрит и причесан.

К столу подошла угрюмая некрасивая женщина.

- С тобой все в порядке, - сказала она. - Поднимайся и следуй за посыльным. Он знает, куда тебя проводить.

Коренастый солдат шагал рядом с Уэббом, едва придерживая рукой болтавшееся на груди оружие. Уэбб случайно кашлянул, и быстрота, с которой его страж вскинул и направил дуло в грудь Хилдрета, говорила лучше всяких слов, чем может кончиться попытка к бегству. Они молча спускались по бесконечным наклонным коридорам, то и дело минуя боковые ответвления, ведущие в неизвестность.

Остановившись перед одной из дверей, солдат пропустил Уэбба в ярко освещенную комнату. Незнакомые люди атлетического телосложения, прервав разговор, повернулись и посмотрели на вошедших. Комнату наполнял истинно военный дух.

- Оборонный Центр, - кратко пояснил проводник, подтверждая догадку Уэбба, и подвел его к одному из столов, за которым сидела девушка в военной форме. - Трог, - лаконично доложил посыльный. Уэбб, памятуя о том, что они все время спускались в подземелья города, посмотрел на потолок. Давления квинтильонов тонн горной породы почему-то не ощущалось.

Девушка кивнула и, не отрывая глаз от исписанного листа, отрывисто произнесла:

- Входите! Капитан Оркатт давно ждет.

Солдат провел его в следующую комнату - дикий гибрид оффиса и лаборатории. Коренастый человек в зеленом халате, причесанный под выпускника Гейдельбергского университета, подошел к ним, заложив руки за спину. Чуть поодаль стоял военный - тот самый, которого тролли привели к Уэббу.

После незначительной паузы высокий спросил:

- Ну, как, Оркатт?

- Все нормльно, это действительно трог. Посадите его в кресло, Симоне.

Симоне небрежно взмахнул рукой.

- Садись, - сказал он и пихнул Уэбба к указанному креслу. Сиденье оказалось мягким, как облака, на которых восседают ангелы. К Уэббу приблизился высокий и направил ему в глаза узенький пучок света из конического прибора. Уэбб зажмурился было от неожиданности, но затем широко раскрыл глаза. "Черт с ними", - подумал он.

Ему измерили пульс, давление и прикрепили к вискам, ладоням и под язык металлические датчики размером с десятицентовую монету.

Симоне отступил назад и с беспокойством в голосе спросил:

- Тебе удобно?

Уэбб кивнул и ехидно заметил:

- Что-то непохоже, что вас это очень тревожит.

- Агрессивная реакция, Симоне. Обратите внимание. Я бы даже сказал - нормальная, - вполголоса произнес Оркатт.

- Если вообще на свете бывают нормальные троги, - согласился Симоне.

- А теперь, трог, откинься назад. Не бойся, это тебе не повредит, - и он подкатил к креслу Уэбба стойку, к которой крепились два ряда рефлекторов на шарнирах. Он нажал кнопку, и рефлекторы начали вращаться, причем каждый последующий вращался в противоположном направлении. Миллиарды бликов проносились перед глазами Уэбба. Рефлекторы вращались все быстрее. Уэбб никак не мог оторвать взгляд от их сверкания. Сознания он не терял ни на миг, но был словно загипнотизирован. Он не мог даже пошевелиться. Он видел, как человек в мундире и человек в зеленом халате двигались по комнате взад и вперед, то попадая, то исчезая из его поля зрения; он чувствовал легкие покалывания в местах прикрепления электродов, вызывающие во рту привкус меди. Он слышал приглушенные и пронзительные звуки. Но пошевелиться так и не мог...

Уэбб с усилием отвел глаза от замедлявших вращение рефлекторов; ему казалось, что он провел в кресле несколько столетий. Голова чудовищно гудела, но боль быстро исчезла. Он улыбнулся своим мучителям.

- Ну, убедились, что никакой я не трог? - спросил он.

Симоне рассмеялся.

- Нет, в самом деле, - Уэбб начал тревожиться. - Что вы там обнаружили?

- Только то, в чем были убеждены, трог, - развел руками Оркатт.

- Но-но! - взревел Уэбб. - Если это заключение выдала ваша дурацкая машина, то она неисправна!

- Типичное поведение для трога, - заметил Симоне. Только они могут приписывать враждебную предубежденность неодушевленному предмету.

Оркатт кивнул.

- Выслушайте меня! - взмолился Уэбб. - Я вовсе не трог! Я - человек из двадцатого века!

- О, да, - подтвердил Оркатт, протянул руку и выключил машину. - И это труднее всего понять. Ты не обманывал нас, по крайней мере, когда говорил о двадцатом веке. Следы лжи отсутствовали на экране ментографа. Что лишний раз доказывает, как плохо мы знаем прошлое. Мне бы никогда не пришло в голову, что уже в те времена существовали троги - я всегда считал у что они расплодились после Мировой Катастрофы.

- Послушайте, пора выкладывать карты на стол, - грубо сказал Уэбб. - Мне лучше знать - трог я или не трог. Предоставьте мне возможность и я непременно докажу это!

- Трог, мои слова покажутся странными, но ты мне нравишься, - с неожиданной теплотой в голосе воскликнул Симоне. - Ты настоящий боец! Но, видишь ли, у нас на руках неопровержимые доказательства, так что тебе не стоит рыпаться. Вот, взгляни сам.

Он развернул на столе перед Уэббом несколько энцефалограмм - записей электрической активности мозга.

- Вот эти сняты с твоего мозга, - снисходительно пояснил он. - Это - энцефалограмма трога. А здесь, - он указал на третью ленту, прикрепленную к стене, - энцефалограмма нормального человеческого мозга. Посмотри они выглядят более чем убедительно.

Уэбб нервно сглотнул. То, что говорил Симоне - невероятно! Записи деятельности нормального человеческого мозга выглядели плавными синусоидами. Записи мозга трога - прерывистыми ломаными линиями чередующимися с пиками. Ошибиться или перепутать было невозможно - кривые Уэбба совпадали с кривыми трога.

- Но... - начал он.

Оркатт жестом остановил его, поднялся, и обращаясь к Симонсу, сказал:

- Я голоден. Пойдем-ка посмотрим, что нам приготовили на обед. А на него не обращай внимания. - Он брезгливо сморщился, заметив что Симоне растерянно глядит на Уэбба. - Никуда он не денется. Пусть им лучше займется Деталь. - Симоне с явной неохотой двинулся к двери вслед за Оркаттом.

Когда капитан вышел из комнаты, Симоне торопливо повернулся к Уэббу:

- Мне очень жаль, - сказал он. - Но я ничем не могу помочь, - и протянул ему руку.

Уэбб машинально пожал ее, отметив, что Симоне слегка кивнул ему на прощание, как бы в знак уважения, и быстро вышел.

Дверь захлопнулась, оборвав на полуслове фразу Оркатта о том, что в этом году город испытывает трудности с продовольствием.

В бессильной злобе Уэбб смачно выругался и сел прямо. Оставалось только догадываться, что из себя представляет Деталь. В любом случае, ничего хорошего Уэбба не ждет. Вспомнив о Мэг, он содрогнулся, ведь он обещал ей, что люди из города не убьют ее... но выходило наоборот.

Из-за двери донесся грубый возглас. Уэбб машинально огляделся в поисках оружия, но опомнился: если что и спасет его, то уж наверняка не мышцы. Он достал измятую пачку - сигарет оставалось совсем немного-и непринужденно закурил.

Тут же дверь распахнулась. В проеме появился высокий человек в зеленом военном мундире. На его лицо наползло раздражение, когда он, осмотревшись, понял, что Уэбба оставили в комнате без охраны.

- Неосторожно, - пробурчал он. - Крайне неосторожно! Если у трога мозги на месте, он непременно попытается сбежать!

- Я не трог, - машинально ответил Уэбб, вздохнул и поднялся.

- Заткнись, трог, - военный шагнул в комнату, освобождая дверной проем. В коридоре Уэбба поджидала группа хорошо вооруженных солдат. - Следуй за особым подразделением, - приказал он. - И не пытайся сопротивляться. В Оборонном Центре бессмысленно поднимать шум.

Уэбб напоследок затянулся и старательно раздавил ногой окурок.

- Поганая троговская привычка, - скривился солдат. Правда, раньше я не замечал у них этой привычки, хоть и повидал на своем веку немало трогов. Все равно - поганая троговская привычка!

- Троги так не делают, - заметил Уэбб. - Впрочем, это все пустяки. Итак, куда мы направляемся?

- Пошли, пошли, - рассмеялся солдат, подталкивая Уэбба к дверям. Подразделение образовало вокруг него каре и они двинулись в путь.

Насколько Уэбб разобрался, трогами называли полуразумных существ, обитавших в подземных пещерах. Если так, то почему, во имя всех смертных грехов, энфало-тесты оказались неверными? "Я НЕ ТРОГ" - убеждал он сам себя. Но тут же застонал: его кривые были идентичны кривым трога.

Он раздраженно топал по пружинящему покрытию пола. Дверь, перед которой они остановились ожидая, наконец, распахнулась, и охрана, подталкивая Уэбба, ввалилась внутрь. Дверь за их спинами закрылась, и пол неожиданно ушел из-под ног... Уэбб судорожно схватил воздух ртом: ему показалось, что желудок подпрыгнул до самого горла. Впервые Уэбб оказался в скоростном лифте, приходившемся родным братом свободному падению. Охранникам, казалось, все было нипочем. Один из солдат толкнул соседа в бок, кивнув на Уэбба.

- Трог, - сказал он и ухмыльнулся.

Лифт остановился, охрана вышла. Подошел часовой с длинноствольным ружьем и внимательно всех осмотрел.

- Документы, - потребовал он.

Командир подразделения недоуменно поднял брови.

- Документы? - переспросил он. - Да ведь мы просто-напросто ведем этого трога в яму, чтобы привести приговор в исполнение. Помоему, для этого не требуется никаких документов.

- А вот теперь требуется, - часовой сплюнул. - Вся эта зона в карантине. Приказ Оборонного Центра!

- Ах, вот оно что... - неприязненно процедил командир.

- Послушай, служивый, я приказываю тебе! Отойди спокойно в сторонку и дай нам пройти! А не то лишишься нашивок!

- Уж не твоими ли заботами? - сощурился часовой, поглаживая ружье. - Заворачивайте-ка назад, и точка!

- Ты же прекрасно знаешь, что я этого так не оставлю! Все будет доложено начальству! - Глаза командира сузились.

- Докладывай, докладывай, будь ты проклят! Теперь это зона Хрони. Сегодня утром Оборонный Центр реквизировал ее.

Командир готов был взорваться, но тут вмешался Уэбб.

- Вы сказали - Хрони? - спросил он. - Это не машина ли...

Реакция охранников оказалась непредсказуема: не успел он и глазом моргнуть, как оружие часового уперлось ему в грудь. Командир отшатнулся, судорожно доставая пистолет. Еще через мгновение Уэбб стоял под прицелом десятка стволов, направленных на него. Воцарилось напряженное молчание. Часовой первым нарушил его.

- А я-то думал, что это трог, - взревел он.

Командир с тревогой в голосе подтвердил:

- Так оно и есть. Дьявольщина какая-то. - Он грозно взглянул на Уэбба. - Что ты знаешь о Хрони, трог? - рявкнул он.

Уэбб попытался улыбнуться.

- Не так уж много, - примирительным тоном произнес он. Я просто хотел узнать, что означает это слово, вот и все.

- Врет, - сказал один из охранников. Командир кивнул. Сурово посмотрев на Уэбба, он сказал:

- Считай, что ты добился отсрочки казни, трог! Теперь я не пристрелю тебя до тех пор, пока Оборонный Центр не допросит тебя как следует. Если даже троги пронюхали о Хрони, то чего вы не знаете? Отвечай!

Уэбб молчал. Эти люди из будущего с их идиотскими заблуждениями в отношении трогов вселяли в него чувство ужаса.

- Послушайте, - неуверенно начал он, но командир оборвал его.

- Нет, - сказал он, прищурив глаза, принимая решение.

- Нет, - повторил он. - Мы не поведем тебя обратно в Оборонный Центр. В конце концов, ты был передан в мое распоряжение. Я сам найду способ развязать тебе язык. И обещаю, что мой способ и вполовину не будет так приятен, как гипноскоп Центра!

Уэбб печально вздохнул, и его снова повели по коридору. Позади, в дальнем пролете возникло алое свечение, которого раньше не было. Уэбб заинтересовался, и начал оглядываться. Один из охранников, обратив на него внимание, тоже обернулся, издав тревожный крик, разорвавший тишину.

- Проникновение трогов! - надрывно завопил он. - Сигнал опасности. Тревога! Троги вновь проникли в город!

УЖАС ИЗ-ПОД ЗЕМЛИ

Положение Уэбба, как новоиспеченного трога, было удручающим, но теперь оно заметно ухудшилось.

- Приглядывай за ним, - приказал командир. - Возможно, троги напали, чтобы освободить его. При малейшем подозрительном движении - стреляй!

Все подразделение бросилось в направлении сигнала тревоги и скрылось за дверью, где появилось алое свечение. Оставшись под охраной одного из солдат, Уэбб чувствовал себя на редкость неуютно: указательный палец его стража так и плясал на спусковом крючке. Уэбб начал молиться про себя.

Дверь лифта позади них распахнулась, в коридор выбежали солдаты, рванувшись на звуки битвы.

Охранник, схватив Уэбба за рукав, оттащил его к стене, иначе оба они оказались бы под массивными колесами устройства, похожего на пушку, которое пыхтя волокли за собой трое солдат.

Из-за двери, над которой горел тревожный сигнал, доносились звуки перестрелки. Кричали люди, глухо ухали взрывы, тонко звенели лучевые ружья. Солдат, охранявший Уэбба, пробормотал проклятие и взглянул на своего поднадзорного.

- Троги! - сквозь зубы прошипел он. - Подлые отродья, способные нападать только со спины! Грязные землеройки, выползающие из болот, чтобы нанести удар исподтишка! Вонючие, гнусные... - Он продолжал ругаться, но Уэббу было не до него. Звуки сражения явственно приближались. Из-за двери выплескивались оранжевые вспышки, и Уэбб прикинул, что станет делать, если стычка переместится в коридор. "Странное сражение, - подумал он. - Сражение в глубочайших подземельях гигантского города!" Очевидно, троги, обитавшие под землей в тоннелях и пещерах, устраивали подкопы, через которые и совершали набеги.

Звуки сражения определенно приближались. Нападающие постепенно теснили защитников города.

Уэбб поежился. Двери лифта позади него в очередной раз распахнулись, и из них выкатился еще один отряд вооруженных людей. Лица защитников города были напряжены, и они с ходу бросились в бой. Уэбб посмотрел им вслед.

- Презренные троги! - снова раздалось над самым ухом. Уэбб невольно отпрянул и вопросительно посмотрел на охранника. Тот, дико скрежеща зубами ухитрялся в то же время изрыгать потоки проклятий. Горящие глаза его налились кровью. Трогово отродье! - прокричал он. - Сдается мне, что они полезли в драку, чтобы освободить именно тебя! Если так, я сожгу тебя не сходя с этого места!

- Совсем нет, - примирительно сказал Уэбб, беспомощно сжавшись под взглядом, излучавшим беспредельную ненависть.

Лицо охранника, перекосилось от злобы, и Уэбб печенкой почуял, что из дула вот-вот вылетит электрический заряд.

- Ну, ты! - воскликнул охранник, передумав стрелять. Слушай! Я отправляюсь помочь своим в этой стычке, ну а ты, если попытаешься удрать, сделать отсюда хоть шаг, - берегись! Я оторву твою поганую башку, когда вернусь!

- Н-н-н-но... - заикаясь произнес Уэбб; больше он ничего не мог вымолвить. Охранник с маниакальной ненавистью схватил Уэбба за плечо и подтащил к одной из многочисленных дверей коридора, пинком распахнул ее и втолкнул внутрь. Уэбб остановился на пороге скупо освещенной комнаты.

- Советую не высовываться, - пригрозил охранник и напоследок так сильно ткнул Уэбба кулаком, что тот завертелся волчком и с разгона врезался в переплетения металлических конструкций в центре комнаты. Он ударился головой об изгиб труб, из глаз посыпались искры. Оглушенный, он все же отметил стук захлопнутой двери.

Уэбб приподнялся на локте, ошалело потряс головой. За его спиной послышалось торопливое шуршание, он обернулся и увидел маленького человечка с длинной седой бородой, приближающегося к нему.

- Ты повредил Хрони! - воскликнул человек. - Кто ты такой и по какому праву влетаешь ко мне, как булыжник, брошенный рукой идиота?

ХРОНИ! Слово вернуло Уэбба к жизни, разогнало туман в голове. Хилдрет вперился в установку. Она напоминала яйцеобразную капсулу, в которой он путешествовал с Роном Дайнином, не больше, чем паровой автомобиль Стенли похож на современное такси, но бесспорно, и эта конструкция вполне могла оказаться машиной времени.

Голова еще кружилась, легкая тошнота подступала к горлу. Уэбб, покачиваясь, уставился на изогнутые катушки из серебристой проволоки, на ряды ламп, частично разбившихся при ударе о машину. Неожиданно все переменилось. Вернее, окружающий мир не стал иным, иными стали его мысли, окрасившись другими цветами. Из беспорядочной груды приборов и устройств его мозг начал составлять цельную картину машины. Он понял назначение отдельных узлов и их взаимосвязь. Он знал теперь, не догадываясь, откуда мог это узнать, что на поле времени действует искривленный статис, создаваемый катушками...

Далекий незнакомый голос теребил его, но он не разбирал слов.

- Отвечай! - голос раздался совсем рядом, и Уэбб, находясь в полуобморочном оцепенении, взглянул на седобородого.

- Отвечай! - повторил человек. - Кто ты такой?

Уэбб открыл было рот, чтобы произнести: "Меня зовут...", но вовремя спохватился, поймав себя на том, что губы, вместе с голосовыми связками, отбросив привычное - "Уэбб Хилдрет", без запинки шепчут словосочетание "Рон Дайнин". Сжав челюсти, он промолчал.

Человек не стал ждать ответа. Подойдя ближе, он застонал, увидев повреждения в машине. В глазах забегали огоньки ненависти, он сжал кулаки в бессильной злобе.

- Ах, ты, безмозглая деревенщина! - воскликнул он. - Ну погоди, стоит только Оборонному Центру узнать об этом! Здесь ремонта на целый месяц! Хвала Всевышнему, что я успел вынуть контроллер для настройки, а то бы и за год не управиться!

Уэбб, испытывая странное внутреннее сопротивление, не сводил глаз с машины, заметив нечто такое, что раньше не бросилось ему в глаза. Даже не пытаясь понять, откуда могло возникнуть в нем это удивительное знание, он отметил, что в грубой конструкции Хрони отсутствует самая важная часть. Тогда он стал осматривать комнату, не реагируя на вопли недовольства бородатого человечка, и... на одной из полок, тянувшихся вдоль стен, он заметил плоский предмет, переливающийся всеми цветами радуги. Ноги сами понесли Уэбба к полке, человечек бросился следом, ругаясь и брызгая слюной:

- Эй, ты! Стой! Что ты делаешь?

Уэбб оттолкнул его, дотянулся до предмета и взял его в руки. Человечек попытался выхватить его у Уэбба, но силы были неравны.

Старикашка отпрянул, тяжело дыша, и с криком бросился к двери.

- Помогите! - завопил он, ныряя в самую гущу боя, развернувшегося в коридоре. - Помогите мне! Караул! Грабят наш Хрони!

Но с таким же успехом он мог бы говорить шепотом. На него не обратили внимания. Уэбб подождал, пока человечек не скроется за дверью, вышел следом и, оказавшись в коридоре, направился в противоположную сторону. У лифта, возле которого он вскоре оказался, Уэбб остановился, все еще находясь во власти странного паралича, овладевшего им и заставлявшего делать то, что он вовсе не собирался. В противоположном конце коридора защитники города бились врукопашную с численно превосходившим их противником. Все новые и новые волны нападающих вливались в коридор. Вторжение низкорослых агрессоров напоминало морской прилив. Из гущи битвы вынырнул солдат, бегом направляясь к Уэббу и к лифту.

- Их слишком много, - сказал он, запыхавшись, с трудом дрожащей рукой нажимая кнопку вызова кабины - что оказалось совершенно бессмысленным действием. Как только он прикоснулся к кнопке, сигнальный звонок над дверью лифта звякнул и дверь открылась. Солдат заглянул внутрь и отшатнулся.

- Еще троги! - взвыл он. - Мы окружены!

Он попытался вскинуть оружие, но противники оказались значительно проворнее. Из кабины одновременно ударило около дюжины лучей, которые пересеклись на солдате. Он повалился, не успев издать ни звука. Уэбб, едва не тронувшись умом от растерянности и страха, зачем-то потянулся за оружием, лежащим рядом с телом солдата. Но это ему не удалось. Удар дубиной по темечку вызвал в его голове настоящий звездопад, а вспышка сверхновой погрузила во тьму...

- Прибейте его и точка! - сказал кто-то над ухом Уэбба необычайно тонким голосом. - Это ж надземник! Прибить, и весь сказ!

Уэбб застонал. Люди, жаждавшие его крови, заполнили собой все свободное пространство. Он с трудом открыл глаза, чтобы взглянуть как выглядят его новые враги, но безуспешно. Уэбб дико таращился, но темнота - полная и непроницаемая по-прежнему окружала его.

- Я ослеп! - закричал он. - Что вы сделали, дьяволы?!

Почти у самого его уха раздался возглас удивления:

- Он заговорил. Что значит "ослеп"?

- Обычная болтовня надземников, - произнес другой, более низкий и более отдаленный голос. - Давайте проголосуем. Я за то, чтобы его прикончить.

Уэбб выругался и попытался подняться на ноги.

- Послушайте, - начал было он, но так и не смог произнести ни слова. Стоило ему пошевелиться, как со всех сторон из темноты на него навалились мягкие маленькие тела, облепили его, прижали к земле. Изумленный Уэбб попытался сопротивляться. Но их оказалось слишком много, к тому же в темноте он был беспомощен, но готов был поклясться, что его противникам темнота не мешала. Их движения отличались точностью и уверенностью; очевидно, они могли видеть в темноте, или ... Уэбб отчаянно заморгал и с облегчгнием вздохнул, различив смутные силуэты вокруг. То ли тьма рассеивалась, то ли свет начал откуда-то проникать... Уфф! Слава богу - он не ослеп.

Одна из таинственных темных фигур отпустила его и поднялась на ноги, впрочем, не переставая следить за Уэббом.

- Дайте ему вздохнуть, - приказала она. - Больше он не будет вырываться.

- Вы совершенно правы, - согласился Уэбб. - Не буду. Но что все это значит? Кто вы такие?

Над его ухом раздался знакомый голос:

- Он опять залепетал! Так что - убить его или отвести к боссу?

- Ты говоришь как надземник, - огрызнулся Уэбб. - Кто ты?

- Мы - троги, - объявила фигура, стоявшая поодаль. - Смиг утверждает, что ты тоже трог, поэтому мы не прикончили тебя сразу, как нашли.

- Да трог он, трог, - уверенно произнес другой голос. Разве вы не видите? Надземники держали его под замком, а мы освободили. Конечно, если хотите, можете его прикончить. Мне-то все едино. Но он точно трог!

- Заткнись, Смиг! - сказал еще кто-то. - Ты и так уже подкузьмил нам. Ведь это ты следил за надземниками и утверждал, что они совершенно не готовы к нападению. Это из-за тебя мы заблудились на обратном пути. Так что лучше заткнись!

- Но мы не заблудились! - возмутился Смиг. - Мы...

- Заткнись! Эй, ты! - последние два слова предназначались Уэббу. - Скажи-ка нам, ты трог или надземник?

Уэбб стряхнул с руки несколько скользких, как черви, маленьких тварей и сел. Зрение возвращалось к нему, детали различались с большим трудом. Он насчитал вокруг себя с полдюжины трогов. Все они были вооружены и теснились в длинном узком туннеле, в дальнем конце которого пробивался свет. Если сражение, место которого они покинули, еще продолжалось, то сейчас они далеко от его центра - звуков стрельбы или криков не доносилось.

Он прочистил горло.

- Э... надземники утверждали, что я - трог, - медленно сказал он, стараясь выиграть время. - Вот все, что мне известно. Хотя всего пару часов назад я понятия не имел, что означает это слово.

- Слышали? - завопил Смиг. - Он - грог! Так сказали надземники!

- Цыц! - рявкнул властный голос. - Мы-то слышали, а ты? Он же заявил, что понятия не имеет о трогах! Какой же он тогда трог?

- Они имели в виду, что я больше похож на трога, чем на надземника. - Уэбб кашлянул. - В действительности, я-не трог, и не надземник. - Я - человек из прошлого!

- А я-то думал, что он трог, - разочарованно произнес С миг. - Может, все-таки лучше пришить его?

- Послушайте, - поспешно заговорил Уэбб. - Кем бы я ни был, трогом или нет, я могу быть вам полезен. Я знаю над чем работают надземники, ведь я только что из города. Вы слышали, например, что они конструируют Хрони?

Тишина. В конце концов предводитель недоуменно переспросил:

- Что?

- Хрони, - повторил Уэбб, - Вы разве не знаете? Нет? Это машина, на которой можно путешествовать во времени. Надземники собираются использовать ее в борьбе против вас!

Опять тишина. Но на этот раз Уэбб заметил, что Смиг и предводитель перешептываются, после чего предводитель с отвращением воскликнул:

- Ну и дурак же ты, Смиг! Кабы я все время слушал тебя, так давно бы спятил. Сначала ты кричал, что не надо его убивать, потом ты же вопил, что надо его прикончить, а теперь заявляешь, что мол, давайте отпустим его!

- Дак он же не в своем уме, - возразил Смиг. - Он сказал "путешествие во времени".

- Какая разница, что он сказал! Отведем его к боссу, а там видно будет, ты понял, Смиг?

- Тогда нечего все валить на меня, - возмущенно ответил Смиг. Предводитель ткнул Уэбба под ребра.

- ВставайГ- сказал он. - Пойдем к боссу, Он сам с тобой разберется.

Уэбб устало поднялся, с умилением вспоминая, как славно ему жилось в двадцатом веке, где никто не шпынял его как бродягу и не гонял взад-вперед. По крайней мере до тех пор, пока Рон Дайнин не ворвался в его тихую квартиру и не притащил за собой ораву Усмирителей. Бедняга Рон Дайнин, подумал он. Судя по всему, его отчаянная попытка продлить себе жизнь, переселившись в мозг Уэбба, провалилась.

Или не провалилась? Не мог ли разум Дайнина быть той внутренней силой, завладевшей его телом в комнате, где человечек собирал Хрони? Возможно, именно Рон осмотрел грубую машину глазами Уэбба и разобрался в принципе ее действия, а потом заставил подойти к пестрому предмету на полке и забрать его.

Вспомнив о загадочном предмете, Уэбб пошарил в кармане. Что-то тяжелое и плоское, теплое и пульсирующее лежало там... Он не решился вытащить предмет и внимательно рассмотреть, пока его окружали враждебно настроенные троги, но с облегчением вздохнул - контроллер, как называл предмет бородатый старикашка, находился у него, Уэбба.

Мозг Хилдрета отказывался воспринимать тот факт, что с момента появления Рона Дайнина в его маленькой квартирке прошло не более суток - если, конечно, не учитывать столетий пролегших между основными событиями. А их, за неполные три десятка часов, произошло невероятно много: сначала - Усмирители, потом - сумасшедший полет сквозь время, теперь - город и троги... и Мэг... Особенно Мэг. Уэбб почувствовал, как кольнуло сердце. Конечно, она диковата и необузданна, но что же тогда заставляло сердце Уэбба при воспоминании о ней биться сильнее и трепетнее? Интересно, куда она подевалась? Увидит ли он ее еще когда-нибудь?

Уэбб, подгоняемый низкорослыми трогами, пригнулся и нырнул в узкую темную горловину туннеля, в направлении отдаленного пятна света. По мере приближения пятна, троги начали негромко перешептываться. Недовольный предводитель остановился и сердито спросил:

- В чем дело, Смиг? Ты, кажется, повел нас другим путем?

- Надеюсь, все в порядке, - с сомнением ответил он, его голос тревожно задрожал. - В жизни не видел столько света, но, могу поклясться, мы шли в правильном направлении.

- Хорошо, если это так! - в голосе предводителя прозвучала угроза.

Троги разом заверещали, но предводитель резко осадил их.

- Заткните пасти! - грубо прикрикнул он. - Приказываю надеть защитные очки. Пройдем немного вперед, а там разберемся.

Было достаточно светло, чтобы Уэбб увидел, как троги повытаскивали большие темные очки, быстро натянули их и построились в боевом порядке. Неуклюжие косолапые фигурки с большими темными пятнами вместо глаз уже не напоминали вооруженный отряд; Уэбба сопровождала стая подземных медведей, смеха ради обряженных в человеческую одежду.

С каждым шагом свет становился все ярче и ярче. Среди трогов стали раздаваться возгласы изумления. Но когда они подобрались к выходу из туннеля, шепот и возгласы стихли, троги замолчали, охваченные ужасом.

- Вот так да! - рассвирепел предводитель. - Ладно, Смиг, мы с тобой рассчитаемся!

Смиг съежился от страха, и Уэббу, наблюдавшему за происходившим со стороны, стало жалко маленького гнома. Теперь, при ярком солнечном свете, тролли выглядели отнюдь не смертельными врагами, а маленькими эльфами, перепуганными до смерти. Ведь туннель, по которому они сотни раз возвращались в центральную пещеру, теперь обрывался в пустоту. Тролли не верили своим глазам. Подойдя к самому краю Уэбб отметил, что пол туннеля несколько выступает вперед под открытое небо, а обрыв высотой футов в тридцать переходит в безжизненную пустыню, раскаляющуюся под лучами древнего багрового солнца.

ПРИЛИВНАЯ ВОЛНА

Предводитель трогов повернул на Смига непроницаемые темные очки-глаза, и тот съежился еще сильнее. Предводитель какое-то время молча смотрел на него, потом дал знак остальным. Пятеро трогов окружили его, оставив Уэбба и Смита в устье туннеля.

Между трогами разгорелся оживленный спор. И хотя Уэбб прекрасно видел, как они запальчиво жестикулируют, то и дело показывая на Смига, ни единого слова он так и не расслышал.

- Что происходит? - спросил Уэбб.

Смиг, тыльной стороной ладони смахнув пот со своего бледного лба, характерного для обитателя пещер, повернулся к Хилдрету и, дрожа нижней челюстью, сказал:

- Ты веришь в ад, надземник? Сейчас нас туда и отправят!

- Вот как? - выдавил Уэбб и сглотнул. - Значит, твои ребята решили нас прикончить?

Смит мрачно кивнул.

- Они бы сделали это и раньше, да только не знают, как отобрать у меня оружие. Они не станут дальше таскать за собой и тебя, а на меня все ужасно злы. Так что, можешь не сомневаться, нам не долго осталось... - Смиг засопел и поскреб свой морщинистый живот там, где он виднелся сквозь разорванную одежду. - Значит, прощай, надземник, - сказал он.

Уэбб снова сглотнул: события раскручивались слишком быстро и в направлении, противоположном его желаниям.

Он посмотрел на Смига, отрешенно уставившегося на бескрайний пустынный ландшафт, потом - на спорящих трогов, и принял окончательное решение. Сделав несколько шагов к краю туннеля, он остановился, позвав одиноко стоящего Смига. Тот нехотя подошел к Уэббу и встал боком.

- Смит, хочешь остаться в живых?

- Заткнись, надземник, - мрачно отозвался трог, отворачиваясь. - Дела и так хуже некуда.

- Но я спрашиваю не из любопытства. Взгляни - обрыв, конечно, крутой, но не отвесный. Если удастся спуститься, мы спасены.

Смит с ужасом обернулся.

- Туда, на солнце? - воскликнул он. - Но оно убьет меня. Ведь я трог!

- Ну, как знаешь, - равнодушно произнес Уэбб и спросил: - Что сделают с тобой твои товарищи, если останешься здесь?

Трог посмотрел на него сквозь темные очки; Уэбб шагнул навстречу гному и мягко, но резко толкнул его. Потеряв равновесие, трог взвизгнул и, скользя, покатился по склону.

Уэбб, проследив его путь и убедившись, что трог благополучно приземлился у подножия обрыва, обернулся к предводителю. Троги, заметив исчезновение Смига, закричали и бросились к Уэббу. Тогда и он прыгнул вниз по склону, цепляясь руками и ногами, чтобы немного затормозить движение. Обрыв был почти отвесным. Его наклон составлял не более пятнадцати градусов, но этого хватило, чтобы смягчить падение. Уэбб почувствовал, как острые камни царапают тело, но приземлившись тут же вскочил и побежал.

- Скорее! - крикнул он Смигу. - Нам нужно где-нибудь укрыться!

Трог поднялся с земли и бросился вслед за ним.

Уэбб запомнил, что устье туннеля наползает на склон, далеко выступая вперед. Стоит им пробежать каких-нибудь двадцать ярдов, и они окажутся за изгибом склона вне досягаемости оружия трогов - если троги не опередят их.

В тот же момент в десяти футах от Уэбба в землю ударил луч, взметнув фонтан раскаленного песка и камней. Уэбб пригнулся еще ниже и побежал зигзагами. Еще один луч ударил в место, где он находился секундой раньше, позади него послышался крик. Уэбб, обогнув утес, оказался в безопасном месте. Тут же рядом с ним на землю повалился Смиг. Дрожащей рукой он держался за плечо, лицо искажала гримаса боли.

- Они попали в тебя, Смиг? - взволнованно спросил Уэбб.

Тролль разразился потоком неразборчивых проклятий.

- Они!? В меня? Как бы не так! Вот, сверху упал булыжник и чуть не пришиб... А этим умникам не попасть и в стенку прямо перед собой.

- Булыжник? - Уэбб озадаченно посмотрел вверх. От изумления он потерял дар речи: с вершины скалы на них смотрела Мэг, сжимая в руке пистолет. Она была удивлена не меньше, чем Уэбб, но все же:

- Уэбб, миленький, - взвизгнула она, - откуда ты взялся?

Хилдрет облегченно вздохнул.

- Спускайся вниз! - крикнул он. Его приглашение оказалось совершенно излишним; скользя и перепрыгивая с камня на камень, Мэг уже спешила к нему.

Она буквально летела и приземлилась рядом с ним - Уэббу пришлось подхватить ее на руки, чтобы она не упала, - без лишних слов прижалась к нему, а губы их слились в поцелуе...

Уэбб отпустил ее нескоро и нехотя, осторожно поставив на землю. Мэг, отступив на шаг, по-хозяйски оглядела его.

- Слава богу, что ты нашелся, Уэбб, - голос ее звучал удивительно нежно. - Я просто счастлива!

- Я тоже, - сознался Уэбб, покашливая, - но где, где все это время пропадала ты?

- Вообще-то, я искала тебя, - улыбнулась Мэг. - С момента, как мне удалось сбежать от трогов, этих грязных, подлых, презренных отродий...

- Стоп! - рявкнул Уэбб и спокойно добавил: - познакомьтесь: Мэг - это Смиг, Смиг - это Мэг.

- Привет, - сказал Смиг. - Я - трог, надземница, - гордо произнес он. Мэг выразительно посмотрела на него.

- Это точно, - наконец сказала она. - Мне уже приходилось встречать трогов. Шестеро ваших напали на меня сзади и утащили, придушив петлей так, что я даже пикнуть не могла, еле дышала. Не знаю, что они о себе воображали, да только я перехитрила их, на секунду освободившись от веревки. Спасибо этой штуке, - она похлопала по кобуре, глядя на трога. - Если надумаешь что возразить, я в любой момент согласна разобраться с тобой, - вызывающе сказала она. - Я из бруклинцев, самой крутой банды на реке.

- Смиг не собирается тебе возражать, - поспешил вмешаться Уэбб. - Он на нашей стороне. Лучше расскажи, что случилось с тобой после похищения?

Выражение лица Мэг, как в калейдоскопе, мгновенно изменилось.

- Я искала тебя Уэбб, - ласково произнесла она. - Я обшарила весь этот поганый город, но когда там стало слишком жарко, я отправилась на поиски своего планера. Зачем? Не знаю, но что мне еще оставалось... Даже, если бы я нашла его, как починить-то?

- Стало слишком жарко? Ты имеешь ввиду, что за тобой охотились горожане? - прервал ^с Уэбб.

- Горожане! - презрительно сказала она. - Нет, гориллы-альбиносы, в черных атласных шортах. Когда они появились, я решила смыться. Последнее, что я видела, это то, как горожане пыхтели, отбиваясь от трогов снизу и от горилл сверху выстрелы, лучи и еще черт знает что. Игра стала для меня слишком грубой.

- Гориллы в атласных шортах, - задумчиво повторил Уэбб, прислушиваясь к ее словам, как к чему-то до боли знакомому, и тут воспоминание бомбой взорвалось в нем!

- Боже милостивый! - воскликнул он. - Да ведь это Усмирители!

- Вот-вот, именно так они себя и называли, - равнодушно подтвердила Мэг. - И усмиряли они, должна тебе сказать, просто здорово.

Уэбб напрягся. Усмирители где-то рядом, а это значит опасность следует за ними по пятам.

Рон Дайнин предупреждал, что они не оставят его в покое, а продолжат преследование, неся с собой смерть. Так и случилось.

Уэбб подумал о горожанах, смятых атакой Усмирителей и вздохнул. Очевидно, убийцы из будущего намеревались перебить тысячи ни в чем не повинных людей из этого времени - целый город или цивилизацию - только ради того, чтобы схватить Рона Дайнина. Или - тревожная мысль - может они охотятся вовсе не за Дайнином? Не могло ли случиться так/ что обманутые сходством строения мозга Уэбба и Дайнина, они напали на след самого Уэбба?

Уэбб судорожно сглотнул, сообразив, что Мэг все еще рассказывает:

- ...но ближе подойти не могли, и им пришлось оставить машину за пределами турбулентной зоны, и остальную часть пути до Хрони пройти пешком, - она остановилась и удивленно подняла брови, следя за выражением лица Уэбба. - В чем дело, Уэбб? - тревожно спросила она.

Он небрежно махнул рукой.

- Так что там насчет Хрони?

- Я сказала, - повторила Мэг, - что эти самые Усмирители разыскивают какой-то Хрони. Им нужен парень, пилот машины. Они не сомневаются, что он скрывается где-то в городе. - Она рассмеялась. - Честно говоря, я очень рада, что это не я! Уж очень они настойчивые клиенты. Гораздо настойчивее, чем даже старина Хеллгейтс.

- Им нужен Хрони? - прищурился Уэбб. - Интересно! А турбулентная зона, о которой ты упоминула, - не знаешь, что это такое?

- Понятия не имею.

- Я, к сожалению, тоже. Но сдается мне, на нее замкнуто множество фактов. И то болото, что мы видели, и индейцы, и город, и ты. Все эти факты не связаны друг с другом, но они связаны с Хрони - машиной времени, вышедшей из-под контроля. Да, так оно и есть!

Уэбб выпрямился.

- Если Хрони нужен им, то мне он еще нужнее. И мы должны, Мэг, добраться до него раньше Усмирителей. Игра пойдет не на жизнь, а на смерть, и мы обыграем их, если сумеем опередить. Ты сможешь найти дорогу к своему планеру?

- Конечно, - сказала она. - Правда, все так перемешалось. Например, откуда взялась эта пустыня? Но планер я найду.

- А я знаю дорогу от твоего планера до Хрони. Пошли, Мэг!

- И я с вами! - взвыл Смиг. - Не бросай меня, надземник!

Уэбб улыбнулся ему и сказал:

- Что ты, Смиг! У меня и в мыслях такого не было! Пошли!

Пока они двигались по пустыне, багровое солнце неподвижно висело в небе. Мэг остановилась, и, прикрыв глаза ладонью, взглянула вверх, на солнце.

- Оно не движется, Уэбб? Отчего так?

Уэбб поднял брови.

- Я и сам удивляюсь, - ответил он. - Я... у меня появилась гипотеза, немного сумасшедшая, но, если осмотреться, мир, который окружает нас сейчас, нормальным тоже никак не назовешь.

- Что за теория?

- Ты имеешь какое-нибудь понятие об астрономии, Мэг? спросил Уэбб.

- Не больше того, до чего дошла своим умом. Мы, бруклинцы, не очень-то занимаемся такими вещами.

- Но ты должна знать, что Земля вращается вокруг своей оси. Конечно, если верить астрономам, земные приливы когда-нибудь затормозят это вращение. И тогда Земля будет обращена к Солнцу каким-нибудь одним полушарием, как Луна, обращенная к Земле всегда одной и той же стороной. Из этого всего следует - по крайней мере, человек на поверхности Земли может тогда подумать что Солнце перестало восходить и заходить.

- Ты говоришь об этом Солнце? - спросила Мэг.

Уэбб кивнул.

- Именно. Торможение потребует времени. Много времени. Не пару сотен или пару тысяч лет, а миллионы. - Он внимательно наблюдал за ее реакцией. - Я думаю, пустыня попала сюда из далекого будущего, - медленно добавил он. - Не знаю, каков ее возраст, но внешний вид заставляет меня предположить, что она удалена от нас в будущем, как тот палеозойский лес - в прошлом.

- Но я не была в машине времени! - запротестовала Мэг.

- Какая разница! Хрони, который украл Рон, вышел из-под контроля - и произошло нечто непредсказуемое. Я думаю, энергия, которую он использует, стала растекаться во всех направлениях, как ударная волна при взрыве. Небольшие фрагменты различных эпох захвачены в ловушку энергией машины времени и притянуты к ней. Машина все еще действует, но очень нестабильно, притягивая разные сегменты. Хотел бы я знать, что с нами произойдет, если сегмент, в котором мы сейчас находимся, вырвется из-под влияния Хрони.

- Надземник, не надо так говорить, - нервно произнес Смиг. - Что значит, вырвется из-под влияния0

Уэбб нахмурился.

- Пустыня. Ее здесь раньше не было, - пояснил он. - Мне кажется, что вчера вечером здесь лежало болото и росли папоротники. Для тебя, Смиг, в этом месте оборвался туннель, и ты оказался в другом времени, хотя твоя родная пещера наверняка где-нибудь поблизости. Поблизости в пространственном смысле, но во времени она в миллионах, а может и в сотнях миллионов лет от нас. Предположим, что пока мы стоим на этом песке, машина выключится. Пустыня окажется очень стара - и солнце - тоже. Оно намного крупнее того, к которому мы привыкли, но холоднее. Это гаснущее солнце. Я думаю, пустыня выхвачена из дня, предшествующего концу света. И если она освободится от влияния Хрони, мы, скорее всего, станем пленниками далекого-далекого будущего.

Мэг, растерянно моргая, взглянула на Уэбба, потом - на окружающую ее пустыню.

- Не понимаю, - сказала она.

Уэбб недовольно скривился, открыл рот для объяснений, но Мэг прервала его.

- Уэбб, - воскликнула она, - я ничего не хочу понимать. Лучше посмотри, что стало с горой, к которой мы направлялись!

Впереди, милях в пяти от них, находилась остроконечная гора, служившая прекрасным ориентиром. Теперь она исчезла. Вместо нее им открылась далекая линия горизонта, искаженная колышущимися волнами горячего воздуха.

- Половина пустыни исчезла, - в ужасе завопил Смиг. Что случилось.

- Произошел еще один сдвиг во времени, - сквозь зубы процедил Уэбб. - Часть сегмента вернулась в свое время. А оставшаяся часть в любой момент может последовать за ней!

- Смотрите, - Мэг указала в сторону далекого горизонта: багровое марево рассеялось, и они увидели, как по пустыне движется таинственный сероватый вал, высотой не превышающий двух дюймов.

- Что это? - воскликнула Мэг.

- Не знаю, - растерянно прошептал Уэбб.

Дымка растворилась окончательно и стало видно, как вал меняется в размере - растет прямо на глазах. Гребень его побелел, во все стороны летела седая пена.

- Вода! - во все горло заорал Смиг. - Это приливная вода!

Уэбб выругался.

- Ты совершенно прав, трог! Бежим! Если возьмем левее, туда, где по словам Мэг находится планер, успеем добраться до возвышенности. Хотя там тоже может оказаться слишком низко. Но здесь, на песке - здесь мы наверняка утонем.

И они побежали что было сил. Впереди несся Уэбб, за ним летела Мэг, замыкал гонку трог, короткие кривые ножки которого были плохо приспособлены для бега.

До места соприкосновения двух эпох, где начиналась возвышенность, оставалось примерно с четверть мили но Уэббу показалось, что бежать им предстоит целую вечность. Хотя они мчались, как угорелые, приливная волна настигала: две мили разделяли их, потом миля - потом шум воды нарастал с катастрофической быстротой, подминая под себя сушь пустыни, как гигантское стадо диких зверей. Уэбб обернулся через плечо, рискуя упасть и прикинул, что если им повезет, они успеют добежать до холма.

- Быстрее! - заорал он, и Мэг, молча кивнув, начала вырываться вперед.

Горячий воздух обжигал легкие Уэбба, каждый удар сердца взрывался в ушах подобно бомбе. Силы ежесекундно покидали Уэбба, он споткнулся о песчаный бугорок и чуть было не упал, но... чудом выпрямившись, продолжил бег.

Послышался резкий электрический щелчок, и вершина бугорка, о который он споткнулся, вспыхнула ярким пламенем. Уэбб, испуганно вскрикнув от неожиданности, метнулся вправо.

Группа черных точек ползла вверх по изрезанному склону. Одна из них, маленькая фигурка, стоявшая на вершине каменного уступа, целилась в Уэбба и его товарищей, направив в их сторону толстую, похожуя на жезл трубку, вызвав у Уэбба неприятное воспоминание. На конце жезла что-то сверкнуло и сквозь раскаленный воздух пустыни к нему двинулась огненная точка, несущая смерть.

- Усмирители! - закричал Уэбб. - Берегись!

МЕЖДУ СЦИЛЛОЙ И ХАРИБДОЙ

- Точно! Это они! - взвизгнула Мэг. - Те самые бледные дьяволы, которых я видела в городе.

Она бросилась на песок; над самой ее головой пронесся электрический заряд, разорвавшийся в ста футах поодаль. Мэг мгновенно вскочила и побежала еще быстрее, то выписывая зигзаги, то припадая к земле. Трое беглецов теряли драгоценное время, уклоняясь от выстрелов, а неистовый вал воды накатывался следом. Они достигли возвышенности, когда пенящаяся стена накрыла их. Коротышка трог чуть не захлебнулся в соленой морской воде, но Уэбб успел вцепиться рукой в его одежду.

Приливная волна разбилась об уступ, взметнув вверх фонтаны пены и брызг. Ослепленные и едва дышащие, измученные люди навзничь повалились на опушке соснового бора. Но отдых их длился всего несколько мгновений.

- О'кэй! - выдохнул Уэбб и перевернулся на спину. - Надо подняться и бежать дальше. Усмирители не видят нас на этом холме, но прекрасно знают, где мы должны находиться. Так что они скоро будут здесь.

- Брось меня, надземник! - жалобно застонал Смит. - Дай мне спокойно умереть. Мои очки перепачканы и я не вижу дальше кончика собственного носа. Я полумертв от усталости и испуга. Оставь меня здесь!

Мэг улыбнулась человечку.

- Ты пока еще жив, трог, - сказала она. - Знаешь что, закрой глаза и дай мне твои очки. Я протру их. А потом... будет лучше, если мы согласимся с предложением Уэбба.

Хилдрет встал и огляделся: сосновый лес. Высокие стволы с разлапистыми ветвями не давали ни малейшего намека на возраст сегмента, в который они попали, и на то, обитают в этой эпохе люди или нет.

- Мэг, ты уверена, что сможешь привести нас к планеру? нахмурившись, спросил он.

Мэг, дыхнув на стекла очков трога, протерла их носовым платком так, что они заблестели.

- Конечно, - ответила она. - Если только твои знакомые не помешают нам. Сдается мне, они движутся в том же направлении. - Она вернула очки Смигу, лицо трога сморщилось в гримасе бесплодных попыток защитить глаза от света. Смиг поспешно натянул очки на голову.

- Ох, - сказал он и улыбнулся. - Старая добрая тьма!

- Ну, ты доволен? Тогда, пошли! - скомандовал Уэбб. - В эту сторону? - спросил он Мэг, и девушка утвердительно кивнула. Они побежали рысцой между деревьями, стараясь не шуметь. Через несколько сотен ярдов Мэг схватила Уэбба за локоть, останавливая. Хилдрет оглянулся: на том месте, куда их выбросило волнами, стояли Усмирители, едва различимые за деревьями. Огромные гориллоподобные ищейки оглядывались по сторонам, вынюхивая следы беглецов.

- Сейчас заметят, - чуть слышно прошептала Мэг.

Уэбб кивнул и нахмурился. Дав знак девушке и трогу лечь на землю, он пригнулся за порослью молодых сосенок, внимательно наблюдая за Усмирителями. Через минуту он получил ответ на вопрос, не дававший ему покоя.

- Направляются сюда, - прошептал он, вернувшись к товарищам, - Нам их не обогнать. Эти мальчики состоят из сплошных мышц. Придется драться!

- Я так и знал! Надо было остаться в туннеле, - застонал Смиг.

- Заткнись, Смиг, ты еще жив и у тебя сохранилось ружье.

Трог мрачно кивнул.

- А ты, Мэг, как насчет твоего пистолета? Вот и отлично! Вряд ли два оставшихся патрона люгера нас спасут, но постараться извлечь из них максимум пользы необходимо. Устроим засаду. Смиг, залезай на дерево. Мэг, спрячься в кустах и постарайся перво-наперво убрать Усмирителя, замыкающего колонну. Мне совсем не хочется получить "подарок" из твоей хлопушки. Целься на расстоянии десяти футов от нас, не ближе. А я заберусь вон в те кусты. Стреляю первым, поняли?

Мэг молча кивнула и заняла свое место. Трог с сомнением посмотрел на Уэбба, но, обернувшись через плечо на приближавшихся Усмирителей, беспрекословно взобрался на дерево. Уэбб подождал с полминуты, затем выглянул из-за кустов: Усмирители приближались очень быстро, мрачно и молчаливо. Они лишь внешне напоминали грубые копии живых существ, а в действительности являлись боевыми механизмами. Уэбб, распластавшись на земле, направил люгер на дерево, из-за которого через мгновение должен появиться первый Усмиритель.

Вот он! Уэбб прицелился в широкую грудь и уже начал было нажимать курок, но... заколебался. Подсознание громко запротестовало: "Нет!" И он никак не мог побороть в себе внутренний голос.

Усмирители не люди, играющие по правилам. Они не станут требовать соблюдения тех же правил от Уэбба. Усмирители звери, не заслуживающие ничего лучшего, чем быть пристреленными из засады. И все же Уэбб никак не мог спустить курок.

Послышался легкий шорох: с дерева упала сосновая шишка. Первый Усмиритель удивленно взглянул вверх и засек Смита, сидевшего на ветке. "Ага...", - облегченно вздохнул Уэбб, и, пока Усмиритель поднимал оружие, он аккуратно прострелил ему сердце, а мгновение спустя выпустил вторую и последнюю пулю в Усмирителя, показавшегося из-за ствола. Сверху донесся звук, напоминающий визг: вступил в действие излучатель Смига. Уэбб заметил, как сверкающий луч вонзился в темный силуэт за деревьями. Усмиритель, в которого Уэбб выпустил вторую пулю, был всего лишь ранен. Пуля попала ему в плечо, но не остановила трехсотфунтовую гору мускулов: Усмирителю требовалось что-нибудь более солидное, чем несколько граммов свинца в медной оболочке. С воплем ярости, гигант бросился к Уэббу, на ходу прицеливаясь жезлом. Уэбб вскочил и запустил бесполезным люгером в Усмирителя. Тяжелый пистолет с хрустом ударил в лицо врага, ломая лобные кости. Усмиритель зашатался, Уэбб быстро нанес ему еще один резкий удар, повалив на землю.

Но гигант продолжал сопротивляться: одна из толстенных ножищ взметнулась вверх и со страшной силой ударила Уэбба в висок. Перед глазами закрутились звезды и кометы. Лес заплясал, но Уэбб удержался на ногах усилием воли и принялся наносить лежащему противнику удары. Гигант изловчился, зацепил Уэбба и повалил его на себя, сжал в объятиях. Уэббу показалось, что он попал в жерло действующего вулкана, потом почувствовал, что летит по воздуху - Усмиритель, отшвырнув его в сторону, поднялся на ноги. Не помня себя от ярости, Уэбб метнулся к врагу, и обхватив горло противника руками, сжал его мертвой хваткой. Жестоких ударов, которые каменным градом обрушились на его тело, Уэбб уже не воспринимал: тьма втянула его в себя вместе с болью.

Уэбб очнулся... Мэг тормошила его.

- Разожми руки, глупый! - умоляла она. - Он уже минут пять, как мертв!

Уэбб приоткрыл один глаз. Он лежал на спине, придавленный сверху огромной тушей Усмирителя, и когда Уэбб отпустил его шею, голова врага безвольно свесилась на сторону.

Мэг опустилась на колени рядом с ним.

- Ну и характер! - потрясение произнесла она. Уэбб с удивлением заметил, что она плачет. - Сначала он приказывает не стрелять вблизи от него, а потом схватывается врукопашную с самым здоровенным из этих бугаев. Почему ты не оставил его на попечение Смигу? Он бы позаботился о нем не хуже тебя.

Уэбб, спихнув с себя тело мертвого Усмирителя, ощупал свое собственное: ни одна кость не была сломана, что явилось невероятным, но очень радостным открытием.

- Смиг? - переспросил он. - Да у него самого работы было невпроворот. Чтобы перебить всех этих мальчиков, вам со Смигом требовалось не меньше дня!

Мэг удивленно посмотрела на Хилдрета.

- Что значит - всех? - недоумевающе спросила она. - Всего-то четверых. Одного убрал Смиг, еще одного - я, а с двумя оставшимися ты расправился самостоятельно.

- Четверо?.. - не веря своим ушам переспросил Уэбб. Тогда почему... - и запнулся: земля дрогнула под его ногами.

Уэбб пошатнулся, схватился за Мэг, которая сама едва удерживала равновесие.

- Спокойно, девочка, - сказал он.

- Что это было? - спросила она.

- Понятия не имею, может быть, землетрясение, - предположил Уэбб и оглянулся. - Нет, это не землетрясение! - воскликнул он, поднимая руку, показывая в направлении пустыни, по которой они совсем недавно бежали. - Смотрите!

Над вершинами сосен поднималась огромная белая туча, быстро увеличиваясь в размерах; она стремительно превратилась в настоящую гору, но поднималась все выше, выше, выше, наполняя собой небо. На высоте не менее пяти тысяч футов ее вершина начала расползаться, раскрывшись, подобно гигантскому зонтику, и на ее поверхности вспыхнуло искусственное солнце.

- Может, буря? - предположила Мэг.

Уэбб покачал головой.

- Хуже, гораздо хуже, - с трудом вымолвил он. - Произошел очередной сдвиг во времени. То, что мы видим - настоящий атомный взрыв.

От изумления Мэг приоткрыла рот,

- Дрянная штука, - сказала она. - Старый главарь бруклинцев иногда рассказывал нам об атомных бомбах. И мне не хочется иметь с ними ничего общего... Уэбб, тебе не кажется, что сдвиги слишком участились?

- Несомненно. И, если я не ошибаюсь, случайными их не назовешь, По-моему, в том отряде было не менее дюжины Усмирителей, а точнее - штук пятнадцать-двадцать. Это следует учесть.

Уэбб устало потер лоб. События чередовались и наслаивались одно на другое; он испытывал легкое чувство отчужденности, как будто все происходящее с ним было далеким и нереальным.

Он с трудом заставил себя продолжить мысль:

- Я думаю, что остальные Усмирители направились прямо к Хрони. Они постараются остановить его, ведь он мешает работе их аппаратуры времени. Но для этого им придется повозиться.

- Повозиться? - повторила Мэг. - А что же будет с нами?

- В том то и дело, - кивнул Уэбб. - Я пока не уверен, однако мне кажется, что сегменты времени будут перемешиваться, пока продолжается работа над Хрони. Но когда его возьмут под контроль, сегменты вернутся каждый в свое собственное время, как бы оно ни было удалено. Это место не так плохо, но представьте себе, что мы навсегда останемся в золотистом лесу или пустыне?

- Перестань! - воскликнула Мэг. - Я не желаю слышать об этом. Что нам делать?

- Что делать? - мрачно отозвался Уэбб. - Нам необходимо отыскать Хрони. И чем скорее, тем лучше.

В небе, где вздымался атомный гриб, появилось множество темных точек. Они загадочно вились, выделывая сложные фигуры, пока, наконец, одна из них не понеслась к земле, оставляя за собой хвост темного дыма и пламени. Тогда Уэбб догадался, что наблюдает воздушный бой над городом, подвергнувшимся атомной бомбардировке... Но тут же и самолеты, и атомный гриб исчезли. Их место заняло прозрачное синее чистое небо. Мозг Уэбба отказывался понять увиденное.

- Один бог знает, что это такое, - прошептал он. По-моему там очень холодно.

- А вон там, кажется, очень жарко, - перебила его Мэг, указывая вправо. Уэбб обернулся и увидел, что небо обрело медный оттенок и затянуто клубами вьющегося дыма.

- Лесной пожар?

- Может быть пожар, но вернее сказать - ад, - кратко ответил Уэбб. - Разницы для нас никакой. Не стоит терять времени понапрасну, пошли, - затем, остановившись, сказал: Слышите? - и громко повторил: - Слышите?! - в чем не было никакой необходимости. Рев, похожий на грохот локомотива, раздался совсем рядом, исполненный первобытной ярости, разрывая барабанные перепонки. Гигантское существо неслось напролом через лес по направлению к ним. Рев повторился. Сквозь гущу стволов Уэбб различил, что на них надвигается нечто циклопических размеров, ужасающей наружности, а высотой не менее восьмидесяти метров. Существо издало рык слепой ярости еще раз и Уэбб охнул, разглядев огромную красную пасть, окаймленную несоразмерно большими зубами.

"ТИРАНОЗАВР", - всплыло из глубин памяти Хилдрета. Смиг в ужасе вскрикнул и застыл, как вкопанный.

- Молчать! - зашипел на него Уэбб, хотя никто, даже Мэг, не произнес ни слова. - Может, он не заметит нас, - но надежда на это умерла, едва родившись.

Рука Мэг инстинктивно метнулась к поясу и вытянулась с пистолетом наготове. Голова гигантского ящера, стоило ему уловить движение людей, повернулась и впилась в них крохотными, полными бешенства зелеными глазками, едва заметными за гигантской пастью. Взревев, набирая скорость, рептилия бросилась на них.

Мощный пистолет Мэг дважды рявкнул и два разрыва ухнули где-то среди ветвей в нескольких ярдах от головы чудовища. Смиг стоял, оцепенев, беспомощно сжимая свое оружие. Уэбб лихорадочно манипулировал жезлом, который снял с мертвого Усмирителя . Он вертел луковицеобразную рукоятку, проклиная себя за то, что не удосужился раньше изучить оружие. Неожиданно для Уэбба с конца жезла сорвался электрический заряд, понесся к чудовищу и ударил его в бедро. Тиранозавра отбросило на стволы деревьев. Его задние лапы распрямились, а короткими передними он беспорядочно замахал в воздухе. Раздался вопль, как будто тысяча сирен сошла с ума. Уэбб, сообразив, как работает жезл, застыл на месте, чтобы выпустить в гигантскую ящерицу еще один заряд, затем крикнул: "Бежим"!

Неизвестно, сколько выстрелов требовалось, чтобы убить эдакую махину. Уэбб смутно припоминал лекцию профессора палеонтологии о том, что динозавры могли жить и сражаться даже после того, как лишались головы или сердца. На проверку этой теории не оставалось времени.

Друзья бросились к прогалине и на краю ее остановились, держа оружие наготове; они слышали, как в смертельной агонии тиранозавр крушит стволы вокруг себя. Гигантские сосны качались, как былинки на ветру, а рев раздавался, как от стаи львов в Колизее Нерона.

- Бедная тварь! - вздохнула Мэг. - Я понимаю, конечно, что хорошего нам от него ждать не приходилось, но все равно зрелище мучительное...

Уэбб, соглашаясь, кивнул. Смиг удивленно посмотрел на него.

- В чем дело, надземник? - спросил он. - Ты переживаешь из-за той гадины, что ли? Уж больно вы, надземники, все мягкосердечные!

Он скорчил презрительную гримасу и отвернулся. Тут же глаза его вспыхнули удивлением, а худая рука метнулась к излучателю на поясе. Уэбб услышал звук шагов со спины, и в тот же миг увидел извивающуюся ленту бледно-голубого пламени, метнувшуюся к нему. Уэбб зарычал от изумления и гнева: в лесу сотни полян, на которых можно расположиться, но черт дернул выбрать именно ту, на которой Усмирители ремонтировали Хрони! Он обернулся, чтобы встретить опасность лицом к лицу - но ... слишком поздно!

С полдюжины чудовищ в искаженном человеческом обличье мчались к ним с жезлами наготове, и в лапе у каждого вилась скользкая голубоватая веревка, как та, которой они связали Рона Дайнина в квартире Уэбба. Веревка Усмирителя уже готова была обвить Уэбба; он пригнулся, но не достаточно проворно. Конец веревки облепил его руку, вызвав ощущение прикосновения сухого льда. Лента стремительно обвилась вокруг тела, особенно сильно стянув запястья, когда он попытался дотянуться до жезла. Вторая опутала его, третья...

Вскоре он был спеленат как мумия, и, покачнувшись упал на землю. Падая, он зацепил плечом Смига и заметил, что Мэг смотрит на него, спеленатая точно так же.

ВОССОЕДИНЕННОЕ ВРЕМЯ

Беспомощный Уэбб лежал на холмике неподалеку от Хрони. Гдето рядом, как он догадывался, находились Мэг и Смиг, но пошевелиться и увидеть их он не мог. А вместо ответа на его зов послышалось завывание ветра.

Усмирители не обращали на него внимания. Словно гигантские марионетки, ведомые невидимой рукой, они суетились вокруг сияющего корпуса Хрони, устанавливая загадочные механизмы и фокусируя их на корпусе машины. Они работали уже около часа и солнце почти зашло, подсвечивая в небе перистые облака. Временные сдвиги все ускорялись и ускорялись. С бугорка плененному Уэббу были видны небеса всех цветов и оттенков тропические небеса, небеса, переполненные жужжащими аппаратами, и небеса, не знавшие даже птичьего крыла. Один раз, на мгновение, возникло небо, в котором висела низкая багровая рыхлая луна и - душераздирающий момент - на фоне далекого горизонта появились верхушки гигантских зданий, не иначе небоскребы его родного Нью-Йорка!

Границей, которую не пересекали сдвиги времени, являлась опушка леса. Очевидно, энергия, излучаемая Хрони, вызывала изменения лишь на незначительном удалении от него. Но Уэбб отметил, что граница эта постепенно приближалась к Хрони.

На фоне редко растущих сосен он видел фантастические сцены: гигантские башни из черного льда, сверкающие экипажи, несущиеся по роскошным автострадам, безжизненные песчаные равнины, гигантские океанские волны, но с каждым разом картины возникали все ближе и ближе.

- Ты должен торопиться, Уэбб!

Голос прозвучал где-то рядом с ним: Уэбб насторожился. Голос не принадлежал ни Усмирителю, ни Мэг, ни Смиту, но... Неужели это...

- Рон, - хрипло пробормотал Хилдрет, - РОН!

- Точно так Уэбб! Только чуточку тише. Говори без слов.

Уэбб сжал губы и беззвучно произнес:

- Так значит я был прав, чувствуя, что ты зовешь меня?

- Конечно, Уэбб. Я же говорил тебе, что поселюсь в твоем мозгу. Но связаться с тобой очень трудно. Это напоминает, ну... как учиться управлять ракетой. Ты попадаешь в пилотскую кабину; все приборы на месте, ракета готова к полету, и ты начинаешь учиться ею управлять. И я учился. Мне иногда удавалось прорываться наружу, однажды я даже сумел захватить власть над твоим телом, когда мне пришлось...

- Это не тогда ли в городе, когда я утащил эту штуку?

- Именно. И еще несколько раз. Я... - голос на мгновение прервался. - Я, отчасти, ответственен за то, что ты поцеловал девушку, тогда, в пустыне. Наверное, ты сделал бы это и сам. А теперь, Уэбб, слушай, время дорого; Усмирители скоро возьмут Хрони под контроль. Если им удастся это, для нас все потеряно. Как только Хрони перестанет им мешать, они свяжутся со своим временем, и тогда у нас не останется шансов победить. Но они глупы, хотя и владеют такой мощной наукой. Пока они предоставлены сами себе, пока ими не руководит разум, оставшийся за миллионы лет отсюда, у нас остается шанс.

Кратковременный прилив надежды наполнил Уэбба. Он попробовал разрушить его логикой рассуждений.

- Рон, - в отчаянии сказал он. - Ты не знаешь всего! Я связан так, что бессилен выбраться из этих пут. Я не могу пошевелить ни одним суставом. Но даже если я освобожусь - их восемь, а я один. И они вооружены.

- Оружие не имеет значения. Даже если тебе удастся убить Усмирителя, это не поможет. Пока их тела существуют, их можно проследить во времени.

- Тогда что же делать?

- Доверься мне, Уэбб, - высокопарно произнес голос. - Я намерен временно овладеть твоим телом. Только, будь любезен, не сопротивляйся моим действиям.

Уэбб расслабился и почувствовал, как в его мозгу распространяется странное онемение: сквозь отверстие в черепе ему "заливали" густую сладкую жидкость; она успокаивала, делая его безвольным, но не усыпляя. Фаланги его пальцев начали машинально сгибаться, шевелиться. Самостоятельно, без какого-либо участия с его стороны шевельнулись пальцы ног, один за другим, по порядку. Затем мышцы ног поочередно напряглись и расслабились; Рон Дайнин прикидывал возможность управления телом Уэбба. Голос Рона стал гораздо отчетливее. Как бы невзначай он сообщил:

- Кстати, Уэбб, ты не понял самого главного - твои путы живые. Да, да, я говорю о веревках, стягивающих твое тело. Примитивная форма электрической жизни с одним закрепленным рефлексом - обвиваться вокруг всего, что оказывает сопротивление. Если бы тебе удалось полностью расслабиться и оставаться в таком состоянии несколько минут, то они постепенно отпустят тебя.

Потрясенный Уэбб заметил с нескрываемым удивлением, что путы, стягивающие его руки и ноги, мало-помалу ослабевают. Покалывания в конечностях подтвердили, что кровь снова стала нормально циркулировать в них. А хватка пут все ослабевала.

- Конечно, неимоверно трудно расслабиться полностью, продолжал голос. - Будь это мое собственное тело, я вряд ли смог бы расслабиться должным образом. Но с чужим телом все обстоит проще. Когда веревки окончательно отпустят тебя, Уэбб, тогда ты запросто, но осторожно снимешь их с себя осторожно, предупреждаю, и ты - свободен!

Глаза Уэбба округлились при виде его собственной руки, которая медленно приподнялась и коснулась холодных колец, обвившихся вокруг тела. Она мягко сняла их и отшвырнула в сторону.

- Боже милостивый! - пылко произнес Уэбб.

К ужасу своему он ощутил, как ноги приподнимают его над землей, прыжком выпрямляют тело, и вот он уже бежит сломя голову к Хрони и копошащимся рядом с ним Усмирителям. Он услышал, как глотка его извергает набор ничего не значащих фраз, которые, возможно, и были тем ломаным английским, на котором изъяснялись Усмирители. Он почувствовал, что его тело нагибается, руки набирают пригоршни камней и начинают швырять ими в остолбеневших Усмирителей, а затем понял, что бежит со всех ног по направлению к опушке леса.

Двигался он не слишком уверенно, иногда спотыкаясь, очевидно, Рон еще не мог свободно управлять чужим телом.

За спиной послышался топот преследователей, в дерево сбоку от него ударил электрический заряд. Но он не решился повернуть голову и посмотреть, что происходит на поляне.

Через мгновение он оказался под прикрытием деревьев и стремительно удирал во все лопатки. За одним из стволов тело его все же приостановилось на секунду, оглянулось и прислушалось. Все восемь Усмиригелей мчались по пятам беглеца, на их зверских лицах застыло комическое выражение удивления. Тело его повернулось и вновь бросилось бежать, а в голове он услышал спокойный голос Рона Дайнина:

- Они приближаются, Уэбб. Хотя и не очень быстро. Теперь слушай внимательно!

Уэбб, осознающий, что его бегущее тело продирается сквозь кусты, видящий, как над головой разрывается фейерверк электрических разрядов, слабо попытался вырваться из пугающего транса, в котором Рон удерживал его. Но не смог, а вернее сказать - не осмелился как следует напрячь силы. Он понимал, что теперь все зависело только от Рона.

- Я готов, - сказал Уэбб.

- Прекрасно! В данный момент зоны пульсируют и сменяются очень быстро. Постоянный замкнутый цикл, я долго присматривался к нему и, кажется, решил задачку. К сожалению, я не могу управлять твоим телом с нужной скоростью. Поэтому я возвращаю тело под твой контроль.

- Спасибо, конечно, но что мне делать? - спросил Уэбб, продолжая бег и беспомощно наблюдая, как мимо проносятся деревья и кусты.

- Ты должен приблизиться к району меняющихся зон. Беги, не останавливаясь. Заскакивай в соседний сегмент, но не оставайся в нем более полминуты, а лучше - нескольких секунд. Опиши широкий круг, так, чтобы пересечь несколько сегментов, и возвращайся к Хрони. Понял?

- Да, но...

- Для спора нет времени! Край первого сегмента прямо по ходу. Небольшой круг вправо, и помни - торопись выскочить из него! Ну, ладно, получай свое тело!

В голове Уэбба что-то дрогнуло, и тело его снова ожило. Ветки, за которыми он наблюдал раньше с интересом стороннего наблюдателя, вдруг обрели силу и немилосердно хлестали его по лицу. Продираясь сквозь заросли, он рассекал их колючую хватку, чувствуя, что легкие охвачены огнем от длительного бега. Тяжело дыша, Уэбб рискнул оглянуться: Усмирители неслись за ним, убрав в кобуры жезлы. Теперь они быстро нагоняли его... Уэбб с размаху налетел на толстенную сосну, встряхнул головой, приходя в себя, и обогнул ствол... И воткнулся в мир непроницаемой стигийской ночи. Воздух был необычайно холоден, да под ногами у него теперь хлюпало что-то мягкое и студнеобразное, не похожее на подстилку соснового бора. Холодная, густая тьма скрыла настигающих его Усмирителей. Он свернул вправо и прибавил ходу. Впереди возникло слабо мерцающее свечение. Уэбб выскочил на каменный холм, споткнулся и упал. С усилием поднявшись с теплых от солнца камней, он помчался, спотыкаясь о неровности каменистого склона, скользя и пошатываясь. Над головой его нависло голубое небо, усыпанное звездами, большими и яркими. Звезды казались такими близкими, что захотелось набрать полную горсть. Но на сбор звезд не было времени, потому что впереди снова показался лес ... Однако не тот, в котором началось преследование. Уэбб, вбежав в него, сразу же по самые лодыжки погрузился в теплую жидкую грязь. Он запутался в стеблях длинных тонких растений, а лес вокруг него наполнился странными звуками. Каждый мускул его тела протестовал против непосильной физической нагрузки, легкие жгло расплавленным металлом, но он продолжал продираться сквозь чащу...

И тут в его голове зазвучал тихий голос, дрожа от едва сдерживаемого нетерпения:

- А теперь, Уэбб, бери вправо и беги обратно в сторону Хрони. Торопись!

Уэбб застонал и, выругавшись, с трудом последовал приказу Рона. Казалось, он долгие столетия продирается сквозь лианы и теплую жижу. Наконец он почувствовал под ногами твердую землю соснового бора и вылетел на поляну, где стоял Хрони во всем своем светящемся великолепии, окруженный кольцом механизмов, брошенных Усмирителями. Он зацепился за корень и растянулся во весь рост, не испытывая ни малейшего желания подняться.

Голос успокаивающе произнес:

- Все в порядке, Уэбб! Мы выиграли! Взгляни!

Хватая воздух широко раскрытым ртом Уэбб поднял голову и взглянул на Хрони. Приборы, окружавшие его, гудели и вибрировали, наращивая мощность. Яркость окраски Хрони постепенно менялась; бледное перламутровое свечение густело, превращаясь в ярко-алое; потом вспыхнуло и с грохотом пропало - корпус стал совершенно темным.

Корректирующие силы аппаратуры Усмирителей взяли под контроль вырвавшуюся на свободу энергию Хрони.

С пробуждающейся в сердце надеждой Уэбб отметил, что лес по ту сторону Хрони тих и дружелюбен. Толстые сосны молча стояли под серебристым лунным светом. Призрачные видения иных эпох исчезли. А небо, куда ни брось взгляд, стало привычным ясным небом, как никогда родным, усыпанным звездами, с облачками вместо призрачных башен и незнакомых летательных аппаратов.

Треснувшая ткань времени, вновь слилась в единое целое.

- Но где же они? - спросил Уэбб.

- Кто? Усмирители? - иронично спросил Рон. - Они теперь разбросаны по всем эпохам, их разделяют миллионы лет. У тебя нет причин для беспокойства, Уэбб! С ними покончено, особенно если учесть, что некоторые из этих эпох не слишком дружественны и гостеприимны.

Уэбб поднялся на ноги и глубоко вздохнул. Луна высветила две фигуры, лежавшие спеленатыми на земле: Мэг и Смиг. Уэбб поспешил к ним. Голос Рона продолжал звучать в его мозгу.

- Мы не могли победить их в схватке, где требовалась сила. Поэтому, Уэбб, нам пришлось перехитрить их. Если бы они не последовали за тобой - или за мной - или за нами, - тогда мы потерпели бы поражение. Но они все-таки побежали следом. А вот и девушка!

- Мэг! - Уэбб наклонился над ней и воскликнул со страхом в голосе: - Мэг! Что с тобой?

- Они парализованы, Уэбб, - ответил ему спокойный голос Рона. - Но паралич быстро пройдет, если ты дашь мне свою руку!

Уэбб молча согласился, рука его занемела, потом, послушная чужой воле, вытянулась, пальцы прижались к шее девушки. Ловко найдя точку. где нервные окончания выходили под кожу, они принялись массировать это место.

Мэг пошевелилась и вздохнула.

- Она придет в себя через минуту, - произнес голос Рона. - Усмирители решили убрать их с дороги. Думаю, они собирались оставить их здесь умирать. Естественно, у тебя на их счет совсем другие планы!

- Могу поклясться, что это так, - сказал Уэбб, и повернулся к хрупкому тельцу Смига.

- А как быть с ним? - спросил он.

- Дай еще раз твою руку. - И пока пальцы нащупывали нужное место на худой шее Смига, голос Рона произнес:

- Знаешь, Смиг особенно интересен мне. Его народ - предок моего народа. В войне между горожанами и трогами победили в конце концов троги. Человечество моего времени произошло от них. Когда горожане обследовали тебя в лаборатории, я понял, что они совершенно правы, назвав тебя трогом. Ведь мое сознание неотделимо присутствовало в твоем. А мой мозг это мозг трога, пусть более развитый.

- Минутку, - прервал его Уэбб. - Я хотел спросить тебя об одной вещи, Рон. Ты мне очень симпатичен, и я не хочу обидеть тебя... Но мне надо знать, собираешься ли ты все время находиться в моем сознании?

Наступило молчание, затем вновь зазвучал голос Рона, спокойный и дружелюбный.

- Я понимаю о чем ты думаешь, Уэбб, - сказал он. - Но... не надо бояться, я погружусь вглубь твоего мозга, где не буду ни видеть, ни слышать, ни чувствовать - пока ты сам не позовешь меня, - только в этом случае я вернусь. У тебя есть контроллер, который я украл в городе. Ты должен заменить им вышедший из строя контроллер машины времени. Ты справишься с этим. И тогда, Уэбб, время в твоем распоряжении, с управлением Хрони ты разберешься.

Мэг беспокойно зашевелилась, как будто просыпаясь после глубокого сна.

Уэбб придвинулся к ней и обнял.

- Всего хорошего, Рон, - сказал он. - Ты понимаешь меня, не так ли?

Ответа не последовало, но в глубине сознания прозвучал тихий сдавленный смех.

Уэбб улыбнулся и громко сказал вслух:

- Просто я хочу быть уверенным, что когда целую Мэг, это именно моя идея.

Кто-то в последний раз хихикнул, тихо и очень далеко.

А потом наступила тишина.

В. КАН

ЛЮДИ И ВРЕМЯ

Один из известнейших американских фантастов, Фредерик Пол всегда отличался не только своей энергией, но и склонностью ко всякого рода мистификациям.

Восемнадцатилетним юношей он включился в деятельность в области научной фантастики. Он был и редактором журнала (в возрасте 21 года!) и издателем, и одним из организаторов первого Всемирного съезда любителей научной фантастики (в 1939 году) - ему тогда было всего 20 лет, и литературным агентом, "пристраивавшим" произведения своих коллег-фантастов, ну и, конечно, писал сам. Однако, он ничего не подписывал собственной фамилией и, кроме того, очень любил писать в соавторстве. Например, вместе со своим другом Айзеком Азимовым он написал два рассказа "Юридические ритуалы" и "Маленький человек в подземке". Кстати, даже те два рассказа были подписаны: А. Азимов и Джеймс Мак Крег (т. е. Ф. Пол).

Пол писал в соавторстве с Лестером дель Реем и Джудит Мерилл и многими другими, но особенно плодотворно с Сирилом Корнблатом и Джеком Уильямсоном. Причем подписывался разными псевдонимами, создавая тем самым дополнительные трудности для исследователей его творчества. Иногда он подписывался фамилиями и псевдонимами реально существующих людей, которые, естественно, никакого отношения к этим произведениям не имели. Например, одному из авторов этой повести, - Дирку Уили (это тоже псевдоним: настоящая фамилия - Джозеф Харольд Докуайлер) считалась принадлежащей повесть "Разбойник космической пустоты". Впоследствии же оказалось, что автор ее один Ф. Пол.

Склонность Пола писать в соавторстве долго давала пищу рассуждениям о несамостоятельности его творчества. Впрочем, такой блестящий рассказ, как "Туннель под миром" (1955 год) вполне опровергает это мнение. В отличие от большинства писателей, художественный уровень его произведений с возрастом не понижается, и творчество его по-прежнему пользуется большой популярностью. Например, роман "Больше, чем человек" (1976 г.) получил премию "Небьюла", а роман "Ворота" (1977 г.) сразу три - "Хьюго", "Небьюла" и премию имени Джона Кемпбелла, - случай в фантастике редкостный. Так что Фредерик Пол был и остается одним из самых уважаемых и читаемых н.ф.-писателей.

Все вышесказанное имеет самое прямое отношение к повести "Когда время сошло с ума". Повесть вышла в свет в 1950 году под названием "When Time Went Mad", и подписана была двумя фамилиями: Дирк Уили и Фредерик Арнолд Каммер-младший.

Анализ текста, стиля и лексики, сравнение с другими произведениями позволили довольно скоро установить - с большой степенью вероятности - что бесспорным (возможно, единственным) автором повести является никто иной, как Фредерик Пол.

Тематика повести не очень оригинальна. Путешествия во времени описывались, начиная с глубокой древности. Известен рассказ о юношах из Эфеса (греческого города в Малой Азии), которые, зайдя в пещеру и выпив найденное там вино, уснули, а очнулись лишь спустя много лет. Приемом этим пользуются, в разных вариантах, и поныне.

В средневековой литературе горные, лесные и прочие духи, а иногда и сам дьявол - лично, завлекали к себе ничего не подозревавших путников, которые, пробью в гостях якобы один день, оказывались перенесенными на сто и больше лет вперед.

Произвольное движение во времени - вперед-назад - тоже имело место в литературе. До поры, до времени оно осуществлялось с помощью сверхестественных сил, переломным же этапом стала известнейшая уэллсовская ,,Машина времени" (1895 г.).

От уэллсовской машины, которая была творением рук человеческих, и которая предоставляла возможность передвигаться во времени в соответствии с желанием оператора, происходит целая ветвь научной фантастики, непрерывно растущая и развивающаяся. Хотя имеются указания, что и до Уэллса предлагались разные ,,аппараты" для передвижения во времени (например, рассказ Э. В. Митчела "Часы, двигавшиеся назад" 1881), все же именно Уэллс оказался родоначальником всяческих "хронобилей".

Проблемы начались сразу же. С присущим ему мастерством литературного гипноза Уэллс сумел отвести внимание читателей от парадоксов, связанных с самой идеей произвольного перемещения во времени. Но затем вопросы стали задаваться в голос. Если, забравшись в прошлое, вы укокошили надоевшего вам сейчас дедушку, то откуда же вы-то взялись? Если, отправившись в будущее, вы привезли в современный музей некий предмет, то как же он сначала попал в музей?.. Ну и так далее.

Выходов предлагалось много. Например, можно предполагать, что настоящее все время меняется: убив бабочку в прошлом, вы изменили и настоящее ("И грянул гром..." Р. Брэдбери или "Меж двух времен" Джека Финнея). Можно предполагать, что время очень устойчиво - в него вносится некое возмущение, но последствия затем затухают сами собой. В серьезной форме, например, эта мысль проводится во "Взгляде в прошлое" Дж. Уильямсона, в более шутливой - в "Человеке, который убил Магомета" А. Бестера. Есть попытки и глубокой разработки темы: известный фантаст Фриц Лейбер посвятил ей целый цикл произведений - "Война изменений", где показывается как две гигантских противостоящих организации пытаются победить одна другую, воздействуя на события прошлого. Другая постановка той же проблемы - в серии рассказов П. Андерсона "Патруль времени", где герои - Патрульные - предотвращают нежелательные вмешательства в историю. И конечно, нельзя не упомянуть знаменитый роман "Конец вечности", роман, который сам Айзек Азимов считает своим лучшим.

Тема "смешения времен", являющаяся ключевой в повести "Когда время сошло с ума", не была абсолютно новой в момент написания. Ее рассматривал в повести "Оружейные магазины Эшера" А. Ван Вогт (1941) . Но присущая Полу "скорость", калейдоскопичность действия как бы приносят в тему новые качества, и последующие произведения других авторов, использующих тот же прием - смешения времен, - испытывают отчетливое влияние этой повести (например, "Франкенштейн освобожденный" Брайана Олдиса (1973) .

В заключение: на русском языке имеются два тематических сборника фантастических произведений, посвященных перемещениям во времени. Обе книжки были выпущены в издательстве "Мир" в 1970 и 1985 годах. Называются они: "Пески веков" и "Патруль времени".


home | my bookshelf | | Когда время сошло с ума |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу