Book: Сокровища Лизимаха



Родев Цончо

Сокровища Лизимаха

ЦОНЧО РОДЕВ

СОКРОВИЩА ЛИЗИМАХА

Перевод Т. Воздвиженской

ИВАНУ ГЫЛЫБОВУ

На этом берегу находится и мыс Таризис, укрепленное место, где некогда Лизимах скрывал свои сокровища.

С Т Р А Б О Н. ГЕОГРАФИЯ, КН. VII

Согласитесь, что если мужчине тридцать два года, он научный сотрудник, археолог, и его звучное имя Камен Страшимиров значится по меньшей мере под десятком научных трудов, признанных весьма серьезными, то довольно неудобно называть его Дутиком - прозвищем далеких школьных лет. Дутик - звучит как-то несолидно и уж слишком напоминает о мальчишке, который когда-то был среди нас чемпионом по боксу. И все же, если бы не было таких верных друзей детства, для которых никогда не перестаешь быть просто Дутиком, никогда не довелось бы мне пережить необыкновенное приключение и увидеть фантастические сокровища, по сравнению с которыми гробница Тутанхамона - комната с детскими игрушками.

Но не будем больше философствовать - лучше я начну свой рассказ.

Итак, как раз два года назад, уже ближе к вечеру, когда я сидел у себя в кабинете, раздался телефонный звонок. Я взял трубку и услышал незнакомый голос:

- Эй, Дутик, это ты, старик?

Не сразу сообразив, как ответить на столь фамильярное обращение, я сказал:

- Камен Страшимиров у телефона. С кем я говорю?

- Ну, ну, хватит важничать, - засмеялись в трубке, - неужели ты забыл Мишо или шрам у тебя на голове уже совсем исчез?

Тут я, конечно, сразу все понял. Это был Мишо (или, если хотите, Михаил), мой одноклассник, с которым я шесть лет просидел на одной парте и которому обязан не очень украшающим меня шрамом на голове. Позднее, в университете, мы снова были неразлучны, хотя он изучал право, а я - историю. По окончании учебы он пошел работать в органы Народной милиции и вскоре получил чин капитана. Наши профессии были столь различны, что на протяжении нескольких лет, не ссорясь и не переставая быть друзьями, мы просто не встречались.

- Послушай, - сказал он после обычного обмена любезностями, - знаешь, что сделал бы я на твоем месте?.. Нет? Я вскочил бы в первый попавшийся транспорт, чтобы мгновенно очутиться у меня. Да, да, поводов больше чем достаточно...

В тоне его было что-то, такое, что неудержимо раздразнило мое любопытство. И уже через четверть часа я сидел напротив Мишо у письменного стола. Старый друг встретил меня очень сердечно, но начал говорить о чем-то незначительном, явно наслаждаясь моим нетерпением, которого я не мог скрыть.

Наконец, смилостившись надо мной, он вынул из ящика какой-то предмет и, ни слова не говоря, поставил его на стол. Это была статуэтка сантиметров тридцати в высоту, изображающая человека с длинной кудрявой бородой, торжественно сидящего на троне. Я смотрел на нее, потеряв дар речи.

- Знаешь, - выдавил я наконец не своим голосом, - ведь это... это поразительно. Я не могу поклясться, но думаю, что это копия знаменитой статуи вавилонского бога Мардука, о которой старик Геродот писал, что она была отлита из чистого золота и весила двадцать четыре тонны! - Ну, эта несколько полегче, она весит пять килограммов, но и она из чистого золота. - Поразительно, невероятно! - бессвязно повторял я, не смея прикоснуться к статуэтке. - Мир не знает ничего подобного. Бьюсь об заклад, что директора музеев в Лондоне, Париже, Ленинграде и Берлине, когда узнают, умрут от зависти. - Ладно, ладно, - рассмеялся Мишо, - это слишком сильно сказано для трезвого и рассудительного представителя науки. - Потом, уже серьезно, добавил: - И представь себе, Дутик, эта статуэтка продана всего лишь по стоимости золота, из которого сделана. И вот что мне рассказал мой старый приятель. Эту статуэтку таможенники обнаружили в багаже одного туриста, покидавшего нашу страну. К чести его, он не скрывал, что везет, поэтому пограничные власти сочли этот случай несколько особым и задержали путешественника до выяснения обстоятельств. Иностранец сообщил, что, отдыхая на Золотых песках, он познакомился с болгарином, который предложил ему эту статуэтку, причем цена ее была назначена просто "на глазок". Иностранец оказался торговцем вином. Ничего не понимая в искусстве, тем более античном, он купил статуэтку просто "как сувенир из Болгарии". Навели необходимые справки - слова торговца подтвердились. Выплатили ему сумму, которую он отдал за фигурку, подарили коечто на память, словом, инцидент был исчерпан. Тем временем органы милиции организовали поиски таинственного торговца золотыми статуэтками. Иностранец мог сказать только, что это был человек лет тридцати - тридцати пяти, темноглазый, высокий, с трудом объяснявшийся по-немецки. И больше ничего... - Все это очень странно, - сказал я, внимательно выслушав рассказ Мишо. - Видишь ли, Мишо, эта статуэтка относится к цивилизации, достигшей своего расцвета гдето около тысячи лет до нашей эры и никогда не имевшей связи с нашими землями. Набополосар, Навуходоносор и другие великие цари Древнего Востока никогда не устремлялись так далеко на север. Это делает находку еще более необъяснимой.

- Может, все это лишь стечение случайностей?

- Год назад я бы сразу ответил "да", но сегодня я воздержусь от такой прямой оценки.

- Что же изменилось?

Трудно было объяснить это в двух словах. Устроившись поудобнее в кресле, я закурил.

- Тебе, конечно, известно, Мишо, что у нас есть магазины, в которых на золото можно купить всякие там наимоднейшие и дефицитные товары. И вот, в этом году в один из таких магазинов приходит человек, покупает какую-то вещь, отдает за нее горсть старинных золотых монет и уходит. Именно отсюда и началось наше, археологов, "хождение по мукам". Слушай дальше. Кассир этого магазина, человек весьма образованный, заинтересовался монетами и отнес их показать в ближайший музей. Оказалось, что среди них наряду с хорошо известными ученым монетами, чеканенными при Филиппе Македонском и Александре Великом, были и монеты ассирийского, вавилонского, финикийского и персидского происхождения, которые до сих пор у нас не найдены, да и вообще известны миру лишь по нескольким экземплярам. Монеты Салманасара IV, Тиглатпаласара III, Синахериба Бешеного, Кира, Дария - ты понимаешь, что это значит?

- Представления не имею, - признался мой приятель.

- А все археологи, - продолжал я, - окаменели от восторга и удивления. Оказалось, что в нескольких таких магазинах страны были сделаны покупки на подобные монеты. А этого уже было достаточно, чтобы послать ко всем чертям существовавшие до сих пор теории о связях между нашими землями и странами Древнего Востока. И вот сейчас на твоем столе красуется статуэтка родом из Вавилона. Можно ли это назвать случайностью?

- Хм-м... Дело становится и вправду весьма интересным.

- Я думаю, что где-то в нашей стране найден клад, о котором не было сообщено в установленном порядке, и я не успокоюсь, пока не найду открывателя клада, а само сокровище не окажется в музее!

- Браво! - зааплодировал Мишо. - Решение, достойное Дутика и мало подходящее буквоеду Камену Страшимирову. Жму руку! Буду за тебя болеть! Пускайся в поиски, и если тебе потребуется помощь милиции, можешь рассчитывать на меня.

С этого дня у меня была только одна мысль, одно стремление - раскрыть тайну необыкновенной находки.

Первым делом я собрал точные сведения о том, сколько раз и в каких магазинах появлялись драгоценные монеты. Оказалось девять; три раза в Варне, пять - в северо-восточной Болгарии и один - в Софии. Поэтому, естественно, я остановил свое внимание на Варне, тем более что и статуэтка появилась на свет вблизи этого города.

Затем я связался с соответствующими властями и добился, чтобы всем магазинам, где принимается золото, было дано распоряжение в случае предъявления монет малоазиатского происхождения, для определения которого я составил специальную инструкцию, фиксировать имя покупателя.

Через три месяца я получил первое сообщение: в Русе за золото, которое соответствовало данным инструкции, была куплена легковая автомашина "Волга". Нечего и говорить, что уже на следующее утро я был там.

Можете себе представить, что я испытал, увидев восемь пластинок, покрытых клинописью. Уже в надписи на первой я прочел имя Шамурамант - прославленной, увековеченной во множестве легенд вавилонской царицы Семирамиды!

Что касается имени покупателя, то ошибки здесь быть не могло - документы были оформлены по его паспорту. В регистрационной книге значилось: Мирон Хаджиколев, г. Варна, Красноармейская, 63. В магазине еще вспомнили, что он же полгода назад приобрел себе на ассиро-вавилонские монеты телевизор.

На рассвете я был, конечно, в Варне. Наскоро собрав кое-какие сведения, я узнал, что слесарь Мирон Хаджиколев вот уже два дня гордо ездит на своей новой машине.

И я отправился в ателье по ремонту велосипедов. У входа в ателье человек в синем рабочем комбинезоне натирал и без того сверкающую новенькую "Волгу". Высокий, темноволосый, он был, пожалуй, моим ровесником. Стараясь казаться спокойным, я заговорил:

- Как мне найти Мирона Хаджиколева?

Пренебрежительно взглянув в мою сторону, он ответил:

- Это я, но сейчас я занят.

- И все же мне необходимо с вами поговорить, - настаивал я.

Видимо, моя настойчивость его несколько озадачила, потому что он выпрямился и, пока вытирал руки, внимательно оглядел меня с ног до головы.

- Ну, только если что-нибудь важное.

- Вопрос касается старинного золота, - многозначительно сказал я.

Мирон Хаджиколев секунду поколебался, затем бросил ветошь, которой вытирал руки, и жестом пригласил меня следовать за собой. Когда, войдя в мастерскую, мы сели, он вызывающе спросил:

- Ну?

- Полгода назад вы купили телевизор, а три дня назад приобрели автомашину, - начал я. - В обоих случаях вы оплатили покупку золотом. Так ли это?

- Совершенно верно, - ответил он спокойно, даже несколько нахально. - Разве в этом есть что-нибудь противозаконное?

- Нет, в этом нет.

- Что ж тогда?

- А вот продавать золото, притом еще произведение искусства, иностранцу - это уже нарушение закона.

- Не понимаю, о чем вы говорите, - голос Хаджиколева не дрогнул, хотя в глазах мелькнула озабоченность.

Я решил поймать его:

- Сейчас поймете. По нашей просьбе здесь скоро будет иностранец, который, вероятно, без труда узнает человека, продавшего ему золотую статуэтку.

Хаджиколев на минуту замолк. Он, конечно, взвешивал мои слова.

- Понятия об этом не имею, - наконец отрезал он дерзко, и я сразу понял, что совсем не гожусь на роль Шерлока Холмса. Нужно было менять тактику.

- Давайте говорить откровенно, Хаджиколев. Золото, на которое вы купили машину и телевизор, имеет исключительно важное значение для науки. Я не буду вам подробно объяснять. Дело в том, что оно происходит из далеких государств, существовавших две-три тысячи лет назад. А к ним археологическая наука проявляет особый интерес.

- Прекрасно, - произнес он иронически. - Теперь золото в магазинах, берите его и делайте с ним, что хотите.

- Да, сейчас оно у нас, - продолжал я терпеливо, - но его значение столь велико, что оно заставляет нас подумать... и о судьбе остальных сокровищ. - Я ожидал, что мой собеседник что-то ответит на это, но он продолжал молчать. - Предположим, что счастливый случай помог вам найти редкий клад. И если вы передадите его государству, то сейчас же получите значительное вознаграждение...

- Да, - усмехнулся Хаджиколев, - десятую часть стоимости, как полагается по закону, а так - все будет мое.

- Но ведь сейчас вы владеете им как вор, прячете, прибегаете ко всяким ухищрениям. А если сообщите о нем, то с законной гордостью получите положенное, а ваше имя войдет в историю науки. Что же лучше?

- Все эти разговоры ни к чему, - отрезал он. - Никакого клада я не находил. Золото у меня осталось после покойного отца, он его получил от своего отца. Я потратил все, что было. Больше нет. И точка!

Делать было нечего. Оставалось только уйти. Но я уходил с убеждением, что именно Мирон Хаджиколев скрывает тайну сокровищ.

Я связался с Мишо, рассказал ему все, поделился сомнениями и попросил установить за Хаджиколевым наблюдение. Он справедливо упрекнул меня, что из-за моих необдуманных действий раскрыть тайну будет гораздо труднее - Мирон Хаджиколев теперь будет особенно осторожен, - но обещал сделать все необходимое.

На протяжении целого месяца за Хаджиколевым непрерывно следили. Но не обнаружив ничего подозрительного, в конце концов прекратили наблюдение. Так прошли зима и начало весны.

Десятого июня прошлого года мне сообщили, что в Балчике появилась новая ассирийская монета. Я тотчас же поехал туда и убедился, что она из того же источника. Музей купил ее у некоего Теню Слабака из села Былгарево. Я отправился в это село.

В полном противоречии со своей фамилией Теню оказался здоровым плечистым детиной с лицом, обожженным солнцем, длинными, как у легендарных гайдуков, усами и приветливо улыбающимися глазами. В небольшом кафэ "Таук-лиман" за бутылкой вина он рассказал мне, как попала к нему эта монета.

Дядя Теню рыбачил вместе со своей артелью в одном из затонов у мыса Калиакра. Это местечко часто посещали любители подводного плавания в поисках потонувших когда-то кораблей*. Обыкновенно они приезжали группами и, не найдя ничего, уезжали. Но вот уже года два, как время от времени появляется один аквалангист ("Ростом с тебя, только темный", - сказал Теню Слабак), который нанимает лодку и спускается под воду на два-три часа. Всплывает он с наполненным чем-то мешочком, расплачивается с рыбаками и уезжает. Однажды рыбаки поинтересовались, что у него в мешке; он объяснил довольно невнятно, что он, мол, геолог и собирает на дне камни. Так вот этот человек был здесь в позапрошлое воскресенье. Теню возил его в лодке, за что тот, пребывая в хорошем настроении, дал ему на прощание монету, крикнув: "Это тебе! Что б ты помнил о делах, которые мы вместе делали". Взглянул Теню, а в руке у него - золотая монета. Подумал, что произошла ошибка, догнал того человека и хотел вернуть ему монету, но тот только сказал: "Бери. Я их несколько на дне нашел. Пусть одна будет тебе". Подумалподумал Теню и решил, что все-таки тут что-то нечисто, и прямо в Балчик, в музей.

Я не говорил еще, что питаю пристрастие к подводному плаванию. Года четыре назад мне пришлось даже руководить подводной археологической экспедицией на Караагадже. В рассказе Теню меня удивило, что тот человек спус

* 31 июля 1871 г. у мыса Калиакра адмирал Ушаков нанес сокрушительное поражение турецкому флоту. Неоднократные подводные археологические экспедиции материальных следов битвы пока не обнаружили.

кался под воду на два-три часа. А каждый, кто занимается подводным плаванием, знает, что обычно запаса воздуха в лучшем случае хватает минут на 50-60. Как же тогда объяснить, что он проводил под водой по "два-три часа"? Следовательно, либо таинственный аквалангист снабжался воздухом не из обычного акваланга, либо не все время проводил под водой.

Интересно было и то, что речь шла о мысе Калиакра. Немного на нашем побережье мест с такой богатой историей, как у этого сурового, величественного мыса. Еще в VI веке до нашей эры милетские греки воздвигли там крепость Таризис, которая процветала и позднее, во времена фракийского, римского (под названием Акра Кастелум) и византийского владычества. Наши прадеды назвали ее Калацерка, укрепили. В средние века она стала одной из твердынь болгарского побережья. Крепость просуществовала до 1444 года, пока ее не разрушил до основания Владислав Варненчик. И пока я припоминал эти всем известные сведения, меня словно озарило: ведь Страбон писал, что именно здесь, на мысе Калиакра, Лизимах скрывал свои сокровища. Кто же, кроме этого полководца армии Александра Македонского, исколесившего вместе с ним всю тогдашнюю Азию - от Геллеспонта до Персидского залива и от Александрии до Инда, кто же, если не он, мог привезти в наши земли богатства древних восточных государств? Ведь Лизимах был одним из наследников великого владыки.

Особенно не раздумывая, я принял решение. Попросив по телефону дать мне отпуск, который не использовал в прошлом году, и прислать акваланг, я поселился в рыбацкой хижине на Суджасе, где рыбачил Теню.

Слышали ли вы о Суджасе? Нет? Ну тогда вы не знаете, может быть, самого прекрасного уголка нашего побережья. Суджас находится в километре от Калиакры, там, где Добруджанское плато круто спускается к морю. Природа здесь щедрой рукой рассыпала свои богатства: инжир, лавр и другие южные растения возвышаются над пестрым ковром полевых цветов, десятки прохладных источников пробиваются сквозь ржаво-красные скалы, прозрачные как хрусталь ручейки бегут по камням, а внизу, у подножия - самое синее море, какое я когда-либо видел.

В этом рыбачьем затоне я провел более двух месяцев. И не преувеличу, если скажу, что это были самые лучшие месяцы в моей жизни. Днем я был вместе с рыбаками, помогал им, купался, рассматривал остатки старой крепости, читал, приводил в порядок записи о последних раскопках, а вечером мы все собирались у костра, где бурлила, дымясь, уха говорили о русалках и морских чудищах, о бурях и кораблекрушениях, о пиратах и подвигах. Конечно, не только ради этих бесед остался я там. Вооружившись аквалангом, я уже в первые десять дней облазил все дно вокруг мыса. Сомнений не было: Мирон Хаджиколев не мог найти монеты на дне. Грунт там был мягкий, тина, и любой относительно тяжелый предмет быстро исчезал в нем. Золото, вероятно, находилось в какой-то пещере или углублении, но сколько я ни искал, не мог найти тайника. И мне ничего не оставалось, как ожидать, когда снова появится Хаджиколев.



Так прошел мой отпуск. В последний день, когда я, уже совсем отчаявшись, укладывал чемоданы, прибежал запыхавшийся Теню Слабак.

- Камен! Иди скорее! Тот человек приехал!

Вы не видели, как выскакивает дух из бутылки? Признаюсь, и я не видел, но думаю, что именно так вылетел я из домика, услышав его слова.

А море походило на расплавленное серебро. Был штиль. У мыса по воде спокойно скользила лодка (красная "Сирена" из соседней рыбацкой артели). Я посмотрел в бинокль.

Сомнений не было: в лодке находился Мирон Хаджиколев с аквалангом на спине и маской в руках.

Схватив свой акваланг, я мигом устроился на дне в лодке Теню, а он налег на весла.

- Давай, Теню, - торопил я, - давай, пусть хоть весла разлетятся в щепы! А как только увидишь, что тот человек спускается под воду, скажи мне.

Через несколько минут рыбак предупредил меня, что человек "с золотыми монетами" нырнул. Схватив бинокль, я встал во весь рост и, пока Теню продолжал яростно грести, наблюдал за воздушными пузырьками, поднимавшимися из аппарата Хаджиколева и указывавшими его путь.

Вскоре пузырьки исчезли. Я заставил Теню подогнать лодку к тому месту, где видел последние пузырьки; мы бросили якорь. Надев ласты, маску, пояс с ножом и пристегнув на спину аппарат, я прыгнул за борт.

Быстро опустившись, я осмотрел дно. "Человек с золотыми монетами" исчез, как будто растворился. Не слышно было даже знакомого шума выходящих из акваланга пузырей. Я остановился, чтобы немного подумать.

Из норки подо мной вылез большой рак и, оставляя на серо-желтом дне причудливый кружевной узор, пополз, спеша, куда-то по своим делам. Потом откуда-то стрелой вылетела стайка золотисто-зеленой кефали.

Куда мог исчезнуть Хаджиколев? Не веря в чудеса, я понимал, что где-то должна быть незамеченная мною пещера. И снова начал искать.

Время шло. Я пробирался среди подводных скал, скользил над голым песчаным дном, раздвигал ластами зеленые и коричневые водоросли, осматривая каждый камень, каждую трещину в скале.

Вдруг я заметил высокую морскую траву, которая показалась мне неестественно смятой. Кто-то пробирался здесь сквозь водоросли. Я двинулся вперед и через несколько минут оказался перед зияющей пастью пещеры. Уже через несколько метров меня окружал непроглядный мрак. Я колебался - двигаться дальше в темноте было невозможно. Я выбрался из пещеры, осмотрелся, чтобы запомнить место, быстро всплыл на поверхность, взял из лодки водонепроницаемый фонарь и через пять минут был снова в пещере.

В узком, не больше квадратного метра, проходе шум акваланга отдавался грозным невыносимым для ушей грохотом. Я осторожно пробирался вперед за бледно-желтым лучом фонаря, останавливался, прислушивался и снова двигался вперед. Прошел двадцать, тридцать, пятьдесят метров... Вода вокруг посветлела, даже фонарь стал ненужен. Наконец тоннель кончился. Я выплыл наверх. И вдруг передо мной открылось самое удивительное зрелище, которое когда-либо видел человеческий глаз!

Представьте себе пещеру размером с большой театральный зал, высота ее была метров пятнадцать, а длина не менее пятидесяти-шестидесяти метров. Ее заливал теплый мягкий свет. Как я позже установил, свет проникал через несколько небольших окон в своде и усиливался системой многочисленных серебряных зеркал.

На просторной площадке посреди пещеры и помещались сказочные сокровища.

Очарованный их видом, я снял акваланг, положил его на скалы у воды и благоговейно приблизился. Впереди, устрашающе подняв руки, высилась гигантская, метров десяти, статуя женщины, в которой я без труда узнал ассирийскую богиню Иштар. По обе стороны от нее, как стражи, стояли два величественных крылатых быка-человека, похожих на тех, что находятся в Британском музее. А дальше виднелись золотые статуи львов и пантер, вавилонского бога Ашура, божественного египетского быка Аписа; изящная, из золота и слоновой кости, Афина Паллада спокойно стояла рядом с ужасным, пожиравшим людей финикийским богом Ваалом, а в глубине, за множеством статуй, возвышалась целая гора покрытых клинописью пластинок. За восемь из них и была куплена "Волга".

Как завороженный, я медленно двигался между статуями. Здесь был добрый десяток кованых сундуков, уже поврежденных влагой и временем. Я поднял крышку одного - он был полон драгоценными камнями! Я зачерпнул их горстью и медленно высыпал обратно.

И вдруг человеческий голос - голос Мирона Хаджидолева, о котором я успел позабыть, заставил меня вернуться к действительности.

- Ни с места, руки вверх! Быстрее!

Не обращая внимания на приказ, я слегка повернул голову. В пяти-шести шагах от меня, у статуи с головой орла, появился Хаджиколев, в руках у него поблескивало весьма современное оружие.

- А, так это ты, горе-археолог, - с усмешкой сказал он. Нечего и говорить, ты нашел подходящее место для своей гробницы.

- А это все тот же Мирон Хаджиколев, - ответил я в том же тоне, - собственник телевизора и легковой машины, который ничего не знает о незаконной продаже золотых античных статуэток.

- Мерзавец! - прошипел он. - Неужели мне посчастливилось найти все это, чтобы отдать в ваши руки? - Глаза его лихорадочно блестели. - Все это мое, понимаешь? Только мое! Я самый богатый человек на свете! Если хочу, могу купить вас вместе с вашими музеями и всей рухлядью, что в них собрана. Да что говорить! Могу купить все ваше государство вместе с потрохами...

Я понял. Передо мной был человек, рассудок которого помутился при виде несметных богатств. Нужно было действовать быстро и решительно.

Видимо, я сделал какое-то движение, потому что он отскочил назад и заорал:

- Не двигайся - или буду стрелять!

- На твоем месте, прежде чем стрелять, я бы немножко подумал, - сказал я ледяным голосом. - В потолке трещины, он изъеден эрозией и от сотрясения воздуха может обвалиться не только на мою, но и на твою голову.

Предупреждение мое, вероятно, привело его в чувство, потому что он взглянул вверх. Воспользовавшись этим, я бросился вперед. Все, что было дальше, продолжалось не более секунды. Раздался выстрел, послышался гром, нет - ужасный грохот, пуля просвистела рядом, но в следующий момент я нанес ему удар кулаком в подбородок. Хаджиколев упал, выронив пистолет. В моих словах об обвале, видимо, был смысл - с потолка и стен катились камни. Стало темнее. Наверное, завалило некоторые окна.

Это на несколько мгновений отвлекло меня. Когда я сн'^ ва взглянул на своего противника, он полз к упавшему пистолету. В этот момент я перестал быть "молодым и способным археологом Каменом Страшимировым" и превратился в былого Дутика. Я кинулся на Хаджиколева. Началась дикая схватка. Жилистый Хаджиколев был, вероятно, сильнее меня. Борьба шла с переменным успехом. Наконец, призвав на помощь весь свой прошлый боксерский опыт, я сумел подмять его под себя. Но, схватив какую-то статуэтку, Хаджиколев ударил ею меня по затылку, и я на мгновение потерял сознание.

Но тут он совершил непоправимую ошибку: вместо того чтобы еще раз ударить меня, он бросился к пистолету. А я, вскочив, спрятался за колоссальной статуей финикийской Астарты. Хаджиколев прицелился метров с двадцати и выстрелил. И тогда случилось самое страшное. Со всех сторон с адским треском и гулом стали рушиться стены.

Пещера потонула во мраке. Послышался душераздирающий крик, и потом наступила зловещая тишина.

- Хаджиколев, - позвал я через несколько минут, - ты жив?

- Жив, - едва прозвучал его голос, - но ранен и завален камнями. Тут рядом со мной стена обрушилась...

- Подожди, я найду фонарик и попробую тебе помочь.

Было темно, как в могиле. Замирая от страха, что каждую минуту может обвалиться свод, я пополз к выходу. Место, где остались мои вещи, я запомнил хорошо и сейчас ощупью нашел их. Когда я зажег фонарь, то с ужасом увидел, что подводный проход в пещеру завалило.

Стараясь не думать об этом, я стал искать Хаджиколева. Нашел я его полузаваленным. Он был ранен и потерял много крови. Закрепив фонарь на ближайшей статуе, я начал раскидывать камни. Хаджиколев наблюдал за каждым моим движением, потом, не выдержав, спросил:

- Ты зачем это делаешь? Ведь я же хотел убить тебя? Теперь это все твое.

- Дурак! - ответил я раздраженно.

В конце концов я все-таки сумел отрыть Хаджиколева; Левая нога его была раздавлена и, вероятно, сломана. Сняв ремень, я туго затянул бедро раненого, чтобы остановить кровь. Потом сел на землю и вытер лоб.

- Плохи наши дела, - сказал я. - Проход завален. Если снаружи ничего не сделают, мы пропали.

По тому, как часто дышал Хаджиколев, я понял, что в нем происходит какая-то борьба. Но когда он заговорил, голос его был спокоен и казался как-то непривычно потеплевшим.

- Ты обо мне не думай. Даже если я спасусь, меня будут судить... Брось меня и спасайся сам. Я знаю, как это можно сделать. - Он повернулся, тяжело вздохнул и тихо сказал, как будто про себя:

- Видно, эти камни должны были обрушиться, чтобы вернуть мне разум... - Я ничего не ответил, а он продолжал громче: В пещере есть и другой выход. Я им не пользовался, потому что он выходит туда, где рыбаки сушат сети, там люди. Но я сейчас покажу тебе его.

Немного отдохнув, я взвалил раненого на спину и понес, а он, держа фонарь, указывал путь. Мы двигались по узкой трещине в скале в сторону берега и в конце концов очутились у другого подводного прохода, очень похожего на первый.

- Это тоннель примерно в десять-пятнадцать метров, - сказал Хаджикодев, когда мы на минуту прислонились к скале, чтобы передохнуть. - Я и так и эдак не смогу пройти. А ты иди и не думай обо мне.

- Мы оба должны выбраться, - возразил я. - Подожди меня здесь.

Я взял фонарь и вернулся назад за аквалангами. Свой я нашел сразу, а вот его аппарат исчез. Я понял, что при падении его задел какой-то камень и сжатый воздух взорвался, что и послужило причиной страшных разрушений.

Акваланг я закрепил на спине раненого.

- Дыши спокойно, не шевелись и свети, - сказал я ему. - А я тебя перенесу.

Он возразил - проплыть под водой пятнадцать метров ничего не стоит, но когда человек тянет за собой тяжелое тело, то задача эта превращается в самоубийство. В глубине души я был согласен с ним, но оставить его не мог, а другого выхода, чтобы спастись, не было. Надо было рисковать.

Опустив Хаджиколева под воду, несколько раз глубоко вдохнув и выдохнув, я зацепил свой живой груз и нырнул в чернильно-черную бездну. Уже на первых метрах мне стало ясно, что мое начинание обречено на провал - раненый был очень тяжел, а тоннель слишком тесен для двоих. Но возврата не было, и я изо всех сил плыл вперед. Силы быстро иссякали. Перед глазами пошли красные круги. Я понял, что это - конец. Когда я уже почти терял сознание, Хаджиколев сунул мне в рот мундштук акваланга.

Глотнув несколько раз воздух - поверьте, это стоило в тысячу раз дороже всех сокровищ Лизимаха! - я вернул ему мундштук.

Вскоре темнота рассеялась. Впереди обозначился светлый круг - это был выход из тоннеля.

Еще несколько мгновений, и мы выплыли на поверхность. Никогда в жизни я не ощущал так простые человеческие радости солнце, воздух, безграничный простор... Но уже тогда я знал: пройдет время, побледнеют воспоминания о пережитых ужасах, и я снова приду сюда, в эту пещеру, чтобы вернуть человечеству сокровища Лизимаха.




home | my bookshelf | | Сокровища Лизимаха |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу