Book: Гнев Божий



Гнев Божий

Джек Хиггинс

Гнев Божий

Дэвиду Годфри с благодарностью посвящается

Глава 1

Мексика, 1922 г.

Как обычно, около полудня начальник полиции для острастки кого-нибудь казнил. Экзекуции проводились почти каждый день. Такие порядки царили в этом мексиканском городке.

Я был на склоне холма на полпути от железнодорожной станции, когда раздался первый резкий залп. Я инстинктивно сунул руку в пиджак. Большую часть пути мне удалось пройти в тени, но когда я оказался на Плаза Сивика, солнце схватило меня мертвой хваткой за глотку, сдавило, выжав капли пота из всех пор.

Казни проводились во дворе полицейской казармы, ворота при этом держались широко распахнутыми, чтобы любой, для кого это представляло интерес, мог беспрепятственно наблюдать за происходящим. На этот раз группу зевак составляла пара дюжин индейцев и метисов. Совсем не мало, если принять во внимание полуденную жару и ту периодичность, с которой эти представления повторялись.

Позади небольшой толпы стоял весь в мелкой белой дорожной пыли «мерседес-родстер» с закрытым складным верхом. Экзотика по теперешним временам для такого городка, как Бонито. Еще большее удивление вызывал водитель, который как раз вылезал из автомобиля, когда я появился рядом. Это был священник, хотя и не похожий на тех, которых мне доводилось встречать за пределами Ирландии, — как бык здоровый, в шляпе с загнутыми полями и выцветшей сутане.

Не обратив ни малейшего внимания на людей в толпе, большинство из которых было удивлено его появлением, он достал из толстого кожаного портсигара сигару и стал искать спички. Я опередил его, нашел свои, чиркнул и предложил прикурить.

Священник повернулся и внимательно посмотрел на меня, впервые предоставив возможность разглядеть его лицо. Спутавшаяся седеющая борода, живые синие глаза, на виске над левой бровью след старого, явно пулевого ранения. Один из счастливчиков, выживших в революцию.

Он молча прикурил. Мы стояли рядом и наблюдали за тем, как из тюремного помещения через двор провели трех индейцев и поставили их к стене. Там на земле уже лежали тела шестерых. На стене виднелись следы от пуль. Трое приговоренных смиренно стояли, пока сержант связывал им руки за спиной.

— И часто такое происходит? — спросил священник.

Вопрос был задан на испанском, но с акцентом, который свидетельствовал о том, что священник мог быть кем угодно, но только не мексиканцем. Я ответил по-английски:

— Начальник полиции говорит, что это единственный способ сократить количество заключенных в тюрьме.

Он взглянул на меня, слегка нахмурив брови.

— Ирландец?

— Самый что ни на есть, святой отец.

— Далековато от дома.

Наверное, американец из Новой Англии или что-то в этом роде, подумал я.

— А разве революцию здесь не считают закончившейся? — спросил он и опять посмотрел на происходившее во дворе полицейского участка. — Что за проклятая страна!

Замечание явно несвойственное священнослужителю, но вполне объяснимое в данной ситуации.

— Среди нас всегда найдутся недовольные, святой отец, даже после революции, — заметил я. — А некоторые в этих местах полагают, что охотничий сезон на священников все еще продолжается.

— Мы все в руках Господа, — сказал он сурово. — Каждый из нас.

Вопрос был спорным, но продолжить разговор не удалось. Один из осужденных, стоявших у стены, которому сержант уже был готов завязать руки за спину, вдруг что-то резко выкрикнул и показал рукой в нашу сторону.

Возникло некоторое замешательство, затем молодой полицейский подошел к воротам и позвал священника. Тот, не сказав мне ни слова, направился в его сторону.

— Хотите верьте, хотите нет, святой отец, но одна из этих свиней жаждет исповедаться, — услышал я слова полицейского.

В ответ священник не проронил ни слова, достал из кармана католический требник, выплюнул изо рта сигару и вошел в ворота. Когда он достиг стены, все трое в ожидании уже стояли на коленях.

Я не стал смотреть, что будет дальше, а развернулся и пошел через площадь к «Отелю Бланко», расположенному в дальней ее части. Как умирают люди, я видел и раньше, по крайней мере, так я мотивировал свой уход. Гостиница представляла собой высокое красивое здание, которое во время войны было превращено правительственными войсками в мощный укрепленный пункт. Осыпающийся ее фасад был испещрен следами от пуль.

Во внутреннем дворике, вымощенном плиткой багрового цвета, бил фонтан. Мрак веранды манил к себе прохладой. Владелец гостиницы, расположившись в плетеном кресле рядом с сетчатой дверью, обмахивался веером из пальмы. Его звали Янош. Насколько мне удалось узнать, он был венгром, хотя и говорил на отличном английском. И что сразу бросалось в глаза — это его неимоверные габариты. Он весил по меньшей мере семнадцать или восемнадцать стоунов[1], имел отвислый живот и постоянно потел.

— А, мистер Киф. Жаркий день. Не хотите выпить со мной пива?

Рядом с ним стояло наполненное водой ведро, из которого торчали несколько керамических бутылок. Я взял одну, откупорил. В это время из двора казармы раздался еще один залп. Я присел на перила рядом с Яношем. Толпа стала расходиться.

— Как это мерзко, — сказал Янош. Он произнес это так, как будто не осуждал происходившего.

— Да, это очень мерзко, — ответил я автоматически, так как в этот момент искал глазами священника.

Он появился из ворот вместе с полицейским. Они оба направились к «мерседесу». После непродолжительного разговора полицейский отдал честь священнику, который затем сел в машину и уехал.

— Странная картина, — прокомментировал Янош. — Священник, да еще за рулем.

— Я тоже так считаю, — сказал я и, допив пиво, поднялся.

— Но для вас это не такая уж и диковина, мистер Киф. Возьмите еще пива.

Он достал следующую бутылку, подождал, пока с нее стечет вода, а затем протянул мне.

— У вас в Ирландии много таких машин. А здесь это — крайняя редкость. Я полагаю, вы умеете управлять автомобилем?

Он явно к чему-то клонил.

— Ну, это не так сложно, — ответил я.

— Для умного человека, возможно, и не сложно, но для этих крестьян... — Он пожал плечами. — Они не способны постичь ничего, кроме самых простых вещей. У меня самого есть грузовик, единственный на весь Бонито. Очень необходимая вещь для моего бизнеса. Я специально привез из Тампико автомеханика-водителя, но этот бедняга ввязался в политику. Да, опасное занятие в этой стране, — произнес Янош, вытер с лица выступивший пот. — Он был в первой партии расстрелянных сегодня утром. Несчастный.

Очевидно, хозяин гостиницы имел в виду себя.

— Такова жизнь, мистер Янош. Ему не следовало в это влезать.

Тяжело было на все это смотреть, но лучшие человеческие чувства уже давно перегорели во мне, и незачем было сильно переживать, особенно в данной ситуации. Это не мое дело, и к тому же разговор, от которого веяло фальшью, мне порядком надоел. Было жарко, и я устал. Ничего так не хотелось, как окунуться в ванну и, если удастся, до отхода поезда поваляться пару часов в постели. Я поднялся.

— Мне нужно доставить в Гуилу очень важный груз. Вам знакомо это местечко? — спросил Янош.

Теперь я понял, что он хотел, но с какой стати я должен облегчать ему жизнь?

— Нет, впервые слышу.

— Это в трехстах милях к северу отсюда, в направлении к границе со Штатами. Дороги грязные, но, если нет дождей, вполне сносные.

Ну и что из этого? С меня хватит.

— У меня в половине третьего поезд на Тампико, — сказал я.

— Вы бы могли завтра вечером вернуться и уехать на следующий день.

— И при этом опоздать на гаванский пароход, отплывающий завтра вечером, — возразил я. — Ведь компенсации за неиспользованный билет не предусмотрено.

— Сколько он стоит? Сорок два американских доллара? — Он пожал плечами. — Я заплачу вам пятьсот, мистер Киф. Пять сотен добрых долларов США, и к тому же очень легко заработанных. Вы должны согласиться.

Это сразу пробудило во мне острый интерес: после покупки билетов у меня оставалось не более двадцати — тридцати долларов.

— Но это слишком много за перевозку небольшой партии товара, — заметил я осторожно.

Он решил раскрыть передо мной свои карты. Его огромное глянцевое лицо расплылось в добродушной улыбке.

— Буду с вами откровенен, мистер Киф. В моем грузовике коробки с шотландским виски хорошего качества. Один из дефицитных товаров в Мексике, черт побери, но провоз его через границу под запретом. Поэтому и цена на него значительно выше.

— Включая и пять лет тюрьмы, если тебя прихватят с таким грузом, — заметил я.

— В данном случае рискует другой, — ответил он. — Тот, кто забирает товар там, в Гуиле. Вы, мой друг, не нарушите ни один из известных мне законов. Во всяком случае, пока вы находитесь в Мексике. Торговля алкоголем здесь вполне законна.

Это было правдой, да и перспектива выглядела весьма заманчивой: даже если учесть, что пропадал билет на пароход, я все равно оставался в большом выигрыше.

Он уже считал, что уговорил меня, и решил выложить последний козырь.

— Я вам скажу, как поступлю, мистер Киф. Я вам дам пятьсот долларов и плюс билет на пароход. Честнее предложения быть не может. Ну, что вы мне на это ответите?

Он опять оживился, хотя это никак не проявилось на его лице. Печальные серые глаза венгра неподвижно, испытывающе смотрели на меня. Наверное, именно выражение этих глаз, а также отсутствие к собеседнику особых симпатий повлияли на мое решение.

— Нет, спасибо, — ответил я. — Слишком высока цена.

Улыбка исчезла с его лица, глаза стали совершенно пустыми.

— Я вас не понимаю. Я ведь знаю, в каком финансовом положении вы находитесь. Ваш отказ лишен здравого смысла.

— Нет, — сказал я. — Я имел в виду не деньги, мистер Янош. Я имел в виду Мексику. Все, что мог, я здесь уже получил. Шесть месяцев жары, мух и мерзости. Не припомню и дня без расстрелов. Вам придется поискать кого-нибудь другого.

— Вы не понимаете, — сказал он вкрадчиво. — Здесь никого не найти.

— Ну, это ваши трудности, не мои.

Веер замер. Янош присел, обливаясь потом, и впился в меня своими серыми глазами. Даже не в меня, а в точку за моей спиной. Веер снова интенсивно заходил в его руке. Он вытер свежевыступивший пот огромным шелковым носовым платком.

Неожиданно дружеская улыбка вновь озарила его лицо.

— Ну, тогда мне ничего не остается, как пожелать вам удачи, сэр, и попрощаться.

Он протянул руку, я ответил ему тем же. Не подать руки с моей стороны было бы невежливо. Его рукопожатие оказалось неожиданно крепким для толстяка, у которого других занятий, кроме как сидеть в кресле и потеть, не было. Мне стало как-то не по себе. Кроме того, я не ожидал, что он так быстро сдастся.

Должно быть, до революции «Отель Бланко» выглядел весьма эффектно, но теперь его мраморные лестницы были в трещинах, от стен отслаивались огромные куски штукатурки. Создавалось впечатление, что здание медленно разваливается на части. Замка в двери моего номера не было, отчего она всегда оставалась слегка приоткрытой. Внутри было настоящее пекло. Вентилятор под потолком уже пять лет, то есть с той поры, как была взорвана электростанция, не работал. Мне удалось распахнуть ставни на окнах, сломав при этом пару планок, и пустить в комнату порцию свежего воздуха. Я взмок от пота. Револьвер в кожаной кобуре, подвешенной на плече под правой рукой, больно намял мне бок. Скинув пиджак, я с облегчением отстегнул кобуру и положил ее на кровать.

Когда-то номер предназначался для более важных постояльцев, так как имел собственную ванную, в которую вела дверь в дальнем углу комнаты. Теперь на всем лежал отпечаток запустения, свойственного дешевым номерам гостиниц всего мира. Было такое впечатление, что здесь никто никогда не останавливался. Непонятно почему, я возжелал теплого и ласкового дождя, который бывает в графстве Керри. Хотелось встать и, открыв глаза, подставить ему лицо так, чтобы струи воды попадали в рот. Но это только мечты, причем самые глупые.

Как и на всей гостинице, на ванной комнате лежала печать былого великолепия. Пол и стены были выложены итальянской плиткой с изображением беззаботных нагих херувимчиков, протягивающих друг другу виноградные гроздья. Ванна, испещренная трещинами, была достаточно большой, чтобы целиком в ней поместиться. Большую часть латунной арматуры разворовали, но тем не менее при повороте ручки крана из позолоченной пасти льва начинала хлестать тепловатая вода бурого цвета.

Я вернулся в спальню, стянул с себя всю одежду, надел старый халат. Затем вернулся в ванную, прихватив с собой кобуру с револьвером, — от старых привычек избавиться трудно.

Вода в ванне была такого темного цвета, что разглядеть дно было невозможно. Не раздумывая, я залез в нее, вытянулся, насколько было возможно, и стал разглядывать потрескавшийся надо мной потолок.

Как легко вообразить то, что тебе хочется. Потолок в трещинах представился мне географической картой. Кривые линии, сливаясь друг с другом, принимали вполне определенные очертания. Вот змейка железной дороги, извиваясь, тянется через Монтеррей к Тампико, затем пересекает залив, северную часть полуострова Юкатан, далее идет на Кубу до самой Гаваны.

А что я, собственно, там буду делать? У меня был адрес, и ничего больше. Человек, который, может быть, даст мне работу, а может быть, и нет. И что дальше? Ответа нет. А каждый новый день будет задавать мне новые вопросы.

Неожиданно из спальни раздался глухой звук. Я тотчас выскочил из ванны и, схватив револьвер, прижался к стене за дверью, чтобы не попасть под пулю, если вдруг начнется стрельба.

Не без труда одной рукой натянул на себя халат и прислушался. Было тихо. Дальше я поступил, как подобает в такой ситуации: резко распахнул дверь ванной и припал на одно колено.

У кровати стоял мужчина и рылся в моем пиджаке. Это был метис в рваных штанах и рубахе, на голове сомбреро из пальмовых листьев. Ну прямо экземпляр с рынка. Из внутреннего кармана пиджака он уже вытащил мой бумажник — единственное, что у меня еще осталось.

— Ну нет уж, друг, — сказал я. — Положи-ка его на кровать. Поначалу мне показалось, что он собирался исполнить мое приказание. Плечи его опустились.

— Сеньор, у меня жена, дети. Пожалейте, — прерывисто произнес он.

Хотя его мольба не вызвала у меня особого сострадания, во всяком случае, не большего, чем у пишущих картины на библейские сюжеты художников к Иуде Искариоту, хватило и этого. Воспользовавшись паузой, воришка развернулся, швырнул пиджак мне в лицо и кинулся прочь. Я потерял равновесие.

Когда я подбежал к двери, он был уже почти на самом верху лестницы. Это лишало меня возможности выбора, так как в правой руке он все еще сжимал мой бумажник. Я выстрелил и попал ему в правую ногу.

Не проронив ни звука, оборванец сделал шаг, и затем я услышал, как он дважды ударился о литые чугунные перила. Взбежав наверх, я увидел его на лестничной площадке. Он лежал ничком, поглядывая через плечо. Лицо его искажала ярость. К моему огромному удивлению, тело его начало медленно, подобно улитке, сползать вниз, оставляя после себя на широкой мраморной лестнице кровавый след. Затем произошло сразу несколько событий. Из тени, тяжело ступая, опираясь на черную прогулочную трость из слоновой кости, появился Янош. Двое из кухонной прислуги выглядывали из-за его спины.

— О Боже, что здесь происходит?

— Мой бумажник, — сказал я. — Он украл мой бумажник.

Тело грабителя миновало последнюю ступеньку лестницы, ведущей в гостиничный холл, и оказалось у ног толстяка. Янош склонился и обшарил тело. Когда он распрямился, лицо его было мрачным.

— Бумажник, говорите, сэр? Я здесь никакого бумажника не вижу.

От этих слов сердце мое оборвалось. До меня дошло, что за всем этим кроется нечто большее. Полицейские, как обычно вооруженные до зубов, приехали быстро. Появившись в дверях, они были готовы разнести все вокруг. Впрочем, их сержант вел себя подчеркнуто вежливо и выслушал меня достаточно спокойно.

Бедняга, который, казалось, уже никого не волновал, лежал на полу, обхватив руками ногу, кровь сочилась сквозь пальцы, и он проклинал всех гринго и их потомков до десятого колена. Говорил, что совершенно не виновен и работает у сеньора Яноша главным швейцаром. Сержант походя ткнул его ботинком под ребра, оставил своих людей искать бумажник и препроводил меня в номер, чтобы я смог одеться.

— Не волнуйтесь, сеньор, — успокоил он меня. — Этот человек известный вор. Сеньор Янош по доброте своей душевной дал ему настоящую работу, а он вот как отплатил. Мы найдем бумажник. Не бойтесь, ваше имя не будет запятнано.

Но когда мы спустились вниз и выяснили, что поиски моего бумажника не увенчались успехом, к чему я уже был готов, лицо сержанта приобрело более безучастное выражение.

— Гиблое дело, сеньор, вы понимаете мое положение? Подстрелить человека за то, что он украл ваш бумажник, — это одно дело.

— А стрелять на поражение без причины — это уже другое.



— Совершенно верно, сеньор. Боюсь, что вам придется последовать за мной в участок. Мой шеф захочет вас допросить.

Он уже крепко держал меня за руку. Когда мы пошли, Янош с трясущейся от волнения челюстью пылко произнес:

— Ей-богу, сэр, я вас не оставлю. Поверьте мне, мистер Киф.

Для арестованного, идущего на допрос, подобная фраза звучит не очень-то успокаивающе.

* * *

Над городом к северу, в сторону границы, распластавшись в голубой дымке, тянулись горы Сьерра. Это все, что я смог увидеть, когда, ухватившись за железные прутья решетки, подтянулся к узенькому оконцу.

Я находился в так называемой приемной камере размером около сорока квадратных футов. Стены из грубого камня, казалось, еще помнили времена Кортеса. Камера была сильно переполнена. Содержалось в ней человек тридцать. Воздух, казалось, был пропитан запахами мочи, экскрементов и человеческого пота, причем в равных пропорциях.

Даже час находиться здесь было невыносимо. Один из индейцев поднялся с пола, подошел к переполненой параше и справил нужду. Я отошел от окна, достал из кармана пачку сигарет «Артистас» и закурил.

Большинство из арестованных были индейцами, простолюдинами из глубинки с невыразительными и равнодушными лицами коричневого цвета, приехавшими в городок в поисках работы и, скорее всего по непонятным причинам, оказавшимися в тюрьме.

Они с интересом и любопытством разглядывали меня, потому что среди заключенных я был единственным европейцем, что для них было весьма удивительно. Один из арестованных поднялся со скамьи и, сняв с головы сомбреро, с такой подкупающей крестьянской учтивостью предложил мне свое место, что я не смог отказаться.

Я сел, достал пачку «Артистас» и предложил окружающим. Те, кто был поближе ко мне, с вежливой нерешительностью взяли по одной, и скоро все по-дружески закурили, передавая друг другу дымящиеся сигареты.

В двери заскрежетал болт. Она отворилась, и перед нами предстал сержант.

— Сеньор Киф, пожалуйста, на выход.

Ага, мы снова стали вежливыми? Я вышел за ним в побеленный известью коридор, дверь камеры за моей спиной захлопнулась. Мы шагали с ним в направлении административного здания полицейской казармы в более светлый и чистый мир.

* * *

Мне уже довелось однажды побывать здесь около четырех месяцев назад, когда я получал разрешение на работу, за что с меня содрали втридорога. Так что сомнений в том, что здешний начальник полиции такой же мздоимец, как и везде, у меня не было.

Сержант оставил меня на скамейке в побеленном коридоре под присмотром двух выглядевших весьма воинственными охранников. Те стояли по обе стороны от двери кабинета шефа и, не обращая на меня никакого внимания, только бряцали винтовками «маузер», бывшими на вооружении у немцев во время Первой мировой войны. Вскоре дверь отворилась, и сержант кивком пригласил меня войти.

В кабинете стояла скудная мебель: стол, шкаф для деловых бумаг и больше ничего, если не считать пару стульев, на одном из которых сидел мой толстый друг из «Отеля Бланко», а другой занимал начальник полиции. Янош сидел, подавшись вперед, и покачивался, опираясь на трость из слоновой кости, пот поблескивал на его озабоченном лице.

— Дела плохи, мистер Киф, но я с вами до конца, сэр.

Он снова замолк.

— Я Хосе Ортис, начальник полиции Бонито, сеньор Киф. Прежде всего, позвольте мне извиниться за то, как с вами до сих пор обращались. Это вина моего сержанта, и он, естественно, за это ответит.

Не похоже, чтобы сержант был очень озабочен такой перспективой. Начальник открыл перед собой папку с моим делом и начал молча читать. Это был невысокого роста мужчина лет за пятьдесят, с лицом оливкового оттенка и аккуратно подстриженными усами, изо рта поблескивали золотые коронки.

Он мрачно посмотрел на меня.

— Чрезвычайно сложное дело, сеньор Киф. Вы говорите, он украл у вас бумажник?

— Да, верно.

— Тогда куда он его дел, сеньор? Мы тщательно обшарили лестницу и холл гостиницы.

— Вероятно, у него был сообщник, — предположил я. — Там рядом толкались несколько человек.

— Ей-богу, именно так могло и быть, — вмешался в разговор Янош. — Тогда все стало бы понятно. Начальник одобрительно кивнул:

— Да, такая вероятность действительно существует, а в целом я склонен верить вам, сеньор, поскольку этот человек известный вор.

— Вы очень добры, — сказал я хмуро.

— И много ценного было в бумажнике?

— Двадцать или тридцать долларов, билеты на поезд и пароход, мой паспорт.

Он поднял брови.

— Да? Дело тогда серьезное. Это больше, чем я предполагал.

Он опять заглянул в папку.

— По вашим документам, вы гражданин Великобритании. Это так?

— Да, так, — ответил я спокойно.

— Странно. Я считал, что после успешного завершения вашей революции вы, ирландцы, теперь имеете свое собственное независимое государство.

— Но это как сказать, — возразил я.

Казалось, он призадумался, затем оживленно закивал головой.

— Ну да, конечно же, у вас сейчас идет Гражданская война. Ирландцы, которые вместе боролись против англичан, теперь убивают друг друга. Здесь, в Мексике, у нас те же проблемы. — Он снова заглянул в папку. — Так, в британском консульском отделе в Тампико вы сможете получить новый паспорт.

— Думаю, что смогу.

Он кивнул:

— Но на это уйдет несколько недель, сеньор, а что мы тем временем будем с вами делать? Как я понимаю, вы в настоящее время без работы.

— Но я шесть месяцев проработал в «Хермоза майнинг компани».

— Которая сейчас, увы, приостановила деятельность. Здесь выходит заминка.

— Не знаю, — неуверенно произнес я.

— Уверен, что мистер Янош сможет вам что-нибудь предложить.

— Конечно же смогу, сэр, — сказал Янош и в подтверждение ткнул тростью в пол. — Я уже предложил мистеру Кифу прибыльное дельце, очень даже прибыльное. Во всяком случае, оно ему пока нравится.

Ортис выглядел довольным. Вот уж поистине великолепно сыгранный спектакль.

— Тогда нет проблем, сеньор Киф. Если сеньор Янош берет личную ответственность за вас и гарантирует вам реальную работу, я могу вас освободить.

— Да какие могут быть вопросы? — сказал я вежливо.

Он улыбнулся, закрыл папку, поднялся со стула и протянул мне руку.

— К вашим услугам, сеньор Киф.

— К вашим, сеньор, — соблюдая правила этикета, ответил я, повернулся и направился к двери.

За своей спиной я услышал тихий шепот, а затем, ковыляя, вслед за мной вышел и Янош.

— Все хорошо, что хорошо кончается. Так ведь, мистер Киф? Мое предложение остается в силе, сэр. Я бы не хотел воспользоваться вашим тяжелым положением. Пятьсот долларов и билет на пароход. Это то, что я обещал, и вы их от меня получите.

— Вы джентльмен, — сказал я. — Это ясно всем.

Его огромное тело затряслось от смеха.

— Ей-богу, сэр, мы с вами отлично сработаемся. Отлично.

Как сказать! Если так, то тогда в этом, самом худшем из всех миров, ничего невозможного просто не существует.

Глава 2

По возвращении в гостиницу Янош провел меня на задний двор, где располагалась конюшня. В одном из двух ее боксов я увидел грузовик.

То был «форд», и выглядел он так, будто прошел горнило последней войны на Западном фронте. Его кузов, покрытый брезентовым пологом, до самого верха был загружен небольшими картонными коробками. Осмотрев машину, я, к удивлению, обнаружил, что шины на колесах были совсем новые, да и двигатель был в лучшем состоянии, чем я ожидал. Это уже радовало.

— Все в порядке? — спросил Янош.

— Сегодня утром вы потеряли действительно хорошего автомеханика.

— Да. Поэтому у меня и возникли проблемы. Впрочем, вся наша жизнь состоит почти из одних проблем.

— Когда мне ехать?

— Если отправитесь сразу же, то до наступления темноты попадете в Гуэрту. Это на полпути в Гуилу. Там есть маленький отель. Не ахти какой, но сносный. Давно, когда корреспонденцию развозили еще в почтовых каретах, в том месте был полустанок. Там можно остановиться на ночь. А на следующий день до полудня окажетесь в Гуиле. Это вас устроит?

Просто удивительно, как он был вежлив.

— Вполне, — ответил я, но ирония, прозвучавшая в моем голосе, казалось, совсем не затронула Яноша.

— Хорошо, — сказал он и довольно кивнул. — Тогда пройдемте в кабинет и обсудим последние детали вашей поездки.

Рабочий кабинет Яноша располагался в передней части здания и представлял собой небольшую комнатку, в которой царил необычайный хаос. В ней были письменный стол из полированного дуба и огромное количество книг. Войдя в кабинет, Янош указал тростью на стол, на котором в кожаной кобуре лежал мой «энфилд».

— Не сомневаюсь, что вы захотите иметь его при себе. В стране сейчас так неспокойно.

Сняв пиджак, я надел портупею с револьвером. Взглянув на меня, он заметил:

— Человек с таким образованием и прошлым, как у вас, как нельзя лучше подходит для такого дела.

— Да, — коротко ответил я и натянул на себя пиджак. — Что-нибудь еще?

Открыв дверцу тумбы рабочего стола, Янош извлек из нее два конверта и протянул их мне.

— В одном из них письмо Гомесу, которому вы доставите товар в Гуиле. Кстати, ему поставляют горючее, так что с бензином на обратном пути проблем у вас не будет. Во втором конверте лежит разрешение на вашу поездку по стране, подписанное капитаном Ортисом. Это на случай, если вас вдруг остановят местные власти.

Я положил оба конверта в нагрудный карман и застегнул пиджак. Янош из коробочки сандалового дерева выбрал длинную черную сигару, прикурил ее и пододвинул коробочку мне.

— Вы со мной выпьете, сэр? На посошок?

— В тех местах, откуда я родом, в таких случаях обычно говорят: «Выпьем с чертом на брудершафт!»

Его огромное тело затряслось от хохота, на глазах выступили слезы.

— Да, видит Бог, сэр, вы мне определенно нравитесь.

Янош поднялся из-за стола и заковылял к стоящему у стены шкафу, открыл его и вынул бутылку и два стакана. Бренди было отличного качества.

Он облокотился на шкаф и мрачно уставился на меня.

— Позвольте заметить, сэр, похоже, что вас ничто не волнует. Совсем ничто. Или я не прав?

Я удивился тому педантизму, с которым он по-английски произнес эти слова. Любой бы ответил ему в том же духе.

— По собственному опыту знаю, в этой жизни, сэр, мало о чем следует волноваться.

Мог бы поклясться, что в его глазах на какое-то мгновение забегали огоньки беспокойства. Хотя вряд ли Янош мог себе такое позволить.

— Хотел бы добавить, — степенно произнес он. — Не уверен, что молодежь с вами согласится.

Теперь наш разговор грозился пойти совершенно не в ту сторону. Поэтому я осушил стакан и аккуратно поставил его на шкаф.

— Мне лучше трогаться в путь.

— Да, конечно, но вам нужны деньги на пропитание.

С этими словами он вынул бумажник и отсчитал сто песо в десятипесовых банкнотах.

— Если все пойдет нормально, завтра вечером вы должны вернуться назад.

Теперь он вновь выглядел весьма довольным. Я взял деньги и небрежно сунул их в карман.

— В этой жизни я понял самое для себя главное, мистер Янош. Все, что может произойти, обычно и случается.

Щеки на его лице отвисли, в глазах появилась тревога. Как я выяснил позднее, самым большим недостатком характера Яноша было то, что его можно было легко напугать. Я громко рассмеялся, повернулся и вышел из кабинета. Возможно, победа, которую я одержал на этот раз, была и не велика, но мне все равно было приятно.

* * *

В восемнадцать лет я впервые увидел, как умирают люди. Пасха 1916-го. Огромный район Дублина охвачен пламенем. Горстка смельчаков-добровольцев решила дать настоящий бой отряду британской армии.

Среди державших оборону был и я, Эммет Киф, начитавшийся патриотических книг в медицинском колледже, достаточно молодой, чтобы уверовать в идеи, за которые и умереть было не жалко. Весь в поту, в плохо подогнанной военной униформе, я крепко сжимал в руках карабин «мартини», притаившись у окна в офисе кондитерской фабрики «Джэкобс». Ничего не скажешь, романтическое место, чтобы встретить свой смертный час. Томми[2] из военного гарнизона Портабелло обнаружили нас довольно быстро.

В тот самый момент, когда в очередной раз ожесточенная перестрелка стихла, в окно влетела ручная граната и волчком завертелась посреди комнаты.

Мы все шестеро так и погибли бы, но я ухитрился подхватить гранату с пола и выбросить ее обратно на улицу, прежде чем она успела взорваться. Граната угодила в самую гущу наступавших на нас англичан.

В то время остаться живым или погибнуть было делом случая. Все решало время и везение. С тех пор я научился не только действовать, но и даже думать, исходя из этих обстоятельств. Так что Янош был почти прав, говоря, что меня почти ничто не волнует.

Первые несколько миль дорога из Бонито была вполне сносной, поскольку когда-то давно этот участок уложили щебнем. Но дальше она представляла собой обычную грунтовую дорогу, настолько искореженную, что ехать по ней со скоростью более двадцати пяти миль в час было уже небезопасно.

Вдали, в мареве раскаленного жарким солнцем воздуха, виднелись очертания гор Сьерра. Покрытый густым облаком белой придорожной пыли, я ехал в их сторону в северо-западном направлении.

По обеим сторонам дороги, насколько хватало взора, тянулась плоская, коричневого цвета равнина, на которой кое-где росли колючие кустарники, мескитовые деревья и акации. На этой, казалось бесконечной, дороге, проложенной по выжженной солнцем бесплодной земле, я был совершенно один.

Боже, какие приступы ностальгии я иногда испытывал по родным местам, по морю и горам Керри, зеленой Траве, теплому ласковому дождю, запыленным кустам фуксий, растущим у обочин дорог. Эти цветы мы называли «божьими слезами».

В течение первого часа пути мне не встретилась ни одна живая душа. Но затем вдали показалось ведомое стариком и двумя мальчуганами стадо коз. Одетые в лохмотья, босоногие пастухи с дырявыми соломенными сомбреро на головах производили удручающее впечатление. С лицами навечно потерявших надежду людей, они без каких-либо эмоций проводили машину взглядом.

Через пару миль я сделал остановку, снял с себя насквозь промокший от пота пиджак, напился тепловатой воды из четырехгаллонового керамического кувшина, привязанного к переднему сиденью для пассажиров. Затем полил ею голову и плечи.

Теперь дальнейший путь превратился для меня в настоящую пытку. Состояние дороги становилось все ужасней, я уже передвигался со скоростью не более пятнадцати миль в час. Кроме того, пыль и жара стали просто невыносимыми. Пробыв в дороге три с половиной часа и встретив одних только этих несчастных пастухов, я начал было думать, что никого, кроме меня, в этом забытом Богом месте не существует, как неожиданно впереди увидел священника.

Его «мерседес» находился в стороне от дороги, в густых зарослях кактусов. Сам священник стоял у обочины. Его сутана и широкополая шляпа были в пыли. Увидев грузовик, он помахал рукой. Я нажал на тормоз и выпрыгнул из кабины.

Он сразу же меня узнал и улыбнулся:

— А, мой ирландский друг.

Причиной, по которой его автомобиль съехал с дороги и оказался в кустах, был прокол шины переднего правого колеса «мерседеса». Помимо этого огромный камень попал под задний мост, и священник в течение целого часа безуспешно пытался сдвинуть машину с места.

Решение его проблемы я увидел сразу.

— Надо домкратом приподнять машину и вытащить из-под нее камень. Затем подтолкнуть, и она легко тронется с места.

— Где же были у меня глаза? — удивился священник. — Как же это не пришло мне в голову?

Не то что глаза, но и руки у него, должно быть, росли не из того места, подумал я, но промолчал. Открыв его багажник, я увидел несколько полных пятигаллоновых канистр с бензином и, отыскав домкрат, принялся за работу.

— Я бы сам мог это сделать, — без особого энтузиазма заметил священник.

Наблюдая за тем, как я вожусь с его машиной, он вытащил свою длинную черную сигару и закурил. По мне потоком струился пот, кобура с револьвером, висевшая на плече, мешала работе. Я снял ее и положил на заднее сиденье «мерседеса». Спустя минуту, подняв глаза, я увидел свой «энфилд» в руке священника.

— Осторожнее, святой отец, — предупредил я его. — У него очень чувствительное спусковое устройство. Может сработать даже от малейшего ветерка.

— Почему бы тогда не установить предохранительную чеку и тем самым предотвратить самопроизвольный выстрел? — предложил он.

Для священнослужителя слишком большая осведомленность в подобных делах, подумал я.

— Можно, если есть на это время.

— А у вас, полагаю, его нет.

— Ну, не всегда.

Он продолжал стоять у автомобиля, держа револьвер в одной руке, а кобуру от него в другой.

— Вам довелось побывать на войне, — заметил он. — Сражались против британцев?

Наверняка начитался американских газет, которые в подробностях описывали те события, предположил я и утвердительно кивнул.

— Можно сказать, так оно и было.

— Вообще-то говоря, Гражданская война — отвратительная штука, — сказал священник и покачал головой. — Как я понял из газет, ирландцы убивают друг друга с еще большей жестокостью, чем это делали в свое время британцы. Почему же ирландские республиканцы несколько месяцев тому назад застрелили Майкла Коллинза, ведь он, как никто другой, способствовал поражению англичан?



— Каждый хотел урвать себе кусок пожирнее, — пояснил я. — Мерзко все это.

— Должен сказать, он был неустрашимым республиканцем, — промолвил святой отец и поднял револьвер выше. — Я не особенно разбираюсь в оружии, но, похоже, ваше не очень удобно в руке.

— Не сказал бы, — ответил я. — Я левша, и его рукоятку специально для меня переделали.

Он продолжал осматривать мое оружие, очевидно удивляясь отсутствию мушки на конце ствола. Когда между камнем и задним мостом машины образовался небольшой зазор, священнослужитель положил кобуру с револьвером обратно на сиденье «мерседеса», приподнял сутану и опустился на колени рядом со мной.

— Что будем делать?

— Теперь надо ее толкнуть, а там будет видно.

Мы приложили много сил, прежде чем машина сдвинулась с места. Мне уже начало казаться, что наши попытки так ничем и не закончатся. Однако вскоре домкрат наклонился вперед, и «мерседес» тронулся, зацепив при этом задним бампером за тот самый злополучный камень. Священник, потеряв равновесие, упал на руки, а я, забежав вперед, поставил автомашину на ручной тормоз. Тем временем святой отец с улыбкой провинившегося школьника уже поднимался на ноги, выколачивая из бороды пыль.

— Ничего себе работенка! — ухмыльнулся он.

— Можно было бы придумать что-нибудь поприятнее, — согласился я.

— И в более удобном месте.

Распрямив наконец натруженную спину, я огляделся вокруг.

— Эту часть земли Господь создавал последней.

Он собирался прикурить очередную сигару, но горящая спичка замерла в его правой руке. Его лицо помрачнело и приняло выжидающее выражение.

— Даже это сотворено без вашего на то согласия.

— Оказавшись в таком месте, не скажешь, что его не существует, — сказал я, поежившись. — А скажешь — так оно сразу же о себе напомнит, и довольно сурово.

— Вы по-своему толкуете Ветхий Завет, — заметил он. — Для вас Господь — олицетворение гнева, а не любви.

— Тогда могу рассчитывать на поддержку Всевышнего, — с легкостью заключил я.

Святой отец кивнул, и его лицо еще больше помрачнело.

— Согласен, жизнь может быть очень тяжелой. Не каждый день удается прожить легко. Мне сорок пять, я испытал это на себе.

Я поднял с земли упавший домкрат и, подойдя к машине, начал менять колесо. В автомобиле священника их в запасе было два, что свидетельствовало о его разумной предусмотрительности. На замену ушло не более пяти минут. Пока я работал, он ни разу не предложил мне помочь и не сделал попытки продолжить наш разговор, лишь отошел в сторону и, взобравшись на невысокий холм, стал рассматривать виднеющиеся вдали горы.

Заменив колесо, я окликнул святого отца, но тот, казалось, меня не услышал. Я направился в его сторону, вытирая на ходу руки старой тряпкой.

Как только я подошел к нему, он повернулся и тихо произнес:

— Да, друг мой, вы абсолютно правы. Находясь в таком месте, трудно не верить в его существование.

Тема нашего разговора уже наскучила мне, и я ничего ему не ответил.

— Кажется, теперь все в порядке. Отгоните свою машину на дорогу, и там посмотрим, что не так.

У «мерседеса» имелся автоматический стартер, которым теперь было оборудовано большинство автомобилей. Мне и раньше доводилось иметь дело с подобными стартерами, так что запуск двигателя его автомобиля особых хлопот мне не доставил. Вспрыгнув на подножку машины, я завел ее, описал большой полукруг, выехал на дорогу и остановился в нескольких ярдах позади моего «форда».

Я забрал с заднего сиденья кобуру с револьвером и повесил ее на плечо.

— Видите, святой отец, все в этой жизни отлично получается, если только делаешь правильно.

Он рассмеялся, отключил двигатель и протянул мне руку:

— Молодой человек, вы мне решительно нравитесь. Клянусь, что это так. Меня зовут Ван Хорн. Отец Оливер Ван Хорн из Алтуны, штат Вермонт.

— Киф, — ответствовал я ему. — Эммет Киф. Уверен, что в Вермонте не часто встретишь католических священнослужителей с пулевым ранением в голову.

Его рука инстинктивно потянулась к виску.

— Да, действительно. Насколько мне известно, я был единственным капелланом в пехотной бригаде на Западном фронте.

— Не слишком ли далеко вы теперь от дома?

— Я здесь в ознакомительной поездке по поручению руководства нашей епархии. Как мы полагаем, с начала революции в мексиканской глубинке наша церковь переживает тяжелые дни. Я приехал сюда для того, чтобы выяснить, какую помощь мы можем ей оказать.

— Послушайте, святой отец, — сказал я. — Сегодня утром я ведь не шутил, когда говорил, что кое-кто в этих местах считает, что охота на священнослужителей еще продолжается. Знаю районы, где за многие годы местные еще не видали ни одного священника и не хотят их видеть. В прошлом месяце в Хермозе после восьмилетнего перерыва один молодой французский священник попытался вновь открыть приход. Так его просто повесили на веранде тамошней гостиницы. Я сам это видел.

— И ничего не предприняли?

— У себя в стране я насмотрелся на таких же священников, которые спокойно смотрели на подобные экзекуции, — ответил я. — Гораздо легче сопровождать человека в последний путь с молитвенником в руках, чем самому отправляться на смерть.

Чертовски тяжело заставить себя подняться на борьбу даже за то дело, в которое веришь, заранее зная, что проиграешь.

Я начал злиться, хотя и не понял почему. Обойдя «форд», я резко повернул ручку стартера. Двигатель грузовика тут же затарахтел. Ван Хорн подошел и встал рядом со мной.

— Похоже, я вас допек, — промолвил он. — За что прошу прощения. Шокирующая всех страсть всем и всегда читать проповеди — моя самая большая слабость. Я надеюсь пересечь горы и добраться до местечка под названием Гуиамас, расположенного на западном побережье. А вы?

— Перевожу в Гуилу контрабандное виски, — ответил я. — Если у вас кончится бензин, там можно будет заправиться.

— Надеетесь к ночи добраться?

Я покачал головой.

— Нет. В двадцати милях отсюда располагается Гуэрта, старая промежуточная почтовая станция, где я и заночую.

— Может быть, там снова и встретимся.

Улыбнувшись священнику, я забрался в кабину грузовика.

— Если это произойдет, тогда о религии ни слова. Ради Бога, святой отец.

— Думаю, у меня не получится. Но обещаю приложить максимум усилий. Да благословит вас Господь.

Подобные сантименты уже давно перестали находить отклик в моей душе, и я, нажав на педаль, рванул вперед.

* * *

Сумерки наступили неожиданно. Скрывшись за горизонт, солнце перестало греть и окрасило небо в золотисто-алый цвет, на фоне которого черной грядой проступили вершины горного хребта. К своему удивлению, позади себя на дороге я не мог разглядеть «мерседеса», который, как я полагал, едет вслед за мной. Меня начинал волновать вопрос, куда же делся священник. Хотя у них, как и у других людей, могли быть свои причуды.

Успев до наступления темноты перебраться через невысокий горный перевал, я увидел перед собой внизу бывшую почтовую станцию Гуэрты, в окнах которой тускло мерцал свет. Это было небольшое глинобитное строение с плоской крышей, появившееся здесь с незапамятных времен. С его стен во многих местах, особенно со стороны дороги, уже давно успели отвалиться куски потрескавшейся глины.

На золотом фоне угасающего заката чернели стволы кактусов, похожие на огромные пальцы, устремленные в небо. Когда я спустился с холма, возникло ощущение, что нахожусь на огромной театральной сцене среди каких-то немыслимых декораций. К столбу, стоящему рядом с домом, было привязано с полдюжины верховых лошадей. Подъехав ближе, я отключил двигатель и тут же услышал громкий смех и пение пьяных людей. Как только я вылез из кабины грузовика, дверь станционного строения отворилась, и на пороге появился мужчина. На нем был цветастый пиджак. Две ленты патронташа крест-накрест перепоясывали его грудь. В руках он сжимал винтовку.

— Стоять! Кто такой? — пьяным голосом резко скомандовал он.

Прикрытый капотом грузовика, я бы мог без труда на месте пристрелить его и тут же скрыться, прежде чем его дружки поняли бы, что произошло. Но мне это было не нужно. К тому же я успел заметить большую серебряную бляху, прикрепленную у него на груди. Такую могли носить только провинциальные стражи порядка. Впрочем, многие из них были способны не задумываясь всадить нож или изнасиловать женщину, оставаясь при этом безнаказанными.

— Я везу груз Гомесу в Гуилу, — ответил я. — У меня разрешение от капитана Ортиса, шефа полиции Бонито.

— Входи. Там разберемся, кто ты такой.

Помещение внутри освещала одна-единственная керосиновая лампа, висевшая под низким потолком. Когда я вошел, сидящие за длинным деревянным столом четверо мужчин подняли на меня свои пистолеты. Они были одеты точно так же, как и тот, кто меня встретил. Если бы не полицейские бляхи, украшавшие их и без того экзотические одежды, всю компанию легко можно было принять за тех, с кем они были призваны бороться. Внешне они удивительно походили друг на друга: густые усы, давно не бритые лица, мрачный подозрительный взгляд. Только у того, кто вышел навстречу, не было на голове сомбреро. Он, похоже, был у них за старшего.

— Ну что там у тебя? — спросил он.

— Везу на грузовике товар для Гомеса в Гуилу, — повторил я и вытащил из кармана разрешение на поездку, выданное мне в Бонито. — Вот мой документ.

Он внимательно изучил протянутую мною бумагу, а затем вернул ее мне.

— Луис Дельгадо, к вашим услугам, сеньор.

— Взаимно, — ответил я вежливо.

— Вы намерены здесь заночевать?

— Если будет возможность.

— Никаких проблем, — заверил он и бросил взгляд на седовласого старика, стоявшего за небольшой барной стойкой. — Эй, Тачо. Этот сеньор желает здесь остаться на ночь. Ты позаботишься о его ночлеге?

Старик в испуге яростно закивал, а Дельгадо залился самодовольным хохотом.

— Стоит мне только щелкнуть хлыстом, как эти деревенские свиньи вытягиваются в струнку. Не выпьете ли со мной, сеньор?

В данной ситуации мне не оставалось ничего, кроме как принять его предложение. Осушив протянутый мне стакан текилы, я пожелал Дельгадо здоровья и направился к стойке, за которой стоял перепуганный насмерть Тачо. В немой мольбе глаза старика уставились на меня. Я ничего не мог ему сказать в утешение, поскольку в тот момент не знал, что здесь происходит и какие отношения связывают находящихся здесь людей.

Дельгадо властно хлопнул ладонью по столу.

— Принеси еды, жалкий червяк. Ты, мразь, собираешься нас кормить или нет?

Тачо бросился в конец барной стойки, но тут дверь, ведущая в кухню, отворилась, и оттуда вышла молодая женщина. Спустя некоторое время, повнимательнее разглядев ее, я понял, что лет ей не больше семнадцати. Выглядела она, как и большинство рожденных от смешанных браков, намного старше. На ней была простенькая юбка до колен, индейская блузка ручной работы, вдоль спины свисала туго заплетенная коса.

Даже мне, невысокому ростом, при всем желании неспособному дотянуться рукой до двухметровой отметки, она показалась совсем маленькой. Внешне девушка напоминала мне мою мать — да упокой Господь ее душу. Те же темные, почти черные глаза, высокие скулы, большой рот и кожа оливкового оттенка. Красавицей назвать ее было нельзя, но я тем не менее вновь с интересом посмотрел на нее. Интересно, к чему бы это?

С безучастным выражением лица девушка подошла к столу и поставила на него поднос с едой. Она уже повернулась, чтобы вновь исчезнуть на кухне, как Дельгадо резко схватил ее за руку.

— Э, нет. Не так скоро, мой цветочек. Истинный мужчина обед начинает с легкой закуски.

Грубо схватив за шею, он нагнул девушку и заглянул ей за отвисший ворот блузки.

Раздался громкий хохот.

— Лифчик надела. Даму из себя изображаешь? Или думаешь, помешает нам подержаться за твои титьки?

Девушка ногтями вцепилась ему в щеку, оставив на ней кровавые полосы. Дельгадо с размаху сильно ударил ее по лицу и, повалив девушку к себе на колени, запустил под юбку руку.

Его дружки одобрительно захохотали, а когда Тачо кинулся ей на помощь, один из них так сильно его толкнул, что старик, ударившись о стену, свалился на пол.

Затем двое полицейских, схватив отчаянно сопротивляющуюся девушку за руки, прижали ее спиной к столу. На мое удивление, она не кричала. В ее глазах не было страха. Она просто изо всех сил сопротивлялась «представителям власти», совершенно не надеясь ни на чью помощь, в том числе и на мою. Это я понял в тот момент, когда наши взгляды встретились.

Я становился свидетелем насилия, ежедневно совершаемого в этой стране, начиная с первого дня революции. Однако привыкнуть к происходящему было нелегко. Пусть это и не мое дело, но быть в роли спокойного наблюдателя я не мог. Вскинув «энфилд», я выстрелил в бутылку с текилой, и она разлетелась на мелкие осколки.

Эффект от моего выстрела был неожиданным. Группа вооруженных до зубов полицейских мгновенно распалась. Единственным, кто не тронулся с места, был Дельгадо. Не выпуская из рук своей жертвы, он обернулся и испытующе посмотрел на меня. Страха в его глазах не было.

— Легче на поворотах, сеньор, — спокойно промолвил он. — Скоро и тобой займемся.

— Следующая пуля в тебя, — предупредил я. — А теперь всем руки вверх и живо к барной стойке.

Полицейские неохотно подчинились моей команде и медленно двинулись к бару, явно желая со мной разделаться. Меня удивила девушка. Поднявшись со стола, она быстро подошла ко мне и вцепилась рукой в полу моего пиджака. В этот момент она была похожа на малое дитя, потерявшееся в толпе и наконец-то отыскавшее свою мать.

Испуганный Тачо, поднявшись с пола, в ожидании уставился на меня.

— Собери у них оружие, старик, — обратился я к нему. — И не бойся. Пусть только кто-нибудь из них тронется с места — и я застрелю Дельгадо.

Похоже, Тачо меня не слышал. Он в нерешительности пытался сделать шаг то в одну, то в другую сторону.

— Как тебя зовут? — спросил я девушку, не глядя в ее сторону. Я не услышал ответа, а только почувствовал, как она еще крепче вцепилась в меня.

— Бесполезно, приятель, — ухмыльнулся Дельгадо. — От нее уже много лет никто и слова не добился.

Взяв девушку за руку, я поставил ее перед собой и внимательно посмотрел на нее. Ее лицо было сосредоточенно-спокойным.

— Ты меня понимаешь? — спросил я.

Она кивнула в ответ.

— Отлично. Забери у них оружие и ничего не бойся. Убью любого, кто попытается тебя обидеть.

В ее темных глазах вспыхнул огонек, лицо оживилось. Девушка, развернувшись, направилась в сторону полицейских.

В этот момент в воцарившейся тишине звякнули шпоры. Я слишком поздно вспомнил, что во дворе на привязи стояло шесть лошадей, а в комнате находилось всего пятеро полицейских. Сильный удар в правое ухо свалил меня на пол, прежде чем я понял, что произошло.

При ударе об пол сработал спусковой механизм моего «энфилда». Раздался выстрел, и в комнате возникло замешательство, раздались крики. От следующего удара сапогом я почувствовал в груди резкую боль. Хотя я и не терял сознания, но, приподнявшись с пола, к своему удивлению обнаружил, что мои руки заведены за спину и крепко связаны. Смастерив из веревки петлю, Дельгадо накинул ее мне на шею и похлопал меня по щеке. Затем он перекинул свободный конец веревки через свисавшую под потолком балку.

Двое полицейских держали в руках девушку, а остальные за моей спиной подхватили конец веревки.

Дельгадо довольно улыбнулся:

— Сначала мы тебя немножко подвесим, затем позабавимся с нашим цветочком. Тебе это понравится. А потом — посмотрим. Такой изысканный джентльмен, как ты, заслуживает особого обхождения.

Из-за петли, стянувшей шею, мне пришлось запрокинуть голову. Я почти висел, едва касаясь пола.

Сжавшийся на стуле в комок старик Тачо в ужасе зажал ладонью рот. Его глаза сделались круглыми. Даже девушка прекратила сопротивление. Все выжидающе смотрели на меня. В этот момент наружная дверь отворилась и в комнату, слегка пригнув голову, чтобы не задеть за притолоку, вошел отец Ван Хорн.

— Добрый вечер, — негромко произнес он.

В правой руке священник держал большую дорожную сумку. В покрытой пылью поношенной сутане, с лицом, скрытым падающей от широкополой шляпы тенью, бородой, вызывающе торчащей вперед, и сигарой в зубах Ван Хорн производил мрачное впечатление.

— Похоже, вы, мистер Киф, попали в небольшую переделку, — заметил он.

Застыв от удивления, полицейские, державшие в руках веревку, ослабили стягивавшую мне шею петлю, и я смог перевести дух.

— Сказать по правде, мне уже надоело здесь стоять и ничего не делать, святой отец, — ответил я.

Дельгадо мгновенно выхватил пистолет, отодвинул девушку в сторону.

— Кто ты такой? — резко спросил он. — Мы здесь никаких святош не ждали. Это уж точно.

— Тем не менее я здесь, — ответил священник. — Могу ли я попросить вас освободить этого человека?

На лице Дельгадо заиграла мерзкая улыбка.

— Попросить можно всегда, но от этого я добрее не стану. Честно говоря, я что-то давно не вешал священников и боюсь не удержаться от соблазна подвесить и тебя рядом с этим гринго.

— Не слишком ли печально будет? — съязвил Ван Хорн.

— Для тебя, но не для меня. Сначала проверим твои документы, потом разберемся, что к чему.

— С удовольствием, сеньор, — с готовностью ответил святой отец и, поставив сумку на стол, извлек из кармана ключ. — Страсть унизить другого, мистер Киф, является проявлением порочной наследственности. Чтобы заставить таких людей раскаяться в своих поступках, полезно периодически давать им отпор. Это советую делать и вам.

С этими словами священник резко распахнул дорожную сумку, выхватил из нее ручной пулемет и нажал на гашетку. Пулеметная очередь снесла макушку с головы Дельгадо.

Глава 3

Все закончилось очень быстро. Собиравшиеся вздернуть меня полицейские выпустили из рук веревку и кинулись к своим пистолетам, но опоздали. Я бросился к девушке и повалил ее на пол. Ван Хорн тем временем направо-налево поливал комнату пулями.

Он определенно умел обращаться с оружием. В барабанном магазине «томпсона» еще оставались патроны, и он продолжал стрелять. Зеркало за барной стойкой со звоном разлетелось на мелкие осколки. Двое из оставшихся в живых полицейских бросились к кухне.

Первому из убегавших удалось проскочить в дверь, так как спина второго закрыла его от смертельного огня. Прошитый насквозь пулеметной очередью, полицейский медленно опустился на пол. В кухонной двери зияли пулевые пробоины.

Хлопнув задней дверью, единственный уцелевший в этом кромешном аду полицейский кинулся в спасительную темень двора. Ван Хорн кинулся за ним. Девушка перевернулась на спину и села. Руки мои были по-прежнему связаны за спиной, поэтому мне с трудом удалось подняться на колени.

— Ты в порядке? — спросил я ее.

Она кивнула и наклонилась над бездыханным телом Дельгадо. Вынув у него из-за пояса нож, она перерезала веревку на моих запястьях, и я наконец смог освободиться от петли. Сильно натертая веревкой шея с порванной в некоторых местах кожей нестерпимо горела. Девушка все с тем же застывшим, безучастным лицом тщательно осмотрела мою шею, затем поднялась и выбежала на кухню.

Снаружи послышался конский топот, затем раздался громкий крик, за которым последовал треск пулеметной очереди. Поднявшись на ноги, я оглядел комнату. Повсюду была кровь, в воздухе стоял запах пороха и горелого мяса.

Черт возьми, как на скотобойне, подумал я.

Тачо, стоя за барной стойкой, дрожащей рукой пытался налить в стакан текилу.

Взяв со стойки бутылку, я налил себе этой горючей жидкости. Текила была самым крепким напитком из тех, что мне довелось когда-либо пробовать. Почти неразбавленный спирт. Для такого случая текила подходила как нельзя лучше. Выпив стакан огнедышащей жидкости, я почувствовал себя значительно лучше.

— Дело дрянь. Не так ли? — обратился я к Тачо.

Лицо старика выражало полное отчаяние.

— Убить полицейского, даже деревенского, — страшное преступление. На пути в Гуилу можно легко натолкнуться на федеральных кавалеристов. В этих местах недавно происходили беспорядки.

В этот момент в комнату, держа в руке керамический сосуд с какой-то жирной мазью, вошла девушка. Подойдя ко мне, она, сосредоточенно сдвинув брови, принялась втирать эту мазь в поврежденные участки шеи. Я чувствовал, как нежно работала она пальцами, боясь причинить мне боль. Затем, оторвав от подола нижней юбки полоску муслиновой ткани, она дважды обмотала ею мне шею.

В знак благодарности я нежно потрепал ее по щеке.

— Теперь мне гораздо лучше. Огромное тебе спасибо.

На ее лице впервые появилась улыбка. Бросив неуверенный взгляд на Тачо, девушка вновь скрылась на кухне.

— Твоя дочь? — спросил я его.

Он покачал головой:

— Нет. Ее зовут Балбуенас, сеньор. Виктория Балбуенас. Неподалеку отсюда у ее отца была гасиенда. Я раньше на ней работал. Пять лет назад, во время боев, она была сожжена дотла. Хозяин с женой погибли у дочери на глазах. Тогда ей было всего двенадцать. Совсем еще ребенок. Вот тогда-то с ней это и произошло. Что-то очень странное.

— Что ты имеешь в виду?

— С ее головой, сеньор, — сказал он, похлопав при этом себя по голове. — С того дня Виктория не может вымолвить ни слова.

Раздался звук шагов, и в дверном проеме с пулеметом под мышкой и сигарой в зубах появился Ван Хорн.

— Ну как? — сгорая от нетерпения, спросил я.

— Сбежал, будь он неладен.

Теперь передо мной предстал совсем другой человек, ничуть не похожий на того католического священника, которого я знал до этого. В нем вдруг все переменилось, даже жесты, походка. Голос стал более грубым и резким. В его действиях теперь ощущались неукротимая воля и решительность, скрываемые до сих пор, на что у священника определенно были свои причины.

Положив на стойку бара пулемет, Ван Хорн щелкнул пальцами и обратился к Тачо:

— Быстро дай выпить. Все равно что. Надо обдумать, что теперь делать.

Вынув у Дельгадо из-за пояса свой «энфилд», я, как обычно, проверил магазин и сунул револьвер в кобуру, висевшую у меня под мышкой. Поддев труп мыском ботинка, я обратился к священнику:

— Вы кое-чему научились на Западном фронте, святой отец. Не правда ли?

— Сын мой, — торжественно произнес он, положив руку мне на плечо. — Должен признаться, что все не так, как это кажется с первого взгляда.

— Ну такое бывает редко.

Он залился громким смехом, странным для священнослужителя.

— Не буду вас пока переубеждать. Выберем для этого более подходящие время и место. Сейчас надо обдумать ситуацию, в которую мы попали. Как скоро этот улизнувший от нас парень доберется до своих?

— Тачо говорит, что по дороге в Гуилу полно федералов. Недавно в этих местах возникли большие беспорядки. Вы это имели в виду, когда говорили, что надеетесь благополучно проскочить через горы в Гуиамас?

— Да. Мой друг сказал, что туда, на побережье, с островов Тихого океана на шхунах все еще возят копру. Похоже, это достаточно тихое место, откуда спокойно можно было бы выехать из страны.

— Туда можно добраться только этой дорогой?

— Думаю, что да. Надо еще раз взглянуть на карту.

Когда священник ушел, из кухни, держа перед собой поднос с кофейником и чашками, появилась Виктория. Разлив кофе, она мне первому протянула чашку. От этого я почему-то почувствовал себя неловко. Затем она развернулась и зашла за дальний конец барной стойки. Вид у нее оставался серьезным даже тогда, когда я, встретившись с ней взглядом, улыбнулся. Она напоминала верную собачонку, замершую в ожидании команды хозяина. Ван Хорн, держа в руках большую карту Мексики, быстрым шагом вошел в комнату и подошел к стойке. Когда он развернул карту, я увидел, что на ней была изображена северная часть страны.

— Север, юг или восток интереса для меня не представляют, — произнес он. — В ближайшие несколько часов они пошлют сообщение по телеграфу и опередят нас.

— Так что остается только дорога через горы, — заметил я, проведя пальцем по карте в направлении Гуилы. — Это самый безопасный путь. От основной дороги в горах имеется ответвление, по которому, миновав сорок миль, можно оказаться в Гуиле.

— На таком длинном пути неприятностей нам не избежать.

— А вы предлагаете ехать вместе?

— У вас есть другой вариант? Вы ведь как-никак тоже влипли в это дело. Случись что-нибудь, нам вдвоем будет легче справиться.

Другими словами, я ему был нужен. Это я понял минуту спустя.

Хлопнув с досады рукой по карте, священник с горечью произнес:

— Черт возьми! Ну почему я не могу заняться своими делами?

На это у меня уже имелся ответ, но я предпочел промолчать. Неожиданно Тачо, наклонившись над картой и уставившись в нее близорукими глазами, вмешался в наш разговор:

— Через горы есть и другая дорога. Через Нонава-Пасс. Правда, совсем плохая и почти заброшенная, но во время революции гринго все же удалось доставить по ней с побережья пару грузовиков с оружием. С тех пор, насколько я знаю, этой дорогой так никто больше и не воспользовался.

— Это уже что-то, — оживился Ван Хорн. — Если старик прав, там нас никто не будет искать.

— А как с бензином?

— У меня в баке двадцать пять галлонов, да еще пятьдесят в канистрах. Достаточно, чтобы добраться до побережья.

Я снова посмотрел на карту. Дорога, по которой предлагал ехать Тачо, проходила в милях пятнадцати от Гуилы. Мне ничего не оставалось делать, как соглашаться. Горную местность нам предстояло преодолеть по дороге, мало чем отличающейся от старой козьей тропы.

— В темноте по этой дороге ехать опасно. Не важно, будем ли мы ехать с зажженными фарами или нет, — заметил я.

— А что делать? Прижать свои зады к скамейке и ждать, когда сюда прибудут федералы? Будьте же разумным, Киф. Конечно, мы могли бы спрятать свои носы в какой-нибудь дыре и не высовываться. Могли бы рвануть напрямик через русла пересохших рек и ручьев. Поймите, у нас нет выбора. Так что давайте трогаться в путь.

Свернув карту и прихватив с собой нераскупоренную бутылку текилы, он вышел из комнаты.

— Он прав, задерживаться здесь не имеет никакого смысла, — сказал я Тачо.

Как только я повернулся, чтобы уйти, девушка схватила меня за руку. По ее горящим глазам было видно, что она хочет мне что-то сказать. Мимические мышцы ее лица усиленно работали. Но напрасно Виктория отчаянно шевелила губами: с них не слетело ни единого звука.

— В чем дело? — резко спросил я.

— Думаю, что она хочет с вами, сеньор, — пояснил за нее Тачо.

Девушка яростно закивала. Я взял ее за плечи и встряхнул.

— Не глупи. Куда ты поедешь? Что я с тобой буду делать? Мне самому нужно спасаться.

Она еще сильнее сжала мою руку. В ее глазах застыла мольба. Я решительно покачал головой:

— Нет, ни за что.

Я так и не понял, что вдруг произошло с Викторией. Возможно, она потеряла всякую надежду, а может быть, даже нечто более важное и необходимое в жизни. Она отвернулась от меня. Плечи ее печально поникли.

— Она ведь, как и вы, сеньор, тоже в смертельной опасности, — заметил Тачо. — Для своих лет она повидала много плохого. На ее долю выпало слишком много горя. Семья Балбуенас была очень известна в этих местах. Отец Виктории был аристократом, но совершил грех, непростительный для человека такого благородного сословия. Он взял в жены индианку. Более того, из племени яаки. Женщину из Страны Прохладной Реки, лежащей по ту сторону горного хребта. Родня отца так его и не простила.

— И у девушки никого нет?

— Здесь нет, сеньор. Но там, за горами, живут родственники ее матери.

— Ну хорошо, — сказал я Виктории, решившись покориться судьбе. — Даю тебе пару минут на сборы.

Она, повернув голову, бросила на меня быстрый взгляд и мгновенно скрылась за кухонной дверью.

— Иногда Господь все же снисходит на землю, сеньор, — облегченно сказал Тачо.

— Правда, не очень часто, насколько я знаю. А что будет с тобой, когда придут федералы?

— А что я? Сторонний наблюдатель, с которым грубо обращались, сеньор, — грустно ответил он, пожав плечами. — А кроме того, куда мне, старому человеку, податься?

Раздался нетерпеливый гудок «мерседеса», и сразу же из кухни, сжимая в руках небольшой узелок, вышла Виктория. Ее плечи покрывал толстый шерстяной платок. Я легонько подтолкнул девушку к выходу.

— Пожалуйста, присмотрите за ней, — попросил меня Тачо. — Теперь ее судьба в ваших руках, сеньор.

Мне стало не по себе от одной мысли, что на меня вновь легла ответственность за жизнь другого человека, но изменить что-либо было слишком поздно.

Подойдя к «мерседесу», я взял из рук Виктории узелок и закинул его на заднее сиденье.

— Мы что, в игрушки собираемся играть? — резко спросил Ван Хорн.

— Девушка едет с нами, — твердо сказал я. — И никаких споров.

— Только через мой труп.

— Это можно устроить, — спокойно заметил я.

В тот момент могло произойти что угодно, так как я уже взялся за приклад своего «энфилда». На мое удивление, священник капитулировал.

— Ладно. Ради всего святого, скорее сажай ее в машину, и давайте отсюда сматываться. А башку тебе продырявить я успею и позже.

Я посадил девушку на заднее сиденье, а сам сел рядом с Ван Хорном. Священник нажал на газ, и мы тронулись в путь.

* * *

Первые пятнадцать миль дороги, ведущей в Гуилу, мы преодолели без каких-либо проблем. На это у нас ушло около получаса. Совсем неплохо, если учесть скверное состояние дороги и кромешную тьму, в которой нам приходилось передвигаться.

Наши беды начались с того места, где нам предстояло свернуть с основной дороги. Сначала пришлось потратить полчаса на то, чтобы отыскать поворот на ту самую дорогу, о которой говорил Тачо. Как только мы на нее съехали, я понял, что основные трудности ждут нас впереди.

Даже при свете автомобильных фар видимость здесь была практически нулевой. С большой осторожностью мы медленно, со скоростью не более десяти миль в час, продвигались вперед, продираясь сквозь густые заросли колючих кустарников и кактусов. Если бы не быстрая реакция Ван Хорна, мы дважды могли бы оказаться на дне высохшей речушки.

В конце концов священник затормозил, отключил двигатель и погасил фары.

— Да, ты был прав. Я даже не уверен, не заблудились ли мы. Продолжим путь, как только рассветет.

Я взглянул на девушку, сидевшую сзади.

— Как ты? Все нормально?

В ответ она слегка коснулась моей руки.

— Могу ли я теперь спросить, что тебя заставило взять ее с собой? Неужели без этого нельзя было обойтись? — недовольно произнес Ван Хорн.

— Федералы по очереди надругались бы над ней.

— Если не в Гуэрте, так где-нибудь еще с ней все равно это произойдет, — заметил он. — Какой же смысл брать ее с собой?

— По ту сторону гор живут родственники ее матери. Они примут ее и позаботятся о ее судьбе. У племени яаки сильно развиты родственные чувства. Они ее не отвергнут.

С зажженной спичкой в руке Ван Хорн повернулся и с удивлением посмотрел на меня.

— Так ты говоришь, что она яаки?

— Нет, ее мать. А отец принадлежал к очень знатному роду и был одним из крупнейших землевладельцев.

— Сын мой, в этом что-то есть. В ней течет кровь индейцев. Яаки ничем не хуже апачей, поверь мне. В первую же ночь, если ты не угодишь ей в постели, для нее не составит труда взять нож и оскопить тебя.

— Это мои проблемы, не ваши, святой отец.

— Раз уж мы вместе, это касается нас обоих. Как только переедем горы, мы сразу же ее высадим. Понял?

— Там посмотрим.

— Нет. Поступим именно так, — твердо сказал он, а затем, желая прекратить эту тему, произнес: — На рассвете похолодает еще сильнее. Там сзади, у нее под сиденьем, лежат пледы.

Он повернулся к девушке и раздраженно повторил ей то же самое, но уже по-испански. Виктория приподнялась и принялась шарить руками в темноте. Вскоре она протянула мне толстый шерстяной плед.

— Нет, это для тебя, — запротестовал я.

В смехе Ван Хорна я уловил иронию.

— Теперь она присосется к тебе, как пиявка, Киф. Помяни мое слово, — сказал он и, потянув за конец пледа, расправил его, укрыв наши колени. — Там осталось еще два, и она может прекрасно устроиться. Однако я не буду возражать, если тебе захочется погреться под ее пледом.

Думаю, ему очень хотелось задеть мое самолюбие. Но я не стал поддаваться на провокацию и, повернувшись к Виктории, сказал ей:

— Укройся хорошенько и усни. На рассвете тронемся в путь.

Ван Хорн включил освещение приборной доски, отыскал бутылку текилы, которую прихватил с собой из бара, и откупорил ее. Сделав большой глоток, он вздохнул:

— Одному Богу известно, как эта дрянь действует на печень, но только она поможет мне пережить эту ночь. Тебе бы тоже стоило хлебнуть.

Я набрал полный рот текилы и, задержав дыхание, сделал глоток. Алкоголь обжег мне внутренности, и я поспешно вернул бутылку священнику.

— Думаю, старый Тачо сам изготовил ее где-нибудь в задней комнате.

— Охотно верю. В этой проклятой стране готов поверить во что угодно, — сказал Ван Хорн и поежился. — Боже, если можно было бы повернуть время вспять.

— Что-нибудь изменилось бы?

Я услышал, как горлышко бутылки звякнуло о его зубы. Затем раздалось продолжительное бульканье. Наконец, вздохнув, он произнес:

— Да нет. Но эта долгая зловещая ночь у порога в неизвестность, Киф. А мы оба так далеко от дома. Такова наша реальность.

— А какая она?

— Это очень старый вопрос, — смеясь, произнес он. — Поверишь ли, Киф, если скажу, что я четыре года провел в духовной семинарии? И что меня действительно учили богословию?

— Сегодня утром в Бонито вы уже достаточно убедительно это доказали, проводив обреченных в последний путь.

Похоже, этой фразой я разбередил ему старые раны.

Он резко повернулся ко мне:

— Им предстояло умереть, Киф. У них оставались считанные минуты. Они легче приняли смерть, зная, что рядом священник. И не важно, где они теперь.

— Так вы полагаете, что они сейчас в более счастливом месте?

Это был глупый и неуместный для данной ситуации вопрос, на который я получил от священника заслуженный ответ:

— Не умничай, мальчишка.

— Хорошо, не буду. Прошу прощения.

Он сделал еще один глоток из бутылки и протянул ее мне.

— Что вы делаете, когда на вас нет сутаны? — спросил я.

— Скажем, занимаюсь банковскими делами, — ответил он и громко рассмеялся.

Несмотря на большое количество выпитой текилы, его голос звучал удивительно трезво.

— Да, мне нравится этим заниматься. Ты знаешь, когда-то я жил в маленьком городке штата Арканзас. Так вот, там для ношения огнестрельного оружия местной полиции требовалось представить веские доводы, зачем оно вдруг вам потребовалось.

— И что вы им сказали?

— Я сказал, что мне часто приходится перевозить большие суммы денег. Правда, я не уточнил чьих.

— Понятно. Вы — грабитель.

— Да, граблю банки, если угодно. Но поверь, тебе с этим лучше смириться.

— Вот почему вы колесите по всей Мексике, изображая из себя благочестивого священнослужителя?

— Совершенно верно. Пару дней назад в маленьком техасском городке под названием Браунсвилл я в одиночку взял «Нэшнл бэнк». Удивительно, но все почему-то слепо верят священникам и монахиням. За полчаса до закрытия я постучал в дверь, и охранники банка не колеблясь открыли мне.

— Сколько же трупов вы там после себя оставили?

— Трупов? — удивленно переспросил он. — Скажу тебе, я проделал все чисто и гладко. После себя я оставил четверых, лежащих на полу со связанными за спиной руками, и пустой сейф. Только и всего. — Он подался ко мне, словно желая разглядеть мое лицо. — Между прочим, а скольких ты, Киф, отправил на тот свет? Вот вопрос.

Священник был вправе задать мне этот вопрос. Я был уверен, что мой ответ его шокирует.

— Более одного, — сказал я.

— Ты и твои политики всегда так отвечают, даже если у вас есть чем оправдаться. Мы во многом схожи, Киф: ты и я, хотя и отличаемся друг от друга. И я скажу, в чем наша схожесть. Все очень просто — наши души закостенели.

Вероятно, это были самые суровые слова, которые мне пришлось услышать в свой адрес, и скорее всего, потому, что они обнажали истину, которую каждый из нас хотел скрыть.

— Как ты тогда назвал это место? — спросил Ван Хорн. — Последнее, что сотворил Господь на этой земле? Это многое объясняет. Моя старая бабушка всегда говорила, что я кончу так, как этого заслуживаю. Она и мой отец были голландцами. Бабушка приехала в штат Вермонт, когда отец открыл в Алтуне типографию. Для нее религия была всем. Поверь мне, юноша, никто так серьезно не относится к религии, как голландские католики. В духовную семинарию меня отдали по настоянию этой глупой старушенции, которая скончалась через полгода после того, как я закончил обучение. Следом за ней умерла и мать. Для меня Гнев Божий и день Страшного Суда слились воедино. С тех пор я с этим и живу.

Священник некоторое время еще что-то бессвязно бормотал себе под нос, а потом затих. Он не был сильно пьян, но винные пары все же действовали. Начал накрапывать дождь, который становился сильнее и сильнее. Тяжелые капли холодной воды забарабанили по открытой машине. Мы с Ван Хорном, поспешно выскочив из «мерседеса», подняли брезентовый верх. И надо сказать, вовремя, так как буквально через секунду на автомобиль обрушились сплошные потоки воды.

— Боже мой, — промолвил с досадой Ван Хорн, — только этого нам не хватало.

Интересно, понимал ли он в тот момент, с какими проблемами нам теперь придется столкнуться? — думал я. Теперь к утру дорогу развезет, а стремительные потоки воды превратят некогда пересохшие русла речек в непреодолимую для нас преграду.

Далее размышлять о серьезности нашего положения не имело никакого смысла: уж этим-то точно делу не поможешь. Концом пледа я укутал колени от холода и поднял воротник.

А скольких же ты, Киф, отправил на тот свет? Можно ли было заснуть после такого вопроса?

* * *

Наступило серое, унылое утро. Дождь все еще лил как из ведра. Наш автомобиль стоял на самом краю русла вздувшейся от бурных потоков реки. Сплошная пена на поверхности воды напоминала цветение вереска, которое можно наблюдать ноябрьским утром у себя на далекой родине. Горы обступали нас гораздо ближе, чем я мог ожидать. Мы развернули карту и наконец определили наше местоположение.

Предстояло преодолеть еще десять — двенадцать миль, прежде чем мы смогли бы попасть на дорогу, ведущую в Нонава-Пасс. Эта дорога, четко обозначенная на карте, проходила в расселине между двумя высокими горами, на вершине одной из которых лежал белый, словно сахар, снег, а другую венчала упирающаяся в небо корона из трех зубцов. Несмотря на дождь, с места нашей стоянки обе горы отлично просматривались.

Ван Хорн нажал на стартер, и двигатель «мерседеса» мгновенно заработал. Машина медленно тронулась с места, с трудом прокладывая себе дорогу. Колея, по которой мы двигались прежде, за ночь была размыта дождевыми потоками.

Было довольно холодно. Виктория, все еще закутанная в оба пледа, вглядывалась в наступившее утро. Как всегда, ее лицо было очень серьезным и опечаленным. Я спросил, хорошо ли она себя чувствует? В ответ девушка кивнула и улыбнулась. Это меня порадовало.

— Где ты так хорошо научился говорить по-испански? — спросил меня Ван Хорн.

— Моя мать родилась в Севилье.

— Неужели? Твой отец, должно быть, много поездил по свету. А я научился испанскому в Хуаресе, когда работал там менеджером в одном маленьком казино. Некоторое время мне пришлось отсидеть в Ливенуорте, тюрьме штата Техас, пока не сбежал оттуда.

— За что посадили?

— Подстрелил парня, который сам пытался меня застрелить. Только у него в суде были друзья, а у меня нет.

Меня поразили изменения, произошедшие в манерах Ван Хорна. Голос его вдруг стал резким и самоуверенным. В нем зазвучали чересчур твердые нотки, будто он усиленно пытался кого-то в чем-то убедить, вот только непонятно кого — меня или себя. Через пару минут мы преодолели небольшой подъем и прямо перед собой внизу увидели конный разъезд федералов.

Они, уже успев спешиться и разбить лагерь, теперь стояли в кружок, видимо в ожидании дальнейших распоряжений старшего по званию. Наша встреча была неожиданной как для нас, так и для них. На тихий звук двигателя, работавшего на малых оборотах, накладывался сильный шум проливного дождя, и поэтому федералы не слышали приближения автомобиля.

Увидев машину, один из кавалеристов что-то неистово крикнул. Резким движением Ван Хорн повернул руль и что было сил нажал на газ. Раздалось несколько одиночных выстрелов, но мы уже мчались вниз по склону через глубокие лужи прямиком к горам.

Федералы кинулись в погоню, исход которой у них, обычно отличных наездников, сомнений не вызывал. Священник, демонстрируя чудеса вождения автомобиля, гнал «мерседес» напропалую. В тех местах, где ему приходилось периодически резко сбрасывать скорость, на земле от колес оставались глубокие отметины.

Около двух сотен ярдов отделяло нас от преследователей, как вдруг Ван Хорн выругался и резко сбросил скорость. На нашем пути возникла небольшая бурлящая речка. Пока на малой скорости мы преодолевали эту преграду, расстояние между нами и федералами сократилось до пятидесяти ярдов, не более. Машина, пробуксовывая, медленно взбиралась на противоположный берег, лежащий у подножия горы с сахарно-белой вершиной.

— Как только выберемся наверх, окажемся на той самой дороге! — крикнул священник. — Они ни за что от нас не отвяжутся. Там, у тебя в ногах, «томпсон». Ну-ка, припугни их.

Подняв с пола заветную дорожную сумку священника, я открыл ее и увидел ручной пулемет, лежащий поверх десятка пачек новеньких банкнотов. Каким бы забавным это открытие ни показалось, мне все же предстояло заняться более важным делом. Просунув дуло пулемета в окно автомобиля, я выпустил поверх голов преследователей длинную очередь. Это немного остудило их пыл, и они уже начали придерживать лошадей. Я вновь попытался открыть огонь, но неожиданно барабанный магазин пулемета заклинило. У ручных пулеметов такой конструкции такое случалось довольно часто.

Всадники уже взбирались вверх по склону, когда мы, наконец перевалив седловину холма, увидели внизу, в пятидесяти ярдах от нас, долгожданную дорогу. Она была в гораздо лучшем состоянии, чем я предполагал. Выехав на нее, автомобиль стал подниматься выше в горы, и я было решил, что мы теперь в безопасности.

Неожиданно Ван Хорн посмотрел на меня и, как-то злобно улыбнувшись, переключил скорость. Дорога, идя на подъем, прижалась к краю горного ущелья. Вновь бросив взгляд вперед, священник неожиданно вскрикнул и нажал на тормоз. Огромный осколок горы, отвалившийся, вероятно, в результате ночного ливня, перегородил нам путь. Дороги, как таковой, уже не существовало.

Ван Хорн дал задний ход и начал разворачиваться, но было слишком поздно. Более десятка федералов, догнав нас на подъеме, со злобными криками окружили машину.

Очередью из своего «энфилда» я смог бы уложить двоих из них, но никак не больше. Силы были слишком неравными, и я, положив автомат на сиденье и высоко подняв руки, вылез из машины.

Глава 4

Дальнейший ход событий показал, что эти минуты могли оказаться в моей жизни последними. Вылезая из «мерседеса», я получил удар ногой в спину и упал на четвереньки. Деваться было некуда. Целая дюжина лошадей вокруг, неистово ударяя копытами о землю, была готова затоптать меня насмерть. Последнего из двух нанесенных ударов было достаточно, чтобы сломать мне ребро. Затем я почувствовал, как чья-то железная рука вцепилась в ворот моего пиджака и поставила меня на ноги.

Ван Хорн, одной рукой придерживая меня и сжав в кулак другую, ударил по корпусу стоящую рядом лошадь. Удар оказался такой силы, что та, внезапно отскочив в сторону, чуть было не сбросила с себя наездника. Один из федералов, взмахнув рукой, хлестнул священника кожаной плетью. Как только плеть обвила руку Ван Хорна, тот резко дернул ее на себя и без видимых усилий сдернул всадника на землю. Да, этот человек обладал недюжинной силой, подумал я.

Среди федералов возникло замешательство. Они, натянув удила, постарались отъехать немного в сторону, чтобы лошади не задели копытами их незадачливого товарища. Кое-кто уже начал оголять шашки. Дело принимало совсем плохой оборот, как внезапно раздался одиночный выстрел и в круг, образованный конными солдатами, стремительно въехал молодой офицер.

У него было узкое, с желтоватым оттенком лицо. Над верхней губой обозначилась темная полоска усов. Серебряные лейтенантские полоски на погонах свидетельствовали о его воинском звании. В отличие от остальных лейтенант не носил прорезиненной накидки, отчего его строгая военная форма намокла под ночным дождем.

С застывшей на лице ледяной улыбкой он, не слезая с лошади, наклонился над Ван Хорном и приставил к его лбу дуло револьвера.

— Не важно, кто ты. Большой ты человек или маленький, сильный или слабый. Один выстрел урезонит любого.

— Сначала отгони эту свору собак, — произнес священник. — Тогда и сопротивляться не будем.

— Ты-то уж точно. Скорее всего, я оставлю вас в живых, хотя предпочел бы поступить иначе. Вы уже и так перешли все границы. А теперь снимай свою сутану.

Ван Хорн, уперев руки в бока, с удивлением уставился на него:

— А если я тебя, ничтожество, пошлю куда подальше?

Лейтенант молча слез с лошади, бросил поводья одному из всадников и, подойдя вплотную к священнику и приставив к его животу револьвер, взвел курок.

— Сеньор, какие б ни были причины ненавидеть вас и все, что с вами связано, — они у меня есть. Поэтому, клянусь памятью своей матери, если ты не подчинишься — получишь что заслужил.

Рука с зажатым в ней револьвером слегка дрожала. Лейтенант был настроен решительно и уже не улыбался.

Желая его успокоить, Ван Хорн поднял руку:

— Хорошо, служивый. Чего только не сделаешь, чтобы не накалять отношений.

Священник расстегнул ворот сутаны, стянул ее через голову и бросил на сиденье «мерседеса». Оставшись в шерстяных штанах, которые носят только священники, и белой сорочке, он выжидающе посмотрел на лейтенанта.

— И воротник тоже, — приказал тот.

Ван Хорн снял воротник и бросил его поверх сутаны.

— Теперь доволен? — спросил он.

— Буду доволен, когда увижу тебя повешенным, сеньор, — ответил лейтенант. — А теперь гони машину вниз. Попробуешь бежать — пристрелю на месте. Понял?

— То, что ты держишь в руке, убедительней всяких слов. Это я прекрасно понял, — сказал священник и, повернувшись, направился к «мерседесу».

— А ты пойдешь пешком, — сказал мне лейтенант и двинулся вслед за Ван Хорном.

— А как быть с ней? — спросил я и кивнул на девушку, которую безо всякой необходимости держали два солдата. — Не могли бы мы взять ее с собой?

Лейтенант посмотрел на Викторию и сдвинул брови.

— Это та, которая была у Тачо? Немая?

— Да, она. Вы с ним разговаривали? Он рассказал, что произошло у него в доме прошлой ночью?

— Нет, мне успел об этом доложить тот единственный уцелевший в побоище, которое вы там учинили.

— Очень интересно, — с иронией в голосе заметил я. — А он вам рассказал, что они собирались сотворить с этой девушкой? Что они пытались меня повесить за то, что я заступился за нее? Они бы меня прикончили, если бы мой друг не появился рядом.

Взглянув на лейтенанта, я понял, что он мне поверил. И это было самое главное. Его лицо побелело, глаза засверкали.

— Это мерзко, лейтенант, — тихо продолжил я. — Ведь эта малышка даже не могла позвать на помощь.

Не проронив ни слова, лейтенант взял девушку за руку и усадил ее на заднее сиденье машины. Затем он уселся рядом с Ван Хорном и приказал трогаться. Не без труда Ван Хорн развернул автомобиль в нужном направлении. Вскоре нам пришлось прижаться к обочине дороги, чтобы пропустить вперед «мерседес» с сидящими в нем священником, лейтенантом и Викторией.

Я в сопровождении всадников двинулся под гору вслед за машиной. Оставшийся старшим по званию черноволосый сержант с пышными усами спрыгнул с лошади и, держа в руке пистолет, зашагал позади меня.

Вынув пачку сигарет «Артистас», я спросил его:

— Ничего, если я закурю?

— Конечно. И я с вами.

Я протянул ему зажженную спичку. При первой же затяжке лицо сержанта расплылось в блаженной улыбке.

— Прошлой ночью в доме старого Тачо вам с приятелем пришлось изрядно потрудиться. Скольких же провинциалов вы уложили? Пятерых?

— Что теперь будет? — поинтересовался я, не удостоив его ответом.

— Там внизу ждет полковник Бонилла, военный комендант этого района. Вчера утром он присоединился к нашему патрульному отряду, чтобы самому убедиться, как обстоят дела в вверенном ему районе. Вроде бы так. Вчера ночью у старого ранчо близ основной дороги мы разбили бивак. Там на нас и наткнулся сельский полицейский, который ускользнул от вас, — пояснил мой конвоир и с нескрываемым восхищением в голосе добавил: — Вы со своим приятелем — как два дьявола на колесах.

— Почему же вместо того, чтобы ехать к Тачо, вы направились прямо сюда?

— Так распорядился полковник, — ответил сержант и указал пальцем на свой нос. — У него особенное чутье. Он все предусмотрел и послал к Тачо всего пятерых солдат во главе с сержантом. А потом, изучив с лейтенантом карту района, принял верное решение. На вашем месте, сказал полковник, чтобы сбить преследователей с толку, он бы выбрал дорогу на Нонава-Пасс, так как она почти непроходима.

— Да, ваш полковник попал в самую точку.

— Как всегда. Вчера ночью он все время нас подгонял. Остановились только, когда начался ливень. И тут он оказался прав. Не появись мы здесь вовремя, вы бы проскочили через горы. Так ведь?

Этот полковник Бонилла та еще штучка.

Через некоторое время горная дорога перешла в небольшое плато. Там в стороне, у самого входа в узкое ущелье, стоял «мерседес» священника. Кто-то, несмотря на сырость, разжег костер, и в воздухе, пронизанном мелкими каплями дождя, уже лениво повисли, слегка поднимаясь вверх, клубы густого дыма. Развести костер было несложно — в этом месте вокруг повсюду рос колючий кустарник.

Около «мерседеса» я увидел Ван Хорна. Сквозь открытую заднюю дверь на сиденье я разглядел незнакомого мужчину лет сорока, с преждевременно поседевшими висками, мужественного на вид. Вероятнее всего, это и был Бонилла. В кавалерийском непромокаемом плаще с капюшоном выглядел он весьма элегантно. С несколько циничным выражением на интеллигентном лице полковник производил впечатление умудренного жизнью человека, которого трудно в чем-либо убедить.

Я был передан лейтенанту, и уже тот подвел меня к полковнику. Спокойный взгляд Бониллы остановился на мне.

— Ваше имя, сеньор? — вежливо спросил он.

— Эммет Киф. Британский подданный.

— Киф? — переспросил полковник, слегка сдвинув брови. — Необычное имя, сеньор. К тому же я слышал это имя и раньше. Вы один из тех, кто отвечал за безопасность на серебряных рудниках в Хермозе?

— Совершенно точно. Похоже, вы удивлены?

— Вы не тот, кого я рассчитывал встретить. Ожидал увидеть совсем другого человека.

— В каком смысле? С рогами и хвостом?

— Возможно, даже и такого. Ваши документы.

Я вынул разрешение на поездку, подписанную шефом полиции в Бонито, и протянул полковнику.

— Вот все, чем я располагаю.

Он развернул документ и с серьезным видом принялся его изучать.

— Итак, вы должны доставить продукты в Гуилу и передать их человеку по имени Гомес.

— Именно так. По поручению сеньора Яноша, владельца «Отеля Бланко» в Бонито.

— Ссылка на сеньора Яноша не может служить достаточной рекомендацией, поверьте мне. Вот этот человек только что изложил мне свою точку зрения на то, что произошло прошлой ночью на станции у Тачо. Теперь готов выслушать и вашу, — сказал полковник и, кивнув молодому лейтенанту, добавил: — А этого пока отведи в сторонку.

Лейтенант довольно резко толкнул Ван Хорна в спину. Бонилла усмехнулся:

— Похоже, лейтенант Кордона не слишком уважительно относится к вашему другу. Видите ли, лейтенант — очень воспитанный молодой человек. Когда он был еще ребенком, родители захотели сделать из него священнослужителя. Для это он и получил соответствующее образование. Можно понять чувства, которые он испытывает при виде человека, выдающего себя за священника.

Полковник вынул серебряный портсигар, извлек из него сигарету, прикурил и выпустил изо рта струю табачного дыма.

— Что ж, теперь выслушаем вас.

Я рассказал ему все, как было. Бонилла слушал меня, не прерывая, а когда я закончил, полковник, словно соглашаясь со сказанным, слегка кивнул и произнес:

— Отлично, ну просто замечательно.

Затем он пошарил рукой у себя за спиной и вытащил дорожную сумку священника.

— Здесь пятьдесят три тысячи долларов. Вы знали об этом?

— Мы впервые встретились с Ван Хорном вчера утром в Бонито. Во дворе полицейского участка, где он исповедовал троих, приговоренных к расстрелу. Он выглядел и действовал как священнослужитель. Никто, в том числе и я, не сомневался в этом. Прошлой ночью, неожиданно оказавшись в доме Тачо, Ван Хорн буквально вынул меня из петли. Спас девушку от насильников. Кем бы он ни был, эти его поступки заслуживают уважения.

— Каковы бы ни были обстоятельства, но за один раз убить пятерых, друг мой, — это уже слишком. К этому разговору мы еще вернемся после того, как поговорю с другими моими патрульными.

Полковник щелкнул пальцами, и рядом с нами мгновенно появился сержант.

— Отведи этого к его спутнику, а потом принеси мне завтрак.

Меня отвели к Ван Хорну, который сидел на корточках, прислонившись к большому камню. Намокшая под дождем сорочка прилипла к его телу. Священник слегка дрожал от холода.

— Ну, что ты ему рассказал? — спросил он.

— Правду. Что же еще?

— Разумно, — улыбнувшись, заметил Ван Хорн. — Ничто другое нам уже не поможет, Киф.

— Возможно, — сказал я и огляделся вокруг. — А где девушка?

— Они нашли чем ее занять.

Наконец я увидел Викторию. На ней была прорезиненная накидка и военная фуражка — вот почему я не заметил ее сразу. Склонившись над костром, девушка на большой сковороде готовила фриоли.

Поймав мой взгляд, Виктория налила в чашку кофе и двинулась в нашу сторону. Увидев это, Кордона вышиб из рук девушки чашку и легким толчком вернул ее обратно к костру.

— Теперь мне есть кого ненавидеть, — мрачно сказал Ван Хорн.

— У вас это взаимно. У этого малого свое особое отношение к тем, кто прикидывается священниками.

— Глубоко раскаиваюсь, — с иронией в голосе произнес священник.

В этот момент откуда-то издалека до нас донесся звук кавалерийского горна. Через некоторое время из плотной завесы дождя показались конные солдаты с сержантом во главе.

— Это те, кого полковник прошлой ночью послал к Тачо, — сообщил я Ван Хорну.

* * *

Спешившись, сержант направился к Бонилле. Пока он докладывал, полковник пару раз посмотрел в нашу сторону, а затем сам задал несколько вопросов сержанту. Наконец Бонилла кликнул Кордону и приказал привести к нему меня и Ван Хорна.

— Скажите, мистер Киф, что вы везли в своем грузовике? — спросил полковник.

— Виски, — ответил я. — Для Гомеса из Гуилы. Я вам об этом уже говорил.

— Да, но вы забыли упомянуть об оружии.

— Оружии? — переспросил я и тупо уставился на него. — Не понимаю, о чем вы.

— Карабины производства «Мартини Генри». В глубине кузова вашего грузовика обнаружены коробки, доверху набитые ими. Так доложил мне сержант, а у меня есть основания ему верить.

— Ну и друзья у тебя, Киф, — с горечью заметил Ван Хорн. — У нас и без этого неприятностей хватает.

— При чем здесь я? Грузовик не мой, а Яноша. Меня наняли только доставить этот чертов груз, — с раздражением ответил я и, обращаясь к полковнику, сказал: — Вы же сами видели разрешение. Во всем виноват Янош. Янош и капитан Ортис, шеф полиции Бонито.

— Ими займутся, мистер Киф. Наступит и их час, — спокойно произнес Бонилла и, откинув руку на спинку сиденья «мерседеса», добавил: — Это действительно шикарная машина. Лейтенант Кордона, а вы знаете, что я умею водить автомобили? Вот, казалось бы, пустяк, а зато какие чувства начинаешь испытывать, когда находишься в такой машине. Не могу отказать себе в удовольствии въехать на ней в Гуилу. Отбери пару солдат мне в сопровождение. Хотел бы тронуться в путь как можно скорее.

— А как задержанные, полковник?

— Пойдут пешком. Ходьба полезна для здоровья. Завтра после полудня вы доберетесь до Гуилы. А как прибудете, доложите мне.

Полковник отвернулся, не удостоив нас даже взглядом. Лейтенант приказал нам вернуться на прежнее место. Сидя у камня, мы с Ван Хорном наблюдали за приготовлениями к отъезду полковника Бониллы. Двое солдат с карабинами в руках усаживались на заднем сиденье «мерседеса». Наконец Бонилла нажал на стартер, и двигатель мгновенно заработал, словно за рулем находился не полковник, а сам Ван Хорн.

Мы наблюдали за машиной, пока ее не скрыла серая пелена дождя.

— Ну что ты обо всем этом думаешь? — спросил я священника.

— Думаешь? А что я, по-твоему, должен думать? — ответил он и сердито посмотрел на меня. — Не изображай из себя идиота, Киф. Мы достигли опасной черты, и пора уже привыкнуть к этой мысли.

* * *

По приказу Кордоны Викторию посадили верхом на мула, а нас с Ван Хорном погнали по дороге, предварительно связав руки. Связанные одной веревкой, мы со священником брели на расстоянии тридцати футов друг от друга.

Сказать, что мы шли, было бы не совсем верно. Каждый раз, когда лошади замедляли шаг, мы замедляли свой, а когда ускоряли, нам приходилось переходить на бег.

Через некоторое время дождь прекратился, но от этого легче не стало. Вконец обессилев, мы оба свалились с ног, и несколько ярдов лошади проволокли нас по грязной дороге.

В полдень федералы решили устроить привал. Быстро развели небольшой костер и приготовили кофе. Мы с Ван Хорном в изнеможении рухнули на землю рядом с лошадьми и лежа стали наблюдать за солдатами. Кофе раздали всем, кроме нас, что явно огорчило Викторию. Она несколько раз с тревогой посмотрела в нашу сторону, а затем, наполнив кружки горячим напитком, с умоляющим взглядом потянула Кордону за рукав. Тот в ответ отрицательно замотал головой.

— Ты понял — этот гад решил над нами поиздеваться, — сказал Ван Хорн.

— Это мне уже давно ясно. Если бы ты не разыгрывал из себя священника, он, может быть, отнесся бы к нам по-другому.

Мои слова его почему-то очень рассмешили, и он громко расхохотался, чем явно рассердил лейтенанта. Кордона, бросив на нас злобный взгляд, приказал своим солдатам сворачиваться.

Время после полудня оказалось для нас продолжением ада, которому, казалось, уже не будет конца. Ближе к вечеру вновь полил сильный дождь. Промокший до нитки и стучащий зубами от холода, я производил жалкое впечатление. Удивительно, как мне еще удавалось переставлять ноги.

Наконец поздно вечером федералы, остановившись у развалин саманной постройки, решили расположиться на ночлег. Обессилев, я упал на землю и, пытаясь хоть как-то укрыться от дождя, пополз к остатку стены разрушенного строения. Солдат ослабил веревку, которой я был привязан к лошади.

Мы прошли около тридцати миль, и нам предстояло преодолеть еще двадцать. С трудом разомкнув веки, я увидел рядом с собой Ван Хорна.

— Старею, Киф, — промолвил он. — Вот в чем дело.

Лицо священника было серым от усталости, но он все же нашел в себе силы мне улыбнуться.

— Ты знаешь, этот малый мне решительно не нравится.

Солдаты из ближайших к лагерю зарослей кустарника принесли хворост и развели три небольших костра. Вскоре во влажном воздухе ночи соблазнительно запахло кофе и жареным беконом.

Спустя некоторое время неподалеку от нас, с жестяной кружкой в одной руке и сковородкой с фриолями в другой, появилась Виктория. К ней тут же подбежал Кордона и, больно ударив девушку по руке, вышиб из ее рук кружку с кофе.

— Я же сказал, этих двоих не кормить, — резко сказал он и, взглянув в полные боли глаза Виктории, замолк.

— Ты получаешь от этого удовольствие, сынок? — спросил его Ван Хорн.

Лейтенант, сжав кулак, вскинул руку и с огромным трудом удержался, чтобы не ударить священника. Затем он схватил девушку за плечо и оттащил ее обратно к костру.

С наступлением темноты дождь усилился, тем самым еще больше усугубив наше состояние. Съежившись в комок, я и Ван Хорн продолжали сидеть под проливным дождем. Кое-кто из солдат изредка поглядывал в нашу сторону. Лейтенант Кордона не обращал на нас никакого внимания. Расположившись в одиночку у отдельного костра, он курил одну сигарету за другой и чашку за чашкой поглощал горячий кофе.

Наконец Виктория, не выдержав, решительно поднялась с места, сняла с лошадей пару попон и направилась к нам. Одну из них она протянула священнику, а второй, присев рядом со мной, накрыла нас обоих. Солдаты, посмотрев на лейтенанта, удивленно переглянулись и шепотом переговорили о чем-то между собой. Кордона продолжал спокойно сидеть у костpa, а я испытывал чувство гордости от того, что смогли одержать над ним хотя и маленькую, но все же победу.

От холода я дрожал, словно осиновый лист, зубы лихорадочно стучали. Тело девушки плотно прижалось ко мне, и я начал постепенно согреваться. Видя, что я еще дрожу, Виктория прижала мою голову к своей груди и, прикрыв попоной, словно баюкая младенца, стала покачиваться из стороны в сторону. В эту минуту я забыл все: ее возраст, происхождение. Сладкая дрема сковала мне глаза. Сейчас она была просто женщиной, которая в данный момент поступала так, как подсказывала ей природа. У всех женщин сильно развит инстинкт материнства, и они с рождения знают и чувствуют много того, что неведомо нам, мужчинам.

* * *

Ночью ливень прекратился. Безоблачное утреннее небо, по которому начало медленно всходить яркое солнце, было ослепительно голубым. Вскоре наступил жаркий день, и обильно политая дождем земля через несколько часов высохла настолько, что под копытами лошадей дорога вновь запылила.

Жара становилась все более невыносимой. Бредя по дороге в огромном облаке пыли, мы с Ван Хорном едва могли дышать. К полудню, когда колонна остановилась на привал, я был на пределе физических возможностей. До этого я уже несколько раз терял сознание, и всем приходилось останавливаться, пока меня приводили в чувство. Даже Кордона не возражал, когда мне давали воды.

Из-за мучений, которые я испытывал, я не думал о том, как Ван Хорн справляется со своими. Во время привала, открыв наконец глаза, я увидел лежащего рядом священника. Вид у него был не лучше моего.

— Обязательно выживу. Не доставлю этому мерзавцу удовольствия, — устало прохрипел он. — Пусть победа будет небольшая, но моя.

Все тело горело. Я перевалился на спину и увидел рядом стоящую на коленях Викторию. Держа в руке фляжку с водой, она испуганно смотрела на меня. Я попытался улыбнуться, но потрескавшиеся губы причинили сильную боль.

Девушка дала мне немного попить, а затем опрокинула фляжку и вылила остатки воды мне на лицо. Кордона, с кружкой кофе в руке, отошел от костра и, подойдя ближе, стал наблюдать за нами.

— Доволен? — злобно проворчал Ван Хорн. — Или нам полагается еще и умереть?

Лейтенант молча повернулся и отошел к костру. Было видно, что слова священника его никак не задели. Перед тем, как снова тронуться в путь, меня подтащили к мулу и меж связанными руками продели луку вьючного седла. Таким образом, я снова должен был идти пешком, но упасть при этом я уже не мог.

То же самое солдаты проделали и с Ван Хорном, прицепив его к другому мулу. Так мы, в нескольких ярдах друг от друга, преодолели последние до Гуилы мили. Большую часть пути меня фактически волок за собой мул. Мои ноги едва касались земли.

Не помню, как мы оказались в Гуиле. Я пришел в себя после того, как мне на лицо выплеснули ведро воды. Я лежал на спине и, открыв глаза, увидел склонившегося надо мной Кордону.

— Нормально, Киф, соберись, с силами, — произнес он. — Мы уже прибыли.

Двое солдат, подняв меня на ноги, повели по двору в сторону какого-то строения. Впереди шагал Ван Хорн, также поддерживаемый с обеих сторон конвоирами. Как только мы миновали большую дубовую дверь здания, по запаху внутри я сразу понял, что снова попал в тюрьму.

Тюремная камера, в которую нас поместили, была не лучше отхожего места. Думаю, нам намеренно отвели такую. Но и этого лейтенанту показалось мало. Уходя, он распорядился, чтобы на нас надели кандалы. Однако меня уже ничто не волновало. Как только за солдатами захлопнулась дверь, я упал и забылся в блаженном сне.

* * *

Должно быть, я проспал часов шестнадцать — семнадцать. За это время я дважды просыпался по нужде и каждый раз видел в углу храпящего во сне священника. И каждый раз, стоило мне сомкнуть глаза, я снова погружался в глубокий сон.

Когда я окончательно проснулся, приближался вечер следующего дня. Ван Хорн стоял у маленького зарешеченного окна и смотрел наружу.

Услышав, что я проснулся, он оторвался от своего занятия и, улыбаясь, обратился ко мне:

— Как себя чувствуешь?

— Жутко, — вяло ответил я и приложил ладонь к животу. Я уже давно ничего не ел, и от голода мне свело желудок. — Как здесь насчет еды?

— В углу стоит кастрюля с какой-то бурдой, кишащей несметным количеством червей. Так что я жду, когда придет твоя подружка.

— Виктория, — как бы уточняя, произнес я и, поднявшись с пола, непроизвольно застонал. Все мои конечности нестерпимо заныли. — О чем ты говоришь?

— Она уже была здесь, под окнами, и я дал ей пятьдесят песо, которые прятал в ботинке, и попросил что-нибудь нам принести, — сказал Ван Хорн и вдруг, понизив голос, добавил: — Да вот она уже вернулась.

Сквозь решетку окна я смог разглядеть маленький дворик с фонтаном посреди. Во дворике никого из охранников я не увидел, хотя входные ворота были распахнуты настежь.

Виктория печальными глазами тревожно смотрела на меня.

— Тебе не следовало этого делать, — с нежностью в голосе сказал я ей.

В ответ она только улыбнулась и принялась по очереди просовывать сквозь решетку принесенные продукты: бутылку вина, буханку хлеба, оливки, пару длинных батонов колбасы, две пачки сигарет «Артистас» и спички.

— Приятного аппетита вам, друзья мои, — неожиданно раздался голос, и из тени арки, находящейся в стене, справа от нашего окна, появился полковник Бонилла.

— Прошу вас, Бонилла, не наказывайте ее! — взмолился я, когда тот подошел к Виктории. — Она всего лишь хочет нам помочь.

Девушка пугливо посмотрела на Бониллу.

Тот погладил ее по голове и произнес:

— Иди своей дорогой, детка, и не ищи себе неприятностей.

К моему удивлению, Виктория улыбнулась полковнику, затем мне и быстро покинула тюремный дворик.

— Да, друзья мои, в этой жизни надо пользоваться любым случаем, чтобы сытно поесть. Неизвестно, удастся ли это сделать завтра.

С этими словами полковник повернулся и зашагал обратно к арке, из тени которой он так неожиданно появился.

Глава 5

Мой отец, последовательный фениев[3], умер в английской тюрьме от туберкулеза, оставив меня на попечение деда, Микина Бауна Кифа из местечка Страдбалл графства Керри.

Я никак не мог понять, почему деда все звали Малышка Белый Майкл. Это совсем не вязалось с его внешним видом. Правда, с детства у него были белые как снег волосы, но и после того, как он вырос до шести с половиной футов, это прозвище от него так и не отлипло. Он был этаким добрым гигантом с большим пристрастием к выпивке. Когда дед был помоложе, в пьяных драках ему равных не было. Я и сам был свидетелем того, как он однажды легко разделался с шестью напавшими на него крутыми ребятами.

Итак, я воспитывался в графстве Керри на ферме, где выращивали лучших в Ирландии лошадей. Место, где прошло мое детство, я не променял бы ни на какое другое. Да и вряд ли подобное можно сыскать. В этой глуши стояла такая тишина, что можно было услыхать лай собак из соседнего графства. В утренние часы и при закате солнца воздух наполнялся божественно-сладкими запахами. У времени, казалось, не было ни начала, ни конца. Так продолжалось до тех пор, пока дед не решил, что я уже достаточно поумнел, и не определил меня к иезуитам в Нокбри в надежде сделать из меня образованного, а может быть, даже и воспитанного человека.

Когда меня приняли в медицинский колледж, не говоря уж о том времени, когда по его окончании я поступил в университет, человека более гордого, чем мой дед, не существовало. Правда, врожденного чувства гордости в нашей семье было не занимать. Не закончив университета, я отправился в Дублин, чтобы постичь искусство врачевания, и встретил там человека по имени Майкл Коллинз, который круто изменил мою жизнь.

После Пасхального восстания по его настоянию я вернулся в университет до наступления подходящего момента. В университете я пробыл несколько лет. В часы учебы — студент-медик, лучшей ширмы для себя я придумать не мог, а в свободное время — член вооруженной группы. Эммет Одж Киф — он же Эдмунд Киф. Майкл Коллинз называл меня своей левой рукой, и одному только Богу известно, скольких врагов я уничтожил. Делал ли я это ради него или во имя Ирландии, зависит от того, как на это смотреть.

В течение первых трех дней нашего заключения я раскрыл Ван Хорну кое-какие факты моей биографии. Дело в том, что священник стал вызывать у меня определенные симпатии, так как в чем-то напоминал любимого деда. Во всяком случае, нам с Ван Хорном не оставалось ничего, лишь вести разговоры, чтобы хоть как-то убить время первых дней пребывания в тюрьме.

Виктория больше не приходила — Бонилла после своего неожиданного появления в тюремном дворе выставил под нашим окном охранника, и в результате мы остались без продуктов. В конце концов мы дошли до того, что стали есть ту бурду, которую приносили нам в эмалированном ведре на обед.

Уже три дня мы питались этой отвратительной баландой, которая любого могла сделать раздражительным. Это я впервые почувствовал на священнике. Было еще светло, когда Ван Хорн, стоя у окна и пытаясь глотнуть свежего воздуха, вдруг неожиданно повернулся ко мне. Он явно хотел выместить на ком-нибудь охватившую его злобу.

— Слышал, что вы, ирландцы, за один раз не могли собрать против англичан более десятка тысяч бойцов. Почему же остальные жители Ирландии вас не поддержали?

Я понял, что Ван Хорну почему-то хочется меня задеть, и не поддался на провокацию.

— Для остальных у нас не было оружия.

— Да брось, Киф! — рассмеялся он и вытер старой тряпкой с лица пот. — Я думаю, что тем парням, взявшим, подобно тебе, винтовки в руки, просто нравилось убивать людей. Вы от этого получали такое же удовольствие, что и подростки при игре с настоящим оружием.

— Может, ты и прав, — весело сказал я, вынимая из мятой пачки «Артистас» последнюю сигарету.

Мой ответ раздосадовал священника, и он, нахмурив брови, спросил:

— Я где-то вычитал, что каждый ирландец при встрече с полицейским был обязан поднять руки вверх. Было также много случаев, когда прохожих убивали выстрелом в спину. Но ведь стреляли с обеих сторон? Это правда?

— Думаю, именно так и происходило.

— А я могу поклясться, что это правда.

Теперь было видно, что Ван Хорн пришел в ярость.

— Скольких ты, Киф, угробил ради этого своего проклятого дела?

— Столько, сколько нужно, мистер Ван Хорн, — ответил я ровным голосом.

Он, словно огромный свирепый бык, готовый броситься на противника, сердито посмотрел на меня. Не знаю, чем бы все это закончилось, если бы в этот момент в двери нашей камеры не лязгнул замок.

В камеру с решительным видом вошел лейтенант Кордона. На нем была свежевыглаженная военная форма цвета хаки, в тусклом свете поблескивали тщательно начищенные сапоги.

— Да пусть я ослепну, если это не солдат! — воскликнул Ван Хорн. — Только не говорите, что нам наконец начинают оказывать почести.

— Вам окажут нечто большее, уверяю вас, — ответил Кордона и указал нам на дверь.

Звеня кандалами, мы прошли по мощенному булыжником дворику, в котором стояли солдаты. Войдя в арку и пройдя по крытой галерее внутреннего дворика, мы оказались в небольшом, огороженном со всех сторон саду. В саду бил фонтан, рядом росло пламенеющее в ярком цветении дерево. На террасе в плетеном кресле отдыхал Бонилла.

Как и на Кордоне, на нем была хорошо сшитая военная форма и начищенные до безукоризненного блеска сапоги. Выглядел он весьма прилично и по-военному строго. Бонилла приказал Кордоне ввести нас внутрь, а сам, поднявшись из кресла и перешагнув через подоконник раскрытого настежь окна, оказался вместе с нами в комнате, скудно обставленной мебелью.

Судя по всему, это был рабочий кабинет полковника. В нем стоял письменный стол, рядом стул, а в углу — узкая железная койка, на стене висели крупномасштабные карты района, и больше ничего.

Бонилла сел за стол, вставил в зубы сигару. Кордона поспешно протянул ему зажженную спичку. Полковник откинулся на спинку стула и уставился на нас. Выдержав долгую паузу, он наконец заговорил:

— Да, вы как нельзя лучше дополняете друг друга. Это просто удивительно. Два мошенника вместе.

— Я бы так не сказал, — заметил Ван Хорн.

— Не сказали бы, отец? Вы против того, что я вас так называю?

— Можете называть меня как угодно, — бодро ответил священник.

— Так у меня есть выбор? Как же вас назвать — убийцей или вором? — сказал Бонилла и обратился ко мне: — Поверите ли мне, сеньор Киф, если я скажу, что этот человек, чтобы завладеть кольцом, отрежет палец у мертвеца? Не колеблясь и не сожалея. В Америке по меньшей мере в двух штатах ему грозит высшая мера наказания.

— Совершенно верно. Я — закоренелый бандит, — сказал Ван Хорн. — Ну и что?

— Да еще и в отличной компании, отец, уверяю вас. У меня интересные сведения, поступившие из Мехико из представительства Республики Ирландии. Этот Эммет Киф — весьма опасный человек. На протяжении нескольких лет он был членом ирландской подпольной организации, которая под руководством Майкла Коллинза, их патриотического лидера, проводила против англичан террористические акты. На счету сеньора Кифа столько жертв, что он и сам потерял им счет.

— Я служил в рядах Ирландской Республиканской армии, — возразил я.

— Как это благородно звучит. Вы что, сражались за свободу Ирландии, когда работали в службе безопасности фирмы «Хермоза майнинг компани»? Скольких вы тогда убили во время беспорядков? Четверых или пятерых?

— Тогда бунтовщики повесили священника, черт вас подери! — попытался оправдаться я. — Я выполнял работу, за которую мне платили.

Бонилла пропустил мои слова мимо ушей.

— Да, опасный вы человек, сеньор Киф. Потрясающе опасный. Не удовлетворившись борьбой с англичанами, вы со своими единомышленниками повернули оружие против своих же лидеров и развязали кровопролитную Гражданскую войну у себя в стране. К вашему сведению, ирландское правительство весьма заинтересовано в вашем возвращении на родину, но только для того, чтобы вас схватить и поставить к стенке. В справке на вас, полученной из вашего представительства, в частности, говорится, что четыре месяца назад в городе Драмдун вы напали на автомобиль, в котором находились высокопоставленные военные чины независимого Ирландского государства. Все они были вами убиты.

Сердце мое замерло, в горле пересохло. Бонилла воскресил во мне воспоминания о событиях, которые я столько времени старался забыть.

— Как я понял, среди погибших был полковник Шон Киф, ваш старший брат.

Ван Хорн, бросив на меня испуганный взгляд, ухватился за край стола, словно под ним зашатался пол.

— Пошел к черту, ублюдок! — выпалил я полковнику.

— Вот к нему отправитесь вы, друг мой. Вы и святой отец. Сегодня военный трибунал приговорил вас обоих к смертной казни. Завтра утром приговор приведут в исполнение.

Бонилла поднялся из-за стола и молча вышел из кабинета. Наклонившись над столом и уперевшись грудью в его край, я, словно рыба, жадно глотал воздух.

Ван Хорн, взяв меня под локоть, тихо спросил:

— С тобой все в порядке? Помощь нужна?

— Сочувствие мне не требуется, — резко ответил я.

— Таких слов в моем лексиконе не сыщешь.

Я взглянул на священника, и его мужественное изможденное лицо осветила улыбка. Такой я еще никогда и ни у кого не видел: она выражала необыкновенную волю и решимость, силу и сострадание.

— Пора идти, сеньоры, — услышал я голос Кордоны.

Лейтенант был впервые с нами вежлив — и, вероятно, только потому, что теперь мы казались ему сломленными.

— Ты выйдешь отсюда без посторонней помощи и с улыбкой на лице. Понял меня? — твердым голосом произнес Ван Хорн, обращаясь ко мне.

Мне вновь представился мой дед. Да, он был абсолютно прав. Пусть так и будет, решил я. Имени своего я не посрамлю никогда. Сделав глубокий вдох, чтобы немного успокоиться, я выбрался наружу через окно и оказался впереди священника и Кордоны.

* * *

В камере было чертовски холодно, а вонь после нашего непродолжительного отсутствия, как мне показалось, стала еще невыносимее. Я стоял у окна, вглядываясь в черноту ночи. Вскоре в дверном замке вновь повернулся ключ, дверь отворилась, и на пороге снова появился Кордона. В руках он держал пару пачек сигарет «Артистас» и завернутую в соломенную плетенку бутылку текилы. Все это лейтенант положил на пол и молча удалился.

— Будь я проклят, но даже у этого мерзавца есть сердце, — сказал Ван Хорн и, протянув мне бутылку, добавил: — На-ка, глотни.

Я никогда не был в восторге от текилы, но она, по крайней мере, помогла бы мне согреться. Приняв бутылку, я сделал пару глотков и вернул ее Ван Хорну.

— Хочешь, поговорим о тебе? — спросил он.

Удивительный этот Ван Хорн, подумалось мне. Там, в Бонито, во дворе полицейской казармы, я видел в нем священнослужителя. После перестрелки у Тачо он предстал совсем в другом качестве. Его мягкость, мудрость и сочувствие, проявляемое по отношению ко мне сейчас, характеризовали его по-новому. В разных ситуациях у него менялась даже манера речи.

— Янус был двуликим. А сколько лиц у вас, черт возьми? — настойчиво спросил я.

— Мне доставляет удовольствие ставить окружающих в тупик, но ты так и не ответил на мой вопрос.

— Хорошо, — согласился я. — Рассказ мой будет коротким. Брат был на шесть лет старше меня. В четырнадцатом году он вступил в ряды британской армии и, став стрелком сухопутных частей, отправился воевать за Англию. Это привычка ирландцев, от которой им трудно избавиться. В начале восемнадцатого года его после ранения демобилизовали в звании капитана.

— Он разделял твои политические взгляды?

— Думаю, что да. После демобилизации из армии брату, несмотря на поврежденную правую ногу, удалось дослужиться до командира летного отряда. Мы разошлись с ним в оценке договора с Англией. Он, как и Майкл Коллинз, полагал, что достаточно повоевал за свободу Ирландии и с него теперь хватит. Он решил, что тот кусок пирога, который ему достался, лучше, чем ничего.

— А ты остался несгибаемым республиканцем.

В камере было настолько темно, что я не смог разглядеть выражения лица Ван Хорна.

Может быть, это даже к лучшему, подумал я и продолжил:

— Тогда в Драмдуне я не знал, что брат был в той машине. Мы охотились за командующим дивизии.

— Такое на войне случается.

— И я убил его, — промолвил я. — Из окна верхнего этажа бара «Кохан селект» я легко и хладнокровно расстрелял всех четверых из своего «томпсона». Лил проливной дождь, и на улице не было ни души. Цель терроризма, как часто говорил Мик Коллинз, посеять страх, и я ему верил. Меняться мне было слишком поздно, даже после случая в Драмдуне. Мне ничего не оставалось, как удариться в бега.

— Слишком поздно в жизни ничего не бывает.

— Вы опять выступаете в роли проповедника.

На моих глазах Ван Хорн вновь переменился.

— Ты прав, Киф, да будь я проклят, чего, увы, не случится. Считаю, что человек должен оставаться самим собой даже в свой последний момент. В противном случае его жизнь ничего не стоит.

— Вот я именно такой, — произнес я. — Точнее обо мне не скажешь.

— Ну уж не знаю. Что касается этой индейской малышки, то там, у старика Тачо, ты спас ей жизнь. Не так ли? Такой поступок заслуживает уважения.

От этих слов на душе стало немного легче, и я на мгновение вспомнил темные спокойные глаза Виктории, оливковый цвет ее кожи, вновь, как в ту ночь под проливным дождем, ощутил тепло ее плотно прижатого ко мне тела.

— Вы не меньше меня заслужили ее благодарности, — возразил я. — Не вмешайтесь вы тогда...

— Только не пытайся изложить мне мотивы, по которым я это сделал. Все равно ошибешься, Киф. Их просто не существовало, — цинично отрезал он, и голос его вновь стал решительным. — Когда я вошел в дом Тачо, у меня не было никаких намерений. Все вышло само собой. Я еще не такой дурак, чтобы сознательно лезть на рожон. Все, наконец я выговорился и теперь ложусь спать.

Отойдя в угол, Ван Хорн помочился в стоявшую там парашу, а затем, звеня кандалами, растянулся на соломенном матраце.

Я остался стоять у окна и, вцепившись руками в решетку, всматривался в холодное ночное небо, сплошь усеянное вечными, как мир, звездами. Они будут сиять и завтра ночью, когда бедняги Эммета Кифа уже не станет, да простит его Боже. Оглядываясь назад, я никак не мог посчитать такой уж большой утратой нищенскую жизнь, которую до сих пор влачил.

* * *

В семь утра сержант-охранник принес нам кофе, чего в данных обстоятельствах было вполне достаточно. После этого в течение двух часов к нам никто не приходил. Ван Хорн был молчалив. Этим холодным утром священник со спутавшейся бородой и грязным лицом выглядел старше своих лет. Я, возможно, выглядел не лучше и по вполне понятным причинам пребывал в угнетенном состоянии. Шум в тюремном дворе не вызвал у нас особого интереса.

До нас донеслись звуки шагов марширующих солдат, крики команд. Не выдержав, Ван Хорн поднялся с пола и подошел к окну. Снаружи раздались бранные выкрики, а затем послышался чей-то пронзительный визг.

— Что там происходит? — спросил я священника.

— Солдаты собираются расстрелять какого-то бедолагу, а тот не может с этим смириться.

Я подошел к Ван Хорну и выглянул в окно. К деревянному столбу, стоявшему у противоположной стены тюремного двора, четверо солдат пытались привязать осужденного, который отчаянно сопротивлялся. Когда солдаты, наконец связав его, отошли в сторону, я смог рассмотреть беднягу и иронически рассмеялся.

— Как говорит старик Тачо, Господь все же иногда посматривает на землю.

— Ты что, знаешь осужденного?

Я кивнул:

— Это капитан Хосе Ортис, шеф полиции Бонито.

— Черт побери! — воскликнул Ван Хорн. — Этот Бонилла уж точно не терял времени даром.

Ортис уже не визжал, потому как ему в рот воткнули кляп из старой пестрой тряпки и надели на глаза повязку. Казнью руководил лейтенант Кордона. За свою жизнь я достаточно насмотрелся на подобные экзекуции, но тем не менее наблюдаемая во дворе сцена казалась мне совсем нереальной. Раздался крик команды, прогремел недружный залп, и тело несчастного медленно сползло по столбу на землю. Я довольно спокойно воспринял увиденное и отвернулся от окна. Дверь нашей камеры уже открывали.

Шестеро солдат во главе с сержантом повели нас вдоль тюремных камер, и вскоре мы оказались в холодном коридоре с окрашенными в белый цвет стенами. Через окна, расположенные почти под самым потолком, нельзя было видеть, что творится снаружи. Сержант извлек из кармана ключ и снял с наших ног кандалы. Мы стали ждать, что за этим последует.

Вскоре за нашими спинами открылась дверь, и по звону кандалов я понял, что еще один заключенный разделит нашу участь. Взглянув на вошедшего, я лишился дара речи. Рядом с нами в окружении двух охранников стоял Янош. Его некогда элегантный белоснежный костюм превратился в нечто неописуемое. По огромному, заплывшему жиром лицу струился пот.

Сделав круглые глаза и постаравшись не выдать своего удивления, он спокойно произнес:

— Вот, мистер Киф, мы снова с вами встретились.

Его слова прозвучали настолько нагло, что я не смог сдержать смеха.

— Позвольте представить вам мистера Яноша из Бонито, моего хорошего друга, — сказал я, обращаясь к Ван Хорну.

— Это тот, который путает виски с джином? — промолвил он и, взглянув на тучного Яноша, криво улыбнулся. — Из вас получится отличная мишень, друг мой.

На мрачную шутку Ван Хорна Янош никак не отреагировал. После того как с него сняли кандалы, он, опираясь на трость, которую солдаты у него не отобрали, сделал несколько шагов вперед.

— Мистер Киф, я весьма сожалею о случившемся. Это моя вина, сэр. Если бы можно было что-то изменить, я непременно это бы сделал, поверьте мне. Теперь я разделю вашу судьбу, хотя для вас это слабое утешение.

— Совсем никакое, — раздраженно ответил я.

Тут отворилась дверь, и в коридоре с пачкой бумаг в правой руке появился лейтенант Кордона. Он кивнул охраннику, и тот, подхватив Яноша под руку, вывел его вперед.

— Пол Янош, — произнес лейтенант, глядя в листок, лежащий сверху пачки. — Пятьдесят девять лет. Граф Ракоши, бывший полковник Австрийской Императорской гвардии.

— Может, не стоит ворошить прошлое? — пробормотал Янош.

— За государственную измену вас судил военный трибунал и признал виновным. Вас приговорили к расстрелу.

— Тогда предлагаю покончить с этим как можно скорее.

Кордона отдал честь и распахнул дверь. В этот момент Янош повернулся ко мне и с раскаянием в голосе промолвил:

— Простите, мистер Киф, что из-за меня вы попали в беду. Ведь так оно и есть, сэр. Удачи вам.

Наглая самоуверенность этого человека не знала границ. Покидая нас, Янош вышел во двор с таким видом, будто не солдаты вели его на казнь, а он их.

Все произошло очень быстро. До нас донесся крик команды, затем ружейный залп и единичный выстрел из револьвера. Не прошло и пары минут, как дверь вновь отворилась, и в коридор вошел Кордона со своими подручными.

Следующим на очереди оказался Ван Хорн. На этот раз конвоиров во главе с сержантом было семеро, так как было известно, на что способен священник.

Подталкиваемый солдатами к выходу Ван Хорн повернул ко мне голову и бросил через плечо:

— Не надо сожалений, Киф.

От этих слов огромный комок застрял в моем горле. Я закрыл глаза и почувствовал, как похолодело внутри. Мало кто задумывается о неизбежности смерти, иначе постоянная мысль о ней превратила бы жизнь в сущий ад. Теперь же я осознавал, что мне приходит конец и жить осталось всего несколько минут.

Снаружи послышалось клацанье винтовок. Я стоял, закрыв глаза, и прислушивался к звуку приближающихся шагов. Дверь вновь открылась, и на пороге появился Кордона с последним листком бумаги в руке.

— Эммет Киф, двадцати шести лет, британский подданный...

Его голос в тишине коридора звучал глухо. Мой взгляд был устремлен поверх него, на противоположную сторону двора, на террасу, от колонн которой на вымощенную камнем землю темными полосами ложились густые тени. Я вышел наружу, в сопровождении конвоиров пересек тюремный двор и, остановившись у деревянного столба, увидел на булыжниках у его основания следы крови.

Я не сопротивлялся, когда солдаты связывали мне руки и ноги.

— Сожалею, что рядом нет священника, сеньор. Так что вам самим придется подготовиться к встрече с Всевышним, — мрачно произнес Кордона.

Затем солдаты повязали мне глаза пестрым платком и отошли. Я уже ни о чем не думал. Мне казалось, что это происходит с кем-то другим, а не со мной. Ощущение страха покинуло меня, но тем не менее на ум не приходила ни одна молитва, с которой бы следовало обратиться к Богу.

Лейтенант подал команду «заряжай!», и я явственно услышал, как поочередно вразнобой щелкнули затворы солдатских винтовок. Или солдаты были необученными, или им просто надоела их работа, подумал я.

Затем раздалась команда «приготовиться!», и прежде чем грянул залп, я успел мысленно обратиться к погибшему брату и попросить его о прощении.

* * *

Как ни странно, но я не только остался жив, но и не получил ни единой царапины. Я ничего не мог понять. После того как прогремел оружейный залп, на минуту воцарилась гробовая тишина, а затем я услышал звук приближающихся шагов. С моих глаз сняли повязку, и от яркого солнечного света я зажмурил глаза.

Лейтенант Кордона стоял рядом бледный, но спокойный.

— Пройдемте со мной, сеньор, — поспешно сказал он.

Сержант снимал с меня веревки, а я, облизнув пересохшие губы, раздраженно гаркнул:

— Что за дьявольские шутки, лейтенант?

Кордона молча развернулся и зашагал по тюремному двору. Сержант, приставив винтовку к моей спине, повел меня вслед за ним. Войдя в арку, я вновь оказался в том же садике с фонтаном. Полковника Бониллы там не было, но у стены дома в окружении трех охранников я увидел Оливера Ван Хорна и Яноша.

Застыв в изумлении, я тупо уставился на них.

— Вам знакома Алиса из Страны Чудес, сэр? Помнится, она очень любила повторять: «Все это странно и непонятно».

Ван Хорн не проронил ни слова. Вид его, как у хищника в момент опасности, был зловещий. На этом наш разговор и закончился, так как в эту минуту Кордона прямо через окно шагнул в кабинет полковника, и мы трое, сопровождаемые сержантом, были вынуждены последовать за ним.

Внутри, сидя за рабочим столом, Бонилла доедал свой поздний завтрак. Взглянув на вошедших, полковник вытер салфеткой рот и кивнул Кордоне. Тот велел сержанту и солдатам покинуть кабинет, а сам встал у открытого окна.

— Неприятное начало дня, джентльмены, — заметил Бонилла. — Но есть объяснение, почему я вас всех здесь держу.

Первым не выдержал Ван Хорн.

— Хватит, — сказал он. — Ближе к делу. О чем идет речь?

— Хороший вопрос, — ответил полковник. — Достаточно уместный и очень прямой. Дело в том, что я хочу, чтобы вы, сеньор Ван Хорн, вновь сыграли роль священника. У вас, похоже, на это особый талант.

Ван Хорн изумленно посмотрел на Бониллу:

— Что вы сказали?

— А из сеньора Яноша получился бы отличный бизнесмен. С такой комплекцией он как нельзя лучше подходит для этой роли. Своим видом он внушает доверие.

— Благодарю за комплименты, сэр, — с нескрываемой иронией произнес Янош.

Бонилла пропустил его слова мимо ушей.

— А ваша роль, сеньор Киф, самая простая. Она словно специально предназначена для человека с таким темным прошлым, — сказал он и зловеще улыбнулся. — Единственно, что от вас требуется, — это совершить для меня убийство.

Глава 6

— С началом революции по всей Мексике пошли сильные волнения, но нигде они не были такими кровавыми, как в наших краях. Особый размах они приобрели в Мойяде, расположенной к северу от Сьерра-Мадре, — продолжил Бонилла и ткнул концом кнутовища в карту Мексики.

Я придвинулся ближе, чтобы получше рассмотреть точку на карте, на которую указал полковник. Эта местность простиралась вдоль старых горных дорог в тридцати — сорока милях от Гуилы. Первые поселения на ней возникли пару столетий назад.

— Ну и в чем дело? — нетерпеливо спросил Ван Хорн.

— Сейчас расскажу. Я военный комендант этого района, с центром в Гуиле, всего в тридцати милях от которой не соблюдаются не только законы и порядок, но и царит абсолютная анархия. Ни одному из моих предшественников не удалось с нею справиться.

— А я думал, что ваши войска предназначены именно для этого, — заметил я.

— Все, чем я располагаю, — это две сотни полицейских. Целой армии не хватит, чтобы навести там порядок, а теми малыми силами, которые я имею, поправить ситуацию в Мойяде невозможно. Видите ли, джентльмены, здесь все зависит от одного достаточно известного человека, Томаса де Ла Плата, бывшего майора, который служил под моим началом и пока не забыл кодекса чести. — Последнюю фразу полковник произнес с особой горечью, а затем продолжил: — Когда-то в тех местах семейству де Ла Плата принадлежали большие земельные угодья. Теперь у них остались всего лишь пришедшая в упадок гасиенда неподалеку от Мойяды, несколько акров земли да серебряные рудники, на которых вот уже лет десять — двенадцать не ведется никаких разработок.

— В их поместье кто-нибудь живет? — спросил я.

— Его отец, дон Энджел де Ла Плата, и сестра Чела.

— А сам Томас? Где он?

— Одному Богу известно, где он находится. Сегодня в одном месте, завтра — в другом. В прошлом месяце он со своими людьми ограбил ночной экспресс, шедший в Мадеру. Он не только совершил ограбление, но и застрелил машиниста, оставив без управления поезд, который, пройдя пять миль, сошел с рельсов. Тогда погибло более тридцати пассажиров, многие получили ранения.

— И даже после этого число его сподвижников растет? — удивленно спросил Ван Хорн.

— Вот уже в течение многих лет история моей страны состоит из одних смертей и страданий, сеньор. Для нас это стало как бы стилем жизни. Только за время революции погибло три миллиона мексиканцев. Что эти тридцать жертв в сравнении с миллионами погибших?

— Да, действительно, — промолвил я. — Но мне все еще непонятно, что это за человек? Кто он? Разочаровавшийся революционер или обыкновенный бандит?

— Это известно только Богу и самому Томасу. — Полковник аккуратно вставил сигарету в черный мундштук из слоновой кости. — Когда мы впервые встретились, он был неимоверным идеалистом. Все, с его точки зрения, было плохо и требовало радикальных перемен.

— Но такое мировоззрение никак не могло снискать к нему уважения людей его класса, — вставил Янош.

— Да, он очень многое потерял, связав себя с людьми, разделявшими его взгляды. Даже родной отец публично отрекся от него.

— А ему было все равно, — заметил я. — Потому что делалось ради великого дела. Это мне знакомо. Бонилла печально улыбнулся.

— По своему опыту знаю, что такие идеалисты, как он, законченные фанатики. Они склонны к полной самоотдаче в борьбе за идею и того же требуют от своих сподвижников.

— По теперешним временам мало кого можно склонить к этому, — сказал Ван Хорн.

— Вообще говоря, жизнь — это нечто вроде компромисса между тем, что тебе хочется, и тем, что ты можешь иметь. Томас никогда не мог с этим согласиться.

— Как же случилось, что Томас в конце концов стал бандитом? — спросил я.

— Понять не могу. После успешного завершения революции Томаса, прекрасно знавшего эти места, назначили в Гуилу заместителем военного коменданта, а комендантом района в то время был полковник Варга. Похоже, они не поладили друг с другом.

— На то были причины?

— Варга был исключительно волевым человеком. Вышел он из батраков и дослужился до звания полковника. Хороший военный, хотя довольно крутого характера. Получив высокое военное звание, он так и не научился пользоваться ни ножом, ни вилкой. Однажды утром его нашли в постели с перерезанным от уха до уха горлом. В довершение всего его еще и кастрировали. Жуткая смерть, не правда ли?

— А что Томас де Ла Плата?

— Он сбежал, сеньор. Исчез, а месяц спустя объявился во главе шайки из двух-трех десятков бандитов, которые напали на военный эшелон, направлявшийся в расположение нашего гарнизона, и ограбили его. С этого начался отсчет его преступлений.

— Как же ему удалось сколотить банду? — удивился Ван Хорн.

— После любой революции можно легко найти людей, недовольных жизнью, и сеньор Киф, как никто другой, прекрасно знает это по событиям в своей стране.

Полковник, чтобы убедить других, ссылается на меня, подумал я.

— Так и у нас, — продолжил Бонилла. — Всегда найдутся такие, кто при первой возможности постарается стать независимым от государства. Так вот, в районе Мойяды население вышло из подчинения центрального правительства. Налоги в казну не поступают, поскольку инспекторы не могут приступить к работе. Полное отсутствие законов и органов правосудия. Ни один полицейский не рискует там появиться. Люди отказались даже от церкви. За последние восемнадцать месяцев они расправились с тремя священнослужителями. Двоих убили, а третий был обнаружен в безлюдном месте раздетым и избитым до полусмерти. Бедняга лишился разума.

Я был удивлен, что Ван Хорн никак не прокомментировал последние слова полковника.

— Вы говорите, что де Ла Плата использует Мойяду как свою базу, а местное население его поддерживает? — переспросил Янош.

— Можно сказать, что большую часть времени он перемещается по всему району и изредка появляется в Мойяде. Ни для кого не секрет, что в этом селении постоянно проживают некоторые из его соратников, в задачу которых входит поддержание установленного ими беспредела.

— Так, значит, все-таки большинство горожан его не поддерживает? — спросил я.

— Они его боятся, сеньор. Я сам трижды побывал там. Мы с солдатами как-то пробыли в городке целый месяц, но нам так и не удалось разрушить их стену молчания.

— Хорошо, полковник, — произнес наконец Ван Хорн. — Давайте конкретней. В чем проблема?

— Проблема в том, джентльмены, что десять лет длится война, три миллиона погибших, полный развал экономики. Страна уже свое выстрадала. Нам нужна стабильность и спокойствие. Пора положить конец убийствам. Таким, как Томас де Ла Плата, нет места среди людей. Чем дольше он будет жить, тем больше нелояльно настроенных людей вольется в его банду, скрывающуюся в горах. А это нас никак не устраивает. Поэтому мне нужна его голова.

— И вы хотите, чтобы эту голову доставили вам мы? — спросил Ван Хорн.

— Сеньор, сделав это, вы вновь обретете свободу и получите назад вашу дорожную сумку со всем ее содержимым. Сеньор Янош вернется к управлению своей гостиницы, в противном случае государство ее конфискует.

— А я? Что будет со мной? — поинтересовался я.

Полковник внимательно посмотрел на меня и со вздохом произнес:

— А вы, сеньор Киф, сможете идти на все четыре стороны. Захотите, можете отправиться прямехонько в ад.

Да, радостная перспектива, ничего не скажешь, подумал я. У Яноша тем временем возник вполне естественный вопрос:

— А если мы, получив задание, останемся на свободе и улизнем от вас, сэр? Зачем нам тогда отправляться в Мойяду?

— Вам, сеньоры, некуда будет бежать. Ни одному из вас от меня не скрыться. Ну как далеко вы сможете убежать? На сотню миль? На две? Когда вас изловят, то надеяться вам уже будет не на что. Я не только спас вас от смерти, но и даю вам возможность жить, имея кое-что при себе. Кем бы вы ни были, вы, все трое, разумные люди. Я так полагаю.

Ван Хорн вопросительно посмотрел на меня, затем на Яноша.

— Хорошо, полковник, — произнес он. — Мы согласны. Каков план наших действий?

Слова Ван Хорна не вызвали у того никаких эмоций. Очень скоро нам стало ясно, что на другой ответ Бонилла просто не рассчитывал.

— Я говорил, что семейству де Ла Плата принадлежат серебряные рудники. Глава семейства, обращаясь то к одной, то к другой горнорудной фирме, пытается привлечь их к совместной разработке своего заброшенного рудника. Он остро нуждается в инвестициях.

— А Томас ему не может помочь?

— Они так и не помирились, хотя Томас часто приезжает на гасиенду, чтобы повидаться с Челой, своей сестрой. Они с детства привязаны друг к другу.

— А как дела с рудником? — напомнил Ван Хорн.

— Из-за нестабильной обстановки никто пока еще не откликнулся на предложения старика Энджела. Я это знаю точно, поскольку вся почтовая корреспонденция проходит через Гуилу, и у меня есть возможность просматривать все письма, поступающие в почтовое отделение нашего городка. Позавчера я приступил к реализации своего плана и послал отцу Томаса письмо, подписав его вашим именем, сеньор Янош.

— Неужели? О Боже! — воскликнул Янош.

— Сообщаю вам, что вы теперь представляете горнодобывающую фирму «Геррера майнинг компани» с офисом в Мехико. Вы с помощником должны прибыть в Мойяду для осмотра рудника в ближайшее время. Ваш опыт работы на рудниках может оказаться весьма полезным, мистер Киф.

— Вам удалось все предусмотреть, — восхищенно заметил я.

— Я должен был это сделать, друг мой. Мне пришлось долго пробыть в солдатах, и инстинкт самосохранения стал для меня второй натурой.

Ван Хорн, наклонившись, взял сигару из коробки, лежавшей на столе рядом с локтем полковника.

— Последнюю вы оставили для меня, полковник, — улыбнувшись, сказал он. — Это добрый знак.

Кордона, до этого неподвижно стоявший у окна, сделал резкий шаг вперед, но Бонилла жестом руки остановил его и, чиркнув спичкой, поднес ее Ван Хорну.

— В Мойяде острая нехватка священников, святой отец. Уверен, что тамошние верующие воспримут вас с восторгом.

Лицо Ван Хорна продолжало оставаться невозмутимо спокойным.

— Двое священнослужителей убито, один сошел с ума. Кажется, такие статистические данные по этому городку?

— Совершенно верно, но именно благодаря этому ваше появление в селении не вызовет ни у кого подозрений, а это исключительно важно. В каждом из приезжих они видят шпиона, засланного из центра, и поэтому отношение к ним соответствующее. Священный сан и персональное приглашение от дона Энджела послужат неплохой ширмой, тем более — что вы все трое для них гринго. На всякий случай вам на помощь в Хуанчу, что в пятнадцати милях от Мойяды, направлю лейтенанта Кордону с двадцатью солдатами. Там, у подножия гор, есть заброшенное ранчо, на котором часто останавливаются на ночлег наши патрульные. У местных жителей пребывание на нем вооруженного отряда особого беспокойства вызвать не должно.

— А Томас? Когда ожидаете его появления? — спросил я.

— Он объявится в течение нескольких часов, как только узнает, что вы собираетесь обсудить с его отцом. Само собой разумеется, Томас тут же появится на гасиенде, чтобы самому удостовериться, как идут переговоры. Наверняка к разговорам о возобновлении работ на руднике он проявит особый интерес.

— Проще было бы снова поставить нас к стенке и расстрелять, полковник, — заметил я. — Для нас это равноценно поездке в Мойяду.

— Черт возьми, малыш, — вмешался Ван Хорн. — Все будет зависеть только от нас. О Боже, не вы ли, ирландцы, в свое время выступали против целой армии англичан и одерживали над ней победы? Неужели я допущу, чтобы эта шайка замусоленных батраков с отвислыми задницами со мной расправилась? Я еду в Мойяду, полковник. Буду вновь священником, как вы того хотите, и если кто-то встанет мне поперек дороги, получит по заслугам. Понятно?

— Понятней не скажешь, — ответил Бонилла и поднялся из-за стола. — Предпочел бы получить Томаса де Ла Плата живым. Но если вернетесь с его трупом, возражать не буду. Захват главаря банды отлично подействует на местное население, — добавил он и повернулся к Яношу: — Можете воспользоваться «мерседесом». Такая машина произведет на всех должное впечатление, а заодно подбросите священника до места его назначения. Ваш добрый поступок хорошо воспримется местными жителями.

— Отличная мысль, полковник, — отреагировал Ван Хорн с некоторой долей иронии. — У вас действительно доброе сердце.

— Лейтенант Кордона разместит вас в более удобном месте. Он также обеспечит вас всем необходимым. Желаю удачи, джентльмены, — вежливо сказал полковник и, снова сев за стол, углубился в лежащие перед ним бумаги, ясно давая понять, что аудиенция закончена.

Кордона шагнул через окно в сад. Отпустив сержанта с охраной, он пошел дальше, даже не удостоверившись, следуем ли мы за ним или нет. В конце сада мы прошли через дверь в стене и оказались в тихом уютном дворике с закрытой с трех сторон террасой. В центре бил фонтан, роняя прохладные струи воды на покрывающие дворик белые кафельные плитки.

Отрезанный от остального мира уголок одарил нас живительной прохладой. Долетавшие с улицы отдельные звуки воспринимались как нереальные. Более сильного контраста между нашим недавним прошлым и настоящим придумать было невозможно.

Часть комнат в постройках, окружавших сад со всех сторон, как я понял позднее, была предназначена для офицерского состава, но Кордона, могу с уверенностью сказать, специально, чтобы досадить нам, а в особенности Ван Хорну, в них нас не разместил.

Мне с Ван Хорном Кордона выделил одну комнату на двоих, а соседнюю отвел Яношу. Наши комнаты ничем не отличались — в каждой по две кровати да скудный набор необходимой мебели, белые, выкрашенные известью стены и полное отсутствие предметов церковного культа как свидетельство антирелигиозных настроений, преобладавших в то время.

— Ванная комната в конце коридора, — уведомил нас лейтенант. — И прошу соблюдать порядок. Когда будете готовы, охранник обеспечит вас горячей водой и всем, что вам потребуется.

— Отлично. Себе бы я заказал женщину, — заявил Ван Хорн. — Не слишком молодую. Лет под тридцать, брюнетку, знающую толк в любви.

Он специально хотел разозлить лейтенанта, не больше, потому как его отношение к противоположному полу мне было хорошо известно. Слова священника почти достигли цели. Лицо Кордоны сильно побелело, рука судорожно сжала рукоятку револьвера. Не знаю почему, но мне его стало жаль.

Молчаливая пауза продлилась недолго. Лейтенант сделал глубокий вдох и произнес:

— Одежда и личные вещи, которые могут понадобиться, у вас в комнатах. Как, впрочем, и кое-что другое, сеньор, — сказал он, обращаясь к Ван Хорну.

Сутана, которая была на Ван Хорне до ареста, лежала на кровати, как мне показалось, выстиранной и отглаженной. Сверху ее покрывала черная широкополая шляпа. Рядом стояла большая дорожная сумка, в которой оказались «томпсон», обоймы с патронами к нему и разбросанные в беспорядке долларовые купюры. Кордона поддел носком сапога стоявший на полу рядом с кроватью походный сундучок черного цвета.

— Мы уже несколько месяцев без священника. Последний подцепил лихорадку и скончался от гемоглобинурии. В этом сундучке его личные вещи, в частности церковные одеяния, которые вам помогут вжиться в образ.

— Я беру их себе, хотя вам этого и не хочется.

— Сеньор, — ровным голосом произнес лейтенант, — я бы предпочел увидеть вас горящим в аду, чем позволить вам хотя бы прикоснуться к личным вещам такого благочестивого человека, каким был наш священник. Этот Божий человек умер, честно служа своей пастве.

Сказав это, Кордона резко развернулся и быстро вышел из комнаты. Ван Хорн не шелохнулся и со странной улыбкой, застывшей на лице, уставился на дверь, через которую только что вышел лейтенант. Затем он засмеялся и хлопнул себя по бедру.

— Уму непостижимо! — восторженно воскликнул Ван Хорн. — Ведь я уже не должен был быть в живых. Все-таки жизнь — самая удивительная из всех игр, в которые нам приходится играть. Разве я не прав, Киф?

Что верно, то верно, подумал я и направился к своей кровати, на которой обнаружил не только свой «энфилд» в кобуре, но и два чемодана, оставленных мною в «Отеле Бланко» в Бонито.

— На данный момент меня волнует только одно, джентльмены. Это ванна, о которой упомянул лейтенант, и на какой запас горячей воды можно рассчитывать, — сказал Янош.

— Неужели ты считаешь, что этот вопрос необходимо обсудить в первую очередь? — возмутился я.

— А какого черта здесь обсуждать? — вмешался Ван Хорн. — С нами все может произойти и, скорее всего, произойдет, как только окажемся в Мойяде. Они могут подстрелить нас прямо на въезде в селение. Это как игра в покер, Киф. Играешь в зависимости от расклада карт.

— Не могу не согласиться, — заметил Янош. — Сейчас мне следовало бы занять свою голову глупыми мыслями о том, что нас ждет завтра. Но я весь в ожидании удовольствия, которое получу от горячей ванны. До скорого.

— Мы тебя отпускаем, толстяк, — сказал ему Ван Хорн.

Янош поспешно открутил набалдашник трости, извлек из нее острый клинок с двухфутовым лезвием и, прежде чем священник успел понять, что произошло, приставил его к шее Ван Хорна.

— Вы конечно же шутите, сэр, — произнес Янош, добродушно улыбаясь.

— Вот в чем я хотел удостовериться, — сказал Ван Хорн и демонстративно поднял руки вверх. — С вами все же необходимо считаться.

Янош упрятал клинок обратно в трость и загоготал, словно гусь. — Бог ты мой, вот это выдержка! — восхищенно воскликнул он. — Уверен, что мы сработаемся.

Тебе, Янош, предстоит схлестнуться кое с кем и покруче, усмехнулся я про себя.

Когда, грузно покачиваясь из стороны в сторону, он вышел из комнаты, Ван Хорн заметил:

— Этого человека я определенно хотел бы иметь в друзьях, но никак не в рядах противника.

Опустившись на колени, он открыл сундучок умершего священника. Первое, что Ван Хорн оттуда извлек, была выгоревшая на солнце риза, за многие годы утратившая свой первозданный зеленый цвет. Она явно предназначалась для каждодневного отправления церковных обрядов. Второе облачение, расшитое золотом, было для особо важных религиозных праздников. В третьей, мрачной, черного цвета сутане обычно отпевали покойников.

В сундуке также лежал серебряный потир, аккуратно завернутый в кусок старой ткани, дароносица с облатками, олицетворявшими тело Христово, серебряная дарохранительница на цепочке, священные масла в маленьких серебряных флакончиках, кадило, фимиам. Напоследок Ван Хорн извлек со дна сундука некий предмет религиозного культа высотой около двух футов, вырезанный из дерева и выкрашенный вручную, по-видимому очень древний, так как он был бережно обернут несколькими слоями шерстяной материи. Вне всяких сомнений, этот предмет представлял собой художественный шедевр удивительно тонкой работы. Ван Хорн, затаив дыхание, долго смотрел на него.

— Кто это? — прервав молчание, спросил я священника.

— Могу только предположить, что это Святой Мартин из Порреса. Из всех святых он единственный, чье фигурное изображение расписывают красками. Мартин был незаконнорожденным сыном женщины индейского племени и конкистадора. Если существует святой, покровительствующий бедным и униженным, так это он.

Неожиданно в памяти одна за другой всплыли картины моего далекого детства, проведенного в Нокбри. Ненавистные ярко-красная сутана и белого цвета стихарь прислужника, при облачении в которые меня охватывал ужас. Это происходило в те дни, когда наступала моя очередь помогать в костеле во время воскресной мессы. Я никогда не был истинно верующим. Дед мой уже в весьма преклонном возрасте стал виновником неимоверного скандала, разразившегося в нашем графстве, когда отрекся от прежней веры и примкнул к плимутским братьям. Дед тогда постоянно твердил мне, что у них он наконец-то обрел долгожданный душевный покой.

Прошло еще много времени, прежде чем я окончательно разуверился в Создателе. Всю прожитую жизнь мне приходилось сталкиваться с проявлением не доброты, а гнева, выражающегося в разгуле насилия, ненависти и неимоверной жестокости.

Не увидев в деяниях Всевышнего всепобеждающей любви, я понял, что могу обойтись и без него.

Ван Хорн бережно положил фигурку святого обратно в сундук, не торопясь закрыл крышку и поднял на меня глаза.

— Выгляжу, как при исполнении. Не так ли, Киф? — спросил он, но лицо его в этот момент было серьезным.

* * *

После Яноша я залез в ванну и около получаса пробыл в ней, плескаясь в горячей воде, от которой чуть было не поползла кожа. Закончив мыться, я обвязался полотенцем и, уступив место священнику, вернулся в комнату. Благодаря полковнику Бонилле, распорядившемуся доставить из гостиницы мои чемоданы, мне удалось переодеться во все чистое.

Я нашел Яноша сидящим за большим круглым столом в тенистой беседке в другом конце дворика. Стол буквально ломился от обилия вкусных блюд. Плоские маисовые лепешки, фриоли, гора анчоусов на огромном блюде, зеленые оливки, которые я никогда не любил, и сладкая кукуруза, обжаренная на сливочном масле, а также свежие фрукты и несколько бутылок красного вина.

Янош ел на удивление мало, а вот вино поглощал в огромных объемах и явно был расположен к разговору. Я не сильно сомневался в своих способностях убедительно изобразить из себя горнорудного эксперта или инженера, о чем и сообщил ему. Янош остался весьма доволен. Мы договорились, что он выступит в роли финансиста, отвечающего только за коммерческие аспекты нашего дела. Другими словами, он должен будет предстать на переговорах как солидный бизнесмен, внушающий доверие.

Осушив первую бутылку вина, Янош стал намного словоохотливей.

— Опасная затея, сэр. Очень рискованное дело, но идти на него мы должны без страха. Ваш приятель, Ван Хорн, как видно, весьма решительный человек, да и вы, сэр... Глядя на вас, я почему-то вспоминаю себя в молодости. Такой же подвижный, словно ртуть.

Не знаю, как мне удалось сдержать себя и не расхохотаться, когда он, подавшись вперед и нависнув громадой над столом, с самым серьезным видом произнес:

— Всему виной мои железы, сэр. Гормоны. Проклятие природы. До тридцати одного года у меня был вполне нормальный вес, а потом стал вот таким. И ничего не могу с этим поделать.

Он фыркнул, словно старый бык. Я сильно удивился, увидев, как на его глаза навернулись слезы. Голова Яноша упала на грудь, и он зарыдал, сотрясая свое огромное тело.

Закурив сигарету, я поднялся и, оставив его за столом одного, вышел прогуляться. В саду рядом с кабинетом Бониллы, как и во дворе казармы, где проводились расстрелы, к моему удивлению, не было ни души. Я пересек двор и подошел к деревянному столбу, к которому совсем недавно был привязан. Затем внимательно осмотрел стену за ним и, обнаружив на ней следы от пуль, уже в который раз задумался о жизни. Да, подумал я, мало кому на этом свете удается быть хозяином своей судьбы.

Отойдя от стены, я неторопливой походкой направился к огромным въездным воротам казармы. Они были закрыты, но сквозь их железные прутья можно было разглядеть улицу. Как только я подошел к воротам ближе, неподалеку от меня, со своего поста в углублении кирпичной стены арки, высунулся часовой с винтовкой в руках и, щуря глаза, недружелюбно посмотрел в мою сторону. Кивнув ему и сказав «добрый вечер», я посмотрел сквозь прутья.

Снаружи, кроме индейской пары, сидевшей у глинобитной стены дома, расположенного напротив, никого не было. Мужчина был одет в краги из сыромятной кожи и красную фланелевую рубашку. Широкая полоска из той же ткани перетягивала его длинные до плеч волосы. На коленях, словно баюкая грудного младенца, он держал старый винчестер.

У женщины были черные как смоль волосы, густыми прядями спадавшие ей на плечи. Лоб повязывала лента ярко-красного цвета. Такую же красную блузку богато украшал индейский орнамент ручной вышивки, а талию перехватывал серебряный чеканный пояс. На ней была также черная чуть ниже колен юбка, а когда она поднялась, я увидел на ее ногах башмаки из невыделанной кожи.

Женщина неожиданно кинулась к воротам и, быстро просунув руки сквозь железные прутья, вцепилась в меня. В этой экзотической маленькой красавице я не сразу распознал Викторию Балбуенас.

Вглядываясь в ее лицо, я весь напрягся, пытаясь сдержать неожиданно нахлынувшие на меня чувства. Все, что она хотела и не могла мне сказать, я прочитал в ее глазах.

— Все хорошо, — стараясь успокоить девушку, произнес я. — Со мной все в порядке. Не надо беспокоиться.

Солдат, стоявший на посту, неожиданно оказался рядом и резко оттолкнул меня в сторону. Со свирепым выражением на лице он взмахнул винтовкой, намереваясь ударить прикладом по смуглым маленьким рукам, просунутым сквозь железные прутья.

Не убери вовремя руки, Виктория осталась бы на всю жизнь калекой. Дикая ярость охватила меня, и я, вцепившись часовому в глотку, принялся его душить.

Я был полон решимости с ним расправиться, но в этот момент раздались одиночные выстрелы. Седовласый индеец на противоположной стороне улицы, вскочив с земли, перезаряжал свой винчестер. Ван Хорн, непонятно как оказавшись рядом, с трудом оттащил меня от охранника.

Припав к стене и упираясь одним коленом в землю, охранник начал было целиться в меня, как тут во двор стремглав вбежал лейтенант Кордона и вышиб из его рук винтовку. Несчастный солдат пытался подняться, но лейтенант сильным ударом кулака в челюсть вновь свалил его.

Я помог бедняге подняться и, прислонив его к стене, обернулся, чтобы посмотреть на улицу. Ни Виктории, ни ее сопровождающего видно не было.

— Куда она делась? — спросил я, вцепившись руками в железные прутья решетки. — Вы заметили, кто был с ней?

Ван Хорн кивнул.

— Я рассказывал тебе об индейцах племени яаки, малыш. Девушка вернулась к своим. Теперь она с ними.

Кордона в подтверждение его слов кивнул и добавил:

— Человека, который с ней был, зовут Начита. Он один из старейшин племени яаки из Страны Прохладной Реки, откуда родом ее мать. Дважды в год он проводит вьючный обоз через эти горы. В это беспокойное время только яаки могут решиться на подобное.

— А что она делает в этом городке? Почему она так одета?

— Вчера старик наткнулся на нее, сидящую у ворот казармы, признал в ней свою и подробно обо всем разузнал. Для этих людей родственные связи важнее всего на свете. Девушка оказалась с ним одних кровей. Ее мать приходилась ему двоюродной сестрой. Вчера я с ним долго беседовал.

Несмотря на все несчастья, выпавшие на долю Виктории, ей наконец-то удалось оказаться среди своих, облегченно подумал я и медленно произнес:

— С ними ей будет хорошо?

— Ее мать из того же рода, что и они. Поэтому девушка считается полноценным членом их общества. Кроме того, ее дед был вождем племени, что гарантирует ей особое положение. Это весьма важно. Они почтут за великую честь принять ее у себя. Поверьте, я достаточно хорошо их знаю. Этот Начита и его люди выколют глаза любому, кто хотя бы косо на нее посмотрит.

— Что я тебе и говорил, Киф, — довольно произнес Ван Хорн. — Яаки еще страшнее апачей.

Ничего не сказав в ответ, я повернулся и, терзаемый тревожными мыслями о Виктории, быстро зашагал прочь. Меня мучила странная, непонятная боль, причина которой не поддавалась никаким объяснениям. Как только я добрался до кровати и, растянувшись на ней, закрыл глаза, передо мной предстал облик Виктории. Хотя она и не была красавицей, перед глазами стояло самое милое из женских лиц, что я видел.

Я проспал около четырех часов и проснулся, если верить старому будильнику, стоявшему рядом с кроватью, почти в десять.

Ван Хорна в комнате не было. Я открыл дверь и, выглянув во двор, увидел его и Яноша сидящими при слабом свете керосиновой лампы за столом. Они играли в карты.

Я чувствовал себя уставшим, настроение было слегка подавленным, и общаться мне ни с кем не хотелось. Стараясь держаться в тени, я обогнул двор и вошел в сад.

Окна полковника Бониллы не были освещены, и я мог спокойно находиться в его саду, не опасаясь быть замеченным. После жаркого дня на вечерний сад опустилась прохлада. Под легким ветерком водяные струи фонтана, вздымаясь вверх, рассыпались на мириады серебряных брызг. Сквозь густую крону кипариса, мрачно покачивающуюся на фоне звездного неба, проглядывала луна, освещающая сад своим мерцающим светом. Вокруг царил первозданный покой.

На улице под аккомпанемент гитары кто-то негромко запел. Ну прямо ожившие картинки из рекламных проспектов по Мексике, подумал я. В этот момент высокий кипарис под порывом ветра вновь закачался, и я, едва успев заметить черную тень, мелькнувшую передо мной, почувствовал, как кто-то схватил меня за глотку. Прямо перед глазами блеснуло лезвие ножа.

В зловещей тишине раздался голос, похожий на шелест сухих листьев:

— Спокойно, сеньор. Вам нечего бояться.

Из тени деревьев вышла Виктория Балбуенас. Напавший убрал руку с моего горла. Девушка, крепко схватив мои руки, улыбнулась, и мне показалось, что в саду стало светлее. Она потянула меня в тень деревьев.

— Остановись. Куда же ты? — попытался удержать ее я.

Глаза Виктории были полны решимости.

— Нам надо идти, сеньор, чтобы сегодня ночью покинуть Гуилу. К рассвету мы будем уже в горах, там, где никто не сможет схватить индейца племени яаки. Через четыре дня доберемся до Страны Прохладной Реки и будем в полной безопасности.

— Но зачем мне туда идти?

— Так хочет моя госпожа.

Так по-испански в устах Начиты прозвучал теперешний статус Виктории Балбуенас. Лейтенант Кордона определенно знал, о чем говорил, когда описывал нравы и обычаи индейцев яаки.

Нежно коснувшись руки Виктории, я замотал головой.

— Это невозможно.

— Еще утром вам грозила смерть, сеньор, а сейчас вы живы. Странный поворот событий.

У Начиты было поразительно колоритное лицо. Он стоял теперь вплотную ко мне, и я впервые смог его рассмотреть. Прямой нос, тонкие губы, бронзовый цвет кожи. Это было волевое, благородное лицо преисполненного чувством собственного достоинства мужчины. Я изумился, когда позднее узнал, что ему было семьдесят два года.

— Наши жизни, моя и двух моих друзей, поставлены на карту. Полковник Бонилла дарует нам свободу в обмен на жизнь человека по имени Томас де Ла Плата, — сказал я.

— Но де Ла Плата жив и по сей день, сеньор, и это все знают.

— Завтра мы отправляемся в Мойяду, чтобы попробовать схватить его.

— Тогда вас ждет печальный конец, — спокойно заметил Начита.

Виктория еще сильнее вцепилась в меня руками. Я склонился над ней и, четко разделяя слова, сказал:

— Это дело чести. Ван Хорн в свое время спас нас обоих. И тебя, и меня. Могу ли я теперь оставить его?

Не знаю, зачем я привел именно этот довод. Лицо девушки вдруг сделалось серьезным, и она понимающе кивнула. Я почувствовал, как ослабли ее пальцы, и протянул руку, пытаясь коснуться ее щеки. Она, повернув голову, поцеловала мне ладонь. На шее у Виктории, на плетеном кожаном шнурке, висел ручной работы серебряный индейский амулет в виде круглой бляшки. Резким движением руки сняв с себя это украшение, девушка надела его мне на шею, затем поднялась на цыпочки, по-европейски поцеловала меня в губы, повернулась и исчезла во мраке сада.

— Я знаю, что такое Мойяда, сеньор. Вас там ждет неминуемая смерть. Подумайте еще раз.

— Нет. Этот очередной шаг в моей жизни я должен сделать. Я никогда не отступаю. Позаботься о Виктории.

Начита исчез, растворившись в темноте, как будто его не было вовсе. Я остался один и в задумчивости теребил пальцами серебряный амулет, о предназначении которого ничего не знал. Огромная печаль охватила меня, как если бы я стоял в ожидании конца, уже не надеясь на чью-либо помощь.

Глава 7

Наступило серое и сумрачное утро, о котором, учитывая специфику нашего дела, можно было только мечтать. В шесть часов мы уже были готовы к отбытию. Такое утро — плохое предзнаменование, подумал я. Ван Хорн, утомленный игрой в карты и выпитым накануне вином, проспал совсем немного и выглядел сильно постаревшим. Однако на Яноше ночное бдение никак не отразилось.

Проводить нас вышел лейтенант Кордона. Даже в столь ранний час его сапоги были начищены до блеска, а военная форма тщательно выглажена. Всем своим видом он производил впечатление образцового офицера. Кордона сообщил, что после нашего отъезда он в сопровождении нескольких солдат отправится на ранчо в Хуанчу, и в свойственной ему сдержанной манере пожелал нам удачи. Он дал нам почувствовать, что явно не надеется увидеть нас снова. В сомнениях, которые вселил в нас Кордона, мы покидали Гуилу.

Я сел за руль «мерседеса», Ван Хорн занял место рядом, а Янош расположился сзади, заполнив собой почти все свободное пространство. Мы проехали по пустынным улочкам городка, окутанного серой утренней дымкой, и выехали на дорогу, если ее можно было так назвать, ведущую в сторону горного массива Сьерра-Мадре.

Стоял густой туман, сквозь который ничего не было видно уже на расстоянии всего нескольких ярдов, хотя и видимость в разных направлениях была не одинаковой. Где-то в пяти милях от Гуилы видимость несколько улучшилась, и я по алому пятну на дороге смог определить, что впереди нас что-то движется.

Подъехав ближе, я увидел вьючный караван, состоящий из дюжины или более тяжело груженных мулов. Позади ехал индеец Начита, держа в правой руке упирающийся прикладом в бедро старый винчестер. Еще трое грозного вида яаки сопровождали караван. Все индейцы были одеты одинаково — в красных фланелевых рубашках, на лбу повязки. Вооруженные до зубов, они, казалось, были готовы вступить в бой с любым противником.

Процессию возглавляла Виктория Балбуенас. На ней была та же одежда, что и вчера, когда мы встретились в саду, за исключением меховой накидки, для тепла накинутой на плечи.

Проезжая мимо Начиты, я замедлил скорость, и тот в знак приветствия вскинул винчестер. Виктория же, царственно восседавшая на лошади, не обращала на нас никакого внимания и продолжала смотреть вперед.

Ван Хорн, пораженный ее надменным видом, не выдержал первым.

— Вот это да, — произнес он. — Я же говорил, что она сильно изменится. Но чтобы так!.. Просто немыслимо.

Проехав еще ярдов пятьдесят, я свернул машину к обочине и отключил двигатель.

— Это что еще за шутки? — удивленно спросил Ван Хорн.

Не ответив, я выпрыгнул из машины и побежал назад, к каравану. Сначала я услыхал позванивание красивого колокольчика, висевшего на шее лошади Виктории, а затем сквозь серую мглу проступили очертания и самой девушки.

Когда она увидела меня стоящим перед ней на дороге, ни удивления, ни каких-либо других чувств не отразилось на ее лице. Один индеец, который был к девушке ближе, пришпорил своего коня, но Начита что-то резко выкрикнул ему на своем языке. Виктория с независимым видом продолжала ехать вперед, а я, взявшись за стремя ее лошади, зашагал рядом. Когда мы поравнялись с «мерседесом», я опустил руку, но и тогда девушка не удостоила меня даже взглядом.

Вскоре караван вьючных животных с замыкавшим его Начитой растаял в тумане.

— Что бы это все значило? — удивился Янош.

Садясь за руль автомобиля, я наклонился, и серебряный амулет, подаренный Викторией, свесился с моей шеи. Ван Хорн подался поближе, чтобы детально его рассмотреть.

— Это ее подарок?

— А что, если да?

Он негромко рассмеялся.

— Позволь мне кое-что рассказать о яаки, сынок. В некоторых родах этого племени индейцев царит матриархат, и их женщины пользуются преимуществом даже при выборе женихов. Каждая новорожденная девочка от своей матери получает в виде серебряного амулета знак, символизирующий ее пол и власть. Когда же девушка собирается выйти замуж, она просто вешает этот амулет на шею своему избраннику. Если она хочет прекратить с ним связь, она забирает его обратно.

Ситуация, в которую я попал, почему-то показалась Ван Хорну комичной.

— Черт возьми, Киф, ты даже не понял, что побывал у алтаря.

Мне показалось, что Ван Хорн вот-вот лопнет от смеха.

Янош не удержался и тоже захохотал. Может быть, странно, но ничего смешного я в этом не видел.

— Ну и что? — сказал я. — Через день-два меня может не быть в живых. Как, впрочем, и вас.

Улыбки мгновенно сбежали с лиц моих подельников, и я нажал на газ.

* * *

Спустя час небо посветлело, туман рассеялся, и засияло солнце. Полупустынная равнина, по которой мы двигались, окрасилась в серо-бурый цвет. Впереди предстоял подъем в испещренный глубокими темными ущельями каньон.

Трудно себе представить местность более непригодную для езды на автомобиле. И хотя наш «мерседес» по проходимости и прочности не уступал танку и мог выдержать любые испытания на прочность, опасность подстерегала нас на каждом шагу. Поэтому управление машиной требовало от меня максимальной осторожности. Попадались участки дороги, особенно в начале подъема в горы, когда приходилось вылезать из машины и убирать преграждающие путь огромные камни.

От Яноша в таких случаях, естественно, не было никакой помощи. Он оставался сидеть на заднем сиденье и, дымя сигарой, громко выражал нам свое сочувствие. Поразительно, но Ван Хорн реагировал на это совершенно спокойно. Надо сказать, настроение у него с каждым часом улучшалось.

В десяти милях от Мойяды мы остановились, чтобы перекусить. Из плетеной корзинки извлекли еду, которой нас снабдили в дорогу: холодное мясо, анчоусы, оливки, мягкий хлеб и пару бутылок красного вина.

У всех было неплохое настроение, и Янош театральным жестом поднял стакан вина и, протянув руку в направлении Мойяды, произнес тост:

— За нас, идущих на верную смерть!

— Такие тонкие сантименты не для меня, — заявил Ван Хорн. — А ты, Киф, что думаешь?

— Все в руках Божьих, — ответил я, пожав плечами. — Не так ли говорят тореадоры перед выходом на арену?

Сравнивая прежнего Ван Хорна, который пришел мне на помощь, с нынешним, я понял, что с ним начали происходить резкие перемены, причину которых сейчас, когда могло произойти все, что угодно, отыскать было трудно. То, что чувство юмора оставило его, не вызывало никаких сомнений. Это было хорошо видно по его удивительно унылому выражению лица, с которым он поглядывал на горы.

— Голова идет кругом, Киф. Всякие дурные мысли лезут в голову, — как бы извиняясь, сказал Ван Хорн. Он поежился, и на его лице появилась вымученная улыбка. — Удивительно, какой холодный ветер при такой солнечной погоде, — добавил он.

Как ни странно, в горах было полное безветрие.

* * *

Когда мы почти достигли Мойяды, вдали показались всадники, на них мне указал Янош. Они находились слишком далеко в горах, чтобы можно было определить, кто такие. Ехали они шагом, и мы обнаружили их только тогда, когда, миновав последний подъем горной дороги, увидели внизу, в долине, небольшое поселение.

Городок Мойяда, чуть больше обычной деревни, со всех сторон был окружен старой глинобитной стеной, оставшейся с тех времен, когда набеги индейцев представляли для поселенцев постоянную угрозу. Проникнуть на территорию городка можно было только через арку в стене, закрытую железными воротами. Вся Мойяда состояла из тридцати — сорока жилых домишек, маленькой обшарпанной церквушки со звонницей, на стенах которых белели следы извести, и еще одной постройки, по виду похожей на гостиницу, о которой упоминал Кордона. Правда, местные ночлежки назвать гостиницами можно было лишь с большой натяжкой.

На подъезде к селению нам встретилась отара овец и трое дряхлых пастухов. Старики поначалу удивленно уставились на нас, а затем быстро скрылись в воротах. Как только мы миновали стену, нас окружила шумная толпа из дюжины босоногих ребятишек. Янош швырнул им через окно горсть мелких монет. Но дети с криками продолжали бежать за автомобилем, пока мы не остановились у входа в гостиницу. Обветшалое здание с обшарпанным фасадом, разрушающееся под лучами жаркого солнца, до которого никому не было дела, производило жалкое впечатление. Над входной дверью была прикреплена табличка со словами: «Каса Мойяда».

Я вылез из машины и открыл заднюю дверь, чтобы выпустить Яноша. Ребятишки молча, выстроившись поодаль полукругом, принялись нас разглядывать. Из соседних домов с криками выскочило несколько женщин, и детям с большой неохотой пришлось разбежаться в разные стороны.

В тени, падающей от крыльца, прислонившись к стене гостиницы, на корточках сидели старики. Типичные батраки, бедно одетые, отмеченные печатью преждевременной старости, с усталыми, испещренными морщинами лицами. Эти люди, с раннего детства работавшие словно лошади, чтобы как-то свести концы с концами, с чем пришли в этот мир, с тем и уйдут из него, так ничего и не достигнув.

Внутри гостиницы было сумрачно и прохладно. В холле с каменным полом стояло несколько столиков со стульями, барная стойка с тщательно вымытым прилавком, за которым в ряд выстроились бутылки со спиртными и прохладительными напитками. Ни посетителей, ни барменов не было. Янош постучал тростью по прилавку и плюхнулся на стул. По его лицу вновь заструился пот.

Неожиданно я услышал чье-то прерывистое дыхание и, повернувшись на звук, увидел в дверном проеме слева от барной стойки женщину лет сорока. Наше появление, казалось, привело ее в ужас. Самым примечательным в ней был ее огромный живот. На сносях и может разродиться в любую минуту, определил я, в противном случае все мое медицинское образование ничего не стоило.

Позади нее появился высокий, худощавый мужчина средних лет с густой проседью на голове. Пышные усы также были с сединой. Поспешно натягивая на себя пиджак, он что-то пробормотал женщине, затолкал ее обратно в комнату и вышел нам навстречу.

— К вашим услугам, сеньоры.

— Кто ты такой? — властно спросил Янош.

— Рафаэл Морено, сеньор, владелец гостиницы, а также мэр Мойяды.

— Ах так, — произнес Янош и вытер с лица пот. — Меня зовут Янош, а это мой помощник, сеньор Киф. Мы прибыли по приглашению дона Энджела де Ла Плата, чтобы осмотреть его рудник.

Морено, казалось, был не в состоянии вымолвить даже слова, поэтому Янош продолжил:

— Нам требуется жилье. Разве не понятно? Два номера.

В этот момент в холл вошел Ван Хорн. Надо было видеть, что произошло с Морено, какое потрясение и удивление отразилось на его лице при виде священника. Он сделал шаг назад и быстро перекрестился.

— Этот добрый человек — отец Ван Хорн. В Гуиле он попросил подбросить его, когда узнал, куда мы едем, — пояснил Янош. — Будьте добры, покажите дом священника.

— Дом священника? — произнес Морено и удивленно посмотрел на Яноша. — Но здесь такого нет, сеньор. У нас в Мойяде нет священника.

— А теперь будет, сын мой, — с удивительной мягкостью в голосе сказал Ван Хорн. — У вас есть церковь. Будет и священник.

Неподдельный ужас застыл на лице Морено.

— Никаких священников, святой отец. Здесь это запрещено, — выдавил он и отчаянно замахал руками. — Свободных номеров у меня нет. Гостиница переполнена. Понимаете? Вы должны уехать отсюда. Все. А вы, святой отец, — обратился он к Ван Хорну, — в первую очередь.

С этими словами Морено покинул нас, демонстративно захлопнув за собой дверь.

В воздухе воцарилась зловещая тишина. Я зашел за барную стойку, нашел три стакана и наполнил их пивом из керамического кувшина, стоявшего в ведре с холодной водой.

— Я рассчитывал, что его предупредят о нашем приезде, — сказал я.

— Или должны были предупредить, — заметил Ван Хорн и, отхлебнув из своего стакана, покачал головой. — Похоже, здесь каждый разыгрывает свою партию.

— Тогда позвольте поинтересоваться, каковы наши следующие действия? — спросил Янош.

— Самые естественные в сложившейся ситуации. Каждый продолжает играть свою роль. Вы, как и положено, проявляете доброту по отношению к ближнему и подбрасываете меня с моими пожитками к церкви, а сами отправляетесь на гасиенду, встречаетесь с доном Энджелом и сетуете ему на свою неудачу. Возможно, он разрешит ваши проблемы.

— А тебя оставляем одного, — заметил я.

Ван Хорн мрачно улыбнулся и поднял левую руку, в которой держал большую дорожную сумку.

— Пока она со мной, одиночества я не почувствую, — ответил он. — Ну а теперь пора трогаться.

* * *

Как только мы взошли на крыльцо, в нос нам ударил запах грязи и запустения. Дверь церкви была не заперта по одной простой причине — замок в ней был сломан. Ударом сапога Ван Хорн распахнул ее и вошел внутрь.

Помещение церкви являло собой картину только что закончившегося побоища. На полу валялись перевернутые, искореженные деревянные скамейки, на побеленных известью стенах углем были начертаны всевозможные ругательства. Повсюду виднелись кучки дерьма. Здесь гадили не только собаки, но и люди. Не пощадили даже старинный алтарь, сложенный из гладкого серого камня. В его центральной части мелом была изображена самая вульгарная из тех, что мне доводилось видеть, картина полового акта.

Некоторое время Ван Хорн молча смотрел на оскверненный алтарь, затем осторожно коснулся его рукой.

— Бедные невежественные глупцы, — произнес он. — Ведали они, что творили? После такого варварства церковь необходимо заново освятить.

Он распахнул дверь и вошел в боковую комнату, служившую, очевидно, ризницей. В ней стоял стол, старый шкаф для одежды. Была даже узкая железная кровать с матрацем, на котором можно было подхватить любую из известных человечеству болезней.

— Меня это устроит, — сказал Ван Хорн, оглядывая ризницу. — Помогите внести сундук, а потом займемся вашими делами.

Мы внесли сундук священника и поставили его в углу комнаты.

— Ты отдаешь себе отчет в том, что делаешь? — спросил я его.

— Обычно отдаю. Воспользуюсь пледами, что лежат в автомобиле, а матрац и лампу выпрошу у Морено. Не думаю, чтобы тот мне отказал в такой мелочи.

Казалось, Ван Хорн полностью ушел в себя. Его взгляд непрерывно скользил по интерьеру церкви, руки нервно то и дело сжимались в кулаки. Я вопрошающе посмотрел на Яноша. Тот пожал плечами, и мы вышли с ним из церкви, оставив Ван Хорна наедине с его переживаниями.

— Наш друг слишком вжился в образ, — заметил Янош, взгромоздившись на заднее сиденье «мерседеса».

— Ты так считаешь? — пожав плечами, спросил я. — Во всяком случае, все, что местные натворили в церкви, — просто омерзительно. Шутить над этим неуместно.

В этом я был совершенно искренен. Мне запомнилось выражение лица Ван Хорна, с которым он смотрел на оскверненный алтарь. В его глазах застыла боль, а самое главное, голос его вновь изменился. Это о чем-то да говорило.

* * *

Судя по карте, гасиенда располагалась в трех милях от Мойяды. Однако проехав всего милю, мы оказались на территории, принадлежащей семейству де Ла Плата, о чем свидетельствовала надпись на камне и родовой герб на огромной арке, стоящей сбоку, у перекрестка двух дорог.

Свернув, мы проехали под аркой и оказались на дороге, по обеим сторонам которой тянулись луга с пожухлой травой. То там, то здесь, в основном в тени тополей, кое-где растущих по всему пастбищу, сбившись в небольшие группки, мирно паслись коровы.

Проехав еще милю, мы услыхали выстрел и увидели, как по пастбищу в нашем направлении мчатся галопом три всадника. Не сбавляя скорости, я продолжал вести машину. Всадник, скакавший впереди, вскинул винтовку и вновь выстрелил, подняв перед нами всего в двух ярдах от «мерседеса» клуб дорожной пыли. Я решил не испытывать судьбу и нажал на тормоз.

— Учтите, перед отъездом я получил револьвер от Кордоны и пока еще не утратил способность метко стрелять, — сообщил Янош, когда всадники приблизились к машине.

— Посмотрим, — сказал я. — Для начала не будем конфликтовать с законом.

На преследователях была обычная батрацкая одежда, на головах соломенные сомбреро, на ногах краги из сыромятной кожи. Но тот, с винтовкой в руке, очевидно главный, выделялся из остальных. По габаритам он мало уступал Ван Хорну, лицо его было суровым, с тяжелым подбородком, а руки выглядели поразительно огромными.

— Что за шутки? — недовольно прорычал Янош.

— Вы вторглись в частные владения, — ответил ему другой всадник грубым от частых болезней и алкоголя голосом.

— Я здесь по срочному приглашению хозяина этих владений дона Энджела де Ла Плата, — твердым голосом произнес Янош.

— Вы лжете, сеньор. Я Рауль Юрадо, управляющий сеньора дона Энджела, мне бы первому сообщили о вашем приезде, — сказал главный и вновь вскинул винтовку.

Моя рука непроизвольно коснулась рукояти «энфилда», но обострять обстановку не следовало.

— Обратите внимание, друг мой! Я держу руку в кармане — там заряженный револьвер. Вы достаточно крупны, чтобы с такого расстояния мне не промахнуться.

Лицо Юрадо казалось выточенным из камня. Я не успел заметить, как он повернул винтовку в сторону Яноша. Неизвестно, чем бы все это закончилось, не раздайся в этот момент женский окрик:

— Юрадо, глупец, что ты делаешь?

Появившаяся из-за пригорка молодая наездница мелкой рысью подъехала к нам. На ней были мужские сапоги со шпорами, испанские бриджи из черной кожи, белая шелковая блузка с распахнутым воротом. Сдвинутая на лоб испанская шляпа предохраняла от солнца ее бледное, овальной формы лицо.

— Что здесь происходит? — властно спросила она и, ударив по винтовке Юрадо, отвела ствол в сторону.

— Посторонние, — хриплым голосом ответил тот. — Они вторглись в частные владения.

— Сеньора, позвольте я представлю себя и моего компаньона, — приподнявшись с места и почтительно склонив голову, произнес Янош. Что и говорить, он отлично знал правила этикета. — Я — Пол Янош и представляю интересы фирмы «Геррера майнинг компани», а это — сеньор Эммет Киф, горный инженер. Мы здесь по срочному приглашению дона Энджела де Ла Плата, а этот человек почему-то решил в нас стрелять.

Неожиданно девушка пришла в ярость и наотмашь хлестнула плетью Юрадо по лицу.

— Скотина! — закричала она. — Как ты посмел?

Громила, защищаясь от ударов, вскинул руку.

— Я выполнял приказ, сеньорита, — попытался оправдаться он.

— Приказ? — злобно переспросила она и поморщилась, будто проглотила горькую пилюлю. — Здесь приказы отдаю я, а не мой брат. Убирайтесь с глаз долой и заберите с собой мою лошадь.

Спрыгнув на землю, она резким движением бросила ему поводья своей лошади. Поначалу мне показалось, что Юрадо собирался ей возразить, но затем в знак почтения он коснулся полей своей огромной соломенной шляпы, повернулся и пошел прочь, ведя за собой лошадь хозяйки. За ним последовали и остальные его подручные.

Девушка сняла с головы шляпу и оказалась старше, чем я предполагал. Ей было не меньше тридцати, с кожей такого белого цвета, что казалась прозрачной, и огромными карими глазами, полными печали.

— Чела де Ла Плата к вашим услугам, сеньоры, — представилась она. — Если вы не против, я поеду с вами и покажу, как добраться до дома моего отца.

* * *

Миновав целый комплекс строений, состоящий из конюшни и различных надворных построек, всем своим видом свидетельствующих об упадке, в который пришло имение за последние годы, мы подъехали к гасиенде.

Образец колониального стиля, она представляла собой огороженное с одной стороны кипарисами одноэтажное, с колоннадой по фасаду здание из потрескавшегося от времени камня коричневого цвета.

Первое, на что я обратил внимание, когда остановил «мерседес» у широкой каменной лестницы, — это пулевые отметины на фронтальных колоннах и передней стене дома: явные следы былой ожесточенной перестрелки.

Следуя за Челой де Ла Плата, мы поднялись по лестнице и вошли в прохладный затемненный холл, стены которого украшали головы быков. Девушка повернула налево и отворила большую дубовую дверь, на которой я успел заметить пару пулевых царапин. Мы попали в комнату, поразившую меня своим убранством. В ней на полированном полу из соснового паркета огромными цветными пятнами лежали индейские ковры. Тяжелая из черного дуба испанская мебель XVIII века и огромный камин, в котором не было огня, внушали к себе уважение.

— Я позову отца, сеньоры. Пожалуйста, подождите здесь, — сказала девушка и вышла.

— Должно быть, у семейства де Ла Плата были времена и получше, — заметил Янош и с нескрываемым удовольствием плюхнулся в кресло, обтянутое декоративной тканью.

Я отошел в дальний конец комнаты и, подойдя к огромному окну, выглянул на улицу. Окно выходило в сад, обнесенный массивной каменной стеной. Ухоженный когда-то, он пребывал теперь в полном запустении. Вид заброшенного сада всегда производил на меня тягостное впечатление.

Дверь в комнату скрипнула, и на пороге появилась Чела, толкая перед собой инвалидную коляску. В ней сидел худой, болезненного вида старик с длинными седыми волосами, почти доходившими ему до плеч. Я не смог уловить в нем никакого сходства с дочерью. Слезящиеся черные глаза на худощавом, сильно вытянутом лице смотрели на мир с удивлением и тревогой. Ноги его укрывал теплый шерстяной плед. По виду старика можно было судить, что он на этом свете не жилец.

— Мой отец, дон Энджел де Ла Плата, сеньоры, — торжественно произнесла Чела.

Старик протянул дрожащую руку Яношу.

— Сеньор Янош? Не могу описать, с каким удовольствием получил ваше письмо. Я испытал истинную радость. К вашему приезду все готово. Уже несколько недель на руднике работают люди. Да, несколько недель. Уверен, вы найдете состояние рудника более чем удовлетворительным.

Он продолжал без умолку болтать. Яношу, с трудом дождавшемуся паузы в его монологе, все же удалось представить меня дону де Ла Плата. Старик неоднократно повторял одно и то же. Говорил он резким, визгливым голосом сварливой старухи, так что слушать его было неприятно.

Девушка все же сумела прервать отца и сообщила, что в одной из комнат для нас накрыт стол. Я схватился за спинку инвалидного кресла и покатил старика, следуя за Челой. Покинув комнату, мы пересекли холл и оказались в дальней части дома, где на террасе, выходящей в заросший сад, стоял стол, сервированный на четыре персоны.

За столом нас обслуживали две женщины-индианки с мрачными, угрюмыми лицами. Они периодически появлялись, молча исполняя свою работу.

Сухого красного вина было в избытке, и его приходилось пить не из бокалов, а из огромных стаканов. Как только я опустошал свой, женщины тут же наливали мне снова. Еда была простой, полезной для здоровья и в огромных количествах. Типичная пища сельских жителей. Фриоли, густо сдобренные острой приправой чили, жареные, размером с тарелку, куски говядины, козий сыр, самый нежный из всех, который мне доводилось пробовать. Старик только тыкал в тарелку вилкой и ничего не ел. Теперь он хранил молчание, давая возможность дочери вести разговор.

— Надеюсь, дорога из Гуилы не показалась вам утомительной? — спросила Чела.

— Это была прекрасная поездка, — успокоил ее Янош. — Конечно, путешествовать в машине совсем другое дело. У священника от этой поездки остались самые наилучшие впечатления. Не правда ли, Киф?

— У священника? — удивилась она.

— Да. Он встретился нам в Гуиле перед самым отъездом в Мойяду. Зовут его отец Ван Хорн. Он американец и, как я понял, получил назначение в ваш приход. Мы оставили его в церкви, которая, должен сказать, в жутком состоянии.

— Да, вы правы, — сказала она и, нахмурившись, добавила: — Сеньор, мне бы очень хотелось отправиться вместе с вами в Мойяду и переговорить с этим священником. Вы не возражаете?

— О, с большим удовольствием, сеньорита, — ответил Янош и кашлянул. — Видите ли, у нас маленькая проблема. Дело в том, что нам в гостинице отказали, сославшись на отсутствие мест.

— Я поговорю с Морено, хозяином гостиницы. Думаю, все уладится, — успокоила нас девушка.

— А когда мы сможем осмотреть рудник, сеньорита? — спросил я.

— Думаю, завтра утром, если вам удобно. Он в трех милях отсюда. На автомобиле до него не добраться. Вы не против, если мы поедем на лошадях, сеньор? — обратилась она к Яношу.

Тот в знак согласия кивнул:

— Как скажете, сеньорита. Еще один вопрос.

— Какой же?

Янош несколько раз кашлянул, изобразив на своем лице смущение. Надо отметить, что роль свою он исполнял блестяще.

— Откроюсь вам, сеньорита. В Гуиле у меня была встреча с военным комендантом, полковником Бониллой, и он попытался отговорить нас от этой поездки. Он полагает, что мне и моему компаньону здесь у вас угрожает опасность.

— Ничего подобного, — возразила она монотонным голосом. — Полковник Бонилла не совсем в курсе событий.

— Сеньорита, — спокойно произнес Янош, — простите за назойливость, но полковник полагает, что ваш брат может вмешаться в наши дела. А он, как я понял, к сожалению, не в ладах с законом.

— Сеньор, по поручению отца здесь управляю я, — ответила Чела и поднялась из-за стола. — Мой брат не имеет никаких прав. Я оставляю вас буквально на минуту, а когда вернусь, отправимся в Мойяду, если не возражаете.

Как только Чела покинула террасу, я вопросительно посмотрел на Яноша. Тот, слегка покачав головой, принялся раскуривать сигару.

Старик, до этого молча сидевший в коляске, вдруг окинул нас злобным взглядом и пронзительно завопил:

— Кто вы такие? Что вы здесь делаете?

Я и Янош медленно поднялись со своих мест, но в этот момент дверь позади нас отворилась, и на террасу вышла Чела де Ла Плата. Старик дон Энджел продолжал истерически визжать, осыпая нас площадной бранью. Девушка, не обращая внимания на вопли отца, широко распахнула перед нами дверь, и мы вышли.

Янош и я, оставив Челу решать проблемы с отцом, направились к «мерседесу». Взбираясь с моей помощью на заднее сиденье машины, Янош с натянутой улыбкой произнес:

— Почему же Бонилла утаил от нас эту маленькую подробность?

О том же думал и я, но ничего не успел ответить, так как на пороге дома, одетая в дорожный костюм, появилась Чела. Она села рядом со мной на переднее сиденье, и на ее лице заиграла улыбка.

— Ну что, сеньор, поехали?

Вот так, легко и просто произнесла она эти слова, даже не попытавшись извиниться за отца, наговорившего нам столько грубостей. Всю дорогу до Мойяды меня занимали мысли о Бонилле. Было совершенно очевидно, что он сознательно скрыл от нас, что дон Энджел де Ла Плата окончательно спятил. Интересно, почему?

Глава 8

Подъезжая к селению, мы увидели, как над ним в атмосфере наступающего вечера вьются густые клубы дыма.

— Кажется, что-то горит, — спокойным голосом заметил Янош. — Надеюсь, не церковь.

— Пожалуйста, быстрее, сеньор! — взмолилась Чела де Ла Плата.

Мы миновали последний подъем перед въездом в городок, и перед нами как на ладони предстала панорама Мойяды. Церковь была цела, но и из-за звонницы валил сизый дым. Из дверей церкви до нас донесся сильный грохот, и через мгновение на ее пороге, обнаженный по пояс, показался Ван Хорн. На плече он держал пару разбитых деревянных досок.

— Весенняя уборка, отец? — крикнул я, когда мы подъехали ближе.

— Что-то вроде этого, — ухмыльнулся он.

Я вылез из машины и последовал за ним. Обойдя здание церкви, я увидел огромный костер. Бросив в него доски, Ван Хорн повернулся ко мне:

— Кое-что уцелело. Несколько скамеек еще можно использовать. Остается только хорошенько все здесь выскрести и побелить известью стены.

— Похоже, уборка доставляет тебе удовольствие, — заметил я. — Он пропустил мое замечание, а я поспешно добавил: — Есть что рассказать о старике де Ла Плата. Но об этом потом. С нами приехала его дочь.

Ван Хорн, бросив взгляд поверх моей головы, улыбнулся.

— Добрый день, сеньорита, — приветливо сказал он.

Я обернулся и увидел, что Чела стоит совсем рядом и выжидающе поглядывает на нас обоих. Грузно переваливаясь с ноги на ногу и тяжело опираясь на трость, подошел Янош.

— Ну и работенка, святой отец. Позвольте представить сеньориту де Ла Плата. Сеньорита, это отец Ван Хорн, которого мы подвезли из Гуилы.

Чела де Ла Плата, не обращая на нас с Яношем никакого внимания, подошла к Ван Хорну. Ее лицо сильно побледнело, глаза стали похожими на огромные черные дыры.

— Вам нельзя тут оставаться, отец. Это просто невозможно. Вас здесь убьют.

— Мне кажется, что вы слишком сгущаете краски, сеньорита, — мягким голосом сказал Ван Хорн и улыбнулся. — Мое место здесь, и нигде более. Вы должны это понять.

— Священников здесь убивают, святой отец, — страстно заговорила она. — Другого и не ждите. И мне, хочу того я или нет, опять придется вмешиваться в их дела. А у меня уже нет сил, я просто устала от этого.

Реакция Ван Хорна на этот отчаянный крик души меня удивила. Он бережно взял руку девушки в свою, а другой нежно провел по ее волосам. Его лицо стало суровым, голос — твердым, но ласковым.

— Пусть ничто тебя не тревожит, дитя мое. Ничто. Поняла?

Она бросила на него удивленный взгляд и так сильно сжала в кулак кисть свободной руки, что та побелела. Чела закрыла глаза, губы ее задрожали, и я услышал, как она тяжело вздохнула. Когда она вновь открыла глаза, напряжение на ее лице почти исчезло.

— Никто не придет вам на помощь, отец. Здесь все всего боятся.

— Я знаю.

— И особенно боятся моего брата, который ненавидит все живое на свете, — сурово произнесла девушка.

Ван Хорн улыбнулся и осторожно отпустил ее руку.

— С Богом, сеньорита. У меня много работы. Возможно, когда все утрясется, вы меня вновь навестите.

Чела молча повернулась и пошла обратно к машине. Я хмуро посмотрел на Ван Хорна, а тот, не глядя в мою сторону, поднял с земли обломанную доску и бросил ее в огонь. Поняв, что он полностью ушел в себя, я направился к «мерседесу». Неожиданно мимо меня в сторону костра, где стоял Ван Хорн, пробежала Чела. Я помог Яношу забраться в машину и, сев за руль, нащупал ногой педаль.

— Что ты об этом думаешь? — спросил я его.

— Потрясающий актер! Похоже, он почти верит в то, что говорит.

— А если он действительно верит или, по крайней мере, начинает в это верить?

— Черт возьми, будет весьма забавно, сэр, — противно хихикнул он.

Я не понял, что Янош хотел этим сказать. Времени на расспросы у меня не хватило, так как в этот момент около машины появились Чела и Ван Хорн.

— Я попросила отца Ван Хорна посетить завтра утром нашу гасиенду, — сказала она. — Хочу, чтобы он встретился с моим отцом. Вы не будете так любезны, джентльмены, захватить его с собой?

— С удовольствием, сеньорита, — ответил Янош. — Должно быть, эта маленькая церквушка производила когда-то более приятное впечатление.

— Ей более двухсот лет, — уточнила Чела. — Построена в честь благословенного Мартина из Порреса, весьма почитаемого в этих местах. Знаете, его мать была индианкой.

— Да, конечно, — ответил я. — Только вчера отец Ван Хорн поведал нам о нем. Из его рассказа следовало, что Мартин был интересной личностью.

Мне не совсем было понятно, почему вдруг нахмурился Ван Хорн. Вероятнее всего, упоминание имени святого его насторожило.

— Что, церковь носит его имя? — спросил он, обращаясь к Челе.

— Вы, святой отец, должно быть, сразу это поняли, — с неуверенностью в голосе произнесла та. — У вас же есть его изображение. Я могу на него взглянуть?

— Конечно, — с готовностью ответил Ван Хорн и, взяв девушку под руку, посмотрел на нас с Яношем: — Джентльмены подождут нас?

Как только девушка и Ван Хорн скрылись в дверях церкви, Янош с беспокойством в голосе спросил:

— Что бы это значило? Как ты думаешь?

— Абсолютно уверен, что девушка клюнула и в отношении Ван Хорна у нее нет никаких подозрений, — успокоил я его.

— Точно, но на нас это не распространяется. Надо сказать, друг мой, в роли священника он смотрится вполне убедительно.

— Гляди, он ее еще и исповедует.

Срезав перочинным ножом кончик сигары, Янош ехидно спросил:

— А тебя от этого коробит?

— С какой стати?

— Пойми же, у Ван Хорна своя задача. А ты, похоже, не очень-то доволен, что он с ней так хорошо справляется.

Отчасти Янош был прав, но мысль о том, что события стали развиваться не так, как планировалось в начале нашей операции, продолжала мучить меня.

Спустя некоторое время Чела и Ван Хорн вышли наружу. Лицо девушки было бледным, а Ван Хорн выглядел очень серьезным и мрачным. Остановившись, он коснулся рукой плеча Челы и, благословив, вновь исчез в здании церкви.

— Как вам понравился образ святого, сеньорита? — спросил Янош, когда машина тронулась.

Вопрос Яноша остался без ответа. Девушка, казалось, вообще ничего не слышала, а лишь застывшими глазами, подняв голову, продолжала смотреть вперед. Было видно, что она сосредоточенно о чем-то думала.

* * *

Когда мы остановились у гостиницы, она, как мне показалось, вышла из оцепенения, вылезла из машины и, позвякивая шпорами на сапогах, быстро поднялась по лестнице. Морено, стоя за барной стойкой, протирал стеклянные стаканы. Увидев Челу, он, вытирая о полотенце руки, неуверенно шагнул ей навстречу.

— К вашим услугам, сеньорита.

— Рафаэль, эти джентльмены здесь по делам моего отца. Пробудут пару дней, может быть, три. Размести их в самых лучших номерах.

Морено охватил тот же ужас, как тогда при виде Ван Хорна.

— Но, сеньорита, — прошептал он, — как я могу?! Это же запрещено.

— Скажи-ка, друг мой, — сказала она ледяным голосом, — кому здесь все принадлежит?

— Вашему отцу, сеньорита.

— Тогда какие могут быть вопросы? Либо ты делаешь, что я прошу, либо оказываешься со всеми твоими пожитками на улице. Этого хочешь?

Морено затрепетал, словно запутавшаяся в паутине муха.

— Вы же знаете, сеньорита, моя жена в таком состоянии...

— Совершенно верно, — резко произнесла Чела, давая понять, кто здесь хозяин. — Решаю я, а не ты, Рафаэль. Тебе ничего не будет.

Последние слова сломили его.

— Хорошо, сеньорита, только под вашу ответственность.

Она обернулась и, торжествующе улыбаясь, посмотрела на нас. Во многом, должно быть, похожа на своего братца, впервые подумал я о Челе.

* * *

Мы оставили вещи в холле гостиницы, чтобы Морено отнес их в номера, а сами сели в машину. Нам предстояло доставить девушку обратно на гасиенду.

Большую часть пути мы проехали в полном молчании, но, когда до гасиенды осталось всего полмили, Чела неожиданно для нас заговорила:

— Возможно, оборудование на руднике покажется вам устаревшим, сеньор Киф. Но с начала работ прошло столько лет. Надеюсь, вы это учтете.

— Сеньорита, самое главное, каковы запасы серебра на вашем руднике. Если их достаточно, чтобы вести промышленные разработки, то поставить вам современное горнодобывающее оборудование для нас сущий пустяк.

— Да, конечно же... — согласилась она и откинулась на спинку сиденья. — Отец Ван Хорн — замечательный человек. Вы согласны со мной?

— Я слишком мало его знаю, чтобы утверждать это. Но он производит впечатление очень деятельного человека.

— Как, впрочем, и вы, сеньор, — сказала Чела и коснулась рукой серебряного амулета, висевшего на моей шее. — Странно видеть на вас эту вещицу. Могу ли я спросить, как она к вам попала?

— Это подарок от моего хорошего друга, — ответил я.

Она удивленно вскинула брови и слегка отпрянула от меня. Мексиканцы, будь они чистых кровей или метисы, одинаково относились к индейцам. Они их презирали. Теперь Чела, как я полагаю, стала смотреть на меня как на полукровку.

— Как я успел заметить, в ваших отношениях с Челой де Ла Плата пробежал холодок? — спросил Янош, когда мы возвращались.

Я обернулся к нему и, коснувшись рукой амулета, сказал:

— Похоже, я допустил промашку.

— Боюсь, что да, — ответил он. — Где-нибудь в Техасе или Аризоне тебя бы обозвали индейцем и вывезли из города по железной дороге, этому самому большому вкладу, внесенному великим народом в развитие мировой цивилизации. Тебе понравилось бы жить в Стране Прохладной Реки?

— Не знаю. Никогда там не был.

— А я попал к этим ряженым, как только прибыл в Мексику. У них не как у вас в Ирландии, уверяю тебя. Дикое пустынное место. Жуткий ландшафт. Сплошное холмистое плоскогорье из застывшей лавы с окаменевшими на нем деревьями. Им почти ежедневно приходится бороться за выживание.

— Что ж, звучит весьма заманчиво, — пошутил я.

— Из индейских племен здесь самые опасные — апачи, — продолжил Янош. — Однако и те побаиваются яаки. Прошло более четырехсот лет, как испанцы впервые покусились на их земли, и эти яаки борются с завоевателями, я бы сказал, вполне успешно. Столько лет здешнее правительство ведет политику на их полное уничтожение, но пока безуспешно. Это дикие и жестокие люди, Киф. Врагам, попавшим к ним в руки, отрезают конечности.

— Мне встречались такие калеки. Они выглядят, будто пострадали при взрывных работах на руднике, — сказал я и резко нажал на тормоз.

Перед нами, преодолев галопом невысокий холм, прямо на середине дороги появился всадник.

Я сразу понял, кто это. Никем другим этот человек быть не мог. С прямым корпусом и слегка откинутыми назад плечами, в седле он выглядел грациозно. На нем был френч и брюки, плотно обтягивающие ноги, — все черного цвета. Даже традиционных серебряных пуговиц, которые могли бы придать всаднику менее мрачный вид, на его одежде не было. Из-под черного сомбреро смотрело лицо надломленного жизнью человека. Взгляд его голубых глаз был совершенно пуст.

— Томас де Ла Плата к вашим услугам, джентльмены, — тихо произнес он.

— К вашим услугам, сеньор, — ответил ему Янош. — Меня зовут...

— Мне известно, кто вы такие и какова цель вашего приезда. Все это бред моего выжившего из ума отца. Разве не так?

Поначалу мне показалось, что Томас невооружен, но, когда он слегка наклонился вперед, я увидел у него на левом боку револьвер.

— Как же вам удалось это узнать, если мы даже не успели осмотреть рудник? — удивился я.

Он медленно покачал головой и, замерев, уставился глазами в пустоту. Лицо его оставалось спокойным. Похоже, Томас что-то выжидал. Более подходящий случай убить его, может быть, не представится, подумал я. Это должен был сделать я.

Тут с тополей, растущих вдоль холма неподалеку, взлетела стая потревоженных птиц. Нечто подобное этой картине, неожиданно представшей нашему взору, мне довелось наблюдать в небольшой деревушке графства Клер в самом начале Гражданской войны в Ирландии. Тогда один подлец, стоявший во главе отряда, завел нас в засаду. Мы были окружены. Помню, как из березняка с обеих сторон дороги, по которой мы двигались, с дикими воплями и оружием в руках выбежали бойцы противника. Минутной растерянности оказалось достаточно, чтобы полностью разгромить наш отряд.

Тот случай послужил мне хорошим уроком. На этот раз мы были окружены бандитами Томаса де Ла Плата.

— Ваша сестра хочет, чтобы мы завтра утром осмотрели рудник, сеньор, — вежливо сказал я.

— Вы уедете отсюда через два дня, и не позже. Я ознакомлюсь с вашим заключением до того, как оно попадет к сестре. Вы поняли?

Он поднял руку, и все шестеро всадников, выжидающих в тени посаженных вдоль дороги тополей, вскинув вверх винтовки, двинулись в нашу сторону.

Группа отвратительного вида бандитов, в большинстве своем в батрацкой одежде, но вооруженные до зубов, объехала наш «мерседес» со всех сторон.

— Того священника, которого вы привезли, разрешаю забрать с собой — и только потому, что тот еще не разучился понимать шутки. Передайте это ему. Кроме того, он очень рискует, пытаясь общаться с населением Мойяды. Никаких служб или религиозной пропаганды я здесь не потерплю.

— Но мы не попечители его церкви, сеньор, — заметил Янош.

— Может быть, вы предпочитаете быть его прихожанами? — ответил Томас, мягко улыбаясь. — Ему здесь нет места и никогда не было, сеньоры. Если он останется, его ждет смерть.

Пришпорив коня, Томас де Ла Плата галопом поскакал вслед за своим отрядом.

Янош с облегчением вздохнул.

— В какой-то момент мне казалось, что ты его вот-вот прикончишь. Если бы ты это сделал, нас бы сейчас клевали вороны. Как ты догадался, что банда рядом?

— Они вспугнули птиц на деревьях, — пояснил я.

— Ну, сэр, вы, как я вижу, свое дело знаете твердо, — засмеялся он.

На этом наш разговор закончился. Сидя за рулем, я чувствовал, как по моей спине бежит пот. Рубашка и даже пиджак на мне были хоть выжимай, руки нервно дрожали.

* * *

Оставив Яноша устраиваться в гостинице «Каса Мойяда», я побрел по улице в сторону церкви. Я медленно шел по селению, куря сигарету и здороваясь со всеми, кто попадался мне на пути. Но никто так и не удосужился хоть как-то отреагировать на мои приветствия. После революции эти бедные люди продолжали влачить такое же жалкое существование, как и до нее, что давало повод с иронией относиться к ее идеалам. Действительно, никаких перемен в их жизни так и не произошло, ярким свидетельством чему служила сточная канава, проходившая посреди улицы, на которой, вдыхая зловонные запахи человеческих испражнений, беззаботно играли дети.

Стоки из этой канавы стекали в канализационный колодец, вырытый в самом центре небольшой площади. Впереди меня, согнувшись под тяжестью кувшина с водой, шла совсем древняя старуха.

Догнав ее, я, несмотря на протесты, забрал кувшин и пошел за ней вслед. Вскоре старуха свернула в сторону и скрылась в одной из хижин. Мне, даже с моим средним ростом, чтобы войти в ее жилище, пришлось согнуться. Войдя внутрь, я чуть было не задохнулся от спертого воздуха, ударившего в ноздри, а когда глаза привыкли к темноте, сумел разглядеть, что в комнате не было ни окон, ни мебели. В углу лежала стопка индейских одеял, служивших старухе постелью. Женщина в испуге склонилась над тлеющим очагом, а я, поставив кувшин на пол и сунув ей в руку пять пенсов, поспешно покинул ее жилище.

Оказавшись на улице, я увидел Ван Хорна. Тот стоял на ступеньках церкви и смотрел в мою сторону. На нем вновь была одежда священника.

— Добрый вечер, святой отец! — воскликнул я, подойдя к нему ближе.

— Мистер Киф, — произнес он и, повернувшись, направился к двери. — Что вы здесь делаете? Навещаете бедняков?

— Ну и лачуга, должен заметить, — сказал я. — Я много повидал на своем веку, но такой нищеты еще не встречал. Даже самые грязные трущобы Дублина в сравнении с тем, что сейчас увидел, кажутся раем.

— Да, жизнь здесь тяжелая, — согласился Ван Хорн. — Как я и говорил. А как дела на гасиенде?

Я подробно описал ему все, что с нами произошло, начиная со встречи с Юрадо и кончая неприятным разговором с Томасом де Ла Плата. Когда я закончил свой рассказ, Ван Хорн уселся на стол, стоявший у стены ризницы, и, сдвинув к переносице брови, задумался.

— Итак, два дня, — наконец произнес он. — У нас мало времени.

— Как ты думаешь, почему Бонилла скрыл от нас, что старик не в своем уме? Уж это он должен был знать. Черт возьми, он ведь прекрасно знает, что творится в этой семье.

Ван Хорн хмуро посмотрел на меня.

— Похоже, ты сам знаешь, почему?

— Так вот, — сказал я. — Уверен, что Бонилла отвел тебе основную роль в этой операции. Ты для Томаса — главная приманка.

— То есть именно я должен был выманить его с гор, а ты — с ним расправиться? — произнес он и пожал плечами. — Что ж, согласен. Только обещаю тебе, что при первой же возможности я разделаюсь с ним сам.

— Значит, ты его не послушаешься и не уедешь из Мойяды?

— Киф, я приехал не для того, чтобы выполнять приказы Томаса. Он здесь на нелегальном положении и должен скрываться. В ответ на его требования я буду отправлять церковные обряды в открытую.

— А девушка? Ты так искусно заморочил ей голову. Зачем это?

— А ты сам как думаешь? — резко спросил Ван Хорн.

Было видно, что мой вопрос его сильно озадачил.

— Послушай, — сказал он, — я здесь священник и должен им оставаться. Это тебя как-то задевает? Мне кажется, что религиозные чувства тебе чужды.

— Точно, — согласился я. — Просто ты вновь стал другим человеком. Только и всего.

— Тебе придется к этому привыкнуть. Но я тебя все же не понимаю.

— Видишь ли, я был поражен тем, как ты вел себя с девушкой. Как ты с ней разговаривал, двигался. Ну настоящий священник, да и только! Прошу, не обращай на меня внимания.

Когда я выходил из ризницы, колени у меня почему-то дрожали. Вслед за мной вышел Ван Хорн и, взяв меня за плечо, легко повернул к себе лицом.

— Киф, я убийца и вор с большим стажем. Для таких, как я. Бога нет и быть не может.

— Если это так, — заметил я. — Если Бога нет, то почему ты так боишься своих грехов?

Видно, я впервые попал Ван Хорну в самую болезненную точку. Словно маска сползла с него, обнажив лицо глубоко страдающего человека. Неожиданно, схватив за грудки, он легко, словно детский мяч, поднял меня. Я уже подумал, что пробил мой смертный час, но тут Ван Хорн дернулся, словно сквозь него прошел электрический разряд, и поставил меня на пол.

— А ты сам? — со злостью произнес он. — Человек, бесцельно блуждающий по жизни, который не верит ни во что, даже в самого себя. Ты, лишенный элементарных человеческих чувств, уже не способен ни любить, ни ненавидеть. Ты — живой труп, Киф.

Он развернулся и скрылся в ризнице, плотно затворив за собой дверь. Слова Ван Хорна поразили меня. Он почти слово в слово повторил то же, что и я подумал о Томасе де Ла Плате, когда повстречал его на дороге.

Я был уже готов выбежать из церкви, как мой взгляд упал на алтарь, и я оцепенел. У меня перехватило дыхание. Над алтарем, вставленный в щербину от отколовшегося от его лицевой части камня, возвышался небольшой деревянный крест. Это был еще один предмет религиозного культа, хранившийся до этого в сундуке умершего священника. Последний луч угасавшего солнца, проникнув сквозь узкое оконце церкви, скользнул по серебряной фигурке Христа. На мгновение все вокруг залило ярким светом, и я в ужасе, не чувствуя под собой ног, выскочил наружу.

* * *

Как и ожидалось, условия в гостинице оказались спартанскими. В комнатах с побеленными известью стенами стояли старые латунные кровати. Остальная мебель, как мне показалось, была изготовлена местными умельцами, но уж никак не специалистами.

Я застал Яноша сидящим на кровати у раскрытого окна. Расстелив на коленях тряпицу, он чистил свой револьвер «смит-и-вессон» 38-го калибра.

— Видел Ван Хорна? — спросил он.

— Да, видел, — сказал я, кивнув.

— Вы, судя по всему, поцапались?

— Немного, но не это важно. С ним говорить все равно что с каменной стеной. Упрямый как осел.

— Бесполезная трата времени, друг мой. В этом я давно убедился. Давай-ка лучше попробуем раздобыть у нашего не очень гостеприимного хозяина еды и, может быть, по одному или по паре стаканчиков выпивки. Тебе это сейчас нужнее.

Нам все же удалось уломать строптивого Морено, и тот, убедившись, что мы будем обедать в отдельной, самой дальней от входа комнате, распорядился накрыть стол. Обслуживала нас его жена. Тяжело дыша, выставив вперед свой огромный живот, женщина с большим, трудом передвигалась по комнате. Беременность для нее может плохо кончиться, подумал я, и мне вдруг очень захотелось поделиться с Яношем своими мыслями. Хотя какое мне до этого дело? Здесь, особенно в глубинке, женщины с самого рождения живут подобно диким животным.

В конце обеда Янош, перехватив мой взгляд, брошенный вслед выходящей из комнаты жене Морено, печально заметил:

— Похоже, она не совсем здорова.

— Слабо сказано, — поправил я. — Если так и дальше пойдет, у нее возникнут серьезные проблемы.

— Ну да, конечно же, — произнес Янош. — Совсем забыл, что ты изучал медицину. Но звания врача так и не удостоился?

— Года не хватило.

— Жаль. А тебе никогда не хотелось завершить обучение?

— Где? В Дублине? — спросил я и рассмеялся. — За тот короткий промежуток времени между приговором и его исполнением я просто не успею, уверяю тебя. Пойдем посмотрим, чем угощают в баре.

Лучшего повода прервать наш разговор придумать было невозможно. Янош, эта старая хитрая лиса, конечно же все понял.

* * *

Войдя в бар, мы увидели, что Морено в нем нет. Ну и хорошо, подумал я и в поисках спиртного направился к стойке. Там я обнаружил целую батарею бутылок шотландского виски отличного качества. Для кого оно предназначалось, догадаться было нетрудно. Тем не менее, взяв одну из бутылок и пару стаканов, я налил виски себе и Яношу. В этот момент в бар вошел Морено и, увидев, что я делаю, хотел было меня остановить, но передумал.

— Что еще желаете, сеньоры? — спросил он.

— Колоду игральных карт, пожалуй. Или даже пару, — ответил Янош и многозначительно посмотрел на меня: — Ты, случайно, не играешь в безик?

— Нет, мне как-то с одним английским генералом пришлось пробездельничать два месяца на ферме в Коннемара. Там мы держали одного заложника, который научил нас дьявольской игре под названием пикет.

Лицо Яноша расплылось в довольной улыбке.

— Боже, сэр, я уже и не думал дожить до того дня, когда снова смогу сыграть в игру для настоящих джентльменов.

Янош протянул мне сигару, и, пока мы прикуривали, в дверях с картами в руках появился Морено.

Он положил колоду на стол и неуверенно произнес:

— Может быть, сеньорам в отдельной комнате будет удобнее? Со временем в баре соберется много народу.

— Нам и здесь неплохо, — парировал Янош, перебирая колоду и выбрасывая из нее карты меньше семерки. — А теперь оставь нас в покое.

Догадываясь о его необычайных способностях карточного игрока и моем неминуемом проигрыше, я все же рассчитывал от предстоящей игры получить удовольствие. Я настолько вошел в азарт, что только через час, подняв глаза, заметил в баре новых посетителей. Их было около пятнадцати человек.

Они были явно стеснены нашим присутствием. Некоторые, бросая на нас сердитые взгляды, сидели молча и не спеша потягивали вино из стаканов, другие приглушенно переговаривались. Судя по одежде, это были обыкновенные пеоны — латиноамериканские батраки, поэтому причин для беспокойства у нас не было.

Мы продолжали очередную партию, и я уже в третий раз раздавал карты, когда отворилась дверь и на пороге, позванивая шпорами, появился Рауль Юрадо. Вслед за ним, одетые, как и он, под ковбоев, с пистолетами на поясах, вошли еще двое. Одного из них я видел среди тех всадников, окруживших нас тогда на дороге.

Юрадо, войдя в бар, остановился и сердито уставился на нас, сжимая в левой руке плетку. Он с огромным удовольствием вышвырнул бы нас из бара или сделал бы еще что-нибудь похуже, но не решался, видимо помня о приказе своего крутого хозяина.

Подойдя к перепуганному насмерть Морено, он заказал для себя и своих подручных по порции текилы. Тут неожиданно вновь открылась дверь, и в бар вошел Оливер Ван Хорн.

Вокруг воцарилась мертвая тишина. Надо было видеть, какое удивление замерло на лицах всех, находившихся в тот момент в баре.

— Добрый вечер, — мягко произнес Ван Хорн.

— И вам добрый вечер, святой отец, — первым из присутствующих ответил я.

На нем была сутана и черная широкополая шляпа священника. Одной рукой он прижимал к себе какой-то предмет, завернутый в шерстяное одеяло. Подойдя к стойке, Ван Хорн обратился к Морено:

— Сеньор, извините за беспокойство. Не смогли бы вы мне помочь?

Морено испуганно уставился на священника. Юрадо посмотрел на них, и его глаза неприятно заблестели.

— Мне нужны спальный матрац, — спокойно продолжил Ван Хорн, — керосиновая лампа, побольше извести и малярные кисти.

— Ничего ты не получишь, — со злостью произнес Юрадо. — Убирайся отсюда.

— Я бедный человек и не смогу заплатить, пока не поступят деньги. Но может быть, вы согласитесь в качестве залога принять от меня вот это.

С этими словами Ван Хорн развернул одеяло и, вынув из него фигурку Святого Мартина из Порреса, поставил ее на стойку. Раздался вздох удивления, и посетители бара, с шумом опрокидывая стулья, повскакивали со своих мест. Двое из них опустились на колени, многие испуганно перекрестились.

— Боже милосердный! — в благоговейном страхе произнес Морено. — Где вы его отыскали, святой отец?

— Вы узнали его?

— О да, — ответил Морено и неистово перекрестился. — Он из нашей церкви и простоял в боковой часовне со дня постройки храма. Прошло уже двести лет. Это наша реликвия, святой отец, и принадлежит она нашим жителям. Как только во время революции она исчезла, несчастья обрушились на наши головы.

— Этот святой снова станет вашим, друг мой, — заверил его Ван Хорн. — Он займет прежнее место, как только будет очищена и заново освящена церковь.

— Я дам все, что вам нужно, святой отец, — сказал Морено. — Пройдемте со мной.

Юрадо резко ударил кожаной плеткой по стойке бара и громко вскрикнул:

— А я говорю, нет!

— По какому праву?

— А этого вам не достаточно, сеньор священник? — злобно огрызнулся Юрадо и, выхватив пистолет, приставил его к животу Ван Хорна.

Моя рука потянулась в карман пиджака, но вынимать револьвер я не стал: можно было все только испортить. Ван Хорн спокойно отвел пистолет Юрадо в сторону и, не повышая голоса, произнес:

— Мы в неравных условиях, сеньор. Я ведь невооружен. А мне казалось, вы — человек чести.

Глупости у Юрадо было достаточно, чтобы проглотить крючок Ван Хорна. Он удивленно посмотрел на священника, а затем, окинув комнату взглядом, словно ища поддержки, сунул револьвер обратно в кобуру, висевшую у него на поясе.

— Так вы предлагаете нечто вроде состязания?

— А почему бы нет? — с готовностью ответил Ван Хорн. — Маленький безобидный турнир, который не причинит никому вреда. Выигрываю я — Морено дает все, что мне нужно.

— А если проигрываете?

Ван Хорн пожал плечами:

— Тогда вам решать, сеньор.

Юрадо засмеялся и хлопнул по груди одного из своих дружков. Тот от его удара отлетел на середину комнаты.

— Состязаться в силе? Со мной? Забавно. Смех, да и только! — продолжал хохотать Рауль. — Что вы выбираете?

— Индейскую борьбу, — предложил Ван Хорн.

Юрадо от удивления раскрыл рот.

— Индейскую борьбу? — переспросил он. — Это для детей.

Его лицо позеленело от злости, так как он посчитал, что его пытаются разыграть.

— Ее можно несколько изменить и сделать более интересной. Сейчас покажу как.

На верхней полке, висевшей на стене за стойкой бара, стояли зажженные свечи. Ван Хорн попросил Морено снять две из них, затем, приняв подсвечники из его рук, осторожно поставил их на ближний столик. Теперь я, как и все присутствующие, понял, для чего свечи предназначались. В этом состязании участники садятся друг против друга, сцепляются кистями рук и, не отрывая локтей от стола, стараются повалить руку соперника. В варианте борьбы, предложенном Ван Хорном, проигравший получал заведомо сильные ожоги.

Поняв это, Юрадо вновь захохотал, даже схватился за спинку стула.

— Слушайте, мне это нравится. Нравится, и даже очень. Только хочу предупредить, сеньор, я ведь могу и забыть отпустить вашу руку.

Ван Хорн занял место напротив Юрадо. Соперники, прижав к столу локти и сцепившись ладонями, начали борьбу. От напряжения Юрадо сморщил лоб и оскалил зубы. Я не мог видеть лица Ван Хорна, так как тот сидел к нам спиной.

Неожиданно на щеке Юрадо рельефно обозначился мускул, и кривая улыбка исказила его лицо. Он понял, что побеждает. Рука Ван Хорна медленно, но верно начала опускаться на пламя.

Улыбка победителя заиграла на лице Юрадо. Он громко захохотал, но внезапно замолк. Его рука, не выдержав противодействия Ван Хорна, двинулась в обратную сторону и, пройдя исходное положение, склонилась над свечой, стоявшей на другой половине стола. По той легкости, с которой Ван Хорн завалил руку Юрадо, всем стало ясно, что до этого священник играл с ним в кошки-мышки.

Лицо Юрадо, чью руку священник продолжал держать над горящей свечой, исказила неимоверная боль. На его лбу выступили крупные капли пота. Чтобы не закричать, побежденный в отчаянии стиснул зубы. Наконец Ван Хорн отпустил руку противника и поднялся из-за стола.

— Один великий французский король как-то сказал: «Пусть каждый, кто скажет, что страх ему неведом, попробует большим и указательным пальцами погасить пламя свечи». Все конечно же зависит от того, как это сделать.

С этими словами он, облизнув большой и указательный пальцы, быстро загасил обе свечи. С искаженным от боли лицом, поддерживая на весу обожженную руку, Юрадо уставился на Ван Хорна, затем резко развернулся и в сопровождении двух своих напарников поспешно удалился.

В баре сразу стало тихо. Ван Хорн осторожно взял с барной стойки фигурку Святого Мартина из Порреса, аккуратно завернул ее в одеяло и направился к двери, которую почтительно для него распахнул Морено.

Как только они оба скрылись за дверью, мы с Яношем оживились.

— Зачем он устроил это чертов турнир? — подавшись вперед, спросил я его.

— Бог его знает, но в следующий раз ему необходимо иметь при себе оружие, — ответил Янош и принялся собирать карты. — Для одного вечера впечатлений вполне достаточно. Хочу в постель.

Я посмотрел вслед удаляющемуся Яношу, поднялся из-за стола и, подойдя к входной двери, вышел на улицу. Трое местных, сидевших на ступеньках крыльца, при моем появлении мгновенно умолкли. Начав спускаться по лестнице, я услышал стук колес о булыжную мостовую и увидел, как из-за угла гостиницы, толкая перед собой тележку, появился Морено. Рядом с ним шел Ван Хорн.

Сбежав по ступенькам вниз, я окликнул его. Ван Хорн остановился, сказал Морено, чтобы тот ехал дальше и обернулся ко мне.

— Что тебе? — спросил он.

— Чем ты собираешься здесь заниматься?

— Хочу утвердить свое положение, только и всего. Сегодня утром, когда Чела де Ла Плата признала в деревянной фигурке изображение Святого Мартина и рассказала его историю, я сразу понял, что этим следует воспользоваться. И, кажется, неплохо это сделал. Не так ли? А теперь пока. Увидимся завтра утром, — сказал Ван Хорн и пошел догонять Морено.

Уже сгустились сумерки, а я стоял один и, вслушиваясь в звуки удаляющихся шагов, напряженно думал, каков же он, Ван Хорн, на самом деле. Скорее всего, для меня он так и останется загадкой.

Мной овладело чувство беспокойства, стало как-то не по себе. О том, чтобы лечь в постель и забыться в глубоком сне, не могло быть и речи. Морща нос от зловонных испарений, поднимавшихся над сточной канавой, я прошелся по центральной улице и, выйдя через главные ворота в стене, окружающей городок, оказался за пределами Мойяды. Вновь ощутив свежесть и чистоту горного воздуха, я наконец-то задышал полной грудью. Ночное небо надо мной до самого горизонта было усеяно яркими звездами. Вдали, отражая холодный свет луны, поблескивали заснеженные вершины гор.

На самом верху длинного пологого склона, в том месте, где вдоль сбегавшего вниз ручья росли тополя, горел костер, вокруг которого, мирно пощипывая траву, бродили лошади и мулы. Вдруг в ночной тишине я услыхал слабый звон колокольчика, который крестьяне обычно привязывают на шею домашнему скоту. Сердце мое замерло. Секунду спустя я решительным шагом направился прямиком к костру.

Миновал одного, затем другого дозорного, и ни один из них меня даже не окликнул. На земле у самого костра, завернувшись в одеяло, кто-то спал. По другую сторону, скрестив ноги, сидел Начита и курил трубку. На коленях у него лежал «винчестер».

Суровое лицо Начиты в отблесках костра казалось мне неподвластным времени, но и не таким спокойным, как у Виктории, которая, откинув полог над входом в палатку, смотрела на меня. С древних времен эти люди благоговели перед образом женщины, и, взглянув на девушку, я понял почему. Они вместо богов поклонялись богиням.

Лицо Виктории засияло в улыбке, которая могла предназначаться мне одному. Я шагнул вслед за ней. Под потолком, прикрепленная к деревянной жерди, светила «летучая мышь». Как бы желая отгородиться от всего мира, девушка закрыла пологом вход и опустилась на колени. Я сел на корточки рядом и стал наблюдать за Викторией. Привычным движением руки она развязала волосы, и те, упав, словно тяжелые черные шторы, легли ей на плечи. Затем она сделала то, что сильно удивило меня. Девушка открыла плоскую деревянную коробку, извлекла из нее блокнот и карандаш и что-то быстро написала на листке бумаги.

Написано было конечно же по-испански и удивительно красивым почерком. На бумаге я увидел всего лишь один вопрос:

«Ты думал, я смогу тебя оставить?» Мне было трудно сказать ей что-либо в ответ. Но моего ответа ей не требовалось. Она резко поднялась и задула фонарь.

Глава 9

На протяжении многих лет я беззаветно служил великого делу, ради которого жертвовал всем, что имел. В моей жизни не было места шуткам, дружбе, любви — всем проявлениям человеческих чувств, которые могли бы показаться слабостью характера.

Мне не нужны были ни обычные человеческие привязанности, ни ответственность, которая неизменно при этом появлялась. Я чувствовал себя совсем одиноким человеком и хотел оставаться им, главным образом, потому, что не знал, что ждет меня завтра.

Но теперь в мою жизнь вошла Виктория, вошла в тот самый момент, когда там, у Тачо, бросившись ко мне, вцепилась своими маленькими руками в полы моего пиджака. Она так была похожа на потерявшегося в толпе ребенка, который, отчаявшись было, наконец увидел родного ему человека.

Теперь ее судьба в ваших руках, сеньор, вспомнились мне слова старого Тачо. Сейчас я не был уверен, так ли это. С той минуты, как она стала яаки, ситуация изменилась. В свое время Ван Хорн предупреждал меня, что Виктория в первую же ночь воткнет в меня нож, если я, не дай Бог, не понравлюсь ей в постели. Этой ночью она скорее была готова убить любого, кто хотя бы попытался приблизиться ко мне.

На следующее утро, сидя за рулем «мерседеса», катившего по улицам Мойяды, я думал только о Виктории. Рядом со мной сидел Ван Хорн, а Янош, как обычно, ехал на заднем сиденье. Миновав ворота и оказавшись за пределами поселка, я бросил взгляд на склон, где горел костер и стоял еще бивак индейцев. При виде этой картины радостные чувства захлестнули меня.

У огня, склонившись над большой сковородой, стояла Виктория. К ней подошел Начита, что-то сказал, и она, прикрыв от яркого солнца глаза ладонью, посмотрела в нашу сторону. То, что она сделала потом, меня удивило. Девушка кинулась к ближайшей расседланной лошади, вскочила на нее и, пустив ее в галоп, поскакала к нам.

Виктория, похоже, была отличной наездницей, уверенно держалась на лошади и без уздечки, с помощью одной лишь веревки мастерски ею управляла. В одно мгновение девушка оказалась рядом с нашей машиной. Остановившись, она в упор посмотрела на меня. Ее лицо светилось от счастья. Она смеялась, радуясь, вероятно, прекрасному утру, хотя мне больше хотелось верить, что причиной ее настроения был все-таки я. Помахав ей на прощанье рукой, я повел машину дальше, а она, развернув лошадь, поскакала обратно.

— Я предупреждал, Киф, что она тебя не отпустит, — напомнил Ван Хорн.

— А я разве говорил, что против этого?

Было видно, что он был поражен моим ответом, но тем не менее Ван Хорн, не повышая голоса, произнес:

— Парень, ты сам себе роешь могилу.

— Это уж точно, — поспешно добавил Янош. — Хоть теперь-то мы можем обсудить план наших действий?

— Это проще простого, — заметил Ван Хорн. — Бонилла послал меня сюда в качестве приманки для Томаса де Ла Плата, а вовсе не для того, чтобы я совершил самоубийство.

— Я бы мог убрать его еще вчера, но нас с Яношем разорвали бы на куски.

— Верно. Поэтому нам надо сделать так, чтобы Томас вышел на нас один или с несколькими своими подручными, с которыми было бы легче справиться.

— Как же это сделать?

— Разыграем все как по нотам. Сегодня утром вы осматриваете рудник. Затем говорите девушке и старику, что вам необходимо вернуться в гостиницу, чтобы обсудить результаты осмотра и во второй половине дня подготовить окончательное заключение. Дочь старика попросит вас приехать с этим заключением к ним на гасиенду сегодня же вечером. В этом я нисколько не сомневаюсь.

— И ты думаешь, Томас сразу объявится? — спросил Янош.

— Совершенно в этом уверен. Или на гасиенде, или в гостинице он обязательно появится. Он наверняка захочет узнать, что содержится в вашем заключении. Разве не так, Киф?

В ответ я задумчиво кивнул.

— Удивлюсь, если он этого не сделает. Но вопрос: будет ли он один?

— Что ж, подождем и посмотрим. Верно? — с готовностью ответил Ван Хорн, после чего закурил сигару и с довольным видом откинулся на спинку сиденья.

Затем он извлек из кармана книгу и принялся ее читать. Это был «Град Господень» Святого Августина на латинском языке. Отныне ничто в поведении Ван Хорна меня больше не удивляло.

* * *

Как только мы, выйдя из автомобиля, подошли к ступенькам гасиенды, в дверях показалась Чела де Ла Плата. Как и вчера, на ней были кожаные бриджи, сапоги и надвинутая на глаза испанская шляпа. Она нервно похлопывала себя по ноге плеткой, зажатой в левой руке, в правой она держала перевязанную красной лентой папку из плотного картона. Вид у нее был усталый, на изможденном бледном лице рельефно выступали скулы. Спустившись к нам, после обмена приветствиями Чела протянула папку мне.

— Здесь вы найдете показатели анализа проб руды за последние пять лет, когда наш рудник работал на полную мощность. Есть в этой папке и другая информацию, которая, я думаю, будет вам интересна, — сказала она.

— Позвольте спросить, как себя чувствует ваш отец? — сняв шляпу, спросил ее Янош.

— Не совсем хорошо. Он прикован к постели, — ответила она и, немного помедлив, обратилась к Ван Хорну: — Он не в состоянии кого-либо принять, святой отец. Простите, что отняла у вас время.

— Не стоит извиняться. Я все прекрасно понимаю, — ответил он.

Меня вновь, как и тогда, при первой встрече Челы и Ван Хорна, поразила та удивительная тональность взаимоотношений, установившихся между ними.

Вдруг она оживилась, глаза заблестели.

— А вы не составите нам компанию? Сейчас на руднике работает много местных жителей. Вам, быть может, будет интересно.

— С превеликим удовольствием, сеньорита.

— Вы ездите верхом, святой отец?

— Да, меня научили.

На ее лице появилась такая смущенно-вымученная улыбка, словно улыбалась она впервые после многолетнего перерыва. Может быть, я и ошибаюсь, но думаю, что нет, — разговор они вели, будто нас с Яношем вообще не существовало.

Дорога на рудник была очень трудной, в основном из-за рельефа местности, по которой мы двигались. Кроме того, за долгие годы ее, скорее всего, ни разу не ремонтировали, и время сделало свое черное дело. Несомненно, если кто-то и намеревался запустить рудник на полную мощность, то начинать необходимо было с восстановления подъездных путей.

Чела, Ван Хорн и я, сидя на лошадях, вытянулись в цепочку. Мы с Ван Хорном не управляли своими умными животными, предоставив им возможность самим выбирать дорогу. Далеко за нами на телеге, запряженной парой лошадей, ехал Янош. Кучером у него был один из батраков, работавших на гасиенде.

Мы медленно двигались по испещренной узкими руслами рек холмистой местности, со всех сторон окруженной горами на склонах которых росли мескитовые деревья. На вершинах горной гряды, мрачно подпирая макушками утреннее небо, стояли скелеты засохших сосен.

Спустя некоторое время, когда мы, преодолев очередной подъем, въехали на небольшое плато, перед нами предстали шестеро всадников с винтовками. Увидев нас, они угрожающе преградили нам путь. Их вид заправских военных не удивил меня, ведь командовал ими бывший армейский офицер.

Из-за деревьев, мрачно поглядывая в нашу сторону, выехал Томас де Ла Плата. Черный цвет одежды делал его похожим на священника. Испуг и негодование застыли на лице Челы.

— Что такое? — резко спросила она. — Что ты хочешь? Ты же мне обещал два дня. Ты дал слово.

Один из всадников Томаса подъехал ближе и, сунув руку мне под пиджак, выхватил «энфилд» из кобуры, висевшей у меня под мышкой. Он наверняка знал, где я прятал оружие.

— Томас! — в отчаянии закричала Чела.

— Я дал слово и сдержу его, — подтвердил он. — А теперь езжай на рудник. Твои друзья тебя догонят. Я их отпущу, как только решу с ними кое-какие вопросы.

Думаю, она слишком хорошо знала, что перечить брату бесполезно. С побелевшим от злобы лицом Чела резко развернула лошадь и вскачь понеслась по дороге.

Телега с ничего не подозревавшим Яношем ехала где-то позади нас. Она была далеко от подножия склона, на котором мы находились, и заметить ее всадники никак не могли.

Томас сбросил шляпу назад, на спину, и та, обнажив голову, повисла у него на шее. Соломенный цвет его волос был необычен для мексиканца. Лицо классической формы было спокойным, голубые глаза смотрели на нас бесстрастно. Да, именно бесстрастно.

— Подойдите ко мне, сеньор Киф, — приказал он. — И захватите с собой священника.

У нас не было выбора, и мы подчинились: слезли с лошадей и поднялись на пригорок, на котором, прислонившись к дереву, стоял Томас и курил сигарету.

Поначалу он вел себя так, будто Ван Хорна вообще не существовало.

— Когда ваше заключение по руднику будет готово?

— Точно не могу сказать, — ответил я. — Утром надо осмотреть разработки, во второй половине дня пробежаться по данным, которыми снабдила меня ваша сестра, только потом подготовить отчет.

— Вы договорились встретиться с ней и отцом сегодня вечером?

— Нет. Как я понял, ваш отец не совсем здоров. Он не поднимается с кровати.

— Я хочу, чтобы этот отчет был передан мне сразу же, как только будет готов. Вы поняли?

— Насколько я понимаю, в сложившейся ситуации дела ведет ваша сестра, а не вы, — спокойно заметил Ван Хорн.

На что Томас де Ла Плата ответил еще более спокойным голосом:

— Кажется, я не предоставлял вам слова, священник. Но коль так, хочу, чтобы вы поняли одну простую вещь. По настоянию сестры я позволил вам остаться здесь только на два дня. За это время никаких религиозных служб и обрядов, никаких контактов с местным населением. Через два дня вы отсюда уезжаете. Если за это время вы нарушите мои условия, я вас прикончу.

— И это вам доставит удовольствие? — спросил Ван Хорн.

— Не больше, чем когда давлю сапогом козявку, — ответил Томас и с любопытством посмотрел на меня: — Так, вы встречались в Гуиле с полковником Бониллой. И он пытался отговорить вас от поездки?

— Да, так.

— А что он рассказал вам обо мне?

— Сказал, что в стране свершилась революция. Что теперь людям нужна стабильность и порядок, а таким, как вы, среди них не должно быть места.

Я пожалел, что сказал это, но слово не воробей. Томас сделал вид, что мое высказывание его не задело. Тем не менее, когда он вновь взглянул на меня, лицо его было бледным, глаза сверкали холодным блеском.

— Людям? — переспросил Томас. — Вы говорите о людях? Сказать, что они из себя представляют? Это дерьмо, покрывшее собой землю. Из-за них я попал в тюрьму, провел три года в джунглях Юкатана, в колонии для политических заключенных. Испытал все муки ада. Я посвятил свою жизнь борьбе за их освобождение. И они получили свою свободу. Свободу, чтобы убивать, насиловать и жечь. Чтобы превратить эту страну в пустынное кладбище.

— Ваш народ слишком долго угнетали, — напомнил я. — Его поведение можно было предугадать.

— Вы так считаете? — спросил он и, словно ежась от холода, пожал плечами. Устремив взгляд куда-то далеко за вершины гор, он, словно в чем-то убеждая самого себя, продолжил: — У меня на этот счет другое мнение, сеньор. После десяти лет гражданской войны я вернулся домой к родным мне людям. К отцу, сломленному, лишившемуся разума старику, и сестре, которую при появлении незнакомого мужчины охватывал ужас.

Все вокруг дышало покоем, только изредка из-за деревьев до нас долетал легкий теплый ветерок. Неожиданно стало совсем тихо, и я услыхал скрип телеги, медленно взбиравшейся по склону.

— Как-то ночью, в последние месяцы войны, к нам в дом пришли революционные солдаты во главе с командиром, с этим животным по имени Варга, который был военным комендантом района. Они до полусмерти избили отца, помочились на него и оставили умирать. Варга, жестоко поиздевавшись над моей сестрой, отдал ее на забаву солдатам.

Я не в первый раз слышал жуткие истории, подобные этой, что рассказывал нам Томас, но, должен сказать, на моем веку были случаи и покруче.

— И никто не вступился за них? Никто не остановил солдат? — с негодованием произнес Ван Хорн.

— Жители Мойяды, словно побитые собаки, поджав хвосты, разбежались по домам, а тогдашний священник, их духовный наставник, занимался только одним — каждый день выпивал бутылку текилы и забирался в постель к бабе, которая прибирала у него в доме. Хорош духовный отец, ничего не скажешь!

— И из-за этого вы озлобились на весь мир?

— Когда-то я верил в разум и интеллект, сеньор, но жизнь научила меня другому. Я узнал, чего стоит человек. Варге я своими руками перерезал глотку, священника и того, кто занял его место, повесил. Все это я сделал не ради местных жителей. Да если я прикажу, они собственное дерьмо будут жрать.

— Вам от этого легче? — спросил Ван Хорн.

Глаза Томаса де Ла Плата округлились и потемнели от злобы. Вытянув вперед два пальца дрожащей руки, он мрачно произнес:

— Два дня, святой отец. У вас два дня. А с вами, сеньор, — сказал он, обращаясь ко мне, — вы помните, сегодня я еще встречусь. А теперь можете ехать.

Спустившись с пригорка, я увидел, что всадники, стараясь не отстать от своего предводителя, поспешно вскочили на лошадей. Вскоре раздался шум листвы, и группа вооруженных бандитов скрылась за деревьями. Я осторожно поднял с валуна лежащий на нем «энфилд», проверил магазин и сунул оружие в кобуру.

Лицо Ван Хорна приобрело сероватый оттенок.

— Не знаю, как тебя, а меня он уже достал. Этот тип совсем обнаглел, — сказал он.

— Мягко сказано, — заметил я.

Тем временем телега, на которой сидел Янош, въехала на склон и остановилась рядом с нами.

— А я думал, что вы уже на руднике. Что случилось? Возникли проблемы? — спросил он.

— Можно сказать, что да, — ответил я.

Ван Хорн натужно рассмеялся. Особой радости в его смехе я не уловил.

* * *

Место, где располагался рудник, представляло собой небольшое плато, упиравшееся в огромную скалу. Чела де Ла Плата, завидев нас, на лошади подъехала к нам и остановилась рядом с Ван Хорном, возглавлявшим нашу процессию.

Не знаю, что она ему сказала, но в ответ Ван Хорн взял руку Челы в свою и доверительно улыбнулся.

— Обещаю вам: все будет хорошо. Он вовсе не намерен нарушить данное вам слово.

Напряжение сошло с лица Челы, она, натянув поводья и показывая нам дорогу, двинулась в глубь плато. Проехав немного, она остановила лошадь и спрыгнула на землю. Серебряный рудник представлял собой вскрытое штольней месторождение. В горной скале зияла огромная дыра, а рядом, выбрасывая в воздух клубы дыма, пыхтел старый паровой двигатель. Очевидно, основной источник энергии, подумал я.

Вода, по нескольким стокам спускаясь с горы, по деревянным желобам поступала под открытый со всех сторон большой обветшалый навес, где и происходила переработка руды.

Там, как я сумел заметить, вовсю кипела работа. Периодически из штольни двое по пояс обнаженных батраков выкатывали тележки с рудой и по ржавым рельсам толкали их под уклон к месту переработки.

Под навесом из всего технологического оборудования стояла лишь одна паровая дробилка, жар от печи которой делал рабочие условия почти невыносимыми. Вода сливалась в огромный бак с обычными промывочными лотками. Во избежание протечек бак был облицован толстым слоем глины. Шестеро по пояс голых рабочих трясли в руках лотки, промывая измельченную породу, а мальчик по команде периодически окатывал их водой из ведра.

— Как видите, — сказала Чела, — наша приемы весьма примитивны по сравнению с тем уровнем технологии, к которому вы привыкли.

— Ну, это легко поправить, — заверил ее Янош. — Если ваш рудник перспективный и есть возможность получить от него достаточную прибыль, то первое, что мы сделаем, — это оснастим его современным оборудованием.

— С какими проблемами вы столкнулись, когда возобновились работы? — спросил я.

— Было столько обвалов, что просто не сосчитать.

— Подвел крепеж, — со знанием дела произнес Янош. — Что еще можно было ожидать после стольких лет простоя и запустения? У вас есть квалифицированная рабочая сила?

— Когда разработка велась полным ходом, на руднике работали многие из местных. Рафаэль Морено, управляющий из гостиницы, будучи еще молодым, служил сменным мастером и взрывником одновременно. Он сейчас отвечает за работы, которые ведутся на поверхности, а Юрадо поставляет нам рабочую силу.

Скорее всего, по воле ее брата, подумал я. Янош ничего не сказал, лишь только широко улыбнулся.

— Сеньорита, — сказал он, — должен признаться, я с детства страдаю клаустрофобией. Знаю, это удивительно для человека, имеющего деловой интерес в этой отрасли промышленности. Поэтому я прибегаю к помощи настоящих профессионалов, таких, как мистер Киф.

— То есть вы будете курить сигару, а я тем временем займусь осмотром шахты, — заметил я.

— Верно, — подтвердил Янош, и на его лице появилась самодовольная улыбка. — Мое преимущество перед вами не только в возрасте, но и в том положении, которое я занимаю, мистер Киф. Заберусь на валун и понаслаждаюсь этим сказочным ландшафтом. Буду думать, как вы там, в темноте.

— Тогда позвольте мне провести вас в шахту, сеньор Киф. И вас, святой отец, — произнесла Чела де Ла Плата с улыбкой.

Оставив Яноша загорать на солнце, мы шагнули в темную штольню.

* * *

На шахте компании «Хермоза» работало много уголовников, отбывавших свои сроки в местной федеральной тюрьме, остальные работники были из числа демобилизованных из революционной армии. Этакий постоянно кипящий котел воды. Рабочие условия были тяжелыми, отчего все валились с ног от усталости. Руководство компании все же удосужилось установить на шахте систему вентиляции: недостаток кислорода для работающих под землей равноценен смерти.

Сделав шаг в глубину штольни, я почувствовал: здесь не хватает кислорода. Это дало мне повод еще раз продемонстрировать Челе де Ла Плата свои знания горного дела.

— А что у вас с вентиляцией?

— Неделю или две назад при очередном обвале вентиляционный ствол завалило породой. Морено сказал, что на его очистку потребуется много времени, так что мы решили пока не останавливать работы.

— Должно быть, он предупредил вас, как это опасно?

— У нас всего не хватает, сеньор. Времени, денег, а чтобы больше заработать, нужно много руды. Замкнутый круг.

Свернув за угол, мы попали в настоящее царство теней. В нишах, вырубленных по бокам штольни, тускло мерцали свечи. Впереди мы увидели двух изможденных, покрытых толстым слоем пыли рабочих, толкавших по рельсам тележку, доверху нагруженную рудой. Чтобы дать им возможность проехать, нам пришлось прижаться к стене штольни.

— Как вы видите, условия здесь очень тяжелые. Из-за жуткой жары люди, пробыв час-два под землей, вынуждены выбираться на свежий воздух.

— Полагаю, как сказал мистер Киф, нормальная система вентиляции позволила бы успешно решить эту проблему, — обнадеживающе заметил Ван Хорн.

Наконец мы дошли до развилки штольни, и Чела остановилась.

— Здесь два основных забоя. Какой из них вы хотели бы осмотреть?

— Тот, в котором находится Морено. Я хотел бы с ним переговорить.

— Тогда идемте в тот, который мы прозвали «старухой». Морено обычно работает в нем.

Чела сняла с крюка, вбитого в стену, горящую лампу и, освещая путь и осторожно переставляя ноги, двинулась по постепенно суживающемуся проходу. Я уже начал ощущать легкую вибрацию вокруг — явный признак, что где-то рядом ведутся работы. В конце туннеля забрезжил свет, и вскоре мы оказались в невысокой пещере, освещенной двумя шахтерскими лампами.

Около пятнадцати рабочих, орудуя кирками с короткими рукоятями, вгрызались в горную породу. Еще четверо собирали руду в плетеные корзины и высыпали ее в стоящую рядом тележку. Из-за пыли и духоты дышать в забое было почти невозможно. Один из тех, кто долбил породу, оторвавшись от работы, подошел к нам. В этом человеке, несмотря на покрывавшую его лоб широкую повязку и густую черную пыль, осевшую на его лице, я узнал Морено.

— Сеньорита! — кивнув, смущенно воскликнул он.

— Ответь на все вопросы, которые задаст тебе мистер Киф, — распорядилась Чела.

Морено нерешительно посмотрел на меня. В этот момент в углу забоя посыпалась порода, и один из рабочих прыжком отскочил в сторону.

— Надо бы улучшить крепь, — заметил я.

Ничего не ответив. Морено вынул нож, ткнул лезвием в стоящую рядом деревянную опору и показал мне трухлявую щепу.

— Видите, древесина старая и вся иссохла. Того и гляди, вся гора обрушится на наши головы. Стоит только кашлянуть — и порода снова начнет осыпаться.

— Именно поэтому добыча руды ведется вручную?

— Вибрация от машины может вызвать полный обвал.

Я задал ему еще пару профессиональных вопросов, касающихся анализа рудных проб, а затем мы покинули забой.

Дойдя до развилки штольни, Чела спросила меня:

— Хотите взглянуть на другой забой? Мы называем его «сумасшедший».

Необходимости в этом не было, но нужно было играть свою роль до конца, поэтому я согласился. Честно говоря, мне уже давно хотелось выбраться из этого ада.

— Да, конечно, — сказал я. — Обещаю, что не задержу вас, сеньорита.

— Высота прохода в «сумасшедшем» в некоторых местах не больше четырех футов, — предупредила она Ван Хорна. — Вам будет сложно туда пробраться, святой отец. Да и необходимости в этом нет.

— Тогда я подожду вас здесь, — ответил он.

До этого, продвигаясь по штольне, Ван Хорн несколько раз задел головой крепежные балки, подпиравшие ее потолок, и причиной тому был не только его огромный рост.

Оставив священника одного, мы с Челой шагнули в проход. Поначалу он мне показался таким же, как и предыдущий. Хотя Чела и предупредила, что проход низкий, я никак не ожидал, что высота его уменьшится так стремительно. Я вновь ощутил вибрацию — значит, забой уже рядом. Вновь мимо нас, почти касаясь крепежной кровли, с грохотом прокатила груженная рудой тележка. Пропустив ее, мы двинулись дальше по туннелю, в самом конце которого уже виднелся слабый свет.

Чем дальше, тем громче становились недовольные крики, доносившиеся из забоя. Войдя в него, я сразу же понял, от кого они исходили. Юрадо, лицо и торс которого были покрыты толстым слоем грязи, неистово размахивая плеткой, хлестал по ногам рабочих, загружавших рудой корзины.

— Пошевеливайтесь, ленивые мерзавцы. Быстрее! — орал он, злобно сверкая глазами.

Работа в забое таким гигантам, как он и Ван Хорн, должна была показаться настоящей пыткой.

Заметив нас, Юрадо вежливо кивнул Челе. Меня же он даже не удостоил вниманием.

— Вопросы будут, мистер Киф? — спросила она.

— Пожалуй, нет, — ответил я. — Условия здесь почти такие же, как и в «старухе».

— Все в порядке? — взглянув на Юрадо, поинтересовалась Чела.

— К сожалению, эти свиньи едва шевелят руками.

— Здесь очень трудные условия работы, — заметил я. — И плетью тут не поможешь.

— Я лучше знаю этих людей. Плетка — единственное, что они понимают.

Один из рабочих, наполнив корзину, поставил ее на край тележки, чтобы перевести дух, но не удержал, и руда высыпалась на пол. Вмиг к нему подскочил Юрадо и принялся бить его увесистой рукоятью плети.

Увидев это, Чела де Ла Плата сжала кулаки и закричала:

— Прекрати, Юрадо! Я приказываю!

Но Юрадо вошел в раж, и остановить его было невозможно. Вскинув в очередной раз кулак, он с размаху нечаянно задел Челу. Удар пришелся ей по щеке, и девушка упала мне на руки. В этот момент бедняга, из-за которого разгорелся сыр-бор, пытаясь увернуться от побоев, резко отскочил в сторону. Разъяренный Юрадо бросился за ним, но, потеряв равновесие, завалился на крепежную стойку. Та, не выдержав его огромного веса, вылетела из-под кровли.

В тот же миг град камней и деревянной щепы с потолка посыпался на наши головы. Люди, работавшие в забое, испуганно закричав, кинулись к выходу. Но было слишком поздно.

Раздался громкий скрежет, двадцатифутовые стропила, подпиравшие потолок, треснули, и гора всей своей громадой обрушилась на нас.

* * *

Придя в себя, я обнаружил, что лежу на спине. Из-за густых клубов пыли в обвалившемся забое было невозможно дышать. К своему ужасу, я почувствовал, что мне завалило ноги. На счастье, это оказалась лишь груда сломанных досок и земли. Без особого труда освободившись из-под завала, я направился к валявшейся на земле затухающей лампе. Быстро подкачав керосина, я поднял ее над головой и оглядел забой.

Первая, кого я сумел разглядеть, была ошарашенная произошедшим Чела. Она стояла на четвереньках, боясь пошевелиться. По ее щеке текла грязная от пыли струйка крови. Большинство шахтеров испуганно сбились в кучу.

Юрадо с тупым выражением на лице стоял неподалеку от места выработки. Он, казалось, не верил тому, что произошло. Как только я по очереди осветил все углы забоя, Юрадо кинулся к куче породы, отрезавшей нам выход в штольню.

Взобравшись наверх, он с остервенением принялся разгребать ее руками. Несколько работников, глотая пыль и надрываясь от кашля, стали помогать ему расчищать завал. Чела, неуверенно поднявшись на ноги, стояла молча, слегка покачиваясь. Я протянул руки, чтобы поддержать ее, но она резко отпрянула в сторону. Да, подумал я, вспомнив рассказ Томаса, даже в таком состоянии ее реакция на мужчин оставалась прежней. Внезапно раздался сдавленный крик Юрадо.

Держа в руках лампу, я поспешил к нему и, оказавшись рядом, увидел просвет, образовавшийся между грудой породы и кровлей штольни. Из щели на меня повеяло воздухом, показавшимся мне теперь свежим. Это все, что нам нужно, радостно подумал я. Шахтеры с удвоенной энергией принялись расширять проход, а я, подойдя к Челе, крепко взял ее за руку.

Она так же неистово попыталась освободиться, но я, в надежде вывести девушку из шокового состояния, слегка ударил ее ладонью по щеке, затем встряхнул обеими руками.

— Послушайте же меня, черт возьми! Все будет хорошо. Сейчас мы отсюда выберемся.

Чела, наконец прекратив сопротивляться, пустыми глазами уставилась на меня, и в этот момент еще одна массивная груда камней рухнула в дальнем углу забоя. В испуге девушка крепко прижалась к моей груди.

Вскоре меня позвал Юрадо. Отпустив Челу, я подошел к шахтерам. Теперь проем в штольню стал на целый фут шире, оттуда доходил свет и доносились голоса.

Я совсем не удивился, когда в проеме появилось встревоженное лицо Ван Хорна.

* * *

Не менее часа ушло у нас на то, чтобы, работая с обеих сторон, прорыть лаз длиной около десяти футов и высотой в два фута. Этого было вполне достаточно, чтобы выбраться из забоя, прежде чем нас окончательно не засыпало породой. Уцелевшие боковые стропила продолжали угрожающе скрипеть, словно не желая больше держать на себе тяжеленную ношу.

Как только рытье было закончено, первым в лаз кинулся Юрадо, который, казалось, забыл обо всем на свете. Второй из покинувших забой была Чела. Последним полез я. Морено, ожидавший меня на другом конце прохода, помог мне выбраться из завала.

— Отец Ван Хорн с сеньоритой уже снаружи, — сообщил он. — У нее был ужасный вид.

Да, денек выдался не из приятных, подумал я. Единственно, чего мне очень хотелось в этот момент, — это глоток свежего воздуха. Выйдя из шахты, я увидел, что вся компания в полном сборе. Здесь были не только шахтеры, но и Томас де Ла Плата со своим отрядом.

На земле, положив голову на колени брата, лежала Чела. Томас, одной рукой обняв сестру за плечи, другой, смачивая кусок ткани в ведре с водой, которое держал один из его бандитов, вытирал с ее лица прилипшую грязь. Как я понял позднее, он примчался на рудник, услышав звон колокола, подвешенного на треноге рядом с навесом, где промывалась руда. В него всегда звонили при аварии.

Ван Хорн с оголенным рельефным торсом борца тяжелого веса стоял неподвижно, наблюдая за братом и сестрой. Юрадо, виновник случившегося, диким взором изредка посматривал по сторонам.

При моем появлении Томас поднял голову и сердито посмотрел на меня. Лицо его было белым.

— Итак, сеньор Киф, вы знаете, как обстоят дела на шахте. Никаких официальных отчетов уже не потребуется. Не хочу даже слышать об этой глупой затее, из-за нее я чуть было не лишился сестры.

Последние его слова поразили меня. Он ведь не сказал, что сестра могла погибнуть, а подчеркнул, что мог бы ее лишиться. В отчаянии я был готов разорвать Юрадо на куски. К моему удивлению, Чела, приоткрыв глаза, тихо произнесла:

— Томас, отвези меня домой.

Он что-то ласково пробормотал ей в ответ и, нежно поцеловав в лоб, поднял сестру на руки. Посадив ее рядом с собой, Томас пришпорил коня и тронулся в путь. Оседлав лошадей, остальные члены его банды последовали за ними. Все оставшиеся молчаливо смотрели им вслед.

Первым тишину нарушил Янош, который в типичной для него манере воскликнул:

— Бог мой, мистер Киф, я просто поражен. У вас потрясающие способности выживать в самых экстремальных ситуациях!

— Эта — хуже не придумаешь. Когда мы оттуда выбирались, крепления все еще продолжали рушиться, — ответил я и, посмотрев на Ван Хорна, криво улыбнулся. — В том проеме ваше лицо выглядело отлично.

Я подошел к ближайшему промывному лотку и, черпая из него руками воду, сполоснул голову и плечи. Затем рухнул на землю и подставил лицо солнцу. Но удовольствие длилось недолго. Морено, пересчитав по одному выбравшихся из завала шахтеров, подошел ко мне. Его лицо было озабоченным.

— Одного не хватает, сеньор, — с печалью в голосе сообщил он.

Я неохотно поднялся. Ван Хорн, поливавший себя из промывочного чана водой, услыхав его слова, тотчас обернулся:

— Ты уверен?

— О да, сеньор. Нет Хосе Хардоны, взрывника из последнего забоя. Это совершенно точно.

Юрадо, сидевший с хмурым лицом, прислонившись спиной к стенке навеса, резко поднялся и двинулся в нашу сторону.

— Теперь он уже мертв, — сказал он.

— Этого утверждать нельзя, — возразил я. — Мы должны его отыскать.

— Не сходите с ума, — недовольно произнес Юрадо. — Сколько мы пробыли в забое до того, как из него выбрались? Час, не меньше. Кто-нибудь слышал хоть какие-нибудь звуки?

И, как бы ища поддержки, посмотрел на обступивших нас шахтеров. Не дождавшись ответа, он повернулся ко мне и сказал:

— Он, должно быть, погиб при первом же обвале.

— Ты пойдешь со мной? — обратился я к Морено.

В глазах его застыл неподдельный ужас. Что ж, подумал я, он ведь уже далеко не молод. Морено сделал глубокий вдох и неохотно кивнул.

— К вашим услугам, сеньор, но с вами больше никто не пойдет. Ни за что.

Ответ его был малоутешительным, но вполне объяснимым. Мы двинулись было к входу в шахту, но тут Юрадо схватил меня за плечо:

— Не делайте глупостей. Гора еще в движении.

Боялся он не столько за меня, сколько за себя, и я, отстранив его, последовал за Морено. Догнав, я увидел в его руках две горящие лампы. Одну Морено тут же протянул мне, и мы, держа лампы перед собой, шагнули в шахту.

Как только мы достигли развилки в штольне, нас догнал Ван Хорн.

Пролезая через завал, периодически цепляясь лопатками за потолочную крепь штольни, я испытывал далеко не самые приятные ощущения. К тому же из темноты узкого прохода до меня доносился монотонный шум падающих камней.

Когда я наконец добрался до забоя, моим глазам предстала еще более удручающая картина. Очевидно, совсем недавно произошел новый сдвиг горы, который вызвал очередной обвал, отчего высота в забое уменьшилась вдвое. Не вьвдержав тяжести породы, деревянные стропила и подпорки сломались, словно спички, и теперь со всех сторон торчали острые концы их обломков.

Лезть между ними было опасно, но нам ничего другого не оставалось, поскольку из дальнего угла, где произошел первый обвал, доносились сдавленные стоны.

Осветив место, откуда исходили стоны, мы увидели голову, плечи и руку Хардоны, торчащие из-под огромной груды камней. Его покрытое толстым слоем пыли лицо блестело от пота. Вероятно, при первом же обвале его засыпало, и пока мы освобождали проход, он без сознания тихо лежал в темном углу.

Морено осторожно, стараясь не причинить боли пострадавшему, принялся разгребать завал руками. Вскоре он поднял на меня глаза и печально покачал головой. Я понял, что Хосе Хардона умирает и уже вряд ли что может его спасти.

Взрывник приоткрыл веки и обвел нас затухающим взглядом. Вдруг в его глазах мелькнул слабый огонек, похожий на удивление. Его рот приоткрылся, и он явственно произнес:

— Святой отец, это вы?

Я посмотрел на стоящего рядом Ван Хорна. Его лицо и обнаженный торс были покрыты пылью. Протерев тыльной стороной ладони глаза, он шагнул к умирающему.

— Я видел вас у церкви. Там горел костер, — сказал Хардона и, морщась от боли, сомкнул веки. Открыв глаза вновь, он ослабевшим голосом произнес: — Умираю, святой отец. За свою жизнь я натворил много ужасных дел. Уже ничего не изменить, но все же...

В эту минуту под потолком раздался грохот, подобный грому, и я быстро пригнулся, прикрыв руками голову. Новая груда камней упала рядом с нами.

На губах Хардоны появилась кровь. Он сплюнул и тихо попросил:

— Не оставляйте меня, святой отец.

Ван Хорн взял руку умирающего в свою. Неожиданно в дальнем углу, с треском лопнув, упала на землю кровля. Ван Хорн через плечо бросил на нас взгляд.

— Вам обоим оставаться здесь не имеет смысла, — твердо сказал он.

Перепуганный бедняга Морено, с ужасом ожидавший неизбежной, как он считал, встречи с Всевышним, заколебался. Видно, ему все же удалось сохранить остатки мужества.

— Хосе мне — двоюродный брат, сеньор, — извиняющим голосом произнес он. — Родственные чувства, вы меня понимаете?

— Вот вам немного света в борьбе со тьмой, — подняв лампу, торжественно сказал я. — Продолжайте свое дело, святой отец.

Ван Хорн не стал тратить время на споры и, склонившись над Хосе, произнес спокойным твердым голосом:

— Я хочу, чтобы вы покаялись в грехах. Повторяйте за мной: «О Всевышний, чья безмерная доброта...»

Хардона, испытывая страшные муки, шевелил окровавленными губами, повторяя вслед за Ван Хорном и с трудом выговаривая слова своего покаяния. Всю молитву Ван Хорн прочитал спокойным, размеренным голосом. Даже гора затихла, словно давая возможность умирающему свершить последний обряд.

Свежая кровь проступила на губах Хордоны, и он навсегда закрыл глаза. Морено перекрестился и попятился назад.

— Бог с тобой, Хосе, — промолвил он.

Я коснулся плеча Ван Хорна, тот, не замечая меня, склонился над телом. В наступившей тишине я услыхал слабое, прерывистое дыхание Хардоны, который все еще отчаянно цеплялся за жизнь. Сверху вновь посыпались мелкие камни, и Ван Хорн, прикрывая собой Хосе, начал читать заупокойную молитву:

«Упокой душу раба Божьего. Во имя Господа, Отца нашего Всевышнего, сотворившего тебя, во имя Иисуса Христа, сына Божьего, страдавшего за тебя, во имя Святого Духа...»

Неожиданно раздался страшный грохот, гора вздрогнула и стала оседать на нас.

Морено, находившийся у выхода из забоя, неистово закричал. Схватив Ван Хорна за волосы, я изо всех сил потянул его к себе, стараясь оттащить от умирающего. В эту минуту свалившаяся с потолка груда камней навечно накрыла тело Хосе Хардоны. Словно дикое животное, бросился я к выходу.

Свалившийся рядом со мной камень разбил мою лампу, и я, бросив ее, в кромешной темноте пополз по узкому проходу. На другом конце его нас ждал Морено. Подняв лампу над головой, он всматривался в глубину лаза. Увидев мою голову, он протянул руку и помог мне выбраться в штольню. Я упал на колени, затем резво вскочил, обернулся назад и не поверил своим глазам. Я увидел, что из дыры, откуда я только что появился, над завалом свисают голова и плечи Ван Хорна. Теперь мы были спасены. Вцепившись в Ван Хорна, мы с Морено вытащили его за руки. В этот миг потолок штольни вновь затрясло, и мы со всех ног бросились к выходу.

* * *

Не думаю, что хоть кто-нибудь снаружи ожидал снова увидеть нас. И тем не менее нам все же удалось благополучно выбраться на поверхность. Едва мы, сопровождаемые огромным облаком пыли, выскочили из штольни, как толпа людей, стоявших у входа в шахту, возбужденно крича, сразу же окружила нас.

Пробравшись сквозь толпу, я упал на четвереньки рядом с промывочным лотком и окунул голову в холодную воду. Затем перевернулся на спину и, закрыв глаза, постарался отдышаться. Когда я открыл глаза, я увидел склонившегося надо мной Яноша.

— Бог мой, сэр, это уже слишком, — взволнованно произнес он. — Я уже решил, что вы погибли.

— Все претензии к Ван Хорну, — ответил я. — Похоже, он ищет себе погибель. Жить ему, что ли, надоело?

Я коротко рассказал Яношу, что произошло в шахте. Когда я закончил, он нахмурился, что для него было не очень характерно.

— Та-а-ак, — протянул он. — Что, Ван Хорн снова вошел в роль?

— Это у него смена настроений.

— А у тебя?

Я удивленно сдвинул брови.

— Вы же были там вместе, мистер Киф. Вы бы могли погибнуть, сэр, и ради чего?

Что верно, то верно, подумал я и, поднявшись на ноги, увидел приближающегося Ван Хорна. Рабочие, уступая ему дорогу, все же старались держаться к нему поближе. Многие из них испуганно крестились.

Подойдя к промывочному чану, он зачерпнул из него воды, вылил ее на голову и плечи и, посмотрев на меня, улыбнулся:

— Мы пережили волнующие моменты, Киф.

Улыбка сползла с губ Ван Хорна, и его лицо вновь сделалось серьезным. Он протянул руку, взял лежащую рядом рубашку и надел ее. Морено, а за ним и остальные шахтеры подошли к Ван Хорну. Юрадо, я заметил, держался в стороне и с явным интересом наблюдал за происходящим. Но он меня совсем не занимал, поскольку было не до него.

— То, что вы сделали для моего бедного брата, святой отец, проводили его в последний путь, рискуя собственной жизнью, забыть невозможно, — взволнованно произнес Морено. — Мы все у вас в огромном долгу. Все. Если мы смогли бы для вас что-нибудь сделать...

Ван Хорн замер, глядя на стоящих перед ним людей. Конец рукава рубашки свободно болтался на его запястье. Я не мог видеть выражения его лица, но почувствовал, что он весь напрягся.

— Скорбь по усопшему — это взывание к милости Всевышнего, спасшего души многим смертным. Сегодня в половине третьего я совершу в церкви обряд поминовения. Всех, кто действительно испытывает ко мне чувство благодарности, жду в церкви.

От этих слов даже на лице Яноша застыл неописуемый ужас, не говоря уже о Морено и его товарищах.

Юрадо тем временем, оседлав лошадь, уже мчался галопом, неся эту новость своему хозяину.

Глава 10

Не поговорив ни со мной, ни с Яношем, Ван Хорн объявил, что возвращается в Мойяду, и вместе с двумя десятками шахтеров, у которых были лошади и мулы, тронулся в путь. Остальные рабочие забрались в большую кибитку, запряженную четверкой мулов.

Мы с Яношем сели на телегу. Он был явно недоволен поворотом событий.

— Он, случайно, не ударялся головой в шахте? — раздраженно спросил меня Янош.

— Несколько раз, — ответил я.

— Я так и думал. У него съехала крыша. Ничем другим его поступки не объяснить. Для Ван Хорна это будет началом конца. Этот выпад де Ла Плата безнаказанным не оставит.

— Думаю, Ван Хорн пошел на это осознанно. Он провоцирует Томаса на открытое столкновение.

— В этом есть смысл, если только де Ла Плата появится один, но на это рассчитывать не приходится. Если он и объявится во время службы, с ним будет не менее дюжины вооруженных бандитов.

— Ван Хорн наверняка хитрит, — сказал я. — Не думаю, что он просто так дает повод его повесить.

— Да, но возможен и другой расклад, — заметил Янош. — А что, если, как я уже говорил, Ван Хорн не может выйти из роли священнослужителя?

Я попытался прогнать от себя эту тревожную мысль.

— Чушь какая-то.

— Тогда объясни, если сможешь, его сегодняшнее поведение. Он вместе с тобой и Морено полез в шахту, остался с этим заваленным несчастным. Исповедал, облегчил его душу, судя по твоему рассказу, как настоящий священник. Зачем он это делал? Ради чего рисковал собственной жизнью?

Вспомнив на минуту, что произошло в забое, я неожиданно содрогнулся при мысли, что я и сам в те минуты, как это ни покажется глупо, воспринимал Ван Хорна как настоящего пастора.

— Ну, я не знаю, — неуверенно произнес я. — Я ведь и сам туда полез. Не так ли?

— Относительно тебя все понятно, — улыбнулся Янош. — Видите ли, вы, сэр, ирландец. И кто может сказать, что такие, как вы, хоть раз в жизни поступали обдуманно и логично?

На этом наш разговор прервался, так как мы уже приехали на гасиенду. Подъезд к дому нам преградили двое людей Томаса де Ла Плата. В дом нас они не пустили, однако и не воспрепятствовали покинуть усадьбу.

Янош мирно клевал носом на заднем сиденье, а я, нахмурив брови, вел «мерседес» по дороге в Мойяду и мысленно пытался разобраться в Ван Хорне, в этом грабителе и убийце, добровольно пришедшем мне тогда на помощь в доме старого Тачо. Да, тогда он спас меня от неминуемой гибели, думал я. Это он, не раздумывая, кинулся в темную шахту навстречу смертельной опасности, чтобы протянуть руку умирающему и с молитвами проводить его в мир иной. Поступок, надо прямо сказать, мужественный, но бессмысленный. Хотя неизвестно, для кого как. Да и вообще, какой смысл можно было отыскать во всем том, что происходило с нами?

* * *

Возвратившись в гостиницу, я сразу заметил, что сервис в ней разительно изменился. Войдя в бар, мы увидели за стойкой Морено. Он, должно быть, уже успел принять ванну и теперь светился чистотой. На нем были свежая белая рубашка и черный галстук.

Морено извлек бутылку того самого особого виски, три стакана и смущенно произнес:

— Почту за честь, если джентльмены выпьют со мной.

— Весьма любезно, — ответил Янош, и мы направились к стойке.

Морено, разлив виски, поднял свой стакан:

— Сеньор Киф, позвольте поблагодарить вас за то, что вы сделали для моего двоюродного брата. От имени всей нашей родни.

В ответ я пробормотал какие-то слова признательности, думая, как много значат для этих людей родственные связи.

— А отец Ван Хорн, сеньор? Вы думаете, он сделает то, что пообещал? — осторожно спросил Морено.

— Насколько я знаю, Томас де Ла Плата запретил ему проводить церковную службу. Вот все, что мне известно, — ответил я.

— Это не наше дело, — вставил Янош.

— Ты думаешь, у священника возникнут проблемы? — спросил я Морено.

— Дон Томас его убьет. В этом нет никаких сомнений. Он также убьет любого, кто придет в церковь на службу. По дороге сюда я пытался объяснить это отцу Ван Хорну, но он меня и слушать не захотел.

— Тебя — не захотел, может, нас послушает, — сказал Янош и, осушив свой стакан, посмотрел на меня: — Черт возьми, мистер Киф, не можем же мы позволить человеку так просто совершить самоубийство. Верно?

— Полагаю, что не можем, — ответил я, подыгрывая Яношу.

— Не беспокойся, Морено, — бодрым голосом сказал Янош. — Я думаю, нам удастся его отговорить.

Морено, бурно выражая слова признательности, проводил нас до машины, открыл заднюю дверцу и помог Яношу забраться на заднее сиденье. Думаю, как мэру Мойяды, ему просто не хотелось иметь дополнительных проблем в своем городке. С другой стороны, Ван Хорн своим поступком, несомненно, изменил его настроение.

Проехав по улицам селения, мы вскоре подъехали к церкви. Ван Хорна поблизости не обнаружили. Резко нажав на тормоз, от чего под колесами зашуршала уложенная вокруг церкви щебенка, я оглянулся и увидел Викторию, сидящую на лошади. Позади нее я заметил Начиту. Лицо девушки было встревоженным. Спрыгнув на землю, она подбежала к машине и, словно пытаясь удостовериться, что я цел и невредим, ощупала меня руками.

— Вы слышали, что произошло на шахте? — спросил я Начиту.

— Я делал в магазине покупки, сеньор. Там только об этом и говорили.

Я взял Викторию за руки.

— Сейчас мне нужно поговорить со священником. А затем я приеду к вашей стоянке.

Она недоверчиво сдвинула брови, и я, не обращая внимания на окружающих, поцеловал ее в губы.

— А теперь поезжай, а то мне придется привязать тебя поперек лошади.

Ее лицо засияло в радостной улыбке. Вспрыгнув на лошадь и объехав «мерседес», Виктория галопом пронеслась мимо Начиты, который от неожиданности чуть не выпал из седла. Развернув лошадь, старый индеец поскакал вслед за девушкой, которая уже была на расстоянии двух ярдов от него.

— Она, по крайней мере, тебя слушается, — заметил Янош.

— Только иногда, — уточнил я.

Я помог Яношу выбраться из автомобиля, и как только мы направились к церкви, на ее крыльце появился Ван Хорн. На нем была черная сутана с белым стоячим воротником, на голове головной убор католического священника — еще один предмет, найденный в сундуке умершего пастора.

— Хотелось бы знать, сколько на все это уйдет времени.

Подойдя к машине, Ван Хорн поднял заднее сиденье и вынул из-под него огромный кусок войлока. Под ним заблестела металлическая поверхность. Сиденье оказалось тайником с двойным дном, и он, опустив в него руки, достал жестяной короб цвета хаки, на крышке которого черными буквами было написано: «Артиллерийско-техническое снаряжение армии Соединенных Штатов».

— Вы бы лучше прошли в церковь, — сказал он, поддерживая ящик обеими руками, затем добавил, обращаясь к Яношу: — И загаси сигару.

Венгр глубоко вздохнул и неохотно швырнул недокуренную сигару на землю.

— Ты не считаешь, что зашел слишком далеко? — недовольно спросил Янош.

Ван Хорн, не обратив внимания на его замечание, вошел внутрь. Самые грязные ругательства уже исчезли со стен, но побелить церковь Ван Хорн еще не успел. В помещении уже почти не пахло ни грязью, ни затхлостью, которые еще вчера здесь сильно ощущались. На алтаре в обрамлении двух свечей поблескивало распятие. Вокруг стояла благоговейная тишина. Оскверненный храм вновь стал святилищем.

Ван Хорн, подойдя к скамье, поставил на нее металлический ящик и открыл его.

— Мы с Кифом хотели бы знать, что ты задумал? Ты не один замешан в этом деле, пора бы это понять, — сказал Янош.

Ван Хорн вопросительно посмотрел на меня.

— Никто не придет на твою службу. Им не до этого, — заметил я.

— Придет де Ла Плата, — ответил он. — А это самое главное. Он явится, чтобы позлорадствовать, и, очень возможно, постарается меня прикончить.

— Но он будет не один, дружище, — попытался возразить ему Янош. — С какой это стати он вдруг явится без своей банды?

— Два дня. Это все, что нам отпущено, — ответил Ван Хорн. — После этого утреннего обвала на руднике нам больше не на что рассчитывать. Финал спектакля должен состояться именно сегодня, и разыграть его мы обязаны по нашим нотам.

— Томас никогда не вылезает из своей берлоги, не прихватив с собой дюжину бандитов, — заметил я.

Ван Хорн отошел в дальний конец церкви и взобрался на церковную кафедру. Он, глядя на нас, положил руки по обе стороны небольшого деревянного аналоя, на котором я увидел раскрытую Библию.

— Когда он со своими дружками войдет в церковь, здесь меня и застанет. Но они не будут знать, что их ждет.

Его ладони скрылись за кафедрой, а когда он их вновь поднял, я увидел в его руках автомат. Да простит меня Господь за мои сравнения, но Ван Хорн в эту минуту, стоя на возвышении с оружием в руках, был похож на ангела смерти. Теперь я понял, что ему не составит труда расправиться с Томасом и его бандой. Я уже видел, как де Ла Плата со своими дружками, позвякивая шпорами, входят в церковь. Свежи были мои воспоминания о том, каков Ван Хорн в действии. Я отлично знал, каким грозным оружием в его руках является ручной пулемет «томпсон». Томас де Ла Плата и те, кто с ним придут, рухнут на пол, прежде чем осознают, что с ними произошло.

Но в плане Ван Хорна было одно небольшое «но», о котором, как и я, догадался Янош.

— А что, если Томас оставит кого-нибудь из своих снаружи, сэр? Что тогда? — поинтересовался он.

— Это уже будет ваша с Кифом работа. Вы спрячетесь на втором этаже звонницы. С высоты двадцати футов у вас будет отличный обзор и удачная позиция для стрельбы.

— Из чего? — удивленно спросил я.

— Загляни в ящик.

Подняв крышку, я действительно обнаружил в нем дюжину брикетов взрывчатки, двухствольный дробовой обрез, «винчестер» с магазином, полным патронов, несметное количество амуниции и точно такой же, как у Ван Хорна, «томпсон».

Оставив Яноша в гостинице, я побрел по поселку в сторону ворот. Мне нужно было время, чтобы тщательно обдумать, что затеял Ван Хорн.

Осуществление его плана казалось мне опасным, но вполне реальным, и по тому, как он его нам описал, мы имели шансы на успех. Двух пулеметов, одной или пары гранат, брошенных со звонницы, более чем достаточно, чтобы за несколько секунд убить или покалечить бандитов Томаса, которые окажутся возле церкви, всех до последнего.

В конечном итоге все будет зависеть от Томаса де Ла Плата. Нельзя быть уверенным в том, что он поведет себя точно так, как предполагает Ван Хорн. Мне не раз доводилось устраивать засады, и по своему опыту я знал, что те, кого поджидают, либо не показываются вообще, либо появляются с другой стороны, и тогда ситуация в корне меняется: тому, кто собирался нападать, приходится обороняться.

* * *

Первое, на что я обратил внимание, когда подошел к стоянке индейцев яаки, так это на отсутствие поблизости вьючных животных. Однако палатка все еще стояла рядом с горевшим костром. Неподалеку, мирно пощипывая траву, паслись четыре лошади.

Рядом с костром на расстеленном одеяле лежала книга в кожаном переплете. Я поднял ее и раскрыл. Это был «Дон Кихот» на испанском языке. Послышался тихий шорох, словно легкий теплый ветерок качнул растущую на лугу траву. Я оторвал от книги взгляд и увидел глядящего на меня Начиту.

— Хорошая книга, сеньор, — сказал он.

— Ваша?

— В детстве мне пришлось пробыть некоторое время в монастыре у святых отцов в Накозари. Они намеревались сделать из меня священника, но внутренний голос подсказал мне совсем другое, и я вернулся к своему народу. Жизнь человеку дается всего один раз.

Бросив книгу обратно на одеяло, я спросил индейца:

— А где остальные?

— Пошли с животными через горы, сеньор.

— А ты остался?

На его лице появилось что-то вроде улыбки.

— Там, у водоема, по другую сторону от берега, где растут тополя, сеньор, она жцет вас.

Он мягко опустился на землю, взял с одеяла книгу и раскрыл ее.

Оставив Начиту наслаждаться сокровищницей мировой литературы, я, предвкушая удовольствие совсем иного рода, отправился, куда указал мне старый индеец.

* * *

Это было изумительной красоты место. В небольшой водоем, обрамленный огромными каменными глыбами, с двадцатитридцатифутовой высоты струился водопад. Виктория сидела на старой конской попоне, прижав к подбородку колени, и, погрузившись в свои сокровенные мысли, задумчиво смотрела куда-то вдаль. Услышав шаги и поняв, что это я, она быстро поднялась.

Она с опаской посмотрела на меня, словно ожидая увидеть нечто такое, о чем я никак не мог догадаться.

— Рад тебя видеть. Как хорошо быть с тобой наедине, — тихо произнес я.

Лицо девушки было серьезным, я бы даже сказал, озабоченным. Слегка сдвинув брови, она, казалось, пыталась разобраться в том, чего никак не могла понять. Выплывшие из-за вершин гор облака ненадолго закрыли яркое солнце, и я ощутил леденящий душу холод. Меня всего вдруг зазнобило, и я почувствовал острую боль, будто лезвие ножа пронзило мне сердце.

Такое случалось со мной не раз, и всегда в преддверии печальных событий. А Виктория, да благословит ее Господь, почувствовала и поняла это по-своему. Она схватила мои руки и плотно прижала их к своей груди.

— Я знаю, — сказал я. — Боюсь и я. Такое случается со всеми. Даже с малышом Эмметом Кифом, у которого крепкая рука. — Она еще больше нахмурилась, и я, опустившись с ней на попону, поцеловал ее в губы. — Эдмундо, Эдмундо Киф. Ты хочешь о нем узнать?

Она кивнула мне и улыбнулась. Тревога все еще не покидала ее.

— Дома у меня остался дед, который благословил бы тот день, когда увидел бы тебя, — сказал я. — Он всегда говорил, что самый большой подарок, который может преподнести Всевышний мужчине, — это женщина, умеющая молчать.

Изречение понравилось Виктории, о чем свидетельствовала радостная улыбка, появившаяся на ее лице. Возможно, само упоминание о моем деде немного развеселило ее. Наступил момент, когда я мог рассказать ей о себе. Итак, я начал рассказ, мой самый длинный монолог, который, если угодно, можно было назвать исповедью малыша Эммета Кифа.

История моей жизни изобиловала разными событиями, которые я старался не пропустить. Я рассказал ей буквально обо всем. О великом Майкле Коллинзе, о людях, преднамеренно и случайно убитых мною, включая и моего брата. Теперь она знала обо мне все, за исключением дела, на которое нас послал Бонилла, а также того, что я знал о Ван Хорне и Яноше.

Но я поведал Виктории и об этом, так как не до конца верил в успех планов Ван Хорна. Да, я считал, что наша операция сорвется, но почему я так думал, объяснить не мог.

Я лежал, положив голову ей на колени, и, глядя в бездонную синеву безоблачного неба, наслаждался тишиной. Виктория нежно водила своими маленькими пальчиками по моему лбу, отчего я забылся в сладком сне. Уверен, делала она это специально, чтобы украдкой оставить меня одного спящим. Но при первом же ударе церковного колокола я проснулся. Ван Хорн обещал зазвонить за полчаса до начала службы.

Она не сделала попытки остановить меня. Я даже не поцеловал Викторию на прощание, настолько был взволнован. Бросив на нее долгий взгляд, я развернулся и зашагал меж деревьев, готовый еще раз встретиться с судьбой, только в этот день — у порога церкви.

* * *

Я застал Яноша на веранде рядом с гостиницей. Заметив меня, он встрепенулся и громко, так, чтобы Морено, сидевший с озабоченным видом на тростниковом стуле, мог его услышать, предложил мне прогуляться по поселку.

— Он чем-то обеспокоен, — сказал я.

— У жены, как я понял, начались предродовые схватки. Хотя сейчас и не поймешь, что его больше тревожит, она или Ван Хорн.

Янош с выражением блаженства на лице выпустил изо рта облако сигарного дыма.

— Какой сегодня прекрасный день. В такой день даже хочется жить, — произнес он.

Я никогда не мог догадаться, когда он шутит, а когда говорит серьезно. Где его беззаботность была показной, а где реальной — понять было невозможно. Вероятнее всего, такие удивительные, как Янош, привыкшие жить одним днем люди, не очень-то любили заглядывать в будущее и задумываться над грозящими неприятностями.

Вдвоем мы пошли по селению, непреднамеренно двигаясь вдоль его восточной стены, и неожиданно оказались у торца церкви, где в двери, ведущей прямо в ризницу, стоял, поджидая нас, Ван Хорн.

На этот раз поверх его сутаны был надет еще и белый полотняный стихарь, крест-накрест перетянутый у талии епитрахилью зеленого цвета, насколько я помню, олицетворяющей собой страсти Христа и его смерть. Ван Хорн накинул на себя зеленую ризу и приготовился к началу богослужения.

— Должен отметить, что вы, сэр, выглядите «на все сто», — восхищенно произнес Янош.

— Я чертовски старался, — мрачным голосом ответил ему Ван Хорн. — Осталось всего пятнадцать минут до начала, поэтому, чем раньше вы заберетесь на звонницу, тем лучше.

Он провел нас с Яношем по церкви и, остановившись за кафедрой, открыл небольшую деревянную дверцу, о существовании которой я и не подозревал. За ней была каменная винтовая лестница, которая вела наверх, в звонницу.

— Все, что нужно, я там приготовил, — сказал Ван Хорн. — Прошу запомнить одно. Вы начинаете стрелять только после того, как я открою огонь. Никакой самодеятельности. Что бы вам там наверху ни показалось, вы должны действовать, как договорились.

Дверь за нами захлопнулась, и я вслед за Яношем в полутьме зашагал по лестнице. Яношу с его огромными габаритами и тяжелым весом было трудно подниматься по крутым и узким ступеням, так что я был вынужден постоянно подталкивать его в спину.

Наконец мы поднялись на второй этаж и оказались в комнатке около десяти квадратных футов, в трех стенах которой зияли узкие, доходившие почти до самого пола окна. Как и предупредил Ван Хорн, все для нас было уже подготовлено: двухствольный обрез с патронами, «винчестер», несколько гранат, «томпсон» и сложенные рядом в стопку с полдюжины обойм аккуратно лежали на постеленном на полу одеяле.

Янош, обливаясь потом и прерывисто дыша, рухнул на деревянную скамью. Пока я осматривал помещение, он вынул из кармана фляжку, открутил пробку и припал к ней губами.

Изучив обстановку, я пришел к выводу, что мы заняли не самую выгодную позицию. С высоты двадцати футов, на которой мы находились, перед нами как на ладони лежала площадка перед церковью, однако из звонницы не просматривался городок и, чтобы его увидеть, необходимо было просунуть в окно голову.

Я поделился своими мыслями с Яношем, который наконец-то пришел в себя. Он понимающе закивал.

— Это означает, мы не сразу заметим Томаса, поэтому подготовиться к его появлению нам следует заранее, — сделал вывод он.

Я пододвинул скамью к стене с окном, чтобы мой напарник мог на ней удобно расположиться, а сам, скрываясь за оконным косяком, стал наблюдать за площадкой у крыльца церкви. Я передал «томпсон» Яношу, и тот, зажав сигару в зубах, положил его себе на колени. В мою задачу входило прицельно метнуть пару-тройку гранат, а если возникнет необходимость, открыть огонь из «энфилда» или «винчестера». В нашем положении короткоствольный дробовой обрез показался мне менее пригодным.

В той стене, где не было окон, была узкая щель шириною около девяти дюймов. Просунув в нее голову, я увидел внизу стоящую в церкви кафедру. Внутри никого не было. Затем дверь ризницы распахнулась, и на ее пороге с «томпсоном» в руках появился Ван Хорн. Сделав несколько шагов в направлении кафедры, он поравнялся с алтарем и, преклонив перед ним колени, машинально перекрестился. Затем он поднялся и с невозмутимым лицом взобрался на кафедру.

— И что из этого, мой дорогой сэр, получится? — выдохнул мне в ухо Янош.

Осторожно положив на небольшую полочку перед собой пулемет, Ван Хорн сел на стоящий за кафедрой табурет и раскрыл Библию. Я выпрямился и повел головой из стороны в сторону.

— Одному Богу известно, — ответил я на вопрос Яноша. — Я уже не пытаюсь его понять. Просто воспринимаю его таким, какой он есть.

* * *

В комнате звонницы стояла гробовая тишина и было очень жарко. Янош, стерев с лица пот, тяжело вздохнул.

— Я больше для таких дел не гожусь, — промолвил он.

— Но когда-то годился, — с уверенностью в голосе сказал я.

Это был не вопрос, а утверждение, и произнес я эту фразу не только для того, чтобы продолжить разговор.

— Когда я приехал в Мексику, то в качестве консультанта поступил на службу в кавалерию федеральных войск. В горах, к северу отсюда, они пытались уничтожить индейцев племени яаки, но все их усилия были напрасными, даже несмотря на то, что за пару отрезанных ушей яаки полагалась награда в сто песо.

— Да, видно, им очень хотелось от них избавиться.

— Правительство неистово хотело завладеть их землями. Этим все и объясняется. Потому-то и сейчас оставшиеся в живых индейцы этого племени обитают в таких местах, как, например, Страна Прохладной Реки, где никто другой не выживет. Эти события имели место в печальные времена правления Диаса.

— А после?

— В самом начале революции при взятии Сьюдад-Хуареса я с другими, такими же, как и я, служил в иностранном легионе под командованием Франциско Мадеро. Он называл нас племянниками великого Джузеппе Гарибальди. Отличный был вояка.

— Тебе, должно быть, есть что вспомнить.

— Да, это так. Но Мадеро убили его же сподвижники. Во всяком случае, я так расценил события, которые потом разыгрались. Он был слишком хорош, чтобы остаться в живых, бедняга. Быть бы ему пожестче с этими негодяями. То были смутные времена, сэр. Тогда никто не знал, кто следующий на очереди.

В этот момент с правой стороны мощенной булыжником улицы, скрытой от нашего взора, донесся топот копыт. В жарком воздушном мареве раздался смех и позвякивание шпор. Когда всадники наконец попали в поле нашего зрения, я понял, что мы недооценили силы противника. Их было не менее двадцати пяти, до зубов вооруженных людей.

В центре группы скакал, как всегда мрачный, Томас де Ла Плата. Но истинное потрясение я испытал, увидав справа от него на лошади его родную сестру.

Глава 11

Он специально взял ее с собой, чтобы она наблюдала, как будут измываться над священником. Другой причины ее присутствия я не видел. Лицо Челы было белым, чувствовалось, что она напряжена. Томас, первым спрыгнув на землю, протянул сестре руки. Та с большой неохотой слезла с коня. Взяв Челу под руку, Томас направился к входу в церковь. Шесть или семь человек последовали за ними.

— Что теперь будет? — шепотом спросил Янош.

Я бросился к щели в стене и припал к ней. Ван Хорн все также неподвижно сидел на табурете, только на этот раз «томпсон» лежал у него на коленях. Раздался звон шпор, взрыв хохота, и де Ла Плата, обнимая одной рукой сестру за плечи, появился в церкви.

— Сегодня дела у вас идут неважно, святой отец? — обратился он к Ван Хорну.

Ван Хорн аккуратно положил автомат обратно на полку и поднялся с табурета.

— Похоже, что да. Вы довольны?

— Тем, что не ошибся в этих свиньях? Нет, не особенно, — ответил де Ла Плата и посмотрел на сестру, которую все еще крепко прижимал к себе. — А тебе это принесло хоть какое-то удовлетворение, любовь моя?

Чувствовалось, что за этой его фразой скрывалось что-то омерзительное. Он явно затеял какую-то гадость. Чела попыталась высвободиться, но он еще крепче прижал ее к себе.

— Вы должны ее простить, святой отец. Удивительно, но сестра совсем не горела желанием посетить вас. Только по моей настоятельной просьбе она приехала сюда.

Люди Томаса с винтовками, свисающими с плеч, встав в линию позади своего предводителя, представляли собой отличную мишень, но я знал, что из-за девушки Ван Хорн стрелять не будет. Если я не послушаю Ван Хорна и попытаюсь сам подстрелить Томаса, бандиты в ответ откроют огонь, и Чела окажется в самом центре перестрелки.

Я не мог видеть выражения лица Ван Хорна, но голос его прозвучал спокойно:

— Что вы от меня хотите, сеньор? Моей смерти?

— Не обязательно, — качнув головой, ответил де Ла Плата. — Вы, священник, отсюда уедете. Завтра по той же дороге, по которой вы прибыли, и с теми же, кто вас сюда доставил. Я бы с удовольствием вас повесил, но, к сожалению, я дал сестре слово, и, если она выполнит то, что обещала, я его сдержу.

Он повернулся и, крепко прижимая к себе сестру, величаво зашагал к выходу. Члены банды гурьбой последовали за ними. Бандит, выходивший последним, презрительно сплюнул на пол. Ван Хорн, спустившись с кафедры, бросился им вдогонку.

Я подскочил к окну в тот момент, когда Томас вскакивал в седло. Рядом верхом на своей лошади уже сидела Чела. Люди из банды объехали их и отряд был уже готов тронуться в путь, как в дверях церкви появился Ван Хорн и закричал:

— Сеньор де Ла Плата! Я хочу вам кое-что сказать.

Дон Томас придержал лошадь, остальные сделали то же самое.

— Что вам нужно?

И Ван Хорн громко, чтобы все слышали, произнес:

— У меня есть образ Святого Мартина из Порреса, который в революцию исчез из церкви. Перед водружением его на прежнее место люди должны пройти с ним по всему селению.

Все замерли в ожидании, что за этим последует, и только нервный топот копыт нарушал воцарившуюся тишину.

— Я намереваюсь устроить ход завтра утром. Мы двинемся от церкви в половине десятого.

Послышался сдавленный крик Челы, но Томас тут же ее успокоил:

— В этом городке вы не найдете ни единого человека, который примет участие в вашей процессии.

— Тогда я пойду один.

Быстрым движением руки Томас де Ла Плата выхватил из-под куртки пистолет. В тот же миг я вырвал у Яноша автомат «томпсон» и, больше не считаясь с присутствием Челы, приготовился в случае необходимости открыть огонь. Правда, на этот раз в опасной близи от Томаса был Ван Хорн.

Чела, отчаянно закричав, схватила брата за руку. Все приготовились к худшему. Но Томас, помедлив, сунул пистолет обратно в висевшую у него под курткой кобуру.

— Священник, я сдержу слово, — сказал он. — Чтобы завтра после полудня вас здесь не было. А что касается вашего шествия, только попробуйте его устроить, и я самолично вас прикончу.

— Один или возьмете в помощь своих людей?

Глаза Томаса де Ла Плата засверкали огнем. Его лицо побелело, словно раскаленные угли. Но он промолчал, подал знак вооруженным всадникам, и вся банда тронулась в путь.

Воспользовавшись моментом, я выглянул из окна звонницы, чтобы увидеть их отход, и, заметив в двадцати ярдах от площади разрозненную группу местных жителей, быстро отпрянул назад.

— Похоже, у Ван Хорна появились прихожане, — заметил я.

— Боже, сэр, теперь я во все готов поверить, — ответил Янош.

В сопровождении едва передвигающегося Яноша я спустился по винтовой лестнице и, с опаской поглядывая сквозь разбитые окна, поспешил к выходу.

Толпа уже стала расходиться, и сквозь нее я увидел выезжающих из селения всадников Томаса де Ла Плата. Ван Хорн, второпях поднявшись на крыльцо церкви, ненароком задел меня и прошмыгнул внутрь, не удостоив даже взглядом. В этот момент я для него как будто не существовал. Войдя в церковь, он снял с головы убор католического священника и, швырнув его на ближайшую скамью, принялся стягивать с себя стихарь.

— Отлично сработано, — сказал я, когда к нам подошел Янош.

Ван Хорн бросил на меня яростный взгляд.

— А что ты от меня хотел, Киф? Чтобы я застрелил женщину?

— Совсем нет, — ответил я, избегая прямого ответа. — А как объяснить эту блажь, в очередной раз нашедшую на тебя? Я имею в виду твой ход с этой чертовой реликвией. Де Ла Плата был прав. Ни один мужчина, ни женщина, ни даже ребенок Мойяды не рискнет принять участие в этой процессии.

— В таком случае я пойду один.

— В расчете посрамить де Ла Плата? Он этого не поймет.

Ван Хорн ничего не отвечал, и только желвак ходил у него на щеке. Он периодически судорожно сжимал ладони. В тот момент отношения между нами приобрели новые оттенки, которые невозможно выразить словами. Я отлично это почувствовал. Уверен, что и Ван Хорн тоже.

Подойдя к нему ближе, я тихо, но настойчиво спросил его:

— Зачем это, Ван Хорн? Ради чего?

— Да будь ты проклят, Киф! Сам не знаю, для чего, — резко ответил он и, откинув стихарь в сторону, повернулся и зашагал в ризницу.

* * *

После таких слов говорить было уже не о чем, и мы с Яношем, оставив Ван Хорна в церкви одного, отправились в гостиницу. Морено в баре мы не застали, и я, зайдя за стойку, сам налил нам виски.

— Ну и что теперь? — спросил Янош.

— Не спрашивай меня, спроси лучше его самого.

Он тяжело вздохнул:

— Знаешь, друг мой, мне это не нравится. Совсем не нравится.

Янош взял бутылку и налил себе еще виски, а я, оставив его в баре одного, вышел из гостиницы, обогнул ее, сел в «мерседес» и поехал обратно к церкви.

Я вспомнил, что в звоннице мы оставили оружие. В том состоянии, в котором находился сейчас Ван Хорн, он мог позабыть о нем. Оружие лучше было бы перепрятать в более надежное место, решил я. Хотя это был лишь только повод, чтобы еще раз попытаться расколоть Ван Хорна. Но плану моему не суждено было свершиться: по дороге, взъехав на холм, я встретил священника в компании Морено.

Поднявшись в звонницу, я перенес все оружие вниз и уложил его обратно в металлический ящик. Затем перенес ящик в машину и поставил в тайник под задним сиденьем «мерседеса».

Вернувшись в церковь, я сел на скамью и посмотрел на алтарь. Да, подумал я, всю жизнь я обходился без Бога, но все же здесь, в церковном полумраке, при мерцающем свете горящих на алтаре свечей, мне было хорошо и спокойно.

Неожиданно в дверях показалась Виктория Балбуенас. Еще не переступив порога, она внимательно посмотрела на меня, машинально накинула на голову платок и повязала его под подбородком.

Я взял девушку за руки и, улыбаясь, усадил ее рядом с собой.

— Вот видишь, я, несмотря ни на что, жив.

Это все, что успел сказать я Виктории. На улице послышался крик, затем шум торопливых шагов по лестнице. В дверном проеме появился встревоженный Ван Хорн. Я мгновенно схватился за «томпсон».

— Он тебе не потребуется, — успокоил меня Ван Хорн. — Жена Морено, она совсем плоха. Никак не может разродиться, а местная повитуха не знает, что делать.

Я продолжал сидеть, тупо уставившись на него глазами. Он схватил меня за грудь и в мгновение ока поставил на ноги.

— Боже милостивый, — быстро сказал он. — Парень, ты же четыре года учился медицине. Не так ли?

* * *

У гостиницы уже собралась толпа из тридцати — сорока местных жителей. У плохих вестей длинные ноги, подумал я. Ван Хорн, осторожно раздвигая толпу, поспешно зашагал к входу. Мы с Викторией последовали за ним.

Жуткая сцена предстала перед нашими глазами, когда мы вошли в спальню. В ней было человек двенадцать, не меньше.

Все близкие родственники. Женщины уже вовсю рыдали, громко причитая. Морено, сам со слезами на глазах, был не в состоянии навести в спальне порядок.

На кровати под простыней, испытывая страшные муки, корчилась в схватках несчастная женщина. Древняя старуха, вероятнее всего повитуха, с лицом словно высушенное яблоко, грязней которой я еще не встречал, склонилась над роженицей.

— Пусть все убираются, — скомандовал я Ван Хорну. — Все до одного. Повитуха может остаться, только пусть сначала хорошенько вымоет руки. Пусть скорее принесут из кухни горячей воды и мыло.

Родственники все до одного, протестуя, неохотно покинули спальню. Морено, уже не рассчитывая больше увидеть жену живой, о чем он сам сказал у двери, тоже вышел из комнаты.

— Молитесь за нее, — тихо сказал им Ван Хорн. — Молитесь, чтобы Святой Мартин из Порреса помог ей.

Закрыв за ними дверь, он быстро подошел к окну, распахнутому на террасу, и что-то крикнул шумевшей на улице толпе. Я не расслышал, что именно, но думаю, то же самое, что и родственникам Морено. Затем Ван Хорн плотно закрыл в спальне все окна.

Послышался легкий стук в дверь, и, когда я ее открыл, на пороге с тазом горячей воды и куском дешевого хозяйственного мыла появилась Виктория. Я принялся мыть руки и приказал повитухе сделать то же самое. В ответ старуха, всплеснув руками, выбежала из спальни.

Стянув с живота роженицы простыню, я согнул ей в коленях ноги и осмотрел. Мне сразу стало понятно, почему повитуха пришла в отчаяние.

— Ты еще не забыл, как это делается? — спросил Ван Хорн. Чтобы женщина ничего не поняла, мы перешли на английский.

— При нормальных родах ребенок появляется на свет головой вперед. А в этом случае — ягодицами. Ситуация чертовски сложная.

— Ты можешь ей помочь? — с надеждой в голосе спросил Ван Хорн.

— У меня почти не было практики. Но с теорией я знаком.

Женщина вновь завыла, и я ее, повернув на бок, попытался успокоить. Мне это не удалось. Тогда Ван Хорн, обойдя кровать, взял жену Морено за руку.

— Не волнуйтесь, все хорошо, уверяю вас, — сказал он. — Мучения ваши скоро закончатся, и у вас будет здоровый сын.

Голос Ван Хорна вновь изменился. Я уловил в нем сострадание, любовь, можно назвать это как угодно, и абсолютную уверенность в своих словах. Крики женщины перешли в прерывистый стон. Не отнимая руки, она с верой и надеждой смотрела на священника.

Я отвел Викторию в угол спальни, быстро, но не громко объяснил, что от нее потребуется, и приступил к работе.

Для удобства мне требовалось подвинуть роженицу к самому краю кровати. Подхватив женщину с обеих сторон, мы с Ван Хорном, продолжавшим успокаивать несчастную, придали ей нужное положение.

Во время учебы в медицинском колледже я присутствовал при нескольких родах. Но все они проходили по классической схеме и без осложнений. Всего лишь раз мне довелось увидеть роды, аналогичные этим. Но это происходило в больнице. Как я сказал Ван Хорну, теоретически я был подкован. Словно на экзамене перед лицом суровых преподавателей, я сделал глубокий вдох, вспоминая последовательность действий акушера в подобной ситуации.

Прежде всего нужно было развернуть плод ножками вперед. Все зависело от того, удастся ли мне повернуть его в утробе матери. Осторожно введя руку между ног матери, я понял, что добиться этого вполне возможно, так как ножки у плода разгибались. Действовать надо было крайне осторожно, и я, нащупав пальцем коленку ребенка, слегка надавил на нее. Ножка распрямилась. То же произошло и с другой, когда я повторил манипуляцию.

В этот миг сеньора Морена жутко закричала и забилась в конвульсиях. Я попросил ее, чтобы она тужилась, и вскоре обе ножки ребенка вышли из утробы матери.

Виктория, разорвав хлопчатобумажную простыню на несколько частей, стояла рядом наготове. Я протянул ей руки, и она быстро вытерла их насухо. Теперь мне предстояло провести следующий этап.

Просунув руку между ног младенца и уперевшись большим пальцем ему в крестец, я стал тянуть его на себя до тех пор, пока не показались плечи. Я хорошо помнил, что делать дальше, и осторожно повернул ребенка против часовой стрелки. Затем, подцепив пальцем левый локоть, я вытянул ему всю ручку. Повернув ребенка в противоположном направлении, я проделал то же самое с его правой рукой.

Прервавшись на секунду, я перевел дух.

— Как дела? — спросил Ван Хорн по-английски.

— Пока все хорошо, но сейчас предстоит самое опасное. Извлечь ему голову. Это очень сложно, даже при наличии медицинского инструмента. Если допустить оплошность, то шанс нанести ему черепно-мозговую травму велик.

Вся сложность заключалась в том, что голова должна была медленно и непрерывно выходить из чрева матери. Об этом я хорошо помнил. Подхватив младенца снизу ладонью правой руки, я просунул ее под ним в матку и ввел средний палец ему в рот. Теперь ребенок всем телом лежал у меня на руке. Затем, положив большой палец левой руки ему на голову и зацепив указательным и безымянным его плечи, я принялся медленно, даже очень медленно, тащить младенца на себя. Чтобы ослабить напряжение матки, я прилагал такие усилия, что у меня на лбу выступили крупные капли пота.

Наконец мне удалось извлечь ребенка, но я тут же обнаружил, что он не дышит. Тело младенца было отвратительного, почти фиолетового цвета.

В попытке вернуть младенца к жизни я похлопал его ладонями, но это не помогло. Тогда, взяв у Виктории лоскут ткани и сделав из него жгутики, я очистил от слизи рот и ноздри новорожденного. По отчетливому биению сердца я определил, что ребенок еще жив.

Осторожно припав к его маленькому ротику, я сделал ему искусственное дыхание. Неожиданно ребенок сделал резкий вдох и залился пронзительным криком. О, это был гимн жизни — самый величественный на земле.

Виктория почему-то тоже заплакала. Она приняла от меня младенца, и, пока я осматривал плаценту и проверял состояние роженицы, достаточно умело держала его на руках. Теперь все позади, с облегчением подумал я.

— Мальчик, — объявил я, — если кого интересует.

Взяв у Виктории завернутого в пеленки новорожденного, Ван Хорн подошел к кровати. Я не слышал, что он сказал матери, но та вновь зарыдала.

— Все, как вы сказали, святой отец! — выкрикивала она сквозь слезы. — Все, как вы обещали.

Положив дитя рядом с матерью, Ван Хорн открыл окна и с победоносным видом вышел на террасу. С улицы в спальню донеслись восторженные крики толпы.

Больше я здесь был не нужен. Теперь можно обойтись и без меня. Я поднялся и, подойдя к двери, открыл ее. На пороге стоял Морено, позади которого толпились женщины. Затолкав меня обратно в комнату, они произнесли много слов благодарности, что было вполне естественно. Вскоре я их все же покинул и, пройдя по коридору, вошел в свой номер.

Боже, как я устал! Никогда в жизни я не чувствовал себя таким уставшим и одновременно счастливым. Впервые я подарил жизнь человеку, а не отобрал ее. От нахлынувших чувств я ничего не соображал.

Завалившись на кровать, я уставился в потолок. Дверь в комнату отворилась, и вошла Виктория. Присев рядом, она своими нежными пальчиками принялась поочередно разглаживать морщинки на моем лбу. От ее ласковых прикосновений я сразу провалился в сон.

Глава 12

Проснувшись в полной темноте, я услышал музыку. Судя по доносившимся до меня звукам, играли на гитарах и мараках, кто-то негромко пел. Свесив с кровати ноги, я нашел спички и зажег лампу. Виктории в комнате не было. Мои ботинки валялись на кровати в ногах. Скинув их на пол, я поднялся и направился к стоявшему в углу умывальнику. Склонившись над тазом, я опрокинул кувшин с водой себе на голову.

Мне сразу же стало намного лучше. Прихватив полотенце и открыв окно, я, с удовольствием вдыхая прохладный ночной воздух и вытирая голову полотенцем, шагнул на террасу. На противоположной стороне улицы, куда доходил свет из окон гостиницы, я увидел сидящих на бордюрном камне Викторию и Начиту.

— Виктория! — нежно позвал я.

Она подняла голову.

— Почему ты ушла? Иди ко мне.

Ее побледневшее лицо ничего не выражало.

— Это запрещено, сеньор, — ответил за нее Начита.

— Какого черта? — возмутился я. — Подожди, я сейчас к вам спущусь.

Отыскав свежую рубашку и едва натянув ее на себя, я кинулся вниз по лестнице. Не заглядывая в бар, я выскочил на улицу и чуть было не угодил под копыта лошадей. Чтобы не сбить меня, двое всадников резко натянули поводья.

Увидев меня выбегающим из дверей гостиницы, Виктория и Начита поднялись. Я схватил девушку за руки.

— В чем дело? — спросил я.

— Ее попросили покинуть гостиницу, сеньор, — ответил индеец.

— Чепуха какая-то, — сказал я.

— В Мойяде еще не так плохо, — заметил Начита, подернув плечами. — Я знаю места, где индейцам, особенно из племени яаки, вообще запрещено появляться в черте города.

Ублюдки, а сами вовсю веселятся, подумал я. Спешившись на противоположной стороне улицы, оба всадника уставились на нас. В одном из них я распознал Юрадо, второй был мне незнаком. Пробормотав пару фраз, Юрадо расхохотался. Затем оба повернулись и, поднявшись по ступенькам, скрылись внутри, плотно затворив за собой дверь.

На улице было совсем тихо, если не считать долетавших из гостиницы приглушенных звуков музыки. От моей былой усталости не осталось и следа. Ничего, кроме печальной злобы и досады на человечество, в эту минуту я не испытывал. И понятно почему.

Взяв руки Виктории, я коснулся их губами и произнес:

— Ждите меня здесь. Я только захвачу пиджак, и мы вместе отправимся на вашу стоянку.

Войдя в холл, я увидел, что дверь бара открыта. Проходя мимо нее, я услышал голос Ван Хорна:

— Киф, заходите.

Остановившись в дверях, я увидел в баре столпотворение. Почти все мужчины поселка собрались здесь. Многие из них были уже под градусом. В углу четверо местных с полной отдачей играли на музыкальных инструментах.

Ван Хорн и Янош сидели за столиком, вплотную придвинутом к барной стойке. Венгр поднял стакан.

— За нашего героя! — воскликнул он. — Присоединяйтесь к нам, сэр. Я настаиваю.

Я подошел к ним. За столиком за моей спиной сидел Юрадо со своим приятелем. Полупьяный Морено обносил посетителей бесплатной выпивкой.

— Вы чем-то недовольны, Киф. Что произошло? — взглянув на меня, промолвил Ван Хорн.

— Пока я спал, Викторию выгнали из гостиницы.

Ван Хорн пожал плечами.

— Таковы обычаи в этой стране. Образ жизни она выбрала себе сама, Киф. Обычно мексиканцы не выносят индейцев.

— И особенно племени яаки, — вставил Янош. — Они очень жестокие, Киф. Когда я служил в экспедиционном отряде у федералов, там был полковник Куберо. Так он создал себе гарем из пяти женщин этого племени. Вот это были женщины! Насколько я помню, самой старшей из них было всего пятнадцать. За каждую полковник заплатил по сто песо.

— И вы называете яаки жестокими? — возмутился я.

— Однажды в горах они устроили ему засаду, — продолжил Янош.

Он уже достаточно нализался, поэтому произносил слова с расстановкой.

— Вы бы видели, что они с ним сделали перед тем, как прикончить. Когда мы его нашли, нашим глазам предстала жуткая картина: они вырезали ему оба глаза и вложили их ему в ладони, а в рот вставили его же собственный член.

— И что вы теперь от меня хотите? Чтобы я начал блевать? — зло спросил я. — Считаю, что, заплатив по сто песо за каждую из этих девочек, он это вполне заслужил.

Морено с глуповатой улыбкой на лице перегнулся через стойку бара.

— Эй, сеньор Киф! Мы решили назвать мальчика в честь святого отца Ван Хорна. Не плохо, верно?

— Чертовски удачная идея, — ответил я счастливому отцу и повернулся к Ван Хорну: — Это что? Еще одно деяние Ван Хорна-чудотворца? Выходит, так?

Улыбка сползла с лица Ван Хорна, в глазах появилась боль.

Морено тронул меня за руку.

— Выпейте со мной, сеньор.

— Нет, спасибо, — ответил я ему. — Мне не до этого.

Морено изумленно посмотрел на меня:

— Не понимаю, сеньор.

Торопясь, я не успел застегнуть пуговицы на рубашке, и серебряный амулет, подаренный Викторией, свободно болтался на моей груди. Юрадо, подавшись ко мне, взял его в руку.

— Морено, все очень просто. Сеньор Киф предпочитает нам другую компанию. С более темным цветом кожи, — сказал он и дико захохотал. — Это правда, что говорят о женщинах племени яаки?

Не дожидаясь ответа, Юрадо разразился гнуснейшей тирадой.

Я не сомневался в том, что он появился здесь, чтобы спровоцировать конфликт. Не обязательно со мной, хотя я мог бы завестись и с полуслова. Ван Хорн уже начал было подниматься со своего стула, но я усадил его обратно.

— Буду рад с тобой выпить, — сказал я Морено. — Сейчас вернусь.

Выходя из бара, я услышал голос Юрадо:

— Малыш сбежал, чтобы не навалить в штанишки.

Двое пьяных послушно захохотали.

Увидев меня выбегающим из гостиницы, Виктория и Начита пересекли улицу и подошли ко мне.

— Перед уходом меня пригласили выпить.

По глазам Виктории было видно, что она понимала, что я имел в виду. Понимал это и Начита.

— Из этого ничего не выйдет, сеньор, — сказал он. — Они просто оплюют нас.

В этот момент со мной произошло нечто непонятное. Во мне будто все перевернулось, но, стараясь быть хладнокровным, я спокойно сказал:

— Послушайте меня. Я — Эммет Киф из Страдбаллы и никого не боюсь. Мы сейчас пойдем к ним, и Господь Бог будет с нами. Пусть восторжествует справедливость, а если для этого потребуется проломить пару голов, что ж, я не против.

Голос мой звучал откуда-то издалека, а тона произносимых мною слов испугался бы сам Финн Качулейн.

Во мне вдруг вскипела звериная злоба. В этом, по мнению моих знакомых, я был похож на своего отца. Дикость и насилие продолжают царить повсюду. Из-за них мать раньше времени сошла в могилу.

Молча повернувшись, я направился в гостиницу. Виктория и Начита последовали за мной. Подойдя к двери, я резко распахнул ее и, подобно ураганному ветру, ворвался в бар. Увидев, кто стоит за моей спиной, все сразу же замерли.

Подойдя к стойке, я положил на нее руку и в упор посмотрел на разинувшего рот бедного Морено.

— А вот теперь я выпью.

Повернувшись спиной к Яношу и Ван Хорну, я облокотился на стойку, став лицом к Юрадо и его дружку. Когда я бросил взгляд на Викторию, которая была в паре ярдов от меня, то заметил, что она улыбнулась. Я послал ей воздушный поцелуй. В зале кто-то громко вздохнул, и тут же палец Начиты замер на спусковом крючке старого «винчестера».

Морено поставил на стойку бутылку хорошего виски и один стакан.

— Я с друзьями, — подчеркнул я.

Его лицо исказила боль. Бедняга не знал, как поступить. Ему помог Юрадо. Его огромная лапища обхватила горлышко бутылки.

— Нет! — рявкнул он.

Мне в ноздри ударил отвратительный запах огромного, давно немытого тела.

— Тебе, дружок, еще никто не говорил, что от тебя жутко смердит? — с издевкой спросил я.

В его глазах застыло неподдельное изумление от того, что кто-то посмел при всех над ним издеваться. Тем более что оскорбление исходило от человека меньше его ростом.

Он непроизвольно отнял руку от бутылки, а я, схватив ее, с размаху ударил ею Юрадо по голове. Взревев, он попятился назад, и в этот момент я, изловчившись, выхватил у него из кобуры пистолет и бросил его Ван Хорну.

По лицу Юрадо струилась кровь. Он было начал поворачиваться ко мне корпусом, как я поднял стоящий рядом стул и обрушил его на огромную голову и широченные плечи мексиканца. Я методически наносил удары стулом, пока тот не разлетелся в щепки.

Юрадо под моим натиском упал на колени и некоторое время простоял в оцепенении. Затем он поднялся с пола и, механически вытирая рукой лицо, уставился на меня.

— Ну что ж, отлично, ублюдок, — сказал я ему и принял боксерскую стойку. — Давай померяемся силой.

* * *

Как мне рассказывали, мой дед в молодости боролся за титул сильнейшего тяжеловеса с самим великим Бобом Фитзимсоном.

С первых дней, проведенных в школе, из-за малого роста меня постоянно кто-то избивал. Некоторое время мне удавалось скрывать побои от родственников. Ссадины и ушибы заживали на мне как на собаке, но в один прекрасный вечер, после того как меня подловили двое парней, учеников лудильщика, я заявился домой с лицом, похожим на сырой кусок говядины.

Дед мой, Микин Баун Киф, внимательно осмотрел мое лицо. Серые глаза деда были холодны, и даже улыбка, появившаяся на его лице, не смогла скрыть от меня его тревожного взгляда.

— Ты говоришь, их было двое? — спросил он и покачал головой. — Мне давно бы следовало тобой заняться.

Сбросив с себя пиджак, дед повел меня на двор, где я получил свой первый урок рукопашного боя, как спортивного, так и обычной уличной драки, где используются любые виды захватов.

Во мне было всего пять с половиной футов роста и около десяти стоунов веса. Весь свой небольшой вес я научился эффективно вкладывать в удары, в чем в тот вечер Юрадо смог убедиться самолично.

Сделав обманный удар левой, я правым кулаком врезал ему в зубы. Из рассеченной губы Юрадо брызнула кровь. Удар левой пришелся ему под дых. Раздался треск, словно от удара хлыста.

Я наносил ему удары ногой, делал паузу и снова нападал. Не давая ему опомниться, с легкостью маневрируя вокруг Юрадо и уклоняясь от его чудовищных кулаков, я делал обманные движения и наносил один удар за другим.

Большая часть посетителей, заметавшихся по бару, скопилась у выхода. Любопытные прохожие прильнули к окнам гостиницы. Янош, обливаясь потом, продолжал сидеть за столиком, обняв ладонями набалдашник трости. Рядом стоял Ван Хорн, сжимая в правой руке пистолет Юрадо.

Видимо, я успел расслабиться и не заметил ременной плетки в руке противника. По-боксерски пританцовывая, я вновь ринулся на него, но, получив от Юрадо хлесткий удар плетью по лицу, вскрикнул от сильной боли.

Но гораздо хуже мне пришлось, когда он потянул на себя свою плеть, обмотавшуюся вокруг моей головы. Мне пришлось податься ему навстречу, и в этот момент он ударил меня прямо в лоб. От его сокрушающего удара я отлетел к стойке бара. Его приятель ударом ноги поверг меня на пол. Лежа на спине, я видел, как Юрадо, поспешно подойдя ко мне, занес ногу, чтобы раздавить мне череп. Уходя от смертельного удара, я перекатился на бок, обеими руками схватил занесенную надо мной ногу и резко повернул ее. Юрадо упал поперек, придавив меня своей огромной тушей. Сцепившись, мы катались по полу между столиков, стараясь выдавить друг другу глаза. В конце концов я оказался верхом на Юрадо, и, прежде чем сообразил, что делать дальше, от его пинка коленом свалился на пол. Поднявшись, я увидел надвигающегося на меня противника с лицом, залитым кровью. Но мне было не страшно. Краем глаза я заметил Викторию и рядом с ней Начиту, державшего ее за руку. В напряжении полуоткрыв рот, она смотрела на дерущихся и была похожа на ощетинившуюся кошку.

Теперь Юрадо был готов меня убить. Это я понял по его свирепому лицу. Согнув пальцы, Юрадо выставил ладони вперед и, словно бык, двинулся на меня. Я швырнул стул и, попав ему по коленям, нанес боковой удар в голову. Вторично за этот вечер он оказался на четвереньках.

Его приятель, стоявший у барной стойки и, как я полагаю, решивший, что предводителю приходит конец, выхватил пистолет. Но проделал он это недостаточно быстро. Блеснула холодная сталь двухфутовой пики венгра. Дружок Юрадо, закричав, уронил пистолет на пол и схватился за окровавленное запястье.

И вновь я был поражен недюжинной силой Юрадо. Медленно поднявшись с пола, он бросился вперед, зацепив меня плечом. Меня отбросило к стене. Думаю, не поскользнись в этот момент Юрадо, мне бы пришел конец. Как только я выпрямился, он снова пошел на меня. Захватив руку, я резко повернул его плечо внутрь и, перекинув через бедро, бросил противника в окно.

Осыпаемые мелкими осколками оконного стекла, уличные зеваки разбежались в разные стороны. Перемахнув через подоконник, я оказался на веранде и поддел ногой поднимавшегося было на ноги Юрадо. Тот вывалился на улицу.

Я смотрел на лежащего на земле бандита, и мне жутко захотелось вздернуть его на одной из опор, подпиравших веранду. Устало привалившись к столбу, я огляделся и увидел в толпе в четырех-пяти ярдах от себя Викторию.

Ее лицо показалось мне очень бледным, глаза — необыкновенных размеров. Я улыбнулся или решил, что улыбнулся, так как лицо мое теперь представляло неизвестно что. Затем, Бог мой, произошло нечто невероятное.

В глазах Виктории застыл ужас, лицо задрожало, словно тонкое стекло под сильным ударом, рот открылся, и я уже был готов услышать сдавленный вопль. Но вместо этого она выкрикнула мое имя:

— Э-э-м-м-ет!

Именно так, нараспев, но достаточно четко произнесла его Виктория.

Я повернулся и едва успел увернуться от ножа Юрадо. В этот миг из-за его спины неожиданно появился Начита и бросил мне свой нож. Тот упал рядом и ударился о деревянный настил.

Боже, что со мной произошло? Я снова был полон жизненных сил и энергии только от того, что услышал свое имя из уст самого дорогого мне человека. Позже Виктория рассказала, что, когда я, подобрав нож Начиты, бросился на противника, на меня было жутко смотреть.

Скорее всего, это было именно так, потому что Юрадо тут же отшвырнул свой нож в сторону и растворился в темноте.

Обернувшись, я увидел в отблеске горящих в гостинице ламп целое море желтых лиц, на многих из них застыл страх. В дверях появился Ван Хорн. Подойдя ближе, он подставил руку, чтобы я не упал, потом он что-то говорил, но его голос доносился до меня как будто из-под земли. В эту минуту я жаждал видеть всего лишь одного-единственного человека на земле, и этим человеком была Виктория.

Она стояла неподалеку и почему-то плакала. С чего бы это? — подумал я. И тут меня словно озарило.

— Как меня зовут? — взволнованно спросил я. — Как мое имя?

Ничего страшного, что имя мое она произнесла вновь нараспев.

— Эмме-ет, — ответила она. — Эмме-ет.

— А теперь пойдем, — сказал я. — Пока я не свалился и не опозорил нас перед всем миром.

Виктория подхватила меня под одну руку, Начита — под другую, и мы, оставив всех у гостиницы, побрели к единственному нашему пристанищу.

* * *

Девушка и старый индеец привели меня на свою стоянку и уложили в палатке. Я лежал в темноте, и прохладный ночной воздух освежал мое натруженное тело. Вскоре в палатку с кувшином воды и лоскутом ткани в руках вошла Виктория и принялась осторожно вытирать мне лицо.

Изнемогая от усталости, я уронил голову на плечо. Но мне страшно хотелось ещё раз удостовериться в свершившемся чуде. Я взял девушку за кисть руки.

— Скажи мне что-нибудь. Позволь еще раз услышать твой голос, — попросил я.

Я почувствовал, что Виктория колеблется, но потом услышал, как она медленно, слегка осипшим голосом, четко произнесла:

— Что ты хочешь, что бы я тебе сказала?

— Этого достаточно, — ответил я и устало засмеялся.

В ту же минуту мои глаза застлала густая пелена, и я погрузился в глубокий сон.

* * *

Проснувшись, я увидел на стенке палатки отблески пламени костра и услышал голоса людей. Мгновенно придя в себя, я понял, что один из них принадлежит Ван Хорну.

Превозмогая усталость и боль во всем теле, я высунулся из палатки и увидел, что все трое сидят у костра и пьют кофе. Начита первым заметил меня. Виктория и Ван Хорн тут же повернули головы в мою сторону. Девушка мигом подлетела ко мне и помогла встать на ноги.

— Тебе бы следовало отдохнуть, — сказала она.

Размеренность, с которой Виктория произносила слова, придавали ее речи особый колорит.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Ван Хорн.

— Словно давно состарившаяся гончая.

— Ты отлично потрудился. Умеешь за себя постоять. — Рядом с ним на земле в кобуре лежал мой «энфилд». Ван Хорн поднял его. — Я случайно заметил его в твоем номере. Думал, что он тебе может понадобиться.

Но это была не главная причина, почему он пришел на стоянку. В этом я не сомневался.

— Где Янош? — спросил я.

— Он решил сегодня пораньше лечь спать.

В голове у меня все еще гудело. Я чувствовал себя совсем разбитым и плохо соображал.

— Мне необходимо освежиться, — сказал я. — Чтобы сделать это быстро, есть всего лишь один способ. Я скоро вернусь.

В ночном небе светила полная луна. От тополей, выстроившихся в ряд вдоль водоема, в который каскадами сливались серебряные потоки воды, падали таинственные тени.

Скинув одежду, я немного постоял на берегу, подставив тело прохладному ночному ветру. Мгновенно все ушибы и царапины, полученные в драке, дали о себе знать. Крепко же мне сегодня досталось, подумал я и, сделав несколько шагов по щебенке, покрывавшей берег, погрузился в воду. От холода кровь застыла в моих жилах. Подавив в себе вопль, я быстро поплыл до противоположного берега, затем обратно. Это сразу меня взбодрило. Глубина водоема не превышала четырех футов, и я, пройдя по его дну, встал под ледяные струи водопада.

Больше десяти секунд я выдержать не смог и поспешил на берег. Я уже шел по щебенчатой прибрежной кромке, когда увидел неподалеку наблюдающего за мной Ван Хорна. В руке он держал «энфилд».

— Опять ты о нем забыл, — укоризненно произнес он, покачав головой. — Вот что женщины делают с мужчиной, Киф. Это начало конца.

— Точно, — ответил я, принимая от него одеяло. — Только смотря какого.

Он улыбнулся.

— У тебя снова разжижение мозгов? Это понятно. И часто ты ищешь приключений на свою голову? — улыбнувшись, спросил Ван Хорн.

Я пожал плечами.

— Ты ведь знаешь, как это случается, — ответил я, продолжая растираться одеялом.

Ван Хорн поднес зажженную спичку к сигаре.

— Не знаю.

— Не люблю, когда на меня давят и припирают к стенке такие люди, как Юрадо. Тогда меня не сдержать. Возможно, виной тому мой маленький рост.

— Это я уже успел заметить, — с иронией в голосе заметил Ван Хорн.

Я надел рубашку и, подняв с земли брюки, нашел в их кармане смятую пачку сигарет «Артистас».

— О чем хотел со мной поговорить?

Он, как мне показалось, был удивлен вопросом.

— Как о чем? О завтрашнем дне, конечно. О чем же еще?

— Ты еще не отказался от этой бредовой идеи с прогулкой по городишку?

— Как я и сказал, в половине десятого я выйду из церкви, чтобы открыть ход. Тут и явится де Ла Плата, чтобы мне воспрепятствовать.

— С парой дюжин вооруженных всадников. Не меньше.

— И попадут в западню. Сейчас я тебе объясню.

Подобрав с земли палку, Ван Хорн принялся чертить по влажному песку.

— Я буду находиться у церкви с тележкой Морено, на которую водружу Святого Мартина из Порреса. У меня при себе будет «томпсон» и пара-тройка ручных гранат.

Интересно, подумал я, какие еще хитрости придумал Ван Хорн. Его план начинал напоминать мне одну из сотен подобных операций, разработанных и проведенных мною в те долгие мрачные годы.

— Где будет Янош?

— В звоннице, где и вчера. С еще одним «томпсоном». Ты будешь с другой стороны площади, — сказал он и ткнул палкой в точку на своем плане. — В этом месте есть заброшенная полуразвалившаяся конюшня. Я в ней сегодня был и под старым тюфяком, что лежит в правом углу сеновала, оставил «винчестер» и три гранаты.

— А как место боя?

— Лучшего не придумать. От конюшни до церкви сорок ярдов. Сам измерил шагами. Из окна сеновала ты не сможешь промахнуться. Де Ла Плата со своей бандой попадут под перекрестный огонь.

Я мысленно провернул операцию, но изъянов в плане Ван Хорна так и не смог отыскать. Полной уверенности также не было, потому как в этой жизни почти всегда случается что-нибудь непредвиденное.

— Всего один момент, — сказал я. — Получается, что я буду вести огонь в твоем направлении. Надеюсь, ты это понимаешь?

— Сын мой, я так быстро скроюсь обратно в церкви, что ты и не заметишь.

Я поразился такому легкомыслию Ван Хорна.

— Забавно, — заметил я. — Но мы с Яношем в звоннице уже пережили несколько неприятных минут, когда ты стоял за кафедрой и бросал вызов де Ла Плата. Нам тогда показалось, что ты с головой ушел в свою роль.

На лице Ван Хорна появилось изумление, и он сдержанно засмеялся.

— Так оно и было, Киф. На все сто процентов.

Его упрямство меня начинало бесить, и я уже был готов сорваться, но тут из-за деревьев, словно серый призрак, появился Начита. Хотя он, как всегда, был невозмутим, я все же понял: что-то произошло.

— Что случилось?

— У нас гость, сеньор, — произнес он и, обращаясь к Ван Хорну, добавил: — К вам, святой отец. Сеньорита де Ла Плата.

Это была настоящая ночь сюрпризов.

* * *

Она стояла в тени, держа за поводья лошадь. Ее лица разглядеть было невозможно, но по первым же ее словам я понял, что она спокойна.

— Простите меня, святой отец, но мне необходимо с вами переговорить. В гостинице я встретила сеньора Яноша, и он сказал, что вы, должно быть, здесь.

Ван Хорн взял из ее рук поводья и передал их Начите.

— Чем могу помочь?

Когда она вновь заговорила, голос ее был по-прежнему спокоен:

— Святой отец, могу сказать, что я достаточно хорошо знаю своего брата. Завтра утром в час, обозначенный вами, он со своими людьми явится к церкви. Если они застанут вас там, он вас убьет. Это ясно как день.

Ван Хорн взял ее ладони в свои и хотел было что-то сказать в ответ, но Чела вдруг вся задрожала и, словно ища защиты, уткнулась ему в грудь.

— Помогите, святой отец! Ради Бога, помогите мне. Я уже не в силах это все вынести.

Ван Хорн бросил на нас взгляд, в нерешительности помялся, а затем повел девушку в палатку.

* * *

Из палатки некоторое время слышались сдавленные рыдания. Затем они прекратились, и до нас стали долетать приглушенные голоса. Не желая быть невольными свидетелями чужого разговора, мы подсели к костру и стали молча потягивать горький кофе, сваренный Викторией.

Прошло, должно быть, не менее получаса, прежде чем полог палатки откинулся и из нее появилась сначала Чела де Ла Плата, а за ней Ван Хорн. Чела, явно стараясь избежать моего взгляда, поспешила к дереву, к которому Начита привязал ее лошадь.

Ван Хорн направился за ней. Девушка резко обернулась и попросила у него благословения. Он с готовностью поднял руку с тремя сомкнутыми пальцами и перекрестил Челу.

— Хвала Всемогущему Господу, Отцу и Сыну и Святому Духу! — четко прозвучали по-латыни в ночном воздухе слова Ван Хорна.

Взобравшись на лошадь, Чела пустила ее в галоп. Ван Хорн некоторое время смотрел ей вслед.

Я направился к нему, но не успел открыть рта, как он опередил меня:

— Надеюсь, ты и Янош сможете прийти завтра к девяти утра. На всякий случай. До этого встречаться нам не следует.

Он хотел было уйти, но я придержал его за рукав.

— Подожди. Что это все значило?

— Ты сам слышал, она приехала сюда, чтобы предупредить об опасности.

— Я имел в виду не это, а то, что вы делали там, в палатке.

— У нее накопилось много невысказанного. Она давно не разговаривала со священником. Только и всего.

— Уж не хочешь ли сказать, что ты исповедовал ее?

Ван Хорн, повернувшись, схватил меня за рубашку и уставился на меня:

— Это тебя удивляет, Киф? А что я, по-твоему, должен был делать? Отказать ей?

Я видел, какие страдания причиняли ему мои назойливые расспросы.

Оттолкнув меня, он взревел:

— Что в этом странного? Завтра в половине десятого мы все можем оказаться мертвецами.

Я стоял и молча наблюдал, как его фигура удаляется от нас, все больше растворяясь в лунном свете. Меня вдруг охватило такое горькое чувство одиночества, какого, наверное, я еще ни разу не испытывал. Хотя нет, не совсем так, нечто подобное уже было. Правда, давно... Мне вспомнилась площадь в Драмдуне, поливаемая дождем, и лежащее передо мною тело убитого брата.

Я залез в палатку, лег на одеяла и уставился глазами в темноту. Вскоре пришла Виктория и принесла мне теплого питья, похоже, с какими-то снотворными снадобьями, потому как, выпив его, я через несколько минут забылся в глубоком сне.

Глава 13

Я проснулся под легкую барабанную дробь дождя. Сквозь старую брезентовую ткань палатки внутрь струился сероватый свет наступившего утра. Уставившись взглядом на верхний конец шеста, подпирающего палатку, я некоторое время пролежал, нежась на одеялах, а затем попытался вытянуть руки, но не смог. Что-то мне мешало.

На какое-то время мне показалось, что это сон, но когда, неистово дернув ногой, я не смог и ее освободить, мне стало понятно, что я не сплю и лежу в палатке, повязанный по рукам и ногам. Я было хотел закричать, но в этот момент брезентовый полог откинулся, и в палатку вошел Начита. Подойдя ближе, он с серьезным лицом склонился надо мной.

— Где она? — решительным голосом спросил я.

— Собирает хворост у водопада, сеньор.

Я сделал попытку подняться, но Начита закачал головой:

— Сегодня утром вы не пойдете в Мойяду. Она этого не допустит.

С трудом подавив в себе раздражение, я спросил:

— Который час?

— Скоро девять, сеньор.

— Ради Бога, Начита, развяжи меня.

Дальше умолять его мне не пришлось, потому что он тут же поднялся и тихо вышел из палатки. Мне ничего не оставалось делать, как попытаться освободиться самому. Я напрягся и, извиваясь, раскидал одеяла в разные стороны. Высвободиться из-под них мне большого труда не составило, так как Виктория, видимо боясь причинить мне неудобства, связала мне руки на груди.

Неуклюже протиснувшись головой во вход, я вывалился из палатки и уткнулся лицом в мокрую землю. Над костром, чтобы прикрыть его от дождя, на подпорках был натянут брезент, и по его краям непрерывным потоком стекала вода. С горных вершин вниз клубами, застилая все вокруг, спускался густой туман.

Я попытался присесть, но Начита, завидев меня, отвернулся от костра, приблизившись, подхватил мой локоть и принялся заталкивать меня обратно в палатку. В этот момент из-за деревьев со связкой хвороста в руках появилась Виктория. На ней была старая шерстяная накидка. От дождя ее прикрывало соломенное сомбреро.

— Что ты, черт возьми, хочешь этим доказать? — раздраженно спросил я.

Бросив на землю хворост, она молча опустилась на колени и стала подбрасывать ветки в огонь.

— Ты, помнится, вчера вновь обрела дар речи. Или уже забыла? — сказал я и подался корпусом вперед. — Отвечай же, сука.

Удар Начиты пришелся мне по губам. Она резко кинулась к нам и, оттолкнув старого индейца, встала между нами. Виктория заговорила медленно, тщательно подбирая слова. Голос ее звучал отрешенно:

— Сегодня утром твой друг погибнет. Это точно.

— А я нет. Не так ли?

Неожиданно Начита вскинул винтовку, но было уже поздно. Под копытами лошадей в ручье забурлила вода, и выскочившие из-за деревьев всадники плотным кольцом окружили стоянку. Их было не меньше тридцати. Лица двух-трех из них мне были знакомы. Однако среди них я не увидел Юрадо, и это меня насторожило. Всадники расступились, пропуская вперед Томаса де Ла Плата.

Одет он был как обычно, если не считать плаща с капюшоном кавалерийского офицера, накинутого на плечи. Спереди плащ был не застегнут — видимо специально, чтобы Томас в случае необходимости мог быстро выхватить оружие.

Некоторое время он внимательно, сдвинув брови, смотрел на меня, затем слез с коня и присел рядом.

— Из вас получился непокладистый любовник, сеньор Киф? А мне о вас говорили совсем другое.

— Она решила, что я примкну к священнику и погибну, если не удержит меня, — ответил я.

— Так, — произнес он и, бросив взгляд на Викторию, а затем на Начиту, снова посмотрел на меня. — Может быть, она и права. Гринго предпочитают держаться вместе. Это уж точно.

— Правильно, но я вовсе не хочу наблюдать, как будет погибать человек. Не забыли, что священник — гражданин США? Если он погибнет, возникнут осложнения в отношениях между вашими странами.

— Свою судьбу выбрал он, а не я.

— Тогда освободите меня, и я сделаю все, чтобы его переубедить.

— Но я этого совсем не хочу, — сказал он и с удивлением посмотрел на меня. — С какой это стати? Если священник ищет смерти мученика, буду счастлив помочь ему.

Я должен был играть свою роль до конца и реагировать на все его слова, как и подобает человеку, за которого я себя выдавал.

— Но зачем? Какой в этом будет прок?

Томас махнул рукой, дав команду своим охранникам оставить нас наедине, и наклонился ко мне:

— Вы помните, когда Христос въехал в Иерусалим, тамошние власти были вынуждены сделать то, что они впоследствии сделали? У них не было выбора. Видите ли, совместное существование для них было невозможным. Из-за принципиальных разногласий.

Все это Томас произнес вполне серьезно, с мрачным лицом. С первой встречи я заметил в нем признаки сумасшествия, но сейчас мои подозрения начинали подтверждаться.

— Интересная аналогия, — заметил я.

— И поразительно точная. Как такой человек, как я, может спокойно жить на земле, по которой ходит отец Ван Хорн? А он сам сможет ли вытерпеть меня? Пока он рядом, у меня нет, да и не будет никаких шансов оставаться таким, какой я есть.

Священник представляет угрозу тому порядку, который я здесь установил. Поэтому он должен умереть.

Безумные рассуждения Томаса еще раз подтвердили, что этот человек явно спятил, и когда он поднялся, ничего, кроме сумасшедшего блеска в его глазах, я не увидел.

Томас вынул из внутреннего кармана куртки часы и взглянул на циферблат.

— А теперь извините. Ровно через двенадцать минут у меня назначена встреча, и мне не хотелось бы опаздывать.

Он прыгнул в седло и дернул поводья. Лошадь под Томасом прыгнула через костер, опрокинув в огонь кофейник.

— Простите, что оставляю вас, не развязав вам ни руки, ни ноги, друг мой. Кто-то должен был предупредить вас, что вы играете с огнем. Будем надеяться, что эта маленькая дикарка не воспользуется своим ножом и не перережет ваши путы.

Де Ла Плата пустил лошадь в легкий галоп, его конное сопровождение последовало за ним. Вскоре все всадники исчезли в густом тумане.

— Развяжи меня, прошу! — в отчаянии взмолился я, обращаясь к Виктории. — Пока еще не поздно.

Поняв, что просить ее бесполезно, я опустился на колени рядом с тлеющим костром и сунул стянутые веревкой кисти рук в раскаленные угли. От жуткой боли я застонал. Виктория вмиг оказалась рядом и оттащила меня от костра.

— Ты этим ничего не добьешься, только себе сделаешь хуже. Неужели ты думаешь, что мы сможем остаться вместе после такого предательства? Как я смогу смотреть на тебя и не вспоминать о нем?

Огромные карие глаза девушки сделались круглыми, и я понял, что мои слова задели ее за живое. Было видно, что Виктория колеблется, в ее глазах отражалась боль. Я вытянул вперед связанные руки.

— Сделай это сейчас, иначе будет поздно.

Мои слова на нее подействовали. Рука Виктории скользнула под накидку. Нож, зажатый в ее руке, был настолько острым, что одного движения было достаточно, чтобы перерезать веревку на руках. Затем она разрезала веревку на моих коленях. Появившийся из палатки Начита подал мне кожаную кобуру, в которой лежал «энфилд».

— Если я пойду через главные ворота, то опоздаю, — сказал я ему, надевая кобуру. — Можно как-нибудь еще проникнуть в селение?

— Часть стены рядом с церковью на самом возвышении разрушилась, сеньор. На нее теперь легко взобраться. Я могу показать где.

Сказав это, Начита вопросительно посмотрел на девушку. Виктория в знак согласия кивнула. Она попыталась уйти, но я, схватив ее за руку, повернул лицом к себе и улыбнулся.

— Верь или не верь, но я полон решимости сюда вернуться.

Однако в ее глазах я не увидел оптимизма. Честно говоря, я и сам мало верил в успех, тем более что события начинали разворачиваться не в нашу пользу.

* * *

Вскочив на ближайшую лошадь, стоящую без поклажи, я ухватился за веревку, которая служила уздечкой, уперся каблуками ей в бока и, колотя лошадь по загривку, помчался сквозь серый туман в сторону поселка. Через минуту рядом со мной я увидел Начиту. Он немного вырвался вперед, чтобы показать мне дорогу.

Со старой винтовкой в руке скачущий на лошади старый индеец выглядел великолепно. Мы неслись по сильно пересеченной местности на такой огромной скорости, что биение сердца отдавалось у меня в горле. Миновав глубокое русло пересохшей реки, на дне которой скопилась дождевая вода, мы взобрались на ее противоположный берег и оказались в двадцати — тридцати ярдах от стены, опоясывающей городок. Здесь была его самая высокая точка.

Теперь я увидел то, о чем говорил Начита. Саманная кладка на вершине разрушилась, и высота стены в некоторых местах составляла около десяти футов. Подогнав лошадь к стене, я залез ей на спину. Начита своей лошадью прижал сбоку мою, чтобы та невзначай не сдвинулась с места. Мне и на этот раз не хватало роста, всего какого-то фута. Отличный прыжок компенсировал мой физический недостаток, и я, схватившись за верхний край стены и вставляя носки ботинок в щели меж кирпичами, вскарабкался наверх.

Я подал рукой Начите знак, что все в порядке, и, спрыгнув вниз, оказался в небольшом огороженном дворике по другую сторону стены. В дальнем конце двора я увидел в ограде калитку, которая оказалась незапертой. Калитка вывела меня в узкий переулок, выходящий почти прямо на площадь.

Пройдя по нему и свернув за угол, я увидел ярдах в сорока от себя церковь. Перед ней, в паре ярдов от крыльца, стояла тележка, покрытая гобеленом или какой-то другой декоративной тканью. Над ней величественно возвышалась фигура Святого Мартина из Порреса. Ни Ван Хорна, ни, естественно, Яноша, который в это время должен был находиться в звоннице и которого с улицы невозможно было разглядеть, я не увидел.

До меня донесся цокот копыт о булыжную мостовую, и тут я сообразил, что строение, выходящее углом на площадь, и должно быть той самой конюшней, о которой говорил Ван Хорн.

Взбежав по каменной лестнице, я распахнул деревянную чердачную дверь и кинулся к раскрытому окну, из которого отлично просматривалась церковь. На крыльце, под козырьком над входом в церковь, видимо укрываясь от дождя, стоял Ван Хорн.

В углу под куском дерюги, как и сказал Ван Хорн, лежали «винчестер» и ручные гранаты. При виде оружия я испытал чувство облегчения. На своей огневой позиции я оказался вовремя, поскольку, едва я успел занять место у окна, как слева увидел людей де Ла Плата, плотной группой въезжавших на площадь. Подъехав к крыльцу, всадники выстроились в неровную линию.

О лучшем обзоре предстоящего места сражения нельзя было даже мечтать. Мне было видно все, что происходило у церкви. В толпе всадников я разглядел самого Томаса де Ла Плата. С его плеч спадал плащ кавалериста. Тут на верхней ступеньке крыльца в пышном праздничном убранстве, включая накинутую на плечи отливающую золотом пелерину, которую надевают, по-видимому, по особо торжественным случаям, появился Ван Хорн.

Подняв с пола гранату, я зубами вытащил из нее предохранительную чеку и приготовился метнуть ее в бандитов. Неожиданно с улицы на площадь верхом на лошади подобно молнии влетела Чела де Ла Плата. Оказавшись между Ван Хорном и Томасом, она так резко натянула поводья, что лошадь под ней, резко остановившись, заскользила по мокрому булыжнику и встала на дыбы.

Бедная Чела появилась слишком поздно. Ван Хорн уже вынул из-за спины «томпсон» и открыл огонь. В тот же миг из окна звонницы вылетела граната, которая взорвалась в самой гуще толпы, повергнув на землю шесть лошадей вместе с их седоками.

Аналогичного результата добился и я, метнув гранату в бандитов, больше не боясь за Челу, которую уже ничто не могло спасти. Она была мертва. Я увидел ее залитое кровью лицо и рядом с ней брата, пытавшегося удержать сестру в седле. В оконном проеме звонницы появился Янош с «томпсоном» в руках. Водя пулеметом из стороны в сторону, он принялся поливать площадь смертоносным огнем. Лошади Томаса и Челы вместе с седоками рухнули на землю.

Бандиты открыли по звоннице ответный огонь. Вдруг Янош, опрометчиво высунувшийся из окна, неожиданно прекратил стрельбу и перевалился через подоконник головой вниз. Под тяжестью собственного веса его огромное тело медленно протиснулось в узкое окно и вслед за «томпсоном» с высоты двадцати футов рухнуло на булыжник мостовой.

Все это время я непрерывно стрелял, стараясь точно попадать в цель. Я наверняка сумел уложить не менее четырех бандитов, но тем не менее несколько всадников успели ускользнуть с места боя, промчавшись по узкой улочке справа от меня.

Площадь перед церковью заволокло густым дымом. Отовсюду слышались крики умирающих, ржание лошадей. Разглядеть что-либо в этом кромешном аду было невозможно. Неожиданно неподалеку от меня раздался громкий топот копыт. Я вскинул «винчестер», но тут же опустил его. Несколько лошадей, как мне показалось вначале, без седоков, вынырнув из завесы черного дыма, на огромной скорости пронеслись мимо моего окна в сторону проулка.

Тут на одной из них я заметил всадника в кавалерийском плаще с развевающимся на ветру капюшоном. Лицо Томаса было в крови. На какие-то доли секунды наши взгляды встретились. Но было слишком поздно. Буквально через мгновение его лошадь проскочила в проулок, и он скрылся из виду.

Прогремел выстрел, и в оконном косяке над моей головой застряла пуля, выпущенная из винтовки последнего живого бандита, оставшегося на поле боя. Метясь в ту точку, где только что блеснула вспышка, я нажал на спуск. В ответ раздался крик. Наступившую было тишину прервала автоматная очередь, а затем снова стало тихо.

Вскоре послышался голос Ван Хорна:

— Ты здесь, Киф? Все кончено.

Спускаясь по лестнице, я перезарядил «винчестер» и направился ему навстречу. По дороге мне пришлось пристрелить валявшуюся на боку с развороченным брюхом лошадь.

Из дыма и тумана с «томпсоном» наизготовку выплыл Ван Хорн. На нем все еще были церковные одежды и та потрясающей красоты, расшитая золотом риза.

— Янош мертв, — сурово произнес он. — А де Ла Плата я так и не нашел.

— Он улизнул, — сказал я. — Несколько бандитов проскочили мимо меня и скрылись в проулке, который, как я могу предположить, выходит к главным воротам. Будь у меня «томпсон», они бы не прошли.

— Над сбежавшим молоком не плачут, — ответил он. — Когда завалилась лошадь Томаса, я посчитал, что с ним покончено. А то, что появится его сестра, предвидеть никак не мог.

Голос Ван Хорна звучал сдавленно. Казалось, он с трудом подбирал слова. Неожиданно сунув мне в руки свой «томпсон», он повернулся и зашагал к церкви. Я молча последовал за ним. Остановившись у тела погибшей, Ван Хорн снял с себя золотую ризу и накрыл ею труп. Затем, поднявшись по ступенькам крыльца, он открыл дверь и скрылся в церкви.

* * *

Подняв с мостовой второй «томпсон», оставшийся после Яноша, и убедившись, что ручной пулемет в полном порядке, я направился по центральной улице поселка, держа в каждой руке по «томпсону». У гостиницы я увидел Морено и толпу перепуганных насмерть мужчин, жителей Мойяды.

Заметив меня, Морено кинулся навстречу:

— Как отец Ван Хорн? С ним все в порядке?

В ответ я кивнул, затем поинтересовался:

— Вы видели, сколько всадников проскочило через главные ворота?

— Шестеро, сеньор. И дон Томас в том числе. С окровавленным лицом он мчался как сумасшедший.

— Его сестра попыталась остановить бойню и в результате погибла, — сообщил я.

— Пресвятая Богородица! — испуганно промолвил Морено и перекрестился.

Несколько из стоявших рядом мужчин сделали то же самое.

— Вы вновь обратили нас в веру, сеньор. Но из-за того, что сегодня произошло, мы все погибнем.

— Если в вас осталась хоть капля мужества, не погибнете. На площади у церкви осталось много оружия и боеприпасов. Они вам пригодятся. На вашем месте у главных ворот поселка я бы выставил пару мужчин. Их можно вооружить пулеметами. Хотя в этом нет необходимости, но меры предосторожности лишними не будут. Кроме того, лейтенант Кордона со своим отрядом сейчас на старом ранчо в Гуанче. Если пошлете к нему человека, он мигом прискачет вам на подмогу.

Морено глубоко вздохнул и понимающе кивнул:

— Вы правы, сеньор, в такой ситуации нельзя предаваться панике, но поверьте, стоит начаться стрельбе, как человек тридцать тут же в ужасе побегут из селения куда глаза глядят. Поймите нас, за долгие годы мы такого насмотрелись... Люди гибли целыми деревнями — женщины, дети. Можно было подумать, что Господь Бог совсем отвернулся от Мексики.

Я прервал Морено, попросил отобрать двоих наиболее подходящих мужчин и принялся им показывать, как обращаться с пулеметом. Закончив инструктаж, я оставил им оба «томпсона».

Зайдя в бар, я нашел бутылку шотландского виски и налил в большой стакан. Боже, ну что за невезуха, подумал я. Сколько смертей, погибла Чела, а Томас де Ла Плата благополучно сбежал. Мне стало все противно. Я был зол на весь мир, в особенности на Ван Хорна.

Выйдя на улицу, я побрел обратно к площади. Подойдя ближе, я увидел, как по ней, обходя валявшиеся на земле трупы, пробирались Морено и еще несколько человек. Взобравшись на крыльцо, они вошли в церковь. Ван Хорн в стихаре сидел на скамье перед алтарем. Когда я появился в боковом приделе церкви, он даже не повернул головы.

Я подошел к нему и встал рядом.

— Молчи, Киф. Сам все прекрасно понимаю, — сказал он.

Стоило мне внимательно взглянуть на Ван Хорна, как мои гнев и недовольство мгновенно испарились. Теперь я мог трезво оценить произошедшее.

— Не совсем, — ответил я. — В этом не только твоя вина, но и моя тоже. В нашей неудаче повинны и полковник Бонилла, и Томас де Ла Плата.

— Так сказать, ответственность за провал лежит на всех? — серьезным голосом произнес он. — Слабое утешение. В конце концов, каждый должен признавать ответственность за содеянное.

— Это что? Лекция по теологии, которую ты выслушал в духовной семинарии?

— Очень может быть.

— Святой отец, идите сюда быстрее, — позвал его Морено, и мы были вынуждены прервать разговор.

Спустившись с крыльца, я увидел у стены лежащего на земле Начиту. Из раны почти у самого правого виска старого индейца сочилась кровь. Казалось, он вот-вот потеряет сознание.

Припав на одно колено, я склонился над Начитой, и он тут же схватил меня за пиджак.

— Он послал меня, сеньор. Этот дьявол из дьяволов сам послал меня к вам.

Я сразу понял, что произошло. Меня охватил ужас. Случилось то, что можно было предвидеть.

— Он забрал Викторию с собой? Начита кивнул:

— И еще двадцать одного человека, сеньор, из местных. Там есть и дети.

Те, которые в панике покинули поселок.

— Чего же он хочет? — резко спросил его Ван Хорн.

— Вас, святой отец, — ответил Начита. — Только вас, и больше никого. Он дает вам два часа на размышление.

Глава 14

Мы с Ван Хорном занесли старого индейца в церковь. Обессиленный Начита принялся излагать нам печальные подробности. У Томаса осталось всего пятеро из его банды, но и их оказалось вполне достаточно, чтобы реализовать его чудовищные планы. На противоположном берегу ручья стоит заброшенное строение, у которого уцелели одни только стены. В нем он теперь держит своих заложников. Стоит только нам к ним приблизиться, как Томас уничтожит их всех до одного.

Рассказ Начиты потряс Ван Хорна. Лицо его стало каким-то отрешенным, на нем отражалось внутреннее напряжение. Он показался мне очень уставшим и сильно постаревшим.

Не проронив ни слова, Ван Хорн повернулся и скрылся в ризнице. Оставив Начиту, я последовал за Ван Хорном. Тот стоял в комнате, держа в одной руке бутылку, а в другой стакан. Когда он наливал виски, я увидел, что рука его дрожит. Опрокинув стакан одним махом, Ван Хорн налил себе еще.

— Черт возьми, Киф, что будем делать?

— Не знаю, — ответил я. — Надо подумать.

Его лицо мгновенно просветлело, вероятно, под действием алкоголя.

— Мы можем напасть на них. Ты, я и индеец. Начита наверняка пойдет с нами. Мы справимся с ними. Учти, теперь у Томаса всего пятеро бойцов.

— Мы даже не сможем к ним приблизиться, — возразил я. — Один выстрел с нашей стороны — и Томас уничтожит уйму заложников.

Ван Хорн недовольно посмотрел на меня.

— Почему ты говоришь об этом с такой уверенностью? Ты ведь даже не попытался оценить обстановку. Дождь и туман послужат нам отличным прикрытием.

Однако его доводы были малоубедительными, и мы оба прекрасно это понимали.

— Пойдем к воротам и сами все посмотрим, — предложил я.

Сняв стихарь, Ван Хорн надел на голову свою широкополую черную шляпу, и мы оба вышли на крыльцо, где нас подстерегала очередная неожиданность.

Плохие новости распространяются быстрее, чем чума. Мне показалось, что весь поселок собрался у церкви и, стоя под проливным дождем, замер в ожидании. Люди с темными, взволнованными лицами в полном молчании смотрели на нас. Они были готовы безропотно принять все, что уготовила им судьба.

Некоторое время толпа мексиканцев и Ван Хорн, затаив дыхание, смотрели друг на друга, а затем произошло то, что поразило меня своими естественностью и трагизмом одновременно.

Впереди толпы стояла старуха с девочкой, сжимавшей в руке небольшой узелок. Намокшая под дождем блузка из тонкой материи прилипла к телу девочки, обозначив ее маленькие груди. Навсегда мне запомнилась глубокая скорбь, застывшая в ее глазах. Старуха легонько подтолкнула девочку вперед.

Оказавшись перед Ван Хорном, она протянула ему тряпичный узелок. Тот машинально принял его.

— Здесь поминальные свечи, святой отец. Для тех, кто погибнет, — смиренно произнесла она.

Девочка опустилась перед Ван Хорном на колени, и тут почти вся толпа разом последовала ее примеру. Головы и спины склонившихся в скорби людей непрерывным потоком поливал дождь. Ван Хорн с узелком в руке стоял и изумленно смотрел вниз, на девочку.

С доброй улыбкой на лице он поднял ее с колен и произнес спокойным, тихим голосом:

— Войди в храм и укройся от дождя, дитя мое. И все остальные тоже.

Похоже, я больше для него не существовал. Он развернулся и, не сказав мне ни слова, направился в церковь. Мы с Начитой, который, прислонившись к стене, стоял рядом со мной, посторонились, уступая Ван Хорну дорогу. Вероятно, многие из местных жителей в течение многих лет не были в церкви. Они в покорном молчании тихо вошли внутрь. На пороге храма женщины накинули на головы платки.

— Что они собираются здесь делать, сеньор? Молить о чуде? — спросил Начита.

— Думаю, что да.

Он печально покачал головой.

— Молитвами здесь не поможешь. И Томас де Ла Плата в это тоже не верит.

Того же мнения придерживался и я. Спустившись с крыльца, мы с Начитой направились к въездным воротам поселка.

* * *

Из-за сильного дождя видимость составляла не более шестидесяти ярдов. Ворота были надежно заперты, и, чтобы осмотреть местность, мне пришлось взобраться на стену. Но и оттуда я все равно ничего не разглядел.

Чуть позже ко мне присоединился Начита, который неизвестно откуда притащил старое шерстяное пончо и сплетенное из пальмовых листьев сомбреро. Я уже успел изрядно промокнуть и, накинув их на себя, принялся пристально вглядываться в пространство, отделяющее нас от развалин, где укрылась банда с захваченными ею заложниками.

— Мы можем что-нибудь сделать? — спросил я индейца.

— Завидев нас, они всех прикончат, — покачав головой, ответил он.

Я попытался представить себе Викторию и обитателей селения, захваченных Томасом, в старом доме на противоположном берегу ручья, но не смог. Мысли в моей голове по-прежнему лихорадочно сменяли одна другую, даже когда я постарался сконцентрировать свое воображение только на девушке. Промокшему до нитки, несмотря на накинутое на плечи теплое пончо, мне было жутко холодно. Я почувствовал, что кобура с револьвером успела больно натереть мне бок.

У меня возникло ощущение нереальности событий, что все случившееся — сон. Казалось, вот-вот я проснусь, и... Но, к великому сожалению, пробуждения не наступало, все происходило наяву.

— Получается, больше ничего нельзя придумать? — спросил я. — Ты так считаешь?

— Все упирается в священника, сеньор.

Я отошел подальше от караульного с «томпсоном» в руках, охранявшего ворота. Начита последовал за мной.

— Он не священник. Не настоящий священник. И ты сам это знаешь.

— Не важно, сеньор. Он тот, кого хочет получить де Ла Плата, и я не буду стоять в стороне и смотреть, как будет погибать моя госпожа.

— Томас при любом раскладе может всех перестрелять, — заметил я. — Об этом ты не подумал?

Неожиданно из сплошной пелены дождя раздался одиночный выстрел, и охранник на городских воротах в испуге пальнул из ручного пулемета. Начита схватил его за руку, и мы все трое замерли, вслушиваясь в воцарившую тишину.

— Эй, там, у стены! Не стреляйте!

Немного подождав, мы увидели, как из тумана со связанными руками и веревкой на шее вышел один из пленников, затем появился и всадник, державший в руке конец веревки. Во всаднике я распознал Рауля Юрадо.

— Сеньор Киф! — крикнул он мне. — Дон Томас шлет святому отцу свои наилучшие пожелания. До половины первого осталось не так уж много времени. А это — для того, чтобы показать серьезность наших намерений.

Он отпустил веревку, на которой привел несчастного заложника. Тот кинулся бежать, прыгая из стороны в сторону. Юрадо дважды выстрелил ему в спину и мгновенно исчез в густом тумане.

* * *

На пути в церковь мне повстречалась группа местных жителей. Войдя в помещение, я увидел нескольких человек, смиренно замерших на деревянных скамейках. Остановившись в нерешительности, я заметил, как из ведущей в часовню боковой двери, теребя в руках сомбреро, вышел Морено и направился ко мне.

— Где отец Ван Хорн? — спросил я его.

— В часовне, сеньор. Исповедует прихожан. На них у него уйдет много времени.

Проскользнув мимо Морено, я зашагал в направлении алтаря и перед входом в часовню остановился. Из ниши в стене на меня смотрел Святой Мартин из Порреса. Войдя в дверь, я увидел сидящего на скамье Ван Хорна и женщину, опускавшуюся перед ним на колени.

Заметив, что я вошел, он что-то быстро ей сказал, поднялся и направился ко мне. На нем был накинутый поверх сутаны стихарь. Фиолетового цвета епитрахиль свисала с его плеч. Зная, в каком нервном возбуждении Ван Хорн пребывал до начала исповеди, я поразился его спокойствию.

— У вас ко мне срочное дело, Киф? Я очень занят, — строго сказал он.

Взяв Ван Хорна под руку, я отвел его в другой конец церкви и рассказал ему, что только что произошло. Он выслушал меня с хмурым видом, затем сунул руку в карман и посмотрел на часы.

— Осталось час пятнадцать.

— И нечего попусту тратить время, — заметил я.

— У моих бедных прихожан накопилось многое, в чем бы они желали исповедаться. Сейчас для этого как раз удобный случай.

— Удобный случай? — удивленно переспросил я и, схватившись за епитрахиль, потянул Ван Хорна на себя. — Разве ты не знаешь, что поставлено на карту? Ты что, не понимаешь, что делаешь?

— В том, что так вышло, виноват я, а не они, — ответил он и печально улыбнулся. — Тебе не понять. Должен заметить, что для неверующего факт грехопадения ничего не значит.

— Пошел к черту! — в сердцах воскликнул я и швырнул концы епитрахили ему в лицо.

— Вполне возможно, что так оно и получится, — сдавленно засмеялся Ван Хорн и язвительно спросил: — Тебя это хоть как-то утешит?

На какой-то момент он снова стал прежним Ван Хорном.

— Это не меняет дела, — огрызнулся я. — Все зашло слишком далеко. Ну ладно, при других обстоятельствах я смог бы смириться. Священник, что бы он ни сделал, всегда остается священником. Не важно, плохим или хорошим.

— Точно, — серьезно произнес Ван Хорн.

Я изумленными глазами уставился на него, физически чувствуя, как тает отведенное ему время. У меня возникло ощущение, что я с самого начала знал, как повернутся события, и в мельчайших подробностях мог предсказать, что за этим последует. Меня уже не мучила мысль о том, кто же он на самом деле. Священник или грабитель? Ван Хорн теперь предстал передо мной совсем другим человеком.

Словно желая что-то сказать, он положил руку мне на плечо, затем в ужасе отпрянул и кинулся к выходу.

Войдя в бар, я увидел за стойкой Морено. Уставившись глазами в одну точку, он машинально протирал стаканы. Услышав шаги и завидев меня, он поставил на стойку чистый стакан и бутылку виски.

— Вы нашли святого отца, сеньор? — спросил Морено, наполнив стакан и предложив мне. — Прекрасный человек! Таких на свете мало.

— Да, действительно, — согласился я и выпил.

— Один из тех, кто способен творить чудеса. Я совсем не преувеличиваю, сеньор.

— Как сказать, — ответил я. — А какой, по-твоему, он выкинет номер, чтобы спасти заложников?

— Сеньор? — произнес Морено, в удивлении вскинув брови.

— Допустит, чтобы они погибли, или, в конце концов, пожертвует собой? Интересно, не правда ли? — решительным голосом спросил я.

Глаза Морено сделались круглыми, в них застыл ужас.

— О нет, сеньор, только не это! Это просто немыслимо.

Он шарахнулся от меня, словно от дьявола, и выбежал из бара. В наступившей тишине за моей спиной послышался голос Ван Хорна:

— Похоже, ты его чем-то расстроил.

— Он принимает тебя за Христа, вновь сошедшего на землю, — сказал я.

— Черт возьми, Киф, нетрудно догадаться, чему тебя научили иезуиты.

В его голосе я вновь почувствовал раздражение.

— Хорошо, намек понял, — сказал я, подняв руку.

— Прекрасно. Тогда послушай. Времени осталось мало, и для меня важно, чтобы мы достигли хоть какого-то взаимопонимания. — Он извлек сигару, прикурил и сел за ближайший столик. — Начнем с того, что моя фамилия вовсе не Ван Хорн. Но это уже никого не должно волновать, ни меня, ни других. Я рассказывал тебе, что провел четыре года в духовной семинарии и окончил ее.

— Еще одна ложь?

— Нет, подлинный факт из моей биографии, — как и прежде, с юмором отреагировал он. — Через пять лет, Киф, состоялось посвящение в духовный сан.

Я тупо уставился глазами в дно своего стакана. Мысль о том, что Ван Хорн доживает последние минуты, наконец-то дошла до моего сознания.

— Смешно, — продолжил он. — Но теперь, по прошествии стольких лет, я понял, что к этому никогда не стремился. В том-то вся моя беда. Выйдя из семинарии, я не почувствовал себя счастливым, полагая, что причина моих недовольств — девушка, которую я тогда, как мне казалось, любил. Других винить всегда легче.

Схватив бутылку и свой стакан, я плюхнулся на стул напротив Ван Хорна.

— Прости, — сказал я. — Не знаю, что тебе ответить, но только я окончательно понял, что буду последним из тех, кто осмелится бросить в тебя камень.

— Тебе когда-нибудь приходило в голову вернуться домой? — спросил Ван Хорн.

— В Ирландию? — переспросил я и пожал плечами. — Меня сразу же расстреляют.

— Не думаю. Рано или поздно гражданская война у вас закончится. Затем объявят амнистию. Обычно так и происходит. Вернешься в университет, закончишь последний год обучения и станешь дипломированным врачом.

— Пустые мечты, — ответил я. — Такого уже не будет.

— Из-за этой девушки? — спросил он и покивал головой. — Возможно, ты прав. Вряд ли она приспособится к жизни в чужой стране.

— В соответствующей одежде она ничем не будет отличаться от девушек графства Керри, — возразил я. — Дело вовсе не в этом. Ты как-то сказал, что я мертв душой, и был прав. Меня слишком долго мотала жизнь, и теперь я уже никогда не стану другим.

— А я в это не верю, — не согласился Ван Хорн. — Человек — творец своей судьбы, Киф. Каждый из нас становится тем, кем стремится быть. И только от нас зависит, изменимся мы или нет. Если ты помнишь, что я говорил тебе раньше, запомни и это. — Он взял бутылку и мой стакан. — А это на дорожку, — сказал Ван Хорн, наполнил стакан и залпом выпил виски.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Тот, кто стал священником, остается им до конца, Киф. И я, и ты, какими бы католиками мы ни были, прекрасно это знаем. Самые плохие поступки я уже совершил, но не в этом дело. Что сделано, то сделано.

Он поднялся из-за стола и направился к выходу.

— Решил идти к Томасу? — спросил я.

— Другого выхода у меня нет, — спокойно произнес Ван Хорн. — Да и никогда не было. Это не потому, что в конце концов неожиданно стал святым.

— А из-за чего?

— Из-за гордости, Киф, из-за глупой гордости. Я слишком далеко зашел, изображая священнослужителя. Люди поверили мне. Более того, они уверовали в меня, как в Бога. Теперь я не могу разрушить образ, мною же созданный.

Ван Хорн уже отворил дверь, когда я схватил его за рукав.

— Тебя же никто не просил сдаваться этим бандитам. Разве не так?

— Мальчик мой, меня ничто уже не остановит.

Отведя мою руку и освободившись, он вышел наружу и остановился на верхней ступеньке крыльца. Как и раньше, на площади толпился народ. Все замерли в ожидании, так как каждый здесь стоящий знал, что произойдет. Это можно было прочитать по их лицам.

Как только Ван Хорн спустился, люди на площади стали падать перед ним на колени. Я видел, как он на пути к центральным воротам, проходя мимо жителей селения, осенял их крестным знамением. Я кинулся за ним. Подойдя к воротам, мы увидели стоящего к нам лицом Морено. В руках он держал шляпу.

— Открой ворота, друг мой, — попросил его Ван Хорн.

Морено, горько зарыдав, рухнул перед ним на колени.

Ван Хорн медленно повернулся и обратился ко мне, впервые назвав меня по имени:

— Придется тебе открыть, Эммет.

Удивительно, но мне показалось, что это уже происходило со мной когда-то. Возможно, поэтому у меня и возникло чувство неотвратимости предстоящей трагедии. Подойдя к воротам, я поднял засов и, не успев их распахнуть, почувствовал на своем плече руку Ван Хорна.

— Помнишь, я как-то сказал, что молился за тебя. Теперь попрошу, чтобы и ты помолился за меня. Отнесись к моей просьбе серьезно. Я бы хотел, чтобы это сделал именно ты.

Стиснув зубы, чтобы сдержать нахлынувшие на меня чувства, я открыл ворота. Миновав их, Ван Хорн бросил взгляд на густую пелену дождя, словно пытаясь что-то за ней разглядеть. Там, за пределами городка, ничто не подавало признаков жизни. Он повернулся и вновь посмотрел на меня.

— Может быть, слова, что я когда-либо говорил тебе, для тебя ничего и не значили, но прислушайся теперь к тому, что я скажу. Ты не убивал своего брата, Киф. Сама жизнь, окружение и эта ваша проклятая война повинны в его гибели. Поверь в это и начни новую жизнь. Не трать попусту времени на де Ла Плата. Он уже проклят. А теперь закрой за мной ворота, и да благословит тебя Господь.

С этими словами он повернулся и скрылся в потоке дождя. Исполняя последнюю просьбу Ван Хорна, я закрыл ворота и запер их на засов.

* * *

Минут через двадцать заложники уже стучали в ворота. Снаружи слышались их отчаянные крики. Виктории среди отпущенных не оказалось. Не поверив глазам, я кинулся в толпу и, пытаясь ее отыскать, принялся расталкивать обнимающихся радостных людей. Наконец, столкнувшись лицом к лицу с Начитой, я по лихорадочному блеску в его глазах все понял. Мои наихудшие подозрения подтвердились.

— Ее здесь нет, сеньор. Томас не сдержал своего слова.

Я отвернулся от Начиты и увидел рядом с собой мексиканца-батрака, нервно теребящего в руках сомбреро.

— Сеньор Киф, — произнес он, — дон Томас приказал вам кое-что передать. Он велел...

— Продолжай же, черт возьми! — закричал я.

— Он сказал, что на память он оставляет себе самое ценное для вас и выражает надежду, что эту ночь вы проведете спокойно.

Я застыл, вперившись глазами в батрака. Меня охватил ужас, и вдруг откуда-то из-за стены, из густого тумана, послышался голос Юрадо:

— Сеньор Киф!

Я, а за мной и Начита кинулись к воротам и выглянули наружу.

— Дон Томас прислал вашего друга, который хотел изобразить из себя Иисуса Христа. Поэтому разумно было не противиться его пожеланиям и позволить священнику умереть так же, как умер посланник Божий.

Раздался одиночный выстрел, и из плотной завесы дождя галопом выскочила и заходила кругами перед нами испуганная лошадь. На ее спине к седлу был привязан сколоченный из необструганного бруса крест с распятым на нем Ван Хорном. Сквозь его старую сутану проступала кровь.

Схватив под уздцы беснующуюся лошадь, я посмотрел на Ван Хорна и понял, что тот еще жив. Собрав последние силы, он попытался мне что-то сказать, но так и не смог. Его глаза закатились, голова безжизненно упала на плечо.

Не успел стихнуть топот копыт лошади Юрадо, как мимо меня на первом попавшемся коне в погоню стрелой промчался Начита.

Мне уже было безразлично, нагонит он Юрадо или нет. Все, что происходило вокруг, казалось мне нереальным. Толпа людей, просочившихся сквозь ворота, застыла в гробовом молчании. Затаив дыхание, они наблюдали, как Морено, вынув нож, перерезал на кресте веревки и подхватил безжизненное тело Ван Хорна.

Уже не рыдая, Морено печально посмотрел на меня.

— Он мог бы остаться в живых, но предпочел принять смерть. За нас, за этих людей. Разве это не поразительно? Святой был среди нас, а мы этого и не поняли.

Глава 15

Мне ничего не оставалось, как ждать возвращения Начиты. Так же бросаться под проливным дождем за Юрадо в погоню не имело никакого смысла. Добравшись до гостиницы, я поднялся в комнату, разделся, вытерся насухо полотенцем и сменил одежду. Положив в каждый карман по магазину патронов, я спустился в бар и, разобрав «энфилд», принялся его чистить, периодически прикладываясь к стакану виски.

Вскоре появился Морено. Войдя, он почтительно снял шляпу.

— Сеньор, в церкви остались вещи, принадлежавшие отцу Ван Хорну. Мы не знаем, что с ними делать. Вы были ему другом...

— Хорошо, — ответил я. — Я схожу с тобой в церковь.

На улице все еще лил дождь, и я снова накинул на себя пончо и надел на голову сомбреро. Мы вышли из гостиницы и пошли по улице. По дороге нам попались две запряженные мулами телеги, на которых везли тела убитых людей де Ла Плата.

— Они жили без Бога, и похороним их как безбожников, — пояснил Морено. — Закопаем в одной яме.

— И сеньориту де Ла Плата вместе с ними?

— Ну что вы, сеньор! — произнес он, изумленно посмотрев на меня. — Ее мы похороним как подобает. Еще жив ее отец, и неизвестно, как известие о гибели дочери повлияет на этого бедного старика.

Подойдя ближе, я увидел, что жители городка вывозят с площади трупы лошадей, привязав их к мулам. Почти вся кровь с мостовой была смыта дождевыми потоками. Жизнь продолжалась.

Интерьер церкви претерпел значительные перемены. Скамейки были придвинуты к стенам, а на двух из них, ближе к входу, стоял сколоченный из грубых досок гроб, накрытый крышкой.

— Дона Чела, сеньор, — тихо произнес Морено. — Мы решили накрыть гроб крышкой. У нее обезображено лицо. Вы меня понимаете?

Да, я его прекрасно понимал и направился в другой конец церкви, где полыхал целый костер из зажженных свечей.

Как только я впервые высадился в Мексике, я увидел процессию Пресвятой Девы, двигавшуюся по улицам Веракруса. Это было одно из красивейших зрелищ, которые мне доводилось когда-либо наблюдать. При виде этого великолепия в стране, где в то время людская кровь лилась рекой, у меня защемило сердце.

Тело Ван Хорна, облаченное в полные регалии священника, лежало на столе, накрытое поверх расшитой золотом мантией. В сложенные на груди руки был вложен крест, в изголовье и в ногах горели свечи. Ван Хорн лежал словно живой, готовый в любую минуту открыть глаза.

— Мы не смогли отыскать гроба подходящей длины, сеньор, — извиняясь, прошептал Морено. — Но скоро наш плотник его сделает.

Запах горящих свечей сделался для меня невыносимым. Делать мне здесь больше нечего — с Ван Хорном я уже попрощался, подумал я и направился в ризницу. Морено последовал за мной. Вещи, о которых он говорил, принадлежали не совсем Ван Хорну. Все они были из сундука предыдущего священника, скончавшегося в Гуэрте. Но я решил не говорить об этом Морено.

— Спрячь все это. Может быть, новому настоятелю церкви они потребуются.

— Новому, сеньор?

— Вам кого-нибудь пришлют. Особенно теперь, когда ситуация в корне поменялась.

— А дон Томас?

— С ним покончено.

Не в силах вновь видеть, что происходит в церкви, я вышел из ризницы через другую дверь, выходившую прямо на городские ворота. Когда мы с Морено уже подходили к гостинице, один из охранявших ворота выстрелил в воздух и громко крикнул, что приближается всадник.

Мы кинулись назад, а затем в сопровождении нескольких мужчин, стоявших на площади с винтовками в руках, вышли за ворота. Из серой пелены дождя и тумана верхом на лошади появился Начита. За ним, покачиваясь из стороны в сторону, брел Юрадо со связанными руками и петлей на шее, совсем как тот заложник, которого он недавно пристрелил.

— Он был не так быстр, — произнес Начита.

— Где остальные?

— Они ушли, оставив этого, чтобы передать нам тело священника.

Лицо Юрадо было все в синяках. Но глаза, один из которых был полуприкрыт, ничего, кроме ненависти, не выражали.

— Хорошо, Киф, — злобно сказал он. — Ничего, что вы меня схватили. Зато у дона Томаса твоя подружка, и к тому времени, когда он со своими ребятами успеет с нею позабавиться...

Мой кулак врезался ему в челюсть.

— Заткнись. Куда они поехали?

В ответ он плюнул мне в лицо. Стерев слюну подолом пончо, я вторым ударом кулака свалил его на спину.

— Я мог бы заставить его заговорить, сеньор, — заверил меня Начита.

— Как скоро?

— Не позже, чем разведу костер.

— Тогда начинай поджаривать эту гадину. И чем раньше, тем лучше.

Угроза старого индейца не могла не подействовать на бандита. Рауль Юрадо ничего, кроме грубой силы и жестокости, не признавал. Я уже однажды убедился в этом. Сломался он и на этот раз.

Начита пришпорил коня, петля на шее Юрадо стянулась туже, и он упал. Проволочившись несколько ярдов по земле, бандит в страхе закричал:

— Нет, только не индеец!

По рассказам Яноша я знал, на что способны индейцы племени яаки, поэтому испуг Юрадо меня не удивил.

— Вопросы повторять не буду. Сколько человек осталось у де Ла Плата? — спросил я.

— Пять.

— Куда они отправились?

— В Понету.

Я вопросительно посмотрел на Начиту, тот кивнул.

— Это место мне знакомо. Примерно в двадцати пяти милях отсюда, оно расположено на другой стороне Долины Ангелов. Там уже давно никто не живет.

Носком ботинка я поддал Юрадо под ребро.

— Это так?

Тот с мрачным видом пояснил:

— Дон Томас и раньше часто пользовался этим местом. Там в горах он легко сможет пополнить свой отряд.

Похоже, он говорил правду. Потянув за веревку на шее Юрадо, я заставил его подняться на ноги и затем подтолкнул к Морено и его друзьям.

— Передайте его федералам, — сказал я. — Пусть его судят по закону.

Юрадо обрушил на меня шквал ругательств, но тут же получил от Морено удар по лицу. Двое мексиканцев, подхватив конец веревки, повели бандита в селение.

Начита слез с лошади, и мы пешком последовали за ними.

— Эта Понета, — сказал я, — что она из себя представляет?

— Небольшой поселок с двумя или тремя улицами и разрушенной церковью, стоящей на краю ущелья. В начале революции это был опорный пункт правительственных войск. Там прошли тяжелые бои, большинство населения погибло, а те немногие, кто уцелел, разбрелись по всей стране.

Подойдя к гостинице, мы свернули на задний двор, где стоял с опущенным брезентовым верхом «мерседес». В машине я нашел карту, которой снабдил нас Бонилла, и развернул ее на переднем сиденье.

— Долго туда добираться?

— Часов пять или шесть, сеньор. Чуть меньше, чуть больше, зависит от лошадей. Ширина Долины Ангелов — миль двадцать. Местность пустынная, воды нет. Там надо быть осторожным.

— На сколько, ты думаешь, они нас опережают?

— На час-полтора.

— Сможем их догнать до того, как они попадут в Понету?

— Возможно, если возьмем с собой сменных лошадей, но как только мы обнаружим себя, Томас сразу же убьет Викторию.

Я снова посмотрел на карту, остановив свой взгляд на большом пустынном участке местности, где располагалась Долина Ангелов, и тут, как мне показалось, нашел простое решение.

— А что, если нам попробовать добраться туда первыми и подождать их?

— Сеньор? — промолвил Начита, удивленно подняв брови. — Как же нам это удастся?

В ответ я хлопнул рукой по баранке «мерседеса» и радостно произнес:

— На ней. Как видишь, ничего невозможного нет.

Я впервые увидел на лице старого индейца улыбку.

* * *

Прощание с Мойядой было трогательным. Морено никак не хотел нас отпускать, заявив, что уже послал гонца к Кордоне в Хуанчу и что мне следует дождаться приезда лейтенанта.

Перед посадкой в «мерседес» он со слезами на глазах крепко обнял меня и похлопал по спине, видимо посчитав, что живым меня больше не увидит. Интересно, что никто из присутствующих при прощании так и не вызвался составить нам компанию. Подхваченная ими фраза: «С Богом!» — которую произнес Морено напоследок, гулким эхом долго звучала у меня в ушах.

* * *

Я с радостью покидал Мойяду, и причин для этого было предостаточно. Теперь я знал, что никогда больше не увижу этот городок, так как приехать сюда снова желания у меня не было.

В конце концов, Ван Хорн, кем бы он ни был, погиб за тех, кто не был в состоянии постоять за себя. Оправданий их безволию найти можно было много. Убогая жизнь, которую они влачили, долгие годы страданий, выпавших на их долю, привели к тому, что насилие и жестокость стали восприниматься ими как само собой разумеющееся. Они не только не могли защитить себя, но и не хотели даже пошевелить пальцем, чтобы помочь другим.

Думая о них, я испытывал сильное чувство горечи. Меня тошнило и от них, и от той гнилой земли, на которой они жили, называя ее почему-то страной. Мне удалось подавить в себе раздражение, и я сбросил скорость, чтобы без риска взобраться вверх и миновать горный перевал. Когда мы катили вниз, дождь начал ослабевать, а туман рассеиваться. Съехав с невысокого склона, мы оказались в огромной долине, усеянной мескитовыми деревьями и огромными кактусами. Миновав обрамляющие долину заросли акации и кустарника, растущих по пологим склонам ущелья, мы въехали на плоскую песчаную равнину.

Нажав на тормоз, я остановил машину. Начита, выскочив из «мерседеса», обежав вокруг, вскоре вернулся обратно.

— Как я и думал, они поехали этой дорогой. На земле остались их следы.

На военной карте полковника была четко обозначена старая горная дорога. Она брала начало в долине, где мы теперь находились, и уходила от нее резко в сторону. Судя по карте, эта вытянутая почти в прямую линию дорога была кратчайшим путем до Понеты. Двадцать миль, возможно, чуть меньше, половину из которых нам предстояло преодолеть по горам.

Это был наш шанс, не воспользоваться которым я просто не мог. Как только Начита занял свое место в автомобиле, мы тронулись в путь. Проехав в восточном направлении по самому краю пустынной местности около пяти миль, свернули на север и проскочили оставшуюся часть равнины, покрытую спекшейся под жарким солнцем смесью песка и глины, со скоростью двадцать пять миль в час, которая Начите, должно быть, показалась просто бешеной.

* * *

Мы благополучно достигли противоположной стороны долины и, оказавшись у подножия горной гряды, повернули на запад. Преодолев еще несколько миль по краю долины, машина подъехала к тому месту, откуда с узкого провала между горами и начиналась та самая дорога. Все было в точности как на карте полковника Бониллы.

Я сбросил скорость. Дорога круто шла вверх по поросшему тополями и мескитовыми деревьями склону, на верхнем участке которого виднелись одиноко стоящие сосны. Далее склон уходил резко в сторону, и мы, прижавшись почти вплотную к скалистому горному отрогу, на медленной скорости обогнули торчащую из-под земли скалу и, оказавшись на самом верху ущелья, увидели перед собой Понету.

Поселок оказался гораздо больше, чем я предполагал, и, судя по размеру каменной церкви с огромной плоской крышей, когда-то играл важную роль в жизни этой части Мексики. Церковная звонница была сильно повреждена, скорее всего, в результате артиллерийского обстрела.

Остальные строения представляли собой домики, в большинстве своем без крыш и с потрескавшимися саманными стенами. Повсюду виднелись следы ожесточенного боя.

Как только мы въехали на центральную улицу Понеты, Начита сразу взял в руки свой старенький «винчестер». Но в поселке никого, кроме нас, не было, не считая ящериц, гревшихся на развалившихся стенах домов, да стаи черных воронов, наблюдавших за нашей машиной с самого верха разрушенной звонницы. Я остановил «мерседес» в центре площади рядом с высохшим фонтаном.

Вынув фляжку с водой, прополоскал горло и передал ее Начите. Несколько воронов, взлетев с колокольни, огласили окрестности своим мерзким криком. Солнце скрылось, и я непроизвольно поежился, снова ощутив себя кельтом.

— Мрачное место. Много людей здесь погибло, — угрюмо произнес Начита.

Я кивнул ему в ответ.

— Чтобы оценить обстановку, подождем их на въезде в поселок.

На краю поселка мы нашли строение с тремя уцелевшими стенами. Лучшего укрытия для машины не придумать, решил я и без проблем загнал «мерседес» внутрь домика. Затем мы вернулись к тому месту, где дорога делала зигзаг, и вскарабкались на вершину скальной гряды, поросшей густым кустарником.

Сверху нам открывался вид на дорогу, по которой должен был проехать отряд Томаса де Ла Плата. Начита распугал затаившихся в кустах змей, после чего мы залегли и стали ждать. У меня был при себе пулемет «томпсон», а у Начиты — «винчестер». Если мы откроем огонь по бандитам, то в перестрелке может пострадать Виктория, подумал я. В такой ситуации слишком многое зависело уже не от нас, и это больше всего меня беспокоило. Никогда прежде, участвуя в подобных операциях, я не волновался за чужую жизнь так, как сейчас.

Я откинулся на спину, положил голову на сомбреро, затянулся сигаретой и, прищурившись, уставился глазами в пустоту, пытаясь в мельчайших подробностях представить себе состояние Виктории. О чем она в эту минуту думает? Уверен, она нисколько не сомневается, что мы с Начитой придем ей на помощь. Ведь по-другому поступить мы не могли.

А Томас де Ла Плата? Невозможно было предугадать, на что способно это дикое животное. Этот сложный человек через многое прошел. Годы тюрьмы, лишение воинского звания, унизительное положение, в котором он теперь находится ради дела, в которое свято верит, долгая борьба и оставленные после себя горы трупов не могли не сказаться на формировании его образа мышления.

Тем не менее другие люди, повидавшие на своем веку не меньше страданий, чем он, все же сумели сохранить человеческое лицо. В Томасе же пробудились самые дикие инстинкты, и такого, как он, следовало опасаться.

Я, должно быть, задремал, а Начита, по всей вероятности, решил пока меня не беспокоить. Когда же он все-таки резким толчком разбудил меня, был уже вечер. Долина окрасилась в фиолетовые тона, опускавшееся за горизонт солнце было похоже на огромный оранжевый шар.

В вечернем воздухе отчетливо был слышен топот копыт. Я, осторожно раздвинув ветви кустарника, посмотрел на дорогу. Вверх по склону в нашем направлении двигался отряд запыленных всадников. Было видно, что дорога утомила как людей, так и животных.

Нам не повезло и на этот раз: Томас де Ла Плата и Виктория ехали на одной лошади. Она сидела впереди, а он, обхватив ее с обеих сторон, держал в руках поводья. В такой ситуации открывать огонь по бандитам было бы сущим безумием. Мы с Начитой неподвижно лежали в кустах и наблюдали, как они въехали на центральную улицу поселка и направились в сторону площади.

— Я отвлеку их внимание на себя, Томас оставит присмотреть за Викторией кого-нибудь одного, не больше, и ты сможешь легко с ним справиться, — сказал я Начите.

— А как вам это удастся, сеньор?

Я коротко посвятил индейца в свой план.

— Вас ждет неминуемая смерть. Вы это понимаете? — произнес Начита.

— Может быть, настало время рискнуть, — ответил я, пожав плечами. — Твоя задача не допустить, чтобы Виктория попала в перестрелку. Вот что я от тебя хочу, не более. Что бы ни происходило, обо мне не думай.

Не испытывая ни малейших колебаний, я продрался сквозь кусты и спустился к подножию скального возвышения, на котором мы только что прятались. Я был полон решимости сделать, что задумал. Пусть это будет мой конец, но я ни за что не отступлю. Пробил мой час.

* * *

Не поднимая излишнего шума, мы с Начитой выкатили «мерседес» из развалин, и я, положив «томпсон» на переднее сиденье, уселся за руль. Когда я нажал на педаль, мощный рев автомобильного двигателя разорвал тишину над поселком, и «мерседес» по узкой улочке покатил в сторону площади.

По площади, держа Викторию за руку, в направлении церкви шел Томас де Ла Плата. Его люди, ведя под уздцы лошадей, следовали за ними. Резко остановив перед бандитами машину, я успел заметить на их лицах неподдельное изумление, мгновенно развернулся и направил автомобиль обратно по той же улочке, по которой только что въехал на площадь. Вдогонку мне зазвучали выстрелы. Ветровое стекло задрожало, и я инстинктивно пригнул голову, успев при этом повернуть руль, чтобы не снести угол неожиданно возникшего передо мной саманного домика.

Из-за этого скорость машины несколько упала, что меня вполне устраивало. Позади слышались возбужденные крики. Я же с опущенной головой вел машину по узкой улочке и слышал, как пули дырявят корпус «мерседеса». Вскоре я выбрался из поселка и оказался на открытой местности.

Мчась по извилистой дороге вверх, мне приходилось лихорадочно крутить руль то в одну, то в другую сторону. Наконец я достиг самого высокого участка дороги и свернул с нее.

* * *

Вниз по склону машина понеслась стрелой, сметая на пути кусты и мескитовые деревья. Выждав момент, когда движение стало плавным, я схватил «томпсон» и, открыв дверцу, выскочил из «мерседеса». Автомобиль, оставшийся без управления, подбросило вверх. Он дважды перевернулся, врезался в растущий вдоль дороги сосняк и замер колесами вверх.

Сжимая в руках «томпсон», я залег в кустах и стал ждать. Вскоре на вершине склона со своими людьми показался Томас де Ла Плата. На этот раз к Виктории был приставлен один из бандитов. Некоторое время все постояли наверху, издали рассматривая перевернутый «мерседес». Де Ла Плата что-то сказал остальным, а затем в сопровождении четверых членов шайки стал спускаться к машине. Виктория и ее охранник остались наверху.

Неожиданно за их спинами, словно призрак, появился Начита. Он великолепно справился с поставленной перед ним задачей. Бандит, не издав и звука, рухнул на землю, а индеец, молча обхватив девушку, исчез вместе с ней.

Этого я и ждал. Неподалеку раздался треск веток. Сейчас или никогда, подумал я. Томас со своими людьми был совсем рядом.

Выскочив на проплешину в длинной череде низкорослого кустарника, я вскинул пулемет, спустил гашетку, надеясь одной очередью поразить всех сразу. Двое бандитов упали словно подкошенные, но тут неожиданно мой «томпсон» заклинило.

С реакцией кобры выхватив револьвер из кобуры, висевшей у него на поясе, первым в ответ выстрелил де Ла Плата. Попавшая чуть ниже ключицы пуля уложила меня обратно в кусты.

Упав на землю, я выхватил из-под куртки «энфилд» и дважды выстрелил в надежде заставить противников пригнуть головы, а самому за это время успеть спрятаться в зеленой гуще кустарника. Забравшись в густые заросли, я принялся осматривать рану. Из-за близкого расстояния, с которого стрелял Томас, скорость пули была огромной, и она, прошив меня насквозь, вышла из-под правой лопатки. Входное отверстие в диаметре оказалось меньше, чем я предполагал. Скорее всего, револьвер Томаса был 38-го калибра.

Плюнув на ладонь, я провел ею по ране. Крови не было, и это меня утешило, чего нельзя было сказать о нараставшем в кустах шуме. Быстро выбравшись из густых зарослей, я бросился вверх по склону, уходя немного вправо, чтобы выбраться на дорогу.

Очень скоро меня обнаружили. Послышался громкий крик, затем другой. Следом я услышал три или четыре коротких выстрела. Сделав последнее усилие, я наконец-то оказался на обочине дороги. Сердце отчаянно билось в груди, и тут я заметил, как слева из кустов выскочил один из ублюдков и, пыхтя, словно паровоз, кинулся в мою сторону.

Особо не целясь, я дважды выстрелил в него и вприпрыжку, громко крича от боли, кинулся вверх по дороге. Гнавшийся за мной бандит не стрелял, рассчитывая, сократив расстояние между нами, поразить меня наверняка. Я обернулся и, аккуратно прицелившись, выстрелил в своего преследователя. Пуля, попавшая прямо в сердце, сбила его с ног, и он упал на обочину дороги.

Магазин «энфилда» был почти пуст, а времени на его перезарядку у меня не оставалось. Заметив выскочивших из кустов де Ла Плата и его оставшихся в живых сподручных, я развернулся и что было сил кинулся к поселку.

Вдогонку мне непрерывно стреляли, но из-за обилия кустов, покрывавших склон, по которому я бежал, попасть в меня было трудно. Вдавив голову в плечи, я мчался в сторону церкви, надеясь теперь только на помощь Начиты, что, по правде говоря, не входило в мои первоначальные планы.

Я почти добежал до фонтана, как снова был ранен. На этот раз в правую ногу. Ранение было не очень серьезным, но достаточным, чтобы свалить меня на землю.

Перевалившись на спину, я увидел бегущего ко мне головореза. Это был крепкий верзила. Бежал он отлично и опережал самого Томаса. Времени на беспорядочную стрельбу не было, и я, прицелившись в грудь, нажал на спусковой крючок и сразу вскочил на ноги. Когда бандит упал, я уже был у дверей церкви.

* * *

Распахнув дверь, я едва проскочил внутрь, как по стене церкви чиркнула пуля. Оглянувшись, я увидел Томаса де Ла Плата, который, миновав фонтан и держа в каждой руке по револьверу, бегом приближался к церкви. Разъяренный Томас был похож на чудовище, способное разве что присниться в кошмарном сне.

Шатаясь, я направился в прохладный полумрак каменного помещения, пытаясь достать из кармана пиджака патроны. Правые рука и плечо нестерпимо горели, пальцы не слушались. Роняя патроны, все же сумел вставить два из них в барабан «энфилда».

Томас ворвался в церковь и, не успев привыкнуть к полумраку, открыл стрельбу. Я по глупости тоже выстрелил, чем себя выдал. Не дожидаясь ответного выстрела, я успел переместиться в сторону и скрыться в проеме двери.

Упав на каменные ступеньки и отчаянно работая руками и ногами, я принялся карабкаться по винтовой лестнице, ведущей в звонницу. Сделав поворот, я увидел в стене колокольни огромное отверстие, через которое внутрь снаружи проникал свет. Выбравшись через дыру на крышу церкви, я перевел дух. Вслед за мной из темной дыры со свистом вылетела пуля. В ответ я дважды нажал на спусковой крючок, но выстрел раздался только один. Барабан револьвера был пуст.

Я понял: это конец. Пробил час, и теперь бедняга Эммет Киф безропотно встретит свою смерть, подумал я. Я повернулся и побрел по крыше. Перил на ней не было, и я, дойдя до края, посмотрел вниз. С одной стороны крыша церкви обрывалась в глубокое ущелье, а с другой — на площадь.

Обернувшись, я увидел в десяти ярдах от себя Томаса де Ла Плата. Его грудная клетка тяжело вздымалась, лицо было почти белым. Теперь у него в руках был только один пистолет. И тут Томас допустил самую большую в своей жизни ошибку. Вместо того чтобы сразу пристрелить меня, он заговорил:

— Кто тебя послал, Киф?

В ответ раздался одиночный выстрел, эхом раскатившийся по крыше. Стая перепуганных воронов взлетела в темную высь и с отчаянным карканьем закружила над площадью. Де Ла Плата, вскрикнув, повернулся и выронил из рук оружие, оно упало на площадь.

Внизу у фонтана, прижав к плечу приклад «винчестера», стоял Начита. Позади него на корточках сидела Виктория. Она громко выкрикнула мое имя, но ее голос потонул в безумном крике птичьей стаи.

Обернувшись, я увидел, как Томас, по губам которого текла кровь, в тупой ярости выбросив перед собой руки, в безумной надежде столкнуть меня с крыши ринулся вперед. Я сделал шаг в сторону, и он, проскочив мимо, рухнул на площадь.

Он лежал на булыжной мостовой лицом вниз. Над ним склонился Начита. Когда я спустился с крыши и подошел ближе, Начита поднялся, посмотрел на меня, затем повернулся и зашагал за побежавшей в церковь Викторией.

Вороны вновь уселись на самом верху колокольни. Их черные силуэты отчетливо просматривались на фоне бронзового неба. За вершинами гор медленно угасало солнце. Только теперь я почувствовал, как сильно устал. Даже незаряженный «энфилд» был для меня тяжелой ношей. Эх, сделать бы красивый жест и зашвырнуть его куда-нибудь далеко-далеко, подумал я. Но решиться на такое было бы непростительной ошибкой. Малыш Эммет Киф, у которого теперь действовала одна левая рука, позволить себе этого просто не мог. Место было опасным, да и ночь впереди.

Сев на землю, я высыпал перед собой целую пригоршню патронов и, испытывая сильную боль в плече, принялся медленно вставлять их в барабан своего «энфилда».

Примечания

1

Стоун — мера массы, равная 6,35 кг (Примеч. перев.).

2

Томми — прозвище английских солдат у ирландцев.

3

Фении — член ирландского тайного общества, боровшегося за освобождение Ирландии от английского владычества.


home | my bookshelf | | Гнев Божий |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу