Book: Империя алмазов



Империя алмазов

Джеральд Браун

Империя алмазов

ГЛАВА 1

Последние десять лет Чессер бывал в Лондоне почти каждый месяц. Всякий раз он останавливался в отеле «Коннахт», хотя и не в том угловом номере, который занимал он теперь. Здесь его помнили и уже давно не требовали паспорта, а он знал по имени большинство сверкающих белыми перчатками и галстуками служащих. Его считали щедрым постояльцем.

На этот раз Чессер приехал в Лондон только переночевать. Утром он хотел забрать пакет и сразу же лететь в Антверпен. Там за пару часов он уладит все дела и отправится куда душе угодно. К Марен, в Шантийи.

Но его планы нарушил звонок Марен. Сквозь треск и щелканье в трубке ее голос казался совсем далеким. Она говорила, что в Шантийи идет дождь. Конечно, сад посвежел и зазеленел, но рабочие до сих пор чинят крышу, и в доме все вверх дном. Бассейн на террасе так и стоит невычищенный. Марен хочет быть с Чессером. Быть с ним в Лондоне. Она очень любит Лондон в мае.

Первым порывом Чессера было успокоить ее и убедить потерпеть еще денек. Ему хватило чуткости, чтобы понять, что хандра Марен объясняется по большей части его отсутствием. Ее дом в Шантийи был одним из тех мест, где они оставались действительно вдвоем. Чессер хотел напомнить ей об этом, но промолчал. Не сказал он и того, как стремится в Шантийи, предвкушая деревенскую тишину и дозволенные уединением прихоти. Лондон слишком напоминал ему о Системе. Здесь Чессер был как на иголках.

Не беда. Влюбленный, он не мог отказать Марен ни в чем – лишь бы доставить ей удовольствие. Она прилетает сегодня вечером британским рейсом из Ле Бурже. В воображении Чессер уже видел ее. Они встретятся в аэропорту – если Система назначит ему время пораньше.

Он сидел голышом на краю постели, рядом с телефоном. Надо им позвонить. Придется соврать насчет вчерашнего. Чессер должен был явиться в Систему накануне и теперь жалел, что не пошел. Почему он так поступил? Он и сам толком не знал. Весь день он проторчал в номере, твердя себе, что надо одеться: чуть не до последней полосы прочитал утреннюю «Таймс». Дотянул до назначенного времени, а когда оно миновало, почувствовал странное облегчение. Словно ставил неявку себе в заслугу, а не в вину.

Так было вчера. Сегодня он должен пойти. Чессер быстро прикинул, что выгоднее всего соврать, будто он сегодня приехал. Кстати, в Нью-Йорке и забастовки на авиалиниях – чем не повод? Правда, сам он прилетел из Ниццы.

Чессер взял с подноса с завтраком сладкую булку и намазал ее маслом, которое к этому времени совсем растаяло: оно капнуло в полупустую чашку остывшего черного кофе. Чессер заметил, как черная поверхность затянулась тоненькой серебристой пленкой. Он заставил себя снова подумать о телефоне и, бросив булку, потянулся к аппарату.

Через коммутатор отеля он вызвал номер. Ожидая звонка, Чессер заложил свободную руку под мышку: он вспотел. Наверное, от волнения. Телефон зазвонил. Ответили после третьего гудка – как всегда. Чессер мог заранее сказать, что так будет. Женский голос безупречно и стандартно пожелал ему доброго утра: название компании упомянуто не было. Он спросил мистера Мичема, и вскоре ответила его секретарша.

– Кто спрашивает мистера Мичема? Он назвал свою фамилию.

– Мистер Мичем занят на просмотре, – сообщила она. – Я соединю вас с мистером Беркли.

По сравнению с Мичемом Беркли был мелкой фигурой: Мичем входил в совет директоров Системы. За все десять лет работы в ней Чессер не мог похвастаться и дюжиной разговоров с Мичемом. Обычно его отсылали к Беркли или к кому-нибудь еще: чаще к кому-нибудь еще, учитывая относительно скромную стоимость Чессерова пакета.

Наконец подошел Беркли.

– А, Чессер, – произнес он так, словно потерял что-то нужное и только теперь нашел. – Мы ждали вас вчера.

– Я не смог, – Чессер удержался ото лжи. Очень кстати.

– Как долетели из Ниццы?

– Прекрасно.

– Я сам предпочитаю поздний рейс, – сказал Беркли и помолчал; может быть, намеренно. – Вы, конечно, остановились в «Коннахте»?

– Да.

Снова долгое молчание. От Чессера, очевидно, ждали объяснений. Но он не успел ничего придумать и теперь лихорадочно соображал.

Беркли пришел ему на помощь.

– Так, поглядим. Чессер, Чессер… – он явно справлялся в списке. – Вам было назначено на вчера. Во второй половине дня.

– Вчера я был болен.

– В самом деле? Очень жаль. Вам следовало уведомить нас.

– Я собирался.

– Вероятно, у вас были веские причины воздержаться от звонка? – полуутвердительно спросил Беркли и со вздохом снисхождения закончил: – Итак, чем могу быть вам полезен?

– Я хотел бы зайти сегодня.

– Боюсь, это невозможно.

– Я только заберу его. Мне не нужно просматривать.

– Минуту, я взгляну в расписание. Да, все очень плотно, особенно сегодня. Вы ведь знаете, сегодня последний день просмотра.

Конечно, Чессер это знал.

– Нельзя ли прислать пакет сюда, в отель?

– Нежелательно.

«Пропадите вы пропадом, – хотелось крикнуть Чессеру. – И пакет, и вся ваша Система». Но он не крикнул, Он мысленно просил прощения.

Беркли наверняка это понял.

– Пожалуй, вам лучше прийти. – Понятно…

– Ровно в три. Сможете?

– Да, буду в три.

– Полагаю, сегодня вам лучше.

– Намного лучше, спасибо.

– Хорошо, – сказал Беркли и, не прощаясь, повесил трубку.

Чессер положил трубку на рычаг и долго не сводил с нее взгляда. Он обругал Беркли, но тут же поправился и перенес свой гнев на Систему: Беркли только посредник. Это Система устроила ему нагоняй, точно директор школы пойманному за руку мальчишке-прогульщику. Чессер вскочил на ноги, пытаясь резким движением унять злость, но тщетно.

Откуда им, черт возьми, известно, что он приехал из Ниццы? Даже номер рейса. За десять лет он не пропустил ни единого просмотра. Почему за ним так тщательно следят? Из-за той сделки в Марокко? Но это было давным-давно, в шестьдесят шестом, Они не могли узнать. Выручку он получил наличными и сразу поместил на секретный банковский счет в Женеве. Нет. Марокко здесь ни при чем. Тогда что? Его связь с Марен? Возможно. Но сомнительно. Они с Марен всегда осторожничали. Так ли? «Так, – ответил он сам себе и тут же подумал: – Вначале». Вначале, куда бы они ни ехали, непременно заказывали два номера в отеле, но за последний год их бдительность изрядно притупилась. И неудивительно.

Чессер зажег сигарету, затянулся глубже обычного и шумно выпустил дым, словно стремясь избавиться от чего-то большего. Потом спросил у косого прямоугольника солнечного света, который уже дополз до ковра: «Неужели Система не спускает глаз со всякого, кто имеет с ней дело?»

Часом позже, когда он вымылся, побрился и надел строгий темно-синий костюм – забраковав траурно-черный и банально-коричневый, – когда проверил Содержимое синего дипломата из крокодиловой кожи и захлопнул золотой замочек, он все еще раздумывал об этом. В самом деле, неужели Система контролирует поведение каждого?

Чессер решил, что он просто псих, Ведь это абсурд. Системе это незачем. И не под силу. Чессер ошибался.

ГЛАВА 2

Улицу Хэрроухауз можно найти в указателе «Лондон от А до Я» на странице 64 в квадрате 3-С. Чтобы разглядеть ее на карте, лучше воспользоваться лупой: улица так коротка, что картографу пришлось донельзя уменьшить и сжать надписи.

На взгляд эстетов, или, скорее всего, почитателей старины, улица Хэрроухауз расположена вблизи собора Святого Павла. Но еще ближе к ней, чем собор, находится тюрьма Олд Бейли. От Хэрроухауз легко добраться пешком до суетливо бурлящей Флит-стрит или – в противоположную сторону – до Английского банка, который как-то назвали образцом стабильности. Но улица Хэрроухауз примечательна отнюдь не соседством с этими гигантами и вовсе не потому известна в состоятельных кругах по всему миру.

Сама по себе она не представляет ничего выдающегося. Как на многих узких улочках в лабиринте Лондона, на Хэрроухауз едва могут разминуться два автомобиля, а любая остановка немедленно создает затор. Тротуары здесь столь же неудобны: идущим навстречу парам на них не разойтись, и по меньшей мере одному приходится сторониться.

Все дома по обеим сторонам улицы – девятнадцатого века, выстроенные в едином стиле. Никаких современных фасадов, неоновых огней, стеклянных витрин и никакой рекламы. Время сохранило присущую этой улице атмосферу. Атмосферу солидности.

И все же, несмотря на внешнюю непохожесть – это торговая улица. К примеру, в доме номер двенадцать расположено морское страховое агентство. Через дорогу в номере тринадцатом – дирекция нефтяной компании «Мид-Континентал Ойл». Третий этаж номера тридцать второго занимает торговец редкими книгами и рукописями. А на четвертом этаже номера двадцать четыре открыла представительство фирма «Американ пластикс». Нефть и пластики, рукописи и страхование. Эти четыре фирмы – исключение из правил, единственные чужаки среди доброй сотни компаний на улице Хэрроухауз, извлекающих прибыли из одного и того же источника.

Алмазов.

При этом слове возникает впечатление, что улица Хэрроухауз всего лишь скромный филиал старинного ювелирного района Хаттен-Гарден, который расположен неподалеку. В Хаттен-Гардене бриллианты повсюду: они излучают неподдельный блеск в витринах магазинов и сверкают в кожаных мешочках множества частных торговцев драгоценными камнями. Однако превосходство Хаттен-Гардена кажущееся: на улицу Хэрроухауз он взирает с неизменным почтением.

Все дело в доме номер одиннадцать.

Это из-за него не иссякает поток желающих разместить конторы по продаже алмазов на такой тихой, неприметной улочке. Они словно железные опилки, которые не в силах противостоять притяжению мощного магнита. Удача измеряется тем, на каком расстоянии они расположены до дома одиннадцать: чем ближе, тем лучше.

Одиннадцатый номер принадлежит к наиболее крупным строениям на улице Хэрроухауз: это широкое, в четыре окна, шестиэтажное здание. Последний этаж скошен к крыше, и окна, соединенные карнизом, оказываются слегка утопленными. Дом выкрашен в черный цвет и отделан чисто-белым. Парадное лишь на тон теплее. Высокая двойная дверь полированного дуба. На правой створке – прямоугольная медная пластинка. Изначально сделанная толстой, она и теперь, после того как ее начищали чуть не тридцать тысяч раз, олицетворяет собой стойкость и долговечность.

На медной дощечке нет названия. Округлыми, с наклоном вправо буквами на ней значится лишь: «Номер одиннадцать». Управление Объединенной Торговой Системы, или, как не менее уважительно именуют ее в деловых кругах, Системы.

Из дома на улице Хэрроухауз Система контролирует примерно девяносто процентов мировой добычи алмазов, по собственному усмотрению снижая или увеличивая производство.

Это гигантский картель, обладающий всеми преимуществами подобной организации. Владея копями в южной и юго-западной Африке, Система получает шестьдесят процентов мировой добычи и с таким залогом могущества перекупает или приобретает по договорам практически все необработанные камни в мире.

У Системы нет конкурентов. За восемьдесят лет ее существования нашлось лишь несколько смельчаков, рискнувших бросить ей вызов. Все они быстро пришли к соглашению с Системой либо были уничтожены и включены в ее структуру. В действительности, никто из алмазных дельцов не стремится сразить или даже поколебать колосса. Гораздо лучше сделать его послушным. Иначе слишком возрастут колебания цен на рынке, упадет спрос и, в конечном счете, прибыль. Так что в глазах торговцев алмазами Система играет первостепенную и весьма героическую роль. Она стабилизирует цены. По крайней мере не дает им снижаться. Кажется, такое положение устраивает всех, даже покупателей ограненных алмазов, желающих вложить в бриллианты капитал или украсить себя драгоценной безделушкой.

Но при всей сложности и труднодоступности Системы метод се работы гениально прост.

Две сотни избранных – алмазных дельцов и оптовых торговцев – десять раз в год получают телеграммы-приглашения. Отказов не бывает, ведь такое приглашение воспринимается как подарок. Попасть в этот список – значит удостоиться финансовой привилегии, которая зачастую передается от отца к сыну.

К приезду торговцев Система по описи подбирает камни и раскладывает их по пакетам. Сколько приглашенных – столько и пакетов. Величину, качество и число алмазов в каждом определяет сама Система, она же проставляет свою цену. Одни пакеты оценены скромно – тысяч в двадцать пять долларов. Другие – в девять миллионов. Все решает Система.

Торговец приезжает на улицу Хэрроухауз, получает пакет и при желании может ознакомиться с содержимым. Такое ознакомление называется «просмотр». Однако большинство покупателей берет пакеты не глядя. И не из слепого доверия, а лишь признавая продиктованные Системой нерушимые правила, которые гласят: покупатель не вправе обсуждать содержимое пакета и его цену: он обязан взять все предложенные ему камни – или ничего. Если покупатель откажется от пакета, его больше не пригласят.

Годовой оборот Системы оценивается примерно в шестьсот миллионов долларов.

В пятницу, первого мая, ровно без пяти минут три шофер черного «даймлера» высадил Чессера перед подъездом дома номер одиннадцать на улице Хэрроухауз.

Чессер подошел к двери и взялся за внушительную медную ручку. Но едва он прикоснулся к ней кончиками пальцев, как дверь открылась, впуская его. Этот обычный порядок застал Чессера врасплох: он думал только о встрече, которая, как ему казалось, будет противостоянием. Он не хотел видеть Беркли – или даже Мичема. Особенно Мичема. Забрать бы пакет и катиться к чертовой матери отсюда. В шесть прилетит Марен.

На пороге Чессера приветствовал человек по фамилии Миллер. Это он всегда с неизменной точностью открывал дверь перед входящим. Крупный мужчина, и, безусловно, силач. Охранник, хотя по одежде этого не скажешь. На нем был черный костюм с черным же галстуком, в котором он смахивал на распорядителя на похоронах. Сколько Чессер помнил, Миллер постоянно дежурил в вестибюле дома номер одиннадцать. Он был добряк, всегда с улыбкой наготове. Но сейчас Чессер внезапно подумал, что к незваному гостю он был бы беспощаден.

Чессер прошел вглубь вестибюля – величественной залы, оканчивающейся такой же ширины лестницей. Он слышал, как отдаются в пустоте его шаги по черно-белому мраморному полу. Он весь, казалось, обратился в слух. Тело сопротивлялось каждому движению. Чессеру хотелось поскорее уйти отсюда. Он сел на скамью – времен королевы Анны, подлинная, – и рядом положил дипломат. До трех оставалось две минуты. Чессер принялся рассматривать большую картину, которая висела на противоположной стене. Прекрасный зимний пейзаж, выписанный мягкими оттенками белого, безмятежный, искрящийся. Чессеру захотелось курить, но он решил потерпеть. На ближайшем столике не было пепельницы. Миллер стоял на своем месте у входа. Они улыбнулись друг другу.

– Там знают, что вы пришли, – ободряюще сказал Миллер.

– Спасибо.

Чессер глядел на часы. Ровно три. Он ждал, что правая дверь вот-вот откроется, но вдруг услышал голоса. По лестнице спускались Мичем и сам сэр Гарольд. Фамилия его была Аппенстейг, но все обращались к нему «сэр Гарольд». Председатель совета директоров, глава Системы.

Между Мичемом и сэром Гарольдом шел приземистый человек с глазами больного базедовой болезнью. Он был одет в серый костюм, скроенный так, чтобы скрыть брюшко. Ноги его выглядели слишком маленькими для массивного тела. Крошечные ноги – как у танцовщика. Явно в дорогих ботинках. Чессер сразу узнал его. Это был Барри Уайтмен, американец, чей пакет тянул не на один миллион. В Соединенных Штатах слово «алмазы» было накрепко связано с его именем, Уайтмен держал в руке шикарный черный дипломат. Наверное, носит в нем банковские чеки. А сейчас там, без сомнения, лежал его пакет.

При их появлении Чессер почти инстинктивно встал. Они не подали вида, что замечают его, но, кажется, знали о его присутствии. Мичем и сэр Гарольд говорили с Уайтменом на равных. Чессер услышал, что они вспоминают о совместном обеде.

Они прошли в двух шагах от Чессера. Уайтмен смотрел себе под ноги, словно разглядывая ботинки. У двери они остановились. Уайтмен потрогал галстук, проверяя, на месте ли узел. Серый шелковый галстук точно в тон серой шелковой сорочки. Уайтмен сказал что-то о Шерри. Мичем и Гарольд одобрительно засмеялись, и Мичем обещал проследить, чтобы Уайтмену – как он выразился – представился случай. Чессеру подумалось, что речь идет о женщине. Уайтмен заставил Мичема повторить обещание. Потом небрежно пожал протянутые руки и, улыбаясь, вышел на улицу.

Мичем с сэром Гарольдом остались стоять у дверей. Сэру Гарольду минуло шестьдесят. На нем был костюм из дорогой шерсти, черный в почти неразличимую синюю прерывистую полоску. Его волосы, в молодости белокурые, теперь приобрели кремово-желтый оттенок, а бледное английское лицо стало багровым от давления, точно на нем лопнули все капилляры.



Мичем был десятью годами моложе и на два дюйма выше ростом. Двигался он резко и проворно, что совсем не вязалось с его неопределенными, сглаженными чертами.

Они еще долго беседовали с глазу на глаз. Сэр Гарольд стоял к Чессеру спиной. Говорил в основном Мичем. Один раз он посмотрел на Чессера, и у того возникло чувство, что обсуждают именно его.

В конце концов они подошли и обменялись с ним механическими рукопожатиями – сперва Мичем, потом сэр Гарольд. Ладони у обоих были мягкие и сухие.

– Рад вас видеть, – сказал улыбаясь Мичем, – Отлично выглядите. Вижу, отдыхали на юге.

Чессер неплохо загорел в Ницце.

– Вы, безусловно, знакомы с сэром Гарольдом? Чессер ответил утвердительно и не остановился бы на этом, но тут вмешался сэр Гарольд.

– Конечно, мы знакомы с молодым Чессером, – сказал он; это походило на комплимент. – Я хорошо знал вашего отца.

Чессер не сомневался, что он лжет. Его отец никогда не был приметной фигурой и едва ли мог претендовать на близкое знакомство с главой Системы. Кроме того, отец всегда отзывался о сэре Гарольде не иначе, как сдержанно-почтительно, – так говорят о монархе, но не о живом человеке. Тем неожиданнее прозвучали следующие слова сэра Гарольда.

– Помнится, ваш отец мечтал открыть магазин. На Пятой авеню, в отличном месте. – Это была правда. – Полагаю, у вас те же устремления?

– Конечно, – солгал Чессер.

– Он был прекрасным человеком, – проговорил сэр Гарольд, а Мичем согласно кивнул. – Прекрасным человеком.

Взгляд сэра Гарольда рассеянно блуждал по вестибюлю. Очевидно, он уделил Чессеру гораздо больше внимания, нежели тот заслуживает. Чессер не Уайтмен. И никогда им не станет. Сэр Гарольд первым повернулся, чтобы уйти, и все трое двинулись по вестибюлю к лестнице.

У самых ступеней сэр Гарольд оставил их и направился, как казалось на первый взгляд, к глухой стене. Но, словно предупреждая его желание, панель внезапно отъехала в сторону. За ней оказался лифт.

– Проследите, чтобы молодой Чессер остался доволен. – Не оборачиваясь, велел сэр Гарольд и вошел в лифт.

Мичем обещал.

Панель вернулась на место.

Пока они поднимались по лестнице, Мичем заметил:

– Похоже, сэр Гарольд искренне к вам расположен. – Чессер принял по возможности благодарный вид. – Странно, что он не справился о миссис Чессер. Развод – неприятная штука.

По эту сторону Атлантики Чессер ни с кем, кроме Марен, не обсуждал свой развод. Он решил, что Система узнала об этом так же, как и обо всем остальном, – вот только как?

Мичем продолжал:

– Американцы слишком легкомысленно относятся к разводам. Это серьезная проблема.

– Не проблема, а решение, – высказал свое убеждение Чессер.

– Как так? – спросил Мичем.

– Как мир, – объяснил ему Чессер. – Это война – проблема, а мир – ее решение.

– По-вашему, супружеская жизнь – война?

– Иногда.

Мичем недовольно хмыкнул. Строптивость здесь не поощрялась, тем паче у людей Чессерова положения. Последнее слово должно остаться за Мичемом.

– Слава Богу, у нас в стране не так-то просто развестись, – сказал он.

Чессеру пришел на ум Генрих VIII со своими шестью женами, и он едва удержался от замечания.

– Впрочем, не берите в голову, – говорил Мичем. – Это всего-навсего мое личное предубеждение, что мужу и жене нельзя расставаться ни в коем случае.

Чессер задумался, много ли еще прегрешений Система занесла ему в кондуит. Правда, о его вчерашней неявке Мичем не обмолвился ни словом.

Они остановились на площадке третьего этажа. Вслед за Мичемом Чессер вошел в помещение, которое предназначалось исключительно для просмотров. Это была просторная комната с высоким потолком. В одном конце – уголок ожидания, образованный двумя черными кожаными диванами. Стены украшены броскими панно. На полу – настоящий персидский ковер с растительным узором в приглушенных тонах. В другом конце комнаты – длинный, массивный стол, затянутый сверху черным велюром.

Его установили под большим окном, сквозь которое в помещение проникал свет обычного северного дня. Эталон освещения для алмазной промышленности. Во всем мире для оценки алмазов пользуются электрическими лампами, точно имитирующими этот северный свет, а в особо важных случаях копируют даже размеры и расположение окна.

За столом стоял человек, которого Мичем назвал по фамилии – Уотс. На предыдущих просмотрах Чессер тоже встречал Уотса. Он стоял так, словно был не человеком, а табуреткой.

На черном велюре лежал только один предмет. Пакет Чессера.

При слове «пакет» воображение рисует тщательно перевязанный сверток. Клейкую ленту, особую упаковку – ничего похожего на правду: на столе лежал простой конверт из крафт-бумаги.

– Хотите взглянуть? – спросил Мичем.

Чессер хотел отказаться, но решил, что, пожалуй, будет выгоднее согласиться, проявить интерес. Он сел за стол. Мичем стал напротив него, рядом с Уотсом. Отсюда он мог наблюдать за лицом Чессера.

Тот достал из дипломата лупу, десятикратную, какими обычно пользуются ювелиры. Положил ее на стол и взял конверт. Открыл и довольно церемонно вынул содержимое: четыре квадратика аккуратно сложенной ткани. Развернул один; там было пять неограненных камней от двух до четырех карат каждый.

Чессер взял самый крупный большим и указательным пальцами, поднес к правому глазу лупу и стал рассматривать камень, поворачивая его под разными углами. Он увидел, что алмаз превосходного качества, хорошей окраски, единственный недостаток – углеродное пятнышко сбоку, и то довольно близко к поверхности. Огранится он прекрасно.

– Красавец, – признал Чессер.

Он развернул остальные камни и просмотрел несколько наугад. Потом еще несколько – покрупнее и помельче. Все это время выражение его лица не менялось. Он молчал. Наконец Чессер снова завернул камни в ткань и убрал в конверт.

С изнанки на крафт-бумаге он заметил цифры: «17000». Чессер не дрогнул. Он поднял глаза и поймал на себе красноречивый взгляд Мичема. В нем были превосходство и открытый вызов.

Пакет Чессера прежде никогда не оценивался ниже двадцати пяти тысяч долларов. Сейчас камней ему предложили не меньше обычного. Но почти все они были посредственного качества. Он видел в них трещины, включения, пузырьки, муть, «перья». Система наказывала его. Но он знал, что стоит пожаловаться, и больше его не пригласят.

С невозмутимым видом он небрежно уронил лупу в недра дипломата. Потом взял конверт, сложил вдвое и опустил следом.

– Ну как, вы довольны? – спросил Мичем.

Чессер кивнул и попытался улыбнуться. Он казался себе прозрачным, так что Мичем мог видеть его насквозь и перечесть все несовершенства.

– Уотс оформит сделку, – сказал Мичем и вышел из комнаты. Когда дверь закрылась, Чессер вздохнул с облегчением. У него появилась надежда выбраться отсюда, прежде чем он сорвется. Он выписал банковский чек на семнадцать тысяч долларов. Взял у Уотса расписку. Не исключено, что именно Уотс подбирал камни для его пакета. Он отвечал за сортировку алмазов по весу, окраске и прозрачности. Но Чессер не винил его. Уотс был рядовым сотрудником, а не должностным лицом Системы. Он просто выполнял приказ.

Уотс подтвердил это, когда передавал Чессеру расписку. Из осторожности понизив голос, он совершенно искренне сказал: «Мне очень жаль, сэр».

Несколько минут спустя, Мичем, сидя в своем кабинете на пятом этаже, снял трубку личного телефона, набрал номер и, ожидая ответа, подошел к окну. Отсюда открывался самый привычный для него лондонский вид. Невидящим взглядом он остановился на громаде собора Святого Павла. Потом перевел глаза вниз и увидел, как Чессер садится в автомобиль.

Мичем не сомневался, что Чессер сейчас проклинает его персонально. В другой раз надо бы выписать ему пакет еще подешевле – это послужит наукой. И все же Мичем не мог не восхититься самообладанием Чессера. Кто бы мог подумать! Черный «даймлер» набрал скорость, и только тогда Мичем заметил, что по-прежнему сжимает в руке телефонную трубку. Номер не отвечал.

Наверное, вышла куда-нибудь, решил он. Или, скорее, занята. Он нажал на рычаг и снова набрал номер. Видимо, в первый раз он попал не туда, потому что теперь она сняла трубку после второго гудка.

После обмена приветствиями она сказала:

– Я так и думала, что это ты.

Мичем был рад. Значит, вспоминает о нем.

– Уже больше недели прошло, – пожаловалась она.

– Я был занят, – не очень убедительно отозвался Мичем.

– И, конечно, вел себя из рук вон плохо?

– Да.

– Какой ты бука!

– Ужасный.

– За это тебе что-то полагается. Правда, милый? – Он нарочито покорно согласился. – У меня есть то, что нужно. – Пообещала она.

Мичем едва не уступил, но вспомнил об Уайтмене и удержался от соблазна. Он быстро все изложил, обрисовал детали и добавил, что позаботится о ее гонораре.

Потом попрощался нежно и впервые за время разговора назвал ее по имени: «Шерри».

Повесив трубку, Мичем подумал, что напрасно не договорился с ней о свидании, но тут же решил повременить. Вначале сауна. В любом случае он останется в Лондоне на ночь, а в Хэмпшир поедет утром. Половина субботы и целое воскресенье с женой в деревне – более чем достаточно.

ГЛАВА 3

Чессер приехал в аэропорт Хитроу на полчаса раньше срока: вдруг самолет Марен прилетит пораньше. Но на табло значилось, что рейс 36-й из Парижа прибудет точно по расписанию. Чессер, еле сдерживая нетерпение, поднялся на верхний этаж.

Он мог провести эти полчаса в уютном баре, но предпочел остаться возле одного из больших окон, глядя на тускло-серебристые самолеты и все новых и новых пассажиров. Непрерывный вой турбин придавал объятиям, которые наблюдал Чессер, что-то драматическое: первые «здравствуй» и последние «прости».

Чессер не виделся с Марен всего четыре дня – а, кажется, целую вечность. Теперь, ожидая, он и минуты не мог выдержать, чтобы не посмотреть на часы. Наконец, на посадку зашел самолет с черно-бело-красной эмблемой БЕА. Тот, которого он ждал. Это он. Это она.

Его глаза искали цвет мускатного ореха. Оттенок ее волос. Варяжских волос, как он говорил. Вот они – у него перехватило дыхание. Она вышла из самолета, глядя вверх, прямо на него, как будто знала, где он стоит. На ней были широкие синие брюки и свободная блузка. Идеальный дорожный костюм. Мятые пиджаки и платья остальных пассажиров только подчеркивали ее обычную свежесть и аккуратность. В руке она несла сумку-рюкзачок, а другой, свободной, помахала Чессеру. В это мгновенье порыв ветра закрыл ей лицо волосами. Она даже не попыталась убрать их. Очень на нее похоже.

Чессер ждал, пока она пройдет досмотр. Невыносимая задержка, ведь они уже видели друг друга, но не могли подойти и лишь отчаянно жестикулировали. Наконец, не обращая внимания на окружающих, она кинулась ему на шею. Оба были уверены, что теперь у них все в порядке.

По приезде в отель «Коннахт» она быстро распаковала чемоданы, повесила и разложила свои вещи рядом с Чессеровыми. Ему показалось, что она приукрашивает, сглаживает впечатление одиночества. Он следил за каждым ее движением, даже присел на краешек унитаза, пока она приводила в порядок макияж и прическу. Она не поцеловала его, зная, что стоит только начать, – и кончат они уже в постели. Правда, вещи можно распаковать и позднее, но лучше сразу устранить эту досадную помеху, мешающую их взаимному желанию.

Когда распаковывать было уже нечего, она подошла к окну и стала смотреть на Гросвенор-сквер. Было еще светло.

– Выпьем чего-нибудь? – спросил Чессер.

Вместо ответа она задернула штору, так что в комнате стало почти темно.

Они никогда не занимались любовью в темноте: они любили и глазами тоже. Это помогало каждому полнее угадывать желание партнера. Ей нравилось, когда он раздевал ее, особенно в первый раз на новом месте. Как сейчас. Она ждала, и он знал это. Он начал не спеша. Она не помогала ему, выказывая таким образом свое полное одобрение.

В полумраке, лежа поперек широкой кровати, они любили уверенно и неторопливо. Потом смежили веки и задремали. Ее голова упала Чессеру на плечо, волосы прядями рассыпались у него по груди, правая нога очутилась поверх обеих его ног. Он слышал, как изменилось ее дыхание, и понял, что она уснула. Ему нужно было в ванную, но он не решался потревожить ее. Вскоре она пошевелилась во сне, отвернулась от него. Чессер высвободил руку и встал, стараясь не шуметь. Даже воду в туалете не спустил.

Он сел в кресло возле постели и закурил. Она спала в своей любимой позе – на боку, заложив руки, ладонь к ладони, между бедер. Он любовался ею, спящей, и думал, насколько обманчиво ее тело. Одетая, она казалась угловатой, no-модному эффектной, но очень тоненькой. Он ожидал, что обнаженная она будет даже худощава. И ошибся. Она была тонкокостная, прекрасно сложенная, с идеально распределенным весом. Каждый изгиб ее тела был плавен: никаких выпирающих ключиц и косточек на бедрах. Мягкая линия плеч, тонкая талия.

Кожа ее была по-северному белой. Марен родилась и выросла далеко на севере, чуть не у самого Полярного круга. Марен шведка. Бледность ее была естественной, ведь ее предки защищались так от враждебной природы. Она любила загорать, но на южном солнце, слишком ярком для нее, она моментально сгорала.

Худенькая, белокожая, Марен производила впечатление хрупкости, даже беспомощности. Она казалась женщиной, нуждающейся в защите, находящейся в пассивной зависимости от мужчины.

Такой она впервые предстала перед Чессером.

Однако вскоре Чессер обнаружил, как упорно Марен старается разрушить это впечатление. В Гштаде она носилась на лыжах страшно быстро, но очень умело. В Довиле – скакала на самых резвых и необузданных конях. Во время поездки в Ле Ман – искусно и до безумия непринужденно водила гоночную машину. Однажды в Монако, когда дул мистраль и все маленькие суденышки оставались на приколе, Марен вздумалось пуститься в море на моторной лодке, среди волн, вздымавшихся, как стены ущелий. Чессер не остался на берегу главным образом потому, что предпочитал утонуть вместе с ней. Качка была такая, что лодка порой вставала почти вертикально. Марен это нравилось чрезвычайно, а Чессер хотел лишь одного – вернуться назад.

Он убеждал себя, что у Марен нет потребности в риске, заставляющей ее кидаться из одного приключения в другое.

Просто рискованные затеи доставляют ей больше удовольствия. Так ему казалось.

Сначала Чессера удивила и даже обрадовала неожиданная живость и дерзость Марен. Но, полюбив ее, он встревожился. Он считал Марен авантюристкой, искусной, надо признать, авантюристкой, но от этого не менее безрассудной. Чессер боялся потерять ее. Она же смеялась над его страхами. Он понимал, что глупо закрывать глаза на возможность гибели, – и однажды выложил это Марен. В ответ она сообщила, что все живое только и делает, что борется со смертью.

Тогда они спорили до хрипоты. Под конец в ход пошли словечки вроде «идиотка» и «трус», и они провели ночь каждый в своей постели. Без сна. А назавтра увидели друг друга – и помирились.

Этот случай научил Чессера не прекословить ей.

Она ради него решила не искушать так часто судьбу.

Однако Чессер продолжал гадать, почему Марен находит опасность столь привлекательной. Всегда ли она была такой? Или это влияние Жана-Марка? Чессер счел первое более вероятным. Возможно, родство душ сильнее, чем все остальное, связало Марен с Жаном-Марком. И, несомненно, именно безрассудство привело их историю к трагической развязке. В четыре часа утра на мокрой дороге Булонского леса их «лотос» перевернулся. Водитель, Жан-Марк, погиб мгновенно, его жена, Марен, получила лишь незначительные ушибы. И неизлечимую душевную травму. Жан-Марк был очень молод и очень богат. Марен – юна и прекрасна. У них была масса возможностей приятно проводить время до того самого мгновения, когда они разом потеряли все, – до крутого поворота на скользком шоссе.

Марен призналась Чессеру, что на самом деле машину вела она. Это знал один Чессер. Она не каялась, просто хотела с ним поделиться: и виновной, похоже, себя не считала, – по крайней мере, не подавала вида.

Через месяц после аварии Марен вернулась к профессии фотомодели. Друзья Жана-Марка резко осуждали ее. Им казалось непристойным показываться на людях, не выдержав хотя бы года строгого траура. Марен беспечно пропустила их укоры мимо ушей, и скоро страницы «Вог франсэз» опять запестрели ее фотографиями.

Ей необходимо было отвлечься, и, кроме того, Жан-Марк – вернее, его дух, с которым она побеседовала, – не имел ничего против. Живой Жан-Марк, однако, не был так снисходителен. По его завещанию, нотариально заверенному, все его состояние переходило к Марен. Она оставалась единственной наследницей миллионов, которые успел унаследовать он. Но с одним условием. Если ей захочется опять выйти замуж, все наследство автоматически перейдет к душеприказчикам.

Чессер познакомился с Марен через год после аварии. Как только их отношения стали достаточно серьезными, Марен рассказала ему об условии Жана-Марка. Она считала, что он должен знать причину, по которой она не может уехать с ним куда глаза глядят и стать миссис Чессер. Это было бы непрактично.



Чессер согласился.

Марен воспользовалась случаем и поставила свое условие. Она хотела говорить о покойном Жане-Марке, когда захочет, не рискуя возбудить ревность Чессера.

Чессер согласился и на это. В конце концов, рассудил он, ему не составит труда быть соперником мертвеца для живой и чувственной двадцатипятилетней женщины.

Так что Чессеру частенько приходилось выслушивать непосредственные и даже ностальгически-нежные замечания Марен – в ресторане, например, или в кафе: «Мы с Жаном-Марком тоже тут были!» Она вовсе не ставила целью разозлить Чессера. Эти реплики вылетали сами собой. Жан-Марк, бывало, делал так… Жан-Марк мне как-то сказал… Жан-Марк любил… Жан-Марк терпеть не мог… Жан-Марк то, Жан-Марк се…

Сначала Чессеру было не по себе. Потом он перестал обращать внимание, ведь замечания Марен были всего лишь воспоминаниями вслух. Немного спустя Чессер стал думать о Жане-Марке как о старом друге. По крайней мере, хорошем знакомом, хотя он вовсе не был с ним знаком.

Воспоминания Марен не задевали Чессера и не вызывали никаких осложнений. Другое дело – деньги Жана-Марка. Деньги осязаемые и неосязаемые. Большие особняки, дорогие картины и предметы искусства, чистокровные лошади, яхты, самолеты – и контрольные пакеты акций, доли в прибыли и растущие дивиденды. Огромное состояние, которое непрестанно умножало само себя. Умножало скорее, нежели его успевали тратить. Марен швыряла деньги направо и налево – и становилась все богаче.

Едва ли она отдавала себе отчет, каковы истинные размеры наследства, оставленного Жаном-Марком. Ужасно много миллионов, говорила она. Зато Чессер знал точно, каким станет финансовое положение Марен, выйди она за него замуж. Его сбережения – двести тысяч на счету в швейцарском банке – жалкие гроши по сравнению с ее состоянием. А на жизнь Чессер зарабатывал в Системе. Пакеты приносили ему примерно сотню тысяч в год. Часть он отправлял бывшей жене, Сильвии; еще больше съедали налоги. На остаток не мог сносно существовать даже Чессер, не говоря о Марен. Многие из тех, кого Система пожаловала привилегией получать пакеты, сколотили немалые состояния, поскольку большую часть времени проводили, заключая сделки о продаже и огранке своих алмазов. Яркий пример – Уайтмен. Начал он с малого, потом провернул несколько удачных дел – и теперь стоимость его пакета неуклонно росла. Однако путь этот требовал целеустремленности, которой Чессер, по-видимому, совсем не обладал. Его бывшая жена, Сильвия, сказала ему незадолго до развода: «Выглядишь ты прилично, а на деле – растяпа и рохля».

Время от времени Чессеру хотелось доказать, что Сильвия не права. Чаще всего по утрам, после ее ночных обличений он принимал твердое решение заняться делом, отдать все время торговле. Но вот беда: он не хотел, действительно не хотел. Всякий раз, получая в Системе свой пакет, Чессер быстро сбывал его, зачастую даже не открывая. Попросту продавал посреднику где-нибудь в Антверпене и на целый месяц забывал об алмазах.

Иногда Чессер вспоминал о них и тогда чувствовал себя птичкой на спине у носорога.

Деньга. Чессер и Марен говорили о них лишь однажды. Он прямо сказал ей, чем занимается и сколько получает. Не упрашивал ее бросить ради него свое состояние и не обещал стать богачом. Она не собиралась из-за него отказываться от денег и не заставляла его зарабатывать их. По ее мнению, это было бы идиотской тратой времени.

Они пришли к соглашению. Решили тратить деньги сообща, не уточняя, чьи они. Его ограниченные ресурсы сольются с ее, неограниченными, и станут просто деньгами – на все случаи жизни.

Само собой, план сработал. Марен никогда не желала унизить Чессера, а его не мучили угрызения совести. Но оба знали, хотя и не упоминали об этом, что у них вполне хватит глупости испортить себе удовольствие. Чем сильнее они любили друг друга, тем больше крепло это чувство.

Они хотели пожениться.

Об этом и размышлял Чессер, сидя возле постели в номере отеля «Коннахт» и глядя на спящую после любовных ласк Марен. Ему вдруг захотелось разбудить ее и предложить обвенчаться. Но, усмиряя свой порыв, он тихонько встал и вышел в гостиную.

Окна были раскрыты, и падающий сквозь них свет окрасил комнату в нейтрально-серые тона. Ни день ни ночь. Сумерки, межцарствие, время сомнений. Чессер не стал зажигать свет. Он был наг, а в такой ситуации лучше видеть, но оставаться невидимкой. На улице накрапывал дождик. Слышался шелест; словно быстрые движения огромных шершавых языков – это проносились по мокрому асфальту автомобили.

«Дипломат» Чессера стоял на диване. Он поставил его на пол, а сам улегся, опустив голову на подлокотник. Теперь ему стали видны дымящие трубы на крыше соседнего дома. Лондон, подумал он. Бросил взгляд в сторону спальни, но Марен в темноте не различил. На ум вдруг пришел Мичем. Чессер протянул руку к «дипломату» и положил его себе на живот. Запустил туда руку, нащупал пакет и достал завернутые в ткань камни. Раскрыл и стряхнул алмазы себе на ладонь. В мозгу у него бились цифры: «Семнадцать тысяч». На этот раз он получит тысяч пять прибыли – и то, если повезет. Наверное, всего четыре тысячи. Чтобы заработать пять, придется повертеться.

Из-за надутого ублюдка Мичема.

Из-за б…кой Системы.

Чессер размахнулся. Камешки полетели в ближайшую стену. Он еще полежал, пытаясь разглядеть их на полу, но не смог. Пришлось встать на четвереньки и нащупывать их в пушистом ковре. Он искал и искал, пока не услышал голос Марен – словно из другого измерения.

– Мне приснился вещий сон, – сообщила она, стоя в дверях спальни.

Он поднялся с колен, обнял ее и поцеловал. Алмазы были зажаты у него в кулаке. Интересно, все ли он подобрал. Надо будет посмотреть при свете. Он выпустил Марен из объятий и ссыпал алмазы обратно в коричневый конверт. Ладонь у него вспотела, и несколько камешков не хотели отставать. Чессер аккуратно стряхнул их. Он убрал конверт и опустился на диван, ожидая, что Марен сядет рядом, но та уже свернулась калачиком в огромном, дутом кресле. Разожгла две сигареты и одну, как обычно, бросила Чессеру. Он не поймал. Сигарета упала в щель между диванными подушками, и Чессеру пришлось срочно извлекать ее.

– Вернее, не сон, – сказала она, – Это было астральное путешествие.

– Может, все-таки сон?

– Нет. Я видела как бы сверху: тебя в кресле и Свое физическое тело на кровати. Со мной был проводник.

– Который?

– Билли Три Скалы.

– А куда подевался китаец?

– Сегодня был только индеец. Он показал мне одну из моих прошлых жизней. На самом деле. Я была воином. Кажется, в Греции. Точно, в Греции, потому что кругом стояли мраморные колонны и статуи.

– Женщина-командир?

– Нет, мужчина. Я же объясняла тебе, как люди меняют пол, переходя из одной жизни к другой. Помнишь? В соответствии со своей кармой.

Чессер кивком подтвердил, что помнит. Марен продолжала:

– И ты там был.

– Я-то, конечно, был женщиной.

– Моим младшим братом. И вдобавок, тебя чествовали как героя. Ты только что вернулся с поля битвы.

На втором месте по важности – после Чессера – у Марен стояло сверхъестественное. К сверхъестественному она относила все что угодно: от спиритизма до тантры. Она зачитывалась обширными трудами по психологии, парапсихологии, черной магии, Таро и, Бог весть, чему еще. В результате этих изысканий Марен изобрела собственную религию, которую умудрялась применять ко всему сущему. Без сомнения, основные теоретические положения она унаследовала от своих славившихся суевериями предков. На родине Марен ночи длятся по полгода, а ночи, как известно, весьма располагают ко всяким темным и странным фантазиям. Марен истово верила в жизнь после смерти и в предыдущие воплощения. Их с Чессером любовь считала выражением их общей судьбы. По ее мнению, они нашли друг друга в астральном пространстве, ожидая реинкарнации.

Чессер никогда не подтрунивал над ее верой. Ему хватало ума понять, что истинного положения вещей не знает никто. К тому же никакой лучшей философии предложить он не мог. Временами Чессер даже завидовал Марен. Ему хотелось также страстно во что-нибудь поверить. А Марен, не слыша от него возражений и насмешек, пришла к выводу, что они единомышленники.

– Дождь идет, – сказал Чессер, желая отвлечь се.

– Там было здорово, – рассказывала Марен. – Все собрались на пиршество, разлеглись вокруг и пили вино из золотых кубков. А потом мы с тобой поссорились из-за девушки. Очень хорошенькой.

– И она досталась тебе.

– Нет. Все кончилось полюбовно. Она хотела нас обоих – на том и порешили.

– Будучи младшим, я, конечно, оказался вторым.

– Нет, оба вместе, – откликнулась Марен. – Знаешь, как возбуждает. – Она задумалась на минутку. – Пожалуй, это была не Греция. Может, Рим? Забыла, на каком языке мы говорили.

– Слышишь, дождь идет? Ты голодна?

– Зверски.

– Можем пойти в «Аннабель». Хочешь? А потом поиграем.

– Ты что здесь делал – на полу?

– Кое-что обронил.

– Что?

– Пару алмазов.

Она промолчала. Ну, еще бы – алмазы! Какая ерунда.

Уже совсем стемнело. Они так и сидели в темноте, только свет автомобильных фар пробегал время от времени по потолку.

Марен сказала:

– Насчет «Аннабель» не знаю, а в рулетку я бы сыграла. Она встала, потянулась и перешла к Чессеру на диван.

Свернулась возле него клубочком, прижалась к его руке и вдруг выпалила:

– Тебя что-то тревожит.

– Ничего.

– Алмазы?

Она не ясновидящая, подумал Чессер, просто сработала интуиция. Он попытался вызвать в ней другое чувство.

– Я тебя люблю.

– Я знаю.

– Может, оденемся и пойдем поужинаем?

– Нет.

Руками она производила над ним какие-то манипуляции.

– Ты же говорила, что голодна.

– Закажи что-нибудь сюда.

– Проще пойти в «Аннабель». Два квартала, пешком дойдем.

– Ага.

– Под дождем.

– Хочешь?

– Пожалуй.

– Ты забронировал столик?

– Нет. А сегодня пятница.

– Кругом толпы народа?

– Не то слово.

Она заговорщически хихикнула. Он сказал:

– И рулетка отменяется.

– А зря, потому что я сегодня в ударе. Спорим, остановлю шарик, где пожелаем.

– Значит, сидя здесь, мы теряем несметные богатства?

– У меня в животе урчит, слышишь?

Они поужинали в номере. Двое официантов накрыли стол в гостиной и хотели остаться прислуживать, но Чессер их отпустил. Потом они с Марен, долго промучившись со шпингалетом, открыли вторую створку двери в спальню и перетащили стол туда. Чессер был в халате, а Марен так и не оделась. Усаживаясь за стол, она предложила ему снять халат, и он подчинился. Себе он заказал ростбиф, а для Марен – филе морского языка. От ростбифа она отказалась с гримасой отвращения, словно даже вида его не переносит. Но теперь, едва прикоснувшись к морскому языку, она таскала с Чессеровой тарелки большие куски мяса. И виновато улыбалась. Он не возражал. Марен частенько так поступала. Закажи он рыбу, а она мясо, картина повторилась бы с точностью до наоборот. Наверное, это у нее с детства. Аппетит у Марен был колоссальный. Она могла съесть куда больше Чессера. Всегда. Теперь она принялась за латук, хватая листья прямо руками и окуная их в соусник с майонезом. Потом предложила Чессеру попробовать морского языка. Ему не хотелось рыбы, но она уже поднесла к его рту большой кусок, и он капитулировал. На десерт она съела два лимонных пирожных и полпорции Чессерова клубничного мороженого.

Пока они ужинали, взгляд Чессера скользил то от ее глаз к соскам, то от сосков к тарелке. Глаза у Марен были кобальтово-синие, яркие, точно светящиеся изнутри. Иногда в них мерцали серебряные крапинки. Ее соски были всегда напряжены. Чессеру не доводилось встречать такого ни у одной женщины.

Марен послюнила палец и стала собирать с тарелки крошки от пирожных, потом повалилась на кровать, жалуясь на свое обжорство, доползла до середины и зажгла две сигареты. На этот раз Чессер поймал, и Марен взглядом похвалила его.

– Я забыла привезти трик-трак, – сказала она.

– Завтра купим.

Они часто играли в трик-трак. Марен делала успехи. В последний раз она проиграла Чессеру всего девятьсот тысяч. Месяц назад он был мультимиллионером. Марен всегда грозилась выплатить ему долги. Наличными.

– Я тебя люблю, – сказала она.

– Я знаю.

Он встал и вышел в гостиную. Шторы были опущены, свет горел. Чессер поискал на ковре у стены. Алмазов не было. Он посмотрел под столом. Наверное, все уже подобрал. Он не жалел, что разбросал их.

Когда он вернулся в спальню, Марен сидела, заложив ногу на ногу, на кровати. В руках у нее была книга в потрепанной обложке.

– Давай я тебе погадаю, – предложила она.

Это было переводное издание древнекитайской «Книги Перемен». Гадание по ней основано на случайности. Предполагается, что все на свете пребывает в постоянном движении, изменении. Шестьдесят четыре гексаграммы, построенные сплошными и прерывистыми линиями в соответствии с изощренной символикой китайцев, изображают возможные события и ситуации. Время от времени Марен гадала по «Книге Перемен» себе и Чессеру. Такова была другая грань ее трансцендентального учения.

– У тебя есть три монетки? – спросила она.

У Чессера не было. Он всегда старался избавиться от мелочи. Марен велела ему посмотреть в ее кошельке. Там тоже не было. А без монеток гадать нельзя.

– Позвони вниз и попроси принести три монетки, – сказала она ему.

Но Чессер придумал кое-что получше. Он пошел в ванную, вынул из бритвы лезвие, потом направился к гардеробу и срезал с пиджака своего темно-синего делового костюма три пуговицы. Марен заявила, что они годятся. Верхнюю, с бороздкой, сторону каждой пуговицы она назначила «орлом», а другую, гладкую, – «решкой».

Чессер метнул пуговицы шесть раз – так требовал ритуал. Марен записывала результаты карандашом для бровей. Сначала у него выпали две «решки» и «орел». Остальные пять бросков дали по два «орла» и «решке». Марен полистала атлас в конце книга и определила, что на сей раз выпала гексаграмма под номером сорок три. Она называлась «Куай» – «Прорыв»/«Решимость» и была изображена так:

_________ _________

____________________

____________________

____________________

____________________

____________________

верх ТУИ СЧАСТЛИВЫЙ, ОЗЕРО

низ ЧИ-ЕН ТВОРЧЕСКИЙ, НЕБО

Марен протянула Чессеру книгу, и он прочел расшифровку:

«Эта гексаграмма означает, с одной стороны, прорыв долго сдерживаемого напряжения, подобный тому, когда вздувшаяся река сметает на своем пути плотины или когда грохочет гром. С другой стороны, применительно к человеческим отношениям, она предвосхищает постепенное избавление от дурных людей. Их влияние сходит на нет. В результате решительных действий произойдет перемена условий, прорыв».

Пока он читал, Марен пристроилась у него за спиной и стала массировать ему шею и плечи.

– Бедненький, – сказала она. – Столько испытаний.

ГЛАВА 4

Погожими субботними вечерами в Челси многие выходят прогуляться по Кингс-роуд. Все двадцать кварталов от площади Слоан-сквер до Бофор-стрит заполнены любителями поглазеть на прохожих, но, в основном, показать себя. Обнявшиеся парочки, одна другой краше. Здесь можно встретить настоящих лордов – длинноволосых молодых людей, одетых с продуманной небрежностью; попадаются и люди попроще, щеголяющие в элегантных костюмах. А девушки – в вызывающе узких брючках и прозрачных блузках, юбках с разрезами и мини – почти не оставляют простора воображению.

Субботним днем в начале мая среди гуляющих оказались Чессер и Марен. Марен хотелось чего-нибудь необычного. Чессер не возражал. Она догадалась привезти ему из Шантийи повседневную одежду. Пару джинсов и широкий пояс с пряжкой, точной копией тех, что носят в Сан-Франциско пожарные, только платиновой. Сшитую по его мерке итальянскую фланелевую рубашку. Он носил ее навыпуск, расстегнув три нижних пуговицы и дополнив пестрым шелковым шарфом. В таком виде он сошел бы за эксцентричного английского лорда, будь у него волосы подлиннее. А в действительности он всего лишь торговал алмазами.

Марен нарядилась ему под стать: в пакистанскую юбку ниже колена, ручной работы, желтую с красным, черным и белым. Легкую бледно-розовую индийскую блузку. Несколько тканых мексиканских кушаков кричащих расцветок. Их она завязала на боку, так что концы свисали чуть не до земли. На пальцах – дюжина тонких старинных колец. Чтобы усугубить мешанину цветов, она распустила свои ореховые волосы. Она была самоуверенна, как всегда, и необычно весела.

Окружающие их замечали. Они замечали других. Разглядывали витрины многочисленных лавчонок, в доброй старой булочной купили два сахарных пряника и ели на ходу. Хохотали до упаду, и Чессер чувствовал себя куда моложе сорока. Он и выглядел моложе, поскольку был худощав, а, по нынешним представлениям, старость предполагает полноту. Когда Чессер и Марен прошли с десяток кварталов, окружающие настолько примелькались им, что они обращали внимание лишь на самые причудливые костюмы и прически.

Они поравнялись с большим антикварным магазином и решили в него заглянуть. Это было просторное помещение со множеством отделов, где продавали какие угодно старинные вещицы. Здесь Чессер впервые заметил огромного человека в черном. Он посмотрел на него из простого любопытства: не каждый день видишь таких великанов. Человек был одет в черный костюм; галстук и сорочка у него тоже были черные. Он был массивен и на целую голову возвышался над толпой. Походил он на профессионального борца. Когда Марен покупала старинный, из кожи и слоновой кости набор для игры в трик-трак, Чессер случайно посмотрел в конец прохода. Глаза великана на мгновенье задержались на Чессере. Обычный взгляд в толпе. Ничего подозрительного.

Позже, выходя из ресторана «Аретуза», где они обедали, Чессер снова увидел типа в черном. Он стоял на противоположной стороне улицы. На сей раз он обменялся с Чессером долгим взглядом. Чессер решил, что за ним следят. Сразу же на ум пришла Система. Он повлек Марен по улице, а потом оглянулся. Великан шел за ними по другой стороне, кажется, не обращая внимания на Чессера. Может, просто совпадение? А если Система все-таки держит его под контролем, то интересно, что ему занесут в кондуит? Что его видели в непотребном одеянии гуляющим по злачным местам? И сколько ему за это вычтут?

– Я не была в Риджент-парке, – сказала Марен. – И в Тауэре.

– И куда ты хочешь больше? Уже темнеет.

– И туда, и сюда, – заявила она. Чессер этого и ждал. Немного погодя они ехали в «даймлере». Чессер несколько раз оглядывался, но не понял, следят за ними или нет. На улице было слишком оживленно.

Через полчаса они добрались до знаменитого средневекового замка на Тауэрском холме. У Средних ворот заплатили за вход и задержались в Тауэр-Грин, где местный экскурсовод излагал свою версию того, как на этом самом месте лишились головы Анна Болейн, леди Джейн Грей и многие другие. Однообразный, кровавый рассказ захватил Марен. Чессер чуть не силой выволок ее оттуда.

– Я знаю одну фотомодель, – говорила она, – которая утверждает, будто в прошлой жизни была Анной Болейн, и я ей верю. Она безумно длинношеяя и вечно сосет таблетки от горла.

Они зашли в Уэйкфилдскую башню и попали в комнату, где хранятся королевские драгоценности. Скипетр и корона не произвели на Марен должного впечатления. Чессер указал ей на Кюллинан I, самый большой в мире бриллиант: пятьсот тридцать карат весом. Здесь были и Кюллинан II и III. Марен притворялась, что ей интересно. На самом деле она была поглощена своими мексиканскими кушаками. Чессер рассказывал, что эти три громадных бриллианта вырезали из одного камня размером с мужской кулак. Его нашел управляющий шахты «Премьер» в Южной Африке во время обычного обхода. Он заметил, как что-то блеснуло в стенке шурфа, и карманным ножом выковырнул этот алмаз.

– И стал миллионером, – равнодушно вставила Марен.

– Нет. Компания выдала ему десять тысяч долларов премии, и он был очень рад.

Чессер думал, что Марен отреагирует на такую несправедливость, но она отбросила волосы назад и сказала:

– Поехали в Риджент-парк.

В этот миг Чессер посмотрел через плечо Марен. В дверях стоял давешний тип в черном. Значит, не совпадение. Чессеру захотелось сбежать отсюда, вернуться в отель, быстро собрать вещи – и в аэропорт. Прочь из Лондона, с глаз Системы. Несмотря на протесты Марен. Ей он соврет что-нибудь. Ведь признайся он Марен, что за ним следят, она только придет в восторг.

Марен поглядела Чессеру в лицо и спросила, не переел ли он паштета за обедом. Вид у него был такой, что хотелось предложить касторки. Чессер молча направился к двери. «Передай Мичему, пусть катится…» – собирался выпалить он, но, поравнявшись с великаном и посмотрев на него снизу вверх, благоразумно сдержался.

– Вы преследуете меня, – сказал он, надеясь, что негодование получилось убедительным. Издали тип в черном выглядел огромным, теперь же казался настоящим исполином. Шея у него была чуть не два фута в обхвате. Чессер отступил на полшага назад.

Тип не проронил ни слова. Чессер заметил, что у него карие глаза, неожиданно кроткие и выразительные. Можно сказать, говорящие. Он сунул руку во внутренний карман пиджака, извлек конверт и протянул Чессеру. Тому ничего не оставалось, как взять его. Обычного размера конверт из дорогой веленевой бумаги кремового оттенка. Быстрым, затейливым почерком на нем значилось имя Чессера. Подошла Марен, желая знать, что происходит, но Чессер и сам пока ничего не понял. Под ее любопытным взглядом он открыл конверт и нашел записку, написанную тем же почерком:

«Вы мне нужны по делу. Завтра в десять утра вам позвонит мой человек.

Клайд Мэсси».

Чессер не поверил глазам. Взглянул наверх, чтобы получить какое-нибудь подтверждение, но тип в черном исчез.

– Ты его знаешь? – спросила Марен.

– Первый раз вижу. Ну и верзила!

– Да нет. Клайда Мэсси. Чессер покачал головой.

– Чепуха, – сказал он. – Может, кто подшутил?

– Зачем?

Чессер и сам думал об этом. Он не знал Клайда Мэсси, хотя, конечно, слышал о нем. Самый известный миллиардер мира. В то время как остальные богачи предпочитали анонимность, Клайд Мэсси щеголял своим финансовым положением. Его имя стало нарицательным в обозначении денежного туза, вроде Рокфеллера. Мэсси редко появлялся на людях, но о нем чуть не каждый месяц писали журналы. Первый канал телевидения посвятил целый час рассказу о нем и даже показал фильм об его обширном поместье, причем экскурсию вел сам Мэсси. Американец, он из-за бракоразводных тяжб перебрался в Англию. Он был женат четырежды, последние три раза на совсем молоденьких женщинах. И сбежал от алиментов. Не из скупости, просто считал это делом принципа. Его заокеанские жены могли только потрясать постановлениями суда, которые в Англии были недействительны.

Марен взяла записку. Потрогала тисненую печать.

– Похожа на подлинную, – признала она. – Но завтра воскресенье. А мы по воскресеньям не работаем.

Чессер согласился.

На обратном пути Марен скомкала записку и с расстояния десяти футов ловко зашвырнула ее в удобную урну лондонского Сити.

Потом они пошли в Риджент-парк, погуляли по аллее среди диких цветов и вернулись в «Коннахт», собираясь одеться и поужинать в ресторане. Вместо этого они разделись, занялись любовью, а потом поужинали в «Траттория Террацца». Затем была рулетка в «Двух ботинках». Марен проиграла двадцать тысяч и пожаловалась, что ей мешали отрицательные силы в атмосфере. До отеля они добрались к четырем. Сыграли в трик-трак на пятьдесят тысяч долларов. Марен выиграла, тут же отвернулась и, довольная, уснула. Чессер погасил в ванной свет, открыл окно и тоже лег. Пристроился рядом с Марен, осторожно обнял ее и положил руку ей на грудь.

Через минуту его пальцы разжались. Он спал.

ГЛАВА 5

Маленький дорожный будильник показывал три минуты одиннадцатого. Часы были хорошие, со швейцарским механизмом, вмонтированным внутрь чучела крокодильчика, отделанного платиной и черепаховыми пластинками. И тем не менее они на три минуты спешили, потому что звонок, поднявший Чессера, раздался ровно в десять.

Это был портье.

– Ваша машина прибыла, сэр.

– Не надо машину, – со сна тупо пробормотал Чессер.

– Машина Мэсси, сэр.

– Мэсси?

Тут проснулась Марен и даже подпрыгнула.

– Скажи, что мы сейчас будем. Чессер спросил, зачем.

– Все равно больше делать нечего.

– Можно спать. Вдобавок неизвестно, кто на самом деле этот чертов тип. Может, никакой не Мэсси.

– Тем более.

Чессер поплотнее зажмурил глаза, пытаясь окончательно проснуться. Он даже зубами скрипнул. Марен уже умчалась в ванную, отговаривать ее было поздно. Чессер услышал, как она напевает какую-то песенку.

Он неохотно сказал в трубку:

– Будем через несколько минут.

Положив трубку, он побрел в ванную. Марен торопливо сунула ему в руки включенный душ.

Когда Чессер помылся, она уже была в комнате и одевалась. Он почувствовал себя гонщиком поневоле. Не было времени даже сменить лезвие. Он поскреб лицо старым. Лосьон после него обжигал, как соль рану.

Марен уже оделась. Пришлось ему догонять. Теперь она складывала в свою сумку-рюкзачок разные необходимые вещицы, вроде ее косметички и гостиничного полотенца.

– Где твои алмазы? – спросила она.

– Внизу, в сейфе.

– Забери их.

– На кой черт?

Он застегивал ширинку. Вернее, пытался. Третья пуговица в четвертую петлю. Марен присела и помогла ему.

– Если это не Мэсси, – сказала она, – значит, им нужны твои алмазы. Я еще вчера так решила.

– Чепуха.

– У меня предчувствие. Впрочем, если мы оставим алмазы тут, у нас их не отнимут.

– Значит, пусть лежат в сейфе. – Хочу, чтобы меня ограбили.

Он принужденно засмеялся, потому что она не шутила.

– Хочешь, чтобы тебя ограбили?

– Одни делают новости, а другие их только читают, – отрезала она.

Шофер оказался тем самым типом в черном. Машина – белым «роллс-ройсом» с откидным верхом и белой же обивкой из кожи антилопы. Чессера и Марен от водителя отделяло стекло. Чессер нашел кнопку, которой стекло опускалось.

– Кто вы? – спросил он.

Великан не ответил. Даже не оглянулся.

– Скажи ему, пусть опустит верх, – попросила Марен. Чессер подался вперед и сказал погромче.

Шофер увидел его лицо в зеркале. Машина остановилась. Великан открыл два запора на рамс ветрового стекла и надавил хромированную кнопочку на панели управления. Верх автоматически откинулся и зафиксировался со щелчком.

Ехать с опущенным верхом оказалось холодно. Чессер пригнулся, пряча лицо от ветра. Марен съежилась рядом.

– Кофе бы сейчас, – сказал Чессер.

– Ага. Попроси его где-нибудь остановиться.

– Лучше потерпим, – Чессеру не хотелось обращаться к шоферу.

Марен наклонилась и нажала кнопку на спинке переднего сиденья. Открылся небольшой бар: две одинаковых пластмассовых склянки с красными и синими пилюлями, графин минеральной воды и хрустальный бокал.

– Кофе нет, – вздохнула Марен и захлопнула крышку. – Зато нагнувшись сидеть теплее! – Она скорчилась, а потом и вовсе сползла на покрытый ковром пол. – А внизу еще лучше, – заявила она.

Чессер последовал ее примеру. Куда их везут, они не знали, а теперь и не видели. Над ними были только небо да иногда лондонские крыши и ветки деревьев.

– Вряд ли им нужны алмазы, – немного разочарованно сказала Марен.

– Может, нас похищают, – предположил Чессер ей в утешение.

– Я думала об этом.

– За тебя можно потребовать большой выкуп.

– За тебя тоже.

– Да кто за меня заплатит?

– Я.

Они поцеловались, потому что это был призыв к поцелую.

Белый «роллс-ройс» проехал сорок пять миль по трассе Л-2, оставаясь в правом ряду и минуя все указатели: Хайнд-хед, Липхук, Кауплейн и Хорндин, лишь возле Питерсфилда машина свернула на небольшое шоссе и проехала по нему восемнадцать миль. Между городками Петворт и Фитлворт «роллс-ройс» свернул еще раз, проделал три мили по извилистому проселку и остановился. У парадного входа особняка Мэсси.

Водитель поспешно вышел из машины и открыл заднюю дверцу. Чессер и Марен неловко вылезли и потянулись. У Чессера затекло все тело, так что ступив на землю, он едва не упал.

Марен быстро оглядела дом. Трехэтажный, из красного кирпича. Георгианской эпохи. Постройка, казалось, прочно вросла в почву. Окна первого этажа едва выступали над землей. Крыша была двухскатная, крытая шифером, со множеством широких дымовых труб, соответствующих числу каминов. Здание прекрасно сохранилось или, по крайней мере, было отлично отреставрировано. Несомненно, содержали его хорошо: белая отделка была свежей. Марен насчитала тридцать комнат, раз в десять приуменьшив истинное число.

Входная дверь распахнулась, и одетый в черное слуга заторопился взять у Марен рюкзачок, но та не отдала. Слуга провел их в дом. Пройдя через величественный вестибюль, они очутились в большой гостиной. Слуга, ни слова не сказав, удалился.

Комната выглядела экстравагантно. С претензией на вкус. Мебель была в основном времен французского Регентства, попадались также Эдамс, Шератон и кое-кто из итальянцев. Часть пола покрывал роскошный ковер. На стенах висели обюссонские гобелены.

Марен уселась на обтянутый велюром табурет в стиле Людовика XIV, достала из рюкзачка косметичку и положила рядом. Вынула щетку и быстро поправила волосы. Потом стала краситься, используя вместо зеркала полированную поверхность старинного столика. Это оказалось непросто, потому что видно было только пол-лица, и Марен из кожи лезла, чтобы поймать изображение целиком. Наконец ей это удалось, и она спросила:

– Что ему от тебя надо?

– Кому?

– Клайду Мэсси?

– Так ты думаешь, это Мэсси?

– Разумеется. С самого начала не сомневалась. – Она метнула в Чессера внимательный взгляд: не смеется ли он?

Он пытался пригладить расческой взъерошенные ветром волосы, но тщетно.

– А ты намочи, – посоветовала она.

На столике Чессер заметил несколько хрустальных графинов. В одном оказалась прозрачная жидкость. Чессер вынул пробку и уже хотел плеснуть чуточку на ладонь, но вдруг решил удостовериться. Он принюхался – это был джин. В стороне стоял забранный серебряной сеткой стеклянный сифон. Чессер осторожно надавил рычажок, но газированная вода вырвалась мощной струей; на столе растеклась лужица. Он слегка увлажнил волосы, старательно причесался и повернулся за одобрением к Марен.

– Смахиваешь на Ника Чарльза, – сказала она.

– На кого?

– Такой старый киношный сыщик. Я его по телевизору видела, когда мы с Жаном-Марком ездили в Америку. Допоздна засиживались: не оторвешься. – Она вернулась к своему макияжу.

Чессер пробормотал, что ему наплевать, на кого он смахивает, хоть на испанского прохиндея-сводника.

Он подошел посмотреть поближе на гобелены, еще больше недоумевая, зачем он здесь, в доме Клайда Мэсси. Может, Мэсси его с кем-то путает? Он потрогал волосы, надеясь, что они успеют высохнуть и не будут такими прилизанными.

Марен кончила краситься. Она уже укладывала косметичку в рюкзачок, когда дверь распахнулась. Это был не Мэсси: слуга в черном вежливым жестом пригласил их следовать за ним.

Они вышли из гостиной и миновали несколько комнат, столь же впечатляющих. Тут и там висели картины. Боннар, Моне, Писсаро, Дега, Вермеер, большой набросок Лотрека. Наконец они очутились в просторном светлом помещении – англичане называют такие зимним садом. Стены и потолок были стеклянные, снаружи увитые виноградом, так что розовый мраморный пол казался пестрым от солнечных зайчиков. Комната выходила на открытую веранду, с которой были видны обширные угодья. Траву подстригли так, что она больше напоминала расстеленную ткань.

Там был Мэсси. На лужайке, футах в пятидесяти от них. Высокий, стройный, он был одет в легкий фланелевый спортивный костюм кремового цвета с короткими рукавами, кожаные лакированные туфли того же оттенка, на шее – бледно-желтый шарф. Мэсси стоял вполоборота к Марен и Чессеру, которые оставались на веранде, и не подавал вида, что замечает их, но, несомненно, знал об их присутствии.

Мэсси смотрел собак. Четверо работников в голубых лабораторных халатах держали перед ним на поводках животных четырех пород. Собак пустили бегом по большому кругу, явно для Мэсси. Безукоризненные пары: лабрадор-ретриверы, керри-блю-терьеры, борзые и гончие. По знаку Мэсси бег остановили и псов поставили рядком на лужайке. Потом по очереди подводили к Мэсси, и тот их осматривал. Последними были гончие. Они дрожали. Мэсси указал на керри-блю-терьеров. Работник, державший на поводке эту пару, сдержанно, но благодарно улыбнулся. Собак увели.

Месси направился к Чессеру и Марен. Шагах в пяти от них он приветственно протянул руку и назвал свое имя. Чессер представился и представил Марен. Без фамилии, просто: «Это Марен».

Она очаровательно улыбнулась. Мэсси ответил тем же, и Марен заметила, что зубы у него чересчур ровные, наверняка искусственные.

– Великолепные псы! – сказала она. – Вы готовите их к выставке?

– Это и была выставка, – ответил Мэсси.

– Но ведь все собаки тут – ваши?

– Да.

– И судите их только вы? Он кивнул в знак согласия. Марен весело засмеялась:

– Вы всегда в выигрыше! Мэсси остался серьезен.

– Когда возможно, я стараюсь избежать соревнования. Особенно в несущественных делах. – Он прочел ее мысль. – Не то что я боюсь открытого соперничества, упаси Бог. Просто в поражении буду виноват я, а не собаки. Ко мне не испытывают симпатий; кто же упустит случай побить меня?

– А если вы победите?

– Победу я расценил бы как лесть. В любом случае, собаки не были бы оценены по достоинству. А так керри-блю-терьеры получили вполне заслуженную награду.

– Им раздали медали или что-то в этом роде?

– Тренер получил двадцатипроцентную прибавку к жалованию. Более действенный стимул.

Следом за Мэсси они двинулись по веранде. Он шел между Чессером и Марен, но больше внимания уделял Марен. Появился слуга с белым телефонным аппаратом в руках; длинный провод тянулся откуда-то из дома. Звонили явно Мэсси, но тот жестом отказался говорить.

– Рад, что вы приняли мое приглашение, – голос Мэсси звучал искренне. – Я редко выбираюсь в Лондон, разве что на театральные премьеры. Вам не случалось видеть Пола Скофилда в чеховском «Дяде Ване»? В прошлом году – или это было в позапрошлом?

Марен разозлилась.

– Я обожаю Полански, – сообщила она с чистосердечием, в котором Чессер сразу распознал издевательские нотки.

– Он ведь снимает фильмы, не так ли? – спросил Мэсси и, не дожидаясь ответа, продолжал: – Конечно, большинство хороших фильмов мы записываем и показываем прямо здесь. Но современные меня не увлекают. Сплошные мелочи жизни.

– Полагаю, вы смотрели «Макбета» Полански?

– Нет, но посмотрю, раз вы советуете.

– Ни в коем случае, – возразила Марен. Мэсси растерялся:

– Он плохой?

– Отличный, – невинно улыбнулась она.

Чессер не участвовал в разговоре. Он думал: вот, бок о бок со мной идет богатство. Мэсси и Марен. Он знал, что никакого «Макбета» она не смотрела. И не собиралась. Чессер взглянул вверх, на одинокое пушистое облако. Ему хотелось есть.

Веранда обогнула дом, а дальше сжалась. Здесь, на солнцепеке, стояли ярко-желтые и белые плетеные кресла и накрытый на четверых стол. Желтая скатерть, английское серебро и мустьерский фаянс восемнадцатого века.

Они сели в кресла. Мэсси против Марен. Вошел слуга. Мэсси спросил, что бы они хотели выпить? Чессер выбрал бы кофе, но Мэсси предложил шампанское. Чессер пил шампанское днем только наедине с Марен, но отказываться не стал. Ему было любопытно, кто приглашен четвертым. А вдруг его с Марен не ждали, и стол накрыт совсем для других гостей? Все может быть.

Разговор велся ни о чем, и Чессер в основном отмалчивался. Мэсси и Марен обсуждали цветы. Чессеру вспомнилось, как Марен бросила косточку авокадо в блюдце с водой и страшно удивилась, когда та проросла. Она едва отличала фиалки от ромашек. Но теперь Марен, кажется, держалась неплохо, взяв на себя роль слушательницы.

Чессер незаметно изучал Мэсси, умудряясь сохранять вежливо-заинтересованный вид. Знаменитому миллиардеру было за семьдесят. Его лицо покрывал прекрасный загар, не скрывая, впрочем, возрастных пигментных пятен. Серые, очень светлые, словно выцветшие от времени глаза. Белки кремовые, как его спортивный костюм. Нос длинный, тонкого рисунка, слегка неправильный. Несмотря на возраст, Мэсси производил впечатление удивительной мужественности. Его движения были легки и раскованны. Несомненно, он до сих пор сексуально активен. Это подтверждалось и его голосом, звучащим очень молодо. Энергичный голос, выдающий остроту ума. Чессер подумал об уме Мэсси и обо всем, что этот мозг вмещает. Единственная правдивая биография Мэсси, включая то, как ему, еще молодому человеку, удалось положить на обе лопатки «Суприм Ойл» и обрести колоссальное могущество. Мэсси был рядовым сотрудником этой нефтяной компании. В его обязанности входило разъезжать по стране и скупать землю, после того как там тайно проводили разведку геологи «Суприм Ойл». Основываясь на результатах их анализов и используя деньги компании, Мэсси от ее имени заключал сделки о покупке. У него был собственный скромный капитал: несколько тысяч своих сбережений и двадцать пять тысяч, которые оставил ему в наследство дед. Мэсси выжидал, пока не получил от геологов абсолютно достоверные данные. Участок баснословно дешевой, почти даровой земли в Оклахоме. Мэсси поехал туда и купил его для себя. Разумеется, нефть там была. За неделю Мэсси стал миллионером. Мощной «Суприм Ойл» оставалось только локти кусать от досады. Мэсси ухмылялся и считал. Сейчас у него уже были: целый флот танкеров, шесть нефтеперерабатывающих заводов, тысячи бензоколонок и твердые соглашения с кувейтскими шейхами.

Чессер знал историю взлета Мэсси, поскольку тот сам сделал ее достоянием публики. Чуть не каждый раз, давая интервью, Мэсси приходилось рассказывать эту историю, и каждый раз он выкладывал ее со всей прямотой. Удобный способ избежать обвинений в мошенничестве, тем более что они справедливы. Как еще уберечься от скандала? Вдобавок тот факт, что ему в одиночку удалось одолеть «Суприм Ойл», многие находят просто восхитительным.

Чессер допил шампанское. Как же медленно тянется время! Он заметил, что Мэсси всякий раз, когда хотел подчеркнуть свою мысль, поворачивал руку ладонью вверх, словно предлагая собеседнику вручить ему заявление о капитуляции.

– А вы, мистер Чессер, похоже, не интересуетесь цветами.

– Он сегодня прикидывается тихоней, – улыбнулась Марен.

– Я голоден, – сказал Чессер. Это вылетело само собой. Марен утешила его, чувствительно пихнув в бок кулачком.

– Скоро будем обедать, – обещал Мэсси. – Должен сказать, общество вашей Марен доставляет мне огромное удовольствие. Надеюсь, вы не возражаете?

– Ничуть, – солгал Чессер и подумал: «Моей Марен».

– Женщины и розы, – объявил Мэсси. – Теккерей считал: «Если женщина прекрасна, кто вправе требовать от нее большего? Вы ведь не ждете, что роза запоет?» – Мэсси выпрямился, явно полагая, что изрек нечто из ряда вон выходящее.

Чессер представил себе, скольких женщин Мэсси купил за последние десять лет. Интересно бы проследить динамику цен.

– Мне больше нравятся слова Оскара Уайльда, – откликнулась Марен. – «Единственный путь общаться с женщиной – любить ее, если она красавица, и любить другую, если эта дурнушка».

– Великолепно! – воскликнул Мэсси.

Чессеру вспомнилось: июльский полдень, старая проселочная дорога близ Шантийи и они с Марен, шагающие по ней. Марен вслух читала цитаты. Он припомнил и эту, из Уайльда, которую она повторила теперь. Чессер почувствовал обиду, словно, сказанная во всеуслышание, цитата обесценилась в его глазах. Боже, подумал Чессер, о чем мы говорим: собаки, кино, цветы и цитаты. Потом пойдут сплетни и пикантные истории. В приглашении Мэсси речь шла о каком-то деле. Так какого черта он тянет?

– Вы играете в гольф, мистер Чессер?

– Нет! – Чессера так и подмывало добавить, что он и на охоту не ходит.

– Как и я с недавних пор. Бросил. Но перед обедом непременно делаю пару бросков. Хорошая разминка.

Он неспроста завел об этом речь, потому что тут появился тот самый великан в черном, который вел «роллс-ройс». Он принес сумку с принадлежностями для гольфа и клюшки. Сумка из кожи антилопы с замшевой отделкой. Рукоятки и лопасти клюшек были из золотого сплава.

Мэсси сказал, что великана зовут Хикки. «Мой человек» – так Мэсси охарактеризовал его. Хикки улыбнулся Марен и Чессеру.

Мэсси поднялся. Хикки установил в траве вешку из слоновой кости, положил на нее голубой мяч и передал хозяину клюшку. Мэсси не тратил времени на раскачку. Он встал в позицию, размахнулся и точным движением ударил по мячу.

Голубой шар молнией подлетел вверх, описал плавную дугу в ясном полуденном небе и цветной искрой упал в траву далеко на склоне холма. Мэсси следил за ним, не меняя позы. Отличный удар для человека его возраста.

Хикки установил еще три мяча. Безошибочными ударами Мэсси заставил их упасть почти рядом с первым. Потом вернулся к столу и пригубил шампанское, поверх бокала глядя на Чессера и Марен. Он ждал от гостей похвалы, но те промолчали. Мэсси был им за это благодарен.

Марен потребовала еще шампанского, но слуга, который стоял поодаль, не двинулся с места, пока Мэсси не повторил приказ.

– Своеобразная преданность, – заметила Марен.

– Отнюдь, – ответил Мэсси. – Просто он вас не слышал. Марен возразила, что говорила достаточно громко.

– Он глухонемой, – объяснил Мэсси. – Как и все мои слуги. Вы не представляете, насколько это удобно. Они привыкают читать по губам и понимать жесты, значит, должны быть всегда внимательны. Есть и другие преимущества. К примеру, тишина. Ненавижу суетливую возню.

Чессеру пришло в голову, что для целей безопасности это не менее удобно. Никто не подслушает телефонный разговор и не припадет к замочной скважине, по ту сторону которой ведется тайное совещание. Отпадает и необходимость сдерживать свои эмоции – что днем, что ночью.

Мэсси посмотрел на солнце.

– Подождем ее еще немного, – сказал он. Марен с Чессером переглянулись: кого это «ее»?

Мэсси удовлетворил их любопытство. Он любил так делать. Дать утверждение, влекущее за собой вопрос, на который он мог ответить.

– С нами будет обедать леди Гэй Болдинг.

– Она ваша соседка?

– Сотрудница, – поправил Мэсси. Еще одна загадка. Он подождал, пока в глазах у гостей появится вопрос, и с удовольствием ответил, что леди Болдинг – жена управляющего одной из его компаний. – Большую часть времени он проводит на Востоке, – продолжал Мэсси. – Хорошо говорит по-арабски и знает практически все диалекты. Но, самое ценное, он и мыслит, как араб… – Мэсси помолчал и легкой улыбкой отдал дань лорду Болдингу. – Он без ума от своей… работы.

– А чем занимается сама леди Болдинг? – спросила Марен.

– Во-первых, она помогла мне найти этот дом и большую часть мебели. У нее дар к находкам.

Чессер представил себе леди Болдинг. Такое имя сочеталось с вислогрудой, колченогой дамой не первой молодости, затаившей обиду на весь мир за то, что в свое время упустила прекрасные возможности. По-английски щепетильной и до отвращения корректной. Чессер надеялся, что она не придет.

– Время от времени она исполняет обязанности моего секретаря, – сказал Мэсси. – Вы с ней не соскучитесь.

Последнюю реплику он адресовал скорее Марен, нежели Чессеру. Он еще раз взглянул на солнце и, будто узнал точное время, сообщил:

– Больше ждать не будем.

Они сели за обеденный стол. «Наконец-то!» – отозвался Чессеров желудок. Слуга развернул салфетку и положил ее Чессеру на колени.

На первое была икра. – Два фунта крупной белужьей икры в серебряной посудине на подушке из колотого льда. Марен с Чессером положили себе в тарелки огромные порции. Они любили есть икру ложками, без всякого гарнира.

Теперь Мэсси завел разговор о еде. Свой предмет он назвал гастрономией, и Марен решила, что от астрономии он отличается только буквой «г» в начале слова.

По Мэсси, древнейшие боги и богини возникли благодаря пище. У первобытного человека была потребность благодарить кого-нибудь за хороший урожай и просить защиты от плохого. Пища сделала человека человеком. Семьи смогли собираться за одним столом лишь после того, как пища стала общедоступной. До этого каждый был за себя и добытое поедал в одиночку.

«Какой занудный старый ублюдок», – думал Чессер, давясь икрой и вежливо поддакивая в нужных местах. Он ненавидел эту насильственную аудиенцию. «Будь он хоть сам Господь Бог, – решил Чессер, – мы убираемся отсюда. Сразу после обеда».

– Вы играете в трик-трак? – спросила у Мэсси Марен, пытаясь сменить тему.

Мэсси только покачал головой и продолжал. Это была лекция. Монолог. Бред самозваного специалиста. Ранняя гастрономия, по мнению Мэсси, стала первопричиной соперничества полов, особенно наследственной враждебности женщин по отношению к мужчинам, так обострившейся в наши дни. Доисторическая женщина, забеременев, не могла участвовать в охоте, а следовательно, и претендовать на равную с охотниками долю добычи. Ей оставалось лишь сидеть в уголке пещеры и рычать в надежде, что мужчина сжалится и бросит ей кость. Она была зависима. И зависима во всем. Вскоре она, разумеется, научилась выпрашивать свою долю, пользуясь исключительно женским оружием. Вполне возможно, именно с того все и началось. По Словам Мэсси.

Марен зарычала на Чессера и стянула у него с тарелки еще икры.

Мэсси продолжал. Он смело перескакивал через тысячелетия. В нескольких словах он успел перейти от гастрономических привычек фараонов к кулинарным гениям Курнонского и Эскофье.

Марен уплетала третью порцию.

– Вижу, вам нравится икра, – заметил Мэсси.

Его реплика застала ее с полным ртом, но она спокойно дожевала и сообщила:

– Это наркотик.

– Говорят, сексуально возбуждает, – улыбнулся Мэсси.

– Так вот где собака зарыта! – воскликнула Марен, обращаясь к Чессеру. Тот ощутил, как се слова рикошетом попали в Мэсси.

– Так же действует бургундское, – продолжал тот. – Утверждают, что в Бургундии женщинам больше нравится то вино, которое до этого пили их мужчины.

После икры принесли «турнедос Россини». Говяжье филе на слегка обжаренном хлебе, сверху – паштет из гусиной печенки, увенчанный трюфелями и политый соусом «Периго». В качестве гарнира были артишоки «а-ля-Балигур».

Утолив голод столь роскошными блюдами, Чессер воспрял духом. К нему снова вернулось спокойствие. Марен стащила с его тарелки пару трюфелей и улыбкой попросила прощения. Чессер притворился, что ничего не заметил, и отправил в рот еще кусочек филе.

Со своего места за столом Чессер первым увидел леди Болдинг.

Она совсем не походила на ту даму, которую он нарисовал в своем воображении. Ей не было тридцати. Белокурая, с прекрасным загаром, говорившим о досуге. Яркий пример того, как различаются в Англии понятия «воспитываться» и «получить воспитание». Знакомясь с Чессером, она подала ему безвольную руку. Когда она повернулась к Марен, ее рука окрепла. Марен с минуту глазела на нее, прежде чем ответить на рукопожатие. Леди Болдинг извинилась за опоздание и объяснила, что играла в теннис. Ни одна сторона не могла взять верх в немыслимом числе сетов, пожаловалась она. Икру она отвергла так, будто принимала наказание за непунктуальность. Ей принесли «турнедос», так что у всех на тарелках было одно и то же блюдо.

– Я видела ваши фото в модных журналах, – сказала она Марен. В ее голосе сквозило такое восхищение, что Марен едва не сказала «спасибо».

Мэсси накрыл ладонью руку леди Болдинг, давая Чессеру понять истинное положение дел. Сухой лист, скрывающий цветок, подумал тот.

Леди Болдинг заговорила об Уимблдоне. Посоветовала Мэсси забронировать ложу на время турнира. Tу же, что в прошлом году.

Чессер решил, что находит леди такой привлекательной из-за того, что ожидал гораздо меньшего. Он был приятно удивлен. Черты лица леди Болдинг были тонкие, идеально правильные. Минимум косметики. Светлая губная помада. Большие карие глаза, кажется, готовые выдать какую-то волнующую тайну. В ней не было ничего лишнего. Движения мягкие, чрезвычайно женственные, но без манерности. Она знала, как себя подать. Например, как одеться. На ней было длинное, до пят, шифоновое платье с цветочным орнаментом. Прозрачное настолько, что становилось ясно: эта женщина гордится своей грудью. Она сидела к Чессеру боком, почти в профиль, и он различал совершенные контуры ее тела. Рассчитанная прозрачность ткани призывала глаза к краже, и Чессер в тот момент чувствовал себя воришкой. Ее жесты и движения казались исполненными сокровенного смысла. Это впечатление усиливал ее голос. По крайней мере, для Чессера. У нее был голос, для постановки которого лучшим актрисам потребовались бы годы упражнений. Глубокий вибрирующий, одновременно вкрадчивый и звонкий. Чессер представил ее говорящей что-нибудь эротичное. В доме Мэсси она могла бы выкрикнуть это. Никто не услышит. Чессер посмотрел на Марен и встретил ее взгляд. Она слегка поджала губы, давая понять, что ревнует.

Разговор перешел к более интересным для Чессера темам, вроде фестиваля пляжной моды «Маре Мода» на Капри.

Потом леди Болдинг объявила, что идет в дом освежиться и позвала с собой Марен. Обе женщины ушли, оставив Мэсси и Чессера наедине. Время тянулось страшно медленно. Слуга убрал со стола, оставив только вино и бокалы. Мэсси смотрел вдаль, словно стремясь разглядеть что-то у подножия холма. Затем спросил Чессера, давно ли тот покинул Соединенные Штаты. Чессер ответил, что три-четыре года назад.

Когда Марен и леди Болдинг вернулись и снова сели за стол, Мэсси сунул руку в нагрудный карман и достал два ограненных камешка. Он потряс их, как кости, и метнул на стол, Чессеру.

– Который настоящий? – спросил он.

Чессер не притронулся к камням. По одной причине. Мэсси застал его врасплох, и, очевидно, это был своего рода вызов. Он понял, что они наконец перешли к делу. Камешки лежали на желтой скатерти, карат по семь весом, бриллиантовой огранки, совершенно одинаковые.

– Можете определить? – настаивал Мэсси, подстрекая Чессера ответить отрицательно.

Чессер взял камень двумя пальцами, аккуратно, стараясь не выказать волнения. Положил, взял другой. Блестели они одинаково. Чессер притворился, что осматривает их. Жаль, не захватил лупы. Это придало бы осмотру профессиональный штрих.

– Итак? – торопил Мэсси.

– Скажи ему, милый, – не сдержалась Марен. Леди Болдинг молчала, заинтригованная. Чессер наконец собрался с мыслями.

– Могу я попросить мятного ликера? – произнес он. – Бесцветного. И высокий бокал.

Немедленно принесли и то и другое. Чессер наполнил бокал. Марен хихикнула. Она решила, что он собирается его выпить. Чессер положил оба камня на ладонь и одновременно уронил их в ликер.

Камни медленно опускались в вязкой, тягучей жидкости. Но один немного быстрее другого.

– Вот этот, – объявил Чессер.

– Какой? – спросил Мэсси.

Чессер выплеснул большую часть ликера и достал камешек, который опускался медленнее. С пальцев у него капал мятный ликер. Чессер ополоснул камень в коньяке, промокнул салфеткой и передал Мэсси.

Тот не понял хода мысли Чессера и попросил объяснить.

– Другой камень искусственный, – сказал Чессер. – Скорее всего, титанат стронция. Его удельный вес на тридцать процентов больше, чем у алмаза. Потому он быстрее достиг дна.

– Эффектно, – признал Мэсси. Но он до сих пор сомневался. Чессер мог выдумать все от начала до конца. – А если я скажу, что оба эти камешка – бриллианты?

– Не может быть, – возразил Чессер.

– Есть другие способы проверить?

Чессер вынул из бокала второй камень, вытер его и протянул Мэсси.

– Царапните одним по другому, – предложил он. – Разумеется, если оба – алмазы, вы не можете их повредить. Попробуйте, если хотите знать наверняка.

Чессер был уверен в себе. Теперь уже он бросал вызов Мэсси. Он знал, что бриллиант такого размера стоит, по меньшей мере, сорок тысяч долларов. Камень был отличного цвета и очень хорошо огранен.

Мэсси не колебался. Он взял камень у Чессера и изо всех сил царапнул по нему тем, что держал в руке. Потом осмотрел оба и убедился, что Чессер прав. На искусственном камне пролегла глубокая царапина. Алмаз остался неповрежденным.

– Поздравляю вас, мистер Чессер.

Мэсси швырнул искусственный алмаз через плечо, а настоящий кинул на колени леди Болдинг. Та его даже не заметила.

Мэсси откинулся в кресле. Казалось, мгновение было решающим. Чессер чувствовал это, и тут Мэсси произнес:

– Я хочу, чтобы вы приобрели для меня алмаз. Он дал Чессеру время опомниться.

– Нет, – сказал он в ответ на молчание. – Я не предлагаю вам добыть знаменитый камень из глаза какого-нибудь идола в джунглях. Мне нужен новый алмаз.

– Какого размера?

– А что вы бы предложили?

– Зависит от того, сколько вы намерены потратить.

– Полтора миллиона.

– Долларов?

– Долларов.

У Чессера по спине пробежала дрожь. Мэсси не шутил.

– Видите ли, мне нужен качественный бриллиант. Крупный. Безупречной огранки. Достойный называться «Мэсси».

Чессеру пришло в голову, что такая сделка ему не по зубам. Удача свалилась на него как манна небесная, а он не в силах был ухватить ее. Ему пришлось бы заплатить вперед за необработанный камень и огранить его за свой счет. Чессер не располагал таким капиталом. Мэсси переоценил его финансовые возможности. Очевидно, принял его за кого-нибудь вроде Уайтмена.

И снова Мэсси разгадал мысль Чессера.

– Я дам вам заверенный чек на всю сумму, – сказал он. – Прямо сегодня, перед тем как вы уедете. Полагаю, из полутора миллионов вы сумеете извлечь прибыль для себя?

Чессер не сомневался в этом.

– А теперь, – вздохнул Мэсси, поднимаясь, – давайте пройдемся по саду. Яблони еще цветут.

Два часа спустя они стояли у парадного входа. Задняя дверца «роллс-ройса» была открыта. Возле нее стоял Хикки. Это была другая машина, черная, с закрытым верхом. Чессер и Марен возвращались в Лондон.

Мэсси отвел Чессера в сторону. Дал ему сложенный пополам чек. Чессеру хватило сообразительности не глядя засунуть его в карман пиджака.

– Кстати, Чессер, – произнес Мэсси тихо, чтобы никто не слышал. – Я должен вам кое-что сказать.

Чессер ощутил перемену в Мэсси. Они говорили с глазу на глаз.

– Вся моя бесконечная болтовня о цветах, женщинах и гастрономии – не более чем пробный шар. Понимаете?

Чессер знал, что видит перед собой настоящего Мэсси: умного, сильного, бесстрастного и прямого, способного сказать правду в лицо.

– Понимаю, – ответил Чессер.

– Я проверял ваше самообладание, – признался Мэсси. – Вы выдержали испытание.

Они обменялись рукопожатиями и пошли к автомобилю. Марен уже устроилась на заднем сиденье. Чессер попрощался с леди Болдинг, которая одарила его очаровательной улыбкой.

– До встречи через месяц, – сказал Мэсси.

Машина тронулась. Чессер вытащил чек и долго разглядывал заверенную надпись: полтора миллиона на его имя. Невероятно.

Ему хотелось показать чек Марен, но деньги интересовали ее в последнюю очередь.

Марен спросила:

– Думаешь, она привлекательней меня?

– Нет, разумеется, нет.

– Ладно. А то, знаешь, когда мы пошли в ДОМ освежиться, она меня поцеловала.

– Не может быть.

– Может. Прямо в губы, языком и так далее.

– В самом деле?

– Нет. Но хотела.

Он не мог не засмеяться:

– Фантазерка!

– Но не слепая, – возразила Марен.

Мэсси стоял у парадного входа и смотрел, как отъезжает «роллс-ройс». Итак, подумал он, фаза вторая. Он был очень доволен. Первой фазой был подбор кандидата. Второй – определение его пригодности.

Мэсси был уверен, что нашел подходящего человека.

ГЛАВА 6

Назавтра выдался один из тех невзрачных дней, когда над Лондоном нависает ощутимая угроза дождя.

Марен проснулась в десять, выглянула в окно – и залезла обратно в постель, закрыв лицо волосами.

Чессер звонил в Систему. Ему сказали, что Мичем вышел. Хотели соединить его с Беркли. Чессер отказался. Немного спустя позвонил еще раз, но лишь после третьего звонка секретарша Мичема сообщила, что тот только что прибыл. Чессер не сомневался, что это ложь.

Мичем взял трубку.

– Ну, Чессер, в чем дело?

– Не могли бы вы устроить мне внеочередной просмотр?

– Нет.

– У меня есть покупатель на крупный камень, – сказал Чессер.

– Кто?

– Он просил его не называть.

– Какой камень вы считаете крупным? – саркастически спросил Мичем.

– Ну, скажем, две сотни карат.

Чессер с удовольствием произнес эти слова. Он говорил так, словно каждый день имел дело с алмазами в двести карат. Этот случай давал Чессеру три выгоды. Он мог неплохо заработать. Мог поднять себе цену в глазах Системы. И, наконец, отыграться за пережитые унижения. В данный момент ему особенно хотелось смутить Мичема.

– Двести карат?

– Как минимум.

– У вас не хватит средств выкупить такой крупный камень.

– Хватит.

– Надеюсь, вы понимаете, речь идет о серьезной сделке. Вам придется заплатить наличными.

– Я заплачу наличными.

– Значит, нашли покупателя?

Мичем снова попытался подвести Чессера к этой теме, но тот не уступил. Молчание было достаточно красноречивым.

– Приходите где-нибудь к половине третьего, – сказал Мичем.

– Где-нибудь к половине третьего? – Чессер сделал упор на первом слове, давая Мичему понять, что его впервые удостоили чести прийти к приблизительному времени.

– К половине третьего, – отрезал Мичем.

Чессера так и подмывало сказать, что ему удобнее прийти к четырем, но на самом деле он не мог позволить себе излишней наглости. Система ему нужна. Ему нужны были алмазы.

Зайдя в спальню, Чессер увидел, что Марен еще не проснулась. Он тихонько позвал ее, она не ответила. Чессер оставил ее в покое.

Он пошел в банк. В лондонский филиал его банка в Женеве. Чек, заверенный Мэсси, сразу открыл ему доступ к конторке одного из директоров. Чессер объяснил ему, что хочет перевести всю сумму в долларах на свой счет в Женеве, с тем чтобы иметь возможность снять ее в любой момент для заключения сделки здесь, в Лондоне. Управляющий сообщил, что эта операция займет всего лишь сутки.

Чессер вышел на улицу. Он надумал пройтись до «Коннахта» пешком. Отпустил «даймлер» и зашагал вдоль по Риджент-стрит походкой уверенного в себе человека. Он заглядывал чуть не в каждую витрину; ему хотелось что-нибудь купить. Было время обеда, на улицы высыпали конторские служащие. Чессер не пропускал ни одной девушки. Ему показалось, что сегодня они особенно хороши. С одной-другой он даже обменялся взглядами. С Риджент-стрит Чессер свернул на Мэддокс-стрит и купил там в магазинчике викторианский медальон с эмалью, затейливой гравировкой и подходящими инициалами: «МЧ». Когда он прошел еще полквартала, начался дождь. Не закапал в виде предупреждения, а хлынул разом как из ведра. По серому костюму Чессера растекались темные капли. Чессер укрылся в каком-то подъезде, надеясь переждать, но ливень, похоже, зарядил надолго. Он постоял пять минут, которые показались часом, и вышел под дождь.

До отеля оставалось пять кварталов. Еще на полдороге в ботинках захлюпала вода, мокрая одежда плотно облепила тело. Когда Чессер добрался до «Коннахта», он был похож на потерпевшего кораблекрушение. Портье кинулся ему на выручку с большим белым зонтом в руках. «Кретин», – подумал Чессер, но все-таки дал ему на чай.

Он не ожидал, что Марен уйдет. Она позавтракала и оставила ему записку:

«Дезертир!

Я ухожу в парикмахерскую. Если что, звони мне туда».

Чессер снял мокрую одежду и залез под душ. Часы показывали половину второго. Он хотел было погадать себе по «Книге Перемен», но опять не нашлось монеток, а пуговицы от синего костюма горничная пришила. И хорошо, потому что идти придется в нем.

Он приехал к дому номер одиннадцать на улице Хэрроу-хауз на несколько минут раньше. На этот раз он вспомнил, что дверь перед ним должен открыть Миллер, и тот – как всегда, дружелюбно – сообщил Чессеру, что его просят пройти прямо в демонстрационную.

Чессер поднялся по лестнице, ожидая увидеть в демонстрационной Мичема, но комната была пуста. Он сел за покрытый велюром стол. Каждую минуту мог войти Мичем, и Чессер выбрал место спиной к двери, готовясь произвести на него впечатление человека, равнодушного к деньгам. Он услышал, как отворилась и закрылась дверь, услышал звук приближающихся шагов. Человек остановился у стола. Чессер поднял глаза. Перед ним стоял Уотс.

– Добрый день, сэр, – приветствовал его Уотс. В руке у него был футляр, по форме напоминавший коробку для обуви, только раза в два поменьше.

– Здравствуйте, Уотс.

Уотс встал напротив Чессера и положил футляр на стол.

– Я принес вам камни для просмотра, сэр.

– Разве мистер Мичем не придет?

– Нет, сэр.

Чессер почувствовал себя обманутым: другого случая сквитаться с Мичемом ему не представится. По крайней мере, такого. Ему захотелось уйти, он был очень зол, но сознавал, что уход будет стоить ему работы. Он раздумывал, не потребовать ли присутствия Мичема на просмотре, – но здесь был Уотс, а он наверняка воспримет это как оскорбление.

«Проклятье», – подумал Чессер и улыбнулся Уотсу.

– Ну, что вы для меня приготовили?

– Целых три камня, сэр, – с гордостью сообщил Уотс. Он снял с футляра крышку и положил на черный велюр перед Чессером три крупных необработанных алмаза.

Тот поднес к глазу лупу и взял первый камень.

– В этом триста семьдесят шесть карат, сэр, – сказал Уотс.

Чессер заглянул вглубь кристалла. Он знал, что искать, но тут даже растерялся. Беда в том, что ему не приходилось иметь дело с такими крупными камнями. Выглядели они совершенно иначе. Чессер не мог определить, хорошего качества алмаз или плохого. Ему почудилось, что в первом слишком много «перьев» и углеродных включений. Он смотрел под одним углом – все дефекты, казалось, лежали близко к поверхности и не влияли на качество будущего бриллианта. Он поворачивал камень – и дефекты перемещались в самую глубь. Чессер не знал, как быть.

Он не мог позволить себе ошибиться. Только не сейчас. Его прошиб пот. Теперь он радовался, что Мичем не пришел.

Пока Чессер осматривал камни, Уотс не проронил ни слова. Он почувствовал затруднение Чессера.

– Вот этот, в серединке, сэр, – сказал он.

– Что?

– Отличный цвет.

Уотс старался помочь. Он разбирался в алмазах лучше, чем кто-либо другой в Системе, – по крайней мере, так говорили Чессеру. Но Чессер не знал, можно ли ему доверять. Что если Мичем хочет сплавить ему именно этот алмаз? С помощью Уотса. Чессер решил, что это маловероятно. Он взял предложенный ему камень и обследовал его еще раз. Из трех камней этот был самый маленький, с более выраженными гранями, дюйма полтора в длину, чуть меньше дюйма в ширину и три четверти дюйма в глубину.

– Двести пять целых шесть десятых карата, – сказал Уотс. – Я сделал на нем окошко.

Чессер нашел на одной грани небольшой отполированный участок и заглянул в камень. Алмаз был совсем бесцветен, без желтого надцвета и явных дефектов.

– А какую огранку вы бы для него предложили? – спросил Чессер.

– Прекрасно получится овал. Если не возражаете, сэр.

– Ничуть.

– После огранки у вас будет безупречный бриллиант весом примерно в половину этого. Может, чуточку больше. Но очень хороший.

Чессер не мог не спросить:

– Раз камень само совершенство, почему он все еще у вас?

– Мы его только что получили с грузом из Ботсваны. Даже мистер Мичем еще не видел.

Чессер ему поверил.

– Мистер Мичем велел мне подобрать несколько камней примерно такой величины. И я подумал, что вам непременно понравится этот. Конечно, вам виднее.

– Сколько он стоит?

– Семьсот тысяч.

Чессер прислушался ко внутреннему голосу.

– Беру его, – сказал он быстро.

По улыбке Уотса он понял, что не ошибся. Чессер был ему благодарен.

– Когда оформим сделку, сэр?

– Завтра. Я принесу заверенный чек.

– Если хотите, мы доставим камень вам в отель. Я сам его принесу.

Чессер был рад возможности избежать повторного визита на улицу Хэрроухауз. Он охотно согласился.

– Чек будет готов.

– Во сколько мне прийти?

– Вы сможете днем, скажем, около двух?

– Очень хорошо, сэр.

Чессер чувствовал себя обязанным Уотсу. Ему хотелось как-нибудь выразить свою благодарность. Единственное, что он мог сейчас сделать – это подать ему руку. Уотс даже растерялся. Он помедлил и с опаской оглянулся на дверь. Потом пожал протянутую руку.

Из всех сотрудников Системы, с которыми сталкивался Чессер, Уотс был самой мелкой фигурой. Но Чессеру он нравился больше других.

В это же время двумя этажами выше Мичем проводил секретное совещание с Эдвардом Коглином.

Коглин был начальником Службы Безопасности Системы, собственной полиции, призванной охранять дом номер одиннадцать. Служба действовала столь успешно, что за последние двадцать лет случилось лишь одно, и то незначительное, происшествие. А с тех пор как начальником стал Коглин, и вовсе ни одного. Это достижение позволило Системе вести дела в доме номер одиннадцать с большой уверенностью в своих силах, и более того, пожалуй, Система стала страдать уже от излишней самоуверенности, даже самодовольства.

Помимо обычных охранных функций, Служба Безопасности выполняла еще одну, более обширную и сложную работу, сведениями о которой располагали только члены совета директоров. Работу слаженной разведывательной сети, оснащенной – в международном масштабе – всеми средствами современного шпионажа. Служба собирала и закладывала в компьютеризованные банки данных информацию о каждом, кто когда-либо имел дело с алмазами.

Особенно внимательно – постоянно или периодически – следят за теми, кого регулярно приглашают на просмотры.

За такими, как Чессер, хотя Чессер стоял очень далеко от начала списка.

Системе было чрезвычайно важно знать как можно больше об этих людях, об их профессиональных делах и финансовом положении, так же как об их передвижениях, привычках и слабостях. Система использовала эту информацию, чтобы точно определить количество и качество алмазов, предназначенных каждому из приглашенных.

Собрав вместе и обработав все добытые Службой Безопасности сведения, Система получила невероятно детальное описание мирового рынка алмазов, которое позволило ей по собственному усмотрению снижать или увеличивать предложение.

Служба Безопасности вместе с громоздким электронным оборудованием и компьютерами располагалась не в доме одиннадцать, а через дорогу, в здании напротив.

Таким образом, Коглин перешел улицу Хэрроухауз и поднялся на секретное совещание к Мичему. Им редко доводилось встречаться друг с другом.

– Мы за ним не следили, – сказал Коглин.

– Неудивительно, – отрезал Мичем.

– Черт! В этом не было нужды. Он мелкая сошка. И всегда таким был.

– Ну, теперь ему подвернулось дело покрупнее. Пока мы глазами хлопали, – Мичем делал выговор, не теряя самообладания.

Коглин возмущенно оправдывался. Хотя не считал себя виноватым.

До того как прийти в Систему, он был следователем в Скотланд-Ярде – и хорошим следователем. Потом Системе удалось его сманить, потому что он сразу оценил перспективы. Теперь, после пятнадцати лет работы, Коглин превратился в ходячую энциклопедию человеческих деяний, особенно преступных. Его положение поддерживали подобранный им самим штат сотрудников и международная цепочка агентов. В Системе находились такие, кто глядел на Коглина свысока. Его не любили за неясное происхождение и отсутствие лоска, однако боялись того, что он знает или может узнать. Он был, так сказать, Эдгаром Гувером в области алмазов.

Коглин, крепкий коротышка лет сорока пяти, ирландец по матери. По отцу он, возможно, тоже был ирландцем, но этого даже его матушка толком не знала. У него были небольшие, близко посаженные глаза, плоское лицо и не однажды сломанный нос. Но, к счастью для Коглина, голова у него работала куда лучше, чем казалось на первый взгляд.

Он говорил Мичему:

– Нас никогда не просили следить за ним постоянно. Мичем кивнул в знак согласия. Он просматривал досье.

– Есть тут что-нибудь? – спросил он.

– Одно темное дельце, но давнее, шестьдесят шестого года.

– И что?

– Деньги все еще лежат в швейцарском банке. Он к ним не притронулся.

– Каково ваше мнение? – Мичем закрыл папку.

– Возможно, его девица. У нее хватит средств на такие игрушки. Не исключено, что никакой другой подоплеки тут нет.

– Сомневаюсь. Кстати, как она выглядит?

– Здесь есть ее снимок, – сказал Коглин, Перегнувшись через стол, он открыл досье, нашел фотографию и показал Мичему. Тот с минуту разглядывал ее, но ничего не сказал.

– Итак, – заключил Мичем, – чего не знаем, то можем узнать, не так ли?

– Хотите, чтобы его взяли под особый контроль?

– Удовлетворите мое любопытство.

– Не забудьте, на следующем заседании совета будут обсуждать бюджет, – бросил Коглин и поднялся. Уже у дверей он вспомнил о Барри Уайтмене и упомянул его.

– Что с ним?

– Мы считали, что он еще вчера вернулся в Нью-Йорк, а он взял и передумал.

– Он все еще в Лондоне?

– Нет, уже в Париже.

– Что он там делает?

– Да уж не по музеям ходит. Повез туда свою птичку, такую высоченную стерву.

Мичем, притворясь безразличным, углубился в текущий отчет о поставках из Намакваленда, а Коглин, сдерживая улыбку, повернулся и пошел прочь.

– Извините, Антверпен не соединяет.

– Попытайтесь еще раз, через полчаса.

Чессер снова был в номере «Коннахта». Он не жалел о покупке алмаза. Теперь его заботила огранка. В Антверпене работало больше пятнадцати тысяч мастеров, но Чессеру нужен был лучший. Вильденштейн. Это имя означало стопроцентную гарантию качества, но Чессер сомневался, удастся ли к нему попасть. Вторым кандидатом был Корнфельд, но Чессер решил не обращаться к нему, пока не потерпит неудачу у Вильденштейна.

Он старался не думать о том, что будет, если оба знаменитых мастера откажутся выполнить его заказ. Слава Богу, не приходится заниматься этим каждый день. Едва ли у него хватит духа на такую работу, хотя люди вроде Уайтмена, кажется, вполне преуспевают. Может, вырабатывается привычка? Много выигрываешь, много теряешь.

Чессер заказал по телефону виски. Потом позвонил в парикмахерскую. Ему сказали, что Марен там нет и не было, хотя она записывалась на сегодня. Чессер встревожился, потому что не в ее обычаях было отказываться от своих планов.

Ему оставалось только сидеть и ждать. Вскоре принесли виски, но толку от него было мало. Чессер попытался читать вчерашнюю газету.

В пять часов телефон зазвонил. Наконец соединили с Антверпеном. На проводе был Вильденштейн.

Чессер представился в подобающих выражениях и уже собирался перейти к сути дела, но тут появилась Марен. Не считаясь с тем, что Чессер говорит по телефону, она подошла к нему и поцеловала в губы долгим поцелуем. Вильденштейн решил, что их разъединили, и кричал «алло» с растущим раздражением.

В конце концов Чессеру удалось освободиться.

Вильденштейн спросил, что ему нужно.

– У меня есть алмаз, который я хотел бы огранить у вас.

– Одну минуту. Я посмотрю.

Чессер услышал, как Вильденштейн положил трубку на стол. Он представил себе известного гранильщика. Однажды в Антверпене Чессеру его показали. Чернобородый, ученого вида человек. Хасидский еврей в длинном черном сюртуке и черной шляпе.

Вильденштейн снова взял трубку.

– Не раньше августа, – сказал он.

– Мне нужно сейчас.

– Не смогу.

– Я обещал бриллиант через месяц.

– Приходите в августе.

– Камень в двести карат. Первоклассный. Вильденштейн колебался, и Чессер немного ободрился.

– Приносите его, я приму заказ на август, – сказал Вильденштейн.

Чессер решился. Рискнул обидеть Вильденштейна предложением перекупить его.

– Я заплачу вам сто тысяч за работу, – произнес Чессер.

– Сто тысяч чего?

– Долларов.

– Это слишком много.

– Для меня он стоит больше.

– Приезжайте в Антверпен.

– Вы возьметесь?

– Мне нужно взглянуть на камень.

– Буду завтра вечером. Когда вы уходите из мастерской?

– Я вас подожду.

– Спасибо. Для меня это очень важно.

– Посмотрим, посмотрим, – Вильденштейн попрощался и так быстро повесил трубку, что Чессер не успел и слова сказать.

Похоже, Вильденштейн согласился. За сто тысяч. Чессер не сомневался, что дело того стоит. Камень Вильденштейну понравится. Чессер подсчитал, что получит семьсот тысяч чистой прибыли. Сначала ему показалось мало, но потом он смирился, сообразив, что на этой сделке выгадывают все. Система получила семьсот тысяч за камень, который за сущие гроши выкопал какой-нибудь чернокожий рабочий. Вильденштейну обещано сто тысяч за огранку – наверняка больше ему никогда не предлагали. А Мэсси станет обладателем безупречного бриллианта, который на аукционе потянет не меньше, чем на два миллиона. Чессер тоже получит хорошую прибыль. Такую сумму он заработает только за семь лет продажи пакетов Системы. Конечно, его пакет может возрасти в цене. Теперь, после заключения столь крупной сделки, он считал это вполне вероятным.

Он пошел в спальню сказать Марен, что стал уже почти миллионером.

Марен встретила его словами: – Боже мой, я умираю от голода. Я не обедала, выпила чашку дрянного чая – и все.

Она успела раздеться, только туфли не сняла, и от этого ее красивые ноги выглядели еще длиннее и стройнее. Она подошла к туалетному столику за пачкой сигарет. Зажгла две и одну, как обычно, бросила Чессеру. Сигарета упала на пол к его ногам. Он наклонился, чтобы поднять ее, и ему послышалось, будто Марен сказала:

– Я сегодня разговаривала с Жаном-Марком.

– А?

– Я, говорю, чудесно поболтала с Жаном-Марком.

– Ну да, вы просто так, на улице, встретились.

– Вроде того. Я случайно заметила объявление возле табачного киоска. Это проводник мне его показал.

– Который? Китаец или индеец?

– Кто-то из них, – она присела на краешек кровати. – В общем, объявление повесила одна женщина, Медиум, Ее зовут Милдред. Она карлица.

– Маленький медиум, – вставил Чессер. Марен даже не улыбнулась.

– Вместо парикмахерской я пошла к ней. Ты не представляешь! Она сразу же связалась с Жаном-Марком.

– Хочешь, сходим куда-нибудь перекусить? А потом в кино.

– Жан-Марк очень счастлив. Ему там нравится.

– Ага. Все только и мечтают, что умереть и попасть туда. Она не заметила его цинизма.

– Он передавал тебе привет.

– Завтра я еду в Антверпен, – сказал он, стремясь перевести разговор на другую тему. – Хочешь со мной? Или вернешься в Шантийи? Можем встретиться там.

– Жан-Марк сказал одну удивительную вещь. Что мы должны пожениться. Представляешь?

Чессер представил и решил, что Жану-Марку стоило бы передать это послание стервятникам-стряпчим, которые давно точат когти на его деньги. Или уж в припадке великодушия уничтожить оригинал и все копии своего идиотского завещания.

– Пожалуй, так и сделаем, – задумчиво сказала Марен. – Поженимся?

– Встретимся в Шантийи. Ты надолго в Антверпен?

– На пару часов.

– Тогда я поеду с тобой, – заявила она. – Значит, ты не веришь в Милдред?

– Ну что ты, верю, – возразил Чессер, не желая спорить.

– Она даже денег не берет.

– Неужели?

– Да, говорит, что от этого она теряет могущество. Так всегда бывает, если медиум продает талант за деньга. У них отбирают власть.

– Кто отбирает?

– Великая космическая сила, – сообщила она не вполне уверенно. – Видел бы ты, в каком жутком месте приходится обитать той Милдред. Мне ее было так жалко. Я дала ей пятьдесят фунтов.

– Она пожертвовала пятидесятифунтовой частью своего могущества?

– Это же подарок. Подарки можно принимать.

Глядя ему в глаза, Марен откинулась в постели и замерла, опершись на локти.

Подарки можно принимать, подумал Чессер. Двусмысленность слов Марен подчеркивалась ее откровенной позой. Паутина ореховых волос взметнулась вверх.

Потом Чессер подарил ей медальон.

ГЛАВА 7

Уотс доставил алмаз, как и обещал.

Камень в конверте из крафт-бумаги он принес в кармане пиджака, ничуть не погрешив против безопасности: никому бы и в голову не пришло, что у этого незаметного человека может оказаться при себе что-нибудь, стоящее семьсот тысяч долларов. Уотс даже не стал брать такси, а воспользовался метро.

Чессер раскрыл конверт я достал алмаз – не удостовериться, а скорее полюбоваться. Он уже отдал Уотсу подписанный чек.

– Мазаль и броха, – сказал Уотс.

По-древнееврейски это означало «счастья и благополучия» – традиционное пожелание в среде алмазных дельцов любой национальности. При заключении сделки. Сказанная однажды, фраза обязывала партнеров держать слово. В данном случае в этом не было необходимости, но Уотсу хотелось выразить свои чувства. Он поднялся.

Чессер предложил ему остаться и выпить чего-нибудь.

– Мне пора назад, – сказал Уотс.

– Ну их к черту, – поморщился Чессер. Он налил бренди, подразумевая, что Уотс останется. – С водой или с содовой?

– С содовой, пожалуйста, – улыбнулся Уотс и снова сел.

Они были одни в номере. Марен ушла за покупками. Чессер подозревал, что ее поход по магазинам завершится у Милдред, за новой беседой с Жаном-Марком.

– Давно вы работаете в Системе? – спросил Чессер. В глазах Уотса внезапно появилась озабоченность.

– Двадцать восемь лет.

– Все время в Лондоне?

– Пять лет в Иоганнесбурге. Вы бывали в Южной Африке?

– Нет.

– Я там начинал.

Чессеру показалось, что Уотс чем-то подавлен. Или ожесточен. Наверное, чувствует себя выброшенным из жизни.

– Мичем знает, какой камень я выбрал? – спросил Чессер.

– Да. Сразу после вашего ухода пришел справиться.

– И что?

– Он был не слишком доволен. Сказать по правде, устроил мне разнос. Говорил, что этот камень надо было отложить для кого-нибудь вроде Уайтмена.

Чессер обрадовался этим словам. Значит, он все-таки напакостил Мичему. Правда, за счет Уотса.

– Вы мне вчера очень помогли, – сказал Чессер, – И я хотел бы вас отблагодарить.

– Нет нужды, сэр.

Уотс поднял пустой стакан, жестом прося позволения налить еще бренди.

– В самом деле, – настаивал Чессер, – я вам очень обязан.

– Я с радостью пошел на это, – признался Уотс. Теперь несомненно с ожесточением. Он и сам заметил, что невольно выдал себя.

– Почему?

Уотс опустил глаза.

– Просто так, сэр. Мне показалось, что вам понравится именно этот камень.

Чессер кивнул, понимая, что услышал только часть правды.

Ему стало любопытно. Возможно, Уотса не устраивает его положение в Системе после двадцати восьми лет работы. Он, наверняка, считается ценным сотрудником, но, быть может, его тщеславие требует большего? Чессеру было знакомо это чувство, но Уотс по сравнению с ним находился в совершенно другом положении. Он был служащий – и преданный служащий. По крайней мере, до вчерашнего своевольного поступка, Чессер заметил; что Уотс пьет бренди слишком быстро, явно без удовольствия. Напиток был превосходный, выдержанный и заслуживал, большего внимания. Не то чтобы Чессеру стало жалко – ему было наплевать: пусть даже Уотс выльет всю бутылку себе в ботинки. Чессер сообразил, что может, по крайней мере, поделиться с Уотсом своим отношением к Системе.

– Меня никогда не привлекали методы работы Системы, – сказал он.

Уотс вежливо кивнул, но промолчал.

– Взять, к примеру, мой последний пакет, – продолжал Чессер с коротким смешком.

– Да, излишней щепетильностью они не страдают, – признал Уотс. Он смотрел вниз, словно Система лежала у его ног. – Разумеется, без правил не обойтись, но надо и совесть иметь.

Чессер молча кивнул, поощряя Уотса к откровенности.

– Взять хотя бы моего друга, – рассказывал Уотс. – Отдал Системе без малого тридцать лет. В январе у него обнаружили рак. В последней стадии. Безнадежный. Он умрет еще до конца года.

Уотс остановился. Он явно не собирался продолжать. Чессер не понял, при чем тут Система, и спросил об этом. Уотс поколебался, но желание говорить пересилило.

– Каждому, кто проработает в Системе тридцать лет, полагается пенсия. После смерти служащего ее получает семья. Мой друг умрет на год раньше срока, но Система не делает исключений. Страховка слишком мала, а за его семьей нужен уход. У него больная жена и малолетняя дочка.

– Он объяснил все это Системе?

– Да, конечно. Там посочувствовали, но сказали, что для назначения пенсии требуется полных тридцать лет.

– Ублюдки.

Уотс задумчиво кивнул.

– Они собрали совет директоров и решили ради такого случая сделать исключение – пойти на разумный компромисс, как они выразились.

– Очень благородно с их стороны.

– Они согласились на двадцать процентов. Им, наверху, конечно, виднее, – но разве это справедливо? Все годы он вкалывал ради каких-то двадцати процентов пенсии? Должно быть, большие дельцы всегда нечисты на руку.

Чессер вслушался в тон сказанного и понял, что умирающий от рака друг – не кто иной как Уотс. Он поспешил переменить тему и протянул руку к лежащему на столе алмазу.

– Гранить его будет Вильденштейн.

– Чудесно, сэр, – Уотс был явно польщен.

– Скорее всего, под овал. Вы ведь так предлагали?

– Да, сэр, – застенчиво ответил Уотс.

– Мне бы хотелось показать вам готовый бриллиант.

– Я был бы рад, сэр.

– Знаете что, оставьте мне свой домашний телефон. Я позвоню, как только камень будет готов.

– Когда примерно, сэр?

Слава Богу, Чессеру не пришлось говорить: на следующий год.

Поздним вечером Чессер остановил лимузин перед мастерской Вильденштейна на Хопландштраат, в Антверпене. Марен осталась сидеть в машине, погруженная в книжку под заглавием: «Жизнь до жизни и после смерти». Это был подарок Милдред. Чессер сказал, что проведет у Вильденштейна не больше часа, и предложил Марен пока прогуляться по городу. Она никогда не была в Антверпене, но по пути из аэропорта он успел ей изрядно надоесть. Чопорный городишко, однообразный и скучный. Марен и в голову не приходило, что в сотне футов от нее, за углом, стоят тот самый дом и мастерская, где великий Питер Пауль Рубенс отдавался зову красок. Некоторое время там же жил и Ван Дейк. Марен посчитала, что Чессер, зная, как она скучает без него в машине, поскорее разберется с алмазными делами.

Ее предосторожность оказалась излишней, потому что Вильденштейн не тратил времени на пустые разговоры. Чессер застал его на втором этаже мастерской. Он сидел на металлической табуретке при свете голой электрической лампочки и, посасывая яблочный огрызок, читал газету на древнееврейском языке. При виде Чессера он не встал, а пока тот представлялся, медленно сложил газету и засунул в карман пиджака. Потом попросил показать камень.

Он разглядывал алмаз при искусственном освещении, копировавшем свет ясного северного дня. За пять минут осмотра он не произнес ни слова.

– Красавец, не правда ли? – не выдержал Чессер. Вильденштейн молча кивнул и положил камень на конторку.

Чессер вынул заверенный чек на сто тысяч долларов и оставил рядом с алмазом. Вильденштейн посмотрел на чек, взял камень и положил сверху.

– Хорош, – сказал Вильденштейн то ли об алмазе, то ли о чеке.

– Он должен быть готов к первому числу, – сказал Чессер.

– Сделаю через три недели.

– Из него получится овал?

– Хотите овал?

– Полагаюсь на ваше мнение.

Вильденштейн поскреб переносицу. Мигнул несколько раз, словно прочищая глаза. Потер пальцы. Потом вернулся к своей табуретке и сел. В руках у него опять очутилась газета.

Чессер ожидал большего энтузиазма, во всяком случае, более долгой беседы. Ему хотелось, чтобы Вильденштейн признал этот камень лучшим из всех, когда-либо прошедших через его руки. Но, очевидно, разговор был окончен. Оставалось только попрощаться. Чессер так и сделал, добавив лишь, что зайдет первого числа.

Уходя, он обернулся в последний раз взглянуть на Вильденштейна и встретил взгляд старика.

– Не волнуйтесь, – посоветовал Вильденштейн и снова стал пробегать глазами газетные строчки – справа налево.

Следующие три недели Чессер старался не думать об алмазе. Временами ему это удавалось. В Шантийи, уютном старинном городке, мир мичемов и мэсси казался полустертым воспоминанием.

Дом Марен стоял не в самом городе, а к северу, в предместье, возле дороги в Сенли. Марен унаследовала от Жана-Марка и другие особняки. В Париже, в Антибе и Довиле; все они были гораздо больше и роскошнее этого. Но, когда Марен упоминала о доме, Чессер знал, что она имеет в виду поместье в Шантийи. Здание было построено в конце семнадцатого века как королевский охотничий домик, но на самом деле использовалось больше для игр и забав придворных. Естественно, охотничьим домиком его можно было назвать лишь по меркам того времени. На самом деле своими размерами и формой здание напоминало небольшой изящный замок, а все двадцать комнат были спланированы и отделаны так, чтобы отвечать своему гипотетическому назначению, но не поступаясь удобствами обитателей.

Здесь легко представлялось прошлое: к воротам подъезжали кареты из Парижа, везущие непременных участниц игры – юных дам, способных удовлетворить самому взыскательному вкусу. Некоторые из них уже прошли посвящение, другие только готовились его принять. Все предвкушали азартную охоту. Первым же ясным полуднем, в соответствии с правилами, девушки ускользали в лес и разбегались там в разные стороны, сбрасывая на ходу платье, отмечая королевским ловчим след шелком, кружевом и полотном. Высокие прически цеплялись за ветки и сбивались набок. Элегантные туфельки оставались в развилках стволов. Чулки повисали на макушках молодых деревьев. А когда последние, самые интимные одеяния пускались в ход, чтобы указать дорогу, беглянки отрезали себе путь к спасению, выдавая свое местонахождение отчаянными вскриками. В конце концов, притворившись обессиленными, они падали на тщательно выбранное ложе из мха или опавших листьев и ждали преследователей. Те не медлили появиться, и вскрики схваченных жертв, дошедших до экстаза, распугивали невинные создания вроде птиц, кроликов, а то и оленей.

Марен уверяла, что кое-кто из этих весельчаков до сих пор населяет поместье и окрестности. В виде духов, конечно. Она, мол, чувствует их присутствие. Однажды Марен нашла в лесу розовую ленту и восприняла находку как подтверждение свыше. Девушки все еще здесь, решила она.

Мысль о том, что прелестные распутницы и их галантные кавалеры по сей день разгуливают по здешним лесам, была чрезвычайно заманчива. Так и хотелось поверить. И какое имеет значение, что на самом деле розовую ленту потеряла одна молоденькая горожанка, которая несколько дней назад была тут со своим возлюбленным и распустила волосы ради его удовольствия? Марен об этом не знала, а если бы и знала, то сказала бы, что эту мысль ей внушили вездесущие духи.

Марен позвонила в Лондон, чтобы узнать мнение Милдред. Та выслушала рассказ и обещала поспрашивать. Через час раздался звонок, и Милдред подтвердила предположение Марен. Да, духов вокруг поместья довольно много. Милдред связалась с несколькими. Особенно долго она говорила с одним – с духом девушки по имени Симона, который возвращается сюда каждый год и живет здесь с апреля по сентябрь. В какой-нибудь сотне ярдов от дома есть заросшая мхом полянка, где восторженная Симона разделила ложе с самим монархом. Впечатление от встречи было столь незабываемым, что с тех пор Симону неудержимо влечет к этому месту, Так сказала Милдред.

Назавтра, ничего не объясняя Чессеру, Марен заставила его отмерить сто шагов в выбранном ею направлении. Случайно или нет, но они очутились на заросшем мхом пятачке. Марен запрыгала от восторга. Она уважительно обошла полянку вокруг, обращай к Симоне безмолвное приветствие. Ответное послание она истолковала как приглашение, даже призыв.

Марен скинула туфли и поставила их на большой валун.

Чессер спросил, что она делает. Марен не ответила. Он пожал плечами, прислонился спиной к стволу дерева и стал смотреть.

Марен сняла юбку и блузку и аккуратно развесила на поникших ветвях, На ней остались только трусики. Марен быстро освободилась от них, нагнула молодое, гибкое деревца и прицепила их на самую верхушку, точно шелковый стяг.

Потом опустилась ничком на мох и долго лежала не шелохнувшись. Ее тело обрамляли бесчисленные завитки мха, ореховые пряди переплелись с зелеными.

Она медленно перевернулась на спину. Глаза были открыты, С разомкнутых губ слетел долгий стон покорности судьбе. Варяжские волосы веером взметнулись вокруг лица. Полусогнутые ноги распались в стороны.

Она звала Чессера. И он пришел. С готовностью.

Если изнеженная Симона и наблюдала за ними с высоты своего положения, она, несомненно, их одобрила. Это и правда было исключительно.

После этого Марен стала чуть не ежедневно звонить Милдред, рассказывать о встречах с духами и выслушивать наставления. В лесах вокруг охотничьего домика оказалось видимо-невидимо заросших мхом и травой полянок – идеальных мест, которыми можно было пользоваться с позволения разных Женевьев, Доминик, Франсуаз, Беатрис, Даниэль и Сильвий.

Недели две таких игр в «охоту», включая одну в сумерках под проливным дождем, вполне хватило, и Чессера потянуло к более удобным и привычным кроватям и простыням. Марен он в этом не признался. Однако она разделяла его чувство: в последний раз, лежа в объятиях Чессера в чистом поле, она краем глаза заметила деревенских ребятишек, с любопытством подглядывающих за ними из-за каменной изгороди, Смущаться к этому времени было уже поздновато. Даже гораздо позднее, нежели полагали Марен и Чессер, потому что они не знали еще об одном, куда более удачливом свидетеле – тишайшем и осторожнейшем человечке с мощным телеобъективом на малоформатной камере «Никон».

С тех пор Марен и Чессер стали заниматься любовью дома. Милдред одобрила их решение, передав очередное послание духов. Духи говорили, что им порядком надоело все это занудство. В конце концов они только души, осужденные на вечное томление. Так сказала Милдред.

Однажды вечером Чессер и Марен поехали в Париж, к каким-то знакомым на званый вечер. Оба втайне надеялись немного отдохнуть друг от друга. Однако едва высидели час, слушая бесконечные замечания о погоде и здоровье и глядя на плохо скрытое неблагополучие, после чего сбежали обратно в Шантийи, чувствуя еще большую взаимную привязанность.

На следующее утро к дому подъехали два «ситроена»: поверенные привезли Марен бумаги на подпись. Чессеру подумалось, что поверенные похожи на крыс, опасливо осматривающих огромный кусок сыра в ловушке и выискивающих способы, как бы извлечь лакомый кусочек. К Чессеру они обращались сердечно, ведь он был их самой большой надеждой на пути к богатству. Марен пригласила их к обеду, а когда те изобразили вежливую нерешительность, приняла это за отказ и предложила отобедать у нее «как-нибудь в другой раз».

После того как они уехали, Марен и Чессер пешком пошли в город, спустились по Рю дю Коннетабль до самого ресторана «Релэ Конд» и съели по двойной порции холодных креветок, выловленных в местном канале. За бокалом «Касси» они обсуждали необходимость контрацепции в планетарном масштабе и сравнивали преимущества разных марок спортивных автомобилей. Марен сообщила, что она заказала новый «феррари-365», и долго удивлялась, почему его до сих пор не доставили. Из ресторана они отправились домой кружным путем, в обход замка Шантийи. За вход в замок брали по одному франку, но Чессер и Марен не пожалели, потому что им посчастливилось наблюдать, как двое лебедей – один белый, другой черный – шипели, клевались и били крыльями в пылу то ли схватки, то ли любовной игры.

Почти каждый вечер Марен и Чессер играли в трик-трак. Вначале Марен выигрывала, но потом утратила преимущество и в результате сумма ее долга Чессеру возросла до двух миллионов долларов. Без тени улыбки Марен сказала, что поверенные выпишут чек на эту сумму, – в конце концов, проигрыш в трик-трак не менее важен, чем ее счета у Кардена и Сен-Лорана. Она говорила серьезно, но, разумеется, через пять минут все забыла.

Двадцать пятого Чессер позвонил в Антверпен.

Вильденштейн уведомил его, что бриллиант готов.

– Ну и как он вам?

– Хорош, – ответил Вильденштейн.

– Сколько в нем карат?

– Приезжайте и увидите.

В тот же день Марен доставили ее новый «феррари-365». Темно-синего цвета, обтекаемой формы, с откидным верхом и мотором огромной мощности. Марен хотела немедленно сесть за руль, и Чессер знал, что отговаривать ее бесполезно. Он надеялся, что она, по крайней мере, начнет с небольших скоростей. Куда там. Машина сорвалась с места, как торпеда, и помчала по узким, извилистым деревенским дорогам. Марен вела «феррари» так, словно родилась за рулем, а когда Чессер предупредил, что нельзя сильно нагружать новый мотор, молча ткнула пальцем в ветровое стекло. Чессер увидел наклейку, означавшую, что машина уже обкатана. Ему осталось только надеяться на прочность ремней безопасности и молиться, чтобы никто не выскочил им навстречу из-за крутого поворота.

ГЛАВА 8

Все складывалось как нельзя лучше. Чессер мог забрать в Антверпене камень, а потом лететь в Лондон на следующий просмотр. Он уже получил телеграмму, что ему назначено время на понедельник, первое июня, ровно на десять утра. Ровно на десять. В Лондоне Чессер собирался, как обещал, показать бриллиант Уотсу, и только после этого отвезти его Мэсси.

Марен сразу же предложила воспользоваться «Фоккером-28». Самолет только что починили, и пилоты были всегда наготове. Но, поразмыслив немного, она наотрез отказалась от самолета и решила ехать на своем «феррари». Ведь в машине они будут только вдвоем! Чессер спорил, но сдался, когда Марен пообещала, что даст и ему повести автомобиль.

Поездка на «феррари» означала изменение маршрута. Вместо первоначального Антверпен – Лондон – Мэсси, вырисовывался новый: Антверпен – Мэсси – Лондон. При этом из планов исключался Уотс, но Чессер рассудил, что Уотс наверняка только из вежливости захотел посмотреть на бриллиант. Во всяком случае, Чессер сумеет ему все объяснить при встрече в Системе.

Оставалось позвонить Мэсси. Раньше Чессер считал, что не будет звонить, пока не получит алмаз, и был уверен в своей правоте. Мэсси ждет бриллиант не раньше, чем через полмесяца, но Чессеру хотелось поскорее завершить эту сделку. Придется ему позвонить – хотя бы из вежливости.

Он набрал номер.

Мэсси, кажется, ему обрадовался.

– Вы видели бриллиант?

– Конечно, – солгал Чессер. – Как он вам?

– Хорош, – повторил Чессер словечко Вильденштейна. – Какого размера?

– Больше сотни карат, – Чессер на это надеялся.

– Итак, вы будете у меня послезавтра?

– Да. Мы на машине.

Мы? Значит, с вами ваша Марен?

– Да, мы приедем вместе.

– Чудесно. От Лидда до моего дома всего час езды, Вы бывали в южной Англии?

– Нет.

– Здесь красивые места.

– Непременно посмотрю.

– До встречи в среду. – До среды.

Черт бы побрал этих богатых клиентов, Чессер бросил трубку на рычаг.

От Шантийи до Антверпена каких-нибудь две сотни миль. Но до недавних пор дорога туда занимала чуть не целый день: приходилось петлять по лабиринту маленьких городков. С ума можно сойти. Однако теперь скоростная автострада пролегла на север до самого Лилля, а оттуда уже начинаются хорошие бельгийские шоссе. Еще одно удобство – нет ограничения скорости. Хотите ехать медленно – держитесь в правом ряду, уступив левый тем, кому под силу такая гонка.

Марен, сразу нажав педаль газа до упора, так и оставила ее прижатой к полу, а рев сигнала разгонял всех с ее пути. Сначала ее это забавляло, но вскоре надоело. Ей хотелось крутых виражей. Когда Чессер посмотрел на спидометр и увидел, что стрелка показывает двести километров в час, у него похолодело внутри. Он едва не попросил ее сбавить скорость. Немного погодя он успокоился, а когда дорогу им загородил упрямый «пежо», дававший не больше полутора сотен километров в час, Чессеру показалось, что они не едут, а ползут по шоссе.

В Антверпен они приехали в первом часу дня. Сначала завернули на Кастельплейнштраат, и Чессер передал брокерам свой предыдущий пакет. Он не торговался. Даже не стал ждать денег, просто велел перечислить плату на его банковский счет. Сумма обещала быть небольшой, и Чессер ощущал легкое беспокойство. Потом они отправились на Хопландштраат, к Вильденштейну. Марен снова решила подождать в машине.

Пока Вильденштейн доставал из сейфа камень, Чессер пытался прочесть его мысли. Но лицо Вильденштейна оставалось непроницаемым. С таким же видом он мог залезть в буфет за шоколадкой. Он положил бриллиант под светильник и предложил Чессеру воспользоваться лупой. Чессер оценил профессиональный жест как обнадеживающий и удивился, что у него не дрожат руки.

Чессер посмотрел в лупу – и едва не ослеп. Он никогда не видел такого сияния. Малейшее движение заставляло камень вспыхивать всеми цветами радуги. На самом деле он был бесцветен. Чистейшей воды, как самые лучшие алмазы. Он был огранен под овал, и Чессер увидел, что размер и расположение граней идеально гармонируют с глубиной. Нижняя часть камня была выполнена с неменьшим мастерством. Чессер медленно повернул бриллиант и осмотрел наиболее выступающие углы – ошибки гранения встречаются на них особенно часто. Но вершины были ровные и симметричные, Вильденштейн недаром заслужил репутацию мастера.

– Красивая работа, – похвалил Чессер, прибегнув к профессиональному жаргону гранильщиков и торговцев алмазами.

– Сто семь целых четыре десятых карата, – сказал Вильденштейн.

Чессер продолжал осматривать бриллиант, надеясь, что не заметит дефектов. Их не было.

– Выглядит безупречным, – произнес Чессер.

– Так и есть, – кивнул Вильденштейн, словно это было обычным делом.

Чессер выпрямился, расслабил мышцы вокруг правого глаза – лупа упала ему на ладонь. Больше сотни карат и безупречный! Чессеру хотелось пуститься в пляс. Кинуться Вильденштейну на шею. Расцеловать этого чудесного бородатого старика. Чессер одернул себя и проговорил только:

– Примите мои поздравления.

Вильденштейн молча кивнул. Потом взял алмаз и опустил его в небольшой замшевый мешочек на завязке. Затянул шнурок и протянул мешочек Чессеру. Официальная процедура передачи. Затем он вынул конверт из крафт-бумаги с кусочками, оставшимися после гранения.

Чессер был так восхищен главным камнем, что совершенно забыл об осколках. За них можно выручить тысяч двадцать пять-тридцать.

– Спасибо, – сказал Чессер с искренней благодарностью. Они пожали друг другу руки.

Вильденштейн почти улыбался.

– Не волнуйтесь, – таков был опять его единственный и последний совет.

Марен завела мотор. Чессер хотел предложить ей пообедать где-нибудь в Антверпене, но Марен не терпелось выбраться из города. Она остановилась только в третьем небольшом городке, и Чессер забежал в бистро за бутербродами с колбасой и «Шабли».

Всю дорогу до Гента они жевали бутерброды, пили вино прямо из горлышка и распевали песни. Они ехали по той же автостраде, что и прежде, только теперь на юг. Это был самый удобный путь, но Марен быстро надоело. Она свернула в сторону и повела машину через всю Фландрию, к побережью.

Теперь они ехали по дороге с виражами, и Марен вздохнула с облегчением. До этих пор она чувствовала себя кем-то вроде машиниста скорого поезда, теперь же ощутила свое единство с автомобилем и шоссе. Даже когда она слишком быстро вошла в поворот и машину сильно занесло, Чессер не роптал. Он был так возбужден, что опасность казалась только естественным дополнением к его успеху, В голове его билась единственная мысль: получилось!

Здесь, у него в кармане, лежит один из величайших бриллиантов мира. Он провернул сделку, принесшую ему семьсот тысяч долларов прибыли. Он заставит Систему уважать себя и увеличить стоимость его пакетов. И, наконец, у него есть Марен, девушка с длинными варяжскими волосами, беззаветно влюбленная в него. Жизнь прекрасна, да, это жизнь с большой буквы!

Он вынул замшевый мешочек, достал бриллиант и посмотрел на свет. Солнечные лучи рассыпались яркими, разноцветными брызгами. Он показал камень Марен.

– Прелесть, – только и сказала она. Быстро улыбнулась и сунула ему свои солнечные очки. – Протри, пожалуйста.

Немного спустя они выехали на побережье. Миновали Остенд и, двигаясь вдоль береговой черты, снова оказались во Франции. Проехали Дюнкерк и Кале. День был сырой и прохладный, но они не хотели опускать верх машины. В сумерках они добрались до Монтрейсюр-Мер и остановились в лучшем номере дорогой гостиницы. Поужинали свежайшими устрицами и теплым, мягким хлебом с маслом. Попробовали и местного сидра, который был крепче, чем казалось на первый взгляд.

Этой ночью они не занимались любовью. Они уснули, думая об этом.

Наутро они встали как раз вовремя, чтобы успеть на первый рейс из Ле Туке. Но билетный кассир аэропорта «Пари-Плаж» сказал Чессеру, что на первый рейс уже нет свободных мест. «Может быть, вас устроит следующий? Нет, до половины второго рейсов не будет. – Не будет? – Нет».

Чессер выложил это Марен. Она спросила:

– А ты пробовал дать ему в лапу?

– Конечно, – солгал Чессер.

Она подумала с минутку и куда-то ушла. Минут через десять она вернулась с билетами на первый рейс. Чессеру она сообщила, что запросто сунула взятку французу-кассиру. На самом деле она даже не пыталась. По воле случая она наткнулась на двух английских хиппи, которые ехали домой просто потому, что у них кончились деньги. Они с восторгом уступили Марен свои билеты за пятьсот франков.

Так что «феррари» отправился в грузовой отсек, а Марен с Чессером заняли места в пассажирском салоне. Огромный самолет рванулся вверх и могучим усилием, от которого, казалось, трещит корпус, развернулся носом в сторону Англии.

А в это время из телефонной будки в аэропорту звонили в Систему. Лично Коглину.

– Он умудрился улететь первым рейсом.

– Так какого черта вы еще здесь? – Коглин недоумевал.

– Не было билетов. Он приехал прямо перед отлетом.

– Стало быть, вы его потеряли?

– Стало быть, да.

– Возьмите частный самолет и догоните.

– Поздно.

– Ладно, летит-то наверняка в Лондон. Мы его тут встретим. Он был один?

– С девушкой.

– Это точно?

– Точно.

– Хорошо, возвращайтесь домой.

– Так вы получили фотографии?

– Они немного передержаны, – ухмыляясь, сказал Коглин.

Полчаса спустя Чессер и Марен миновали британскую таможню и забрали свой «феррари». Марен неохотно уступила место водителя Чессеру, а тот просил ее время от времени напоминать, что в Англии левостороннее движение. Теперь они ехали по излюбленным дорогам Марен: узким, извилистым, непредсказуемым, Но она заранее пообещала, что даст Чессеру повести машину. Через несколько миль она его заменит. А пока она только курила, зевала и обозревала пейзаж. Раз прочла вслух дорожный указатель, потому что он ее рассмешил: «Поворот на Факем». Потом стала напевать отрывки из песенок. Когда надоело и это, достала из рюкзачка «Книгу Перемен» и, используя ее вместо стола, трижды метнула пятифранковые монеты, припасенные для этой цели. Две монетки скатились и упали между кресел. Ей неохота было их доставать.

– Пусти меня за руль, – попросила она. – Пожалуйста.

Чессер сбавил газ и стал тормозить.

Вдруг из-за поворота выплыл янтарный огонек. Посреди дорога стоял треножник с мерцающей лампочкой. Предупреждение. Чессер осторожно объехал препятствие и увидел небольшой прямой участок шоссе.

Дорогу явно ремонтировали. Цепочка янтарных огней на треногах перекрывала левый ряд. У обочины стояли двое людей в оранжевых спецовках. Один помахал рукой, призывая «феррари» остановиться.

Чессер решил, что его просят переместиться в правый ряд. Он хотел посмотреть на другие машины, но дорога была пуста. Чессер оглянулся на Марен.

Она сидела нагнувшись вперед, с «Книгой Перемен» на коленях. Глаза ее были широко раскрыты и устремлены вдаль, словно она видела что-то необычное.

Чессер не почувствовал опасности. Он просто поглядел вперед: чем так поглощена Марен. В этот миг шею сзади пронзила острая боль. Точно укус пчелы. И сразу по всему телу разлилась странная теплота.

Он попытался заговорить.

И обнаружил, что не может. Его мозг рождал слова, но язык отказывался обратить их в звуки. Чессер хотел поднести ко рту руку – рука не повиновалась. Он не мог повернуть голову. Не мог шевельнуть ногой. Не мог даже моргнуть. Он был совершенно обездвижен.

Ему почудилось, что его внезапно разбил паралич. Пугающая мысль. Но голова у него была ясная. Ни дурноты, ни даже головной боли. Краем глаза он видел Марен. Она тоже, казалось, застыла на месте. Что здесь, черт возьми, происходит? Он не ослеп и не оглох. Он ощущал запахи. Все органы его чувств работали нормально. Но двигаться он не мог.

Оба человека в оранжевых спецовках шли к машине. На помощь, как подумал Чессер. Они заметили неладное и спешат помочь. Может быть, неподалеку есть больница. На худой конец, врач.

Один из рабочих открыл дверцу «феррари» со стороны Чессера. Выключил зажигание. Чессер пытался поймать его взгляд. Человек глядел прямо на Чессера, но явно не обращал на него внимания. Откуда-то сзади появился третий рабочий. В руках у него была винтовка. Обычная мелкашка, но со странным приспособлением на стволе. И на кой черт дорожному рабочему винтовка?

Человек с винтовкой нагнулся к Чессеру и что-то выдернул у него из спины. Чессер увидел крошечную, с булавку, оперенную стрелку. Так вот какой укол он почувствовал. Человек вынул вторую стрелку из Марен. Что это?

Чессер вспомнил недавно виденную по телевизору передачу: документальный фильм о черном африканском носороге. Ученые прикрепляли бирки на уши этим свирепым животным, временно обездвижив их с помощью стрелки с каким-то наркотиком. Чессер припомнил, как медленно закрывались глаза усыпленного носорога. Бешеный гнев разбился о невозможность выплеснуть его. Но, Боже мой, здесь же не Африка и он не носорог!

Один из рабочих обыскал карманы Чессера. Нащупал замшевый мешочек и вынул из него алмаз.

Нет! Чессер молча протестовал. Дикая ярость охватила его – и осталась внутри.

Камень снова оказался в мешочке, а мешочек перекочевал в карман человека в спецовке. Потом подъехал грузовик с соответствующими надписями. Рабочие методично собрали треноги и фонари и сложили все в кузов. Затем сели сами, и грузовик исчез за поворотом шоссе.

Чессер и Марен, бессильные что-либо предпринять, остались сидеть в машине. Мимо промчались два автомобиля. Один скользнул так близко, что едва не задел бок «феррари». Водитель выругался, но не остановился.

Как точно они все рассчитали, как умело сработали. Очевидно, знали, что он везет бриллиант. Откуда? Кто их послал? Чессер обдумывал кандидатуры в хронологическом порядке, начиная с Мэсси. Но у Мэсси не было резона красть свой собственный алмаз. Он бы и так его через час получил. Система? Его так и подмывало свалить вину на Систему, но логика подсказывала ему, что это просто смешно. Системе незачем красть камни. Они у них есть. Следующим подозреваемым был Уотс. Чессер решил, что Уотсу не под силу придумать такой отличный план. По той же причине отпал Вильденштейн. Но при мысли о Вильденштейне у Чессера снова возникли подозрения. Возможно, кто-нибудь из его мастерской стал наводчиком. За хорошую мзду рассказал об алмазе профессионалам. Эти ребята в оранжевых спецовках знали, как делаются такие дела. Они сработали очень профессионально. Может быть, прослушивали его телефонные разговоры и точно выяснили маршрут.

Каким бы невероятным и сложным ни казалось это объяснение, оно было наиболее правдоподобным. Кто-нибудь из мастерской Вильденштейна.

Ну и что?

Вместе с пониманием того, что у него нет улик и алмаза ему, скорее всего, больше не видать, к Чессеру пришло отчаяние.

Перед ним стоял главный вопрос: что сказать Мэсси? Мэсси ждет бриллиант сегодня вечером. Чессер уже сообщил ему, что видел камень и что он хорош. Причин оттягивать доставку у Чессера нет. А если он задержит доставку без причины, ему конец. Уж Мэсси постарается это устроить. Позвонит в Систему, и имя Чессера навсегда вычеркнут из списка приглашенных. И не видать ему пакетов как своих ушей. Чессер был в тупике.

Может быть, он сумеет уговорить Мэсси подождать? Обратится в Систему за новым камнем. Вторично все устроит. Новый алмаз? Этот стоил восемьсот тысяч долларов, включая огранку. Второй такой же он со скрипом, но потянет. Наверное, это лучший выход. Ему понадобятся помощь Системы, потом Вильденштейна – и долготерпение Мэсси, которым тот, кажется, не отличается.

Чессер отчаянно хватался за любую соломинку.

Вскоре он понял это и ощутил жалость к себе.

– Я могу шевелить ногами, – сообщила Марен. Говорить она, как видно, тоже могла.

Минуту спустя она совсем оправилась.

– Ты похож на статую, – засмеялась она.

Чессеру было не до смеха. Он ждал сочувствия. Он ударил бы ее, если бы мог шевельнуться. Марен вылезла из машины и сладко потянулась, словно только что посмотрела приятный сон.

Действие наркотика на Чессера тоже кончалось.

– Какие-то странные грабители, – сказала Марен.

– Это не грабители, – отозвался Чессер, радуясь, что снова может говорить.

– Ни кошелька моего не взяли, ни бумажника – ничего. – Заткнись! – крикнул Чессер. Так грубо он обращался к ней только раз: во время их единственной ссоры.

Марен подошла к нему и пригладила волосы у него на висках.

– Бедненький, – вздохнула она.

– Они забрали алмаз, – сказал он, еще не веря. Чессер решил, что они все равно поедут к Мэсси. Лучше прямо сказать ему ужасную, невероятную правду.

Теперь за руль села Марен. Один раз она на большой скорости взяла крутой поворот. На мгновение все четыре колеса оторвались от асфальта, потом опустились. Машину швырнуло вбок. Марен бросила взгляд на Чессера: что он на это скажет?

Какой-то части его души было безразлично, разобьются они или нет.

ГЛАВА 9

Мэсси председательствовал. Он сидел за столом времен Директории – похоже, настоящим; над головой у него висела старинная итальянская люстра, за спиной – большое живописное панно. На полированной поверхности стола лежали три небольших вещицы: золотое с малахитом пасхальное яйцо фирмы Фаберже, часы георгианской эпохи и «вечное» перо с монограммой Тиффани и цифрами: «1930».

Леди Болдинг расположилась в плюшевом кресле возле раскрытого окна и делала вид, будто происходящее в комнате интересует ее в той же мере, как и пейзаж за окном. В руке она вертела огромный ярко-розовый пион, то и дело поднося его к носу, так что махровая головка цветка почти закрывала ей лицо.

Марен рассеянно бродила по комнате, которая была задумана и обставлена как один из рабочих кабинетов Мэсси.

Пока Чессер пересказывал подробности ограбления на шоссе, глаза Мэсси не отрывались от его лица. Мэсси ни разу не отвел взгляда, не проронил ни слова и никак не выказал своих чувств. Чессеру оставалось только излагать все по порядку с начала до конца. Но когда он закончил, Мэсси по-прежнему молчал.

Чессер в смятении стал повторяться, и наконец Мэсси прервал его:

– Надеюсь, вы застраховали камень на случай кражи? – произнес он.

– Нет.

– Что, у нас больше не воруют? – нарочито наивно спросил Мэсси.

Чессер был вынужден признать ошибку. Единственным оправданием его было то, что ему не приходилось заключать крупных сделок. Ему и в голову не пришло застраховать алмаз. Все произошло так быстро и так легко.

– Ладно, а Система? – сказал Мэсси, – Что Система?

– Они не помогают в подобных ситуациях?

Чессер немного удивился, что Мэсси знает о существовании Системы. В отличие от большинства людей. Но он решил, что большой бизнес должен знать о большом бизнесе. Чессера отдавали в руки Системы. Теперь он видел, чем обернулась эта злополучная сделка. Но ему не хотелось посвящать Систему в такие дела. Он сказал Мэсси:

– Система тут ни при чем. Мэсси, казалось, не удивился.

– Итак, что вы намерены предпринять? – спросил он.

– Я выполню свои обязательства. Мэсси изумленно поднял брови.

– Но на это мне понадобится время, – добавил Чессер.

– Мы заключили договор на словах, – сказал Мэсси, – Но это не значит, что его можно нарушать.

– Я знаю.

– Я ссудил вам полтора миллиона долларов под честное слово. И что же? Где мой камень?

– Вы его получите.

– Когда?

– Через три-четыре недели.

Мэсси поджал губы. В руках он вертел «вечное» перо, снимая и надевая золотой колпачок. Потом медленно покачал головой.

– Вы не выполнили договор, – сказал он.

– Я выполню.

– Вы опоздали, мистер Чессер. Когда мы договаривались о доставке через месяц, вы имели возможность отказаться.

Тогда. Я бы внял голосу разума. – Он устало вздохнул: – А теперь я предпочел бы расторгнуть нашу сделку. Верните мне сумму, которую я вам ссудил, и дело с концом. «Только не это», – подумал Чессер.

– Справедливо? – спросил Мэсси.

– Нет.

– По-вашему, я слишком капризен?

– Да, – бросил Чессер ему в лицо.

Мэсси улыбнулся. Этого Чессер никак не ждал.

– Давайте обратимся в полицию, – предложила леди Болдинг.

Мэсси взглядом запретил ей даже думать об этом, потом повернулся к Чессеру:

– Чего вы от меня хотите?

– Дайте мне срок достать новый алмаз.

– Завидую вашей способности тянуть время, – Мэсси взял георгианские часы. Завел их и сверил ход по тем, что были у него на запястье. Этим было сказано все. Наконец он прервал напряженное молчание: – Так вы думаете, что вас ограбили профессионалы, которых навел на след кто-то из Антверпена?

– Да.

– Резонно. И кто же из Антверпена? Чессер пожал плечами:

– Кто-нибудь из гранильщиков.

– Представляете, как трудно будет доказать такую связь? Все это вилами по воде писано. Даже окажись ваша догадка правдой, даже получи мы доказательства, думаете, они вернут нам алмаз?

– Надеюсь.

– Надеетесь?

– Не очень, – пришлось признаться Чессеру.

– Как, по-вашему, воры распорядились бы таким алмазом? Быстро, разумеется, – но каким способом?

– Продали бы частному лицу. Огранили заново, чтобы камень нельзя было узнать.

– Его и так никто не узнает. Камень видели только вы.

– И Вильденштейн, гранильщик.

– Капля в море. У вас есть фотография готового бриллианта? – Нет.

– Вижу, вы знаете, как себя защитить, мистер Чессер. Чессер без звука проглотил обиду.

– Опишите мне камень.

– Он был овальной огранки, около ста семи карат.

– По телефону вы упомянули, что он хорош. Кажется, вы сказали именно это слово. Значит, камень был первоклассный?

– Мне доводилось видеть лучшие.

– Так он не был безупречным?

– Нет.

Мэсси немного растерялся.

Чессер рассудил, что точное описание алмаза только выведет Мэсси из себя. Лучше немного принизить достоинства камня, Он быстро изобрел два небольших дефекта.

– Углеродные включения, – сказал он.

– Такой и красть не стоило, – проворчал Мэсси.

– Почти все большие камни оказываются несовершенными, – объяснил Чессер.

Мэсси так и подскочил.

– Еще одно нарушение нашего договора. Я требовал безупречный камень.

– Природа не терпит безупречности.

– А я не терплю пустой болтовни, – отрезал Мэсси. Чессер предпочел промолчать.

Мэсси отвернулся, точно забыл о нем. Чессер бросил взгляд на Марен, но она вынула из шкафа книгу и, усевшись на полу по-турецки, погрузилась в чтение. Она всегда умудрялась найти что-нибудь поинтереснее алмазов. Чессер подумал, что напрасно ее не послушался. К черту амбиции. Он заметил, что леди Болдинг обрывает лепестки пиона один за другим и бросает себе на колени. Ему показалось, что у нее ярко-розовое лоно. Чессер скосил глаза, чтобы усилить это впечатление. Зрелище было куда приятнее стариковского затылка Мэсси.

Все так же отвернувшись Мэсси спросил:

– Как бы вы поступили на моем месте? Чессер честно ответил:

– Потребовал бы деньги или камень. Мэсси это понравилось.

Он повернулся к Чессеру с более добродушным видом.

– По правде сказать, мистер Чессер, я считаю вас жертвой обстоятельств. Чем больше я об этом размышляю, тем больше мне кажется, что вы заслуживаете лучшего. Надо по крайней мере попытаться вернуть алмаз.

Он задумчиво помолчал. Тронул указательным пальцем пасхальное яйцо на столе. Оно медленно закружилось, покачалось и замерло.

– В Лондоне есть одно хорошее сыскное агентство. Иногда я даю им поручения. Я с ними свяжусь. Поглядим, что получится. Во всяком случае, попытка не пытка.

Чессер был благодарен ему за поддержку.

– А пока, – продолжал Мэсси, – погостите с вашей Марен у меня. Отдохните немножко, а тем временем я узнаю побольше о нашем деле.

У Чессера не оставалось выбора.

– Я бы выкупалась, – сообщила Марен. Она явно слышала весь разговор, хотя и не подавала вида.

– Пойду посмотрю, приготовлены ли для вас комнаты, – сказала леди Болдинг.

Чессер обратил внимание, что она сказала «комнаты», во множественном числе.

– Отлично! – провозгласил Мэсси. Потом, повернувшись к Марен, сказал: – Вы купайтесь, а я погляжу.

Вокруг бассейна росли несколько огромных ив с поникшими, словно от тоски, ветвями. Он был выстроен отдельно от дома и окружен с трех сторон роскошными купальнями. Четырехугольная, ванна была отделана мозаичной плиткой из португальского камня, вроде ляпис-лазури, и за счет этого чистая и прозрачная голубизна воды казалась еще более манящей.

Уединившись в одной из купален, Чессер наткнулся на запас новых плавок. Он выбрал молодежную модель, очень открытую. И обругал себя. Ему хотелось разбить зеркало, потому что он видел там свое отражение. Из соседней купальни донесся смех. Марен и леди Болдинг.

Их веселость взбесила его. Снимая носки, он швырнул один в стену. Носок бесшумно упал на пол. Надо было кинуть ботинок.

Чессер вышел из купальни и увидел на краю бассейна Мэсси. Он сидел, как монарх в ожидании вассалов. У его ног расстилалась непотревоженная гладь. Мэсси махнул рукой, подзывая Чессера, но тот притворился, что не заметил, и пошел к противоположному краю бассейна.

Поверхность воды была неподвижна. Чессер тронул ее ногой – попробовать, холодная ли; потом махнул раза два, чтобы разбежались круги. Он обогнул бассейн и сел на бортике, болтая в воде ногами.

Из купальни снова раздался смех Марен. Чессер со зла вообразил, что там происходит что-то непристойное; потом, мучась раскаянием, заставлял себя в это поверить. Он чувствовал себя покинутым, брошенным наедине со своими страданиями и готовым утешиться, причиняя страдания другим. Даже Марен. Ему фантастически повезло с клиентом – а он прохлопал свою удачу. Из-за собственного разгильдяйства. Чессер задумался, как поступил бы на его месте Уайтмен. Сидел бы дома и подсчитывал прибыль, а ответственность за доставку алмаза взяла бы на себя Королевская почтовая служба. Чессер знал, почему он не отправил камень бандеролью. Из тщеславия. Ему хотелось самому вручить Мэсси этот прекрасный, безупречный бриллиант.

Лучше бы Мэсси нанял кого-нибудь другого. И вообще, с какой стати он выбрал для такой серьезной сделки именно Чессера? Почему не Уайтмена? Чессер не раз задумывался над этим. За неимением другого объяснения он решил, что Мэсси просто хотел помочь ему, растяпе. Но теперь Чессер усомнился. Он сознавал, что разгадка лежит глубже. Мэсси слишком легко отнесся к пропаже камня. Слишком быстро поверил Чессеру.

Из купальни вышла леди Болдинг. В белом бикини. Уверенной походкой направилась к ближнему шезлонгу и бросила туда солнечные очки. Леди Болдинг явно гордилась своим телом – и не без оснований. Она была идеально сложенна, подтянута, в каждом движении чувствовались сила и сноровка. Тугой живот, тонкая, мягко обрисованная талия. Леди Болдинг встряхнула головой, и длинные белокурые волосы рассыпались по плечам.

Чессер, все еще обозленный, наблюдал за ней с противоположного края бассейна, стараясь выискать недостатки. Их не было. Тут он вспомнил слова Марен об эротических пристрастиях леди Болдинг и стал думать об этом. Ему хотелось ослабить произведенное ею впечатление.

За ней вышла Марен. По сравнению с загорелой леди Болдинг, она была кремово-белая. Контраст подчеркивался черным бикини. Марен остановилась у бортика и кокетливо улыбнулась Чессеру. Он помахал в ответ. Она резко повернулась, и Чессер увидел, что у нее на трусиках сзади выкроена круглая дырочка размером с абрикос, выставлявшая на всеобщее обозрение небольшой участок правой ягодицы.

Чессер выдавил улыбку.

– И меня не забудьте! – крикнул Мэсси.

Noblesse oblige1, Марен повернулась и получила полное одобрение Мэсси.

Чессеру почудилось, что глаза старика щелкнули, как затвор фотоаппарата.

Тут подошла леди Болдинг. Они с Марен примерились и нырнули одновременно. Отличные прыжки: обе вошли в воду почти без брызг.

Они плыли под водой. Чессер увидел, что леди Болдинг достигла противоположного края бассейна, легко развернулась, оттолкнулась от стенки и устремилась назад. Марен вынырнула рядом с Чессером. Ее волосы намокли, потемнели и липли прядями.

Она послала ему воздушный поцелуй.

1 Положение обязывает (англ.).

– Поплыли со мной, – весело пригласила она. Чессер передернул плечами.

– Эй, – сказала она. – Я тебя люблю.

– Я знаю.

Мгновение оба серьезно смотрели друг другу в глаза. Марен отцепилась от бортика и, схватив Чессера за ногу, потянула его в воду. Чессер сопротивлялся. Она отпустила. Передразнила его скорбную гримасу, потом подняла к лицу его ногу. Чессеру показалось, что она хочет поцеловать его ногу, но она внезапно впилась в нее зубами, да так, что он едва удержался от крика.

– Зануда! – заявила она.

Оттолкнувшись от бортика, она поплыла к другому краю бассейна, вылезла и легла ничком на один из шезлонгов.

Тем временем леди Болдинг все еще плавала, рассекая воду сильными точными гребками. Потом она тоже вышла на берег, стряхнула с волос воду, обтерла ладонями руки и ноги и легла на шезлонг по соседству с Марен.

Чессер увидел, что Мэсси поднялся и направился к женщинам. Они о чем-то говорили, но Чессер не слышал. Слуга принес высокие бокалы с красным вином. Марен и леди Болдинг взяли по бокалу, но Чессера не позвали. Сам он подходить не стал, и его бокал так и остался стоять на столе. Вода в бассейне уже успокоилась и снова стала гладкой как зеркало.

Чессер встал. Подошел к вышке для прыжков, поднялся на платформу и постоял в нерешительности. Он никогда не был хорошим ныряльщиком. Прыжки напоминали ему долгое падение в воду. Чессер был уверен, что все следят за ним, ждут, что он поразит их каким-нибудь особенным прыжком. Он раскачал помост, подлетел вверх и мешком свалился в воду, подняв фонтан брызг. Кажется, над ним смеялись.

Он поплыл, ударяя по воде ладонями и пиная ее ногами. Куда ему до стремительной грации леди Болдинг. Чессер плыл с открытыми глазами, попеременно видя то небо, то голубые плитки. Он пересек бассейн раз, другой, третий, четвертый и, без желания, по инерции, пятый. Закончив, он вылез на берег по металлической лесенке, а не прямо через бортик, как подобает спортсмену.

Он ожидал, что будет в лучшей форме. Дыхание было частым и затрудненным, но на душе, по крайней мере, полегчало.

Чессер подумал, что теперь можно присоединиться к остальным и выпить свой бокал. Он оглянулся. Марен и леди Болдинг неподвижно лежали на шезлонгах, сняв верх купальника и подставив солнцу спины. Чессер забеспокоился, как бы Марен не обгорела. Мэсси нигде не было видно.

А Мэсси вернулся в дом, прямиком прошел в кабинет на втором этаже и запер за собой дверь. Из ящика стола он достал ювелирную лупу и проградуированные в каратах весы. Потом взял золотое с малахитом яйцо, указательным пальцем надавил пружину, и яйцо распалось на две половинки.

Внутри на ватной подушечке лежал украденный алмаз. «Мэсси».

Мэсси привычно взвесил камень. Получилось чуть больше ста семи карат. Чессер был прав.

Он поднес бриллиант к северному окну. Приладил к глазу лупу и осмотрел камень. У него еще не было случая познакомиться с ним так внимательно. Он с удовольствием обнаружил, что камень безупречен, совершенно безупречен. Чессер его обманул.

Мэсси улыбнулся, не разжимая губ. В окно ему был виден бассейн. Он сжал «Мэсси» в кулаке, словно это был талисман, хотя на самом деле алмаз был только пробным шаром в его игре.

Более чем когда-либо Мэсси был уверен, что Чессер ему подойдет.

Той ночью Чессер спал неожиданно долго и спокойно. Его с Марен комнаты были смежными, и Марен оставалось только смять свою постель, как будто она на ней спала, и перейти в комнату Чессера.

Чувствуя себя виноватым за недавнюю холодность с Марен, Чессер стремился отдать ей должное в постели, и она с чувством приняла его извинения. В четверг утром они долго не вставали, несмотря на жаркое солнце, бьющее в раскрытое окно. Они ласкались, слушали пенье английских птиц и болтали.

Он сказал ей:

– В понедельник мне надо в Лондон.

– Я тоже поеду, заскочу к Милдред. А тебе зачем?

– За алмазами.

Она пробормотала что-то по-шведски и перевела!

– То, что кажется дырявой лодкой, может оказаться кораблем.

– При чем тут алмазы?

– Так, к слову пришлось, – улыбнулась она, легким кивком подчеркивая свой слова.

– А у Микки-Мауса желтые перчатки, – сказал Чессер.

– Ну и что?

– Ничего, просто это ровно такая же чушь.

– Почему?

– Чушь и все тут.

– Да нет, почему у Микки-Мауса перчатки желтые?

– Потому что красные он потерял.

– А вдруг, – глубокомысленно заметила Марен, – он просто не хочет оставлять отпечатки пальцев?

Чессер помотал головой и ошалело посмотрел на Марен.

– У меня к Милдред столько вопросов, – сказала она в потолок.

– Спроси, кто украл алмаз.

– Ладно, – задумчиво кивнула она.

Чессер смотрел на нее, восхищаясь бесценными серебряными крапинками у нее в глазах. Он пододвинулся ближе и увидел в ее зрачках себя. Ему хотелось отражаться в них всегда.

Он спросил:

– Что вас вчера так развеселило?

– Когда это?

– В купальне.

– А, мы гляделись в зеркало. Леди Болдинг и я. Мы как разные странички в одной книге. Соседние странички.

– И что?

– Либо она натуральная блондинка, либо здорово красится.

Чессер заинтересовался, но не подал вида.

– Вы отпускаете друг другу комплименты, – начал он, но тут же осознал, что вторгается в запретную для него область. Он ощутил укол ревности.

– Мы такие разные, – пожала плечами она.

– Я это и хотел сказать.

– Она мне нравится.

Чессер подумал было, что Марен над ним насмехается, но она казалась искренней.

– Она к себе очень беспристрастна, – продолжала Марен.

– Да ну?

– По крайней мере, при мне.

– Ну, теперь-то она не стеснялась? Целовала тебя?

– В плечо.

Чессер был уверен, что она его разыгрывает.

– И ты не возражала?

– Я не заметила, как она подошла. – Но ты, конечно, не удивилась.

– Конечно, нет.

– А что было потом? – спросил он.

– Ничего особенного. Она меня уговаривала надеть прозрачный купальник. Чтобы тебя развеселить. Я ей сказала, что тебя этим не проймешь. Тогда она предложила надеть его ради Мэсси. Но, по-моему, Мэсси в благотворительности не нуждается. Это ее насмешило. Потом я согласилась надеть его ради нее, раз уж ей так неймется.

– Зачем ты так сказала?

– Хотела смерить ей температурку.

– Ну и как – жар?

– Еще какой.

– Поосторожнее с ней.

– Почему?

– Может завариться такая каша, что не расхлебаешь.

– Кто не расхлебает?

– Спроси у Милдред, – отрезал Чессер.

Она пододвинулась к нему и нежно обняла.

– Я с тобой, – серьезно сказала она.

– Ага, – ответил он, делая вид, что не верит.

– Все будет хорошо, – шепнула она, лаская его так, как он больше всего любил.

Марен его не убедила – он все равно настороженно присматривался к леди Болдинг. Признаки, на которые он сначала не обратил внимания, теперь стали очевидны. Всякие мелочи, вроде того, что Марен сидела на небольшом плюшевом диване слишком близко к леди Болдинг, тревожили его. Каждое прикосновение, пусть даже самое легкое, казалось намеренным. Внешний облик леди Болдинг только осложнял дело: ему трудно было видеть в ней соперницу, ведь он сам находил ее необыкновенно привлекательной.

Его домыслы на самом деле объяснялись довольно просто: он винил себя за провал с бриллиантом. Думать о возможной измене Марен было мучительно, но в то же время отвлекало от мыслей о краже. Сколько бы Марен ни уверяла его, что у него нет повода для беспокойства – это не поможет. Причина была в другом. Чессер был недоволен собой.

Ночью, держа Марен в своих объятиях, он мог быть спокоен. Но только тогда. Рядом с леди Болдинг он чувствовал постоянное напряжение, беспокойство, неуверенность. Ему хотелось дать отпор леди Болдинг, но он был угнетен и подавлен: ему приходилось бороться со своим горем в одиночку.

Чессеру казалось, что Марен нарочно делает авансы леди Болдинг. Похоже, ей нравилось чувствовать себя объектом двойного внимания.

В какой-то степени он был прав. Эта ситуация доставляла удовольствие Марен, но больше ее не в чем было упрекнуть. Она просто не заметила, что Чессер ужасно расстроен, и уж тем более не хотела быть с ним такой жестокой. Она никогда так с ним не поступала. Ей это казалось просто безобидным развлечением; было скучно, а интуиция подсказала, что леди Болдинг произвела на Чессера сильное впечатление. В таком случае самый лучший метод – немножко подразнить его. Кроме того, ее тщеславию льстило, что такая красотка мечтает о ней. Не говоря уже о том, что приключение казалось немного рискованным, и, естественно, это делало его еще привлекательней в глазах Марен.

Дальнейшие события этого субботнего дня были весьма симптоматичны. Еда была изысканна, и от сытости Чессера клонило ко сну. Он собирался пойти немного подремать и думал, что Марен к нему присоединится, но та решила отправиться на прогулку. Леди Болдинг тоже была настроена погулять, и это особенно встревожило Чессера.

Стараясь казаться равнодушным, Чессер прошел в свою комнату. Из окна он увидел удалявшиеся силуэты двух женщин. Надо немного побыть одному, расслабиться. Не стоит волноваться из-за Марен. Он в ней абсолютно уверен. В самом деле?

Он спустился вниз и пошел за женщинами.

Они уже скрылись из виду, но Чессер пошел в том же направлении и вскоре увидел розовое платье Марен, а рядом – голубое леди Болдинг. Они появились из-за деревьев и пошли вверх по пологому зеленому холму, по-прежнему оставаясь в обширных владениях Мэсси. Чессер следил за ними с безопасного расстояния, сам не зная, что он будет говорить, если они его заметят. Наверное, скажет, что наблюдал за птицами. Получится вполне правдоподобно.

Он смотрел, как они взбираются на холм; идут почти рядом, вполне возможно, держатся за руки. Когда леди Болдинг и Марен достигли вершины, он не увидел между ними полоски света – они идут, прижавшись друг к другу. Теперь женщины скрылись за гребнем.

Чессер знал, куда они шли: за ними тянулся след примятой травы. Подойдя к вершине, он решил проползти оставшиеся несколько футов и посмотреть на них сверху. Однако в этот момент в нем вдруг проснулось чувство собственного достоинства. Он ужаснулся своему поступку и понял, насколько глупо себя ведет. Резко повернувшись, он пошел назад, к дому.

Чессер так и не увидел, как леди Болдинг и Марен лежали в небольшой низинке, наполовину скрытые густой травой. Их поза была совершенно невинной: ноги почти соприкасались, головы в разные стороны – стрелки часов, голубая и розовая, показывающие ровно шесть. Они о чем-то болтали, и палец леди Болдинг легонько щекотал босые ноги Марен, которая, казалось, не замечала или не придавала этому значения.

Поднявшись на обратном пути на небольшой пригорок перед домом, Чессер услышал, как в воздухе что-то просвистело и шлепнулось неподалеку от него. Мячик для гольфа. Он осмотрелся и увидел Мэсси, замахнувшегося для следующего удара. Чессер пригнулся и пустился бегом, чтобы поскорее убраться из-под обстрела. Он услышал, как над ним просвистел еще один мяч. Похоже, Мэсси нарочно целился в него. Он сказал про себя пару теплых слов в адрес Мэсси, быстро простил его, решив, что старикашка просто не видит, куда кидает.

Все тот же Хикки унес клюшки для гольфа, и, когда Чессер подошел, Мэсси уже сидел за столом на открытом воздухе.

– Выпейте, – предложил Мэсси. Чессер с радостью согласился.

– Только что мне звонили из сыскного агентства, о котором я вам говорил. Похоже, они что-то разнюхали. Но пока не узнают наверняка, никогда ничего не скажут. Это профессионалы высокого класса. Они обещали мне прислать отчет в понедельник, во второй половине дня.

Чессер был заинтригован, и ему не терпелось узнать, что сделано, но он решил подождать, пока Мэсси сам не заведет разговор. Он не верил, что можно найти бриллиант, даже при тех огромных возможностях, которыми располагал Мэсси, но это сообщение, похоже, подавало надежду. Однако он по-прежнему рассчитывал, что Мэсси его простит. Но тут-то он просчитался. У Мэсси были свои соображения.

– Если не ошибаюсь, вы возвращаетесь в Лондон в понедельник, – сказал Мэсси.

– Да, приходится.

– В Систему?

Чессер кивнул. Мэсси продолжал:

– Офис одной из моих дочерних компаний находится там же, на Хэрроухауз. Следующий дом за номером одиннадцать, «Мид-Континентал Ойл». Так-то вот.

– Меня это удивило.

– Она занимает дом номер тринадцать уже много лет. – Я имел в виду, что вы назвали дом номер одиннадцать Системой. Так ее называют только те, кто ведет с ней торговые операции.

– Интересное дело – бриллианты, – вдруг сказал Мэсси, глядя куда-то вдаль.

Чессер хотя и злился, но чувствовал себя гораздо лучше. Питье оказалось весьма приятно на вкус, и к нему вернулась уверенность в своих силах. Хватит любовных глупостей. Сейчас он расскажет Мэсси парочку потрясающих историй про бриллианты. На посторонних они всегда производят впечатление.

– Знаете, что говорили об алмазах древние персы?

– Да, – сказал Мэсси. Получилось так, будто он зажал Чессеру рот рукой. – Раньше персы верили, что драгоценные камни, алмазы в том числе, создал Сатана – Бог творил только полезные вещи. Сатана хотел разжечь человеческую алчность.

Наверно, старый хрен прочел это где-нибудь и случайно запомнил. Чессер выбрал еще одну историю из своего репертуара. Знаменитая кража драгоценностей французской короны в 1792 году. Тут были замешаны политические интересы. Был украден алмаз «Хоуп», известный впоследствии как Голубой Таверньер. Чессер начал:

– В тысяча семьсот девяносто втором…

– В Бирме, – перебил его Мэсси, – слово «чайн» означает одновременно мышьяк и алмаз. Бирманцы считают: и то и другое губительно.

Этого Чессер никогда не слышал.

– Так думают многие люди, – продолжал Мэсси.

– Я тоже начинаю верить в это, – сказал Чессер с горькой усмешкой.

– В шестнадцатом веке Челлини пытались подсыпать в салат алмазную пыль, веря, что это приведет к мгновенной смерти.

– Мария, королева Шотландская, носила алмаз для защиты от яда, – ухитрился вставить слово Чессер.

– Три алмаза, – поправил его Мэсси. – От опасности, болезни и яда. Жаль, что у нее не было еще одного – от топора.

Он улыбнулся и опять не дал Чессеру сказать хоть что-нибудь.

– Когда представишь, в скольких убийствах и войнах виноваты алмазы, невольно проникаешься мыслью, что персы были правы насчет Сатаны. А вы как думаете?

– Не знаю.

Чессер хотел поразить Мэсси своими познаниями, но тот, очевидно, много знал об алмазах. Чессер решил сменить тему. В холле он заметил прекрасный рисунок Климта: женщины-любовницы с распущенными волосами.

Где Мэсси достал его?

Мэсси пропустил его вопрос мимо ушей.

– Хорошо, пусть алмазы изобрел Дьявол, – сказал он, – но Система должна благодарить силы ада за то, что они контролируют рынок. – Он сделал паузу и добавил с горечью: – Может, она так и делает.

Это был точный удар. Чессер почувствовал, что он и миллиардер поняли друг друга без слов. Система не нравилась им обоим. Однако Чессер не думал, что Мэсси ненавидит ее так же, как и он. У него нет на то оснований. Вполне возможно, он начал этот разговор, чтобы прощупать Чессера. Мэсси может оказаться личным другом Мичема или сэра Гарольда.

– Вот над чем стоит подумать, – продолжал Мэсси, – сколько алмазов выкачала Система из своих месторождений и из других источников за последние двадцать лет?

Чессер пожал плечами с безразличным видом.

– Не забудьте, что я говорю только о ювелирных алмазах, а не о промышленном мусоре. Попробуйте догадаться.

– Понятия не имею.

– Примерно восемьдесят миллионов карат, – сообщил Мэсси.

– По вашим оценкам?

– Это точные данные.

– На чем они основаны?

– На ежегодных отчетах Системы.

В этот момент солнце скрылось за облаком и все вокруг померкло. Легкий ветер доносил до Чессера запах клевера. Он повернулся, чтобы насладиться его ароматом, и сидел лицом к дому, спиной к склону холма.

Мэсси продолжал:

– Теперь разрешите мне спросить вас вот о чем: сколько ювелирных алмазов продала Система за эти двадцать лет?

– Все, что у нее были.

– Ни в коем случае.

– Сколько же тогда? – спросил Чессер из вежливости – ему было все равно.

– Шестьдесят миллионов карат.

Мэсси помолчал, чтобы эта цифра дошла до сознания Чессера. Но тот не мог понять, в чем тут дело и что Мэсси хочет этим сказать. То, что Система получает много алмазов и продает много алмазов, не произвело на него никакого впечатления.

– Вычтите из общего количества сколько было продано, – пояснил свою мысль Мэсси.

– Получается двадцать миллионов карат.

– Это столько, сколько Система оставила себе. Колоссальные запасы, увеличивающиеся примерно на миллион карат каждый год. Сейчас накоплено двадцать миллионов карат. Это основополагающее правило для картелей. Спрос всегда должен немного превышать предложение, чтобы цена постоянно росла. С 1960 года количество бриллиантов практически удвоилось. Однако их акции выросли в цене, и гораздо больше, чем акции промышленных компаний, например, где рост стоимости акций – всего двадцать пять процентов – немногим больше, чем рост стоимости жизни.

– Что делает алмазы неплохим вложением капитала.

– Вроде того.

– Многие строят на них свои состояния. Мэсси ответил кивком.

– Представьте, в один прекрасный день эти двадцать миллионов карат, припрятанные Системой, попадут на рынок и найдется человек, который сможет распродать их.

– Такого никогда не будет. Иначе снизится цена.

– Цена мгновенно упадет почти до нуля. Бриллианты не будут стоить ничего.

– Тогда Системе тем более стоит попридержать свои запасы. Двадцать миллионов карат должны оставаться у них.

– Двенадцать миллиардов долларов. Сколько это алмазов! Вы только представьте!

Чессер пытался, но это было трудно.

– Это около четырех тонн драгоценных камней, – Мэсси продолжал подбрасывать пищу его воображению.

Теперь и Чессера захватила эта идея. Мэсси ясно видел это.

– Где, по-вашему, все эти алмазы сейчас? – спросил он.

– В Йоганнесбурге, – попробовал угадать Чессер. Мэсси покачал головой.

– Вы, наверно, сотни раз проходили прямо над ними. В доме одиннадцать, на Хэрроухауз.

Чессер представил себе Мичема, с важным видом восседающего на груде алмазов стоимостью двенадцать миллиардов долларов.

– Над этим стоит подумать, – сказал Мэсси и тут же поднялся, чтобы поприветствовать леди Болдинг и Марен, вернувшихся с прогулки. Обе разомлели; им хотелось пить.

ГЛАВА 10

в ту же среду, только немного пораньше, когда стало ясно, что Чессер не приедет в «Коннахт», Коглин приказал немедленно обшарить все лучшие отели Лондона. Когда ни в одном из них Чессера не оказалось, Коглин послал Мичему свое заключение. Он не упомянул, что Служба Безопасности прекратила слежку за Чессером.

Он просто воспользовался теми сведениями, которые получил от своих агентов, и добавил к ним то, что считал нужным, желая отвести от себя подозрения в некомпетентности.

Это было несложно и очень разумно. Стоит признать существование малейших несовпадений – сложится впечатление, что ты не справляешься со своими обязанностями. Коглин считал, что Чессер не стоит такого внимания. По его мнению, Мичем придавал покупке крупного камня слишком большое значение. Он подозревал, что у Мичема есть своя причина держать Чессера под персональным контролем. Свой особый тайный интерес. Пусть так – он будет делать, что ему скажут. Но они потеряли Чессера, и теперь поздно указывать начальству на его ошибки. Им некогда будет работать, если уделять столько внимания всякой мелочи, вроде Чессера.

В свой доклад он включил отчеты нескольких самых надежных агентов Системы: подробные документальные свидетельства каждого часа жизни Чессера, подтверждающие ложь, что покупателем того большого камня была его богатая подружка. Она дала ему деньги на осуществление сделки и теперь является владелицей камня. Вся сделка была проста следствием их личных взаимоотношений. Отсюда Отдел Безопасности делает вывод, что Чессер не заслуживает никакого вознаграждения за эту продажу. Персональный контроль с Чессера был снят, и участвовавшие в нем агенты получили задание заняться другими, более неотложными делами.

Доклад вложили в досье Чессера и в срочном порядке отправили Мичему на противоположную сторону улицы. Коглин также послал четыре коробки с цветными слайдами, рассортированными в том порядке, в котором они были сняты в лугах и лесах Шантийи. Коглин не сомневался, что эти слайды покажутся Мичему весьма важным вещественным доказательством, требующим многих часов внимательного изучения.

Как он и думал, меньше чем через час Мичем позвонил и выразил благодарность Службе Безопасности за проведенную работу. Он с удовлетворением отметил, что выражавшееся в докладе мнение об ограниченных способностях и незначительности Чессера совпадает с его собственным. Мичем также согласился с тем, что необходимость держать Чессера под постоянным наблюдением отпала. «Мы и так уделили ему слишком много внимания», – прибавил он немного извиняющимся тоном. Словно только сейчас вспомнив, Мичем упомянул слайды. Он уже просмотрел их, но хотел оставить у себя для более внимательного изучения.

Таким образом, Коглин отделался от Мичема, а Чессер ускользнул от бдительного ока Системы.

ГЛАВА 11

– Я просто хотела проверить.

– Себя или меня? – спросил Чессер.

– Конечно, тебя, – ответила Марен. – Влюбленные часто испытывают друг друга.

– Это ребячество.

– Напротив. Это совсем не по-детски. Ты тоже так со мной поступал.

– Не было такого. Когда?

– Много раз.

– Слушай, ты не можешь привести ни одного примера.

– Да сколько угодно. Я просто выбираю.

– Это женские штучки. Мужчины так никогда не поступают.

– А как же та шлюха в Каннах?

– Я не помню ни одной шлюхи в Каннах.

– Рассказывай сказки: не помнишь.

– Какая шлюха?

– Это проверка! То, что ты сейчас сказал «какая». Как будто их там был десяток.

– Я ничего не имел в виду. Просто я не понимаю, о какой шлюхе идет речь. Я ни с какой шлюхой в Каннах не разговаривал.

– Может, это было в Сен-Тропезе. Неважно. Ты засунул руку ей под блузку и даже не пытался это скрыть. Ты хотел, чтобы я тебя увидела.

– Это какая-то чушь.

– Нет. Я хорошо запомнила, потому что переживала.

– Ты мне тогда ничего не говорила. – Конечно. Ведь ты этого и добивался.

– Это была не шлюха. По крайней мере, я в этом не уверен.

– А по-моему, точно шлюха.

– Ты делаешь из мухи слона. Мне и в голову не приходило, что ты будешь придавать этому какое-то значение.

– Да, понятно. Ты якшаешься со всякими проститутками, а я только молчу и тихо радуюсь.

– Мне было просто интересно, вот и все. – Что именно?

– Она уверяла, что у нее искусственная грудь из силикона.

– Признайся, по крайней мере, что ты хотел меня проверить.

– Ну, хорошо. Я хотел проверить. Ее.

– Ты хотел проверить меня. Тебе интересно было посмотреть, рассержусь я или сделаю вид, что ничего не случилось. Я знала, чего тебе хочется, ну и промолчала.

– Таковы, значит, правила игры?

– Это не игра, это серьезно.

– И вчера вечером все было на полном серьезе?

– Конечно.

– Мне бы не хотелось в это верить.

– Ты все еще любишь меня? – спросила она.

– Я все еще люблю тебя.

– Я знаю.

– Но мне совсем не нравится, когда ты демонстрируешь голую задницу, стоя на вышке, а они сидят и смотрят на тебя, А когда Мэсси попросил тебя прыгнуть еще раз, я почувствовал, что еще немного и я зашвырну его в бассейн прямо в рубашке и брюках.

– Именно поэтому я так себя и вела. Я знала, что тебе это не нравится, но ты все же любишь меня. Так же сильно. Несмотря ни на что. Ты сам, наверно, испытывал то же самое, когда щупал эту шлюху.

– Для того чтобы я разлюбил тебя, нужно гораздо больше.

– И насколько больше?

– Никогда не узнаешь, пока это не произойдет.

– В самую точку.

– Правда, зачем ты это сделала?

– Кроме проверки, ты имеешь в виду? – Ну, ладно. Кроме проверки.

– Леди Болдинг раззадорила меня.

– А шампанское убедило окончательно.

– Вообще-то я выпила только два стакана, но все равно спасибо за подсказку.

– А что тебе потом сказала леди Болдинг?

– Ничего особенного.

– Передала благодарность от Мэсси, я полагаю.

– Нет, свою собственную.

– Ей-то какая разница? Она и раньше тебя видела раздетой.

– Все зависит от обстоятельств.

– Я не верю тому, что ты про нее говоришь.

– Но это правда. Просто тебе не хочется в это верить. – Мне абсолютно безразлично.

– Большинство мужчин считает красивых лесбиянок досадной ошибкой природы.

– А женщины так не думают?

– Перейди в другой ряд, милый. Не надо тормозить.

– Нам еще повезло, что мы едем не рано утром, когда все дороги забиты.

– Мы должны туда вернуться сегодня?

– Да.

– Зачем?

– Так хочет Мэсси.

– Ты работаешь на него?

– Он получил результаты расследования. Хочу на них взглянуть.

– В таком случае мы завтра поедем кататься верхом.

– Кто это «мы»?

– Ты можешь к нам присоединиться. Думаю, леди Болдинг не будет возражать.

– Кончай свою проверку, – Ты усвоил урок.

– Я знаю, чего добиваются Мэсси и его леди Болдинг. Они хотят отделаться от меня и заняться тобой. Мне начинает казаться, что я приставлен к тебе в качестве компаньонки.

– Тебя послушать – вылитая старая дева.

– Я защищаю свои интересы.

– Ты смело можешь поручить это мне.

– Честно?

– Клянусь всем, чем только можно.

– Ты успеешь покончить свои дела с Милдред до полудня?

– Наверно. Я надеюсь, что она даст мне возможность поговорить с Жаном-Марком.

– Не сомневаюсь, что у нее получится. Слушай, давай пообедаем где-нибудь, Ты и я, и больше никого. Для разнообразия.

– Я хочу поцеловать тебя. Прямо сейчас.

– Всегда к твоим услугам.

– Я хочу поцеловать по-настоящему. – Попроси хорошенько, и я подвинусь.

– Ну уж нет. У тебя на уме одни алмазы. Я ТОЧНО могу сказать, Я тренирую свою психологическую чувствительность. С каждым днем получается все лучше и лучше. Милдред говорит, что у меня необыкновенные способности.

– Я всегда так думал.

– Знаешь, кресла с вогнутой спинкой для этого ужасно неудобны.

– Почему ты не заказала обыкновенные сиденья, когда покупала машину?

– Что поделать! Недостаток предвидения, возможно, единственный мой изъян. Интересно, а если попробовать вот так, хм?

– Тебе так удобно?

– Все зависит от того, что ты чувствуешь.

– Сейчас узнаешь.

– Это хорошо.

– Следи за грузовиками. Шоферы грузовиков известные вуайеристы, любят подглядывать за парочками.

– А ты не давай им обгонять нас.

– Отлично, держись.

– Я люблю тебя.

– Я знаю. Но ты все равно докажи.

Все получилось замечательно. Даже лучше, чем они ожидали. «Феррари» подъехал к дому номер одиннадцать на Хэрроухауз немного раньше девяти тридцати.

– Ровно в полдень в «Рице», – сказал Чессер, уступая Марен место водителя, которая перелезла через рычаг коробки передач, ничуть не смущаясь задравшейся юбки. Она приподнялась, чтобы расправить ее, но оставила складки, собравшиеся спереди, и колени остались открытыми. Потом она перевела ручку на первую скорость и пообещала:

– Я буду там.

Он нагнулся, чтобы поцеловать ее на прощание. Она подставила щеку, выжала сцепление, мотор взревел на пятидесяти тысячах оборотов в минуту, и мощная машина, сорвавшись с места, умчала ее прочь.

Никогда раньше Чессер не входил в дом номер одиннадцать с такой уверенной небрежностью, искренне улыбаясь Миллеру при входе.

– Я приехал рано, – сказал Чессер.

– Да, сэр, – согласился Миллер.

– Может, они примут меня сейчас, спросите, Миллер снял трубку.

Чессер остался стоять поблизости. Почти машинально ой принялся выстукивать какой-то веселенький мотивчик. Он поймал себя на этом и тут же остановился. Чессер чувствовал себя сильным и ловким, он мог сейчас прыгнуть высоко-высоко.

– Вам назначено на десять, сэр, – сообщил Миллер.

– Они хотят, чтобы я подождал?

– Да, сэр.

Чессер согласен был подождать. Может, у них там сейчас Уайтмен или еще кто-нибудь из важных персон. Наверно, всех, кто получает большие пакеты, они поместили по расписанию в начало недели.

Он сидел на старинной скамейке и смотрел на знакомый зимний пейзаж, который казался ему сейчас еще белее и ярче, чем обычно. Чессер закурил и теперь сидел и смотрел на дым, растворявшийся в кондиционированном воздухе вестибюля. Ему в голову пришли мысли о Мэсси, но они не очень огорчали его. Чессер надеялся, что частные сыщики, нанятые Мэсси, сумеют распутать это дело. Хотя Мэсси и не говорил этого, он верил, что они отыщут бриллиант, так хорошо ему знакомый. Мэсси сказал, что они получат ответы на все свои вопросы, и Чессер перестал беспокоиться. Его мысли обратились к предстоящему просмотру.

Чессер действительно ждал его с нетерпением. Он нисколько не сомневался: недавняя крупная сделка повлияет на его положение в Системе. У них такой порядок. Эта покупка – гарантия успеха: должно стать больше камней, а сами камни крупнее и лучшего качества. Может быть, на сей раз алмазов будет раза в два больше, чем обычно. Как минимум. Ведь он доказал им, что ему по силам большие дела.

Подошел Миллер, держа в руках пепельницу. Он не поставил ее на стол. Просто стоял рядом и держал. Чессер стряхнул пепел; Миллер продолжал стоять с застывшей улыбкой на лице. Чессеру это надоело, и он загасил сигарету.

И тут он вспомнил, что говорил Мэсси о запасе камней, которыми владеет Система. Стоимостью двенадцать миллиардов долларов. Где Система хранит их? Чессер глянул вверх, потому что пакет ему всегда вручали там. Мэсси вроде говорил, что они ходят по алмазам; очевидно, камни хранятся где-то внизу. Ну, разумеется. Наверняка у них есть подземное хранилище. Чессер представил себе горы неотшлифованных ювелирных алмазов, стоимостью двенадцать миллиардов долларов. Эта мысль подействовала на него угнетающе; какой бы величины ни был его пакет, по сравнению с этим количеством он все равно будет ничтожно мал. Чессер старался не думать об этом, чтобы вернуть приподнятое настроение, в котором он пребывал с утра. Но этот образ преследовал его. Двадцать миллионов карат, если верить Мэсси. Больше четырех тонн. Система припрятала их и выдает по чуть-чуть за хорошее поведение. Жлобы.

– Вы можете подняться наверх, мистер Чессер, – сказал Миллер.

Ноги Чессера как будто налились свинцом. Он шел через вестибюль, и у него появилось странное чувство, что сейчас он провалится сквозь пол и окажется по пояс в алмазах. Еще только поднимаясь по лестнице, он уже хотел побыстрее спуститься вниз. Интересно было бы посмотреть на груды алмазов стоимостью двенадцать миллиардов долларов.

В комнате для просмотров Чессер ожидал увидеть Мичема. Но там был только Уотс. Мичем, наверное, сейчас подойдет. Пока можно извиниться перед Уотсом. Он торопился покончить с этим до прихода Мичема.

– Я прошу прощения, что не показал вам алмаз после огранки.

– Он хорошо получился?

– Великолепно. Вильденштейн огранил его овалом, как вы советовали.

– Я рад это слышать, сэр.

– Мне пришлось послать его с заказной почтой.

– Я понимаю, сэр.

– Мне очень жаль, что вы его не видели. На самом деле, жаль.

– Не все получается так, как нам хочется, – сказал Уотс, Чессер подумал, что Уотс выглядит хуже, чем когда он видел его в прошлый раз. За прошедший месяц он постарел на много лет.

– Ваш пакет готов, сэр, – сказал Уотс.

Конверт, такой же как обычно, лежал на столе, покрытом черным велюром.

– Мы ведь ждем Мичема?

– Он доверил это дело мне, – сказал Уотс, – если, конечно, вы не возражаете, сэр.

Чессер был разочарован. Присутствие Мичема должно было быть частью его триумфа. Самые важные просмотры обычно проводил Мичем. Чессер хотел прочесть на лице Мичема подтверждение, что он включен в число избранных.

– Не возражаю, – солгал он. – Мне все равно. Чессер взглянул на часы.

– Я немного опаздываю. Думаю, я не буду их смотреть. У меня назначена встреча с клиентом; намечается еще одна крупная покупка.

Он широко улыбнулся.

– Может, вы все-таки посмотрите, сэр?

– Не стоит.

– Как скажете, мистер Чессер.

– Сколько здесь?

Как раз в тот момент, когда Чессер спрашивал о Цене, Мичем вставлял слайд в портативный 35-миллиметровый диаскоп. Когда Чессер приехал, Мичем стоял у окна и смотрел вниз, на решительные и уверенные движения Чессера, его элегантный вид, дорогую машину с открытым верхом и девушку. Красивую, молодую девушку, уверенную в своей привлекательности, но не придававшую этому ни малейшего значения.

Эта девушка занимала воображение Мичема. Примерно в минуту он разглядывал ее незагорелые ляжки и необыкновенные длинные волосы. Ему хотелось верить, что в любви она повелительница, что ей нравится, когда ей служат, ей подчиняются. Он стоял и смотрел, пока она не уехала. Потом, не желая расставаться с ней, он торопливо, чтобы удержать состояние блаженства, навеянное фантазиями, отпер ящик стола, Достал диаскоп, включил его и вставил слайд.

Все снимки, которые прислал Коглин, были не в его вкусе. Мичем отобрал штук двадцать – с его точки зрения, наиболее сносных. Те, на которых девушка была внизу, а Чессер сверху, просто бесили его. Ему неприятно было видеть ее, распростертую на земле подобным образом, а мысль, что ей это нравилось, полностью выводила его из равновесия. Чессер – невежа; в любви он остался на школьном уровне, а такая очаровательная любовница требует покорности и смирения. Чессер был помехой, которую следовало убрать. Он все портил, но чем дольше Мичем смотрел на снимки, тем труднее ему было заменить изображение Чессера своим собственным. Но это еще не все. Даже те слайды, которые Мичем отобрал, он видел уже столько раз, что они перестали действовать на него возбуждающе.

Сейчас он рассматривал тот, который считал наиболее вдохновляющим из всех. Слайд был снят телеобъективом. Марен во весь рост, ноги слегка разведены, голова поднята. Она выглядит надменной, величественной. Рот раскрыт, с губ готовы слететь слова приказа. Чессера почти не видно; он не в фокусе, на дальнем плане. По этому снимку его нельзя узнать.

Глядя на слайд, Мичем решил, что сегодня он уйдет пораньше и воспользуется тем, что в Лондоне легко остаться неузнанным. Хватит с него тех двух тоскливых дней, которые он провел за городом в обществе жены и взрослых детей, приезжавших погостить со своими семьями, – скука смертная. Подумав, он решил, что не станет звонить старой подруге. Он найдет новую.

Желательно рыжую.

– Сколько? – только что спросил Чессер.

– Пятнадцать тысяч, – ответил Уотс, опустив голову. Чессер был уверен, что ослышался, – Пятнадцать тысяч?

Уотсу было неприятно повторять такое, однако, пришлось еще раз произнести это вслух, теперь отчетливо.

– Пятнадцать тысяч.

Чессер молчал. Затылок у него горел. Кисти рук стали твердыми и тяжелыми. Казалось, они вот-вот взорвутся.

– Я пас, – наконец произнес он. – Что, простите?

– Мне не нужен этот пакет. Я отказываюсь.

– Может, вы все-таки взглянете на него, – предложил Уотс, пытаясь помочь.

– Нет. Я надеюсь, что эта комната прослушивается. Я в этом не сомневаюсь. Так вот: Мичем может засунуть эти вшивые камушки себе в задницу. Этому мерзавцу только того и нужно. Алмазы – самая твердая на свете вещь. Как раз то, о чем он мечтал.

Уотс покачал головой, но не осуждая, а скорее наоборот, одобряя его действия. Чессер вышел из зала для просмотров, спустился вниз, не говоря ни слова прошел мимо Миллера и вышел на улицу. Входная дверь дома номер одиннадцать захлопнулась за ним навсегда.

Чессер вышел на Холборн, взял такси и велел шоферу везти его в «Риц». Ему нужна была Марен, нужна прямо сейчас. Он только что совершил профессиональное самоубийство.

Было только половина одиннадцатого, и Марен придет еще не скоро. Он развязал галстук, стащил его и засунул в карман. Потом снял пиджак, расстегнул запонки и закатал рукава. Он пытался сбросить гнетущее чувство, расслабиться.

Система просто рехнулась. Неужели Мичем думал, что он возьмет пакет еще дешевле предыдущего. Да ладно. Теперь вообще не будет никаких пакетов. Никогда.

Возможно, это только временный побочный эффект, но, черт возьми, ему было хорошо. Однако, когда такси оказалось в западной части города и в окно он увидел спешащих по делам людей, его настроение упало. Он уныло ссутулился и постарался ни о чем не думать. Это было невозможно, и тогда он стал думать только о приятных вещах, вроде того, как он посоветовал Мичему засунуть эти алмазы себе в задницу. Интересно, слышал ли Мичем? Он все равно узнает, можно не сомневаться.

Чессер вспомнил отца, уже давно умершего. Наверное, ему не раз хотелось поступить так же, и он так бы и сделал, если бы не ответственность за семью. Чессер хотел в это верить.

– Я выйду здесь, – сказал он шоферу.

Он был на Шафтсбери авеню, сразу за Чаринг Кросс-роуд. Ему было все равно, куда идти. Он просто хотел выбраться из такси, где чувствовал незримое присутствие покойного отца.

Он дал водителю фунт: хотел убедить самого себя, что ему на все плевать, и, повернувшись, пошел по улице, одной рукой держа за вешалку перекинутый через плечо пиджак, в другой руке – «дипломат». Чессеру казалось, что он совсем не такой, как другие пешеходы, слишком занятые своими делами, чтобы обращать на него внимание.

Чессер точно знал, где находится. Он повернул на Дин-стрит и решил сделать вид, что он обычный американский турист. В самом деле, может, он такой и есть: гостиницы давно заменяют ему родной дом. Как бы входя в роль, он глазел на витрины магазинов, не пропуская ни одной. Ему на глаза попалась небольшая вывеска, которая гласила:

РЕЗИНОВЫЕ ИЗДЕЛИЯ НА ЗАКАЗ

Второй этаж

Он почувствовал себя на диво нормальным человеком, очевидно, по контрасту. Сейчас он был в центре Сохо. В этом районе собрано все, что служило для удовлетворения различных сексуальных причуд и желаний. Самый воздух был тут пропитан похотью.

Господи, что он тут делает? Но у него сразу же нашлось оправдание: надо просто убить время. Ему и в голову не приходило, что он оказался здесь сознательно: хотел посмотреть на коммерцию более низкого уровня, но гораздо более надежную, чем торговля драгоценными камнями.

Он зашел в галерею, где располагались игральные автоматы. Проходя, он обратил внимание, как много народу собирается здесь в это время дня. Он был удивлен. У всех было одинаковое выражение лица. Оно не менялось – выигрывали они или проигрывали.

Чессер разменял фунт монетами по пенни. Двести сорок английских пенни. Он переходил от автомата к автомату, тратя на каждый по несколько минут и монет и, наконец, остановился перед большим столом со сверкающим медным прямоугольником в центре. Идея игры была проста: надо попасть монеткой в лунку. Одно попадание приносило пять пенни. Чессер сделал несколько попыток и один раз почти попал. Он остановился: его заинтересовал мужчина, бросавший с другой стороны. Руки у этого человека были грязные, а костюм измятый и поношенный.

Тот, очевидно, считал это занятие весьма серьезным делом. Наверное, он видел в этом свое призвание, ведь у него здорово получалось. По крайней мере одна из трех брошенных монет попадала в лунку, тем самым принося ему прибыль, хотя и небольшую. В конце дня ему, может быть, хватит, чтобы заплатить за ночлег, кружку пива и яблочный пирог.

Чессер попытался сымитировать его манеру бросать, полагая, что в этом-то и заключается весь фокус. Но у него ничего не вышло. Его монетки попадали мимо лунки, будто кто-то отклонял их магнитом, и скоро ему надоело. Потеряв терпение, он швырнул все оставшиеся монетки сразу полной горстью. Большинство скатилось по желобу. Другие лежали бесполезными кучками. В лунки попало всего несколько штук.

Ему надоело торчать в Сохо, и он ушел. Часы показывали одиннадцать тридцать; до прихода Марен оставалось только полчаса. Пора было идти в «Риц» и ждать ее там.

Но пока он шел по Бревер-стрит, по-прежнему оставаясь в Сохо. Ему не терпелось скорее оказаться в «Рице», и он шел, не глядя по сторонам. И напрасно. Если бы он сейчас оглянулся, то увидел бы Мичема и, скорее всего, узнал бы его, хотя тот стоял к нему спиной и читал объявления на доске рядом с магазином, торговавшим порнографией. Мичема интересовали объявления, отпечатанные на машинке на небольших, четыре на пять, карточках. Мичем пытался решить, какое из двух выглядит более многообещающим:

«Красивой, строгой гувернантке требуются ученики, желающие пройти полный курс примерного поведения. Кожаной униформой обеспечу. ВЕЛ-2894»

или:

«Молодая девушка, властная, умеющая отдавать приказы, наймет приходящего помощника для работы по дому. Контракт обязателен. СХЕ-9438»

Если в Сохо на Чессера никто не обращал внимания, то здесь, в «Рице», он сразу стал объектом для множества неодобрительных взглядов. Он занял место поближе к выходу на Пикадилли: оттуда должна была появиться Марен. Однако не успел он усесться на покрытое дамасским ковром сиденье, как к нему подошел один из официантов и сообщил, что он одет неподобающим образом.

– Джентльмены, – он сделал ударение на слове «джентльмены», – должны носить галстуки и пиджаки.

Чессер улыбнулся с извиняющимся видом и стал отворачивать рукава и застегивать манжеты. Ему предложили пройти в комнату для мужчин и там привести себя в порядок. Чессер этому совету не последовал. Чувствуя на себе взгляды многих глаз, он застегнул рукава, надел пиджак и завязал галстук. Обернувшись к стене, – в «Рице» повсюду висели зеркала, – он убедился, что узел галстука не съехал набок. Теперь не было никаких оснований лишить его привилегии заказать неразбавленное виски и «Перье», чтобы запивать. Но принесли не сразу, наверняка в наказание.

Он собирался только пригубить виски, но вместо этого сделал большой глоток, обжегший ему горло. «Перье» он принял как противоядие, чтобы запить виски. Часы показывали ровно двенадцать. Он посмотрел на входную дверь. Марен не было. Она должна вот-вот появиться. Он старался все время смотреть в этом направлении: хотелось скорее увидеть ее. Она была очень нужна ему сейчас.

Пять минут, показавшихся ему часом, он не отводил взгляда от входа, даже когда прихлебывал из бокала. Он допил виски и знаком приказал официанту принести еще порцию. Потом до него стали доноситься разговоры посетителей, сидевших за соседними столиками. Две пожилые дамы говорили о своей недавно умершей приятельнице. Справа три замужние молодые женщины с аппетитом поедали деликатесы и отчаянно сплетничали.

Когда он приканчивал третий бокал, на часах было двенадцать тридцать семь…

– Тебе надо поесть.

– Я не голоден.

– Ты должен поесть.

– Я должен выпить, – сказал Чессер и допил то, что еще оставалось в бокале. Он поманил пальцем стоявшего неподвижно, как статуя, официанта.

– Зачем ты это сделал?

– По той же причине…

– Это все, что ты можешь сказать?

– Погоди, дай мне закончить. Я как раз собирался сказать… по той же причине, по которой ты этого не сделал. Чтобы сохранить лицо. Из гордости, ну и из-за всякого такого дерьма.

– Не ругайся.

– Не учи меня.

– Ты слишком часто повторяешь, что ты плевать на все хотел. Становится ясно, что это не так.

– Ну ладно. Я не хотел плевать.

– Ты не должен был так поступать. Всего-то и надо было, что пять минут держать себя в руках. Не так уж трудно. В конце концов, я…

– Да, я знаю. Ты держал себя в руках двадцать лет.

– Я убедил Систему, что ты им подойдешь. Я рекомендовал тебя.

– Зачем?

– Это было самое лучшее, что я мог тебе оставить. Разве ты не хочешь стать человеком?

– Я и так человек.

– Посмотри на приятелей, с которыми ты учился в школе. Где они сейчас?

– Отбывают пожизненный приговор.

– Ты мог бы стать юристом, но бросил.

– Юрист из меня получился бы отвратный.

– С Системой у тебя был шанс получить что-нибудь и для себя.

– Я отдал этому десять лет.

– У тебя на уме одни бабы.

– Я продал большой алмаз. Такой, что тебе и не снилось.

– И кто-то вынул его у тебя из кармана с такой легкостью, будто это стеклянный шарик. Ты ведь считаешь себя умнее всех.

– Это правда. Но ты напрасно отдал им столько лет. Систему не интересует никто, кроме ее самой.

– Ну и что ты собираешься делать дальше?

– Пока не знаю.

– Может, ты думаешь, что тебя всегда будут любить за красивые глаза…

Оставив за отцом последнее слово, Чессер пришел в себя и взглянул на часы.

Двенадцать пятьдесят девять.

Он поднял глаза и увидел в хрустальной люстре отражение очаровательно улыбавшейся Марен. Она присела, поцеловала его и даже не извинилась за то, что опоздала на целый час.

– Сегодня было что-то необыкновенное, – сообщила она. – С Жаном-Марком поговорить не удалось. Я не знаю, где он пропадал. Но Милдред показала мне еще кое-кого.

– Кого же?

– Одну женщину по имени Бабетта. Она приняла слишком много снотворных таблеток. Я получила несколько хороших советов.

– Насчет того, как лучше одеваться?

– Нет, правда, я много узнала от нее, – Про тот свет?

– Нет, про этот. Ты ел?

– Я ждал тебя.

– Милдред сунула мне что-то.

– Ага, а ты проглотила.

– Ты тут выпивал, я чувствую по запаху. – Немножко.

– Тебе надо поесть.

Ему хотелось, чтобы она спросила про сегодняшнее утро. Чессер думал, она обрадуется, узнав, что он ушел из Системы. Она всегда была безразлична к бриллиантам. Единственные украшения, которые она носила – старинные, совершенно необыкновенные, с маленькими полудрагоценными камнями. В начале их романа он подарил ей на день рождения бриллиант весом пять карат от Тиффани. Она была в восторге, но так ни разу и не надела его.

– Сегодня у меня кое-что случилось, – начал он.

– Ты ведь не хочешь здесь есть. Я так и думала и поэтому допросила их не отгонять машину на стоянку. Пошли.

Она уже встала.

Чессер решил, что пяти фунтов более чем достаточно, чтобы расплатиться по счету. Он оставил деньги на столе, на секунду задержался, чтобы кинуть в рот кубик льда из стакана «Перье», и пошел за ней. Он думал, она помчится вперед, чтобы занять место за рулем, но, подойдя к двери, она остановилась, подождала его и нежно взяла за руку.

– Перекусим где-нибудь по дороге, – пообещала она. – Я тоже ничего не ела на десерт.

ГЛАВА 12

После рыбы, средиземноморской камбалы, подали дичь, разводимую в собственном питомнике, и тут Мэсси, обращаясь к Чессеру, обронил:

– Я получил отчет от сыщиков. – Он произнес это таким небрежным тоном, что Чессер, на что-то еще надеявшийся, принял это за хорошую новость.

– Что они говорят?

– Пока не знаю. Думаю, нам стоит посмотреть его вместе.

Они сидели в парадной столовой особняка Мэсси. Обед подавался в полном соответствии с правилами этикета, но все были одеты просто, как днем.

– Не надо портить себе удовольствие глупыми формальностями, – высказался по этому поводу Мэсси.

Чессер и Марен жили в загородной резиденции Мэсси уже несколько дней, но в этой комнате они обедали в первый раз. Обычно Мэсси приказывал накрыть стол там, где ему вздумается: на террасе, в бельведере, рядом с бассейном, под деревом.

После французского сыра, африканских фруктов и взбитых сливок Мэсси прошел в соседнюю комнату. Подали кофе в маленьких чашечках и превосходный бренди. Были также предложены сигары, и хотя Чессер курил их редко, он все же взял одну – толстую, ароматную, превосходного качества.

– Я тоже хочу сигару, – сказала Марен совершенно серьезно.

Принесли еще одну. Мэсси смотрел, как Марен готовится ее курить. Она понюхала сигару, обрезала кончик и покрутила ее на губах. Чессер переел и почти не чувствовал вкуса сигары. Он подумал, что Марен делает все это ради Мэсси, чтобы он обратил внимание на ее рот. Но старик был слишком погружен в свои грустные размышления, и не он, а леди Болдинг поднесла Марен зажигалку.

Они сидели в глубоких креслах: леди Болдинг, рядом с ней Марен, потом Чессер, потом Мэсси.

Мэсси сделал знак рукой. Панель на стене в другом конце комнаты отодвинулась в сторону; под ней оказалась ровная белая поверхность. Свет погас. Фильм начался, но звука не было.

Улица. Очевидно, где-то в Лондоне. Люди, машины. В кадре появился мужчина в темном костюме, он входил в метро. Камера смотрит не прямо на него, а немного в сторону. Рядом вывеска, по которой можно догадаться о месте, где все это происходит: «Семь сестер».

– Ничего не понимаю, – проговорил Мэсси. Кадры задергались, на несколько мгновений стало совсем темно, затем снова появилась картинка, но теперь видно было плохо: очень крупнозернистая пленка, вероятно, изображение увеличивали. Кто-то ехал в метро. Тот же человек. Снова быстро промелькнуло несколько нечетких кадров.

– Наверное, предполагается, что мы будем смотреть фильм и одновременно читать, – нетерпеливо произнес Мэсси. Он достал небольшой коричневый конверт размером с обычное письмо, сломал восковую печать и вынул несколько листков. Ему тут же подали очки. Свет прибавили, чтобы Мэсси мог читать.

Чессер наклонился к нему. Ему хотелось самому все увидеть.

Мэсси начал читать вслух:

– Известен как Томас Толанд, он же Марта Толл, он же Мэнни Лэндерс, он же мистер Максвелл. Сорок пять лет. Рост пять футов одиннадцать дюймов. Вес около ста восьмидесяти фунтов. Последний известный адрес: Эдживар-роуд, 1567, гостиница для шоферов. Адрес, по которому проживает в настоящее время, неизвестен. В 1968 был арестован за попытку уклонения от уплаты таможенной пошлины. Приговорен к полутора годам тюремного заключения. Срок отбывал в Бадни. В 1960 году приговорен к пяти годам за вооруженное ограбление. Отбывал наказание в Братигсгейте. В 1959 подозревался в убийстве, но дело было прекращено за недостаточностью улик. Семейное положение: холост. Национальность: ирландец. Вероисповедание: иудаизм.

Пока Мэсси читал описание, Чессер пытался соотнести услышанное с человеком, которого видел на экране. Это было трудно; изображение было нечетким, дрожащим.

Мэсси продолжал:

– Известно, что последние четыре года Толанд…

Вид в кадре резко изменился. Опять показывали какую-то улицу. Тот же мужчина вблизи. Очень отчетливо.

– Это он! – вдруг воскликнул Чессер. – Это тот самый сукин сын, который вытащил алмаз у меня из кармана.

– Вы уверены? – спросил Мэсси.

– Абсолютно. Ты узнала его. Марен? Она пыхнула сигарой.

– Похож, – довольно безучастно согласилась она.

– В костюме он выглядит по-другому, – сказал Чессер. – На дороге он был в оранжевой спецовке, как и остальные. Но Я хорошо запомнил его рожу. Это точно он.

Чессер ликовал. Кто бы ни были эти сыщики, они свое дело знают. С первого раза попали прямо в точку.

Фильм продолжался. Все тот же мужчина с близкого расстояния. Мэсси продолжал читать про себя, Наконец он произнес:

– Очень странно.

– Что именно?

– Да вот, тут написано… – Он прочел вслух: – Последние четыре года Макс Толанд сотрудничает со Службой Безопасности Объединенной Системы. Он является тайным осведомителем. Однако, как тут указывается, иногда он получает поручения, требующие более активных действий.

– Система! – от ярости Чессер прокусил сигару.

– Вряд ли, – сказал Мэсси.

– Чертова Система!

– Вы слишком торопитесь с выводами, – заявил Мэсси. – Толанд мог действовать самостоятельно. Давайте почитаем, что об этом думают сыщики.

Он просмотрел еще одну страницу, время от времени что-то бормоча. Дочитав почти до конца, он сказал:

– Ага, вот то, что нам нужно.

Прочтя, он сделал глубокую затяжку, поднял глаза к потолку, как бы переваривая полученную информацию, выдохнул клуб дыма и произнес, обращаясь к Чессеру:

– К сожалению, их выводы совпадают с вашими.

– Система?

Мэсси кивнул и протянул Чессеру отчет. Тот только бегло пролистал его.

– Что нам теперь делать? – спросил Чессер.

– А что вы предлагаете?

– Схватить этого Макса, или как там его зовут, и заставить во всем признаться.

– Арестовать его?

– Конечно.

– Допустим, нам это удастся. Но вы не подумали над тем, что дело приобретет скандальную огласку. Это может повредить вам. А что до меня, то мне вовсе не улыбается перспектива попасть на первые страницы газет. Кроме того, – добавил он, – чего мы этим добьемся? Все, что мы сможем узнать от Макса, – это где сейчас находится алмаз. Мы и так это знаем.

– И где же?

– На улице Хэрроухауз, дом одиннадцать. Он снова закромах Системы.

Чессер представил себе эту картину, и его скрутило от ненависти. Но все же он никак не мог поверить, что Система, с ее несметным количеством алмазов, захочет тратить время и средства, чтобы украсть еще один, пусть даже очень большой. Для Системы это капля в море. Тогда зачем? Чессер вспомнил, что Мичем с самого начала не хотел, чтобы камень достался ему, и сердился на Уотса за эту сделку. Тогда понятно, почему Мичем сделал вид, что не замечает такую крупную продажу и, чтобы еще больше унизить его, лишает его большого пакета, который он по праву заслужил. Мичем был зол на него. Это сыграло свою роль. Кроме того, Система могла решить – это очень на них похоже – что для дилера его уровня такая сделка – слишком высокая честь. Большим шишкам вроде Уайт-мена это может не понравиться. Если все это так, тогда Мичему стоило идти на риск – Чессера надо было поставить на место.

Горько думать, что теперь камень принадлежит Мичему. Сама мысль о том, что этот тип сейчас злорадствует, разглядывая злополучный бриллиант – великолепную работу Вильденштейна, была невыносима. Последним смеялся Мичем. Смеялся над ним.

Мэсси сказал:

– Надо смотреть правде в глаза: бриллиант для нас потерян. Навсегда.

– Нет! – воскликнул Чессер.

– Забудьте о нем, – посоветовал Мэсси. – Безнадежное пело.

Чессер вдруг понял, что разговаривает стоя. Он не помнил, как поднялся на ноги, очевидно, он вскочил с кресла в сильном волнении. Голова сразу отяжелела. Он уронил ее на грудь и весь обмяк, всем видом показывая, что дух его сломлен. Он уставился на ноги Мэсси в легких белых туфлях, казавшихся необычайно удобными. Совершенно отстраненно он подумал, что они, без сомнения, сшиты по специальной мерке. Наверное, какой-нибудь итальянец, а может, даже двое, проделали долгий путь из Рима, чтобы снять гипсовый слепок ноги Мэсси. Ниже лодыжки. Да, ниже. Чессеру вдруг пришло в голову, что ниже его теперешнего положения просто быть не может. Все плохо. Ни постоянного дохода. Ни надежд на будущее. Кроме того, он должен Мэсси полтора миллиона. Теперь, когда Мэсси утратил надежду вернуть бриллиант, следующим делом он заговорит о деньгах. Однако Чессер ошибся.

– Мне понравился фильм, – провозгласил Мэсси. – Теперь посмотрим, что мы имеем на сегодняшний день.

В этом смысле им было далеко до Системы. Все, что они имели – это просто мизер.

После обеда леди Болдинг и Марен катались верхом. Чессер хотел было отправиться с ними – леди Болдинг очень любезно приглашала его, – но вспомнил замечание Марен, что он ведет себя, как дуэнья, и отказался.

Вместо этого он лежал возле бассейна на матрасе, подставив лицо солнцу, которое палило нещадно. Просто поджаривало. Он прикрыл глаза и смотрел на солнце сквозь опущенные веки.

Мэсси тоже вышел и расположился на шезлонге неподалеку от Чессера. Полежав немного, он заметил:

– Те полтора миллиона, что я вам ссудил…

«Вот оно», – мелькнуло в голове Чессера. Сердце у него забилось.

– Сколько вы из них истратили? – спросил Мэсси.

– Восемьсот тысяч.

– Остальное должно было остаться вам?

– Да, – подтвердил Чессер.

– Почти сорок процентов, – сказал Мэсси, имея в виду, что это несправедливо.

– Ваш бриллиант стоил бы миллиона два.

– Стоил бы, – напомнил Мэсси. Он вылил себе на ладонь несколько капель какой-то прозрачной жидкости и принялся растирать живот, плечи и грудь. По запаху жидкость напоминала обычное масло, которым смазывают младенцев.

– Вам доводилось слышать о проекте «Прибрежные воды»? – спросил Мэсси.

Чессер ответил, что не доводилось.

– Я начал это дело лет восемь-девять назад, – пояснил Мэсси.

То есть, вложил в него деньги, решил Чессер.

– У меня была теория, что алмазоносные породы юго-западной Африки тянутся дальше по дну моря. Я привлек своих лучших геологов. Они сделали несколько погружений в устье Оранжевой реки и подтвердили мою правоту. Мне стоило немалых трудов купить правительственную концессию. Была построена драга, и один из моих крупнейших танкеров отбуксировал ее на место. Мы начали добычу, и улов оказался даже больше, чем мы ждали: от семидесяти до восьмидесяти процентов драгоценных камней. И все, что нам для этого потребовалось, – это зачерпнуть грунт и отсортировать камни. Но не успели мы начать, как случился шторм, драга дала течь и затонула.

– Да, не повезло, – вставил Чессер, в глубине души радуясь неудаче, постигшей Мэсси.

Мэсси продолжал. История была ему неприятна; он злился, говорил сжато, в телеграфном стиле:

– Построили другую драгу. Теперь уже большую, чтобы могла выдержать любой шторм. Отбуксировали на место. Снова начали работы. На судне случился пожар. Сгорело все. К тому моменту я вложил в этот проект около двадцати миллионов долларов. Думал построить третью драгу и вернуться, но дело пришлось закрыть.

– Почему?

– Правительство лишило меня разрешения. Взяло все свой слова назад. У меня есть основания полагать, что пожар на судне не был случайностью. На шельфе сейчас работают три драги.

– Чьи?

– Системы. Вернее, их дочернего предприятия.

– Вы считаете, что это Система устроила пожар? – А также повлияла на решение правительства. Чессер готов был в это поверить, но, подумав, решил, что даже Система не станет ссориться с миллиардером.

– Ведь ваше могущество ничуть не меньше могущества Системы, – сказал он, обращаясь к Мэсси, – а может, даже и больше. На самом деле вы тоже Система, согласитесь.

– Да, но не там. Не в Африке. За исключением, конечно Ливии.

Чессер снова ощутил, что между ним и Мэсси существует эмоциональная взаимосвязь – ненависть к Системе.

– Однако мы немного несправедливы, – сказал Мэсси. – Надо признать, что Система не так уж плоха.

Его терпимость восхитила Чессера. Мэсси продолжал:

– Надо учесть, что им приходится постоянно следить, чтобы цена на алмазы не упала, а это совсем не просто. Вот они и вынуждены пускать в ход все возможные средства, пусть даже не вполне этичные. Вот, к примеру, несколько лет назад русские открыли под Киренском алмазные месторождения. С очень высоким содержанием драгоценных камней. Могла возникнуть очень непростая ситуация, но Система и на этот раз вышла сухой из воды.

– Как ей это удалось?

– Советы стали присылать свои алмазы на улицу Хэрроухауз, дом одиннадцать. Через посредников, конечно, чтобы не вступать в противоречие со своими политическими лозунгами, которые они придумывают для черных. Даже в Кремле поняли, что бороться с Системой просто глупо: единственное, к чему это приведет – к ухудшению конъюнктуры на рынке. Будет разумнее и гораздо выгоднее действовать, как все остальные. Наверно, я недооценил запасы Системы, когда называл цифру двенадцать миллиардов. С учетом того, что внесла Россия, это могут быть все тринадцать.

Мэсси вздохнул. Перед мысленным взором Чессера снова предстали все эти горы алмазов. Мэсси по-прежнему молчал. Наконец он произнес:

– Вот что я скажу вам, Чессер. Я хочу… точнее, я решил смириться с потерей бриллианта. Семьсот тысяч вы, конечно, должны мне вернуть, а остальное я спишу со счета.

Ободряющие слова. Чессер почувствовал огромное облегчение. В этот момент Мэсси был ему даже симпатичен.

– Теперь мы можем начать с чистого листа, – провозгласил Мэсси.

Чессеру стало интересно, что же имеется в виду. Поразмыслив немного, он решил, что речь идет об их взаимоотношениях. Чессер всегда считал, что с миллиардером надо дружить, если, конечно, есть такая возможность. Только что он получил подтверждение своей теории: Мэсси простил его долг атакой легкостью, словно это были не восемьсот тысяч, а восемь.

Чессер расслабился и развалился на матрасе. Только сейчас, окончательно успокоившись, он с удивлением осознал, как же мерзко он чувствовал себя всего несколько минут наг зад. Теперь яркое солнце светило ласково. С души сняли тяжелый камень – и Чессер наслаждался жизнью. Сейчас его интересовало только, что будет на обед – он не в силах был думать ни о чем серьезном. Вечером он будет в ударе. У него все получится, как у Дэвида Нивена или Грегори Пека.

– Мистер Чессер, хотите заработать десять миллионов долларов? – Чессер не верил своим ушам. – Так как же?

Значит, не послышалось. Мэсси действительно задавал ему такой вопрос. Он по-прежнему лежал, отвернувшись, и Чессер не мог видеть выражения его лица.

– Сколько? – переспросил Чессер.

– Десять миллионов.

– Пусть будет пятнадцать, – небрежно бросил Чессер.

– Хорошо, пятнадцать, – согласился Мэсси. Теперь он повернулся на спину, но глаза его были закрыты.

Чессер сел и всмотрелся в лицо Мэсси. Губы не улыбались, но не видя выражения глаз, трудно было сказать, серьезен он или шутит. Чессер решил, что Мэсси предлагает ему принять участие в каком-то важном секретном деле. Очень благородно с его стороны.

– Что от меня потребуется?

– Ваше время.

– И это все?

– Да.

– А что я должен сделать?

– Украсть.

Теперь Чессер не сомневался, что Мэсси просто смеется над ним. Ну и пусть. Восемьсот тысяч долларов – это не шутка. Чессер поддержал игру:

– Что надо украсть?

– Алмазы.

– Всю жизнь только этим и занимаюсь, – сострил Чессер. – Алмазами, я имел в виду.

Мэсси присел на край шезлонга, положил локти на колени и сложил ладони вместе, кончиками пальцев к Чессеру. Потом поднял голову и посмотрел Чессеру прямо в глаза.

– Запасы, – сказал Мэсси. – Запасы Системы. Мы должны их украсть.

Чессеру показалось, он смотрит кино.

– Мы? – переспросил он.

– Конечно, я не могу активно участвовать в деле, – пояснил Мэсси. – Будь я помоложе – тогда другое дело. Но я готов вложить в это дело столько, сколько потребуется.

– Вы шутите?

– Ничуть.

– Украсть запасы Системы?

– По крайней мере, большую часть.

– Зачем?

– Если вы согласитесь, мы это обсудим.

– Неужели вы думаете, что это возможно?

– Пока что не было ни одной неудачной попытки.

– Довольно странная логика.

– Возможно. Но я верю, что вы сможете это сделать.

К своему глубокому удивлению Чессер понял, что польщен. Поймав себя на этой мысли, он содрогнулся.

– Черт побери, я никогда ничего не крал.

– Это говорит в вашу пользу.

– Почему бы не нанять профессионала?

– Вот тут вы как раз ошибаетесь. Профессионал только излишне усложнит задачу. Ну и само собой, и людей, и место он будет знать гораздо хуже, чем вы. У вас больше шансов справиться.

Чессер понимал, что названы далеко не все причины, но кивнул в знак того, что удовлетворен ответом.

– У вас есть какой-нибудь план?

– Нет.

– Но вы, наверно, уже думали над этим.

– Нет, мне это пришло в голову прямо сейчас.

– Вот прямо тут, на солнышке?

– Прямо тут.

Чессеру это показалось забавным.

– Я заплачу вам пятнадцать миллионов долларов, – сказал Мэсси, как бы заключая договор.

– Только за попытку?

– Нет. В случае успеха.

Чессер отрицательно покачал головой.

– Почему «нет»?

– Я представил себя за решеткой. Заключенный из меня получится хреновый. Ведь я отнюдь не аскет.

– Об этом волноваться не стоит. Система не станет связываться с полицией: это может привести к утечке информации через газеты и всякие подобные вещи. Система меньше всего заинтересована, чтобы все узнали, как она работает. И особенно про запасы. Система ни за что не станет вмешивать в это дело полицию.

– Возможно, тут вы правы. А как насчет тех крутых парней, которые на них работают?

Мэсси кивнул:

– Да, это рискованно. Но чем больше ставка, тем выше риск – так во всем. Тут ставка очень велика.

– Двадцать миллионов карат.

– Даже больше, – сказал Мэсси.

Чессеру пришлось признать, что идея ему нравилась. Ему – пятнадцать миллионов, а Мичему – фиг. До конца жизни о деньгах думать не придется. Человек, у которого есть пятнадцать миллионов, найдет способ превратить их в тридцать миллионов и так далее. Это Мичему придется крепко задуматься. Мысль об ограблении была, конечно, абсурдной, но очень привлекательной.

Пока Чессер раздумывал над этим, Мэсси внимательно вглядывался ему в лицо, как бы расшифровывая каждое движение его души. С годами у Мэсси выработалось умение читать по лицам людей их мысли. Ведя переговоры, он старался понять: хочет ли его деловой партнер на самом деле прийти к согласию, или он принимает желаемое за действительное.

Это давало ему существенное преимущество. Он редко ошибался. И на этот раз, с Чессером, он был уверен в своих выводах.

– Считайте, что я предлагаю вам пятнадцать миллионов, – проговорил Мэсси. – Плюс издержки.

– Я подумаю, – пообещал Чессер, сам еще не веря в это.

– Отлично, – отозвался Мэсси. Он откинулся назад и закрыл глаза. – Хорошенько подумайте.

За обедом Чессер пребывал в прекрасном расположении духа. Его стараниями разговор коснулся весьма забавных, хоть и не совсем приличных, вещей. Все развеселились. Он и Мэсси по очереди рассказывали всякие истории, и, судя по реакции слушателей, Чессер рассказывал лучше. Леди Болдинг от души хохотала и иногда вставляла довольно двусмысленные замечания. Чтобы не отстать от остальных, Марен вспомнила один эпизод из своей школьной жизни. Дело происходило в Швеции, где зимой было так холодно, что ученики сидели, укрывшись шерстяными пледами. Однажды ее посадили рядом с парнем, который ей нравился. Учитель что-то заметил и поинтересовался, что у них там происходит под одеялом. На это мальчишка не моргнув глазом ответил, что он просто точил карандаш.

После обеда Мэсси предложил посмотреть кино.

Леди Болдинг хотела поиграть в бридж. Мэсси уступил.

Они играли в библиотеке: мужчины против женщин, по доллару. Они сыграли первую партию, и выяснилось, что Мэсси играет всерьез. Чессер отнесся к этому с уважением и остановил поток своего красноречия, как только были розданы карты. Они сыграли четыре роббера и подвели итог, Мужчины выиграли две тысячи триста двенадцать долларов.

– Пусть будет две тысячи для ровного счета, – сказал Мэсси.

Чессер не собирался брать денег. Он думал, что это просто забава вроде их с Марен бесконечного матча в трик-трак. Но Мэсси настаивал на платеже.

– Хорошо, – согласилась Марен. – Леди Болдинг заплатит вам, а я – Чессеру.

– Нет уж, – возразил Мэсси. – Вы заплатите мне, а леди Болдинг – Чессеру, иначе мы никогда не увидим этих денег.

– Завтра утром я дам вам чек, – сказала Марен.

– Я сделаю то же самое, – пообещала леди Болдинг.

Было половина двенадцатого. Мэсси все еще хотел смотреть кино. Леди Болдинг отказалась, сославшись на то, что ей надо ответить на письма. Марен зевнула. Мэсси не стал дожидаться извинений от Чессера, просто пожелал всем спокойной ночи и отправился смотреть фильм в одиночестве.

Как только Чессер и Марен оказались в своей комнате, Марен сразу стала раздеваться, что – Чессер знал по опыту – могло означать либо крайнюю степень усталости, либо любовное нетерпение. Она небрежно разбрасывала вещи по всей комнате, как будто они ей больше не понадобятся. Оставшись в одних туфлях, она трижды прошлась по комнате, и Чессер, восхищенный грацией ее движений, готов был поверить, что все это делалось ради него.

Потом Марен сбросила обе туфли; они полетели в разные стороны и упали на ковер. Она тут же нырнула в постель. И Чессер заметил, что она даже не сняла тушь с ресниц.

Он быстро разделся, потушил свет и прикрыл дверь в соседнюю комнату, оставив только небольшую щелочку, откуда пробивалась тонкая полоска света. Чессер лег, вытянулся и прижался к ней.

Для начала он поцеловал ее в губы; она не отстранилась, но и не ответила на ласку. Чессер подумал, что она с ним заигрывает. Он хотел ее, но когда он уже готов был начать, Марен вдруг спросила:

– Что ты делал сегодня?

– Плавал, загорал и разговаривал с Мэсси.

– А я каталась верхом. Замечательный конь. Крупный, серый в яблоках. Его зовут Туман.

Рука Чессера медленно скользнула вниз; он хотел понять, настроена она или нет. Марен перехватила его пальцы на полпути и приложила к своей правой груди.

– Просто подержи меня, – сказала она.

В утешение она чмокнула его в щеку, и потом они долго не шевелясь лежали рядом. Он сказал:

– Я принял решение.

– Ну и хорошо, – ответила она немного отстраненно.

– С Системой покончено навсегда.

Она произнесла только короткое «угу» и больше ничего. Даже не пошевелилась. Немного погодя он сказал:

– Мэсси сделал мне сегодня одно предложение.

– Мы катались по саду. Уже начали появляться маленькие зеленые яблочки.

– Тебе не интересно, что я говорю?

– Ага. Почему ты не поехал с нами? Мы перепрыгивали все, что нам попадалось, кроме облаков. Ручейки, кусты – все, – она погрузилась в приятные воспоминания. – Я хочу купить эту лошадь. Спроси Мэсси, может, он согласится ее продать? Мне все равно, сколько это будет стоить. Туман мне очень нужен.

– Ты меня даже не слушаешь.

В ответ она только крепче прижалась к нему.

Терпение Чессера лопнуло. Он отодвинулся, но все-таки не слишком далеко; при желании он мог в любой момент дотянуться до нее.

– Черт возьми, для меня это очень важно. А тебе наплевать!

– Тсс, – отозвалась она.

– Ты понимаешь, что я ушел из Системы? Что я теперь безработный!

Он подождал, но ответа не последовало. Тогда он повернулся к ней спиной и сел, свесив ноги с кровати. Услышав какой-то шорох, он подумал, что сейчас она обнимет его, утешит и успокоит, но она просто повернулась на другой бок, спиной к нему, и Чессер оставил все попытки. Он встал, подошел к открытому окну и выглянул в темноту. Скоро ночные шорохи заглушили дыхание Марен, и он понял, что она уснула.

Чессер натянул легкую спортивную рубашку, штаны и сунул ноги в туфли. Он не старался одеваться потише, наоборот: вел себя так, будто был в комнате один. Взяв со стола сигареты и зажигалку, он вышел, нарочно хлопнув дверью, чтобы она услышала.

Чессер вышел в холл. Фильм еще не кончился – слышались музыка и голоса. Он поставил замки, которых на входной двери было множество, на защелку, чтобы они не закрылись и не оставили его на улице. Сделал шаг вперед. У него было такое чувство, что вот-вот раздастся звонок или завоет сирена. Теперь он шел не разбирая дороги.

Ночной воздух был прохладен и свеж. Луна покрыта дымкой. Ночные звуки стали громче – настоящая какофония. Все эти летающие, прыгающие, ползающие твари были трусами днем и только по ночам становились великими храбрецами. Чессеру казалось, они перекликаются, отвечают друг другу. Он уходил от дома все дальше и дальше.

Его глаза привыкли к темноте, и Чессер уже не боялся натолкнуться на куст. Теперь он ясно различал ровное пространство лужайки и шел широким шагом.

Немного погодя он остановился и закурил. И тут же почувствовал, что он не один. Обернувшись, он увидел приближавшуюся к нему фигуру. Их разделяло около ста шагов. На ней было короткое белое платье.

Марен не выдержала, пошла за ним. Она только притворялась, что спит.

Но это была не Марен. Это была леди Болдинг.

– Мне казалось, что кто-то идет впереди меня, – сказала она. – Я узнала вас, когда вы зажгли сигарету. У вас есть еще одна? – Она ощупью нашла протянутую пачку и достала сигарету. Их пальцы соприкоснулись. Он поднес ей зажигалку, и пламя высветило из темноты ее прекрасное лицо. – Мне захотелось погулять, – пояснила она, оглядываясь на оставшийся позади дом. В нескольких окнах горел свет, и, глядя на них, Чессер осознал, как далеко он ушел.

– Я гуляю почти каждый вечер, – сказала она.

– И всегда так поздно?

Чессер никогда раньше не оставался наедине с леди Болдинг, и, возможно, поэтому окружающее казалось ему нереальным. Он заметил, что она босиком. В ночном воздухе до него долетал аромат ее духов.

– Куда вы идете? – спросила она.

– Куда глаза глядят.

– Можно мне с вами?

Они продолжили путь вдвоем.

– Снимите туфли, – посоветовала она. – Так гораздо приятней.

– Тогда их придется нести в руках. Неохота возиться.

– Я вам помогу. Вы понесете один, а я другой, Он остановился, чтобы снять туфли.

– Я придумала, – воскликнула она. – Оставьте их тут, под деревом, а на обратном пути мы подберем их. Не волнуйтесь, я знаю тут все тропинки.

Идти по мокрой от росы траве было приятно. Он остановился, чтобы закатать брюки, и она молча ждала его.

Потом они спускались вниз по склону. Было скользко, и она взяла его за руку. То ли она хотела опереться на него, то ли вести за собой, он не понял. Но она не отпустила его руку, даже когда они вновь очутились на ровной дороге.

Ему было приятно держать ее руку в своей. В этом была прелесть новизны. Она не просто позволяла держать себя за руку – на его пожатие она отвечала своим, ничуть не слабее. Он подумал, что надо начать разговор, чтобы установить взаимопонимание.

– Расскажите о себе, – попросил он. – Что вы хотите знать?

– Всякие мелочи, которые раскрывают человека.

– Долго же мне придется рассказывать! – рассмеялась она.

Он чувствовал, Что разговор в таком духе ей нравится.

– Кое-что мне уже известно.

– Что именно?

– У вас есть муж, и он работает где-то далеко, а вы живете у его босса.

Он ожидал, что она рассердится, – ничуть не бывало.

– На самом деле я не живу у Мэсси, – сказала она без малейшего смущения. – У меня в Дорсете свой дом. А сюда приезжаю, потому что мне тут нравится. И только поэтому. Приезжаю и уезжаю, когда вздумается.

Чессер подумал, что она лжет, но все-таки не был до конца в этом уверен. Он спросил ее о муже.

– Мой муж гомосексуалист, – ответила она.

Чессер хотел было ей посочувствовать вслух, но вместо этого сказал то, что казалось ему очевидным:

– Вы узнали об этом уже после свадьбы?

– Вовсе нет. Я всегда это знала. Его зовут Александр. И он очень красив. – Она говорила одновременно задумчиво и твердо. – Одна из тех утонченных натур, которым следовало бы родиться на два-три века раньше.

Чессер спросил, что она хочет этим сказать.

– Чтобы как-то существовать, Александр должен работать. Для него это невыносимо. Он слишком чувствителен, чтобы бороться за место под солнцем. К счастью, Мэсси нашел для него работу, которая его не так угнетает. Вы когда-нибудь были на Ближнем Востоке? В Ливане или в Аравии?

– Никогда.

– Я тоже не была.

– Об арабах рассказывают самые невероятные истории, – сказал Чессер.

– Судя по письмам Александра, все это может оказаться правдой.

Внезапно Чессер вспомнил о Марен. Он представил, что она проснулась и увидела, что его нет. Будет ли она беспокоиться? Наверное, нет. В какую-то секунду ему захотелось вернуться в дом, к ней, но он тут же решил, что Марен наверняка сладко спит и не знает об его отсутствии.

– Я сказала вам неправду, – сказала леди Болдинг. Чессер подумал: это о Мэсси.

– Я сказала, что просто вышла погулять, – пояснила она. – А на самом деле у меня есть цель.

– И какая же?

– Коттедж у северных ворот. Мэсси отдал его в мое распоряжение. Я туда часто хожу, когда хочу просто побыть в одиночестве.

– Тогда я буду там лишним.

– Это примерно в миле отсюда. Идем? – сказала она вместо ответа. Значит, он не помешает. Разумеется, он пошел. Через несколько шагов он остановился и засмеялся.

– Я наступил на что-то скользкое. – На улитку, небось.

– Вылезла из раковины.

– Есть захотела.

– Может, развлечься.

– А чтобы любовью заняться, они вылезают из раковины?

– Наверно, а то им будет очень тесно, – сказал Чессер.

– И неудобно, – добавила леди Болдинг.

Ободренный этим разговором, он обхватил рукой ее талию. В ответ ее рука обвилась вокруг него. Они шли, касаясь друг друга плечами. Чессер представил ее в бикини, как тогда, в бассейне. Это его немного подогрело, но он вспомнил слова Марен о том, что леди Болдинг лесбиянка.

Она как будто прочла его мысли.

– Что вам обо мне говорила ваша Марен? Она говорила, я уверена.

– Ничего, – ответил он слишком поспешно.

– Конечно, она вам сказала, что меня не интересуют мужчины.

– Марен – фантазерка.

– Она восхитительна. Не надо за нее извиняться. Как она сегодня скакала верхом! Просто сорвиголова.

– Это точно.

– Вы должны понять, что женщины, особенно такие красивые, как Марен, обладают шестым чувством и могут сразу сказать про другую женщину, кто она: подруга, соперница или потенциальная любовница.

– Я не слишком доверяю интуиции.

– Напрасно. Все, что, как я подозреваю, Марен сказала вам обо мне, – правда.

Чессер был озадачен. Это никак не согласовывалось с тем, что он сейчас испытывал, и с тем, что он уже предвкушал. Тогда, по логике вещей, ему ничего не светит. Он был ужасно разочарован.

Леди Болдинг сказала:

– У меня есть своя интимная жизнь, но только дважды моими партнерами были мужчины и однажды мальчишка, – она сделала паузу, как бы давая Чессеру возможность переварить услышанное, а затем продолжала тем же немного отстраненным тоном: – Мальчишка был первым и, само собой, ему удалось удовлетворить только мое любопытство. С первым мужчиной это была попытка, со вторым – ошибка.

Она крепче обняла его, как бы ища поддержки. Чессер постоянно чувствовал ее руку, лежащую у него на талии. Он подумал, что теперь его очередь поделиться мыслями о женщинах, показать свое либеральное отношение, дать ей понять, что, несмотря на свою гетеросексуальность, он не ханжа. Но он решил промолчать.

– Когда речь идет о физическом наслаждении, – снова заговорила она, – мы все склонны анализировать свои ощущения. И, рано или поздно, мы неизбежно выбираем именно ту часть спектра сексуальных отношений, которая доставляет нам наиболее яркие переживания.

Чессер подумал, что она, должно быть, это где-то вычитала и запомнила дословно. Ей это нужно: отказы в форме объяснения звучат не так обидно. Она продолжала:

– В конце концов приходится признать свою принадлежность к сексуальному меньшинству. Отрицать это невозможно. Даже когда чувствуешь сильное желание. – Последние слова она произнесла подчеркнуто.

Чессер пребывал в недоумении. Что, черт возьми, она хочет этим сказать?

– Вы имеете в виду…

– Возьмем, к примеру, меня. Я уже приняла себя такой, какая я есть. Я знаю, чего мне хочется. Это дает мне уверенность в себе и радость жизни. Я всем довольна. Но вдруг я случайно встречаю человека, который заставил меня засомневаться в своей сексуальной ориентации. Что мне делать? Подавить в себе это чувство? Не дать противоречивым чувствам разорвать меня на куски? – Она оставила эти вопросы повисшими в воздухе, а потом продолжала: – Прошлой ночью я раздумывала об этом. Я лежала в кровати и слышала вдалеке шаги: это были вы и Марен. В своих мечтах я представила себя между вами. Однако, чем больше я думала об этом, тем яснее мне становилось, что я стараюсь скрыть от самой себя свои настоящие побуждения. Оказалось… – Она медлила, то ли не решаясь произнести это вслух, то ли чтобы усилить впечатление, но потом договорила: —…на самом деле мне хотелось быть только с вами.

Чессер растерялся. Какие возможности внезапно открылись перед ним. Он сказал:

– Я польщен.

Она не стала его разубеждать.

– Уж если я вам сказала все это, вы можете узнать, что я нарочно пошла за вами сегодня.

Чессер воспрянул духом.

– Я даже представить себе не мог. В самом деле…

– Я знаю. Я знаю, что вы думали. Я сбивала вас с толку, впрочем, я и сама ничего не понимала.

– Вы и виду не подали.

– Я же объяснила вам, что не могла. Вы с самого начала понравились мне, но вы мужчина, и я совсем не ожидала, что вы произведете на меня такое сильное впечатление. Я честно пыталась бороться с собой, но против воли чувство мое росло. Некоторое время они просто медленно шли по дорожке. Потом он остановился и прижался к ней. Она тоже прижалась к нему всем телом.

Чессер внезапно почувствовал возбуждение. Она, должно быть, догадалась и откликнулась, проведя щекой по его щеке и подставив губы. Он нежно поцеловал ее.

– Когда вы говорили, что идете в коттедж, вы тоже лгали?

– Нет. Мы уже почти пришли.

Коттедж у северных ворот. Это было старое здание, построенное в грегорианском стиле, так же как и особняк. При свете дня можно было увидеть, что старые стены почти полностью увиты плющом. Но теперь, в темноте, поглотившей все углы, дом казался огромным, тяжеловесным и зловещим.

Леди Болдинг вошла внутрь раньше Чессера. Она зажгла свет и тут же задернула шторы: никто не должен увидеть их тайной встречи.

Сегодня он сказал Мэсси, что никогда не воровал, но то, чем он занимался теперь, определенно смахивало на кражу.

– Выпьете чего-нибудь?

– А вы?

– Нет.

Она стояла в другом конце комнаты. Расстояние создавало чувство неловкости. Их глаза встретились. Она отвела взгляд. Прежде чем он успел двинуться с места, она быстро извинилась и ушла наверх.

Он окинул взглядом элегантную комнату, выдержанную в коричневых и кремовых тонах. Черная кожа; черепаховые безделушки; шкуры редких животных. На столе он заметил адресованное ей письмо, написанное крупным, несомненно женским почерком. Его так и подмывало заглянуть туда. Там же, на столе, рядом с письменным прибором, украшенным изящной гравировкой, стояла увеличенная фотография в дорогой рамке. На фотографии леди Болдинг выглядела моложе, чем сейчас. По обе стороны от нее стояли две молоденькие длинноногие девицы в коротких юбочках – обе темноволосые и хорошенькие. Они стояли обнявшись. У всех троих на лицах было одинаковое довольно наглое выражение. Чессер был заинтригован. Он слышал наверху шаги босых ног.

Просто так, от нечего делать, он выдвинул ящик стола и к Своему глубокому удивлению увидел крошечный никелированный револьвер, лежавший прямо на куче почтовой бумаги. Сначала Чессер подумал, что это игрушка, зажигалка, но когда он взял револьвер в руки, понял, что это не подделка – для подделки он слишком тяжел. Удивленный, он тщательно осмотрел его. Возвращая револьвер на место, он заметил широкую свадебную ленту платинового цвета. Он осторожно закрыл ящик.

Затем Чессер увидел еще одну фотографию, стоявшую рядом с первой, но поменьше. На ней был изображен худощавый, светловолосый молодой человек с правильными чертами и застывшей улыбкой. Пожалуй, слишком смазлив. Александр. Чессер сразу понял, что это он.

Он, обернулся и, к своему удивлению, заметил большую полосатую кошку, вышедшую из-за кресла. Она остановилась, зажмурилась, потянулась и вытянула передние лапы, показывая когти. Кошка наградила Чессера неодобрительным взглядом, села и начала вылизываться.

Чессер слышал, как наверху ходит леди Болдинг. Он решил, что она должна скоро спуститься, и постарался принять непринужденный вид, подобающий, как он полагал, случаю. Пока Чессер ждал ее, ему на глаза попался прозрачный хрустальный ящик для сигар. Наверняка не ее, а Мэсси. Рядом стоял букет цветов – белые ромашки, васильки и маленькие, красные, только что распустившиеся розы. Тут же он увидел стеклянное пресс-папье с синей переливчатой стрекозой в центре. Потом его внимание привлек портрет леди Болдинг. Отличная работа. Он подошел поближе, чтобы рассмотреть портрет. Леди была изображена спящей. Ее груди были намечены легкими, прерывистыми штрихами. Так же, как и безмятежное прекрасное лицо, сохранившее, однако, повелительное выражение. Весьма беглый набросок давал, тем не менее, полное представление о том, сколько в ней противоречий и странностей.

Глядя на портрет, Чессер с беспокойством вспомнил ее слова о том, что ни один мужчина не мог доставить ей удовольствие. Откуда такая уверенность, что он будет исключением? Раньше, с другими женщинами, он знал: они способны испытывать наслаждение в его объятиях – это придавало ему уверенности. От него они получали то, чего хотели. Но теперь все было по-другому. Вполне возможно, он не сможет ей этого дать. Она позвала его. В ее голосе слышалась просьба. И снова – мягко, но настойчиво. Он отошел от портрета и поднялся по лестнице. На втором этаже было темно. Он вытянул руки и нащупал стены справа и слева от себя. Решив, что находится в узком коридоре, он пошел вперед и стукнулся об стол. Она снова позвала его. Он шел в другую сторону.

– Где ты? – спросил он.

– Здесь.

– Что со светом?

Она не ответила. Он прошел по холлу в том направлении, откуда доносился ее голос. Его руки нащупали дверной проем. «Я ничего не вижу», – сказал Чессер, слегка смутившись. Он ожидал, что она ответит из этой комнаты, чтобы дать понять, где она находится. Но голос, звавший его по имени, снова раздался сзади, в нем слышалось нетерпение.

Он повернулся, снова пересек холл и уткнулся рукой в противоположную стену. На ощупь отыскал дверь. У него было такое чувство, будто он ослеп.

– Где ты? – снова спросил Чессер.

– Прямо здесь, – ответила она. Хотя бы комнату нашел правильно.

– Включи свет, – сказал он и попытался, правда безуспешно, нащупать выключатель на стене рядом с дверью.

– Я жду тебя, – сказала она.

Это вселило в него решимость сделать еще несколько шагов вперед. Его нога ощутили что-то твердое, должно быть, кровать. Наклонившись, он нащупал шелковую простыню, потом его протянутая рука коснулась ее обнаженного тела. Это было бедро.

Она молчала. Чессер разделся. Он раздумывал: какой ширины кровать. Когда лег, решил, что, полуторная. Он перекатился к ней и попал рукой ей в лицо. Извинился. Теперь ясно: она лежит на спине. Он положил руку ей под голову, чтобы понять, где его губы смогут найти ее рот. Немного промахнулся, но тут же исправил ошибку. Поцелуй. Он не стал поворачивать ее к себе, хотя ее левая грудь оказалась немного прижатой. Правой рукой он гладил кожу на ее плече, там, где оно плавно переходило в шею. Она ответила на его поцелуй с такой властностью, с какой ему еще не доводилось сталкиваться.

– Может, зажжем свет? – спросил Чессер.

– Нет.

– Я хочу видеть, как все происходит.

– Нет. – Коротко и ясно.

– Тут есть окна?

– Я опустила шторы.

– Давай откроем. Луна светит.

– Лучше не надо.

Теперь инициатива была у нее. Она повернулась на бок, лицом к нему, и он сделал то же самое. Они лежали, прижавшись друг к другу. Возбуждение Чессера уже прошло. Он чувствовал себя обманутым. Он привык любить и глазами тоже.

Они снова поцеловались и начали свои исследования. Она занялась его сосками, взяв их в рот и сделав ему больно – без сомнения, намеренно. Но ее пальцы прикасались к нему, как к чему-то неизвестному, опасному или хрупкому.

Чессер гладил ее, медленно проводя рукой по ее коже. Однако ему было мало одних только прикосновений, он хотел видеть се всю. Он попытался представить себе ее, вспоминая, как она выглядела в бикини у бассейна. Хотя бы она сказала что-нибудь, а то ему трудно поверить, что это действительно она. Чессер постоянно напоминал себе: это ее он сейчас чувствует рядом. Ему была ненавистна темнота, которая только усиливала впечатление, что происходящее – просто фантазия. Ему очень хотелось, чтобы все получилось, а темнота мешала ему. У него было желание встать, раздвинуть занавески и впустить в комнату лунный свет, но он помнил, как она возражала против этого.

Чессер сдался и положился на технику. Он напоминал себе, что надо быть особенно нежным, полагая, что она к этому привыкла, старался осторожно действовать языком и губами и волновался, не колются ли его щеки и подбородок.

Он ободрился, когда она простонала так, будто ей приятно. Были и другие признаки. Когда он помедлил, она придвинулась к нему всем телом, чтобы он продолжал. А когда он подумал, что уже хватит, она удержала его, при этом ее пальцы впились ему в волосы так яростно, что боль была невыносима.

В конце концов, она, очевидно, достигла своего кризиса. По гортанным нечеловеческим звукам, по ее возросшему напряжению он понял, что это так.

Потом ее ноги расслабились, разведенные в стороны. Он встал на колени. Она, должно быть, почувствовала его намерение войти в нее, потому что быстро свела ноги и перекатилась на бок. Чессер подполз к ней и лег рядом. Он тронул себя рукой, чтобы определить, насколько сильно он возбужден. Она накрыла его руку своей. Он отдернул руку.

Она встала на колени рядом с ним. Чессер подумал, что она снова требует ласки. Он сосредоточился на ее красоте. А она, опершись на одну ногу, перекинула через него другую, так что он оказался снизу. Она нашла его и управляла его постепенным входом, пока он целиком не оказался в ней, и ее вес не прижал их друг к другу. Одно долгое мгновение она оставалась неподвижной. Он слышал, как она часто дышит, привыкая к ощущению его плоти в себе. Она была необычайно твердой и липко-влажной. Он взял в руки ее груди, нежно провел рукой от основания до соска.

Она начала. Она скакала на нем. До самого конца, которого Чессер почти не почувствовал, он думал о Тумане.

Потом он быстро опустился и лежал в темноте, касаясь ее рукой. Он напоминал себе, что только что имел настоящую леди. Но он знал, что на самом деле это он отдался ей. Она была над ним в буквальном смысле слова. Да, не совсем так, как у Давида Герберта Лоуренса. Чессер взял со стола брюки и вынул из кармана сигареты и зажигалку. Как настоящий рыцарь, он зажег сразу две – для себя и для нее. – Осторожнее, – предупредил он, протягивая ей сигарету.

– Нет, спасибо, – отозвалась она. Ее голос звучал издалека.

Пепельницы не было, и он лежал и курил обе сигареты.

– Мне пора возвращаться, – сказал он.

– Конечно, вам нельзя оставаться здесь, – она произнесла это так, будто он уже ушел.

Он встал с двумя сигаретами в зубах. Невидимый дым резал глаза. Он сгреб в охапку рубашку и брюки и вышел, даже не поцеловав ее на прощание, а просто пожелав ей доброй ночи. Он был уверен: она не расстроится. Ощупью отыскав дорогу на первый этаж, он затушил дымившие сигареты в большой чистой пепельнице. Кошка даже не взглянула на него, только стукнула два раза хвостом по ковру. Чессер торопливо оделся и вышел.

Луна уже садилась. Сколько времени? У него не было часов. Чессер весьма смутно представлял себе, куда надо идти, чтобы прийти к дому. Он шел быстрым шагом; холодная мокрая трава под ногами была ему теперь не так приятна.

По дороге он старался не думать о том, что случилось. Естественно, его мыслями завладела Марен. Спит ли она сейчас? Наверняка спит. А может, и нет. Если нет, все ли у нее в порядке. Конечно. Она не одна. Она в безопасности. В доме есть люди. Там – Мэсси. Она не одна.

Мелькнуло омерзительное подозрение: Мэсси у Марен.

Чессер пустился бегом. Наперегонки с воображением, которое подсказывало ему, что Мэсси все подстроил. Леди Болдинг действовала по его указанию, чтобы освободить Мэсси дорогу в спальню Марен. Старый развратник!

Чессер не прислушивался к голосу разума, который говорил ему, что Мэсси, в его-то годы, вряд ли сможет изнасиловать ловкую, отчаянно сопротивляющуюся Марен. Ему и в голову не приходило, что эти мысли вызваны сознанием своей вины.

Он бежал. Он спешил на помощь, а если помочь уже нельзя, то хотя бы отомстить.

Чессер увидел впереди свет и решил, что это в доме. Ноги болели. Дыхания не хватало. Когда он был уже совсем рядом, раздался оглушительный лай – это был собачий питомник. Он остановился, чтобы отдышаться, и попытался понять, в какой стороне дом. Сориентировавшись, он снова побежал.

Наконец он наткнулся на длинную живую изгородь, слишком высокую, чтобы перепрыгнуть, и слишком густую, чтобы пролезть через нее. Он помчался вдоль изгороди в надежде, что она его куда-нибудь да приведет. Так и произошло. Перед ним был откос, на который пришлось взбираться. Теперь его подозрения переросли в страшное беспокойство, которое усилилось, когда он осмотрелся и понял, что стоит у заднего входа в дом.

Он овладел собой и решил пока не входить. Лучше отдохнуть немного и собраться с силами, тогда он будет готов ко всему. Он сел на ступени террасы и откинул голову назад, чтобы было легче дышать. Мускулы ног сводило. Пот стекал по шее и по спине, вся рубашка была мокрая. Он сказал себе, что в сорок лет нельзя всю ночь бегать и трахаться.

Теперь Чессер дышал почти нормально. Он встал и попробовал открыть заднюю дверь. Она оказалась запертой. Пришлось обойти весь дом, но парадная дверь, которую он оставлял открытой, тоже была на замке. Он решил, что это – свидетельство о заговоре против него. В отчаянии он уже готов был разбить одно из стекол в двери, но вовремя вспомнил, что он босиком. Пока он раздумывал, как можно попасть в дом по-другому, дверь открылась. Хикки, глухонемой слуга и помощник Мэсси, улыбаясь, жестом предложил ему войти. Чессер колебался. При виде габаритов Хикки его решимость заметно поубавилась. С деланным безразличием он прошел мимо и вошел в вестибюль.

Вверх по лестнице Чессер взбежал, перепрыгивая через две ступеньки сразу, потом торопливо пересек холл и оказался перед дверью их комнаты. Он представлял себе, как ворвется туда, но вместо этого осторожно повернул ручку, открыл дверь и вошел.

В постели ее не было. В глубине души, несмотря на панику, он верил, что она еще спит. Пустая кровать была в беспорядке. Ночник включен. В ванной ее нет. В соседней комнате нет. «Книга Перемен» и три полукроны валялись на полу. Он взял с туалетного столика свои часы. Было без четверти пять. В этот час ей негде быть, кроме как у Мэсси. Разумеется, не по доброй воле.

Он помчался по коридору. Он не знал, где комната Мэсси. Вполне возможно, что старый хрен спит так же, как и ест: там, где ему вздумается. А может, у него есть специальная комната для таких случаев. Чессер оказался в правом крыле здания. Он дергал двери, прислушивался, звал ее, но не получил никакого ответа. Он вернулся обратно, собираясь обыскать противоположное крыло, и тут увидел ее.

Она поднималась вверх по лестнице. На ней был длинный пеньюар от Диора из полупрозрачного шелка бледно-голубого цвета. Ее длинные волосы были немного растрепаны. В руках она держала стакан молока, накрытый ломтем хлеба, густо намазанного маслом.

Чессер был так рад видеть ее, что не мог говорить.

– Я проснулась от голода, – объяснила она. Подойдя к нему, она на минутку остановилась, подставила губы для короткого поцелуя и пошла дальше к их комнате, уверенная: он идет следом за ней.

Она откусила большой кусок хлеба. Чессер обнял ее.

– Я люблю тебя, – сказал он, стараясь казаться спокойным.

– Я знаю, – жуя ответила она.

Ему пришлось подождать, пока она проглотит. Потом он поцеловал ее, почувствовав вкус масла у нее на губах. Она была такой привычной, такой родной.

– Я беспокоился о тебе, – сказал он ей и тут же подумал, что она может ответить ему то же самое.

– Я гадала для тебя по «Книге Перемен», – сообщила она. – Получились «Котел» и «Внутренняя правда».

Она отодвинулась от него, чтобы откусить еще кусочек и запить его глотком молока. Тут она глянула вниз, на его босые ноги. Манжеты его брюк были мокрыми. К коже кое-где прилипли стебельки травы.

– Я долго гулял, – объяснил он.

– А я-то решила, что тебе вздумалось поиграть в крикет, – она ухмыльнулась.

– На самом деле, я потерял дорогу.

Ложь чистой воды. Он надеялся, что она не станет расспрашивать. Любовь и сознание своей вины переполняли его, и он боялся все это расплескать.

– Прости меня, – сказал он.

– О чем ты?

– О том, что рассердился и ушел.

Марен не сказала, что прощает, только выражение глаз немного изменилось. Она села на кровать, занятая только едой. Она обглодала корку и допила молоко. После этого она задумалась.

Чессер чувствовал себя ужасно. Одураченным, усталым и грязным. Может, если он примет душ, ему станет лучше? Он смоет вину. Расскажет ли леди Болдинг Марен о том, что случилось, или нет? Несомненно, расскажет. Красивая женщина никогда не упустит случая сообщить другой красивой женщине подобную новость. Чессер решил, что единственная возможность – прямо сейчас, не дожидаясь утра, наговорить Марен кучу нежностей, чтобы рассказ леди Болдинг показался ей невероятным.

– Я люблю тебя больше всего на свете, – сказал он.

– Прими душ, – предложила Марен.

Чессер пошел в ванную. Раздеваясь, он с ненавистью посмотрел на свое отражение в зеркале, пихнул ногой мокрые от пота рубашку и брюки, встал под душ и в наказание включил холодную воду. Подрегулировал струю до более приятной, намылился и, смыв грязь и пот, почувствовал себя гораздо лучше – чище.

Тут вошла Марен. Она помогла ему вытереть спину и ноги.

– Завтра мы уезжаем отсюда, – сказал Чессер.

– Куда?

Он хотел сказать, в Шантийи, но подумал, что ей, наверно, больше хочется в Лондон.

– У тебя там дела? – спросила она.

– У меня больше нет никаких дел, – честно ответил ей он. В комнате она зажгла две сигареты и кинула одну ему, сильнее, чем обычно. Он с легкостью поймал ее.

Он решил продемонстрировать новое отношение к жизни.

– Если хочешь, мы можем заняться прыжками с парашютом, – солгал он.

Она предлагала это один или два раза, а он всегда был против и не поддавался ни на какие уговоры.

– С чего бы это?

– Просто для разнообразия.

Она посмотрела на него долгим, подозрительным взглядом.

– Что тебе предложил Мэсси? – спросила она как бы между прочим.

Ты не поверишь.

– Я попробую. Если захочу.

Чессер не сомневался, что ее последняя реплика относилась к его недавнему приключению.

– Мэсси предлагает ерунду.

– Перестань говорить загадками.

– Ну, хорошо. Он хочет, чтобы я украл алмазы. На двенадцать миллиардов долларов.

Вопреки его ожиданиям, она не засмеялась.

– Ну разве это не кретинизм? – говорил Чессер, растянувшись на кровати. На него навалилась усталость.

– Расскажи мне об этом. Все, что он сказал. Заплетающимся языком он передал ей свой разговор с Мэсси.

Не останавливаясь, Марен ходила взад и вперед по комнате. Подошла к двери ванной и кинула сигарету в унитаз. Чессер услышал короткое «пш-шш». Ему очень хотелось, чтобы она легла: надо было кое-что исправить. Она села на пол перед ним. Разделила волосы на три части и стала плести косу. Глаза у Чессера слипались, и монотонные движения ее пальцев подействовали на него, как гипноз. Она серьезно сказала ему:

– Это хорошая мысль.

– Прыжки с парашютом?

– Нет. То, что предлагает Мэсси.

Чессер презрительно хмыкнул.

– Как еще ты можешь так быстро и легко получить пятнадцать миллионов долларов?

Быстро, может быть, но не легко. Он сказал ей:

– Это невозможно.

– А я думаю, что вполне возможно.

– Я ни черта не разбираюсь в воровском деле.

Он подумал, что уже занимался этим сегодня ночью.

– А как же Марракеш?

– А что Марракеш? – спросил он.

– Контрабанда – это почти что кража. А это тебе уже знакомо.

Чессер был поражен. Он никогда не говорил ей об этой истории в Марракеше. Это абсолютно точно. Откуда она узнала? Спрашивать ему не хотелось.

– В любом случае, – продолжала она, – если так трудно совершить ограбление, то почему столько людей проделывали это, и весьма успешно? Мы можем почитать, как это делается, посоветоваться со специалистами.

Чессер заметил это «мы». Это, а также ее радостное возбуждение, которое было ему так хорошо знакомо, насторожили его.

– За такие вещи убивают, – значительно сказал он. Похоже, его слова только подлили масла в огонь.

– Давай поспорим, что это будет величайшим ограблением на все времена. Двенадцать миллиардов долларов.

– Давай спать, – сказал он, закрывая глаза.

– Не могу.

Он открыл глаза.

– Ладно. Что ты хочешь предпринять?

– Насыпать Системе соли на хвост.

– Это еще никому не удавалось.

– Мы сумеем.

– Никто не сумеет.

– У меня ведь нет ненависти к Системе, но я хочу это сделать.

– Это невозможно.

– Откуда ты знаешь? Ведь никто еще не пробовал. В точности то же самое, что говорил Мэсси.

– Давай спать, – сказал он.

– Это будет ограбление века.

– Нас поймают. А может, убьют. А может, и то и другое.

– Только не нас, – сказала она так, будто вдвоем они становились неуязвимы.

– Ради Бога, давай спать, – попросил он.

– Нет, пока ты не пообещаешь.

Минуту Чессер держался, но он слишком устал. Все, что угодно, только скорее спать.

– Что бы ни случилось, – наставлял его Мэсси, – вы не должны мне звонить. Ни в коем случае.

– Вы, наверно, хотите, чтобы вас держали в курсе? – поинтересовался Чессер.

– Нет. Я не желаю слышать об этом, пока все не кончится. И то не сразу, а спустя какое-то время.

– Какое?

– Ну, скажем, две недели. Запомните: если вы попадетесь, вы меня не знаете.

– Я вас не знаю.

Мэсси был очень доволен сговорчивостью Чессера. Именно поэтому он выбрал для этой цели Чессера, а не профессионала. Мэсси был уверен, что Чессера можно держать в руках, в то время как профессионал, даже самый неопытный, будет стремиться уйти из-под контроля, выдвигать свои условия и вполне может надуть. То, что Чессер любитель, – это его главное достоинство. Ему можно доверить дело, на это у него ума хватит, но предать он не решится: недостаточно циничен.

Мэсси предупредил его:

– Даже если вы попытаетесь впутать меня, вам все равно никто не поверит.

Да Чессер и сам в это не верил. Он испытывал странное чувство, стоя перед Мэсси и с серьезным видом выслушивая его указания. Он позволил этому зайти так далеко по одной только причине – нужно было утихомирить Марен. Как можно серьезно обсуждать кражу алмазов на сумму двенадцать миллиардов долларов? Хотя Мэсси, похоже, не шутит. Скорей всего, старикан просто выжил из ума.

Но спокойная, хотя и немного холодноватая, улыбка Мэсси говорила об обратном.

– Я абсолютно уверен в вас, Чессер. Не сомневаюсь, вам удастся это сделать. Единственное, о чем я жалею, так это о том, что не могу быть с вами.

– Присоединяйтесь, я не против.

– Я буду представлен своим капиталом.

– А как насчет расходов?

– Мы это уладим. – Они были в кабинете. Мэсси сидел за столом. Он раскрыл кожаную папку и протянул ее Чессеру, сидевшему напротив. – Подпишите вот тут, – скомандовал он.

Чессер увидел, что это обычный бланк Национального Горного банка в Лондоне. На бланке стояла дата: 18 июля 1968 года. Снизу лежала стопка чеков.

Мэсси протянул было ему свою ручку с золотым пером от Тиффани, но передумал и достал из ящика обыкновенную шариковую. Чессер взял ее в руки и увидел надпись: «Уолдорф Астория, Нью-Йорк».

– Подпишитесь М.Дж. Мэтью, – приказал он.

– Своим обычным почерком?

– Разумеется.

– М-Э-Т-Ь-Ю?

– М.Дж. – подтвердил Мэсси.

Чессер написал имя на бланке. Мэсси забрал у него и бланк, и авторучку.

– Теперь все в порядке, – сказал Мэсси. – Вы сможете пользоваться неограниченным кредитом. Банк будет выплачивать деньги, пока сумма не превысит двух миллионов. Вам этого хватит?

– Должно хватить, – согласился Чессер. Похоже, он начал привыкать к крупным суммам.

– Вы уверены, что с банком все будет в порядке?

– Абсолютно, – ответил Мэсси.

У него были основания для уверенности. Банк принадлежал ему, хотя это было закамуфлировано при помощи сложной структуры, в которую входило много предприятий.

Чессер немного подумал.

– Что мешает мне сбежать с этими двумя миллионами?

– Ничего, только вы сами.

– А вдруг я так и поступлю?

– Нет, вы этого не сделаете.

– Почему вы так в этом уверены?

– Если вы сбежите, вы будете должны мне гораздо больше, чем сейчас.

– Ну и что?

– Рано или поздно, так или иначе, но придется заплатить.

– А как насчет моих пятнадцати миллионов? – спросил Чессер. – Как они будут выплачены?

– В любой форме, как вы пожелаете. – В долларах или акциях.

– Акции «Стандарт Ойл» из Нью-Джерси вас устроят?

– Вполне, – ответил Чессер. Чтобы все происходящее выглядело не слишком драматично, он с уверенностью в голосе произнес: – Готовьте деньга.

– У меня все готово. Дело за вами.

Чессер засунул чеки во внутренний карман пиджака и встал. Мэсси остался сидеть. К своему удивлению, Чессер вдруг осознал: он все больше склоняется к мысли, что попробовать стоит. Наверное, безумие заразно. К тому же пятнадцать миллионов на дороге не валяются. Мэсси, похоже, не собирался жать ему руку, чтобы скрепить сделку. Чессер направился к выходу. Уже в дверях до него дошло, что он упустил что-то важное. Он обернулся к Мэсси и спросил:

– Зачем?

Мэсси бросил на него вопросительный взгляд.

– Зачем вам понадобились запасы Системы? Вы обещали рассказать.

– Я думал, что вы уже сами догадались.

– Это не из-за денег.

– Да, вы правы.

– Месть?

– Именно так, – откликнулся Мэсси слишком поспешно.

– Хотите вернуть то, что было затрачено на проект «Прибрежные воды»?

– Вы угадали.

Чессер изо всех сил старался поверить в это, но не мог. Мэсси догадался об этом по выражению его лица.

– У меня есть и другие причины, – признался он, – но вас они не касаются.

– Я должен знать.

Мэсси не хотел лишиться Чессера сейчас.

– У меня с ними личные счеты, – сказал он. Чессер ждал.

– Я могущественный человек, – начал Мэсси. – Но власть, как и все живое, нуждается в питании. Если наше предприятие будет успешным, то мне удастся занять совершенно уникальное и весьма устойчивое положение, Чессер молчал и по-прежнему не сводил глаз с Мэсси. Мэсси говорил:

– Для того немногого, что мне еще надо сделать в жизни, у меня осталось мало времени. Я слишком стар для войны.

Чессер кивнул и ожидал продолжения. Однако, поглядев в лицо Мэсси, он понял, что больше ничего не услышит, Он вышел не прощаясь.

Просто оставил Мэсси в одиночестве сидеть за столом.

С верхней площадки лестницы он увидел Марен, стоявшую в вестибюле. Рядом с леди Болдинг. Они с серьезным видом о чем-то беседовали. Чессер опасался, что речь идет о нем. Чтобы не услышать случайно их разговора и не ускорить таким образом возможную ссору, Чессер спускался по лестнице громко топая, так, чтобы они услышали издалека.

– Все готово? – спросил он, через силу улыбаясь.

– Чемоданы в машине, – ответила Марен.

– Вчера… – начала леди Болдинг. Чессер весь напрягся.

– …я обещала вам уплатить свой долг. – Она протянула Чессеру чек на тысячу долларов.

– Я оставила чек для Мэсси у себя в комнате, – солгала Марен.

Чессер надеялся, что чувство облегчения, которое он испытал, было не слишком заметно.

На прощание леди Болдинг расцеловала его в обе щеки, а Марен кроме того еще и в губы. Этот поцелуй показался Чессеру слишком долгим. Но в то утро ему казалось, что все происходит либо слишком быстро, либо слишком медленно.

ГЛАВА 13

Не прошло и недели, как Марен и Чессер поселились в Лондоне. Они провели четыре ночи в отеле «Коннахт», а потом переехали в дом на Парк-Виледж.

Французские поверенные Марен, покупавшие для нее этот дом, до такой степени хотели ускорить покупку, что даже не торговались – это было большой жертвой с их стороны. Поощряя стремление своей самой многообещающей клиентки к домашнему теплу и уюту, они рассчитывали в дальнейшем возместить все свои убытки. С чисто французским упорством и верой в силу страсти они выжидали момента, когда Марен выйдет замуж, чтобы завладеть ее богатством. Только ради этого они заплатили не торгуясь и добились, чтобы дом сразу перешел в ее владение.

До этого дом принадлежал расфуфыренному франту по имени Филип Б.Хиндс, корчившему из себя аристократа. Ему срочно нужны были деньги на текущие расходы. На самом деле Филип Б.Хиндс был только арендатором, а собственность принадлежала принцессе Маргарет, ежегодно получавшей небольшую сумму земельной ренты, которая в буквальном смысле этого слова была платой за клочок земли, где стояло здание. До истечения срока аренды оставалось еще девяносто два года, и Марен рассудила, что этого времени вполне достаточно.

Все пять домов, стоявших на тихой, изогнутой плавной дугой улочке, были построены архитектором Нэшем. Тем самым Нэшем, благодаря которому нынешний облик Лондона значительно улучшился. Четырехэтажный дом был обставлен с безукоризненным вкусом. Кроме того, в распоряжение Марен перешли сад и штат избалованной, вечно чем-то недовольной прислуги, которую она тут же распустила, не желая оплачивать причуды предыдущего арендатора. Взамен она наняла двух симпатичных молодых датчанок, решивших немного пожить в Лондоне. Девушек звали Сив и Бритта. Марен весьма здраво рассудила, что они будут настолько увлечены своими собственными любовными приключениями, что не станут совать нос куда не следует. К тому же всегда приятно видеть в доме хорошеньких помощниц.

Однако со всей прямотой, свойственной северным женщинам, Марен заявила им, что забота о том, что у Чессера между ног, не входит в их обязанности. Об этом позаботится она сама. Разумеется, они не должны притворяться скромницами. Легкое кокетство – это пожалуйста, но надо знать, когда остановиться. Сив и Бритта прекрасно поняли, где проходит граница дозволенного, и приступили к своим обязанностям. Светлые волосы обрамляли их смазливые личики, под блузками прорисовывались соски, короткие юбки открывали стройные ноги, а когда они нагибались или тянулись за чем-нибудь, то кое-что еще.

Таким образом, собравшись за покупками на второй день своего пребывания в доме, Марен со спокойной душой оставила Чессера наедине с прислугой.

Предосторожности Марен были вполне разумны, но совершенно излишни, если учитывать состояние Чессера. Он, конечно, заметил двух хорошеньких датчанок, но теперь все мысли его были заняты новой профессией – вор. После того как они уехали от Мэсси, у него появилось ощущение, что он смотрит на мир не так, как раньше, под другим углом. Похоже на то, как если бы он шагнул из одной реальности в другую.

Теперь он остро ощутил, что действительно должен сделать обещанное. Его терзали противоречивые чувства. Временами ему казалось, что эта дурацкая затея стоит только того, чтобы над ней посмеяться, а через минуту видел себя обладателем пятнадцати миллионов. Решающим аргументом в пользу этой затеи стало осознание того факта, что обратного пути у него нет. Он обещал Марен – для нее это все равно, как если бы он подписал договор. Марен и ограбление были теперь неотделимы друг от друга. Если он откажется от своего слова, то, возможно, она не сразу оставит его, но он знал, что тогда между ними уже не будет той близости, что была раньше. В их отношениях появится трещинка, червоточина, которая в конце концов приведет к разрыву.

Теоретически, конечно, он мог бросить все, в том числе и Марен, но он знал, что никогда не сделает этого. При таком раскладе ничего не оставалось, кроме как отбросить осторожность и пессимизм и приступить к делу, при этом постоянно представляя себя обладателем пятнадцати миллионов. Но с чего начать? Этого Чессер не знал. Он постарался поставить себя на место грабителя и пришел к мысли, что, наверно, надо осмотреть дом одиннадцать на Хэрроухауз с новой, преступной точки зрения. Для маскировки он надел темные очки.

У него хватило здравого смысла не приближаться к дому одиннадцать, а рассматривать его, стоя на углу. Но ничего нового он не увидел. Дом как дом, похож на все остальные, плотно прижат к соседним домам.

Он обошел квартал, чтобы взглянуть на дом с противоположного угла. Пошел вниз по Эндрю-стрит, перпендикулярной Хэрроухауз, и обнаружил проходной двор – один из тех относительно широких переулочков, которые делают лондонский лабиринт столь запутанным. На указателе было написано, что он называется Паффинг-мьюс. Он шел параллельно Хэрроухауз и давал возможность посмотреть на дом номер одиннадцать с другой стороны.

Чессер поправил черные очки и двинулся вниз по переулку. Он миновал стоявший у тротуара длинный «роллс-ройс». Одетый в униформу шофер, с привычным усердием протиравший машину, не обратил на него никакого внимания. Чессер никак не мог определить, какое же из зданий – номер одиннадцать. В конце концов он увидел на одной двери табличку «Мид-Континентал Ойл» и сделал вывод, что следующий дом и есть тот, который ему нужен. Похоже. Это было единственное здание в переулке без дверей и окон, только глухая кирпичная стена в пять этажей высотой.

Чессер дошел до конца переулка. Он не узнал ничего нового, кроме того, что парадная дверь – единственная во всем здании. Конечно, он допускал, что существует еще один путь сверху, через крышу, но у него не было возможности проверить это предположение.

Он вернулся домой. По крайней мере, начало положено. Растянувшись на диване, он принялся от нечего делать листать журнал «Квин» за прошлый месяц. Сив догадалась принести ему стакан холодного коктейля и одарила теплой улыбкой. Он был благодарен и за то и за другое. Чессер лежал, потягивая коктейль, и пытался разобраться в своем гороскопе, напечатанном в «Квин».

И тут он услышал это.

Звук, похожий на негромкий резкий хлопок, Он не придал этому значения, но звук повторился несколько раз через неравные промежутки времени. С минуту все было тихо, а потом началось снова. Странный звук. Похоже, он уже когда-то слышал его. Звук доносился снизу.

Он приложил ухо к ковру. Да, сомнений не оставалось. Чессер отправился на разведку. Он разыскал дверь в подвал и спустился вниз.

Это была Марен.

Она стояла, крепко упираясь расставленными ногами в землю, левая рука на поясе, правая вытянута вперед. Самая правильная позиция для стрельбы. К противнику, старому портновскому манекену, обтянутому муслином, она стояла в профиль. Так в него труднее попасть.

Теперь Чессер понял: то, что он слышал, было звуком выстрела из пистолета с глушителем. Пуля вошла в пышные формы манекена рядом с предыдущими – на уровне сердца. Марен быстро прицелилась и нажала курок. Отверстие, проделанное пулей, отстояло от остальных не больше, чем на полдюйма. Она остановилась, чтобы перезарядить. Чессер никогда раньше не видел женщину, стреляющую из пистолета. Разве только в кино. Но в жизни – никогда. В этом есть что-то гибельно привлекательное. Он спросил:

– Где ты научилась так стрелять?

– Жан-Марк научил.

– А-а.

Она вынула пустую обойму, взяла новую, вставила ее и послала патрон в патронник так, будто она всю жизнь этим занималась.

– С бедра я стреляю хуже, – сказала она, – не так метко. Она повернулась и продемонстрировала, вогнав без остановок всю обойму в грудь манекену. Отверстия от пуль были на расстоянии не больше шести дюймов друг от друга.

– Видишь, – сказала она со вздохом, – не получается кучно.

– Неплохо, – сказал он и подумал: «Господи! Она же смертельно опасна!»

– Для этого нужен навык. Мы оба должны тренироваться.

– Зачем?

– Я купила тебе маузер. Точно такой же, как мой.

Она показала на пистолет, лежавший неподалеку на ящике. Тоже с глушителем. Рядом стояло несколько коробок с патронами, небольшая жестянка со смазочным маслом и какие-то специальные щеточки. Так вот зачем она ходила в магазин. За оружием.

Она сказала:

– Раньше у меня была беретта 380-го калибра, пока Жан-Марк не подарил мне маузер. Жан-Марк говорил, что маузер калибра девять миллиметров может остановить все что угодно.

– Что значит остановить?

– Убить.

Она сказала, почти не разжимая губ, и слово это настолько не вязалось с ней, что Чессер не мог не рассмеяться.

– Оружие нам не понадобится, – сказал он ей.

– Откуда ты знаешь?

– До этого дело не дойдет.

– А если они вооружены?

– Кто – они?

Она пожала плечами:

– Неважно, кто.

– Самый надежный способ уберечься от пули – вообще не иметь оружия.

– Это глупо, – заявила она, перезаряжая обойму.

– Если у тебя есть оружие, они могут выстрелить, подумав, что ты собираешься стрелять. А если у тебя нет оружия…

– Они все равно могут выстрелить, – сказала она.

– Никогда.

– Могут, могут.

– Даже английская полиция не носит оружия. Наверно, ©то не так уж глупо.

– Раньше не носили, а теперь иногда носят.

Она была права. Чессер вспомнил, что где-то читал об этом. Теперь полицейским в некоторых случаях разрешалось иметь при себе оружие.

– Знаешь, почему они решили вооружиться? – спросила Марен.

Чессер спросил: «Почему»? Он знал, что она все равно скажет.

– Чтобы иногда, для разнообразия, иметь возможность отстреливаться, – ответила она, весьма довольная собой. Теперь, когда последнее слово осталось за ней, она взяла маузер Чессера за ствол и протянула ему. Он взял и едва не уронил оружие.

Держать маузер в руках было неприятно, и ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы сжать пальцы.

Она сделала знак рукой в сторону манекена, предлагая Чессеру прицелиться.

Он встал не так, как надо – повернувшись к манекену всем телом, потом поднял маузер и спустил курок. Пуля даже не попала в манекен – лязгнула о гранитную стену подвала и срикошетила несколько раз, заставив их пригнуться. – Ты дергаешь, – сказала она.

Чессер был удивлен, что промахнулся. Ведь Марен проделывала это с легкостью.

– На курок надо нажимать плавно, – наставляла она. – Давай я тебе покажу.

Она вынула обойму из его пистолета, положила свой палец на курок и заставила его положить свой палец сверху, чтобы он мог почувствовать, что она имела в виду под словом «нажимать». Марен показала ему, как надо стоять и как дышать, чтобы выстрел получился точным.

Чессер подумал, что напрасно потакает ей, уделяя всей этой муре столько внимания. После того, как инструктаж был закончен, она снова вставила в пистолет обойму и взвела курок. Пуля попала в нижнюю часть манекена.

– На этот раз я в него попал, – воскликнул Чессер.

– Попал, – без особого восторга согласилась Марен. – Прямо между яичников.

– Какая разница?

– Целься в сердце.

Он стрелял снова и снова. Марен перезаряжала пистолет, пока он не расстрелял все обоймы. Несколько раз он попал. Но по большей части он промахивался, и пули свистели у них над головой, как смертоносные пчелы.

На следующий день в половине первого Чессер сидел на задней скамье в соборе Святого Павла.

В огромном соборе сидело около ста человек. Все они постарались устроиться как можно дальше друг от друга, как будто такая разобщенность приближала их к Богу.

Чессер пришел сюда не молиться. В последний раз он произнес слова молитвы, когда ему было пятнадцать. Он смотрел вверх и испытывал при этом невольное уважение к гению строителя – Кристофера Рена, а в это время Марен пробиралась вдоль длинного ряда скамеек.

– Мы договорились встретиться снаружи. В половине второго, – он ответил негромко, но великолепная акустика собора усилила его голос, и он прозвучал гулко. Говорят, что здесь слышно, как падает слеза.

Несколько стариков повернулись в их сторону, всем своим видом выражая неодобрение.

– Тсс, – шикнула на него Марен и продолжала шепотом: – У меня подозрение, что ты тут с кем-то встречаешься.

– Так и есть.

– С кем?

– Ты его не знаешь.

– Это имеет отношение к нашему проекту?

Чессер кивнул. Он собирался рассказать Марен об Уотсе, но потом. Уотс был его главной надеждой, но он сомневался, получится тут что-нибудь или нет.

– Я хочу участвовать во всем, – заявила Марен. Чессер пожал плечами. Он взял с подставки молитвенник и принялся без всякой цели листать страницы. Одна страница была оборвана, и ему в голову пришла кощунственная мысль, что кому-то понадобился клочок бумаги, чтобы выплюнуть жевательную резинку.

– Я поговорила с Милдред, – сказала Марен.

– Ну и что говорит Жан-Марк? – спросил Чессер, хотя его это не слишком интересовало.

– Я говорила не через нее, а с ней.

– А-а.

– Она нам поможет.

– Ты, надеюсь, не говорила ей о наших планах?

– Не все.

Чессер закрыл глаза и покачал головой.

– Не волнуйся, – успокоила его Марен. – Мы можем ей полностью доверять. Если кому-то на этом свете я могу доверять полностью, то это Милдред.

Чессеру показалось, что это камень в его огород, и он решил уйти от этой темы. Если Марен не сказала ни слова об его измене, то это вовсе не значит, что ей ничего не известно.

– Милдред не расскажет об этом ни одной живой душе, – с уверенностью заявила Марен. – Ты ей веришь, ведь правда?

С минуту Чессер задумчиво смотрел на алтарь. Потом кивнул.

Марен была этим очень довольна.

– Я все время забываю, что ты ее никогда не видел. Она так много говорит о тебе. Я сегодня с ней обо всем переговорила.

Она придвинулась к нему поближе и взяла его руку в свою.

– Мы можем получить очень нужную помощь. Милдред обещала связать нас с кем-нибудь с той стороны, чтобы он руководил нами.

– А как насчет твоего китайца? – спросил Чессер, имея в виду ее невидимого покровителя.

Марен бросила на него испытующий взгляд. Она ни разу не вспомнила о потустороннем восточном духе с тех пор, как стала общаться с Милдред. Теперь она оглядывалась с таким видом, будто ожидала его здесь увидеть.

– В последнее время он не давал о себе знать, – сказала Она, – и Билли Три Скалы тоже.

– А я-то всегда думал, что мы можем рассчитывать на доброго старого Билли, – вздохнул Чессер.

– Конечно, можем. Просто ему нужно было немного отдохнуть.

– Это точно. Всем необходим отпуск, даже мертвому индейцу.

Марен кивнула.

– Он будет рядом, когда он нам потребуется.

– Может быть, они оба тебя покинули?

– Нет, – с уверенностью сказала она. – Они будут следить за мной до самого конца.

Чессер заметил Уотса, который шел от алтаря по ближнему проходу. Очевидно, он вошел через боковой вход. Он оглядывался в поисках Чессера, и тот помахал ему.

Уотс заметил его. Подошел к концу ряда, помедлил, затем приблизился и сел рядом с ними.

Чессер и Уотс пожали руки. Чессер почувствовал, какая у него сухая кожа. Он представил Уотса Марен. Она приветливо улыбнулась, а ее глаза внимательно рассматривали тихого, ничем не примечательного человека. Она представляла его совсем другим: очень сильным и опасным. Уотс мягко улыбался, почтительно глядя на ее молодость и красоту. Чессер сразу приступил к делу.

– У меня к вам есть одна просьба.

– Да, сэр.

– Даже две. Первая: давайте проще, без всяких «сэров».

– Хорошо, – согласился Уотс, слегка смущаясь.

– Я думал о вашем друге, – сказал Чессер.

– О каком друге? – Уотс чуть было снова не прибавил «сэр».

– Вы говорили мне о нем тогда, в отеле «Коннахт». О том, которому осталось жить всего несколько месяцев.

Уотс и бровью не повел.

– И что вы думали о нем?

– Мы могли бы быть полезны друг другу.

– Полезны?

– Да. Из того, что вы мне рассказали, я понял, что у вашего друга возникли финансовые сложности из-за бесчеловечных правил, принятых на фирме, где он работает.

Уотс кивнул.

Чессер сунул руку в карман пиджака. Достал сложенный пополам чек. Развернул его и положил себе на колено. Чек был подписан М.Дж. Мэтью. На сумму двести тысяч долларов. Получатель – Чарльз Уотс.

Уотс долго смотрел на эту бумажку.

В этот момент Чессер решил, что отдаст ему чек в любом случае, независимо от того, согласится ли он сотрудничать или нет.

Увидев на чеке свое имя, Уотс не мог не понять, что для Чессера не секрет, кто же этот друг. Но он продолжал придерживаться этой версии. Так было удобнее для обоих. Он спросил:

– Как мой друг может помочь вам?

– Предоставив информацию о том месте, где он работает.

– Что именно вас интересует?

– Все. Но особенно то, что касается нижних, подземных этажей.

– Мой друг знает все про это. – Я в этом не сомневался.

– Но платить необязательно. Он будет рад вам помочь. Чессер улыбнулся.

– Я рад слышать, что он настоящий друг. Однако я продолжаю настаивать на плате. За эти деньги я хочу узнать все, до малейших подробностей.

Он затолкнул чек в карман пиджака Уотса и без того немного оттопыренный.

– Там мой завтрак, – пояснил Уотс.

– Надеюсь, мы не отняли у вас слишком много времени, – сказал Чессер и тут же пожалел о своих словах.

Уотс вежливо улыбнулся в ответ.

– Я все равно часто прихожу сюда, – сказал он, бросив взгляд в сторону алтаря.

– Как вы думаете, когда мы получим ответ от вашего Друга?

– Через два, ну самое большее, через три дня.

– Примерно, к выходным. У вашего друга хорошая память на числа?

– Да, вполне.

– Тогда пусть он запомнит: 387-9976. Уотс повторил номер вслух.

– Он может позвонить из телефонной будки, – предложил Чессер.

– Думаю, он так и сделает.

Все было сказано. Марен и Чессер поднялись. Уотс остался сидеть на скамейке. Из прохода Чессер оглянулся и увидел, что Уотс уже стоит на коленях.

ГЛАВА 14

Милдред вскарабкалась на плюшевый диван. Она откинулась на подушки, поскольку диван был слишком широк для нее. Край его приходился ей как раз на уровне середины икр, и ее коротенькие, толстенькие ножки, одетые в ботинки на толстой резиновой подошве, торчали параллельно полу.

Словно почувствовав, что Чессеру не слишком нравится зрелище этих безобразных ног, Милдред пожаловалась:

– Боже, что может быть хуже, чем больные ноги! Ох-ох-ох, – простонала она, – каких только мучений я с ними не перенесла: плоскостопие, выступающие косточки, – всего не перечислишь.

Марен ей сочувствовала. Воодушевленная, Милдред продолжала:

– В прошлом месяце я совершенно охромела из-за ужасного вросшего ногтя. На большом пальце правой ноги. Боль просто жуткая. Пришлось ехать в больницу Святого Георгия, чтобы там все сделали, как полагается. Такой добрый джентльмен – хирург. И совсем не задается, как эти мясники с Харли-стрит, которые сдерут с вас пять фунтов, а ничего не сделают.

Чессер оглянулся и знаком показал Сив, что ему позарез надо что-нибудь выпить. Он пытался придумать какой-нибудь удобный предлог, чтобы выйти из комнаты, но, не желая огорчать Марен, остался сидеть и страдать. Он не сильно ошибся, когда представлял себе Милдред. Она была почти такой, какой он ожидал ее увидеть. Разве что еще более гротескна. Лилипут около четырех футов ростом. Ее торс и конечности выглядели так, будто все их попытки вырасти были безжалостно подавлены при помощи какой-то изуверской машины. Только голова была нормальных размеров, но она казалась больше, чем на самом деле. Глаза у нее были навыкате, как это бывает при увеличенной щитовидной железе; ресницы густо покрыты тушью; брови полностью выщипаны, и вместо них высоко на лбу черным карандашом были проведены две тонкие линии. Такого преувеличения не требовалось – она и без того выглядела странно. Лицо было посыпано белой пудрой с лавандовым запахом; щеки вымазаны оранжевыми румянами; поверх ее собственного большого рта были нарисованы тонкие губы, что делало ее похожей на куклу чревовещателя. Все это обрамлялось множеством струящихся по плечам медно-рыжих крашеных волос, истончившихся от закручивания на раскаленные щипцы. Прямой пробор лежал, как открытая рана; были видны бледная кожа на черепе и корни волос более темного цвета.

Чессеру она не понравилась с первого взгляда. А затем она стала просто вызывать у него отвращение. И не потому, что была карлицей. Он был полностью лишен подобного рода предрассудков и именно поэтому мог признаться себе в этих чувствах. При встрече с Милдред почти все испытывали жалость, но Чессер отказал ей в этом чувстве. Он относился к ней, как к личности, и считал, что нет никаких оснований прощать ей такой безвкусный и отталкивающий вид. В конце концов многие карлики выглядят вполне прилично. Почему он должен делать ей скидку?

Само собой разумеется, отвращение, которое внушала ему Милдред, повлияло на его мнение об ее сверхъестественных способностях. Если вначале он сомневался, то теперь был абсолютно уверен, что она просто ловкая мошенница. Необходимость мириться с ее присутствием угнетала его. Но делать нечего. У него не было выбора. Хотя бы потому, что Марен, полностью доверявшая Милдред, уже посвятила ее в их планы. Чессер не мог вообразить себе большей глупости, чем доверить свою судьбу этой болтливой проныре, от которой можно ждать всего, чего угодно.

Он старался не смотреть на эти ужасные ботинки. Марен сидела на полу, рядом с диваном – в знак уважения. Когда Сив вкатила сервировочный столик, Марен спросила у Милдред, что она будет пить.

– Пахту, – заказала Милдред. – И капните туда немного джина.

Чессер позеленел.

– Мой дорогой папочка ничего другого не пил, – заявила Милдред. – Конечно, когда мог себе это позволить.

– Боюсь, что пахты у нас нет, – сказала Марен извиняющимся тоном. Милдред была разочарована.

– Как насчет бренди с горькой солью? – предложил Чессер, за что получил в награду от Марен неодобрительный взгляд.

Милдред заметила этот взгляд и выжала из него все, что могла. Она приняла обиженный вид, опустила глаза, заерзала, одернула пожелтевшие кружева лифа на своем черном платье и приниженно пробормотала:

– Не стоит беспокоиться.

Теперь взгляд Марен говорил: «Вот видишь, что ты наделал!» – Она повернулась к Милдред и умоляюще произнесла:

– Ну пожалуйста, выпейте чего-нибудь. Милдред покачала головой.

– Хотите немного старого испанского шерри? – предложила Марен.

Милдред обиженно сопела.

Сив протянула Чессеру бокал его любимого шотландского виски. Он с трудом сдерживался, чтобы не предложить Милдред вермута с лизолем, сделав ударение на лизоле.

– Выпейте! Я прошу вас, – настаивала Марен. Наконец Милдред подняла глаза и сдалась:

– Только капельку джина… без льда.

Сив, которая – Чессер это чувствовал – была его единственной союзницей, плеснула ей добрых четыре пальца крепкого джина. Для начала Милдред только слегка пригубила напиток, стараясь соблюдать приличие, но потом за два глотка высосала примерно половину стакана. Она легонько коснулась уголков рта салфеткой, скатанной в шарик, и перевела взгляд на Чессера. Смотрела долго, не отрываясь.

– Как странно, – наконец заявила она.

– О чем вы? – спросила Марен, и глаза ее заблестели. Она чувствовала, что Милдред имеет в виду какие-то парапсихологические явления.

– У вас удивительная аура, – сказала Милдред, обращаясь к Чессеру.

Чессер глянул вниз, ожидая увидеть расстегнутую ширинку.

– Она грязно-красного цвета, – сообщила Милдред. – Его нимбы, хало и даже сияние.

– Особенно сияние, – согласился Чессер. Милдред хмыкнула, отвела взгляд и сказала:

– Вам, наверно, очень стыдно.

– Хотела бы я видеть это, – сказала Марен с искренней завистью.

– Что – это? – спросил Чессер.

– Твою ауру, дорогой, – ответила Марен таким тоном, как будто имела дело с идиотом. Немного раздраженно она стала объяснять ему, что каждое человеческое тело испускает цветовое излучение, но видеть его могут только те, кто наделен экстрасенсорными способностями.

– Это не что иное, как нематериальный эфир, – сообщила Милдред.

– А-а, – протянул Чессер, глядя на ее губы.

– Выход внутренней энергии, – добавила Милдред и допила свой джин.

– Цвет ауры зависит от характера человека, – сказала Марен. – Правильно я объясняю, Милдред?

– Ах, – воскликнула Милдред, прижимая к щекам свои короткие, толстые пальцы. – Даже аура кармы грязно-красного цвета. – Она продолжала разглядывать Чессера.

– Никогда не видела ничего подобного, разве что у одного епископа из Кардиффа. Но даже у него это было выражено не так сильно. Гораздо слабее.

– По крайней мере, она не зеленая, – сказала Марен, благодарная и за это.

– А что такого удивительного в грязно-красном цвете? – спросил Чессер.

Милдред прищурилась и посмотрела на него.

– У него есть склонность к душевным болезням, – таков был ее диагноз.

Чессер подумал, что это похоже на безжалостный отзыв об его умственных способностях.

– Моя аура лиловая, – с гордостью сообщила Марен. Милдред бросила на нее быстрый взгляд.

– Сейчас там много розового, дорогуша, – сказала она и снова принялась разглядывать Чессера.

– И что означает твой цвет?

– Духовность, – ответила Марен.

– А розовый говорит о нежных чувствах, – сладко улыбаясь, проговорила Милдред.

– А как насчет меня, – спросил Чессер, – такого паршивого, грязно-красного? Я грязно-красный – и все. Что мне теперь делать?

– Ты в самом деле такой, милый, – сказала Марен, – Ауры не лгут. Но стыдиться этого не стоит.

– Я ничего не стыжусь. Что означает грязно-красный?

– Это значит, что ты очень сексуальный, – призналась Марен.

Милдред хмыкнула:

– Это еще очень мягко сказано.

Чессер успокоился. Может, и вправду в этих аурах что-то такое есть. Он представил себе, как было бы забавно видеть настоящие цвета людей. Разноцветные люди. Он поинтересовался:

– На какое расстояние от человека распространяется его аура?

– По-разному, – ответила Марен, потому что не знала точного ответа. Милдред сказала:

– От шести до двенадцати дюймов. У всех, кроме тех, кто скоро отойдет в мир иной. Я как раз недавно встретила в автобусе молодого парня. На вид – в самом расцвете сил. Но едва я на него взглянула, поняла: он не жилец на этом свете. У него почти совсем не было ауры. Наверно, один из этих, наркоманов. Сжигают себя, вот так.

Все время пока она говорила, она не сводила глаз с Чессера, который постепенно стал к этому привыкать. Вдруг она спокойным голосом объявила:

– Тут кто-то есть. Чессер оглянулся. Марен спросила, кто это.

– Я пока не знаю, – сказала Милдред.

– Может, это Жан-Марк? – с энтузиазмом отозвалась Марен.

– Боже! – воскликнула Милдред и пояснила, обращаясь к Чессеру: – Он вами недоволен. Чессер нервно рассмеялся.

– Спросите Жана-Марка, где он пропадал? – попросила Марен. – И скажите ему, что я не вынесу, если он только подразнит меня и уйдет, не сказав ни слова.

– Это не Жан-Марк, дорогуша, – сказала Милдред.

Чессер был рад этому известию. Хотя он и не верил, что она разговаривает с кем-то. Чертова карлица, строящая из себя медиума, просто разыгрывает весь этот спектакль исключительно ради него.

– Ну если это не Жан-Марк, то кто же? – спросила Марен разочарованно.

– Понятия не имею, – сказала Милдред, стараясь сосредоточиться.

– Попросите его представиться, – предложил Чессер.

– Не могу.

– Почему же?

– Он ушел. Только показался ненадолго, чтобы дать нам понять, что он тут, и ушел. Ничего не сказал. Просто постоял тут, прямо за вашим креслом. Он был зол на вас. Хмурился. На нем было пальто, знаете, такое длинное, с бархатным воротником.

– Честерфилд называется, – сказала Марен. Милдред кивнула.

– И черная гамбургская шляпа.

– Гамбургская? – переспросил Чессер.

– По-моему, я ясно сказала: черная гамбургская шляпа. Он ужасно сердился на вас. Был просто вне себя от ярости.

Чессер попытался представить себе привидение в длинном пальто и черной шляпе. Так оно выглядело гораздо лучше, чем в обычной старой простыне. И вдруг, по какой-то необъяснимой причине, у него в памяти всплыл эпизод из давнего прошлого. Черная шляпа, которую Чессер примерил, когда ему было почти девять лет. Если быть точным, то зимним утром за два дня до своего девятого дня рождения. Гамбургская шляпа была ему велика; пока все еще спали, он нацепил ее перед большим зеркалом в прихожей – она съехала ему на самые глаза. Шляпу только что вернули из чистки в специальной коробке, в которой отец хранил ее. В химчистке торопились, так как шляпа нужна была отцу в тот же день. Отец всегда надевал гамбургскую шляпу, когда летел в Европу, где у него были дела с Системой. В тот раз он собирался уехать на неделю. Чессер был очень осторожен, когда клал шляпу на место в коробку. Но потом он высказал ей все, что о ней думает, в таких выражениях, которые употреблял только с парнями на улице.

Теперь, тридцать лет спустя, Чессер быстро отделался от этого воспоминания, промочил горло отличным шотландским виски и удивился необыкновенному совпадению. Милдред, что бы она собой ни представляла, не убедила его, а в лучшем случае подкинула новую пищу для сомнений.

К этому времени стакан Милдред наполнился джином уже в третий раз. Она улыбалась Чессеру, по-видимому, убежденная, что произвела на него должное впечатление.

Чессер прикидывал, обидится ли Марен, если он пойдет в подвал попрактиковаться в стрельбе.

– Вы играете? – спросила она его.

– Давно уже нет, – ответил он.

– Она имеет в виду пианино, – объяснила Марен. В углу комнаты стоял роскошный рояль.

Милдред с трудом слезла с дивана и проковыляла к великолепному эбонитово-черному инструменту.

– Моя мамочка позаботилась, чтобы я брала уроки, – сказала она, погладив бок рояля. Потом встала на цыпочки, чтобы заглянуть внутрь, на струны. – Она уже много лет как умерла от почек, моя мамочка. Но сейчас она очень счастлива. Ей там лучше, чем было здесь, можете мне поверить. Ей было так стыдно из-за меня, так стыдно. И из-за того, что X такая необычная, и вообще. Но такая уж у нее была карма. Она сама в этом виновата.

Марен хотела спросить Милдред, была ли ее мать тоже карлицей, но никак не могла найти нужные слова, чтобы сделать это потактичнее. Она так верила в телепатические способности Милдред, что даже не удивилась, когда та, будто прочитав ее мысли, ответила:

– Я всегда смотрела на нее снизу вверх, на мамочку. В ней было почти шесть футов росту. Высоченная, как пожарная каланча. – Она забралась на табурет, стоявший перед роялем. – Но мамочка все-таки хотела, чтобы я брала уроки музыки, да, хотела. – Милдред взяла несколько нот и рванулась в атаку. В ее интерпретации Чайковский был больше похож на «Кемптаунские гонки»; своими короткими пальцами она не могла ударять по белым и черным клавишам одновременно. Кроме того, у нее были слишком короткие руки, и поэтому она должна была ограничить свои усилия средней частью клавиатуры, верхние и нижние октавы были ей недоступны. Пользоваться педалями она, конечно, тоже не могла.

Эта сцена растрогала Марен. Чессер заметил у нее на глазах слезы и еще больше полюбил ее за это. Милдред на самом деле было жалко. Она продиралась сквозь пьесу, на ходу придумывая и меняя музыку, чтобы пьеса отвечала ее весьма ограниченным возможностям.

Когда она закончила, Марен и Чессер взорвались аплодисментами. Милдред расплылась в довольной улыбке. Она проковыляла обратно к дивану, взобралась на прежнее место и вознаградила себя за труды двойной порцией джина.

– Пора поговорить о деле, – заявила она.

Этого Чессеру как раз и не хотелось. Он уже решил, что постарается откупиться от нее чеком, подписанным М. Дж. Мэтью, как только настанет удобный момент.

– Никогда не имела дела с алмазами, – сообщила Милдред. – Только однажды уронила в туалет маленькую булавку с бриллиантиками. Меня никогда не интересовали вещи. Я не могу себе этого позволить. Если я стану этим заниматься, то они рассердятся и лишат меня моего дара.

Чессер хотел бы знать, кто такие эти таинственные «они».

– Я буду рада вам помочь, насколько это в моих силах, но только не за деньги. Вы понимаете.

Марен кивнула. Ее восхищали жизненные принципы Милдред.

Чессер тоже кивнул. Однако он был настроен скептически. Милдред продолжала:

– Я тут провела кое-какую черновую, скажем так, работу. Я связалась с одним духом, он когда-то имел дело с бриллиантами. Дух сказал, что тот был мошенником. Теперь-то он, конечно, об этом жалеет, но он все равно им был.

– Кто? – спросил озадаченный Чессер.

– Некто, кого этот дух знает, – раздраженно пояснила Милдред. – Я не спрашивала, как их зовут. Они не любят называть свои имена, вы же понимаете. Вы хотите, чтобы я продолжала?

Марен сказала, что очень хочет.

Милдред вздохнула, немного посопела, снова одернула платье и сказала:

– Мне велено передать вам один совет.

– Какой? – спросил Чессер.

– Я говорила тебе, она нам поможет, – торжествовала Марен.

– Всего три слова, – сказала Милдред. – Духи мало говорят. Наверно, им это трудно. Но они сказали: «Положитесь на черного». Вот и все, что он сказал. «Положитесь на черного». Я думала, вы догадаетесь, что это значит.

Марен не знала.

– А вы знаете? – спросил Чессер, обращаясь к Милдред.

– Откуда мне знать, – ответила она. – Я думала, вам будет все ясно, ведь вы были связаны с алмазами.

– Подумай, дорогой, – просила Марен. – Может, ты вспомнишь кого-нибудь?

– В нашем классе был парень по кличке Черный. Он раньше остальных начал заниматься онанизмом. Он тогда был очень здоровый. Последнее, что я о нем слышал: он стал дизайнером по интерьерам и чемпионом Ист-Сайда по гандболу.

– Нет, он явно не подходит, – сказала Марен.

– «Положитесь на черного», – процитировал Чессер.

– Придет время, и вы все поймете, – уверила его Милдред. – Все равно я сказала тому человеку с другой стороны, что буду снова просить его прийти. Вы не против, если я ненадолго погружусь в транс?

Марен была в восторге.

Виски сделало свое дело – теперь Чессер отнесся к этому терпимее. Милдред опрокинула остатки джина, уселась поудобнее и закрыла глаза. Через несколько мгновений ее тело неподвижно застыло. Маленькие, коротенькие ножки Милдред казались кукольными.

Чессер был уверен: сейчас Милдред продемонстрирует гвоздь программы. Марен с нетерпением ждала жизненно важных известий из царства теней.

Они прождали минут пятнадцать. Милдред – ни звука. Все по-прежнему.

Марен верила, что душа Милдред блуждает где-то в астральном мире, пытаясь перехватить космическую энергию, и сидела, боясь пошевелиться. Ведь любой резкий звук, возможно, даже шепот, может потревожить ее физическую сущность, куда ее душа еще не вернулась. Если такое случится, это может отразиться на ней самым печальным образом. Как именно, Марен не знала, но полагала, что Милдред грозит гибель.

Чессер был сыт этим по горло. Он с терпеливым видом сидел в кресле и размышлял о доме номер одиннадцать. Эта крепость казалась неприступной. Интересно, какую информацию он получит от Уотса? Чессер почти не верил, что эти сведения могут как-то ему помочь. Он пытался смотреть на вещи оптимистичнее, но при счете «двенадцать миллиардов – ноль» это было нелегко. Ноль, или почти ноль. Все, чем он располагал, – это умирающий клерк, взбалмошная подружка, карлица, строящая из себя экстрасенса, и он сам, так и оставшийся в статусе любителя во всех делах, за которые брался.

Он встал и, не обращая внимания на отчаянную жестикуляцию Марен, подошел к Милдред. Он внимательно оглядел ее и легонько тронул за плечо.

Милдред тут же открыла выпученные глаза.

– Боже, – сказала она, – я, должно быть, задремала. Вы, наверно, решили, что я сошла с ума.

Марен спросила, все ли с ней в порядке. Милдред кивнула и стала тереть глаза кулаками, размазывая тушь по лицу.

– Это все потому, что я слишком много работала. Духи отнимают столько сил.

Чессер подумал, что это она про выпитый джин.

– Бедненькая Милдред, – посочувствовала Марен.

– Ладно, дорогие мои, – вздохнула Милдред. – По-моему, на сегодня хватит. Но обещаю не забыть и заняться вашим делом.

– Я отвезу вас, – предложила Марен.

– Нет-нет, просто запихните меня в такси, – сказала Милдред.

У Чессера было большое желание выполнить ее просьбу буквально.

ГЛАВА 15

В пятницу вечером Уотс позвонил.

Материалы были готовы. Привезти их? Нет. Чессер решил, что разумней будет отправить их с шофером такси. Уотс согласился и сказал, что на всякий случай позвонит еще раз на этой неделе. На тот случай, если у Чессера появятся, какие-нибудь вопросы. Они обменялись благодарностями.

Через час Чессер держал в руках небольшой, тщательно запечатанный конверт. В нем оказалось двадцать две страницы, исписанные аккуратным почерком, и множество четко вычерченных схем.

Марен и Чессер принялись за чтение. Они сидели на широкой кровати, обложившись подушками, и поедали черные греческие маслины и красную ирландскую редиску. В огромных количествах. Молча.

Уотс действительно проделал огромную работу. Ничего не было упущено. Приводились точные данные об оборудовании, которое использовала Система, о расписании работ. Схемы, очень наглядные, были аккуратно вычерчены по линейке. На них было указано все: даже расположение рабочих столов и электрических розеток. Всюду, где это могло иметь хоть какое-то значение, были проставлены размеры с точностью до дюйма.

Теперь Чессер и Марен знали своего противника. Система имела два подземных этажа, по площади равных верхним, куда можно было попасть только на лифте – том самом, на котором поднялся сэр Гарольд, когда Чессер видел его в вестибюле. На первом этаже сверху размещались комнаты для приемки, оценки и сортировки алмазов. Нижний состоял из единственного просторного помещения, которое Уотс именовал «хранилищем». Здесь были собраны все сокровища Системы.

Попасть в хранилище прямо из лифта невозможно. Сначала надо пройти через небольшую проходную комнату. Само хранилище со всех сторон закрыто четырехдюймовой броней, Сделанной из сплава экзотических металлов. На испытаниях эта броня выдерживала прямое попадание семидесятипятимиллиметрового снаряда. Массивная дверь в хранилище сделана из того же сплава. Электронное устройство автоматически открывало дверь в девять часов каждое утро по рабочим дням и закрывало в шесть вечера. Когда дверь была закрыта, включались сложные системы сигнализации, установленные в проходной комнате. Несколько фотоэлементов, расположенных так, что нельзя было подойти к двери, не пересекая лучи света, которые сразу сработали бы, окажись что-нибудь между дверью и источниками света. Сверхсложная аппаратура, первоначально разработанная для космических исследований, реагировавшая на тепловое излучение, сразу определила бы присутствие в коридорчике любого живого существа. И, как будто всего этого недостаточно, прямо перед дверью находится еще одно грозное препятствие – система зеркал, установленных под соответственными углами, так чтобы они отражали лазерные лучи. Лучи смерти.

В мыслях Чессер видел внутри хранилища груды алмазов, но оказалось, что картина там прямо противоположная: аккуратные ряды матово-черных металлических шкафов с неглубокими выдвижными ящиками, выложенными изнутри мягкой материей. Всего шкафов было пятьдесят, по тридцать ящиков в каждом. Алмазы хранились в строгом соответствии с их классификацией, основанной на весе, цвете и чистоте. Для неограненных ювелирных алмазов существовало более двух тысяч градаций. К примеру, только у бесцветных алмазов находили более двухсот оттенков, на основании которых производилась сортировка. Для больших камней выделялись специальные ящики поглубже, но основную часть фонда, приблизительно девяносто пять процентов, составляли алмазы весом от половины карата до десяти карат. Шкафы занимали все пространство в хранилище, они стояли даже в центре, задними стенками друг к другу, образуя небольшой островок.

Два шкафа, стоящие у стены, были ниже остальных. Их использовали как рабочую поверхность, на которой находился портативный прибор для определения качества алмазов. Здесь Уотс проводил большую часть рабочего времени, проверяя камни, которые ему приносили из рабочих помещений. Он отвечал за то, чтобы все камни были правильно расклассифицированы, занесены в каталог и лежали на своих местах.

Была сделана пометка: специальное место в хранилище отведено алмазам из России. Согласно сверхсекретному соглашению, заключенному в 1968 году в Москве, алмазы Советов хранились отдельно. Несомненно, русские настаивали на этом условии на тот случай, если когда-нибудь в будущем им вздумается забрать то, что останется, но сейчас они хотели продать как можно больше.

Крыша дома одиннадцать никак не сообщалась с остальным зданием. Входа там не было. Как только на крыше оказывалось что-нибудь весом больше десяти фунтов, немедленно поднималась тревога: по всей поверхности установлена специальная аппаратура. Ограничение в десять фунтов было установлено, чтобы система не реагировала на голубей и прочих птиц.

Вся охранная сигнализация была установлена и управлялась Службой Безопасности Системы, располагавшейся на той же улице Хэрроухауз, напротив дома одиннадцать. Там постоянно дежурили не меньше шести вооруженных охранников, готовых в любой момент подняться по тревоге и держащих наготове автоматические винтовки, ножи и газовые пистолеты. Служба Безопасности также располагала коротковолновыми передатчиками, работавшими на незарегистрированной частоте. Все охранники тщательно подбирались и прошли специальную подготовку. К примеру, их учили убивать голыми руками. Охрана была элитным подразделением.

Миллер, открывавший дверь дома одиннадцать, был квалифицированным специалистом высокого ранга.

Люди. Сэр Гарольд Аппенстейг больше не принимал активного участия в каждодневной работе. Он отошел от дел, постепенно отстранился. Его обязанности выполняет Мичем, который вскоре будет официально избран на пост Председателя совета директоров. Совет собирается дважды в год на улице Хэрроухауз. В нем шесть человек, непосредственно не работающих в Системе. Из этих шести наибольшей долей капитала обладают члены знаменитого семейства банкиров Ротшильдов.

Последняя страница документа была посвящена оценке стоимости запасов Системы в рыночных ценах на прошлую пятницу.

Двадцать два миллиона четыреста тридцать две тысячи сто шесть карат. Стоимостью двенадцать миллиардов пятьсот тридцать два миллиона шестьсот пятьдесят тысяч долларов. Мэсси определил эту сумму с невероятной точностью. У Чессера было неприятное ощущение в желудке. Наверное, из-за редиски. Марен внезапно почувствовала себя маленькой, неуверенной. Они лежали молча. Около полуночи Чессер наконец встряхнулся, промычал что-то нечленораздельное, поднялся и сунул бумаги в нижний ящик комода, которым никогда не пользовались: слишком неудобный. Марен поняла, зачем он это сделал. Не для того, чтобы спрятать – просто чтобы глаза не мозолили.

Следующие три дня они старались отвлечься, занимаясь чем-нибудь посторонним. Не сговариваясь, оба не проронили ни слова об алмазах. И, что тоже показательно, больше не спускались в подвал упражняться в стрельбе.

Они сходили в театр на пьесу, в которой актерам лучше удавался показ голого тела, чем диалоги; пообедали в кабачке «У Альваро», были в зоопарке и даже на аукционе «Сотби», где Марен пыталась купить почти все и в конце концов приобрела за восемьдесят тысяч долларов рисунок Пикассо – при таких расценках получалось, что художник работал за сто сорок долларов в секунду.

Оставшись дома, они читали все что под руку попадется, смотрели телевизор, не вникая в суть происходящего на экране, срезали в саду желтые розы, играли в трик-трак и делали при этом столько глупейших ошибок, что казалось, будто оба хотят проиграть. По взаимному молчаливому соглашению, никакой любви. Они жили, не замечая ничего вокруг, просто механически передвигались. Часто они просили друг друга повторить только что сказанное. Мысли обоих занимал один и тот же предмет: хранилище. Огромная, вырытая под землей сокровищница, одетая четырехдюймовой броней. Они оба, каждый по отдельности, пытались найти решение. Но неуязвимость хранилища их обескураживала. Способа проникнуть внутрь просто не существовало – а если бы он и был, оставалось неясным, как они смогут унести четыре тонны алмазов, не подвергая себя риску быть продырявленными в нескольких местах снайперами Системы или превратиться в головешки, наткнувшись на лазерный луч.

Абсолютно неосуществимо.

К такому заключению пришел Чессер. Ему нелегко было отказаться от этой идеи. Он уже привык к мысли, что его ожидают необыкновенное вознаграждение и полное отмщение. Но придется звонить Мэсси и говорить ему, что ничего не получится. Нет никакой необходимости обсуждать это с Марен. Теперь-то она убедилась, насколько он был прав, говоря, что никому не удастся оставить Систему в дураках.

Чессер решил пойти прогуляться, а по возвращении позвонить Мэсси.

Намереваясь вернуться через десять, максимум пятнадцать минут, он вышел из дому, повернул на Олбани-стрит, прошел Глостерские ворота и вошел в Риджент-парк. День был серый и пасмурный, но временами проглядывало солнце, и тогда хмурый пейзаж на мгновение оживал, расцвеченный в яркие тона. Смотреть на это было весело.

Чессер поискал пустую скамейку. Сел лицом к зеленой парковой лужайке, на которой гуляли матери с детьми и лежала влюбленная парочка. Проходивший мимо полицейский сделал им замечание. Было заметно, что он говорит это только для проформы, чтобы успокоить разгневанных мамаш. Любовники отодвинулись друг от друга, но едва он отошел, они снова были вместе, уверенные, что он не станет оборачиваться.

Чессер поднялся, чтобы идти домой. Но, дойдя до Принс-Альберт-роуд, он, повинуясь внезапному порыву, повернул на Парквей. По пути он разглядывал витрины магазинов, где была выставлена всякая дешевка: мороженая рыба, синтетические платья и сделанные из прозрачной пластмассы женские ножки до талии – манекены, демонстрирующие колготки телесного цвета. В булочной он соблазнился на полдюжины ячменных лепешек, но они оказались тяжелыми, словно гипсовыми. Он оставил пакет с лепешками на ступенях какого-то здания и пожалел того голодного беднягу, который их найдет.

Он шел домой с тягостным чувством в душе. Надо немного развеяться по дороге, нельзя приходить таким к Марен. Он зашел в книжный магазинчик, которого раньше не замечал, взял с полки иллюстрированный путеводитель по Португалии, выглядевший довольно привлекательно. Может, стоит предложить Марен отправиться туда? Он внимательно изучал фотографии: обнаженная женщина в море, у самой кромки прибоя – рождение Афродиты. На выпуклом треугольнике темных волос повисли блестящие капли, ноги раздвинуты, изумительно гладкая кожа, возбужденно торчат соски. Он пообещал себе и Марен, что в Португалии они будут много и хорошо любить друг друга.

Чессер воспрянул духом. Он обратил внимание на противоположную стену, полностью заставленную книгами в бумажных обложках. Решил купить парочку, чтобы оправдать свое долгое отсутствие. Однако его радовало то, что Марен обязательно поинтересуется, где он был. Он взял несколько книг наугад. И в этот момент – в точности так, как предсказала Милдред, – до него дошло, что могут означать слова «положитесь на черного». По крайней мере, одно из возможных толкований этого зашифрованного послания. Он взял с полки еще одну книгу. Странно, как он к этому пришел, будто кто-то привел его сюда, чтобы тут ему открылась истина. Все это, конечно, ерунда, но Марен посчитала бы это подтверждением сверхъестественных способностей Милдред.

Вернувшись домой, он обнаружил Марен в гостиной у дивана. Из стереопроигрывателя неслись звуки «Лед Зеппелин». На Марен не было ничего, кроме шелковой простыни, которую она заколола булавкой под подбородком. Белая материя скрывала ее волосы, придавая лицу ангельское выражение, и окутывала ее целиком мягкими складками. Марен сидела на полу, опершись спиной о диван и согнув ноги, чтобы было на что положить большую папку рисовальной бумаги, на которой она что-то писала. Листы с отчетом Уотса она использовала как черновик.

Она не взглянула на Чессера, пока не закончила мысль. Он сразу понял, что ее настроение изменилось. Она снова была той неукротимой Марен, которую он знал и любил. Но все равно ей придется смириться с мыслью, что ограбление отменяется из-за технической невыполнимости задачи.

Он сел рядом с ней и поцеловал в подставленную щеку. Приятно снова быть в ладу с самим собой. Он сказал:

– Я все понял.

– Правда? – Похоже, она была разочарована.

– Кажется, да. Мне вдруг пришло это в голову.

– Ну и как мы попадем в хранилище?

– Мы не будем этого делать.

– Точно, – подхватила она.

– Я говорил о другом. Я вдруг понял, что значит «положитесь на черного». По крайней мере, что это может означать.

Он взял одну из купленных им книг. На обложке была фотография автора – здоровенного негра, воинственно глядящего прямо в объектив.

– Я знал его, – сказал Чессер.

– Он выглядит не очень-то надежным, – заявила Марен. Чессер был вынужден с ней согласиться. Он взглянул на ее записи. Она тут же заслонила их. Он только успел разглядеть, что написано ее рукой и по-шведски. Он все равно не мог прочесть.

– Я позвонила Милдред, – сообщила она, – и спросила, не может ли она сделать телепортацию.

– Что-что?

– Телепортацию. Дематериализовать вещь так, чтобы та могла пройти через препятствие, и заново придать ей первоначальную форму, но уже в другом месте. Это как-то связано с передачей энергии через четвертое измерение.

– Я что-то об этом слышал.

– Это общеизвестный факт, – подтвердила она.

– Ага, проще простого.

– Это был бы лучший способ добраться до алмазов, но Милдред не может этого сделать.

– Не слишком-то много от нее помощи.

– В принципе, она может сделать телепортацию, но такая груда камней потребует слишком больших энергетических затрат. У нее нет столько энергии. Хотя это было бы интересно… – Она на минуту задумалась и замолчала, а потом спросила: – Какой величины карат?

– Семь тысячных унции, – ответил он.

– Я имею в виду размер.

Он придумал несколько заурядных сравнений, но тут ему в голову пришло кое-что получше. Он сказал ей:

– Примерно в половину самой чувствительной точки у тебя на теле.

Она невольно усмехнулась.

– Не больше? Нарисуй мне один карат, – сказала она, протягивая ему ручку и чистый лист бумаги из папки.

Он изобразил круг диаметром около четверти дюйма. Какое-то время она серьезно разглядывала рисунок.

– А десять карат в десять раз больше? Он приблизительно показал десять карат.

– Ну, это не очень много, – рассудила она.

– Надо звонить Мэсси, – сказал Чессер, поднимаясь.

– Ты разве не помнишь, что он запретил тебе звонить? Он на этом настаивал. Кроме того, я только что с ним разговаривала.

Чессер плюхнулся обратно.

– Он тебе звонил?

– Нет. Я попросила его как можно скорее начать ремонт своего нового офиса.

– Какого офиса?

– Его. Того, что на Хэрроухауз рядом с Системой.

– Начать ремонт? Зачем?

– Для маскировки, кроме всего прочего. Если вокруг здания необычная суета, никто не обратит внимания на всякие мелочи.

Похоже, она еще не отказалась от этой затеи. Чессера восхищала ее сила духа, но не ее упрямство. Спокойно и твердо он сказал ей, что попасть в хранилище невозможно.

Она ответила, что совершенно с ним согласна.

– Тогда давай плюнем на это и уберемся отсюда. Он предложил ей поехать в Португалию.

– Нам и не надо попадать в хранилище, – заявила она.

– Ты собираешься телепортировать алмазы?

– Нет, но именно это и навело меня на мысль. Он понял, что она не шутит.

– Я еще не до конца продумала, – призналась она. Развернула бумаги со своими записями по-шведски. – Если захочешь что-то предложить, говори, но не слишком улучшай, а то все испортишь, – попросила она и начала переводить.

ГЛАВА 16

Харридж Уивер был черным, одетым в черное. Белой была только полоска его крахмального пасторского воротничка шириною в дюйм. Не считая, конечно, зубов и белков глаз.

Уивер стоял с невозмутимым видом, терпеливо ожидая своей очереди к офицеру иммиграционной службы. Он сбрил бороду, усы и бакенбарды и надел очки в тонкой золотой оправе, в которых абсолютно не нуждался. Сейчас его внешность полностью соответствовала фотографии, вклеенной в его алжирский паспорт на имя преподобного Жерара Путо, выданный 20 февраля 1969 года.

Офицер кивнул Уиверу в знак того, что подошла его очередь. Уивер приблизился к необъятных размеров столу и представил свои документы. Сначала служащий проверил, нет ли фамилии Путо в списке лиц, скрывающихся от уплаты налогов, а также в списке преступников, разыскиваемых полицией, затем спросил пастора, как долго он собирается пробыть в Великобритании, где планирует остановиться и какова цель его визита. Все три ответа Уивера были ложью, однако весьма правдоподобной и не вызывавшей подозрений.

Он миновал иммиграционный и таможенный контроль без проблем. В первый раз за последние четыре года он рискнул собой, своей свободой. По крайней мере, той свободой, которая ему еще оставалась. Он не доверял закону белых и, следовательно, не мог полагаться на тот пункт соглашения о выдаче преступников между Великобританией и США, где утверждалось, что данное соглашение не распространяется на политических беженцев.

Уивер считал себя политическим беженцем, но ЦРУ, ФБР и прочие белые охотники за людьми его к таковым не относили. По их утверждению, он совершил убийство и скрылся, спасаясь от правосудия. Он не убивал, но если он вернется или его схватят, ему придется ответить за чужое преступление.

Четыре года изгнания сильно изменили Уивера. Жажда борьбы и победы была загнана глубоко внутрь, но от этого не ослабела, а наоборот, усилилась. Издалека, из-за океана, ему лучше был виден яростный гнев его чернокожих братьев, понятнее истоки вражды и причины поражений. Сидя под палящим североафриканским солнцем, Уивер гораздо отчетливей видел цель, к которой они стремились. Все еще стремились. Теперь он с горечью понял, какими наивными они были раньше: требовали признания своих прав, бросались в левые крайности, пытались действовать только в рамках закона. Очень скоро им пришлось убедиться, что закон не на их стороне, и даже если им удавалось найти в нем лазейку, то белым ничего не стоило заткнуть ее, издав новый закон.

Четыре года назад Уивер не мог быть настолько объективным. Он никак не мог оправиться от унижения: ему пришлось бежать, спасая свою жизнь. Бежать, чтобы спастись от снайперских винтовок белых, от их газовых камер, от клеток, где они продержали бы его всю оставшуюся жизнь.

Бывало, Уивер часами ходил по солнцепеку, снедаемый жаждой мести. Его мучили воспоминания о той ночи в Нью-арке, когда тысячи пуль свистели вокруг них, и одна пробила сердце его другу, его брату Джорджу. Полицейские убили его и обвинили во всем Уивера. Он знал, что им ничего не стоит расправиться с ним. Один из его братьев саркастически заметил по этому поводу, что у белых все схвачено.

Уивер помнил побег очень смутно. Сначала в багажнике автомобиля, потом скрючившись на заднем сиденье; при этом на всякий случай несколько раз меняли машины. Потом на моторной лодке из маленького прибрежного городка во Флориде. Помнил страх перед морем и облегчение, когда они доплыли до Барадеро на Кубе и оттуда джипом в Гавану, где он прожил неделю и где к нему отнеслись очень хорошо.

Наконец он добрался до Африки, где ему предоставили политическое убежище, за что он был благодарен. Он радовался, что теперь ему ничего не угрожает, но враг стал для него недосягаем – это было его трагедией. Ему оказалось нелегко привыкнуть к новому окружению – в какой-то степени ему помогали письма, свежие газеты, выпускавшиеся Движением, и редкие посещения братьев. Но эти визиты действовали на него угнетающе. Он чувствовал себя искалеченным ветераном, которому уже не встать в строй. Когда он заговаривал с ними о возвращении, на словах они одобряли его, но по глазам он видел, что они в это не верят.

Ему помогло пережить это трудное время то, что он начал писать книги. Он пришел к этому ремеслу, хотя и не верил в слова. Он высказывал мысли в микрофон, а потом, прокручивая пленку и слушая свой голос, еще больше убеждался в их правоте. Когда он облек мысли в слова, ему стали ясны прошлые ошибки. И не мелкие, а главные, принципиальные: черный пойдет за черным, не раздумывая и не страшась. Уивер верил, что его теория справедлива, и в конце концов так и будет, но сейчас ожидать этого не приходится. Для толчка потребуются драматические события. Великие революции прошлого с их героями и мучениками теперь не годятся для примеров: они устарели. Восстания масс стали в наши дни бессмысленными из-за всесторонней, научно организованной системы слежки и подавления, на которую опирается современная тирания белых.

Человек послабее, вероятно, смирился бы с судьбой и обратил свою энергию в другое русло, чтобы сделать жизнь легче и приятнее. Но не Уивер. Пойдя на компромисс, он не утратил веры и вложил в книги всю силу ненависти, на какую был способен. Он выпустил две, сотрудничая со всяким, кто готов был его печатать. Его дух не был сломлен, Уивер верил, что его время еще придет.

Изгнание сделало Уивера мудрее.

И гораздо опаснее.

Но никто не догадался бы об этом, глядя, как он выходит из такси напротив церкви Святого Эдварда. Он одарил водителя приветливой улыбкой и жалким шиллингом на чай, захлопнул дверцу и притворился, будто изучает схему улиц, – на самом деле это была брошюрка «Как уцелеть в авиакатастрофе», выданная ему в самолете авиакомпании «Эр-Франс». Как только такси укатило, он взял багаж и перешел через улицу, направляясь к машине, в которой его ждал Чессер.

Уивер открыл дверцу и зашвырнул чемоданы между сиденьями. Все молча. Без единого слова. В первый момент Чессер не мог поверить, что перед ним тот же человек, с которым он встречался два дня назад в Париже, – так изменил его костюм пастора.

Чессер легко нашел Уивера. Просто позвонил в Алжир в Министерство по делам печати и попросил дать номер его телефона. Ему, разумеется, отказали, но вежливый министерский служащий предложил ему оставить свои координаты, чтобы Уивер мог связаться с ним сам. Чессер назвал свою фамилию и лондонский номер телефона. Через два дня раздался звонок из Алжира – это был Уивер. По его настороженному тону Чессер понял, что лучше не пускаться в сентиментальные воспоминания о добрых старых временах, а сразу перейти к делу. Он коротко изложил суть предложения, не скрывая ничего. Уивер проявил осторожный интерес. Он настаивал на предварительной встрече в Париже, на нейтральной территории, вместо того чтобы рискуя жизнью ехать прямо в Лондон.

В Париже они обо всем прекрасно договорились. Чессер ожидал, что Уивер будет задавать вопросы о проекте, но ошибся. Уивер хотел проверить, не заманивает ли его Чессер в западню. В Париже в гостиничном номере они пили виноградное вино «Шато Лафит» прямо из бутылок. Каждый из своей. Примерно на середине разговора они поменялись бутылками, что означало согласие Уивера на предложение Чессера. За миллион долларов.

Они медленно тащились по забитым улицам Вест-Энда. Уивер снял очки, потер переносицу и несколько раз моргнул.

Потом расстегнул воротничок, с силой оторвал его и облегченно вздохнул.

– Эта дрянь меня доконала, – сказал он.

За все время, что они ехали, стояли и снова ехали, он больше не сказал ни слова. Просто сидел и пялился на людей на улице, в основном, на девушек.

Чессер помнил, каким общительным парнем был Уивер раньше, году в пятьдесят первом-пятьдесят втором. Огромного роста, он был лучшим защитником университетской футбольной команды, но и в учебе его успехи были ничуть не меньше, если не больше. Словом, у него было все, что требуется для хорошей карьеры, за исключением тех бессмысленных требований, которые иногда выдвигают в высшей школе.

В это время Чессер ушел из общежития: у него появилась подружка, которая часто оставалась на ночь, из-за чего он постоянно пропускал утренние занятия. Звали ее Джессика. Чтобы доказать, что у нее широкие взгляды на политику и секс, она вела себя дерзко, даже вызывающе. Она-то и познакомила Чессера с Уивером. У нее было много знакомых среди радикальных элементов, боровшихся за интеграцию.

Чессер не имел ничего против интеграции, он был лишен предрассудков. Тут ему все было ясно. Но в отличие от большинства своих товарищей, он не испытывал чувства вины, которое требовало бы от него активных действий. Поэтому он предоставлял другим возможность произносить речи на собраниях и редко ходил на митинги. Это было нужно им, а не ему.

Именно это и нравилось Уиверу в Чессере. Трудно постоянно ощущать себя целью борьбы. Они с самого начала поняли, что им легко друг с другом. Уивер часто забегал к Чессеру за книгами или поношенной одеждой. Чессер, в свою очередь, сидя по субботам на трибуне и глядя, как отчаянно сражается Уивер, ощущал свою принадлежность к происходящему на поле.

К концу футбольного сезона, когда Уивер перечитал все книги, купленные на деньги отца Чессера, они по-настоящему сдружились, хотя трудно было представить более разных людей. Они даже шутили, что стали родственниками, так как Джессика к тому времени бросила Чессера и перебралась в постель Уивера.

Это была хорошая зима для Чессера, пожалуй, лучшее время его юности. И все благодаря Уиверу. Но однажды кончившись, оно больше не вернулось. После весенних каникул Уивера уже не было в колледже. Он украл машину, набил багажник марихуаной и сломал три ребра полицейскому при аресте. Из тюрьмы он написал Чессеру письмо – извинения, высказанные сердитым тоном. Он даже не пытался оправдываться. Чессер тут же отправил ему в ответ длинное послание, но Уивер сидел в тюрьме, а он учился на адвоката – их пути расходились.

И теперь, спустя почти двадцать лет, в Лондоне, Чессер сказал ему:

– Я прочел твою книгу.

– Когда?

Неожиданный вопрос. Чессер быстро решил, что лучше сказать правду.

– Вчера.

Уивер кивнул. Он так и думал. Чессера нисколько не интересовала теория превосходства черной расы над белой. С того момента, как книга поступила в продажу, прошло уже восемь месяцев. Расходилась она хорошо, но тем не менее не значилась в списке бестселлеров. И, что гораздо хуже, прибыль, полученная от продажи книги, была конфискована. Находившийся в изгнании Уивер не получил ни гроша, об этом позаботился его давний враг – американское правительство. Несмотря на это, по его словам, он только что закончил следующую книгу.

– Что за книга? – поинтересовался Чессер.

– Руководство для революционеров.

– Приключения?

Уивер даже не улыбнулся. Они снова попали в пробку. Он не отрывал глаз от хорошенькой блондинки, усаживающейся в машину. На ней была юбка с высоким разрезом, и когда она устраивалась на низком сиденье, были видны ее ноги. Девушка захлопнула дверцу, и Уивер сказал Чессеру:

– Ты совсем не изменился.

Фраза прозвучала почти осуждающе, хотя он этого не хотел.

– Зато ты изменился. – Отомстил Чессер. Уивер хмыкнул.

Чессер чувствовал себя не в своей тарелке. В Париже он тоже испытал нечто подобное, но тогда ему помогла выпивка, и он отнес неловкость встречи на тот счет, что они очень давно не виделись. Однако теперь он понимал, откуда взялось это ощущение. Причиной был Уивер. Он ни на минуту не давал собеседнику забыть о черном цвете своей кожи. Чессер уже не мог просто не обращать на это внимания. Уивер постоянно подчеркивал разницу между ними. Чессер почувствовал бы эту разницу, даже если бы встретил Уивера с завязанными глазами. К добрым старым временам не было возврата, и Чессер недоумевал, зачем они снова вместе.

Уивер взял одну из своих сумок, ту, что поменьше, поставил себе на колени и расстегнул молнию. Ему нужны были сигареты, но он не стал просить у Чессера.

Чессер успел заметить у него в сумке пистолет. Черный, тридцать восьмого калибра.

Уивер закрыл сумку, и она осталась стоять у него на коленях. Он взял зажигалку с передней панели.

– Ты ведь не интересуешься политикой? – спросил он.

– Однажды я поспорил, кого выберут, и выиграл.

– Это был Никсон? – Уивер произнес это имя с отвращением.

– Не угадал. Мисс Рейнгольд.

Перед Чессером снова был тот Уивер, которого он помнил, и ему стало гораздо легче. Он подозревал, что в глубине души Уивер не так уж сильно изменился.

Уивер поднял руку, как будто хотел что-то остановить. Он едва сдерживал смех.

– Давай договоримся: я делаю свою работу, получаю, что мне причитается, и отчаливаю. Усек?

– Еще бы.

Уиверу было о чем беспокоиться. Если его арестуют в Англии – он покойник. Они убьют его по закону, но ему-то от этого не легче. Конечно, от смерти не уйдешь, но Уиверу не хотелось умирать так бессмысленно.

– Давай не будем говорить о политике, – предложил Уивер. Чессер согласился и признался:

– Честно говоря, я так и не смог дочитать твою книгу заснул в самом начале.

Уивер не обиделся. Более того, это говорило в пользу Чессера. Он не знал ни одного белого, который уснул бы, читая яростные нападки на свою расу. Уивер успокоился – ведь ой доверял этому человеку свою жизнь в буквальном смысле слова.

Чессер же раздумывал о том, наступит ли такой момент, когда черные обретут все, что хотят, и даже больше. Он надеялся, что Уивер доживет до этого дня, и за него, Чессера, будет кому поручиться. Он так глубоко ушел в свои мысли, что не видел дороги и едва не врезался в стоящий у тротуара грузовик. Чессер резко затормозил. Инстинктивно просигналил пару раз. Обернувшись к Уиверу, он ухмыльнулся и, гуднув еще разок, спросил:

– Знаешь, кто я такой? Уивер пожал плечами.

– Визгливый ублюдок, – сообщил Чессер, все еще стараясь развеселить его.

На этот раз у него получилось. Уивер смеялся так, что едва не задохнулся. Придя в себя, он спросил:

– А кто я, знаешь? Чессер кивнул.

Уивер все равно сказал ему:

– Большой черный мудак!

ГЛАВА 17

Большинство людей умеет разбирать, а собирать у них получается хуже. Фирма «Марилебон» утверждала, что умеет делать и то и другое. На ее эмблеме красовались увенчанный короной лев, стоящий на задних лапах, – справа и сказочный единорог – слева: вожделенный символ качества работ, соответствующего высоким требованиям королевской семьи. И неважно, что единственным поручением, когда-либо полученным фирмой от царствующего дома, было распоряжение королевы Виктории переделать в Виндзорском замке одну из невзрачных ванных комнат под птичник, еще более невзрачный.

Получив заказ от Клайда Мэсси, фирма «Марилебон» учуяла запах больших денег и рьяно взялась за дело. На следующее утро предварительные приготовления были закончены. Служащих «Мид-Континентал Ойл» в срочном порядке эвакуировали и вывезли всю мебель. Не прошло и двух дней, как «Марилебон» начала крушить перегородки в доме тринадцать на Хэрроухауз с таким энтузиазмом, что его можно было принять за ярость. Все внутренние стены были разрушены, арматура выворочена, полы безжалостно заляпаны. От разрушения не спаслось ничего, ибо «Марилебон» придерживалась принципа: все разрушенное за счет клиента должно быть за его же счет восстановлено.

Однако, к чести «Марилебон» будет сказано, разрушала она с достоинством, стараясь причинить соседям минимум неудобств. Например, после того, как выломали оконные рамы, проемы тут же затянули полиэтиленовой пленкой, чтобы наружу не летели пыль и штукатурка. Мусор тут же вывозился. Водителям было приказано разгружать и загружать машины только с заднего входа, в переулке Паффинг-мьюс.

Несмотря на все предосторожности, грязи и шума было предостаточно, и всем расположенным поблизости фирмам приходилось с этим мириться. Так же, как и с постоянной суетой. Поэтому никого не удивило, что вечером двадцать седьмого июня, когда уже совсем стемнело, в Паффинг-мьюс завернул белый фургон с эмблемой «Марилебон» на борту и остановился у заднего входа дома тринадцать. И если кто-нибудь заметил троих людей, одетых в рабочие комбинезоны, он не увидел в этом ничего подозрительного. Одно только было странно: все трое надели резиновые хирургические перчатки. Чтобы не оставлять отпечатков пальцев.

Они не торопясь вытащили из машины инструменты и вошли в ремонтируемое здание. Медленно поднимались с этажа на этаж, освещая себе дорогу мощными ручными фонарями, чтобы не наткнуться на стремянки, козлы или мешки с цементом. Они дошли до последнего, пятого, этажа и стали обшаривать потолок лучами фонарей.

Уивер первый нашел то, что они искали: прямоугольник люка, открывающего путь на крышу. Подставив стремянку, он залез наверх и что было сил надавил на дверцу. Но она не двинулась с места. Чессер посветил фонарем, и Уивер понял, в чем дело. Обычная щеколда. Он отодвинул ее, и дверца легко отошла в сторону. Он выбрался наружу. Марен и Чессер – следом за ним.

Они сидели на корточках на крыше, и у каждого было чувство, будто весь мир остался далеко внизу, под ними. Бесчисленные силуэты печных труб довершали впечатление нереальности открывшегося им пейзажа. Где-то вдалеке виднелись высокие здания. Освещенный купол собора Святого Павла был едва различим в ночном тумане.

Марен выпрямилась первая. Она подошла к невысокому кирпичному бортику крыши, примыкавшему к дому номер одиннадцать. Прямо на бортике была установлена загородка из проволочной сетки, высотой семь футов, заканчивавшейся острыми шипами. Неожиданное препятствие. Уотс его не упоминал. Загородка тянулась по всей длине здания. На той стороне тоже. С краев она немного выступала над улицей, так что обойти загородку было невозможно.

– Не прикасайся! – предупредил Чессер. Марен отдернула руку.

Уивер достал из сумки с инструментами пару толстых резиновых перчаток, надел их, взял плоскогубцы и провел ими по сетке. Искр не было.

При свете фонарей они осмотрели крышу дома номер одиннадцать дюйм за дюймом. Обычная плоская поверхность. Никаких впадин или выступов. Они обследовали кромки и углы. И тут Марен увидела с задней стороны в противоположном конце небольшой кирпичный выступ, что-то прикрывавший.

– Даже если там что-то есть, – сказал Чессер. – как мы туда доберемся?

Марен не отрывала взгляда от крыши. Луч ее фонаря высветил водосточный желоб, прикрепленный к краю крыши. Обычный желоб из оцинкованного железа, приблизительно пять дюймов шириной, тянувшийся по всей длине крыши, – где-то около тридцати футов.

– Можно попробовать, – заявила Марен.

– Из меня канатоходец хреновый, – сообщил Уивер.

– А из меня отличный. Лучше Эльвиры Мадиган, – похвасталась Марен. Опасность кружила ей голову, и отступать она не желала. Кроме того, из них троих Марен была самой легкой. Разумнее было начать с нее.

Марен спросила Уивера:

– Можно разрезать сетку?

Уивер взял кусачки с длинными ручками, разрезал сетку – сначала вдоль, потом поперек – и отогнул края.

Марен пролезла в образовавшийся проем. Цепляясь за проволочный забор, она быстро дошла до края крыши. Там она помедлила с минуту и взглянула вниз, в переулок.

Чессер смотрел на нее, и ком стоял у него в горле. Такой потери он не переживет. Он пожалел, что ввязался в это дело, ему захотелось все бросить, но он знал, что Марен уже невозможно убедить вернуться. Она упивалась риском.

Марен сняла туфли и небрежно перекинула их обратно, за забор. Если бы хоть один упал на крышу дома номер одиннадцать, могла подняться тревога, и тогда им не спастись от снайперов Службы Безопасности. Она поставила правую ногу на желоб, перенесла на нее часть веса, наступила целиком. Желоб слегка прогнулся, но, похоже, он был достаточно прочным, чтобы выдержать ее.

Она начала свой опасный путь, сделала несколько осторожных шагов и остановилась. Прошла еще немного, снова остановилась и замерла. Внизу, в переулке, она заметила какое-то движение. Это один из охранников обходил здание. Если бы он посмотрел вверх, он тут же заметил бы ее. Но он не посмотрел. Прошел дальше, вниз по переулку. Марен расслабилась. Слишком расслабилась и потеряла равновесие. Упадет вправо – разобьется, влево – поднимется тревога. Она устояла. Раскинув руки, как крылья самолета, она шла вперед, глядя прямо перед собой и воображая, что просто гуляет по бордюру тротуара. Пока не дошла до другого конца крыши.

У Чессера отлегло от сердца.

Уивер тоже вздохнул с облегчением.

Марен осмотрела кирпичный выступ. Она всмотрелась и увидела, что он тянется вдоль задней стены здания до самой земли. Очевидно, он для чего-то предназначен. Шепотом она пересказала то, что видела, Чессеру и Уиверу.

– Возвращайся, – попробовал уговорить ее Чессер. Она отказалась.

– Я уверена, это то, что нам нужно, – настаивала она. Уивер неопределенно пожал плечами. Теперь была очередь Чессера. Он перелез через загородку и подошел к краю крыши. У него было странное чувство – будто все это происходит не с ним. Он ступил ногой в водосточный желоб. Не выдержав большого веса, желоб отошел от стеньг в тех местах, где был слабо закреплен. Одно мгновение даже казалось, что он вот-вот обрушится. Чессер постарался сглотнуть.

Собравшись с духом, он сделал шаг, потом другой. Внешне он оставался спокоен, но в этот момент ему очень хотелось обнять Марен.

Последним шел Уивер. Ему было труднее всех, так как он нес сумку с инструментами. На тот свет он пока не спешил. Чессер и Марен безмолвно умоляли судьбу быть милостивой к ним, и Уивер благополучно прошел весь путь.

Все вместе они осмотрели кирпичный выступ и решили, что он в самом деле выглядит многообещающе. Действуя стамеской с алмазным наконечником, легко входившим в цемент, Уивер меньше чем за пять минут вынул один из кирпичей. Марен нетерпеливо сунула в образовавшееся отверстие фонарь, и они увидели изгиб металлической трубы.

– Из туалета, наверно, – сказала Марен.

– А это и есть один большой сортир, – заметил Чессер. Уивер вынул еще несколько кирпичей. Они увидали, что труба выходит откуда-то из-под крыши, тянется вдоль стены и уходит куда-то под землю.

Уивер обернул вокруг трубы тонкую стальную полоску, покрытую алмазной крошкой, и подсоединил ее к какому-то аппарату, по-видимому, вибропиле; включил ее, и лезвие вгрызлось в сталь с такой легкостью, как если бы это было дерево. Он действовал осторожно, чтобы не прорезать слишком глубоко и не повредить содержимое трубы. Пила работала почти неслышно.

Пятнадцать минут спустя от трубы был отделен достаточно большой кусок.

Они увидели пять электрических кабелей. Одинаковой толщины – на двести сорок вольт. Уивер снял со всех пяти верхний слой изоляции. Потом он поставил кирпичи на место, так что все приняло прежний вид.

Они ушли тем же путем, что и пришли: сначала по водосточному желобу – правда, теперь не так волновались, – потом через дырку в ограде и по крыше дома тринадцать и наконец вниз, к грузовику с надписью «Марилебон». Они задержались, чтобы отогнуть проволочную сетку на прежнее место, и не забыли закрыть щеколду на люке.

Ни одна живая душа их не видела.

Успех этой рекогносцировки их очень воодушевил. Приехав домой, они вознаградили себя за труды холодным шампанским и изысканным ужином, который подавали Сив и Бритта.

Две хорошенькие датчанки. Как только в доме появился Уивер, Чессер уловил существенную перемену в их отношении. Теперь все их внимание сосредоточилось на Уивере. Сив и Бритта не соревновались друг с другом. Они как будто порхали в одном общем танце.

Первой реакцией Чессера были ревность и негодование. То, что Сив и Бритта повернулись к нему спиной, не слишком задело его тщеславие, но вызвало чувство легкой досады. В утешение он напоминал себе, что светлокожие северные девушки, если они к тому же лишены расовых предрассудков, не в силах устоять перед черным мужчиной.

Марен отлично понимала, что творится вокруг. Уивер нравился не только Бритте и Сив. Она сама была не прочь немного пофлиртовать с ним. Но сдержалась, чтобы не мучить Чессера. Теперь она сидела рядом с ним.

– Ты сегодня был великолепен. Он кивнул. К черту скромность.

– Все мы сегодня молодцы, – сказал он и поднял тост.

– А что с трубой? – спросил Уивер. Его внимание было почти полностью поглощено полупрозрачной блузкой Бритты и тем, что было под ней, и он даже не пытался это скрыть.

– Наши шансы не слишком-то велики. Один к пяти, – сказал Чессер. – Если бы мы могли сделать пять попыток, тогда все в порядке. Но мы не должны ошибиться.

– Могло быть хуже. Десять в одному, например, – отозвался Уивер.

– На самом деле, – напомнил им Чессер, – мы вообще не знаем, годится ли нам хоть один из них.

– А как ты это узнаешь? Никак.

– Должен же быть какой-то способ, – настаивала Марен. Какое-то время все трое пытались найти решение. Уивер посмотрел в спину уходящей Сив. Потом спросил Чессера:

– Слушай, это правда, что ты говорил насчет русских? – Конечно, правда.

– Это хреново, – сказал Уивер.

Он знал, что коммунисты денно и нощно твердили черным африканцам, что придет время и они не будут больше тяжелым трудом извлекать из своей земли свои же богатства и отдавать их белым, получая взамен гроши, которых хватает только на ночлег и бутылку пива. Они теряли силы и здоровье, а взамен не получали ничего. Только апартеид. Он и к Чессеру присоединился, чтобы хоть как-то отомстить им за эту несправедливость. Теперь у него появилась еще одна причина. Оказалось, что коммунисты одной рукой помешивают в кастрюле, а другой воруют из нее лучшие куски. Лицемеры дерьмовые. Как хорошо, что он не стал коммунистом. Однажды он едва не вступил в партию. В тюрьме. Один настырный тип долго его уговаривал. Но он как раз тогда понял, что у черных должен быть свой путь. Теперь его только немного удивило, что коммунисты оказались такими же паразитами, как и остальные белые.

Уивер решил, что с него хватит шампанского. Теперь он хотел другого, хотел давно, но справлялся, а теперь надеялся, что Сив и Бритта ему в этом помогут.

На следующее утро Марен объявила, что собирается заехать к Милдред. Она просила Чессера не забыть забрать специальное оборудование, которое они заказывали. Еще им нужен секундомер, потому что завтра вечером придет Уотс для генеральной репетиции.

Чессер отправился по делам, немного ворча про себя, что ему приходится вкалывать, в то время как Марен проводит время в приятных беседах с астральными телами, а Уивер сидит дома в не менее приятной компании щедрых датчанок.

Чессер прождал в магазине не меньше часа, пока служащий не закончил наконец проверку и регулировку агрегата. Это было громоздкое устройство, размером примерно с большой барабан. Заказ был сделан на имя М.Дж. Мэтью, и Чессер объяснил, что собирается установить его на своей фабрике в Бельгии. Он заплатил наличными. Потом заехал в другое места за гибким шлангом. Там тоже все было готово. Большой моток – триста футов – оказался не таким тяжелым, как он ожидал. Он погрузил его в машину и поехал домой, чувствуя себя как на ладони – в открытой машине, с агрегатом на сиденье и бухтой шланга, торчащей сзади. У самого дома он вспомнил о секундомере. Пришлось вернуться на Бейкер-стрит и зайти в три разных места. Наконец в фотомагазине он нашел то, что искал. Но все равно попал домой раньше, чем Марен.

Уивера нигде не было видно. Бритты и Сив тоже. Чессер крикнул, что пришел. Никакого ответа. Никто не вышел ему помочь. Он сам разгрузил машину, пыхтя, затащил в дом агрегат и шланг.

Голодный и злой, он вытащил из холодильника кусок курицы, налил себе виски, набил рот курагой и отправился в сад. Он сидел, глядя на раскрывшийся бутон гигантской желтой розы, когда на террасе появилась Марен и позвала его. Уезжала она в задумчивом настроении, а вернулась радостно-возбужденная. Она сбежала к нему по ступенькам. Целоваться. Руки у него были заняты, и ей пришлось обнять его самой.

– Я знаю, что надо делать! – воскликнула она. Чессер понял, что она говорит о трубе.

– Это ужасно просто.

– Тебе подсказали с того света?

– Нет. Но Милдред очень помогла.

– Как?

– Да, кстати, милый, я забыла тебе сказать. Мой индеец вернулся. Я знала, что он будет рядом, когда понадобится его помощь.

Чессер с серьезным видом посмотрел по сторонам.

– Он сейчас здесь?

– Нет, но где-то поблизости.

– Так как же тебе помогла Милдред?

– Мы сидели у нее в комнате – Милдред живет в отвратительной дыре, – и только я объяснила наши затруднения, как разгадка очутилась прямо у нас под ногами.

– Это Милдред ее туда положила?

– В общем, да.

– И что же это за разгадка?

Марен ответила не сразу. Наклонившись к желтой красавице-розе, она с блаженным видом потянула носом и только потом с расстановкой произнесла: – Блателла германика!

У нее их было шесть штук. Два лишних, на всякий случай. Они сидели в пластмассовых пузырьках из-под лекарств, в которых Марен проделала дырочки, чтобы те не задохнулись. Это не был какой-нибудь экзотический вид. Обыкновенные тараканы.

Они поймали их в однокомнатной квартирке Милдред. Там таких сколько угодно. Потом Марен отправилась в Бриганский музей – за дополнительными сведениями. Один весьма любезный энтомолог сообщил ей массу удивительных подробностей, которые она сейчас вываливала на Чессера.

Например, известно ли ему, что тараканы одни из древнейших существ на нашей планете? Триста пятьдесят миллионов лет назад они уже жили своей жизнью и при этом прекрасно обходились без кухонных раковин и китайских ресторанов. Тараканы появились на земле на сто семьдесят миллионов лет раньше динозавров, и даже эти неуклюжие чудовища не смогли их затоптать. У тараканов пять глаз, шесть ног, пара усиков и никакого контроля за рождаемостью. Если надо – могут плыть, если надо – летать. Они с аппетитом съедят шоколадный торт, но за неимением лучшего довольствуются и папье-маше. Им все равно: что мыло, что черная икра.

Тараканы могут сжимать свой хитиновый панцирь и становиться плоскими, как лист бумаги. Поэтому они могут пролезть в любую, даже самую маленькую щелочку.

Чессер немедленно сообразил, что именно это качество тараканов сейчас самое ценное.

Марен поставила на стол пузырьки с тараканами, а также катушку клейкой ленты, ножницы, пять бутылочек лака для ногтей от Диора, тоненькую соболью кисточку, немного ваты и бутыль с хлороформом.

Для начала она отрезала несколько полосок липкой ленты и приклеила на каждый пузырек. На них написала имена, чтобы как-то различать тараканов.

Леа.

Ингрид.

Диана.

Лили.

Марика.

Чессер спросил, откуда она знает, что все тараканы – самки.

– Ты когда-нибудь видел мужчину по имени Лили? – откликнулась Марен, не отрываясь от работы. Очевидно, она все обдумала заранее и теперь действовала весьма профессионально.

В каждый пузырек она затолкнула кусок ваты, смоченный хлороформом. Через несколько секунд насекомые были неподвижны. Тогда она тоненькой кисточкой, которую обмакивала в лак для ногтей, поставила каждому таракану на спинке маленькое пятнышко. Каждому своего цвета: розового, белого, оранжевого, лилового и ярко-алого. Она пояснила Чес-серу:

– Тараканы чистят себя, почти как кошки. Поэтому я пометила там, где они не дотянутся. Иначе они просто отделаются от краски. И точечка должна быть очень маленькой: лак ядовит и может их убить.

Наверняка она только сегодня узнала об этом от того энтомолога. А говорит с таким видом, будто всегда это знала.

Чессер заметил, что на вид тараканы уже дохлые.

Марен хмыкнула, но потом все-таки засомневалась. Поднесла к глазам один из пузырьков и внимательно осмотрела содержимое.

– Надеюсь, я дала им не слишком большую дозу.

Она открыла пузырек и легонько коснулась таракана кисточкой. Таракан – нет, не пошевелился – это слишком слабо сказано. Он мигом вскарабкался по стенке пузырька и вывалился на ковер. Скорость реакции у него была явно выше, чем у Марен. Она бросилась вдогонку, пытаясь накрыть его ладошкой и поймать живьем. По человеческим меркам, таракан пробежал четырехсотметровку, а время, которое он при этом показал, потянуло бы на мировой рекорд. Таракан домчался до стены, расплющился и юркнул в щель.

– О черт! – воскликнула Марен и обратила свой гнев на Чессера: – Что ж ты стоял столбом и глядел, как он убегает?

Но тут же виновато улыбнулась, как бы признавая, что напрасно его обругала.

Пришлось использовать одного из запасных тараканов и повторить всю процедуру снова. На липкой ленте рядом с именами тараканов Марен сделала по мазку тем же цветом, каким было помечено насекомое. И, наконец, на листе бумаги она записала все имена и соответствующие им цвета.

К тому времени тараканы совсем оправились от наркоза. Они шевелили усиками и дергали лапками, пытаясь выбраться на волю.

Чессер не хотел терять время. Задачу надо было решить как можно скорее. Поэтому, едва лишь стемнело, они снова заехали в Паффинг-мьюс на грузовике с надписью «Марилебон» и припарковали его у заднего крыльца дома тринадцать. Одевшись в спецовки, они поднялись на крышу. Уивер отогнул проволочную сетку.

Пойти вызвались Чессер и Уивер, но Марен им не уступила. Это она все придумала – она и доведет дело до конца. Небольшая сумка с тараканами и двумя дополнительными мотками клейкой ленты уже висела у нее через плечо. Не дожидаясь дальнейших возражений или демонстрации мужской доблести, она перебралась через заграждение и ступила на край крыши. Теперь она двигалась быстро и, глядя на нее, можно было подумать, что это совсем не сложно.

Она вынула кирпичи, пересадила тараканов по очереди в зазор каждого кабеля, отодрала от пузырьков ленту и прилепила к кабелям, чтобы их различать. Оставшейся лентой она туго замотала открытые торцы.

Когда она возвращалась обратно по водосточному желобу у нее было сильное желание громко свистнуть. Пусть все знают, какая она смелая. Марен была в восторге от себя.

На следующий день Уотс, как всегда, принес на работу нехитрый завтрак: бутерброд с яйцом, майонезом и листиком салата, яблоко и чай в термосе.

Придя на работу, он обычно первым делом клал завтрак в дальний от него правый угол стола, за которым работал. Всегда в одно и то же место. Но сегодня он изменил своей привычке. Сегодня завтрак лежал слева от него на высокой табуретке, так, что он все время был на виду.

Уотс останется в хранилище до обеда, проверяя содержимое пакетов, а во второй половине дня поднимется наверх. Он должен помочь Мичему проводить просмотры.

С десяти до одиннадцати Уотс был занят тем, что взвешивал и осматривал камни, потом аккуратно оборачивал их мягкой тканью и укладывал обратно в пакеты. Казалось, он с головой ушел в работу, но на самом деле его сейчас интересовало только одно – его завтрак. В одиннадцать он прервался, развернул вощеную бумагу, в которую был завернут бутерброд, и откусил кусок яблока. Уотс надеялся, что это поможет.

Ровно в одиннадцать сорок пять таракан вида Блателла германика уплощился настолько, что смог протиснуться в крошечное пространство между стеной и корпусом электрической розетки, в которую была включена лампа на столе Уотса. Предыдущие четырнадцать часов насекомое было в пути. По темному туннелю кабеля. Когда чувствительные усики таракана уловили легкое дуновение воздуха, он пополз в этом направлении. Потом почувствовал запах пищи, и ему оставалось только идти на этот запах. Теперь он выполз из-за розетки, спустился по стене и замер, выжидая. Искушение пересилило страх. Он промчался по полу, залез по ножке табурета, подождал несколько минут, повиснув под сиденьем вниз головой. Без пяти двенадцать он решился попробовать.

Уотс его заметил. Осторожно, чтобы не спугнуть, он наклонился и увидел, что у таракана, с аппетитом поедающего завтрак, на спинке есть крошечное пятнышко. Розовое.

Это была Марика.

Уотс рассказал обо всем, когда приехал на Парк-Виледж на репетицию. К огромной радости всех участников проекта. Раньше они вели себя осторожней и ни в коем случае не допускали прямых контактов с Уотсом, но теперь без этого нельзя было обойтись. Они надеялись, что Система не следит за Уотсом – да и с какой стати за ним следить. Разве человек, проработавший честно без малого тридцать лет, не заслуживает полного доверия?

Чессер подумал, что Он также заслуживает солидной компенсации, которую должны в случае его смерти выплатить семье, но промолчал.

Приехав к ним, Уотс мог навлечь на себя подозрение. Чессер жалел, что ему приходится так рисковать. Чтобы как-то облегчить свою совесть, он выписал Уотсу еще один чек, и теперь его доля была равна миллиону, так же как и доля Уивера. Но не это примирило его с таким положением, а то, как относится к происходящему Уотс. Он не ставил никаких условий и готов был сотрудничать бесплатно. У него были свои счеты с Системой.

Репетиция прошла удачно. Марен уверяла, что все в порядке, и теперь это подтвердилось. Они убедились, что устройство работает нормально и шланг подходит. Вместо алмазов они использовали мелкий гравий. Марен с секундомером в руках засекала время. После нескольких тренировок Уотс стал работать быстрее, но это был предел. Они подсчитали, что при таких условиях им удастся заполучить не все алмазы. Но большую их часть.

По просьбе Марен на репетицию пришла Милдред. Она смотрела как зачарованная и была необычайно молчалива, когда остальные обсуждали детали плана. Наконец все было обговорено. Оставался нерешенным единственный вопрос: когда?

Марен заявила, что ждать больше нечего. Все с ней согласились. Операция была назначена на завтрашний вечер.

Уотс ушел. Но Милдред задержалась: Марен обещала отвезти ее домой. Чессер был рад, что у него появилась возможность уладить все дела с крошкой-экстрасенсом. Он уже выписал на ее имя чек на двести тысяч долларов, считая это щедрым вознаграждением. Он нисколько не сомневался, что она вцепится в этот чек обеими руками. Поэтому он не стал разводить церемонии, а просто вынул чек и протянул ей.

Милдред поначалу озадаченно уставилась на чек. Потом вдруг отпрыгнула, как будто у него в руке была кобра, готовая ее ужалить.

– Боже мой! – воскликнула она. – Я же говорила вам, не давайте мне денег. Я лучше умру с голоду, чем лишусь своего дара. – Милдред закатила глаза.

– Не надо денег! – выла она. – Я не хочу лишиться своего дара!

Марен была в ярости.

– Я думал, может, они ей пригодятся, – оправдывался Чессер. – Ведь она нам так помогла с тараканами, и вообще.

Марен вырвала у него из рук чек, разорвала на мелкие кусочки и швырнула в пепельницу. Чессер смотрел, как отнесется Милдред к потере двухсот тысяч долларов, которые уже были у нее в руках. Она и глазом не моргнула.

Марен обняла свою духовную наставницу за плечи, стараясь ее утешить.

– Он просто ничего не понимает. Простите его. Милдред скулила.

Чессер готов был поспорить на все, что угодно, что она возьмет эти деньги. Может, он напрасно думал о ней так плохо? Так или иначе, он извинился.

Милдред улыбнулась ему сквозь слезы в знак того, что прощает.

– Постараюсь послать вам ободряющие, вселяющие уверенность мысли, – пообещала она.

ГЛАВА 18

Ночь на тридцатое июня была бы настоящим подарком для киношников, снимающих фильм о привидениях, кошмарах и убийствах. В черном, грозовом небе беспорядочно клубились огромные тучи, такие стремительные, что не могли даже пролиться дождем. Зато в ветре не было недостатка: могучие порывы обрушивались на землю с ураганной силой.

Назначить операцию на такую ночь было сущим безрассудством, если не сказать глупостью. Но Чессера, Марен и Уивер сбил с толку прогноз погоды, обещавший всего-навсего «переменную облачность, кратковременные дожди и слабый ветер». Возможно, этим самым ветрам только накануне вздумалось сменить направление – но так или иначе, когда Марен, Чессер и Уивер заметили надвигающуюся грозу, отступать было уже поздно.

Оба фургона с надписью «Марилебон, ЛТД» стояли у заднего крыльца дома номер тринадцать, а агрегат и тяжеленную бухту шланга успели втащить на второй этаж.

Но, что гораздо важнее, Уотс уже был заперт в подземном хранилище Системы.

Ровно в пять двадцать пять он спустился на первый подземный этаж, в отдел сортировки. Рабочий день кончался в половине шестого, и сотрудники уже собирались домой. Уотс обычно задерживался дольше остальных, потому что не любил толкаться в дверях. К этому времени у выхода на улицу Хэрроухауз, единственного выхода из Системы, собиралась толпа человек в пятьдесят.

Но сегодня Уотс пошел вместе со всеми и поднялся на лифте в главный вестибюль, где уже столпились чиновники Системы, конторские служащие и секретарши, спешащие просочиться на улицу. Их поток замедляли узкая дверь и Миллер, сотрудник Службы Безопасности, который записывал всех выходящих.

Уотс издали понаблюдал за этой процедурой. Миллер держал в руке список служащих и, глядя на проходящих мимо него – по два, по три, – помечал фамилии. Совершенно автоматически, ведь он занимался этим много лет по два раза на дню.

Уотс на это и рассчитывал. Он подошел к двери одновременно с двумя сослуживцами, Миллер его заметил. Уотс приостановился. Миллер посмотрел в список.

И тогда Уотс шагнул в сторону и принялся поправлять шляпу. Его быстро заслонил поток новых лиц, привлекших к себе внимание Миллера.

Уотс осторожно обернулся и бросил взгляд на Миллера. Тот был полностью поглощен проверкой. Очевидно, по мнению Миллера, Уотс ушел, а потому был вычеркнут из списка.

Стараясь держаться в толпе, Уотс вернулся к лифту и спустился вниз, в хранилище.

Ровно в шесть дверь хранилища автоматически закрылась, и Уотс услышал, как щелкнул механизм замка: электроника включила ток. Уотсу осталось три часа на подготовку. Целая вечность. Он специально не прочел «Монинг Телеграф» с утра, а взял газету почитать в свободное время. Но и теперь читать не стал, решил, что сначала покончит с делами.

Он снял пиджак и повесил на спинку стула. Вынул из кармана обычные перчатки, перочинный ножик со своими инициалами на рукоятке, рулончик черной изоленты и двести футов нейлоновой рыболовной лески на катушке. Присел на корточки, вынул из розетки штепсель осветителя и тупой стороной ножа отвернул винт, которым крепился корпус розетки. Он старался действовать аккуратно, чтобы не осталось царапин. Потом отложил корпус и винт в сторону, для защиты от тока надел перчатки и стал откручивать оба винтика, крепивших розетку к стене. Резьба шла легко. Он освободил концы выходящих из коллектора проводов и положил розетку на пол, рядом с корпусом.

Чтобы провода не закоротило, Уотс обмотал голые концы изолентой. Потом соединил их в петлю, пропустил в нее конец рыболовной лески и надежно его закрепил. Катушку с леской он положил тут же, на полу, наготове.

Следующие час с четвертью он готовил шкафы с рассортированными алмазами. Выдвигал подряд большие, неглубокие ящики и оставлял их так. Ящики были хорошо подогнаны и открывались бесшумно, легко.

Закончив с этим, Уотс поглядел на часы. У него осталось чуть меньше получаса. Он сел и углубился в газету.

В это время Уивер отодвинул засов люка, ведущего на крышу дома номер тринадцать. Он толкнул крышку люка вверх, и ветер едва не вырвал ее из рук. Уивер и Марен вылезли на крышу и только тогда поняли, как силен ветер. Они стояли, расставив нога, и пытались удержать равновесие, наклонясь против ветра, – но он дул резко, порывами, то с одной стороны, то с другой, и непредсказуемо менял направление.

На крышу вылез Чессер, держа в руках конец шланга. Уивер взял шланг и стал быстро вытягивать, перебирая руками. Ветер так и норовил вырвать его. И Чессеру с Марен пришлось лечь на крышу и собственными телами прижимать растущую гору резиновых колец. Решив, что вытянул достаточно, Уивер взял свободный конец шланга и повесил на загородку. Потом отогнул сетку в стороны, сделав лазейку.

Чессер повернулся к Марен:

– Незачем нам обоим туда лезть.

Марен посмотрела на крышу дома номер одиннадцать, на водосточный желоб.

– Лучше вместе, – сказала она.

Какая-то часть его сознания противилась этому, стремилась оградить Марен от опасности. Но другая твердила, что это и вправду наилучший вариант – пойти вместе.

Чессер полез первым. Марен – следом за ним. Он чувствовал, что она там, за спиной, и это чувство поддерживало его – точно так же, как Марен поддерживало присутствие Чессера.

Теперь ветер стал их врагом, непредсказуемой стихией, могучей невидимой рукой, которая толкала их в одну сторону, в другую, крутила и вертела, потом, словно устав, отпускала на мгновение – и снова хватала, еще крепче.

Дюйм за дюймом шли они по водосточному желобу, пользуясь редкими минутами затишья. Падение было равносильно смерти. Они уже не переставляли ноги, а лишь двигали, не отрывая ступней от желоба: сперва правую, потом, на то же расстояние, левую. Медленно.

Когда Чессеру осталось идти не более ярда, он ощутил желание ринуться вперед, уцепиться за что попало, спастись. Он сдержался, боясь, что Марен от неожиданности потеряет равновесие. По-прежнему передвигая ноги, он очутился на другой стороне. Тут же повернулся и протянул руку Марен. Она схватилась, и он притянул ее к себе.

Они стояли рядом, держась друг за дружку.

– Я тебя люблю, – произнес Чессер. Никогда его чувство не было так сильно.

– Я знаю, – откликнулась Марен.

Порыв ветра вернул их к действительности. Они разом опустились на колени и принялись убирать кирпичи.

Открылся коллектор, по которому проходили пять кабелей. Марен при свете фонарика нашла тот, что был маркирован розовым. Удалив оплетку, они обнажили двужильный провод. Чессер пальцами вытянул его подлиннее, схватился рукой и сильно дернул. Провод подался. Чессер выбирал его обеими руками и подавал Марен, а та сматывала. Когда показался конец провода, они увидели рыболовную леску, которую привязал Уотс. Оставалось закрепить шланг.

По плану они собирались протянуть шланг по крыше, но при таком ветре об этом нечего было и думать. Уивер сымпровизировал. Пока Марен с Чессером занимались проводом, он пошарил по комнатам дома тринадцать и обнаружил подходящую бечеву, оставленную рабочими «Марилебон». Связал вместе несколько кусков, к одному концу прикрепил шланг, а к другому – гаечный ключ. Он знал, что попытка будет единственной. Если ключ упадет на крышу дома номер одиннадцать, – сработает сигнализация.

Уивер встал, широко расставив ноги, сильно раскрутил над головой ключ и отпустил. Бечева рванулась из рук. Не задев за ближайшее заграждение, ключ пролетел над крышей дома номер одиннадцать, дюйм за дюймом, преодолевая ветер, дотянул бечеву до загородки соседней крыши и повис на ней. Чессер его снял, отвязал бечеву и стал выбирать ее, пока в руках у него не оказался конец шланга.

В это время Марен аккуратно отсоединила от провода рыболовную леску.

Чессер освободил шланг от бечевы, а Марен привязала на ее место леску.

Потом вынула из кармана маленькую медную пульку и бросила в коллектор. Сигнал для Уотса, отделенного от них семью этажами. Уотс получил сигнал. Через несколько секунд леса натянулась. Чессер засунул конец шланга в коллектор. Вопреки ожиданиям, он проскользнул внутрь очень легко. Уивер с соседней крыши передавал шланг Чессеру и Марен, а те следили, как он проходит в коллектор.

Внизу, в хранилище, Уотс методично выбирал леску. Когда из коллектора показался конец шланга, он вытянул его подлиннее и отвязал леску. Тщательно проверил, сколько понадобится шланга, и принялся вытягивать его, попутно укладывая на полу аккуратными кольцами – совсем как у себя дома, когда поливал лужайку или розарий.

Некоторое время спустя он подумал, что шланг скоро кончится, и стал тянуть осторожнее. Он не ошибся – подача довольно быстро прекратилась. Уотс надеялся, что шланга хватит, но решил убедиться и разложил его по проходу в самый дальний угол хранилища. Хватает, даже с запасом. Уотс поднес к ладони открытый конец шланга. Ничего. Он ждал, кажется, целый час, и уже начал опасаться, что все сорвалось, – теперь, после стольких усилий! Но внезапно ощутил, что насос заработал. Он снова направил шланг на ладонь; тянуло хорошо.

Работы у него был непочатый край. Он начал с дальнего конца хранилища, с самого верхнего ящика. Там лежали великолепные бесцветные камни высочайшего качества, по восемь карат каждый – с разницей в десятых и сотых. Уотс это знал точно: он их сам сортировал. Алмазы лежали россыпью, так плотно, что из-под них не было видно черного бархата, выстилавшего дно ящика. Уотс поднес к ним шланг – камни исчезли. Опустошив ящик, он закрыл его и перешел к новому. Потом еще к одному, еще и еще.

Тем временем наверху Марен и Чессер придерживали шланг там, где он выходил из коллектора, а Уивер спустился на второй этаж дома тринадцать и следил за агрегатом. Установка была похожа на промышленный вакуумный насос большой мощности, за исключением того, что ее конструкция позволяла производить не только отсос, но и перекачку. Этим она скорее походила на помпу. По шлангу, который вел на крышу, в агрегат поступали алмазы. Другой шланг вел из окна второго этажа вниз, к одному из припаркованных у заднего крыльца фургонов. Через отверстие в брезентовой крыше фургона шланг был протянут внутрь, так что камни падали точно на расстеленные в кузове одеяла. Их положили там ради звукоизоляции.

Первые алмазы упали в кузов ровно в двадцать три минуты одиннадцатого.

В два часа ночи поток камней прекратился. Уивер сначала забеспокоился, но тут же решил, что Уотс попросту устал. Так оно и было. Через десять минут поток возобновился.

К шести утра Уотс едва держался на ногах. Пришлось устроить еще одну передышку. Ноги ломило, спина и плечи ныли от усталости. Глаза жгло, словно под веки насыпали песка.

Он опустился на пол. Посмотрел на пустые шкафы – их было видно по закрытым ящикам. Лег на спину, потянулся и постарался расслабиться. Но не смог – слишком велико было напряжение. Он сказал себе, что терпеть осталось недолго.

Меньше часа. А работы еще невпроворот. Давно ему не приходилось так трудиться. Он и не думал, что на это потребуется столько сил. Уотс встал, встряхнулся и начал со шкафа, в котором, как он знал, лежали редкие розовые алмазы. Их называют «фэнси». Он смотрел, как они исчезают в шланге – словно растворяются.

Уотс был намерен довести дело до конца. Он торопился, но не в ущерб аккуратности. Без пяти минут семь в шланге исчез последний алмаз из последнего ящика. Уотсу неожиданно полегчало. Он пожалел, что не может забрать и крупные камни. Все они остались. Другие ящики были пусты. Система лишилась девяноста пяти процентов своего фонда.

Уотс привязал к концу шланга лесу.

Ровно в семь Чессер и Марен вытянули шланг и спустили в коллектор провод. Уотс принял его, снял с концов изоляцию и присоединил на прежнее место. Использованную изоленту он скатал в тугой комочек, а леску смотал в клубок и засунул в карман брюк. Привернул корпус розетки и воткнул в нее штепсель осветителя. Потом надел пиджак и сел за свой рабочий стол.

А снаружи, за стенами Системы, буря внезапно стихла, точно испугалась солнца. Рассветало: восточный край неба окрасился алым.

Уивер вытянул шланг. Чессер и Марен установили на место кирпичи и пошли назад по водосточному желобу, теперь уже уверенно, как заправские канатоходцы. Они пролезли сквозь загородку, отогнули сетку в прежнее положение, спустились в люк и задвинули за собой щеколду. Затем перенесли в один из фургонов шланг и агрегат.

В каждом фургоне было по две тонны алмазов. Чессер и Марен сели в кабину передней машины, Уивер повел вторую. Они тронулись с места и скрылись за углом как раз вовремя: пятью секундами позже с другого конца переулка подъехал настоящий фургон «Марилебон» и остановился у дома номер тринадцать.

Марен указывала дорогу. По карте, которую заранее разметил Чессер. Они держались больших улиц, где грузовики не редкость даже в такую рань. Без четверти восемь они уже были на окраине Лондона. Выехав на шоссе А-2, они направились на юг со скоростью чуть ниже предельной. Покрыв шесть миль, свернули на дорогу поуже, потом на другую, которой никто не пользовался уже больше года.

Она вела прямиком к выбранному ими месту.

Где можно спрятать четыре тонны алмазов? Профессиональные воры, пожалуй, отыскали бы заброшенный склад где-нибудь подальше и стерегли бы добычу не смыкая глаз. Марен, Чессер и Уивер выбрали более оригинальное место. Ничуть не укромное, все видно как на ладони, так что едва ли кому придет в голову там искать.

Заброшенный гравийный карьер. Разработки в нем вели недолго, пока строилось шоссе М-3. Место было уединенное и труднодоступное. Единственная дорога, ведущая в карьер, так заросла, что стала почти не видна. Ее хорошо скрывали низко нависшие ветви деревьев и густой кустарник, а в колеях зеленела трава. Ближе к началу дорогу пересекал узкий, но глубокий овраг, из-за чего карьер оказывался еще менее доступным. Накануне Чессер с Уивером привезли сюда четырехдюймовые доски двенадцати футов длиной и сложили сносный мост.

С виду это был котлован как котлован. В пяти милях от него на северо-востоке лежал Хиндхед, а в двенадцати на западе – дом Мэсси.

На дне котлована осталось несколько куч разнообразного щебня. В том числе кварцевого, который был очень похож на необработанные алмазы, только гораздо крупнее и не такой прозрачный. Стоял там и железный вагончик-времянка, разоренный и проржавевший.

Марен вылезла из кабины и принялась руководить действиями Чессера и Уивера, пока машины не стали по одной прямой, кузов к кузову. Задние борта упали, гидравлические механизмы подняли кузова – и на землю потоком хлынули алмазы, рассыпаясь, перекатываясь, постукивая. Двадцать миллионов карат схлынули небольшой лавиной и замерли грудой бесполезных на вид камешков.

Грузовики разъехались в стороны и остановились. Чессер с Уивером спрыгнули на землю, торопясь посмотреть на чудо.

В этот миг они могли бы сказать многое, но чувство, охватившее их, нельзя было выразить словами. Все трое стояли молча, потрясенные полным успехом своего предприятия. Они едва верили собственным глазам. Марен с самого начала говорила, что их затея войдет в историю преступлений как величайшее ограбление всех времен.

Как ни рада была Марен, ее не покидало легкое чувство разочарования. Миг возбуждения прошел, опасность была позади.

Уивер думал не об алмазах. Он видел тысячи черных рук, выкапывающих эти камни из своей собственной земли. Теперь он сумеет вернуть им долг.

Чессер убеждал себя, что не спит и не сошел с ума. Поглядите на это алмазное дерьмо. Да, вот именно. Поглядите на это алмазное дерьмо…

Он бросился к куче, забрался наверх и уселся на самой вершине. Чессер сидел на двенадцати миллиардах долларов – таким ему всегда рисовалось исключительное положение Мичема. Алмазы забились ему в туфли. Их ребристую твердость он ощущал ягодицами. У него кружилась голова.

Чессер частенько слышал поговорку, что социальный статус человека зависит от того, где он сидит. Чессер сидел на вершине.

Было девять часов утра. В подземном хранилище дома номер одиннадцать сработала электронная система. Охранная сигнализация отключилась, и дверь медленно откатилась в сторону.

По плану Уотс должен был как можно скорее выйти из хранилища, подняться на лифте на второй этаж, по лестнице спуститься в вестибюль и сесть там с газетой в руках – как будто только что пришел. По большей части он появлялся на работе немного раньше положенного и ждал, пока откроется хранилище. Так что его поведение не вызовет ни малейших подозрений. В случае чего ему надо было сослаться на спешащие часы – и заранее перевести стрелки на несколько минут вперед.

Поскольку Уотс обычно спускался в хранилище раньше других сотрудников, он и должен был обнаружить кражу. Его не станут подозревать. Система была уверена в его преданности, а мягкий характер ставил его, так сказать, ниже подозрений. Нет, Уотса подозревать не станут. Если о нем вообще вспомнят, то сочтут его неспособным на такой поступок.

Докладывая об ограблении, Уотсу не нужно было разыгрывать возбуждение или отчаяние. Напротив, он должен был оповестить Мичема в своей обычной, приниженно-вежливой манере. А некоторая нервозность пришлась бы только кстати.

Таков был план. Невыполнимый план.

Уотс с самого начала знал, что он невыполним. Когда бы Уотс ни появился на работе – рано или вовремя – его должны отметить в списке на входе. Обязательно. Служба Безопасности относилась к утренней проверке даже более добросовестно, чем к вечерней. Уотс решил не говорить об этом Чессеру и Марен. Он чувствовал, что вправе так поступить. Все равно ему скоро умирать. По сути, он почти ничем не жертвует. Когда на часах сравнялось восемь тридцать, он достал из внутреннего кармана голубую капсулу и положил ее в рот. Она никак не глоталась. Горло пересохло, а запить было нечем. Наконец он проглотил ее.

Ему говорили, что голубая капсулка убьет его за двадцать минут. Почти безболезненно.

Так и получилось.

Мертвого Уотса обнаружил один из сотрудников и известил Мичема. Тот был изумлен и раздосадован. Он немедля позвонил Коглину. Как бы это происшествие не помешало важным просмотрам, назначенным на сегодня.

Когда Мичем спустился в хранилище, Коглин со своими специалистами был уже там. Тело Уотса не прикрыли. Оно было распростерто на полу. Мичем старался не глядеть в ту сторону.

– Самоубийство, – произнес Коглин.

– Стоило за этим тащиться на работу. И какого черта он не остался дома!

– Он был в хранилище. Еще утром, когда двери были закрыты.

– Не может быть.

– Скорее всего, он сидел здесь всю ночь.

– Но ведь во вчерашнем списке отмечено, что он ушел.

Разве нет?

– Да, отмечено, – признал Коглин, смутившись.

– Ваша Служба – сплошное дерьмо, – процедил Мичем. Он был очень расстроен. Обычно он ругался только в самых интимных обстоятельствах.

Коглин кивнул в знак согласия.

Мичем продолжал наступление:

– Потрудитесь, по крайней мере, чтобы дело обошлось без скандала. Полагаю, полиция пойдет нам навстречу?

– Конечно.

– Сегодня, – продолжал Мичем, – мы планируем выдать особенно много пакетов.

Мичем уже раздумывал, кого бы назначить на место Уотса.

– Вы еще не все знаете, – сказал Коглин, – В каком смысле?

– Хранилище пусто.

– Не говорите глупости.

Тем не менее Мичем выдвинул один из ящиков ближайшего шкафа. Ящик был пуст. Мичем не поверил. Выдвинул еще один, потом еще, бросился к другим шкафам, с растущим изумлением видя, что все они пусты. Он бегал по проходам, выдергивая ящики и с проклятиями задвигая их назад. В конце концов сорвал злость на Коглине:

– Безмозглый ублюдок!

Этого Коглин отрицать не мог. Он сказал Мичему:

– Я лично проверял электронную систему.

– Уотса вы тоже проверяли.

– Сегодня ночью охранная сигнализация работала без перерывов. Всю ночь.

– Ну и что?

– Через дверь в хранилище никто проникнуть не мог.

– Мне наплевать, проник туда кто-нибудь или нет. Глазное – что оттуда все исчезло. Все, до последнего карата. Невероятно!

– Электронные замки отключить нельзя, – сказал Коглин и сердито мотнул головой, словно приводя в порядок мысли.

– По-вашему, камни просто-напросто испарились?

– Не знаю. Пока не знаю, – Коглин бросил взгляд на тело Уотса.

– Если их не найдут, Системе конец, – проговорил Мичем, только сейчас осознав возможные последствия ограбления.

– Мы вернем алмазы, – обещал Коглин.

– Хорошо бы, – Мичем подавил позыв рвоты. – Если об этом станет известно, на рынке начнется паника. Полицию извещать нельзя.

– Известим только о самоубийстве, – согласился Коглин. – Будем действовать, как будто все в порядке.

– Все в порядке, – повторил Мичем. Он подтянул манжеты и пригладил галстук, точно его наружность сделала бы ложь достовернее.

– Работали явно профессионалы, – как бы про себя сказал Коглин.

Мичем кивнул. Он был в таком отчаянии, что согласился бы с любой версией Коглина, даже скажи тот, что ограбление – дело рук дрессированных медведей.

– Исходя из этого, мы и найдем их, – заявил Коглин.

– У нас сегодня просмотры.

– Отмените.

– Невозможно. Вечером приедет Уайтмен. Что я скажу? Нам нечего ему предложить.

– Придумайте что-нибудь.

– Сколько вам нужно времени, чтобы вернуть алмазы?

– Пару дней, максимум неделю, – ответил Коглин, надеясь, что его голос звучит уверенно.

Мичем решился:

– Думаю, мы сможем отложить просмотры. Не отменить, а только отложить. Под предлогом, что сэр Гарольд тяжело заболел – или что-нибудь в таком роде.

– Само собой, я задержу приезд Уайтмена. Сложностей с этим не будет.

– Очевидно, вы знаете Уайтмена, – сказал Мичем. Коглин кивнул и подумал, что Мичема он тоже знает.

– Остальным я пошлю телеграммы, и перенесу время просмотра, – сообщил Мичем.

– Хорошая мысль. Мичем выдавил улыбку.

– Прошу прощения, – сказал он.

– За что? – спросил Коглин. Он знал, за что, но хотел услышать это от Мичема.

– Служба Безопасности всегда прекрасно работала. Я уверен, что ваш отдел не виноват в происшедшем.

Разумеется, на уме у Мичема было другое, но теперь, больше чем когда-либо, он нуждался в помощи Коглина. Возвращение алмазов зависит только от Службы Безопасности.

– Вы были в шоке, – сказал Коглин и великодушно добавил: – Я и сам еще в себя не пришел.

Мичем вынул носовой платок и вытер руки.

– Держите меня в курсе. – Велел он. – А когда изловите негодяев – кто бы они ни были, – накажите. Сурово.

Приговорив таким образом к высшей мере наказания тех, кто покусился на Систему, а значит, и на него персонально, Мичем натянул на лицо маску безразличия и вышел из хранилища.

Коглин остался там со своими специалистами.

Он приказал тщательно обыскать Уотса. Труп раздели догола и разложили на полу содержимое карманов. Включая клубочек электроизоляции и рыболовную леску. Коглин видел неуместность здесь этих вещей, но все еще не понимал важности находки.

Он мельком осмотрел хранилище. Все было на своих местах. Открыл ящик, где держали большие камни. Они были целы. Коглин решил, что это что-нибудь да значит.

Он созвал людей, и те принялись за работу. Сперва отодвинули от стен все шкафы. Коглин сомневался, что металлическую броню можно чем-нибудь прорезать, но хотел убедиться наверняка. В это время один из людей привлек его внимание к затянутому велюром донышку пустого ящика. При сильном боковом освещении на ворсистой ткани выявились следы; будто чем-то твердым водили по ней – туда-сюда.

Коглин это запомнил. Он пошел в дальний конец хранилища и обследовал стену. Она была совершенно гладкая. С двумя электрическими розетками. Коглин приказал снять корпуса розеток.

Через полчаса Коглин знал, как было дело. Крыша, загородка, водосточный желоб, черепица, коллектор. Он не мог не восхититься дерзостью и, даже больше, смекалкой неизвестных злоумышленников. Он был по-прежнему убежден, что столкнулся с профессионалами. Им от него не уйти. Коглин рассчитывал на порок душевного склада преступника: стремление прославиться и утвердиться в криминальном мире. У Коглина был обширный штат осведомителей из среды темных личностей. Поджидая одного из них, он просмотрел досье Уотса. Жаль, что за Уотсом не наблюдали. Это бы здорово упростило задачу.

Коглин не доложил о своем открытии Мичему. Он решил, что встряска тому будет только полезна. Еще давным-давно Коглин узнал, что неудачный старт не обязательно ведет к проигрышу.

ГЛАВА 19

Вечером следующего после ограбления дня Чессер, Марен и Уивер с удовольствием вспоминали совместное приключение. Особенно забавными и ободряющими были признания, что под внешним спокойствием и храбростью скрывались вполне человеческие чувства, начиная от страха и кончая чем-то близким к панике. Только Марен в этом не призналась. Правда, со смехом вспомнила, как они с Чессером в спешке забыли дома пистолеты. И это после такой подготовки! Уивер сказал, что он свой прихватил. Засунул за ремень под форменным комбинезоном «Марилебон». И испытал из-за него кучу неудобств.

К этому времени они еще не знали о смерти Уотса. Чессера так и подмывало ему позвонить, узнать, как все прошло. Не потому, что беспокоился, поверили Уотсу или нет. Просто ему страшно хотелось услышать, как воспринял ограбление Мичем. Чессер живо представил, как того немедленно хватил апоплексический удар.

К счастью, по здравом размышлении, Чессер не позвонил Уотсу. К счастью, потому что Коглин уже установил круглосуточное прослушивание домашнего телефона Уотса с идентификацией голосов. За последние пять лет Коглин сделал записи голосов всех, кто хотя бы раз звонил в Систему. Опознать Чессера им было бы относительно легко.

Еще Чессеру хотелось позвонить Мэсси. Тщеславие убеждало его сообщить Мэсси приятную новость – тем более что за нее Чессеру полагалось пятнадцать миллионов, – но он помнил категорическое требование Мэсси: не звонить.

Они легли рано. Чессер не мог уснуть.

Он убеждал себя, что теперь-то должен быть доволен. Ведь пятнадцать миллионов долларов, в сущности, его – разве нет? Нет, отвечал он сам себе. Точнее, у Чессера было двенадцать миллиардов. Он попробовал было втолковать это Марен, но она спала без задних ног, а сонное бормотание вместо ответа его не устраивало. Чессер лежал в темноте и пытался разобраться во всем сам, перескакивая от миллионов к миллиардам и обратно. Он страшно устал, тело требовало сна, но поглощенный противостоянием двух чисел мозг бодрствовал, ввергнув Чессера в состояние, близкое к наркотическому опьянению, когда фантазии становятся неотличимыми от реальности. В конце концов реальность победила, и в начале четвертого утра его тело и мозг соединились, дав ему отдых в забытьи.

Он проспал все утро и не заметил, как встала Марен. Сив принесла ему теплые лепешки с маслом, ирландский бекон и записку: Марен ушла обедать к Милдред. Чессер представил себе, как с ними вместе обедают все эти Блателла германика.

По лестнице спустился Уивер. Он был готов к отъезду, опять в костюме преподобного Путо – за исключением единственной детали: благожелательного выражения лица.

– Кофе? – спросил Чессер.

Уивер отказался, но взял у Чессера с тарелки пол-лепешки и два ломтика бекона. Немного муки просыпалось на черную сутану.

– В котором часу у тебя самолет? – поинтересовался Чессер.

– В три пятнадцать.

– Я тебя отвезу.

– Да нет, парень, я сам. Нечего тебе возиться.

– Мне по дороге.

– Ну ладно.

Чессер вспомнил про миллион Уивера. Он с самого начала не хотел, чтобы Уивер работал на них задаром. Он спросил об этом.

– Дело в шляпе, – ответил Уивер. – Сегодня поутру подтвердили.

Стало быть, деньги Уивера уже спокойно лежат в его банке в Африке.

– Ощущаешь себя миллионером? Вместо ответа Уивер спросил:

– Что ты сделаешь со своими?

– Еще не решил, – солгал Чессер. Ни с того ни с сего ему пришло в голову, что он не выслал экс-жене Сильвии алименты за этот месяц. Теперь он мог выплатить ей сумму целиком и сорвать эту удавку раз и навсегда. Сильвии бы это не понравилось. Чессер не помнил себя рядом с ней. Она заказывала карандаши с их инициалами и рассылала рождественские открытки с семейным фото. Она никогда не болела – наверно, потому Чессер на ней и женился. Конечно, были и другие причины, но сейчас это казалось ему самым приемлемым оправданием.

– Ладно, двинулись, – сказал Уивер, подбирая с Чессеровой тарелки последний ломтик бекона. Чессер решил, что Уивер идет попрощаться с Сив и Бриттой, но он не стал их разыскивать. Просто взял чемодан и пошел к машине.

По пути в аэропорт «Хитроу» Уивер был в приподнятом настроении. Он болтал без умолку, смеялся и вспоминал прежние деньки. Чессер подумал, что разительная перемена в нем объясняется тем самым миллионом. Хочет того Уивер или нет.

На подъезде к аэропорту Уивер сказал:

– Не провожай меня, высади где-нибудь тут.

Чессер свернул на автостоянку. Она была далеко от входа и почти безлюдна. Уивер с чемоданом вылез из машины. Чессер не знал, попрощается он или так и уйдет, не оглянувшись. Уивер поставил чемодан на мостовую, наклонился к машине и с улыбкой протянул Чессеру руку.

Чессер постарался ответить ему тем же.

– Спасибо.

– Не собираешься в Африку? – спросил Уивер.

– Не знаю. Может быть.

– Передай привет Марен. Не успел с ней попрощаться. Чессер кивнул.

– Удачи, святой отец.

– Ступай с миром.

Уивер захлопнул дверцу машины, поднял чемодан и зашагал к аэропорту. Чессер смотрел ему вслед. К вечеру Уивер уже будет дома. Впрочем, какой это дом. Сам себе Чессер тоже представлялся изгнанником.

Он развернул машину и выехал из аэропорта. Его путь лежал на юг, в сторону имения Мэсси. Возле городка Хиндхед он свернул с шоссе А-2 и нашел ярко-красную телефонную будку. Он позвонил Мэсси.

Слуга ответил, что Мэсси нет дома.

Чессер назвался.

Трубку взял Мэсси.

Чессер представил себе его лицо.

– Надеюсь, вы звоните не просто так, – сказал Мэсси.

– Я в телефонной будке, – сообщил Чессер. – Нас не могут подслушать.

– В чем дело?

Поколебавшись мгновение, Чессер произнес:

– Все сорвалось.

Мэсси не проронил ни слова. Чессер ждал недовольства и упреков, но не услышал даже дыхания Мэсси.

– Ничего не вышло, – сказал Чессер. – Мы были почти у цели.

– Очень жаль.

– Да.

– Расскажите мне все по порядку.

Рассказ у Чессера был наготове, почти правдивый – за исключением небольших деталей в конце. Он уже собирался перейти к этим деталям, но тут Мэсси перебил:

– Приезжайте ко мне на выходные. И Марен возьмите с собой.

В словах Мэсси Чессеру почудилось подозрение. Меньше всего ему хотелось встречаться с ним лицом к лицу. Он сказал первое, что пришло ему в голову:

– Мы уезжаем в Шотландию.

– Сколько вы там пробудете?

– Дней десять, не меньше.

– Что ж, приезжайте, когда вернетесь.

Чессер прислушался к тону Мэсси и решил, что тот как-то чересчур спокоен. Он сказал:

– К счастью, никто из нас не попался.

– Так что же, вы не попытаетесь еще раз? Похоже, Мэсси поверил его рассказу.

– Нет! Только не сейчас, – живо возразил Чессер, притворясь испуганным.

– Нам с вами не очень-то везет в совместных делах, мистер Чессер.

– Ну, не совсем так.

– Похоже, вы специалист по неудачам. Чессер покорно вздохнул.

– Боюсь, Система нам не по зубам, Мэсси положил трубку.

Чессер все-таки сказал «до свиданья».

Он убеждал себя, что Мэсси купился на его ложь. Но не был до конца уверен. Ведь Мэсси потерял на этом деле добрых два с половиной миллиона.

Чессер повесил трубку и, успокаивая совесть, сказал себе, что на состоянии Мэсси потеря миллионов никак не отразилась, оно, скорее всего, за это время даже возросло. Чессер снова задумался, зачем Мэсси надо было грабить Систему. С самого начала он чувствовал, что причина лежит гораздо глубже мести за проект «Прибрежные воды». На это намекал и сам Мэсси. Сначала Чессер подозревал, что Мэсси подбирается к рычагам управления Системой. Но по зрелом размышлении понял, что ошибается. Лет десять-двадцать назад это было бы возможно, но никак не теперь. Мэсси перевалило за семьдесят, забот ему хватает и со своими миллиардами – ему незачем брать на себя новую ответственность, да еще за такую огромную и сложную структуру. Почему же Мэсси так стремится завладеть этими двадцатью миллионами карат?

Потому что хочет поставить памятник своему могуществу. Памятник, долговечнее всего того, что можно воздвигнуть за деньги или добиться каким-нибудь красивым альтруистическим жестом. Альтруистические жесты забываются. В лучшем случае вашим именем назовут улицу или площадь. Мир гораздо дольше помнит тиранов.

Мэсси решил, что алмазы дадут ему шанс устроить последнюю, прощальную демонстрацию своего могущества. Он намеревался наводнить алмазами рынок. Годовой спрос на них составляет примерно три миллиона карат. Следовательно, лишние двадцать миллионов резко обесценят алмазы, переведут их в категорию полудрагоценных камней. Уникальное и незабываемое шоу. В минуту разорятся владельцы огромных состояний. Удар почувствует каждый обладатель хотя бы одного драгоценного камешка. Мэсси рассудил, что лучше войти в историю человеком, уничтожившим алмазы, чем раствориться во тьме времени, подобно какому-нибудь Озимандии.

Открыв намерения Мэсси, Чессер окончательно оправдал собственное поведение. Он сказал себе, что устранение Мэсси со сцены только послужит на благо человечеству.

И совесть умолкла.

Чессер вышел из телефонной будки и пошел вдоль по улочке Хиндхеда. Завернул в магазинчик и купил первую же подходящую ему вещь: дешевый рюкзачок из искусственной кожи с застежкой-молнией. Еще он купил полфунта ирисок, которые немилосердно липли к зубам и воняли хлоркой. Чессер подосадовал, что большинство вещей на свете хуже, чем кажется на первый взгляд, и на ходу выбросил пакет с конфетами из окна машины.

Он затормозил у начала проселочной дороги, ведущей в песчаный карьер. Дождавшись, пока шоссе опустеет, свернул на нее. Подъезжая к карьеру, он увидел, как солнце переливается на огромной груде камней. Придумать бы какую-нибудь маскировку.

Но сперва он, черпая полными горстями, заполнил рюкзачок. Получилось фунтов десять. Потом пошел к вагончику, отыскал ржавую лопату и насыпал поверх алмазов песка.

На обратном пути в Лондон он размышлял, как бы, не выдавая себя, сообщить Мичему свои условия. Обдумав и отвергнув добрую сотню сложных планов, он остановился на одном – хорошем и простом. Он затормозил на углу Риджент-стрит и купил по два экземпляра всех лондонских газет.

Марен была дома. Она сидела в ванной перед кварцевой лампой. Волосы неряшливо зачесаны наверх, на лице – маска из розовой глины, которая ярче выделяла глаза, ноздри и губы. Чессер знал, что у Марен депрессия: только в подавленном состоянии она снисходила до экспериментов над собой. А подавлена она была в основном от скуки. Чессер подумал, не рассказать ли ей о перемене планов прямо сейчас. Он опустился на краешек биде и долго сидел молча, просто глядя на нее. Она была нагая.

Потом рассказал ей все. Включая разговор с Мэсси – слово в слово.

Пока он говорил, она старалась сдержать мимику, чтобы не повредить маску. Но в конце концов не выдержала. Губы дрогнули в улыбке, глина растрескалась. Марен засмеялась и воскликнула:

– Милый, вот здорово!

Она тут же забыла про маску и кинулась к нему, чтобы поцелуем выразить свое одобрение. Чессер не удержал равновесия и случайно нажал на какую-то кнопку биде. Струей ударила вода и щедро омочила ему брюки.

Марен расхохоталась и смыла маску. Чессер снял брюки. Она помогла ему вытереться и принесла халат.

От подавленности Марен не осталось и следа. Оба принялись обсуждать детали Чессерова плана. Ее особенно восхитило, как он придумал связаться с Мичемом.

– Гениально! – похвалила она, и Чессер нескромно согласился.

Марен сразу же осудила требования, которые собирался выдвинуть Чессер.

– Тебе в самом деле все это нужно? – спросила она.

– Конечно.

– На кой черт?

– Для разнообразия, – раздраженно ответил он.

– Да ты только представь…

– Представил.

– Ты просто вредничаешь.

– Ничего подобного, Понимаешь, я всегда хотел владеть чем-нибудь осязаемым.

– Я осязаемая.

– У меня никогда не было цели в жизни.

– Но, милый, она у тебя есть. Очень славная цель.

– Ни черта. Отродясь не понимал, куда меня несет.

– Ну так что? Пойдем вместе?

Чессер благодарно кивнул.

– Значит, ты ничего не обдумал толком? – Еще как обдумал.

– Тогда почему хочешь надеть себе на шею такое ярмо? Зачем они тебе?

– Кто – они?

– Ценности. Я имею в виду настоящие ценности – внимание, обязанности, время. Ехать туда, ехать сюда, посетить того, сего… Вдруг тебе захочется совсем другого? Хочешь – и не можешь. Умереть, какая скука!

Со своей обычной прямотой Марен попала в точку. С одной стороны, Чессер очень ценил преимущества личной свободы, тихую, беспечную жизнь – и доводы казались ему логичными. Но, с другой стороны, Чессеру хотелось признания, славы, известности. И он заподозрил, что Марен уговаривает его из личных побуждений.

– Назови это самоуважением, – сказал он.

Она закатила глаза.

– Не могу же я всю жизнь оставаться на последних ролях!

– Да почему нет?

– Мужчина должен работать, иметь какую ни на есть цель, – выкрикнул он. Банальная фраза заставила его поморщиться.

– А как же мы?

– Это совсем другое.

– Нет. Здесь тоже есть над чем потрудиться. Полный рабочий день. Беда в том, что ты следуешь правилам, которые больше не применимы. По крайней мере, к нам.

Чессер представил, что сказал бы на это его отец. Он бы в любом случае не одобрил, Успех, добытый вымогательством, – хуже неудачи.

Марен продолжала:

– Ты же знаешь, чего добивается в жизни большинство людей. Ничего. А потом вспоминают прошлое и рвут на себе волосы – да только поздно.

– Не забудь, что деньги на достижения есть далеко не у всех.

– Наверно. Но даже те, у кого они есть, обычно ничего не достигают, – сказала она. – Ладно, если ты решил окончательно, так и скажи.

Ее слова походили на ультиматум, но, выбирая между Марен и чем бы то ни было, Чессер всегда отдавал предпочтение ей.

Он собирался потребовать от Системы передачи в его единоличное владение новейшей и перспективнейшей шахты в Намакваленде. Плюс часть акций от каждого из главных держателей, дающая ему членство в совете директоров.

– Хорошо, – сказал Чессер. – Что бы ты потребовала?

– Не знаю. Пожалуй, просто выкуп.

Чессер обрадовался этому слову. Выкуп ассоциировался у него с похищением – а похищение его совесть приняла бы легче, нежели вымогательство.

– И какой выкуп?

– Чтобы ради него стоило возиться.

Теперь Чессер пожалел, что не придерживался первоначального плана, не вернул алмазы Мэсси в обмен на пятнадцать миллионов долларов. Сейчас он был бы уже свободен. Злясь на себя за то, что усложнил дело, он произвольно увеличил сумму и сказал:

– Пятьдесят миллионов.

На том и порешили.

Они составили письмо с требованием выкупа. Тщательно подбирая слова. Из газет, которые купил Чессер. Самой подходящей оказалась «Таймс». В ней было все, что они хотели сказать. Отыскав нужные слова, они попросту обвели их красным фломастером и проставили порядковые номера. С первого по сорок шестой. Оставалось только прочесть их по порядку.

«Ваши алмазы у нас. Можете получить их назад за пятьдесят миллионов долларов. Если не согласитесь, мы выбросим алмазы на рынок и собьем цену. Пусть в полночь пятого июля часы на башне Виктории пробьют тринадцать раз. Этим вы подтвердите свою готовность сотрудничать, и мы пришлем дальнейшие инструкции».

Затея с башенными часами принадлежала Марен. Она показалась ей более оригинальной, чем простой ответ через газету. На взгляд Чессера, идея отдавала дешевым драматизмом, но он не прочь был заставить Мичема лишний раз попотеть. К тому же в самом требовании нарушить ход знаменитых старинных часов, Биг-Бена, крылось нечто бунтарское и вызывающее. Учитывая любовь британцев к аккуратности, это было бы наверняка первым и последним случаем в истории.

ГЛАВА 20

Тем временем Служба Безопасности зашла в тупик. Ни отпечатков пальцев, ни следов, ни волосков, ни табачного пепла. Ни-че-го.

Коглин не сомневался, что Уотс виновен. Однако детальное изучение его личных дел и денежного положения не давало ни малейшего повода усомниться в его лояльности. Все данные свидетельствовали, что Уотс – человек тихий и умеренный – никогда не был замечен ни в чем подозрительном. Коглин даже пошел на похороны в надежде встретить там сообщников Уотса. Похороны были скромные и печальные, а самым подозрительным казался тонкогубый священник епископальной церкви, с фальшивым сочувствием бубнивший отходную молитву.

Коглин считал, что расследование затрудняется необходимостью держать ограбление в тайне. Это не давало ему возможности воспользоваться услугами своей международной агентурной сети. А кто знает – может, его люди в Дублине, Бейруте или Сан-Франциско стоят в двух шагах от нужного следа и даже не понимают, насколько он важен. Об ограблении знали только доверенные агенты Коглина – лучшие из лучших, – но и их возможности были небезграничны. Они работали день и ночь, просеивая лондонское дно, осторожно распутывая каждый след. Коглин был до сих пор убежден, что имеет дело со специалистами высокого класса.

На четвертый день после ограбления отчаявшийся Коглин сидел в своем кабинете наедине с бутылкой ирландского виски десятилетней выдержки и обдумывал положение. Его диагноз был – провал. Прежде всего, он не предотвратил преступление – значит, уже виноват. И расплаты не миновать, даже разыщи он украденные алмазы. Как только они вновь окажутся в хранилище в целости и сохранности, Мичем быстро умоет руки, передав совету директоров детальный рапорт о происшедшем. Разумеется, этот рапорт сильно ударит по Службе Безопасности, особенно по ее начальнику. Совет потребует отставки Коглина. Стало быть, он проиграет в любом случае – независимо от результатов расследования.

Зазвонил телефон. Огонек на пульте показывал, что на проводе Мичем. Опять Мичем. Он звонил чуть не каждый час и допытывался, как продвигается расследование. Коглин отделывался от него общими словами, но о деле не говорил ничего. Зачастую просто не брал трубку. На сей раз он решил снизойти.

– Мы получили кое-что по почте, – сказал Мичем. Поневоле заинтригованный, Коглин спросил:

– Что?

– Любопытное послание. Зайдите ко мне.

Коглин не видел Мичема со дня памятной встречи в хранилище. Теперь у него был усталый, словно от бессонницы, вид, запавшие, обведенные темными кругами глаза, осунувшееся, измученное лицо. Он сразу же протянул Коглину полученный номер лондонской «Таймс». С пронумерованными красным фломастером словами.

Коглин понял сразу. Он схватил лежавший на столе блокнот и выписал слова по порядку.

– Да они рехнулись! – вскричал Мичем.

– Неплохо придумано, – признал Коглин.

– Пятьдесят миллионов долларов! Издеваются они, что ли? Разве нормальный человек столько запросит? – Мичем махнул рукой на газету, точно не хотел ее больше видеть. – Думаете, это не шутка?

– Они могли бы запросить и побольше. В конце концов, алмазов у них на двенадцать миллиардов.

Мичем резко повернулся к окну, не видя ничего перед глазами. Зажмурился, большим и указательным пальцами потер переносицу.

– Вы сможете устроить сегодня эту чепуху с башенными часами? – спросил он.

– Конечно, но…

– Придется просить разрешения у совета, – сказал Мичем.

Это было не в интересах Коглина.

– Зачем впутывать сюда совет?

– Как зачем – а пятьдесят миллионов?

– Они не понадобятся.

– Но если эти типы сделают, что грозятся…

– Не сделают, – уверил его Коглин, – Им нужны деньги, а не крах Системы.

– Вы так думаете?

– Естественно.

– И что же нам делать?

– Пока ничего. Подождем до утра и посмотрим, что будет. Думаю, мы просто получим второе послание.

– Значит, вы напали на след? – с надеждой спросил Мичем.

– Да, – соврал Коглин, – Скоро мы их накроем вместе с алмазами.

– Когда?

– Скоро.

– Неужели вы не можете сказать точно?

– Не могу. Но у нас уже все расписано. Ради Бога, Мичем, вам нужно отдохнуть.

Словно подчиняясь, Мичем в изнеможении повалился в плюшевое кресло.

– Вы нашли виновных? Знаете, где они?

– Мы знаем, кто они, – заявил Коглин. – Так какого черта вы тянете? Коглин не растерялся.

– Имейте терпение, торопить события нельзя. Конечно, если вы не хотите, чтобы эти двадцать миллионов карат валялись у всех под ногами. Именно так грабители и поступят, чуть только почуют опасность: выбросят камни и дадут деру.

Одна мысль об этом заставила Мичема содрогнуться. Он выдавил бледную улыбку, отдавая дань познаниям Коглина в таких гнусных вещах.

Коглин свернул газету и засунул в карман пиджака.

– Как там Уайтмен? – спросил он.

– Я пас его три вечера кряду. Сейчас этот кретин в «Дорчестре» с двумя молоденькими валлийками.

– Значит, пока при деле.

– Ненадолго.

– Главное – не задерживать свежих поступлений.

– Я возобновлю просмотры, – сказал Мичем. Придется запросить часть резервного фонда из Йоханнесбурга. Камни можно доставить хоть завтра.

Об этом резерве Мичем не забывал с самого дня ограбления, но решил, что воспользуется им только в крайнем случае. Заказ такой крупной партии, да еще такой срочный, был делом необычным и не мог не породить слухов. Однако теперь у Мичема не было выбора. Заполнить хранилище хотя бы частично, – единственный способ показать всем, что Система функционирует по-прежнему. К тому же Мичему очень хотелось убрать с дороги Уайтмена.

– Я расписываю просмотры на следующую неделю, – сказал он. – Начиная с понедельника. Как раз успеем подготовить пакеты.

– И у меня будет достаточно времени, – подхватил Коглин, закрывая за собой дверь.

Мичем звонил в Южную Африку.

Поздно вечером зарядил дождь. Не пролился коротким летним ливнем, а засеял упорной, обложной моросью.

Марен и Чессер поехали на свидание с Биг-Беном. На первый взгляд кажется, будто бой таких огромных часов должен разноситься по всему Лондону. На самом деле услышать его можно только в непосредственной близости от башни Виктории. Поэтому Марен и Чессер остановили машину у юго-западной ограды Сент-Джеймсского парка, всего в трех кварталах от парламента. Отсюда Биг-Бен было слышно отлично. На всех улицах в этом районе стоянка запрещалась, но делать было нечего. Они не заглушили мотор; ждать оставалось полчаса. Дождь бил по крыше машины – точно кто-то нервно постукивал кончиками пальцев по барабану. На ветровом стекле работали дворники. Их мерные взмахи контрапунктом вплетались в мелодию, несущуюся из радиоприемника. Концерт в Лондонской филармонии.

Марен съежилась в кресле, прижавшись щекой к боковому стеклу. Она смотрела, как ударяют в стекло капли, похожие на алмазы, как они растут, набухают и соскальзывают вниз, оставляя за собой мокрую дорожку.

Она вспоминала.

Вспоминала детство, ненастную погоду, окно, из которого открывался вид на голую равнину до самой черты и воображаемое продолжение за ней. Тогда Марен не любила запаха свежего хлеба, приправленного тихим напевом матери. Она не любила покой – этого добра у нее хватало. И даже в самые погожие дни, когда солнце отпирало двери дома, и она уходила к глубоким синим фиордам, почти замкнувшим в себе море, или следила за плавной чередой белых птиц, кажется, царапающих кончиками крыльев ясное небо, даже тогда она ощущала себя пленницей и клялась, что однажды убежит. Перед ней откроются море и небо – и она шагнет между ними.

Стекла машины запотели от дыхания. Чессер нарисовал пальцем на ветровом стекле сердечко. Марен ответила такой отрешенной улыбкой, что Чессеру захотелось прикоснуться к ней. Он дотронулся до ее руки, но она, совершенно машинально, потянулась к приемнику и стала крутить настройку в поисках музыки поживее.

В окно со стороны Чессера кто-то постучал. Чессер нажал кнопку – стекло опустилось. Он не сразу понял, что перед ним полицейский: тот был в длинном, черном, лоснящемся от дождя плаще. Чессер подавил панику и изобразил дружелюбный интерес. Полицейский взял под козырек – с запястья у него закапала вода – и спросил:

– У вас все в порядке, сэр?

– Да, спасибо.

– Стоянка здесь запрещена, сэр.

– Мы ищем улицу Олд-Парадиз, но, похоже, заблудились.

Эта улица пришла Чессеру на ум, потому что он когда-то провел ночь у молоденькой белокурой актрисы – на Олд-Парадиз. Еще до того, как встретился с Марен. Как раз перед тем.

– На улицу Олд-Парадиз прямо, – сказал полицейский. – Через Вестминстерский мост.

Он достал схему уличного движения и фонарик. Луч света скользнул по лицу Марен. Чессер подумал, что полицейский осветил ее нарочно, чтобы лучше рассмотреть. Зачем? Неужели Система подняла на ноги полицию? Вдруг уже оцепили весь район? Чессер вспомнил Мэсси. Тот был уверен, что Система никогда не обратится в полицию. Его доводы казались разумными, но даже Мэсси может ошибаться.

Чессер включил передачу и поблагодарил полицейского. Тот снова козырнул и отступил в сторону. Автомобиль отъехал от тротуара. Отягощенный виной Чессер затылком ощущал, как страж порядка провожает глазами номер его машины.

– В Лондоне самые милые полицейские, – заявила Марен.

– Любопытный ублюдок.

– Вовсе нет. Это у него такая работа.

– Он прекрасно разглядел меня, тебя, машину и все что угодно.

– Ну и что?

– Ничего. Так.

Просто он вымок и соскучился. Чессер в этом сомневался. Он свернул направо, потом еще раз направо, на Олд-Квинс-стрит. Здесь тоже запрещалась парковка. За полквартала от них стояла единственная машина. Полиция. Они проехали мимо нее с обычной скоростью, и Чессер свернул от греха подальше в первый же переулок. Ладони у него вспотели и крепко сжимали руль. Он поглядел в зеркало заднего вида и убедился, что «хвоста» за ними нет. Тем не менее он решил убраться подальше и лабиринтом узеньких улочек повел машину в сторону Темзы. Подъехав к Вестминстерскому мосту, он бросил взгляд на часы. Было без пяти двенадцать. Придется поторопиться, не то можно опоздать. Река казалась широкой, как никогда, но в конце концов они очутились на другом берегу. Свернули направо, доехали до больницы Св. Фомы и остановились у самой набережной, в разрешенном месте.

Чессер заглушил мотор, погасил фары и обмахнул ладонью ветровое стекло, стерев нарисованное сердечко. Видно было плохо. Он вылез из машины, Марен – за ним. Обошла вокруг и встала с ним рядом.

За рекой, облитые охряным светом прожектора, выступали из мглы и дождя здания парламента. Стрелки часов были неразличимы, Марен и Чессер видели только светящийся круг циферблата. Дождь барабанил по машине, по тротуару и по их головам. Чессер обнял Марен за плечи и привлек к себе. Он гадал, услышат ли они отсюда бой часов. Вдруг полночь уже миновала? Кажется, они стоят тут слишком долго.

Трижды прогудел речной буксир.

Чессер выругался.

И тут Биг-Бен стал отбивать полночь.

Удары слышались ясно и четко. Дождливая ночь даже усилила звук. Они считали. От одного до двенадцати. Они ждали тринадцатого удара. Его не было. Чессер предположил, что для тринадцатого удара часы нужно заново завести. Они ждали, прижавшись друг к другу, пока совсем не промокли. В четверть первого они не выдержали и забрались в машину.

В туфлях у них хлюпала вода, одежда холодным пластырем облепила тело. За шиворот стекали дождевые струйки. Марен склонилась вперед и принялась выжимать волосы.

Чессер вытер лицо руками. Он был взбешен. Зол, как никогда в жизни. Система не капитулировала перед ним даже сейчас, когда превосходство на его стороне. Система не удостоила его ответом, не уступила даже в такой мелочи. Но он им еще покажет. Они ему еще поклонятся.

– Может, они газету не получили? – предположила Марен, стуча зубами от холода.

– Да они, небось, и читать не умеют, – ожесточенно сказал Чессер.

Он завел машину и включил обогреватель. Марен тут же разделась догола. Так было гораздо теплее. Они снова проехали по Вестминстерскому мосту и остановились только дома.

Домой они забежали ненадолго. Только переодеться в сухое и глотнуть бренди. Потом Чессер вновь вел машину по лондонским улицам, совсем опустевшим в такой час и такую погоду. Они быстро добрались до места.

Хаттен-Гарден, ювелирный район.

Они покружили по улицам, вернулись к началу и опять проехали тем же путем, только опустили боковое стекло со стороны Марен. На коленях у нее лежал рюкзачок с алмазами, теми самыми, что Чессер привез из карьера. Он вел машину медленно и сказал ей, где начать.

Она сунула руку в рюкзачок и вытащила целую горсть алмазов. Со смехом швырнула на залитую дождем улицу. Чессер подначивал, она развеселилась и горсть за горстью бросала камни на тротуары и в сточные канавы знаменитого алмазного квартала.

Она рассыпала по улицам больше двадцати двух тысяч карат. Стоимостью около двадцати пяти миллионов долларов.

ГЛАВА 21

Тем утром, в семь пятнадцать, Стерлинг Гриффин не поверил своим глазам.

Он спешил на работу, где его ждал срочный заказ на оправу весом в десять карат для дешевого кольца с топазом, которую он обещал изготовить сегодня в первую очередь. Он просто шел один по улице, удобно засунув правую руку в карман брюк. Вдруг Стерлинг на что-то наступил. Он остановился, повернулся, посмотрел под ноги и подвинул это носком ботинка. Хоть он и понял, что это было, но подобрать это сразу он не мог. Профессия сделала его скептиком. У него свое ювелирное дело, где выполнялись любые виды работ. Он платил ежемесячно за маленький – шесть футов – закуток в ювелирных рядах Вилкокса. Охрана входила в стоимость, но для Стерлинга она не имела особого значения, так как на сегодняшний день у него в ассортименте было:

3 турмалиновых кольца,

1 булавка для галстука с бриллиантом,

2 коробочки для лекарства из панциря черепахи,

4 кусочка бирюзы в серебре, 1 блюдце дешевых сережек,

1 сувенирная цепочка от часов эпохи королевы Виктории, 1 наручные часы,

1 серебряные ножницы для обрезки сигар, несколько кусочков золота и обломков на вес.

Одно время Стерлинг занимался старинными драгоценностями, но сейчас он хотел одного: иметь свой собственный отдел, в котором будет достаточно много только первоклассных камней. Каждый из арендующих место в ювелирных рядах Вилкокса мечтал об этом. Обычно дел было мало; они часто собирались и обсуждали эту тему.

Сейчас Стерлинг наклонился к тротуару и поднял это – что бы это ни было. Что плохого, если он просто посмотрит. Он взял этот предмет в руки и с сомнением покосился на него. Потом пожал плечами, полез в карман пиджака за лупой и приставил ее к глазу. Такого не может быть. Это не алмаз. Алмаз весом около пяти карат не может валяться прямо здесь, на мостовой, и просто напрашиваться, чтобы его подняли. Стерлинг опасливо осмотрелся, ожидая, что сейчас судьба объяснит ему, какую шутку она с ним сыграла. Но он был на улице один.

Стерлинг крепко зажал камень в кулаке и сунул его в карман. Хотелось убежать, но на глаза ему попались еще один камень на тротуаре и другой в сточной канаве. Он схватил их, потом еще один. Стерлингу казалось, что он не проснулся, все еще в постели, умер и ждет, когда попадет в рай. Он прикусил нижнюю губу и почувствовал успокаивающую боль. В горле внезапно пересохло, ноги обмякли. Он рухнул на колени и пополз вдоль сточной канавы, собирая алмазы и надеясь, что его сердце не разорвется.

Тем же утром похожие случаи произошли в районе Хаттен-Гарден. Большую часть камней подобрали те, кто шел на работу рано утром; каждый, кто мог отличить неограненный алмаз от голубиного помета, ввязывался в драку. К десяти утра побоище было в самом разгаре. На улицах алмазного района кипела битва за драгоценности, которые каким-то чудом появились ниоткуда и пока не принадлежали никому.

К одиннадцати на улицах все было подобрано, и паника, казалось, должна была прекратиться. Но тут кого-то осенило обследовать ливневую канализацию; тяжелые металлические решетки были выломаны, и под ними, в городской грязи, обнаружились еще немалые запасы камней. На каждом углу снова вспыхивала драка. Потом район отступил зализывать раны и подсчитывать потери. К полудню, когда началась торговля, продавцы с удивлением обнаруживали, как резко отличается сегодняшняя стоимость карата от вчерашней. Слишком многие из нашедших алмазы горели желанием обратить их в наличность. Они готовы были продавать их по дешевке. На лондонском рынке цены на алмазы стремительно упали до рекордно низкого уровня. Разумеется, они стабилизируются через некоторое время, иначе произошедшие события обернутся катастрофой.

Английская пресса не упустила возможности и в своем обычном духе отреагировала на событие. Журналисты с удовольствием дали волю своему воображению, доказывая, что в каждом из них живет Льюис Кэрролл. Если, например, какой-нибудь алкоголик углядит у берегов Ирландии светящуюся и летающую морскую змею, то хороший английский репортер сочинит восемь колонок, где доверительно опишет явление как очевидец. Такие статейки особенно повышают тираж. Таинственная алмазная лихорадка на Хаттен-Гарден, несомненно, дала журналистам желанную пищу. Новость была настолько фантастическая, что специальные выпуски и громкие крики продавцов газет, возвещавшие о необычайном происшествии, были гарантированы.

Каждая из двенадцати ежедневных лондонских газет представила свою версию данного происшествия. Одна точка зрения: феномен был актом экологической мести матушки Земли. Другие высказывали предположение, что это был тест, проведенный пришельцами из космоса, которые смоделировали ситуацию, чтобы изучить нашу алчность. «Алмазный дождь!!!» – вот один из заголовков над сенсационными сообщениями. Чудесным образом появившиеся драгоценные камни выпали из атмосферы с ночным дождем. Возможно, алмазы – это затвердевшие дождевые капли, объясняла газета. Однако не говорилось, почему чудо-дождь выпал только в Хаттен-Гарден и только на улице. Там же было помещено и интервью архиепископа Кентерберийского, который высказывал совершенно противоположное мнение о чудесах вообще и для примера приводил чудеса, совершенные Спасителем.

Сэр Гарольд Аппенстейг, председатель правления Объединенной Торговой Системы, заявил: «Мы привыкли к необычному». А Реджинальд Мичем, ее президент, реагировал на это еще сдержаннее. «Объяснений не будет», – коротко отвечал он на любой вопрос репортеров, но они все же решили, что Мичем обеспокоен недавним объявлением Корпорации «Дженерал Электрик», которая нашла способ производить безупречные алмазы, неотличимые на вид от природных, ограненные и любой величины. Хотя производство находилось в стадии эксперимента и было слишком дорогим для широкого внедрения, это необходимо принимать во внимание как будущую угрозу для рынка природных алмазов. «Вечерний бюллетень» освещал событие с точки зрения простого человека. Он поместил на первой странице большую фотографию Стерлинга Гриффина, который сжимал в пригоршне драгоценную находку. Очевидно, мистер Гриффин побывал в гуще событий: глаз подбит, не хватает одного или двух зубов.

Сногсшибательное известие об алмазном дожде вызвало отклик за пределами Британии.

Над. Парижем небо затянуло многообещающими тучами. Это побудило многих закрыть магазины, выйти на улицы и приготовиться ловить алмазы, подставив рубашки, шляпы или что-либо более подходящее в этом роде. Однако не выпало ни капли, ни карата. Как коммерция, так и гордость французов страдали, когда грозовые тучи потихоньку уплывали на северо-восток, и богатство случайно могло достаться и без того процветающей Германии.

Монарх маленького княжества в Европе серьезно решил продать драгоценные камни из своей короны, а деньги использовать на постройку туристических гостиниц. Вероятно, его подданные высоко оценят такую предусмотрительность, но его жена – хорошенькая американка – будет безутешна: она уже успела привязаться к своей уникальной короне.

На Беверли Хиллз стареющий потомок древнего рода открыл тайник и достал небольшой, завернутый во флаг пакетик превосходных камней. Он собирал их долгие годы, но если он не умрет в ближайшее время, то способ, который он выбрал, чтобы избежать налога на наследство, окажется очень неудачным.

Владельцев фамильных алмазов охватил страх, в том числе и супружескую пару суперзвезд. Два года назад муж буквально продемонстрировал всему миру свою любовь к жене, приобретя для нее превосходный алмаз грушевидной формы в семьдесят карат. Говорят, за два миллиона наличными. Бриллиант часто фотографировали вместе с женой звезды. Это был ее алмаз. Он стал символом ночи. Тот самый алмаз, поглядеть на который выстраивалась очередь, когда его выставляли в витрине у знаменитого торговца мистера Русселя. Верившие верили. Но были и скептики. Они ничего не говорили, потому что, черт возьми, для бизнеса все хорошо.

Только самые приближенные к мистеру Русселю знали правду. В 1968 году алмаз поменял хозяина за семьсот тысяч долларов. Всего двумя годами позже, когда он был выставлен на аукцион, Руссель обошел всех и заплатил за камень полтора миллиона. Муж-суперзвезда сразу же купил его и, несомненно, это была выгодная сделка. Правда была такова: Руссель и суперзвезда договорились заранее. Руссель купил алмаз по самой высокой цене; у него были свои люди на аукционе. Они по очереди называли все более и более высокую цену, чтобы взвинтить ее до небес. Но и это не вся правда. На самом деле муж-суперзвезда не покупал алмаз у Русселя. Он только объявил всему миру, что купил его для своей сверхлюбимой женщины. В результате и Руссель, и суперзвезда сделали себе рекламу и удостоились большего внимания, чем жена президента Соединенных Штатов, даже сделай она прическу в африканском стиле. Сверкающий камень, привлекавший не меньше внимания, чем великолепная грудь его хозяйки, был лишь хорошей копией. Неважно. Люди видели то, что хотели видеть. Для Русселя это было выгодное вложение денег. Не только в рекламу. Достоинства алмаза не могли больше оцениваться только по его природным качествам. Теперь это был знаменитый алмаз, и желание владеть им намного увеличивало его рыночную стоимость. Несколько дней спустя знаменитая жена, как они уговорились, в приступе откровенности публично объявит, что Руссель купил у них алмаз. И Руссель быстро продаст его покупателю на торгах, который не сможет отказать себе в желании владеть этим алмазом – ее алмазом.

Разумеется, пресса хотела знать реакцию супружеской пары суперзвезд на алмазный дождь. С этой целью специально для прессы была устроена конференция на борту яхты, стоящей на якоре на Темзе.

Знаменитая жена по такому случаю была одета в легкий белый костюм из шелковистого джерси, украшенный знаменитыми семьюдесятью каратами. Она непринужденно раскинулась на подушках на задней палубе и бойко отвечала на вопросы репортеров, пока ее муж рядом, подставив волосатую грудь солнцу, потягивал виски.

Что она думает о происшествии на Хаттен-Гарден?

– По-моему, это показало, какие на самом деле жадные свиньи – эти люди, – отвечала она под вспышки «Никонов».

А если случится что-нибудь, более серьезно влияющее на цену алмазов? Как она к этому отнесется?

– Наплевать, – при этом она глядела в сторону, непроизвольно касаясь пальцами камня. – Все считают, что я люблю этот алмаз, потому что он стоит два миллиона. Они ошибаются. Я ценю его за то, что он подарен в знак любви. В этом его настоящая ценность. Моя ценность. Наша. Ничто не может на это повлиять, – она улыбнулась и показала кончик языка. – Что такое пара миллионов?

В этот момент знаменитый муж внезапно встал и ни слова не говоря отправился вниз. Его жена без видимой причины поднесла алмаз к губам, небрежно им поигрывая. Быстро ответив еще на два-три вопроса, она вежливо извинилась и ушла вслед на мужем.

Она прошла вперед по отделанному красным деревом коридору в каюту капитана, где ее муж, закрыв глаза, лежал голый.

– Паразиты чертовы, – пожаловалась она, снимая алмаз.

– Пусть кто-нибудь поднимется и прогонит их.

– Сверни-ка нам по сигаретке с «травкой», я хочу развлечься.

Чессер смотрел программу новостей компании Би-Би-Си.

Он предвкушал удовольствие увидеть, какую «помощь» он оказал всемогущему картелю. Однако его желание сопротивляться Системе привело к ужасным последствиям. Мэсси, Наверняка Мэсси должен знать, чьих это рук дело. Наверняка Чессер станет мишенью для гнева и мести миллиардера. Возможно, Мэсси уже отправил кого-то из своих громил. Хикки, например. Да и других.

Чессер осторожно выглянул в окно, чтобы разглядеть мужчину в черном, стоящего на противоположной стороне улицы. Он просто стоял там. Угрюмый тип с болезненным цветом лица, определенно злой и опасный – так оценил его Чессер. Возможно, было уже поздно. Ладно, в крайнем случае, они сбегут.

Он нашел Марен в гостиной. Было похоже, что она собралась куда-то идти, вероятно, к Милдред, Не вовремя. Чессер начал объяснять обстоятельства.

Марен прервала его, спокойно сказав:

– Сив и Бритту я уже отпустила. Я предоставила им оплачиваемый отпуск на год.

– Не будем собирать вещи?

– Все уже собрано. – Как ты догадалась? Она не ответила.

– Машина готова. Мне осталось только позвонить Милдред. Не могу ей дозвониться с десяти часов: у нее все время занято. Я не хочу уезжать, не попрощавшись с ней.

Она подошла к телефону и начала набирать номер. Чессер, оттолкнув ее, выхватил телефон и швырнул его.

Они быстро прошли в гараж. Марен настаивала на том, чтобы за рулем была она: в случае, если надо будет уходить от погони.

Она быстро вывела машину к противоположному тротуару, где стоял тот мужчина в черном. Он, отвернувшись, внимательно разглядывал небо.

Чессер поинтересовался, почему Марен медлит. «Поехали!»

Марен позвала мужчину, он обернулся, прищурился и шутливо показал на себя пальцем.

– Иди сюда, – приказала Марек.

– Извините, – ответил мужчина, приближаясь.

– Ca va![1] – спросила Марен.

– Са va,[2] – кивнул мужчина.

– Nous allons,[3] – сказала Марен весело. – Pourquoi?[4]

Марен сказала по-французски, что она и Чессер собираются пожениться.

Последние слова подействовали магически: казалось, мужчина запрыгает от радости.

– Vraiment?[5]

– Правда, – улыбнулась Марен и добавила: – Вам придется еще доказать это!

Двигатель делал пять тысяч оборотов в минуту, поэтому, когда Марен отпустила сцепление, машина рванулась, оставляя шпиона французских поверенных в полном недоумении.

Они мчались, превышая скорость, из Лондона на юг, Первое время Чессер частенько оглядывался, но когда они выехали за город и дорога стала свободной, он расслабился и поинтересовался, куда они направляются.

– «Фоккер-28» ждет нас в Биггин Хил, – объяснила Марен, имея в виду свой самолет и небольшой аэропорт в пятнадцати милях пути. – Я позвонила туда рано утром и распорядилась.

Это устраивало Чессера, но он все же раздумывал.

– Сначала я хотел бы заехать в Хиндхед, в карьер.

– Зачем?

– Почему мы должны уезжать с пустыми руками?

– Не все ли равно? – Мне, нет.

Она вздохнула:

– Хорошо, если тебе это так важно. – Она резко свернула вправо и проворчала: – Дурацкие алмазы.

– Я хочу, по крайней мере, полную сумку. Кто знает, что я буду делать дальше.

– Снова быть миллионером, – сказала Марен с подчеркнутым безразличием.

Это напомнило ему о том, что он уже потерял пятнадцать миллионов, ведя двойную игру с Мэсси, а сейчас, вдобавок ко всему, убегает от реальных пятидесяти. Гораздо лучше, чем ничего, решил он. Гораздо лучше, чем смерть.

– Я собираюсь позвонить в Систему и сказать, где алмазы.

– Не надо!

– Это избавит нас от шпиков.

– Нет.

– В конце концов, мы будем бороться только с Мэсси, а это более чем достаточно.

– Это будет наполовину скучнее.

– Хорошо, кого ты выбираешь: Мэсси или Систему?

– Обоих.

Она была настроена агрессивно, потом просто злилась, затем обиделась.

Чессер был непреклонен, и как только она начала колебаться, он понял, что она согласна с его решением.

Появилась определенность. Он позвонит в Систему. Правда, ему не нравилось, что он слишком легко избавится от Мичема, но он получил некоторое удовольствие от неприятностей, которые он, несомненно, доставил Мичему на прошлой неделе. И когда-нибудь, мечтал Чессер, он встретится с Мичемом лицом к лицу и расскажет всю эту историю, особенно выделив то, что и товар был возвращен, и целая алмазная промышленность сохранена только благодаря его, Чессера, великодушию.

Действительно, Чессеру было легче от простой мысли, что алмазы вернутся к тем, кому принадлежали. Он уже чувствовал меньшую ответственность за двадцать миллионов карат. Он спросил Марен:

– Почему ты не пробовала меня остановить, когда я разбрасывал алмазы по улице?

– Надо ж было дать выход твоей злости.

– А тебе получить удовольствие. Тебе нравится перспектива быть преследуемой, а я вовсе не нахожу это забавным. На самом деле я здорово напуган и не скрываю этого.

– Я – нет.

– Ты всегда против. Это ненормально.

– Ненормально – что?

– Поведение. Даже животные по возможности стараются избежать опасности.

– Не все.

– Назови хоть одно.

Она попробовала вспомнить, но не смогла. И после минутной паузы спросила:

– Тебе когда-нибудь приходило в голову бросить меня?

– Нет, – ответил он слишком быстро. Она недоверчиво покосилась:

– Мне тоже.

Ему было приятно слышать это, но он сомневался.

Она наклонилась к рулю:

– Почему ты этого не сделал?

– Просто никогда не думал, вот и все, – соврал Чессер.

– Нет, я имею в виду, когда ты думал об этом, почему не бросил?

Он сказал то, что считал абсолютной истиной:

– Я никогда не переставал любить тебя.

– Ты уверен?

– Да.

– Любовь полна остановок и начал.

– Не моя.

– Твоя какая-то особенная?

– Определенно.

– Что же в ней такого?

– Ты.

Она довольно хмыкнула. Чессер спросил:

– Когда последний раз ты думала бросить меня?

– Минут десять назад.

– Почему? Из-за того, что не вышло по-твоему?

– Конечно.

– И часто ты перестаешь любить меня? Действительно перестаешь? – ему хотелось, чтобы она отрицала это.

– Может, на секунду-другую, не больше.

«Секунда, две, – думал он, – может начаться цепная реакция – и навсегда».

– Это даже хорошо, – продолжала она. – Это заставляет меня понимать, как сильно я люблю тебя.

– Давай договоримся. Нам следует прекратить врать друг другу.

– Может, когда-то, – сказала она задумчиво. – Но я надеюсь, нет.

– Надеешься, что нет? Она добавила:

– Я даже представить себе не могу, как это не хотеть соврать. А ты?

– Нет, – ответил он, потому что это звучало хорошо, даже если это была отговорка. Он посмотрел на свои руки и подумал, как им повезло, что они могли касаться ее. Он поднял глаза, чтобы полюбоваться ее профилем. Она знала об этом, поэтому чуть разжала губы и приоткрыла рот, чтобы он казался более чувственным.

– Ты часто обманывала меня? – поинтересовался он.

– А ты можешь сказать?

– Не всегда.

– А я про тебя могу. Всегда. У меня есть свой внутренний детектор лжи.

– Полагаю, твои серьга.

Она засмеялась.

– Нет. Моя любовь.

– Ты можешь определить, когда другие люди лгут?

– Только, когда ты, – сказала она многозначительно.

– Я люблю тебя бесконечно, – объявил он, беспомощно опустив голову.

– Бесконечно, – как эхо повторила она, и ее нога заставила стрелку спидометра подняться еще на десять миль в час к цифре девяносто, – они ехали с опасной на этом участке дороги скоростью.

Они промчались через Хиндхед, как если бы это была гонка на Гран-при, и через несколько минут были у разворота к гравийным карьерам. Они ехали по грязной и скользкой от недавних дождей дороге, не обращая внимания на грузовики.

Она не остановилась, пока не сделала полный разворот, и сначала Чессер подумал, что это быстрое и неясное изменение направления запутает его. Он вышел с пустой сумкой. Он видел горы камней и кучи песка.

Но не было горки алмазов.

Здесь, именно здесь, где он уже был и где сейчас безмолвно стоял. Он не в силах был даже жестом позвать ее, чтобы она вышла; она осталась в машине и подтвердила то, во что он не хотел верить.

Чессер внимательно осмотрел землю. Он увидел несколько одинаковых отпечатков, очевидно, от ковша экскаватора. «Кто-то пришел и просто выгреб их, – подумал Чессер, – все до единого чертова карата». Осталось лишь несколько камешков, застрявших в рыхлой земле.

Он сел на корточки и выкопал их, не понимая, зачем. Не более десятка. Он посмотрел вокруг, подошел к вагончику. Все было то же, только не было алмазов. Где они? Это было слишком невероятно, чтобы поверить. Прежде чем вернуться к машине, он долгим взглядом осмотрел место, где были алмазы.

– Их нет, – сказал он. – Пусто.

– Я вижу.

– Но кто? Кто мог их забрать?

Она пожала плечами.

– Может, теперь где-то в Англии появился самый дорогой в мире участок дороги.

– Ты думаешь, кто-то по ошибке принял их за обычный гравий?

– Я сказала «может быть».

Это была грустная догадка и не очень правдоподобная. Карьер не использовался и находился в стороне от дороги, вот почему Чессер и выбрал его. Он крепко сжал руки.

– Есть лучшее объяснение? – спросила Марен.

– Нет.

– Если подумать, это все довольно забавно…

Она замолчала под его взглядом. Он разжал пальцы и посмотрел на те несколько алмазов, которые подобрал.

– Я не вру.

Она согласилась и предложила:

– Давай забудем об этом и будем помнить о нас. – Она наклонилась и мягко, умиротворяюще поцеловала его в щеку.

Это немного помогло. Чессер сказал:

– Я думаю, нам лучше сбежать.

– Ото всех, – ответила Марен с прежним энтузиазмом. Он положил алмазы в карман рубашки, чтобы сохранить их на память. Но по дороге в аэропорт Биггин Хил он по одному выбрасывал их в окно через каждые несколько миль. Пока не осталось ни единого.

ГЛАВА 22

Желто-серебристый «Фоккер-28» приземлился прямо на первую полосу. Почти все, кто был в аэропорту в Ницце, обратили на него внимание: обычно дорогие частные самолеты привозят людей, на которых стоит посмотреть.

Марен и Чессер сошли на землю, и пока они шли через многолюдный зал к ожидавшему их темно-синему «мерседесу», многие спрашивали, кто они такие. Некоторые их знали.

Лимузин отвез их в Канн, на яхту Марен, причалившую в новом порту для прогулочных судов. Из всех кораблей, стоявших там, ее яхта была самой заметной. Она была новейшей конструкции, почти двести футов в длину, черная как смоль. Все металлические детали на ней были выполнены из полированного хрома, а не из меди, как обычно. На корме написано имя, которое дала ей Марен. «После жизни». Ниже было написано: «Панама», где по совету поверенных Жана-Марка было зарегистрировано судно, чтобы не платить большие налоги. «После жизни» имела крейсерскую скорость пятнадцать узлов, дальность автономного плавания восемь тысяч миль, двенадцать роскошных кают и экипаж из двадцати двух человек. Капитан яхты, рыжебородый англичанин, утверждал, что поддерживать судно в хорошем состоянии можно только плавая на нем – теория, которая оправдывает продолжительные рейсы по теплым морям вне зависимости от того, находится владелец на борту, или нет. Чаще его там не бывает. Капитан и команда наслаждались такими радостями жизни, которые им были явно не по средствам, и никак не желали расставаться с такой службой.

Когда Марен всходила на борт, к ней были прикованы взоры всех, кто только мог ее видеть. Выходя из лимузина, она продемонстрировала свои стройные ноги во всю их длину и с видом великосветской дамы поднялась по трапу. Она сразу же потребовала, чтобы капитан уделил ей полчаса для переговоров с глазу на глаз. Чтобы обсудить маршрут. Потом она и Чессер переоделись и отправились на берег.

Сначала они пили в «Карлтоне», на террасе. Столик, за которым они сидели, был расположен так, что их невозможно было не заметить. К ним подходило множество знакомых. Обязательные поцелуи, приветствия. Марен была необычайно оживлена и щебетала без умолку. Внешне и она, и Чессер казались безмятежно счастливы – идеальные любовники, живущие идеальной жизнью. Конечно, их спрашивали, где они были, где остановились и куда теперь направляются.

Из «Карлтона» они перебрались в «Вуаль на ветру», чтобы там роскошно поужинать. Там снова были встречи, поцелуи, И снова те же вопросы.

Но ответы не всегда были те же.

После обеда они, обнявшись, прогуливались по улице, и многие из тех, кто сидел на открытых верандах в кафе, узнавали их: это были знакомые по прошлым сезонам или по другим престижным местам.

Когда они прошли самую оживленную часть бульвара, они сделали знак следовавшему за ними лимузину, и их отвезли на танцы в кабаре под названием «Виски и кордебалет». Марен держалась необыкновенно развязно. Ее рот почти не закрывался, как будто она все время кричала. Ее длинные волосы мотались из стороны в сторону в такт музыке. Она скакала, как дикарка. Ее тело внезапно сжималось и расслаблялось, она что-то хватала и отталкивала. Движения Чессера были сдержанны и пристойны, тогда как в шаге от него Марен старалась перещеголять всех очаровательных сексуальных танцовщиц, то вытягиваясь в порыве безумной страсти, то резко двигая бедрами так, будто перед ней было множество невидимых фаллических мишеней.

В «Виски» было полно народу, но красота Марен раздвигала толпу, по праву требуя максимального внимания к себе.

Их поведение в тот вечер было более чем странным для людей, скрывающихся от погони. Им надлежало вести себя как можно незаметнее. Они же, наоборот, открыто появились на каннской сцене и как можно громче заявили о своем присутствии. Казалось, они нарочно заявляли всем, кто их ищет: «Вот они, мы».

Они делали это вполне сознательно. В надежде на то, что преследователи будут расспрашивать о них, и многие заслуживающие доверия источники сообщат им, что человек, известный как Чессер, и его богатая и красивая подруга Марен отправились в Танжер, в Грецию, в Португалию, на Капри, на Мальорку, в Венецию и еще Бог знает куда. Марен и Чессер щедро рассыпали ложные сведения о себе, и их в тот вечер слышали очень многие.

Согласно их плану, ровно в десять на следующее утро «После жизни» вышла из порта и направилась в море, пересекая по диагонали каннскую бухту. На своем пути она миновала американский авианосец «Шангри-Ла», который вместе с несколькими сопровождающими его судами Шестого американского флота бросил якорь в порту на рассвете. Наверно, капитан яхты хотел получить подтверждение тому, что богатство обладает ничуть не меньшим могуществом, и он приказал произвести салют, требуя тем самым ответного внимания от огромного военного корабля. И действительно, супер-гигант «Шангри-Ла» салютовал маленькой яхте.

«Доброе утро, война». «Доброе утро, деньги».

Яхта не спеша вышла из бухты, обогнула остров Сент-Онора и изменила курс, направляясь к востоку. Почти одновременно с подветренной стороны появилась моторная лодка, которая шла сближающимся курсом, резко сокращая расстояние между нею и яхтой. Лодка подошла близко, опасно близко. И наконец она почти коснулась борта яхты. В этот момент Марен и Чессер прыгнули в нее.

Как только переброска состоялась, яхта увеличила скорость и развернулась, держа курс в Средиземное море. Лодка какое-то время продолжала идти прямо, а потом описала широкую дугу и направилась обратно к каннскому побережью. Через десять минут она высадила двух пассажиров на острове Сент-Маргерит.

Остров по форме напоминал отрезанную ступню. «Подошва» тянулась параллельно каннскому побережью, в трех милях от него. На «пятке» стояла четырехсотлетняя крепость-тюрьма, в одной из камер которой томился когда-то знаменитый узник в железной маске, хотя на самом деле его лицо покрывал гораздо более мягкий бархат. На другом конце острова, на «носке», сохранились остатки немецких фортификационных сооружений, а на «своде стопы», обращенном к материку, стояло несколько домиков, пара киосков с мороженым, мастерская, где чинили лодки, и гостиница с весьма подходящим названием: «Железная маска». Отсутствие дорог, а следовательно, и машин, могло навести на мысль, что остров еще не испорчен цивилизацией. Но правильнее было бы сказать, что он был частично испорчен, частично неразвит. С четырнадцатого по семнадцатый век город Канн арендовал остров у каких-то монахов, платя им за это шесть серебряных монет и две курицы в год. Возможно, это отразилось на репутации острова, и он не считался выгодным местом для инвестиций, несмотря на близость к процветающему побережью.

Попасть на остров из Канна можно было только на паромах, которые ходили каждый день без всякого расписания. Это были широкие, неуклюжие суда, забитые, особенно по выходным, буржуазными семействами, стремящимися избежать лишних расходов и, буквально, выдавленными в море дороговизной жизни на Лазурном берегу. На их вытянутых лицах ясно читалась боязнь истратить лишний франк. Однако на острове Сент-Маргерит они не могли найти того, чего искали. Тут не было ни стеклянных кафе, ни игровых автоматов, ни знаменитых могил, ни старых церквей, где бы им предложили отпущение грехов или святую воду. На острове не на чем было покататься, не на чем посидеть, даже нельзя было поваляться на песке: весь остров был окаймлен мелкой, острой галькой. Поэтому, бросив беглый, равнодушный взгляд на историческую тюремную камеру, большинство посетителей брели обратно на пристань и с нетерпением ждали возвращения парома. В те дни, когда налетал мистраль и на море поднималось легкое волнение, команды паромов тут же прерывали сообщение с островом, всех желающих добраться туда отдавали на милость владельцев моторных лодок, которые с сомнением глядели на море и с уверенностью запрашивали цену в сто франков и выше, в зависимости от силы ветра.

На пристани Марен и Чессера встретил красивый цыганский мальчишка по имени Петро, голый по пояс и босой. На нем были только дешевые шерстяные брюки, которые каким-то чудом держались на его бедрах. Закидывая их багаж в тачку, он не сводил взгляда с фигуры Марен. Чессер заметил это и недовольно посмотрел на него. Петро немедленно выразил Марен свое восхищение, без слов прося ее о поддержке. Марен показала, что не сердится, но и не разрешает таращиться на себя. Он пожал плечами с таким видом, будто она много потеряла. Потом он толкнул тачку, и они двинулись за ним к гостинице «Железная маска».

Это было двухэтажное здание, покрытое светлой, облупившейся штукатуркой. На первом этаже были бар и столовая со множеством окон, с клеенчатыми скатертями и складными металлическими стульями. Посетителей не было.

Комнаты для гостей располагались наверху. Всего их было шесть: пять обычных и один люкс. Была занята только одна комната, люкс предоставили Марен и Чессеру. От обычной комнаты он отличался только тем, что тут имелась единственная на всю гостиницу ванная, а также раковина и биде. Все остальные удобства внизу, для всех.

– Тут чисто, – оптимистично заявила Марен.

В ответ Чессер нехотя улыбнулся.

– Тут безопасно, – вот лучший комплимент, который ой мог сделать этой гостинице. Никто не поверит, что они остановились здесь. Даже он сам в это не верил.

Марен сбросила туфли. Пол был покрыт линолеумом и покрашен сверху несколькими слоями блестящей краски. Темного красно-коричневого цвета. Видно, последний слой был нанесен недавно, и пол все еще был немного липкий. Марен неприятно было наступать на него босыми ногами, но она не жаловалась. Она подошла к застекленной двери на балкон и раздвинула два куска набивного ситца, служивших занавесками.

– У нас есть свой балкон, – сказала она, но, когда она открыла двери, выяснилось, что это просто часть крыши, на которой установлено заграждение и куда выходят двери двух соседних комнат.

Чессер осмотрел кровать. Это были две составленные вместе кушетки, покрытые выцветшим синильным покрывалом. Простыни белоснежные, но перекрахмаленные и неприятные на ощупь, как будто их не прополоскали после стирки. Пружины под неровным матрасом настолько проржавели от сырого морского воздуха, что просто взвизгнули, когда Чессер плюхнулся на кровать. Их звук выдавал даже малейшее движение.

– С этим надо что-то делать, – сказал Чессер.

– Что, например?

– Смазывать или воздерживаться.

– Я за то, чтобы смазывать, – заявила Марен.

– Редкостное единодушие, – прокомментировал Чессер. Он положил на кровать чемодан, расстегнул молнию и увидел, что прямо сверху лежат пистолеты. Его и ее. Он их не брал. Наверно, это Марен. Он не знал, что она положила их. Он заметил, что глушители по-прежнему на месте и обоймы вставлены. Он полагал, что они заряжены. При виде пистолетов он на секунду замер. Она не могла этого не заметить, поэтому он вынул оба пистолета, делая вид, что доволен. Все это время он думал о причине, по которой она взяла их, и о необходимости убивать, чтобы спастись от гибели.

– Надо их почистить, – сказала Марен. – Я собиралась, но все времени не было.

Она небрежно кинула маузеры на кровать. Как похоже на нее: делать первое, что придет в голову. Она достала из сумки инструменты и занялась пистолетами, копаясь в железках своими холеными пальчиками.

С минуту Чессер не отрываясь смотрел на нее – на свою любовь, сидящую в теплом свете вечернего солнца и забавляющуюся смертельно опасными игрушками. Потом он оторвался от этого зрелища и прошел в ванную. Ему захотелось помочиться в биде, но он подавил это желание и спустился вниз, в общий туалет. Там он откинул крышку и увидел, что стульчак похож на зевающий рот с горлом, уходящим вниз не меньше чем на два этажа.

Они собирались провести на Сент-Маргерит два или три дня. Этого времени как раз хватило бы, чтобы их противники, кто бы они ни были, потеряли их след, гоняясь за яхтой. Но глядя на висящее на стене устройство, скупо отмеривавшее крохотную полоску гладкой и жесткой туалетной бумаги, Чессер подумал, что так долго Марен не выдержит.

Вечером они спустились поужинать. В баре сидели трое здоровенных мужчин, из местных, и пили вино. Сын хозяйки подавал молодой женщине, сидевшей за столиком в углу, спиной к ним, какую-то еду, приготовленную его матерью. Очевидно, эта женщина и была другим постояльцем.

Марен и Чессер сели за столик у окна. Мужчины в баре отпустили несколько сальных шуточек по поводу Марен. Они говорили на таком жутком жаргоне, который не понимал никто, кроме них самих, но глумливый смех не оставил у Чессера никаких сомнений о предмете. Он не обращал на них внимания.

Толстая хозяйка оставила кухню, чтобы самой обслужить таких дорогих гостей. Она принесла дымящееся блюдо мидий. Меню не существовало. Или ешь, что дают, или не ешь вообще.

Чессер не хотел мидий, хотя и слыхал, что они очень полезна как возбуждающее средство. Марен мидии любила. Она набросилась на еду и съела больше половины. Она уверяла, что они необыкновенно вкусные и заставила Чессера проглотить три штуки и запить большим глотком бульона, в котором, по ее словам, были сконцентрированы все ценные свойства. Толстуха-хозяйка понимающе ухмыльнулась, ставя на стол две тарелки с воздушным омлетом и салат из помидор, политых уксусом.

Через несколько минут женщина за столиком в углу закончила еду и поднялась. Она была одета небрежно, но со вкусом. Она была привлекательна, как умеют быть привлекательны самые невзрачные французские женщины. Темные глаза немного подведены, волосы подстрижены по современной моде так, что кажутся в легком беспорядке. Она, несомненно, была француженка, о чем свидетельствовала ее фигура ниже талии: бедра и ягодицы немного толстоваты, ноги недостаточно длинны. Повернувшись, она заметила Марен и остановилась в неуверенности. Потом узнала ее, приветливо улыбнулась и прошла к себе наверх.

Чессер едва не подавился. Уксус попал не в то горло и теперь нестерпимо жег.

– Она из Парижа, – сообщила Марен.

Чессер задыхался, ловил ртом воздух и наконец сумел выговорить:

– Она узнала тебя. Марен равнодушно кивнула.

– Я ее знаю с тех пор, когда работала фотомоделью. Ее зовут Анет, или Колетт, или что-то в этом духе.

– Что она здесь делает?

– Наверно то же, что и мы: прячется.

Чессер был серьезно обеспокоен тем, что их могут узнать. Он так нервничал, что даже не мог есть. Он сидел, откашливаясь, чтобы избавиться от неприятного ощущения в горле.

Марен переложила часть его омлета себе на тарелку, а когда подали десерт, она дважды заметила Чессеру, что он даже не знает, как много теряет.

После ужина она отправилась посетить молодую женщину, чтобы успокоить Чессера. Пробыв у нее почти час, она вернулась, чтобы выложить те успокоительные сведения, которые она раздобыла.

Молодую женщину звали Катрин. Она была первым помощником одного из ведущих парижских модельеров, работала с ним последние пять лет и все пять лет была влюблена в него. Их интимные отношения сильно осложнялись сексуальными особенностями модельера. Его больше интересовали мужчины, но ему требовалось время от времени искупать свои грехи, и для этого ему нужна была Катрин. Для нее это был бесперспективный, унизительный союз. Не всегда, правда, но по большей части. Наконец недавно она приняла окончательное решение порвать с ним. Теперь она была настроена гораздо решительнее, чем раньше. Однако, когда она сообщила модельеру о своем решении, он умолял ее передумать и подкреплял свои клятвенные заверения неопровержимыми доказательствами своей гетеросексуальности. В результате Катрин была беременна, а модельер, в свою очередь, безумно влюблен в молодого человека, которого встретил недавно. Все это так непросто! Сейчас Катрин была на седьмой неделе беременности и приехала сюда на Сент-Маргерит, чтобы решить: оставлять ребенка или сделать аборт. Когда она сюда приехала, она была уверена, что родит ребенка, хотя, слава Богу, она не католичка. Она пробыла здесь десять дней и теперь ее уверенность поколебалась. Через десять дней она встретится с модельером в Сен-Тропезе и скажет ему о своем окончательном решении. Она полагает, что сделает аборт и будет продолжать работать с ним. Они были так близки, так близки! Она уже скучает по нему, чувствует себя одинокой. Если она родит, она никогда больше не увидит его, потому что он так сказал. Она поблагодарила Марен за то, что та ее выслушала. Ей так нужно было узнать мнение другой женщины.

Чессер успокоился. Без сомнения, у Катрин хватает своих проблем, поэтому для них она неопасна. Он спросил Марен:

– Ну и что ты ей посоветовала?

– Ничего.

– Она же спрашивала твое мнение.

– Нет, она только так говорила, а на самом деле оно ей не нужно.

– Хорошо, но если бы она спросила, что бы ты сказала?

– Ты испытываешь меня.

– Вовсе нет.

– Ты просто хочешь узнать, как я отношусь к аборту.

– Или к ребенку.

– Давай играть в трик-трак, – предложила Марен.

– Ты изворачиваешься.

– Как ты можешь оттуда видеть, – ухмыльнулась она, нимало не смутившись.

С минуту они смотрели друг другу прямо в глаза.

– Давай играть, – сделала выбор она.

Чессер достал доску, а она в это время скинула одежду. Она не разделась до конца, пока он не отвернулся.

– Твоя аура видна. – Сказал он ей.

– Ты видишь?

– Ага. Очень ярко.

– И какого же она цвета?

– Красного, как ад.

– Неправда, она бледно-лиловая, – смущенно сказала она.

– Только не сегодня, – сказал он, подходя.

– Трик-трак, – напомнила Марен и стала устанавливать белые и красные кружки на доску, которую он поставил на кровать. – Сколько я тебе должна? – спросила она.

– Три миллиона.

– Я думала, больше.

– Нет, не больше. Ровно три миллиона.

– Давай сыграем на все. Он покачал головой.

– Нет. Миллион – это предел.

– Думаешь, я не заплачу?

– Ты заплатила Мэсси ту тысячу, которую проиграла в бридж?

– Нет, – призналась она.

– Ты обманщица.

– Зато не извращенка.

– Кто это извращенец?

– Старикашка Мэсси.

– Ну и какой же v него предмет?

– Деньги.

– Я имел в виду в сексуальном плане.

– Именно об этом я и говорю.

– Деньги?

Вместо объяснений Марен кинула один из кубиков. Выпало одно очко. Она тут же схватила кубик.

– Это не в счет, – заявила сна и сразу же бросила снова. На этот раз выпало шесть.

Чессер не стал спорить. Он по-прежнему думал о Мэсси, представляя себе старого миллиардера, зашедшего настолько далеко, чтобы использовать жесткий, тугой рулон тысячных купюр в качестве суррогата.

К тому времени Марен уже успела сделать два хода подряд. Чессер дал ей фору. Они сыграли две партии по пятьсот долларов. Чессер выиграл одну и дал ей выиграть другую.

Потом она погасила свет.

Стало слишком темно.

– Я не вижу твоей ауры, – сказал Чессер. Он включил ночник у кровати. Чересчур ярко. Пришлось накрыть абажур полотенцем.

Он сразу же понял, что Марен настроена агрессивно. Она заявляла об этом пальцами и губами. Оба были поглощены друг другом – пока не заметили, как громко и нестройно им вторят ржавые кроватные пружины.

Чессер замер. Внизу, в баре, прямо под ними послышался хохот островитян. Марен не обратила внимания, хотела продолжать, но Чессеру скрип пружин вдруг показался страшно громким. Он был уверен, что островитяне смеются над ними. Он начал было снова, по-другому, но пружины были безжалостны. В довершение всего матрасы разъехались, так что Чессер, оказавшийся между ними, больно ударился коленями об пол.

Снизу донесся взрыв смеха и подходящие к моменту восклицания по-французски.

Чессер встал, злой, и вышел на балкон. Перегнувшись через перила, он попытался разглядеть сидящих в баре людей, но отсюда были видны только ноги. Он еще постоял, посмотрел на далекий Канн, нашел симметричные цепочки уличных фонарей Круазетт и ярко освещенное казино. Авианосец «Шангри-Ла», весь в огнях, выглядел по-праздничному. «Зачем это?» – удивился Чессер. Футах в пятистах от берега вспыхнул и поплыл красный огонек. Лодка. Чессер даже различал гудение мотора. Приятный звук, в самом деле приятный. Противнее всего был хохот островитян в баре.

Потом злость улеглась, и Чессер вернулся в комнату. Кровать была разобрана. Марен стащила матрасы на пол, постелила там и сидела в ожидании.

Разница получилась колоссальная. Им даже не понадобилась лампа, потому что довольно было и лунного света, несравненно более мягкого. Они лежали и видели воду, далекие огоньки Канна и близкое-близкое небо.

Они были вместе не впервые, но эта ночь стала особенной.

«Я в тебе». Так она началась для Чессера.

«Я вокруг тебя». Так она началась для Марен.

Но эти понятия постепенно размывались, утрачивали смысл, пока не слились в единое: «Я – это ты». И тогда для обоих исчезли начало и конец. Оба входили и впускали – тянущиеся друг к другу, открытые друг для друга, – а индивидуальные черты пропадали, растворялись в любви. До последнего мига, когда они уверились, что равны и осенены даром преодолевать одиночество.

ГЛАВА 23

Мичем уже не был так растерян.

Случай в Хаттен-Гардене был репетицией чудовищной катастрофы, которая разразилась бы, если бы двадцать миллионов карат в одночасье наводнили мировой рынок.

Этот удар успокоил Мичема, отрезвил его ум и оживил чутье политика, благодаря которому он достиг высшего эшелона власти в бизнесе.

Теперь он понимал, что его наиболее серьезной ошибкой было сокрытие ограбления от совета директоров. Совет его за это не похвалит, а время работало против Мичема. Каждый новый день усугублял его вину. Мичем ругал себя и ненавидел Коглина, влиянию которого поддался.

Мичем до сих пор верил, что Служба Безопасности вернет украденные алмазы. Ему ничего другого не оставалось. Для него это был единственный шанс обелить себя перед советом. Как только алмазы вновь попадут в хранилище, он представит совету полный отчет о происшедшем, преуменьшит отчаянность ситуации, обвинит тех, кто допустил такое безобразие, и преувеличит собственную роль в раскрытии преступления. Реакция членов совета будет, по всей вероятности, положительной: они еще сильнее уверятся во всемогуществе Системы.

Его план, конечно, работал при одном условии: алмазы должны быть найдены. Мичем этого ждал, но не так скоро. Он решил, что пока примет дополнительные меры.

Во-первых, надо увеличить поставки камней в Систему и таким образом обеспечить нормальное ведение дел. Просмотры в начале месяца истощили почти весь резервный фонд в Йоханнесбурге. А до следующих осталось меньше трех недель.

Мичем подсчитал, что на сей раз, если удешевить пакеты до минимума, они обойдутся регулярными поставками из обычных источников. В то же время он получил сведения, что на рынке ожидается повышение спроса на алмазы. При таких обстоятельствах Система потеряет свое преимущество монополиста. И Мичем рассудил, что, удешевляя пакеты, они совершат тактическую ошибку.

Он лично связался с собственными копями Системы и приказал управляющим во что бы то ни стало увеличить добычу. Велел начать работу на новой шахте в Дамараленде, которая до этого была законсервирована. Послал официальное письмо разработчикам подводного месторождения в устье Оранжевой реки с требованием работать без перерыва все светлое время суток семь дней в неделю до особого распоряжения. Всем транспортным средствам было приказано доставлять в Систему добытые камни ювелирного качества ежедневно, а не ждать обычных дней поставок.

Через сорок восемь часов в дом одиннадцать начали поступать алмазы из Людерица, Кейптауна, Мванзы, Свакопмунда, Акры, Лулуберга, Пендембу, Байи, Берберати, – отовсюду. Полученные камни сразу же сортировали по размеру, цвету и качеству. Мичем спустился в хранилище, увидел, что многие из мелких, затянутых велюром ящиков вновь заполнились алмазами, и остался очень доволен собой. Камней уже прибыло на сумму свыше шести миллионов долларов, и они продолжали поступать. Этого фонда должно было хватить на несколько просмотров.

Мичем взял список приглашенных на просмотры и проставил против каждой фамилии рекомендуемую стоимость камней в пакете и их качество. По скромным подсчетам, он увеличил содержимое пакетов на тридцать процентов и приписал, что все без исключения алмазы должны быть первосортными. На сей раз торговцам не придется получать ложку дегтя в бочке меда. Они, разумеется, будут довольны, и их энтузиазм разнесется по всему алмазному рынку. Мичем решил, что это защитит Систему от возможных слухов и сплетен.

Пакет Уайтмена, например, вызовет массу полезных разговоров. По приказу Мичема, он будет содержать сорок тысяч камней разных размеров и один безупречный алмаз в триста девяносто шесть с половиной карат. Стоимость пакета будет восемь миллионов двести тысяч долларов, что Уайтмен воспримет как честь.

Так шли дела на Хэрроухауз, одиннадцать, но в доме напротив, в Службе Безопасности, все было куда хуже.

Расследование, которое проводил Коглин, не дало никаких результатов, несмотря на то, что его агенты напрямую связались с преступными элементами всех крупных городов мира.

Коглин молча признал, что эти грабители оказались более ловкими и скрытными, чем обычно. Тогда он начал поиск в другом направлении.

Ремонт дома тринадцать.

Он всегда подозревал, что это не просто совпадение. Конечно, не исключено, что воры годами ждали такого удобного случая, но, скорее всего, ремонт был частью разработанного плана.

Коглин быстро связался с «Мид-Континентал Ойл». Ничего обнадеживающего. Он узнал, что начать ремонт распорядился Клайд Мэсси. Семидесятилетний миллиардер не слишком годился в подозреваемые.

Внимание Коглина обратилось на «Марилебон, ЛТД».

У него было чувство, будто он отвалил камень и наблюдает за колонией отчаянно копошащихся муравьев.

Хозяином «Марилебон» был длинноволосый парень двадцати лет от роду, не знающий толком, что ему делать со своей фирмой. Похоже, он стремился выискать как можно больше способов влезть в долги – талант, наверняка унаследованный от покойного отца, потому что баланс «Марилебон» оставался неизменно отрицательным последние пятьдесят лет. В настоящее время компанию отделял от банкротства всего один шаг. Все имущество «Марилебон», включая парк из четырех грузовиков и шести фургонов, было давно заложено. То есть это было бестолково организованное, разваливающееся на глазах старинное дело, пытающееся сохранить видимость солидности тем, что слепо следовало традициям.

В «Марилебон» было семнадцать постоянных сотрудников: администрация, дизайнеры интерьеров и группа надзора за строительством и сносом. Однако помимо них в компании работали служащие по контракту, от тридцати до сорока человек. Это были чернорабочие и специалисты-строители: слесари, плотники, каменщики, кровельщики и электрики.

Электрики возбудили особое подозрение Коглина. Он помнил, что алмазы из хранилища были извлечены через коллектор электросети.

Коглин приказал тщательно проверить персонал «Марилебон» и всех, кто имел с фирмой дело за последние два месяца.

Поиск дал результаты.

Одним из временных служащих «Марилебон» оказался некий Фрэнк Росилли. Росилли был судим за ограбление. За последние двадцать лет он дважды пользовался гостеприимством Ее величества в Дартмурской тюрьме. По профессии он был электрик. Служба Безопасности обнаружила Росилли в его комнате по адресу Шэнди-стрит, 481, Степни, Е1. Когда они вломились в дом, он сидел на кухне и разглядывал необработанные алмазы. Точнее, двадцать два камня. Не слушая воплей о невиновности, Служба Безопасности арестовала его. Допрос проводил лично Коглин.

Росилли утверждал, что нашел алмазы на улице, – выдумка, несомненно, внушенная Хаттен-Гарденской сенсацией. Коглин применил давление. Росилли метнул быстрый взгляд на кулаки, которые показали ему двое здоровенных помощников Коглина, и изменил показания. Он нашел алмазы в одном из фургонов «Марилебон». Камни просто прилипли к щедро смазанным деталям механизма подъема кузова. Росилли заметил их, когда ехал в фургоне.

Сотрудники «Марилебон» использовали грузовики компании для поездок на работу и с работы. Иногда они подбрасывали рабочих домой. Росилли сказал, что распознал в камешках алмазы не сразу, а только после того, как увидел в газете фотографию охваченного паникой Хаттен-Гардена. Коглин был готов ему поверить.

– Какой фургон? – спросил он.

– Белый, – ответил Росилли.

Все транспортные средства «Марилебон» были собраны на стоянке неподалеку от конторы фирмы. Они были совершенно одинаковые, чисто-белые. Только вместо шести фургонов оказалось восемь, а вместо четырех грузовиков – пять. Юный владелец «Марилебон» не поверил своим глазам: неужели в его хозяйстве осталось что-то, что он не успел заложить!

Чтобы определить, какие фургоны изначально принадлежали «Марилебон», сотрудники Службы Безопасности полдня перерывали хаотически перемешанные бумаги фирмы. Наконец список нашелся, и люди Коглина методом исключения вычленили три лишних машины.

Коглин долго смотрел на них, словно ожидая увидеть в кабинах призрачные фигуры тех, кто управлял фургонами в ночь на тридцатое июня. Щеки у него горели, в ушах стучало. Он верил, что приближается к разгадке.

Его специалисты обследовали фургоны. Они орудовали кисточками, пинцетами, щипчиками; измеряли, фотографировали и анализировали. Лаборатория работала ночь напролет.

Наутро Коглину принесли отчет.

В трех машинах нашли отпечатки пятидесяти двух разных пальцев: двадцать пять четких, остальные смазанные и неполные. Четыре отпечатка принадлежали женщинам. И ни одного не было зарегистрировано в банке данных Службы Безопасности.

Обнаружили восемнадцать волосков, четырнадцать из которых были мужские, а четыре – женские. Три волоска упали явно не с головы.

Анализ частиц грязи с шин и шасси не выявил ничего особенного: обыкновенная английская грязь.

Из-под сиденья грузовика извлекли носовой платок с пятнами крови десятидневной давности, нулевой группы, несомненно, женской.

Помимо этого, нашли несколько хлопковых и шерстяных волокон, разнообразные металлические частицы, крошки еды, табака, четыре вишневых косточки, восемь гвоздей и две бумажные этикетки от спичечных коробков из одного стриптиз-клуба в Сохо.

Заключение: из-за частого и разнородного использования машин в период после ограбления сделать какие-либо четкие выводы не представляется возможным.

Коглин перевернул отчет текстом вниз и отложил в сторону. Он ожидал большего.

И через час дождался.

М.Дж. Мэтью, Аксбридж-роуд, 1096, Шефердс-Буш, В12.

Имя и адрес человека, официально зарегистрировавшего в Национальном бюро автомобильного транспорта все три машины.

Коглин рассмотрел фотокопии трех свидетельств. Подписи были непохожие, почерк мелкий, с наклоном влево. Но Коглин опытным глазом распознал, что подписи сделаны одной и той же рукой.

Это было уже кое-что.

Но компьютерная проверка имени не дала ничего. Мэтью никогда не имел дела с алмазами. А дом на Аксбридж-роуд оказался католической книжкой лавкой.

Коглин сидел за столом и глядел в окно, на дом номер одиннадцать. Для бодрости он глотнул неразбавленного виски, но был так погружен в раздумья, что даже не почувствовал вкуса. Он поник в кресле, точно сломленный поражением, но тут же узнал старого врага и снова выпрямился.

В утешение себе он мысленно нарисовал картину преступления и стал подкреплять ее уже известными фактами. Чтобы заполнить некоторые пробелы, он спросил себя, где грабители держали фургоны, когда те не были нужны. Гараж или склад? Сложно. Наверняка они оставляли грузовики на небольшой улочке неподалеку от конторы «Марилебон», где сотрудники «Марилебон» их не увидели бы, а у прохожих их появление не вызвало бы недоумения. А после ограбления фургоны бросили на стоянке «Марилебон», где их попросту никто не заметил. Коглин был прав.

Он еще раз просмотрел отчет и решил, что предпримет дальше. Дело в том, что в лаборатории определили цвет фургонов. Черный. Значит, их где-то красили. Агенты Коглина уже разыскивали фирму, в которой машины были куплены. Анализ краски поможет провести идентификацию.

Коглин надеялся получить полное, точное описание М.Дж. Мэтью.

И вот что он получил от своих агентов.

М.Дж. Мэтью, около пятидесяти лет, волосы седые, сутулый, носит специальную обувь, так как одна нога у него короче другой.

М.Дж. Мэтью, около сорока, волосы рыжие, лицо веснушчатое, носит очки, нос крупный, типичный кашель курильщика, на левом бицепсе – татуировка в виде якоря.

М.Дж. Мэтью – брюнет с бакенбардами и усами, брови кустистые, заикается, частично утрачена подвижность правой руки.

М.Дж. Мэтью – чернокожий карибского типа, на левой щеке два косых шрама, на переднем резце верхней челюсти золотая пломба, сильно хромает.

М.Дж. Мэтью всегда платил наличными.

М.Дж. Мэтью, кто бы он ни был и как бы ни выглядел, был чертовски ловкий профессионал. Так решил Коглин.

Росилли выпустили. При проверке на детекторе лжи было выяснено, что Росилли не врет, даже когда ему вкололи двойную дозу пентатола натрия. Не зная толком, во что впутался, но чувствуя, что увяз по самые уши, Росилли отказался от алмазов и с радостью принял тысячу фунтов за то, что подписал не читая бумагу, которая снимала с Системы ответственность за все возможные с его стороны обвинения, включая обвинение в похищении.

ГЛАВА 24

Прошло уже больше недели, но ни Марен, ни Чессер не заикались об отъезде с Сент-Маргерит. Как это обычно случается, особенно с любовниками, они занялись преобразованиями.

Каждую ночь они стаскивали матрасы с кровати на пол и каждое утро тщательно заметали следы, водворяя матрасы на место.

Толстая хозяйка гостиницы оказалась женщиной примечательной. Энергия била в ней ключом, а расходовала она ее на то, чтобы доставить удовольствие Марен и Чессеру, чья любовь была для нее так очевидна. Во время войны она участвовала в Сопротивлении и теперь носила на груди замызганную ленточку ордена Почетного Легиона. Гостям она демонстрировала чудеса кулинарного искусства, даже собирала для них тимьян и розмарин. Ее сынишка по собственному желанию выжимал сок из свежей малины. Чессеру и Марен.

Другая гостья, Катрин, держалась особняком. Загорала на шезлонге и подолгу гуляла в одиночестве. Только однажды она поужинала в компании Чессера и Марен, причем разговор вела по большой части о модах. Ела она с серьезной сосредоточенностью, типичной для ее национальности. Часто занимала единственный в гостинице телефон, расположенный в маленьком закутке между кухней и баром. Чессеру казалось, что она просит у кого-то прошения.

Каждое утро Марен и Чессер просыпались на том же самом острове – и каждое утро открывали его заново. Нарядные лимонные деревца, увешанные яркими плодами; огромная старая смоковница в гостиничном дворе, с приставленной к стволу лестницей, чтобы удобнее было собирать спелый, готовый упасть инжир. Вдоль дорожек пестрели неприхотливые герани, а вся южная часть острова топорщилась густым ельником. Землю между стволами могучих деревьев покрывал толстый ковер душистой хвои, тут и там валялись крупные бурые шишки.

Однажды рано утром Марен и Чессер стояли на балконе и смотрели, как несколько островитян с лодок ощупывают баграми каменистые отмели. Оказалось, что они охотятся на осьминогов. На ловлю осьминогов всегда выходят с рассветом, когда море спокойно и хорошо видно дно. Узнав об этом, Марен с Чессером стали смотреть с удвоенным интересом, надеясь, что ловцам повезет, и приходили в восторг всякий раз, когда надежда оправдывалась.

Никогда прежде они так не наслаждались морем: ни в Бьяррице, ни в Портофино, ни на Коста-дель-Соль. Там, на курортах, оно служило как бы оправданием всего остального, лишь главным элементом обстановки. А на Сент-Маргерит море вдруг стало для Чессера и Марен обителью анемон и морских ежей, выброшенных на берег обрывков странных пузырчатых водорослей и белого от воды плавника. Даже обыкновенная галька требовала к себе повышенного внимания: каждый камешек надо было подобрать и хорошенько рассмотреть.

Как-то днем они отправились в крепость. Поднявшись по длинной крутой лестнице с истертыми ступенями к неприступным старым стенам, они вошли внутрь – и тут же из ворот на них с лаем кинулась тощая псина, вслед за которой выскочила и хозяйка: высушенная как мумия, низкорослая смотрительница. Визгливым голосом она прочла им нотацию и бесцеремонно ткнула пальцем в табличку, извещающую, что место-де историческое и осматривать его дозволено только в урочные часы. Но стоило положить в костлявую руку смотрительницы двадцатифранковую купюру, как тощая псина сменила гнев на милость, словно только этого и добивалась. Не поблагодарив ни словом ни взглядом, хозяйка и собака исчезли в неизвестном направлении. Марен и Чессер остались одни.

Укрепления и внутренние дворы были восхитительно неухоженными. То ли у правительства не хватало средств на реставрацию, то ли эти средства осели в чьих-то цепких руках, но крепостные сооружения понемногу ветшали и превращались в живописные руины. Все заросло высокой, выцветшей на солнце травой, в которой темной зеленью выделялись пышные кусты чертополоха. Толстые плети куманики лезли вверх, сплетались между собой и уже заполонили все кругом. На каждом шагу попадались ежевичники. В нагретом воздухе среди деловито жужжащих пчел и мушек кружились невесомые золотистые пушинки бодяка. В этой заброшенности таилось куда больше очарования, нежели в добропорядочной прилизанности, какую встретили бы здесь Чессер и Марен, будь крепость отреставрирована.

Такие прогулки располагали к умиротворенности, вот почему Марен и Чессер обрадовались, когда наутро четвертого дня заметили, что «Шангри-Ла» и остальные корабли Шестого флота покинули бухту. Марен хвастала, что это она заставляла их исчезнуть, попросту прогнала этих мрачных серых вояк. Как? Послала им мысленно приказ.

В тот же день Чессер и Марен пошли гулять на мыс. Неподалеку от берега сохранились укрепления нацистов, которые они уже успели обследовать: закрытый бетонный бункер, выступающий над землей, – несомненно, бывшая огневая точка береговой артиллерии и рядом с ним длинный, прямоугольный подземный бункер – казарма для немецких солдат. В послевоенные годы, как установили Марен и Чессер, оба бункера превратились в места любовных свиданий.

В сотне футов от бункеров на берегу моря стояла необычной формы скала: она напоминала поставленную косо, на ребро, стопку гранитных плит. Словно какой-то гигант, соскальзывая в море, цеплялся из последних сил за берег и оставил на камне борозды от могучих пальцев. Скала была гладкая и теплая, так что Марен и Чессер захаживали сюда позагорать.

Они подолгу лежали здесь, глядя на Средиземное море.

– Какой сегодня день? – спросила Марен.

– Какое-то июля. Точно не знаю.

– Да нет, вторник, среда – или что? Чессер наугад назвал пятницу.

– А что? – спохватился он. Ему пришло в голову, что Марен заскучала.

– Ничего, – ответила она и сладко потянулась. – Незнание простительно, к тому же оно мне нравится. Правда, здорово?

Они долго лежали молча, рука в руке. Чессер повернул голову и залюбовался глазами Марен. Она смотрела в небо и внутрь себя. Чессер спросил, о чем она думает.

– О времени, – ответила Марен. – И знаешь, до чего я додумалась?

Ему и правда хотелось знать; его завораживал самый звук ее голоса, которому вторил шум прибоя. Она сказала:

– Я думаю, это из-за любви мы не бессмертны, а умираем и рождаемся вновь.

– Да?

– Да, потому что любовь делает время бесценным. Мы сомневаемся, смертны мы или нет – и это важно. Если б мы точно знали, что будем жить вечно, время потеряло бы смысл и любовники не могли бы дать друг другу ничего стоящего.

Идея вечной жизни – такой, как сейчас, с Марен – пришлась Чессеру очень по душе. Жаль, что у них нет никаких гарантий.

– Временем мы платим за любовь, – Продолжала она. Каждая жизнь – это деньги, которые можно потратить на любовь.

– Я уже чувствую себя богачом, – сказал он. – Несмотря на недавнюю потерю.

– Давай договоримся, – горячо предложила она, – прямо сейчас, здесь?

– Давай.

– В следующей жизни ты будешь мной, а я – тобой.

– Может, так уже было, – заметил он. – Вдруг мы и в прошлый раз об этом договаривались?

Она с минуту подумала.

– Вполне возможно, – пробормотала она и обернулась к нему.

– Но мы все равно договоримся, – сказал он. – На всякий случай.

– Хочу, чтобы ты чувствовал то же, что я теперь. Обещаешь?

– Обещаю, – поклялся Чессер. Он раздумывал над ее философией.

– Поэтому ты ничего и не боишься? – спросил он, уверенный, что так оно и есть.

– А чего мне бояться?

– Смерти.

– А ты не думал, что люди, быть может, больше смерти боятся рождения?

– Быть может, – признал Чессер.

Солнце сползало к черте, постепенно обретая четкий контур. Перед закатом оно стало похоже на выбитую в небе круглую дырочку. Чессер и Марен смотрели на него не щурясь. Море зашумело чуть посильнее, но это просто ветер убаюкивал его на ночь. Марен была одета только в легкое шелковое платье без рукавов, розовое с белым рисунком. Сквозь ткань Чессеру были видны твердые соски. Он подумал, что она, наверно, замерзла.

– Пойдем домой? – спросил он.

– Когда стемнеет.

– Тебе не холодно?

– Нет. Дай мне сигарету. Я хочу посидеть тут и увидеть, как наступает ночь.

Он сказал, что сигареты кончились.

– Ни одной не осталось?

– Ни одной. Придется вернуться, заодно выпьем чего-нибудь перед ужином.

– Сходи ты. Принеси сигареты и, если хочешь, выпивку.

– Ты никуда не уйдешь? – Ему не хотелось оставлять ее одну даже ненадолго, даже в этом идиллическом месте.

– Давай быстрее, – велела она.

Чессер зашагал прочь, а она глядела, как он спускается со скалы, идет по лугу мимо бетонного бункера, и думала, как сильно любит его. Наконец он скрылся из вида.

Чессер шел быстрым шагом, не отвлекаясь на окружающие красоты. Он свернул на самую короткую тропинку: по ней до гостиницы было не больше полумили.

Прежде чем войти, он по чистой случайности заглянул в двери. Иначе он столкнулся бы с ними. Они сидели за столом в гостиной и попивали пиво. Одно лицо Чессер никогда не смог бы забыть. Ограбление на шоссе и фильм Мэсси. Макс Толанд.

Чессер скользнул в сторону от двери, согнувшись, пробежал под окном. Он не знал, заметили его или нет, и ждал, что они бросятся следом. Надо бежать, пока есть шанс. Надо ли? Он сомневался, что сможет: нога словно приросли к земле.

Он еще посидел на корточках – никто за ним не погнался. Чессер решил, что его не видели.

Итак, Система. Толанд работает на Систему. Сыщики Мэсси так и говорили. Появление Толанда на Сент-Маргерит означает, что Системе известно все. Но откуда? Как они узнали, где искать?

Ответа не было. И времени раздумывать тоже. У Чессера засосало под ложечкой, он слышал собственное дыхание, точно внутри у него вздувался пузырь. Согнувшись, он пробежал под окнами и свернул за угол к единственной глухой стене гостиницы. Несколько мгновений он стоял, прижавшись к ней, но тут же сообразил, что здесь он будет совсем беззащитен. Неподалеку он заметил густые кусты, спрятался за ними и устроился так, чтобы видеть дверь. Теперь, вздумай они выйти, он увидит их первый.

Он попытался собраться с мыслями. Первым порывом было бежать к Марен, но он решил, что у бункера она пока в безопасности. Но как же им теперь скрыться с острова? Дело к ночи. Паромов сегодня больше не будет. Лодки тоже уже не найти. Никакого выхода. Этот остров, прежде такой чудесный, теперь превратился для них в ловушку. Если они продержатся до утра, то смогут уехать на первом пароме. Разумеется, Толанд об этом подумал, но это, кажется, последний шанс. Он вспомнил двоих спутников Толанда. По всему видно, что они жестокие и опасные типы. Наемники Системы.

Он пролежал в кустах до темноты, потом крадучись обошел гостиничный фасад, выходивший на бухту. Осторожно посмотрел в окно. Троица сидела на прежнем месте. Чессер понаблюдал за ними и понял, что их терпение подходит к концу, особенно у спутников Толанда. Один из них, мрачный, зловещего вида тип отличался невероятной худобой. Другой был коренастый блондин, похожий на пруссака, с детским ротиком и круглыми щеками, наводившими на мысль о пончиках и пышках.

Чессер посмотрел вверх, на балкон. Просто так не влезть. По стене спускалась водосточная труба, но он решил, что без шума по ней не забраться. Тут он вспомнил о лестнице, прислоненной к большой смоковнице за глухой стеной гостиницы. Хотя бы она оказалась на месте!

Есть! Он подставил ее к балкону – в самый раз. От страха у Чессера онемели пальцы, он не чувствовал ступенек. Он карабкался по лестнице, не веря, что сумеет, но зная, что должен. Наконец перелез через балконные перила. Помедлил секунду, но двойные двери их номера были, как обычно, открыты. В комнате было темно. Чессер сделал шаг, под подошвой заскрипел песок. Тогда он снял туфли, оставил их на балконе и тихонько вошел в комнату. Мгновение он прислушивался. Кажется, в холле кто-то был. Да, теперь он явственно услышал шорох. Дверь в комнату стерегли. Значит, против него уже четверо.

Зажечь свет он не мог. К счастью, он помнил, куда Марен их положила. В свой рюкзачок. Чессер нашел его, по одному вытащил пистолеты и засунул их за ремень. Порывшись в рюкзачке, он нащупал пачку сигарет и быстро положил в карман. Потом наткнулся на тяжелую коробку патронов. Он не заметил, что она открыта, и, вытаскивая ее, уронил несколько патронов. С резким стуком они посыпались на кафельный пол. Чессер понял, что выдал себя. Он рванулся к балкону и услышал, как за спиной хлопнула дверь комнаты. За ним гнались.

Он перемахнул через перила, не думая о высоте. Удар о землю был так силен, что Чессеру показалось, будто он приземлился ступнями на два длинных лезвия, пронзивших его ноги до колен.

Но сейчас было не до боли. Он обогнул гостиницу, продрался сквозь кусты, пересек тропинку и мчался не разбирая дороги, пока не рискнул обернуться. Сзади никого не было, но Чессер не сомневался, что за ним охотятся. Поэтому он не побежал кратчайшим путем к Марен, а свернул в другую сторону, к крепости. Потом окольным путем пробрался назад и с облегчением нырнул в лес. Хвойная подстилка давала какой-то отдых его исцарапанным и покрытым синяками ногам. Чессер молил Бога, чтобы нетерпеливая Марен не вздумала вернуться за ним в гостиницу. Может быть, они уже разминулись в темноте.

Он дошел до скалы, огляделся, напряженно высматривая ее. Позвать он не решался. На старом месте ее не было.

Целая и невредимая, она сидела на крыше бункера футах в десяти от Чессера. Он бы ее ни за что не увидел, если бы она не запела знакомую песенку.

Он жил одиноко в огромнейшем доме среди старых кресел и мраморных лестниц и спал…

Он шикнул на нее, и она быстро спустилась.

Он объяснил, в чем дело, и изложил свою идею насчет утреннего парома. Марен предложила воспользоваться одной из яхт, обычно стоящих на якоре в проливе между островами Сент-Маргерит и Сент-Онора. Одна-две всегда там были, а в хорошую погоду и того больше, потому что из Канна приплывали любители позагорать, искупаться и перекусить на природе. Дело того стоило.

Пролив был шириной с четверть мили. Марен и Чессеру пришлось бы плыть от силы сто пятьдесят-двести ярдов. Чепуха. А убедить кого-нибудь взять их на борт и отвезти в Канн для Марен не составило бы ни малейшего труда.

Чессер согласился с ее планом. До пролива было рукой подать. На рассвете они спустятся по скалам на берег – во время отлива им придется плыть даже меньше. На ночь они укрылись в наземном бункере. Устроились на цементном полу возле стены – напротив двери. Кроме двери, в бункере было еще три входа. Самый большой – наверху, в потолке. Отверстие для орудийного ствола. Снаружи пробраться сквозь него было нельзя: его почти затянула разросшаяся куманика. На стенах справа и слева были амбразуры – горизонтальные щели примерно тридцать шесть на десять дюймов – слишком узкие для мужчины. Значит, единственным входом для Толанда и его людей оставалась дверь.

На мгновение Чессер и Марен почувствовали себя в безопасности. Сейчас ночь. Остров большой – они могут быть где угодно. Толанд – даже если он разнюхал о существовании бункера – наверняка не знает, где искать. Но завтра – завтра все будет иначе.

Чессер положил пистолет на пол рядом с собой. Марен держала свой на коленях. Оба были сняты с предохранителей. У Чессера в голове вертелась единственная мысль. Наконец он высказал ее:

– Откуда им, к чертям, известно, где мы? – Марен не ответила. – Они не могли нас вычислить. – Марен продолжала молчать. – Наверняка им кто-то сообщил.

– Да, – тихо сказала она.

– Но кто?

Чуть погодя ока проговорила:

– Мы уехали из Лондона не попрощавшись, и я позвонила отсюда.

Чессер сразу понял, что она звонила Милдред. Его внезапно охватила такая злость, такая злость, что на минуту он возненавидел Марен. Безрассудная дура. Ну ее к дьяволу. И Милдред вместе с ней. Он ведь сразу раскусил эту карлицу. Естественно, она отказалась от чека, который он предложил. Ей предстояло получить куда больше – от Системы. Проклятая коротышка! Она их заложила.

– Я ненарочно, – сказала Марен голосом, в котором явно слышались слезы.

Чессер снова ее любил. Он представил, что она сейчас чувствует. Наверно, нет боли мучительнее, чем боль обманутого доверия. Он обнял Марен и прижал к себе. Провел рукой по ее щеке: она была влажная. Чессер порадовался, что в темноте не видит ее слез. Но он их ощущал и ненавидел отчаяние, которое они выражали, ненавидел Милдред – больше за это, чем за все остальное.

– Я правда ненарочно позвонила, – повторила Марен, имея в виду, что на этот раз она не призывала на их головы опасность.

– Думаю, нас выдала не Милдред, – солгал Чессер.

– Не Милдред? – с надеждой спросила Марен.

– Нет, – лгал Чессер. – Ей же есть, что терять, – могущество и все такое. – Он изобретал на ходу. – По-моему, это Катрин из гостиницы. Она вечно звонила по телефону, помнишь? Небось проболталась кому не следует. Все ее друзья сплошные сплетники.

– Катрин?

– Ну да, – с преувеличенным убеждением сказал Чессер и замолчал: пусть обдумает новый вариант.

Ложь помогла. Марен не вполне поверила, но не исключила и такой возможности, а потому приняла гипотезу Чессера. Лучше это, чем ничего.

Чессер вспомнил, что захватил сигареты. Он зажег две.

– Ноги болят, – пожаловался он, пытаясь отвлечь Марен.

– Бедняжка, – утешила она.

Он вытянул ноги, и Марен коснулась его ступней.

– Вечно ты теряешь ботинки, – сказала она.

Чессер вспомнил, когда в прошлый раз потерял их. Когда провел ночь у леди Болдинг.

– Пить хочется, – произнес он, стремясь переменить тему.

– Лучше об этом не думать.

Но Чессер не мог об этом не думать. Он и правда хотел пить после такой пробежки.

– Пососи что-нибудь, – посоветовала она. – Так всегда делают, когда заблудятся в пустыне. Зачем-то гальку в рот кладут.

Она нащупала пуговицу на платье. Оторвала и положила Чессеру в рот.

– Надо же провести ночь – возможно, нашу последнюю – в таком идиотском месте, – сказал он.

– Эта не последняя.

– Они убийцы. Толанд и те, что с ним. Сразу видно.

– Лучше умереть так, чем в постели. Чессер фыркнул.

– Правда, – Марен была серьезна. – Многие ложатся в постель и ждут конца. Они медленно умирают – вместо того, чтобы заняться чем-то более приятным. Думаю, люди должны встречать смерть, а не ждать, пока она придет за ними.

«Она уже близко», – подумал Чессер.

– Я тебе рассказывала о своем дяде? О старом Улане?

– Нет.

– Его уложили в постель и сказали, что через пару дней он умрет. Дядя Улан знал, что это правда, поэтому лежать не согласился. Он надел выходной костюм, поехал в Стокгольм, напился, ворвался на заседание риксдага и стал поносить правительство. Его забрали в участок, потом выпустили, он снова напился, переспал с тремя шестнадцатилетними девицами сразу, заказал в ресторане самые дорогие блюда и отказался платить, потому что денег у него не было. После этого ограбил банк на шестнадцать миллионов крон и был убит по дороге к самому знаменитому во всей Швеции публичному дому.

Чессер засмеялся.

– Ну ты фантазерка!

– Это правда, – настаивала Марен. – Не все, конечно.

– У тебя, небось, и дяди Улана-то не было.

– Был. Он мне сказки перед сном рассказывал. Когда был дома, а не искал приключений.

– Смешно будет, если нас тут ухлопают.

– По-моему, вполне нормальная причина.

– Меня не волнуют причины, – сообщил Чессер. – Куда интересней исход.

– Ничего ты не понимаешь, – вздохнула Марен.

Она уснула в объятиях Чессера. Он ни на секунду не сомкнул глаз, не отвел взгляда от светлого прямоугольного проема. У него было время на размышления – и он размышлял. Обрывки воспоминаний, осколки прошлого сменяли друг друга, как в калейдоскопе… Женщины, которых он знал. Полустертые имена, неясные фигуры, ласки, испытанные и забытые, – как блюда за обедом. Сильвия, танцующая нагишом. Мичем, Уивер, Уотс, леди Болдинг, Мэсси… Отец, начавший было свои бесконечные увещевания. Чессер прервал его на полуслове и заговорил с ним о матери, так и оставив отца стоять с открытым ртом. Чессер считал, что мать умерла от злокачественного пренебрежения к ней. Он никогда ее не видел, даже на фотографии. От нее не сохранилось ничего. Неужели она никогда не фотографировалась? Не может быть. Однажды Чессер прочел свое свидетельство о рождении, и имя матери, официально связанное с его именем, заставило его ярче представить ее. Наверное, она была красива, слишком красива. И вовсе не изменяла мужу, как внушали Чессеру, когда он повзрослел и был допущен к семейным тайнам. Раньше он не противоречил отцу, но теперь бросил ему обвинение – и отец исчез, пригрозив, что не явится больше никогда.

Четырехугольный проем ярче выделился на фоне черноты внутри бункера. Близился рассвет.

Марен спала так сладко, что Чессеру не хотелось будить ее. Еще несколько минут покоя. В предутреннем свете он с нежностью увидел, что она поджала ноги, стремясь согреться рядом с ним. Ладони у нее были сложены вместе, пальцы переплетены, словно ее охватывало сильное желание. Она потерлась щекой о грудь Чессера и продолжала спать, но к этому времени уже совсем рассвело. Он шепотом позвал ее, и она открыла глаза.

– Доброе утро, – сонно проворковала она. Чессер сомневался, что оно доброе.

Марен встала и потянулась. Выгнула спину и выбросила вверх руки. Со стороны это выглядело немного странно, потому что в руке у нее был зажат пистолет.

– Не представляю, как эти клошары спят так каждую ночь, – заявила она, имея в виду тех бездомных оборванцев, что ночуют на парижских тротуарах.

Чессер поднялся с трудом. Он так долго сидел, не меняя положения, что его тело, кажется, превратилось в камень. Морщась, он растер затекшие ноги.

Марен тем временем проверяла пистолет. Вынула обойму и убедилась, что все патроны на месте. Потом велела Чессеру сделать то же самое.

Он тоже проверил. Теперь можно идти к проливу.

Чессер вышел из бункера первый. Сделал три шага и тут же краем глаза заметил на опушке леса какое-то движение. Человек в черном. Тот, похожий на пруссака.

Чессер нырнул обратно в бункер. Марен поняла все без слов. Они подошли к амбразуре в стене справа. На опушке было уже двое в черном. Пруссак и Тощий. Оба внимательно осматривали окрестности. Бункер они не могли не заметить; бетонная конструкция четко контрастировала с окружающими скалами.

Оба – и Пруссак, и Тощий – были вооружены. Они тихо посовещались и направились к бункеру – один огибал его справа, другой – слева.

Марен перешла к амбразуре у противоположной стены и заняла позицию там.

Потом Чессер увидел Толанда и с ним – четвертого человека, на голову выше его. Они шли друг за дружкой, и Чессеру почудилось, будто у Толанда две головы – одна на другой. Тут Толанд остановился, чтобы привлечь внимание спутника к бункеру, и Чессер увидел четвертого.

Он сразу узнал его: огромный человек, человек Мэсси – Хикки.

Хикки и Толанд? Значит… значит, Толанд тоже из людей Мэсси…

Внезапно Чессер понял все от начала до конца. Обман Мэсси, его хитрости и манипуляции. Спланированное ограбление на шоссе. Фильм-фальшивка. Отчет сыскного агентства, которого, наверно, и в природе нет. Да, Мэсси подставил его и использовал с самого начала. Чессер ощутил такую ярость, что готов был взорваться.

В этот миг по другую сторону амбразуры в двадцати четырех дюймах от Чессера возникло лицо – точно слайд в окошке проектора. Пруссак.

Чессер спустил курок и увидел, как девятимиллиметровая пуля ударила Пруссака над верхней губой, превращая его лицо в кровавое месиво. Чессер успел заметить, как серо-голубые глаза остекленели и сделались похожими на безжизненные глаза витринных манекенов. Удар был так силен, что тело отбросило футов на шесть. Чессеру казалось, что Пруссак кричал, но сам он ничего не слышал.

Чессер повернулся к Марен. Видела ли она, что он сделал? Он обернулся вовремя, потому что Тощий как раз спрыгнул с крыши бункера и появился в проеме. И снова Чессеру почудилось, что это изображение на пленке, вставленной в четырехугольную рамку двери. Он на мгновение растерялся.

Дистрофик целился правильно, но оттого, что в бункере было темно, он замешкался на какую-то долю секунды.

Этого времени оказалось достаточно, чтобы Марен прострелила его, как манекен в подвале лондонского дома. Пуля попала прямо в сердце и отбросила тело на заросли ежевики, которые не дали ему упасть. В вертикальном положении труп казался не таким мертвым, как на самом деле.

Теперь они снова равны. Чессер и Марен. Они оба убили, и теперь у врагов не было преимущества. Двое против двоих.

Хикки и Толанд стояли вне досягаемости выстрела и обдумывали сложившуюся ситуацию. Они готовы были встретить отпор, но такого не ожидали. Такого отчаянного сопротивления. А тут еще неожиданное препятствие – бункер. Они получили от Мэсси четкие инструкции: ни в коем случае не убивать обоих. Лучше взять живыми и Чессера, и Марен. Однако, если дело примет плохой оборот, то хватит и одного, предпочтительнее Марен. Мэсси надо узнать от нее, где спрятаны двадцать миллионов карат.

Толанд посмотрел на часы. Через два часа придет паром и на острове будет полно туристов. С минуту он изучал бункер, а потом решил:

– Мы их выкурим.

Хикки его не слышал, но читал по губам.

– Посторожи их, пока я не вернусь. Я управлюсь меньше чем за час.

Толанд развернулся и заспешил прочь, Хикки остался на прежнем месте, еще более настороженный, чем раньше.

Глядя на эту сцену из бункера, Чессер решил, что Толанд отправился за подкреплением. Он сказал об этом Марен.

– А может, за огнеметом, – язвительно хмыкнула она. – Надо попробовать сбежать.

– Один из нас может попробовать, – рассудила она. Чессер испугался, что этим «одним» будет он. Он поглядел на выход, и у него возникло непреодолимое желание рвануться навстречу Хикки, схватиться с ним один на один. За то время, что он будет отвлекать его, Марен успеет добраться до пролива. Он представил, как когда-нибудь Марен будет рассказывать своему следующему любовнику о человеке по имени Чессер, который предпочел выйти навстречу смерти, а не сидеть и ждать, пока смерть сама до него доберется.

Однако был принят гораздо менее донкихотский план. Марен подошла к бойнице в левой стене, ухватилась за наружный край и подтянулась. Чессер взял ее лодыжки и приподнял так, чтобы все тело оказалось в одной горизонтальной плоскости. Он медленно проталкивал ее наружу, пока ока не высунулась до половины и дальше уже могла помогать себе руками. Тоненькая Марен легко пролезла в узкую бойницу и свалилась в густые заросли ежевики под стеной, вскрикнув от боли.

Чессер подошел к бойнице в правой стене, чтобы следить за дальнейшим ходом событий. Он увидел, что Хикки стоит на том же месте, по-прежнему не сводя глаз со входа в бункер. Никогда раньше он не казался Чессеру таким огромным, просто великаном.

Скоро Чессер заметил белое пятно глубоко в ельнике. Это была Марен. Она бежала пригнувшись, не обращая внимания на шум, потому что Хикки все равно не слышал. Но если он обернется хоть на мгновение, то тут же увидит ее.

Чессер очень за нее боялся, но старался держать себя в руках. Вот наконец она достигла той точки, которая должна была послужить для него сигналом. Он засунул пистолет за пояс и вышел из бункера с поднятыми руками, в знак того, что сдается.

Хикки его сразу заметил и выхватил из-под пиджака пистолет.

Чессер сделал десять шагов вперед, отсчитывая их вслух, а потом остановился. Хикки, боясь подвоха, помахал ему рукой, чтобы он шел дальше, но Чессер оставался на месте, по-прежнему вне досягаемости для выстрела.

– Иди сюда, немой ублюдок, – проорал Чессер.

Хикки только махнул Чессеру рукой, чтобы тот шел вперед. Другая рука держала наготове пистолет.

Чессер собирался стоять на месте, не приближаясь на расстояние выстрела. Пусть Хикки подходит к нему. Но все-таки Чессер сделал еще несколько шагов, держа руки вверх. Тогда Хикки решился пойти к нему поближе.

Казалось, что Хикки, как они и надеялись, не думает ни о чем, кроме Чессера. Но тут шестым чувством, обостренным из-за его физического недостатка, Хикки почувствовал опасность. Он резко обернулся: Марен была от него не более чем в тридцати футах.

Хикки выстрелил дважды. Она плашмя упала на землю. Ее выстрел прозвучал почти одновременно. Похоже, она промахнулась. Хотя трудно было представить себе, что она могла промахнуться по такой большой мишени с такого близкого расстояния. Пистолет Хикки был направлен на Марен, и он уже готов был выстрелить снова, но курок так и не был нажат. По рубашке Хикки от живота расползалось красное пятно.

Второй выстрел Марен был более точен. Выше и немного правее первого. Точно в сердце.

Нога Хикки подогнулись, словно картонные. Он рухнул лицом вниз, неестественно скрючившись.

Марен не поднималась. Она была в крови. Чессер подбежал к ней и встал рядом на колени.

Простонав, она села и посмотрела на свои руки и ноги.

– Чертова ежевика.

Медлить было нельзя. В любую минуту мог вернуться Толанд.

Они пошли прямо к берегу и увидели три яхты, стоящие неподалеку на якоре. Они вошли в воду. Как ни жаль, но им пришлось выкинуть свои пистолеты на мелководье: не стоило пугать людей на яхте. Для Марен, исцарапанной кустами ежевики, купание в морской воде было не самым приятным ощущением. Она скорчила гримасу, нырнула и поплыла вперед.

Стоявший на яхте красивый молодой мужчина, одетый в белое для прогулки под парусами, глянул на нее сверху. Она плыла на спине, подгребая ногами. Молодой человек улыбался: в воде платье Марен было совсем прозрачным. Она спросила, не собирается ли он, случайно, в Канн. Он отвезет ее хоть на край света. Несомненно, это был американец с западного побережья. Он заметил Чессера, но это никак не отразилось на его гостеприимстве.

Марен уже подплывала к трапу, но в этот момент по проливу на полной скорости пронеслась моторная лодка. Она прошла между Чессером и Марен, резко заглушила мотор и остановилась.

Чессер увидел у руля леди Болдинг. Она была одна. Она скользнула по Чессеру безразличным взглядом и обратила все внимание на Марен, которая, сразу же забыв о яхте, взобралась в лодку, на переднее сиденье.

В ту же секунду мотор взревел на холостом ходу, и страх, что Марен сейчас увезут, заставил Чессера плыть изо всех сил. Он обогнул корму в опасной близости от винтов и ухватился за свисавший с борта конец веревочного трапа. Он схватил его как раз в тот момент, когда лодка дала полный ход и рванулась вперед.

Лодка волочила Чессера за собой, и вода вырывала из рук трап. Надо держаться. Мысль, что Марен вырывают у него из рук, придала ему сил схватиться за скользкий полированный борт лодки и перевалиться на заднее сиденье. Затем он встал. Поток встречного воздуха продувал его мокрую одежду. По лицу хлестали развевающиеся по ветру концы оранжевого шелкового шарфа леди Болдинг, которым она завязала волосы, чтобы они не мешали.

– Мэсси на Кап Феррат, – прокричала она.

Теперь они пересекали пролив. Кап Феррат был к востоку отсюда, ниже по побережью. Леди Болдинг развернула лодку в противоположном направлении, на запад, вокруг выдающейся в морс оконечности Сент-Онора, и взяла курс на материк.

Марен повернулась к Чессеру и улыбнулась почти что самодовольно. Чессер сел так, чтобы оранжевый шелк не бил по лицу.

Леди Болдинг благополучно довезла их до берега.

Чессер знал, что она сильно рисковала. Он знал, почему она это сделала. Это было понятно по тому долгому, пристальному взгляду, которым она проводила Марен, высадив их на пристань.

ГЛАВА 25

Семья Уотса находилась под постоянным наблюдением.

Агенты Службы Безопасности были готовы отреагировать на первые же признаки повышения уровня жизни. Но вдова Уотс и ее дочь по-прежнему тратили очень мало: у мясника они покупали только самые дешевые куски, а у зеленщика только самое необходимое. Они никуда не выходили, по вечерам сидели дома и смотрели телевизор. Агенты изнывали от скуки.

Прорыв в этом направлении наконец произошел, когда была получена информация от осведомителя из Лихтенштейна.

За неделю до ограбления Уотс разместил в частном банке «Фритцзамен» заверенный чек на миллион долларов. Чек был прислан заказным письмом, к нему прилагалась инструкция банку, в которой Уотс оговаривал следующие условия: ровно через год со дня вклада банк обязан известить миссис Эдвину Уотс или ее оставшихся в живых наследников, что они могут вступить во владение деньгами.

Осведомителю удалось раздобыть факсимиле чека и письма, и Коглин счел это таким важным вещественным доказательством, что приказал доставить их лично, не доверяя почте.

Коглин предвидел, чья подпись будет стоять на чеке. М.Дж. Мэтью. И снова экспертиза подтвердила, что она сделана той же рукой. Более значимым был тот факт, что чек выдан Лондонским горным банком, и Коглин полагал, что у них имеются сведения о столь солидном вкладчике.

Коглин в сопровождении двух своих лучших людей прибыл в банк за несколько минут до закрытия. Узнав, в чем заключается его просьба, вице-президент правления банка, мистер Франклин, по привычке отказался сообщить какие-либо сведения на том основании, что такая информация является строго конфиденциальной. Однако неуверенность в его голосе, когда он произносил эту обычную формулировку, была настолько очевидна, что угрозы прислать повестку в суд оказалось вполне достаточно, чтобы склонить мистера Франклина к сотрудничеству.

Коглина провели в архив. Из ящика был извлечен микрофильм с необходимой информацией и продемонстрирован ему. Коглин смотрел, как разматывается катушка и на экране мелькают кадры, торопясь к тому месту, где должен появиться М.Дж. Мэтью.

Катушка остановилась.

На экране во всех подробностях предстал некий Морис Дж. Мэтью из Челси, чей счет никогда не превышал семидесяти двух фунтов семнадцати шиллингов и в настоящий момент был перерасходован на фунт и шесть шиллингов.

Микрофильм прокрутили несколько раз.

Мистер Франклин задумался, и Коглин в нетерпении сжал за спиной кулаки. На катушке не было ничего о том М.Дж. Мэтью, который был ему нужен.

– Может, вы взяли не ту катушку? – предположил Коглин.

Банковский служащий, отвечающий за архив, проверил дважды и с уверенностью заявил, что катушка правильная. Он также не поленился исследовать микрофильм под двадцатикратным увеличением и был изрядно озадачен увиденным. Сначала он поделился своим открытием с мистером Франклином, который заметил: «Очень странно», – прежде чем продемонстрировать Коглину.

Микрофильм был склеен. Кусок, содержавший сведения о М.Дж. Мэтью, вырезали. Насколько в банке могли судить, теперь у них вообще не было никаких доказательств, что такой счёт когда-либо существовал.

Коглин вернулся в свою штаб-квартиру на Хэрроухауз, проклиная современные банковские методы. У себя на столе он обнаружил справку о Лондонском горном банке, которую он заказывал. В списке директоров он подчеркнул имена нескольких наиболее влиятельных в Англии людей.

Коглин не искал в этом списке имени Клайда Мэсси. Да его там и не было.

В тот же день Мичема посетили два непрошенных гостя.

Виктор Килинг и Руперт Линдер.

Они пришли без предварительной договоренности, даже не позвонив заранее. Просто предстали перед дверью дома номер одиннадцать и высокомерно потребовали Мичема.

Килинг и Линдер были известными коммунистами, но их внешность ни в коем случае не была типичной. По безукоризненному покрою костюмов, по рубашкам от Торн-булла и Эссе, по непринужденной манере, с которой они держали котелки и перчатки, Килинг и Линдер гораздо больше походили на настоящих английских джентльменов, чем на членов партии. Они оба закончили Кембридж в 1953 году.

На самом деле представители советского управления драгоценных металлов и алмазов Килинг и Линдер занимали весьма выгодное положение. Они получали комиссионные за то, что являлись связующим звеном между Советами и Системой. Вполне законные, хотя и в достаточной степени лицемерные договоренности позволяли русским получить доступ на мировой рынок алмазов, не будучи напрямую связанными с теми, кого они публично клеймили как капиталистических эксплуататоров. Доля Килинга и Линдера составляла одну десятую процента общей стоимости камней, прошедших через их руки, и хотя вознаграждение казалось достаточно скромным, но, в действительности, оно сделало их обоих миллионерами.

Мичем принял их в зале для заседаний – небольшой комнате, обшитой деревянными панелями и элегантно обставленной в традиционном стиле. Они уселись в глубокие кресла. Им поднесли марочный портвейн и гаванские сигары. Килинг начал.

– Сегодня утром мы получили коммюнике от министра.

– Как поживает господин министр?

– Он настроен скептически, – ответил Линдер. Мичем почувствовал приближение критического момента, но как ни в чем не бывало поинтересовался:

– Почему?

– Последнее время Система ведет себя довольно необычно, – сказал Килинг.

– Вы запросили резерв из Йоханнесбурга? – уточнил Линдер.

– Мы делаем это регулярно, – ответил Мичем.

Он не остановился на этом, но его неприятно удивил тот факт, что это стало известно Советам. Интересно, много ли еще они знают?

– Вы увеличили производство, – сказал Килинг.

– Вы ускорили разработку подводного месторождения, – сказал Линдер.

– Вы покупаете все контрабандные камни, какие только можете достать, – сказал Килинг.

Мичем сидел под перекрестным огнем. Он решил дать им возможность пустить в ход все свои боеприпасы.

– Вы, – обвинял Линдер, – заказали дополнительные партии у всех, с кем вы сотрудничаете.

– Кроме нас, – закончил он.

Килинг отхлебнул портвейн. Линдер пыхнул дымом. Они не сводили глаз с лица Мичема. Внешне Мичем был невозмутим, хотя в душе он кипел негодованием по поводу их необычайной осведомленности. Он осознал, что совершил непростительную оплошность, исключив Советы из переговоров о срочной закупке камней. Он мог придумать оправдание всему, но не этому. Тоном, в котором, как он надеялся, звучало сдерживаемое возмущение, он произнес:

– Система не обязана отчитываться перед Кремлем в своей повседневной деятельности. – Килинг и Линдер переглянулись. – Это наше дело, и вас оно не касается, – Мичем продолжал делать вид, что смертельно обижен.

– Разумеется, однако вы можете понять обеспокоенность министра, – Килинг немного сбавил тон.

Это ободрило Мичема:

– Как я уже говорил, резерв из Йоханнесбурга мы заказываем регулярно. Все прочие действия мы предприняли в целях дальнейшего развития отрасли.

– Вы хотите развивать торговлю контрабандными камнями? – поинтересовался Линдер.

– Мы применяем новую тактику в этой области, – пояснил Мичем. – Мы стремимся перекрыть поток контрабанды через Бейрут и Тель-Авив. Хотя я сильно сомневаюсь, что вашим советским друзьям это понравится. Как вам хорошо известно, источник этих камней находится по ту сторону вашего «железного занавеса». – Мичем говорил резко, почти грубо. – Несмотря на ваши возмутительные источники информации, – продолжал он, – вы должны сознавать, что Система знает все особенности мирового рынка алмазов гораздо лучше вас обоих и вашего чересчур нервного министра в придачу.

Килинг бросил взгляд на плоский черный чемоданчик из кожи антилопы, который Линдер поставил рядом со своим креслом. Линдер взял чемоданчик и достал оттуда листок бумаги розового цвета.

– Может, – предложил Мичем, – имеет смысл мне самому поговорить с господином министром и все объяснить ему лично?

На его предложение не обратили внимания. Линдер сверился с розовой бумажкой.

– По нашим данным, в настоящее время у вас хранится три миллиона сто двадцать пять тысяч шестьсот карат советских алмазов.

– Совершенно верно, – согласился Мичем. Килинг спросил:

– Алмазы, закупленные у Советов, хранятся отдельно от остальных, не так ли?

– Да, отдельно, – сказал Мичем.

– Вам, конечно, известны условия договора, заключенного между Системой и управлением в тысяча девятьсот шестьдесят восьмом году, в Москве? – спросил Линдер.

Мичему это было хорошо известно: он участвовал в переговорах.

– Советы могут изъять свои алмазы в любой момент без предварительного уведомления, – напомнил Килинг.

– В этом-то и заключается смысл отдельного хранения, – сказал Линдер.

– Ближе к делу, – не выдержал Мичем.

– Министр хочет воспользоваться этой возможностью, – заявил Килинг.

– Весь запас советских камней должен быть возвращен в Москву. Вы будете отгружать их партиями по триста шестьдесят тысяч карат через каждые два дня. Через Аэрофлот, разумеется. Мы все устроим. Вся операция займет не больше месяца.

– Очень хорошо, – согласился Мичем, сохраняя внешнее спокойствие в то время, когда внутри у него все упало. Он знал, что не может сделать того, чего сейчас с полным правом требуют Советы. Теперь огласки не избежать. Система погибла. Он погиб. Возможны последствия на самом высоком уровне, вероятно, даже дипломатический кризис. Он сказал:

– Мы сразу же начнем готовить груз к отправке. Килинг допил свой стакан.

Линдер потушил сигару.

– Я надеюсь, министр найдет более удобный и выгодный способ продажи советских алмазов, – заметил Мичем.

– Прошу прощения, – улыбнулся Килинг. – Боюсь, мы недостаточно ясно выразились. Возвращение алмазов в Москву только временная мера, просто чтобы успокоить министра. Я уверен, у него нет намерения расторгнуть договор между Советами и Системой.

Мичем под столом развел скрещенные ноги и скрестил их по-другому.

Линдер объяснил:

– Если по прошествии месяца или двух все будет в порядке, алмазы снова вернутся в Систему, и наша торговля продолжится, как обычно.

– Вас это устраивает? – спросил Килинг, заранее уверенный в положительном ответе.

– Нет, – заявил Мичем. – Согласно условиям нашего договора, если вы изымаете свои запасы, то Система считает себя свободной от всех взятых на себя обязательств.

– Но…

– Потребуется заключить новое соглашение.

– Но…

– Совет его рассмотрит. И, если говорить откровенно, я должен сразу предупредить вас, что некоторые довольно консервативно настроенные члены совета директоров с самого начала решительно возражали против сотрудничества с Москвой. Так или иначе, у вас не должно сложиться впечатление, что продажа ваших алмазов будет возобновлена автоматически.

Килинг теребил манжеты.

Линдер задумчиво смотрел в свой плоский чемоданчик.

Мичем резко встал и вышел не попрощавшись, оставив их сидеть на своих местах.

Он вернулся в свой кабинет. Здесь его никто не видел, и ему не нужно было подавлять нервную дрожь. Он снял пиджак и обнаружил, что рубашка вся мокрая. Сев за стол, Мичем положил руки на инкрустированную поверхность ладонями вниз. Чтобы они наконец остановились. Через некоторое время он поднял руки и с отвращением посмотрел на влажные отпечатки, потом повернулся и нашел глазами далекий купол собора Святого Павла. Он безмолвно молил о чудесном, милостивом вмешательстве.

Через полчаса зазвонил телефон.

Это был Килинг.

Было сказано: ему только что позвонили из Москвы, к сожалению, слишком поздно, чтобы предотвратить их с Линдером визит к Мичему. К глубокому сожалению, потому что к этому времени министр убедил Комитет оставить алмазы там, где они есть. Само собой разумеется, министр ни минуты не сомневался в Системе как в надежном партнере.

Это означало: Килинг и Линдер позвонили в Москву и сообщили о результате своих переговоров с Мичемом. Чтобы сохранить свое выгодное положение, они поддержали версию Мичема относительно недавних действий Системы. Но на самом деле наиболее убедительным для министра аргументом против изъятия алмазов послужила вероятность новых переговоров и возможность лишиться поддержки Системы на рынке алмазов.

Его блеф прошел. Никогда в жизни ему не приходилось проявлять столько ловкости и изворотливости. И хотя он был ужасно рад, но не смог даже улыбнуться.

Он был выжат как лимон.

ГЛАВА 26

Гштад летом необычайно красивое и тихое место.

Именно поэтому Марен и Чессер выбрали его для своего следующего убежища. Хотя на этот раз им и удалось уйти от Мэсси, но с ним далеко не покончено, и, кроме того, им предстоит схватка с Системой – наиболее сильным, могущественным и умелым противником. Они решили, что лучше избегать аэропортов. Марен использовала свое имя, чтобы купить новый «астон мартин ДБС», и на бешеной скорости проехала через Альпы. Извилистые горные дороги, нависшие над пропастями, подействовали на них успокаивающе: они убедились, что по крайней мере сейчас за ними нет погони. Теперь Чессера почему-то не волновало то, как рискованно Марен ведет машину. Она заметила, что почти всю дорогу он преспокойно дремал.

Они и раньше бывали в Гштаде вместе, но всегда в самый разгар горнолыжного сезона. Теперь, в середине лета, все вокруг выглядело незнакомым, особенно дом и остальные постройки, которые они привыкли видеть наполовину заваленными снегом. Сейчас все здания казались выше, в них явно обозначились углы.

Шале было построено в последний год жизни Жана-Марка в престижном районе Оберпорт, неподалеку от отеля «Палас». Соседкой слева была великая герцогиня, справа – барон, напротив – граф. В отличие от большинства домов в округе, выстроенных в относительно традиционном стиле.

шале, принадлежавшее Марен, выделялось современной архитектурой прямых линий в стиле Мис ван дер Роэ – огромные плоскости теплоизолирующего стекла в узкой рамке полированной стали. Внутренний облик полностью соответствовал наружному: всюду белизна, строгие линии, блеск хрома и щедро разбросанные повсюду яркие цветовые пятна, оживляющие и согревающие всю картину. Хотя шале было небольшим – всего десять комнат да комнаты для прислуги, – но внутри создавалось впечатление обилия свободного пространства. Еще одной особенностью был зимний сад, где при регулируемой температуре и влажности росли розы, фиалки и огромные анютины глазки, чтобы в зимние морозы в доме остался маленький кусочек прекрасного лета.

Приехав, Марен и Чессер сразу же завалились спать и проснулись посвежевшие и голодные. В шале не было постоянной прислуги, и Марен не стала никого нанимать. Отчасти из осторожности, отчасти потому, что ей так хотелось.

Они все делали сами, как если бы они были мужем и женой. Они вместе стелили кровать. Пока Марен прибиралась, Чессер пылесосил. За покупками они ходили вдвоем. Стоя в стороне и глядя, как тщательно Марен выбирает овощи и фрукты и как почтительно разговаривает с ней мясник, Чессер испытывал тайную гордость. Она решительно отказалась покупать хлеб и потратила почти весь вечер и половину следующего утра, чтобы испечь четыре каравая. На кухне все было перевернуто вверх дном, но Чессер сидел, отпивая понемногу виски, смотрел на нее и улыбался, не обращая внимания на рассыпавшуюся муку или прилипшее тесто.

Марен не заглядывала ни в какие кулинарные книги из тех, что были под рукой, предпочитая полагаться на свои воспоминания о том, какие ингредиенты и пропорции использовала ее мать.

В результате получилось четыре низких, тяжелых, перепеченных кома.

Чессер притворно восхищался и съел большой кусок даже без масла. Но Марен лучше знала, что должно получиться, поэтому она выкинула весь испеченный ею хлеб в помойку и простояла у плиты еще один вечер. На этот раз четыре получившихся каравая были высокими, легкими, с поджаристой корочкой. От них шел аппетитнейший запах, и на вкус они были так же хороши, как и на вид.

На Чессера это произвело сильное впечатление.

В качестве приятного дополнения Марен легко и уверенно соорудила какое-то особое шведское печенье с тмином, и Чессер подумал, что в жизни не пробовал ничего вкуснее. Пока он набивал себе рот, Марен сияла. Каждый думал о непроизнесенных вслух мыслях другого, и обоим казалось, что они их знают.

Поначалу Чессер отнес неожиданное проявление хозяйственных наклонностей у Марен на счет ее импульсивности – очередное увлечение, не более того. Не стоит принимать это слишком серьезно. В конце концов, она достаточно богата, чтобы ее обслуживали; она может получить все, чего ни пожелает, и ей нет никакой необходимости утруждать себя черновой и скучной работой, пусть даже иногда это выглядит очень романтично. Суть в том, что ей никогда не приходилось заниматься домашними делами, потому-то она и получает от них удовольствие. Она просто развлекается, но в любой момент ее настроение может перемениться, она наймет прислугу и найдет себе занятие поважнее. Метание ножа, например.

Однако дни проходили за днями, а Марен все больше и больше втягивалась в повседневные заботы. Иногда она бывала очень весела, иногда – просто довольна жизнью, но ниже этого ее настроение не опускалось. Теперь жажда разнообразия не гнала ее на поиски опасных приключений, как раньше.

И Чессер заскучал по былым временам.

Да, он любил такую Марен ничуть не меньше. Но он скучал по ней прежней так, что сам с трудом в это верил. Неожиданно для себя он понял, что с нетерпением ждет того дня, когда все вернется на прежнее место.

Перемена. Чессер недооценил перемены, произошедшей с Марен, потому что она произошла слишком быстро и от этого показалась ему поверхностной. Но это было в ней заложено и только ждало своего часа, чтобы проявиться. В определенном смысле это была не перемена, а скорее переход в другое состояние.

Марен сама не понимала, что с ней происходит, пока все не стало слишком очевидным. Она доверяла этому не больше Чессера. Тут требовалась проверка: она испекла первую удачную партию хлеба и испытала глубокое удовлетворение.

Теперь они поменялись ролями. Чессера волновало, что они безоружны. Он полагал, что рано или поздно Система или Мэсси обнаружат их, нагрянут сюда и застанут врасплох. Чессер ожидал этого каждый раз, когда они шли в деревню. Он неоднократно пытался поговорить на эту тему с Марен, но она не проявляла ни малейшего интереса. Казалось, она нарочно избегала таких разговоров. Когда Чессеру хотелось обсудить их недавние приключения, она отвечала уклончиво и тут же заводила речь о другом. Например: «У тебя не отпоролась какая-нибудь пуговица? Я сегодня нашла одну на ковре».

Однажды утром Чессер встал пораньше и съездил на машине в Женеву. Там он купил два автоматических браунинга калибра девять миллиметров. Для него и для нее. Вернувшись домой, он положил их в шкаф, на верхнюю полку, и почувствовал себя гораздо лучше. Он ничего не сказал Марен. Сейчас ее мысли заняты другим. Но когда она снова станет прежней, оружие ее порадует, можно не сомневаться. Им надо будет попрактиковаться в стрельбе. Он, наверно, уже потерял форму. Хорошо бы научиться получше стрелять с бедра.

ГЛАВА 27

Вилла Мэсси на Кап Феррат.

Как храм роскоши и удовольствий, стояла она на высоком утесе над морем, и волны бежали к подножию поклониться ей.

Мэсси был здесь. Его голубой махровый халат был распахнут спереди, на глазах лежали сложенные в несколько раз полоски бинта, смоченные в охлаждающем растворе, в каждой руке он держал по кубику льда. Лед таял, медленно исчезая, между пальцев у него стекала вода.

Леди Болдинг была рядом с ним. Вокруг нее стояло множество переносных отражателей, чтобы она побыстрее поджаривалась. Сладкий запах крема для загара привлекал пчел из липовой рощи неподалеку. Они жужжали и кружились над ней, и, лежа с закрытыми глазами, она размышляла, не вздумает ли какая из них, приняв волосы на ее теле за цветок, поискать в них нектара.

Появился Толанд. Он принес весть о том, что Марен и Чессеру удалось скрыться. Стоя перед Мэсси, он неохотно рассказывал все от начала до конца, признав при этом, что не имеет ни малейшего представления о том, как им удалось уплыть с острова Сент-Маргерит. Только не на пароме. В этом он был твердо уверен.

Леди Болдинг с облегчением узнала, что ее никто не заметил. В награду она разрешила себе немножко помечтать о том, как она обнимет Марен. И между ними не будет Чессера. Вполне возможно, что этот день скоро настанет.

За все время, что Толанд говорил, Мэсси ни разу не пошевелился. – Вы не оставили следов? – спросил он наконец.

Толанд сказал, что нет. Он подобрал тело Хикки и двух других и выкинул их за борт в шести милях от берега.

Мэсси резко поднялся. Мокрые бинты упали с глаз. Толанд ожидал взрыва ярости, негодования, но Мэсси не сказал ни слова. Он повернулся и ушел в дом. Халат свисал с его плеч, пояс волочился по полу, со сжатых кулаков капала вода. Он шел с трудом, будто вся кровь внезапно прилила к ногам, и они стали неимоверно тяжелыми.

Поднявшись наверх, в свои апартаменты, он запер за собой тяжелую дверь. Он не хотел видеть никого и ничего. Давно ему не приходилось испытывать такого удара. С того самого дня, как он проиграл Системе в устье Оранжевой реки. Гнев так переполнял его, что ему нельзя было дать выход в крике. Пароксизм гнева был настолько силен, что в человеческом языке для него не было слов. Он обратил ярость внутрь себя, где она превратилась в одно страшное черное слово. Смерть. Его смерть.

Мэсси задернул занавески. Он умирал и не хотел видеть живых. Солнце только напоминало ему, как кратко его существование.

Он скинул на пол халат, вошел в сауну и повернул регулятор температуры на максимум. Потом он лежал на спине и, чтобы отвлечься, разглядывал узоры на деревянном потолке. Он надеялся, что вместе с потом из него выйдут боль и тоска, но прошло немного времени, и ему стало казаться, что потолок низко спустился и нависает над ним, как крышка гроба.

Он гнал эти мысли прочь, но они возвращались вновь. Наконец он плеснул на себя пригоршню ледяной воды, и холодная струйка, пробежавшая по спине, принесла ему уверенность, что он еще жив.

Обессиленный и еще более подавленный, он вышел из сауны и рухнул, обливаясь потом, на шелковое покрывало своей широкой кровати.

Беспомощность.

Его давний, его извечный враг. Грозящий отнять власть.

Беспомощность.

Страх, что его будут жалеть. Он представил себе Чессера, чтобы направить на него весь свой гнев и таким образом избавиться от этого чувства. Но Чессер виделся смутно, почти неразличимо. Его трудно было разглядеть за черным словом, стоявшим неподвижно между глазами Мэсси и его рассудком. Он снова попытался ненавидеть Чессера, но сила его ярости предательски обернулась против его собственных внутренних органов. Насосов, фильтров, транспортеров. Таких знакомых и таких непредсказуемых.

Он положил палец на пульс.

Сердце отчаянно колотилось, как будто делая последнее усилие не остановиться навсегда. Это еще больше встревожило Мэсси, он лег и зарылся в одеяла.

Может, лучше уснуть? Он закрыл глаза, но сон показался ему слишком похожим на смерть – темнота, одиночество, потеря сознания. Мэсси остался бодрствовать: он хотел знать, умер он или еще жив. Проходили часы. Ему не становилось легче. Его мучили приступы истерии. Спазмы перехватывали горло, и трудно было дышать. Головная боль казалась первым симптомом инсульта, так же как и онемение конечностей и смутные видения. Головокружение.

Беспомощность.

В дверь постучали. Потом еще раз, настойчивее. Голос леди Болдинг произнес его имя, как вопрос, дважды.

– С тобой все в порядке? – услышал он, и ему казалось, что он отвечает: – Нет.

Измученный, он лежал и безнадежно думал, что когда-нибудь медицина найдет простое средство – укол или таблетку, которое позволит любому, кому оно будет по карману, продлить свою жизнь еще на сто лет. Но рядом с сообщением об этом открытии будет напечатан его некролог. Он очень скоро умрет.

Леди Болдинг снова стучала и просила откликнуться. Она боялась за него. И это еще больше подтверждало его опасения.

ГЛАВА 28

– Знаешь, как женятся на Бора-Бора? – спросила Марен.

– Где?

– На Бора-Бора, – повторила она с таким видом, будто там была столица мира.

По названию Чессер догадался, что это где-то в южной части Тихого океана.

– Чтобы выйти замуж, женщина разводит огромный костер, а потом убегает и прячется.

Она сделала паузу, чтобы проверить внимательно ЛИ Чессер ее слушает.

– И это все?

– Нет, конечно. Когда костер догорает, мужчина голыми руками берет горячие угли и идет ее искать. Если он найдет ее прежде, чем выронит угли, они уже считаются мужем и женой.

– Наверно, немного находится охотников получать, ожоги.

Она не обратила внимания на мужской пессимизм.

– Я думаю, женщина помогает.

– Как?

– Прячется не слишком далеко и не слишком хорошо.

– Это самое меньшее, что она может сделать. – Марен согласилась. – А как они разводятся?

Она пожала плечами:

– Может, они не разводятся вообще.

– А может, одним прекрасным утром женщина разводит костер до небес, а мужчина писает на него, чтобы погасить.

– Ты просто ужасен, – засмеялась она.

– Противоположности сходятся, – провозгласил Чессер. Вокруг них был поросший высокой травой склон Эгли – одна из пологих гор в окрестностях Гштада. Лежавший далеко внизу город казался кучками осадка на дне огромной вазы. Повсюду были видны прямоугольники желтеющих полей; дороги напоминали ручейки, бегущие неведомо куда.

Они взбирались наверх. Последние полмили подъем был довольно крутым, и ноги Чессера уже немного ныли. Он был рад, что Марен не захотела карабкаться на самую вершину. Они сидели в шести-семи футах друг от друга. Она купила книгу о русских медиумах и экстрасенсах, которую сейчас раскрыла наугад и, казалось, была полностью поглощена чтением. Пока не сказала:

– В Бали едят цветы.

– Мы тоже ели в Мюнхене, – ответил он. – Помнишь?

Они в самом деле пробовали там какие-то особенные цветы, поджаренные и посыпанные сахарной пудрой, которые растут только в горах. Им сказали, что это баварский деликатес.

– Я хотела сказать, что в Бали едят цветы, чтобы пожениться. По-моему, это ужасно романтично.

– Цветы бывают ядовитыми, – сказал он. – Даже самые красивые.

– Знаю, – недовольно буркнула она.

Она зажгла две сигареты. Чессер уже приготовился к немыслимому прыжку. Но она сама подошла и села ему на колени. Поднесла сигарету к его губам. Потом положила голову ему на грудь и без слов попросила обнять ее. Они долго молчали. Она вспоминала прошлое. Он думал о будущем.

– Помнишь наш первый раз? – спросила она.

Он решил, что она говорит об их первой близости. Он ничего не забыл, особенно того чувства, которое было у него потом. Как будто он достиг цели своей жизни. Но она говорила про их первую встречу.

– Твои глаза тогда были другого цвета, – сказала она.

– Неправда.

– Теперь они темно-карие, а раньше были светлее.

– Просто ты хотела, чтобы они были светлее. Ты такие искала.

– Ничего я не искала, – с вызовом ответила она.

Они встретились в Риме, в саду виллы Боргезе. Теплый летний ливень загнал посетителей под крышу, а они, каждый сам по себе, прогуливались под дождем, как под ярким солнцем. Струйки воды стекали у Чессера по носу, по ушам, по подбородку. Длинные волосы Марен были мокры и спутаны. Платье прилипло к телу, выставляя ее всю напоказ. Места в садах много, но они столкнулись друг с другом почти нос к носу.

– Я уверена, что это не случайность, – заявила она. – Нам было предназначено встретиться там.

– Возможно.

– Это наша карма.

Чессер подозревал, что это была удача, ну в крайнем случае, судьба, выражаясь старомодно.

– У нас есть большое преимущество: мы знаем, зачем мы здесь, на Земле, и в чем наш урок.

Чессер хотел поговорить о перестрелке и убийствах, но решил не навязывать ей этой темы. Он спросил:

– Ты в самом деле это знаешь?

– Конечно.

Она не сомневалась.

– И всегда знала?

– Наверно. Только раньше я еще не знала, что знаю. С каждым днем мои психические способности все больше развиваются.

С каждым днем его страхи все больше усиливались. Марен легла на траву. Решившись наконец открыть свой секрет, она сказала:

– Я снова говорила с Жаном-Марком. Сама.

– В самом деле? – спросил он, стараясь, чтобы в его вопросе прозвучало больше заинтересованности, чем терпимости.

– Мне помогли, – призналась она. – Но немного. Билли Три Скалы и мой китаец.

– Не пора ли Жану-Марку прийти в этот мир, родившись снова?

– Он сможет это сделать, когда захочет. Он рад, что мы приехали в Гштад.

– Почему?

– Он не объяснил. – Внезапно она просияла. – Знаешь, что еще мне сказали?

– Что? – заинтересовался Чессер.

– Одна маленькая девочка ждет нас на той стороне. Она хочет прийти сюда и быть нашей, если мы дадим ей этот шанс. Она будет балериной.

– Это тебе Жан-Марк сказал?

– Нет. Кто-то другой.

– Кто?

– Я не спрашивала, кто он такой.

Чессер хмыкнул про себя. Вслух у него получился вздох.

– Какой сегодня день? – спросила Марен.

– Какая разница? Она не ответила. Он сказал:

– По-моему, сегодня понедельник. Я слышал вчера звон церковных колоколов.

– Я имела в виду число.

– Пятнадцатое, а может, шестнадцатое. Не помню точно.

– Знаешь, что будет дальше? – спросила она.

Он прочел в ее глазах приглашение и понял, что она просит поцеловать ее. Это будет прелюдия. Дома его ждет нечто большее. А может быть, прямо здесь. Вполне вероятно. Она всегда была ужасно импульсивна.

Он нашел губами ее мягкие, открытые губы. Прямо здесь тоже неплохо.

– Я люблю тебя, – сказала она в него. Они смотрели прямо в глаза друг другу.

Она сказала:

– Дальше мы собираемся пожениться.

– Люди не всегда делают то, что собирались.

– Да, но они всегда делают то, что им больше всего хочется.

– Как на Бора-Бора? Она кивнула:

– Ты уже принес свои угли.

Так вот она о чем. Он чмокнул ее в щеку и сел подумать. Ему пришло в голову, что это будет самая дорогая свадьба, о которой он только слыхал, а с другой стороны – самая неразумная. Он решил свести все к шутке:

– Твои французские поверенные наняли телепата, чтобы он внушил тебе эти мысли.

Ей это показалось вовсе не смешным, тем более что это была неправда.

– На что мы будем жить?

Марен ждала этого вопроса. Она ухмыльнулась.

– Плевать. Как-нибудь проживем.

Ее слова напомнили Чессеру про Мэсси.

– Давай поговорим на эту тему когда-нибудь в другой раз, – предложил он.

– Нет.

– Сначала надо все обдумать.

– Я не хочу обдумывать.

– Я забочусь о твоих же интересах, Она выдержала паузу и сказала:

– О моих?

Ее слова попали в самое больное место. Обида захлестнула его. Он больше не любил Марен. Но посмотрел на нее и начал любить снова.

– Разве ты не хочешь? – спросила она. Он очень хотел, но ничего не сказал.

Тогда она спросила, взвешивая каждое слово: – Ты женишься на мне? – Нет, – ответил он.

Она схватила свою книжку и убежала босиком вниз по склону. Он смотрел на ее волосы цвета мускатного ореха, развевавшиеся по ветру, и испытывал огромное желание броситься за ней вдогонку, но не двинулся с места. И скоро он видел вдалеке только крошечное желтое пятнышко – ее платье.

Он поступил правильно, как должен поступать разумный человек. Так будет лучше им обоим. Она напрасно думает, что его волнуют деньги. Это неправда. Просто глупо отказываться от них ради такой вещи, как брак. В нем нет никакой необходимости. Им и так неплохо. Что это изменит? Зачем нужна бумажка с печатью, за которую надо платить сотни миллионов долларов?

Чтобы убедиться в своей правоте, он представил себе, Что изменится, если они поженятся. Ему придется отвечать за семью, а у него ничего нет. Он даже не знает, с чего начать. Раньше, С Системой, он хоть двигался куда-то, правда, оказалось, что в никуда.

Он постоял, пошевелил плечами, чтобы стряхнуть невидимую тяжесть, вопросительно посмотрел в ясное небо и пошел вниз искать Марен.

Его ладони жгло как огнем. Он не ожидал, что окажется настолько впечатлительным.

Марен сказала ему, что беременна, Не по неосторожности, а нарочно.

Он ей не верил.

И еще она сказала, что ее беременность не должна влиять на то, к какому решению он придет, Она все равно родит ребенка. Наверняка.

Чессер думал, что она его шантажирует.

Но доктор подтвердил, что она говорит правду.

В тот же день они отправились в городскую ратушу и отыскали там чиновника, в чьи обязанности входила регистрация брака. Хмурого человека с лысиной и солидным брюшком, в заурядном сером костюме. Сидящего за массивным письменным столом. Он сменил очки, чтобы еще беспристрастнее рассмотреть Марен и Чессера. Потом, с подозрением изучив их паспорта, он вынул из ящика анкету и начал задавать вопросы таким сухим и деловым тоном, будто это заговорила сама бумага.

Чувство нереальности происходящего, которое испытывали Чессер и Марен оттого, что пришли сюда, еще больше усилилось.

Наконец все графы были заполнены, и чиновник – судя по пластмассовой табличке на столе, его звали мистер Зальцман – осторожно перевернул анкету вверх ногами и протянул им, чтобы они расписались. Как только они это сделали, Зальцман потребовал пятьдесят франков. Чессер дал ему стофранковую бумажку – меньше у него не было. Зальцман так долго и недвусмысленно рылся в ящике, отыскивая пятьдесят франков сдачи, что Чессер предложил ему оставить их себе в качестве вознаграждения. Тонкие губы Зальцмана изобразили подобие улыбки.

Они оба ожидали от церемонии большего. Ну да это ерунда. Теперь они муж и жена. Они уже собирались скрепить этот союз немного нервным поцелуем, когда мистер Зальцман велел им приходить в пятницу.

Почему?

Потому что по средневековым швейцарским законам имена тех, кто собирается вступить в брак, должны быть объявлены не меньше, чем за три дня до свадьбы. На тот случай, если кто-нибудь будет против и захочет вмешаться.

Зальцман отпустил их взглядом поверх очков, потом достал какие-то бумаги и притворился занятым.

Марен и Чессер вернулись домой, сделав только полшага.

ГЛАВА 29

Мэсси не выходил из своей спальни уже четыре дня, и леди Болдинг была настолько обеспокоена, что решилась на крайние меры.

За последние сорок восемь часов она бесчисленное количество раз подходила к его двери, стучала, просила откликнуться. Он не отвечал, и теперь она была почти уверена, что он лежит без сознания, возможно, уже мертв.

Она вызвала из Канна слесаря. Он вскоре явился. В руках у него был черный чемоданчик, похожий на докторский. С профессиональным интересом он осмотрел замок и поставил диагноз: – Это невозможно.

От него сильно пахло чесноком и вином. Он пустился в объяснения, что замок очень сложный, магнитный, американского производства. Потом постучал по двери костяшками пальцев и предложил взломать ее. Леди Болдинг согласилась.

Циркулярной пилой слесарь вырезал из двери круглый кусок дерева, потом сунул туда руку и открыл замок изнутри.

Как будто открыли склеп. На них обрушилась волна тяжелого спертого воздуха. Едва различимый в полумраке, Мэсси лежал на кровати голый, замотанный в простыни, погребенный под грудой мятых подушек. Казалось, жизнь оставила его.

Леди Болдинг не сразу решилась войти. Подойдя к кровати, она щелкнула выключателем ночника. Мэсси буркнул что-то, почти не разжимая губ.

Она заметила у него на щеках четырехдневную щетину, его покрасневшие и запавшие глаза. От долгой бессонницы они казались воспаленными. Она знала, что он уже несколько дней ничего не ел.

– Тебе нужен врач? – спросила она.

– Нет.

– Ты выглядишь больным.

– Уходи, – сказал он, но тихо.

Такая неблагодарность возмутила леди Болдинг, и в первое мгновение она готова была развернуться и уйти. Но она напомнила себе, скольким она обязана Мэсси и сколько еще ожидала получить от него в будущем.

Она раздвинула шторы на окне. В комнату потоком хлынул солнечный свет. Мэсси зажмурился. Она приподняла его, приговаривая при этом что-то ободряющее. Он сопротивлялся, негодующе ворчал.

Она попыталась положить его руку себе на плечо, чтобы поддержать его, но Мэсси оттолкнул ее и прошел в ванную. Он встал под душ и включил холодную воду.

Когда он вытерся, она усадила его в кресло, где он ждал, пока сменят постельное белье и проветрят комнату.

Мэсси напомнил себе, что Он один из самых могущественных людей в мире.

Она уложила его обратно в постель, подложила ему под голову подушки и, несмотря на яростное сопротивление, заставила его выпить полную чашку мясного бульона, в котором были растворены три таблетки нембутала.

Никогда он не чувствовал себя таким беспомощным.

Она села на край кровати, взяла его руку в свою и массировала его пальцы, становившиеся все слабее и слабее по мере того как он засыпал.

Близился вечер.

Леди Болдинг приказала накрыть чай в беседке, на открытом воздухе. Она сидела там в одиночестве, погруженная в мечты о Марен и разглядывая в листве эротические сцены, подсказанные ее воображением.

После чая она смыла с лица всю косметику и накрасилась заново, переоделась в белый брючный костюм из акульей кожи, повязала волосы бледно-голубой шелковой лентой и приказала шоферу отвезти ее в Ниццу, откуда она собиралась первым же рейсом вылететь в Париж.

Мэсси проспал до полудня следующего дня. Он открыл глаза и увидел леди Болдинг. Будто она все это время не отлучалась от его постели. Она улыбалась.

Он еще нетвердо стоял на ногах, но чувствовал себя значительно лучше. Глядя на себя в зеркало, он раздумывал, стоит ли бриться. Он не мог разобраться в своем состоянии. Похоже, что сейчас оно неустойчиво: может, он выкарабкается, а может, все начнется снова.

Он плеснул себе в лицо две пригоршни холодной воды и снова вернулся в спальню. Леди Болдинг помогла ему облачиться в шелковый халат и отвела его на террасу, где ярко светило солнце и стол был накрыт к завтраку.

Крепкий горячий кофе, яйца в мешочек, хрустящий поджаренный хлеб, крошечные клубничины, посыпанные сахарной пудрой, и снова горячий черный кофе, чтобы в нем растворилось черное слово. Мэсси подумал, что поправляется, но сам до конца не осмелился поверить в это.

– Я вчера была в Париже, – сказала леди Болдинг. Мэсси не подал виду, что разочарован. Он-то думал, что она всю ночь сидела у его кровати. – Ты будешь рад, – сказала она.

– Да?

– Я вербовала новобранцев, – она улыбнулась. – На этот раз мне повезло. Надеюсь, они тебе понравятся.

Она указала ему на лужайку.

Там, на ярком солнышке, резвились две молоденькие девушки, абсолютно нагие, со стройными, тренированными телами. Обе очень хорошенькие, не старше двадцати. Натуральная блондинка со свежим, невинным личиком и брюнетка, чьи черты определенно выдавали большую опытность.

При виде этого зрелища мысли Мэсси изменили свое направление. Они были в его вкусе. Совершенные физически, неосознанно принимавшие соблазнительные позы и, следовательно, еще более привлекательные в движении.

Леди Болдинг извинилась и спустилась к ним.

Мэсси подал знак принести электрическую бритву. Бреясь, он смотрел, как леди Болдинг подходит к девушкам, как они раздвинулись, чтобы дать ей место между ними. Она не сказала ни слова, но они сами, без ее просьбы, обняли ее и положили головы ей на плечи, Девушки глядели друг на друга, а их руки плавно скользили по телу леди Болдинг.

Не отвлекая их внимания, леди Болдинг откинула голову назад и взглянула вверх, на Мэсси, Он был явно заинтересован.

Это случилось в пятницу. К понедельнику Мэсси чувствовал себя обновленным. Черное слово было стерто. Он как бы почерпнул немного юной энергии из эротических представлений в воскресенье и теперь стал бодрее, чем раньше.

Страшный гнев, едва не лишивший его сил, не стал слабее. Однако теперь он был направлен на тех, кто его вызвал.

Чессер. И его Марен.

Он поклялся себе, что они ему заплатят дорогой ценой за все, что он перенес. Он сказал об этом леди Болдинг, думая, что ее порадует неотвратимость наказания.

– Поедем в Венецию, – предложила она, притворяясь равнодушной и надеясь отвлечь его. – В Венеции нам всегда было хорошо.

– Может, как-нибудь попозже, – ответил он.

– Ты не отказался от этой затеи с алмазами?

– Ни в коем случае.

– Только они знают, где алмазы, – напомнила она.

– Что, по-твоему, я должен сделать?

– Я забочусь о твоих же интересах.

– Так ты считаешь, что я могу оставить их в живых?

– Конечно, нет. Уж во всяком случае, не обоих.

Мэсси кивнул в знак того, что понимает ее. Но это вовсе не означало, что он согласен выполнить ее просьбу.

Леди Болдинг хотела напомнить ему, как много она для него сделала. Однако она понимала, что не имеет смысла говорить ему, что он ей чем-то обязан. Такой богатый и могущественный человек, как Мэсси, не бывает обязан никому.

Но все же она решила сделать попытку:

– Я уговорю Марен рассказать, куда они дели алмазы, – сказала она. – Это будет нетрудно, уверяю тебя. Она мне сама все расскажет.

Леди Болдинг уже обдумала свою будущую стратегию. В воображении это виделось ей предельно просто: Чессер будет мертв. Марен будет горевать. Она, леди Болдинг, будет соболезновать. Нежно утешать, успокаивать, сочувствовать. Все это будет происходить в каком-нибудь укромном уголке, идеально подходящем для этих целей. Потихоньку Марен начнет возвращаться к жизни. Мягкость и доброта сделают свое дело. Нежное сердце леди Болдинг станет нежными руками леди Болдинг, а потом и нежным телом леди Болдинг. Но все зависит от Мэсси. И Мэсси пообещал. Выполнять обещание он не собирался. Как раз сегодня утром он получил донесение, в котором говорилось, что Коглин приходил в Лондонский горный банк разнюхивать насчет М.Дж. Мэтью, и что Система наводила справки в фирме «Марилебон». Теперь оставалось только раскрыть тот факт, что общим знаменателем всюду является Мэсси. Он не верил, что такое случится, но возможность разоблачения отнюдь не радовала Мэсси.

Он с самого начала собирался убить Чессера и Марен после того, как они сделают свое дело. Вне зависимости от того, будет ограбление удачным или нет. Из посторонних никто, кроме них, не знал о его причастности, и пока они живы, остается вероятность, что правда выплывет наружу.

Он рассудил, что Чессер и Марен не те люди, чтобы прятаться долго. Скука погонит их обратно, в привычную обстановку. Особенно Марен с ее любовью к авантюрам. Мэсси приказал своим людям быть наготове. Как только беглецы появятся, он сразу узнает об этом. А схватить их и заставить – если надо силой – рассказать, что они сделали с этими двадцатью миллионами карат, будет просто делом техники. Они не станут запираться. С радостью выложат все, чтобы спасти друг друга.

И тогда он их убьет. Обоих.

ГЛАВА 30

Их имена действительно были вывешены под стеклом на доске объявлений у входа в ратушу. В первый раз Марен и Чессер пришли посмотреть на это вместе. Они держались за руки и обменивались шутливыми замечаниями, чтобы не выдать своего волнения. Потом еще несколько раз они приходили поодиночке. Оба хотели получше обдумать случившееся.

Чессер прочел:

«Всякий, кто располагает какими-либо сведениями о причинах, по которым брак между вышеназванными женихом и невестой не может быть заключен, должен представить доказательства в городскую ратушу до полуночи такого-то числа».

Чессер подумал, что знает тысячи таких причин, а также поразмышлял немного, откуда взялось слово «брак».

Тиски судьбы сжимались все сильнее. Он по-настоящему любил Марен, но жениться сейчас, когда их неотступно преследовала угроза мести Системы или Мэсси, было неразумно. Такие крайности несовместимы, и поэтому Чессер попытался тактично уговорить Марен отложить свадьбу хотя бы до тех пор, пока их положение не прояснится и им не надо будет больше скрываться.

– Сейчас или потом, какая разница? – отреагировала Марен.

– Вот именно, – сказал Чессер.

– Тогда уж лучше сейчас, – рассудила она.

В первую же ночь, как они увидели свои имена на доске перед ратушей, Чессеру приснился удивительно отчетливый сон. Сюжет был почти правдоподобный, а действующие лица и вовсе реальные. Главные роли исполняли Мэсси и Мичем. События развивались внутри и вокруг шале. За Чессером гнались, чтобы убить, а он всякий раз уходил от преследователей, являя чудеса ловкости и находчивости. Он исчезал и появлялся по собственному желанию, отскакивал в сторону или пригибался, чтобы уклониться от пуль, и видел, как они медленно проплывают над ним, не причиняя никакого вреда. Беременная Марен сидела неподалеку в шведском кресле-качалке. Она была в восторге. Чессер прикончил не меньше дюжины отчаянных головорезов Системы, потом Мэсси и, наконец, сошелся в последнем единоборстве с Мичемом, но тот, осознав подавляющее превосходство Чессера, захныкал, прося пощады, и стал умолять его принять пакет стоимостью в три миллиона долларов. Чессер поднял Мичема, как кусок картона, одной рукой. И отстрелил ему яйца. По одному. При виде этого Марен воскликнула: «Умница!» – и засунула своему герою в рот шведское тминное печенье.

Чессер проснулся весь мокрый от пота и – это его особенно смутило – с неуместной эрекцией. Он встал и пошел на кухню выпить чашку растворимого кофе. Пока он пил кофе, ему в голову пришла мысль встретить Систему и Мэсси лицом к лицу. По крайней мере, кого-нибудь одного из них. Его воображение разыгралось. Чем больше он об этом думал, тем больше захватывала и воодушевляла его эта идея.

Логика пыталась вмешаться, но он не желал прислушиваться к голосу разума. Риск пьянил его, как наркотик.

Он заказал разговор на девять утра. Линия была занята. Он рассчитывал, что Марен проснется поздно. Чессер решил не советоваться с ней. Он был почти уверен, что она будет против. Теперь, когда Марен была беременна и почти замужем, она стала гораздо меньше склонна ко всяким авантюрам. Очевидно, это было то качество, которое она утратила, а он приобрел.

В девять тридцать он предпринял еще одну попытку дозвониться до Лондона.

Система, как обычно, ответила после трех гудков. Он попросил Мичема.

– Я дам вам мистера Коглина, – ответил ровный голос на коммутаторе.

– Я прошу Мичема.

– Да, я слышала. Но может быть, вы поговорите с мистером Коглином?

– Мне нужен Мичем, – продолжал настаивать Чессер.

– Боюсь, что это невозможно, сэр.

– Невозможно? Почему?

И почему его сразу переключили на Службу Безопасности? Ведь он еще даже не представился.

– Соединяю вас с мистером Коглином, сэр, – сказал голос, и раздался щелчок.

Наверное, Мичем уехал отдыхать. Чессер едва не повесил трубку. Ему снова не удалось добраться до Мичема – он чувствовал себя обманутым. Но в этот момент раздался голос секретарши Коглина, она спрашивала, кто звонит. Чессер больше не раздумывал. Он сообщил свое имя тоном, не терпящим возражения.

Коглин заговорил первый:

– А-а, Чессер. Хорошо, что вы позвонили.

– Я решил попробовать.

– Мы все думали, куда же вы запропастились? – Чессер подумал, что это еще мягко сказано. – Где вы пропадали?

Как будто он не знает! Тут Чессеру пришло в голову, что Коглин нарочно тянет время, чтобы выяснить, откуда он звонит.

Чессер решил облегчить ему жизнь:

– Я в Швейцарии. В Гштаде, если точнее.

– Наши люди не нашли вас?

– Пока нет.

– Ах вот как. Тогда, значит, вы звоните по собственной инициативе?

– Вы считаете, что это глупо?

– Вовсе нет. На самом деле это очень разумно.

– Я хочу, чтобы Система знала, где я. И особенно Я хочу, чтобы Мичем это знал.

– Мичем?

– Да. Надеюсь, он лично мной займется.

– Будет вам, Чессер. Успокойтесь. Я знаю, что случилось между вами и Мичемом, и представляю, каково вам было. Надо признать, что Мичем обошелся с вами несправедливо, но, уверяю вас, мы постараемся это загладить. – Чессер терялся в догадках, о чем это Коглин говорит. – Приезжайте в Лондон девятого августа. У нас будет первый день просмотров. Я сам позабочусь о вашем пакете. Обещаю.

– Вы не поняли. Я хочу…

– Я все понимаю. Вы хотите Мичема. Но его здесь больше не будет, – сказал Коглин.

– Почему?

– Официального объявления еще не было, но, думаю, ничего плохого не случится, если я скажу вам. Мичем подал в отставку. По состоянию здоровья. Теперь я…

Мичем – в отставку? Чессер был ошарашен.

Лишь немногие избранные узнают, как в действительности обстояло дело. Чессер не узнает никогда.

После затруднений с Советами и когда все попытки отыскать украденные запасы окончились неудачей, Мичем решил, что израсходовал весь отведенный ему лимит времени. Он продумал, какой линии выгоднее придерживаться для своей защиты, и созвал экстренное заседание совета. По чрезвычайно неприятному поводу, как он выразился. И поэтому даже те члены совета директоров, которых не было в Лондоне, специально прилетели, чтобы участвовать в заседании.

Мичем председательствовал. Он сообщил членам совета О недавнем ограблении. Они ахнули. Он начал анализировать возможные ужасные последствия. Им стало дурно. Он возложил вину за случившееся на Службу Безопасности и осудил Коглина за возмутительное пренебрежение своими обязанностями. Они согласились.

Коглин, не будучи членом совета директоров, в заседании, конечно, не участвовал. Но он слышал каждое слово Мичема и видел каждый его жест при помощи скрытой телекамеры, установленной его помощниками в комнате совета два года назад.

Обвинения Мичема, похоже, не слишком расстроили Коглина. Он отнесся к ним спокойно. Он сидел без галстука, с закатанными рукавами рубашки, и попивал из бутылки крепкий портер. Коглин еще немного послушал, потом опрокинул себе в горло остатки портера, надел пиджак, повязал галстук, подошел к шкафу, ключ от которого был только у него, и извлек оттуда семь весьма пухлых папок. С этими папками и другими вещественными доказательствами он перешел через улицу и направился прямо в комнату, где заседал совет. Вежливо извинившись за вторжение, он попросил разрешения продемонстрировать цветные слайды и фильмы, документально подтверждающие некоторые факты, а также магнитофонные пленки с записью легко узнаваемого голоса.

Большинство материалов были порнографического характера, некоторые из них – просто шокирующие. Выведенный из себя Мичем что-то возмущенно пробормотал в знак протеста, а потом не выдержал и торопливо вышел из комнаты. Шестеро оставшихся членов совета сочли продолжение просмотра излишним. Совет и так видел и слышал достаточно. Вполне. Все были за немедленную отставку Мичема. Совет надеялся, что таким образом этой мерзости будет положен конец.

Ожидалось, что после этого Коглин покинет помещение. Но он остался. Он спокойно сидел, глядя директорам прямо в глаза. Теперь ход был за ними.

Обеспокоенный совет поинтересовался, каковы будут рекомендации Коглина относительно сложившегося кризиса. Как его преодолеть.

Коглин заявил, что не считает ситуацию такой безнадежной, как ее обрисовал Мичем. Опасность использования украденных запасов для перенасыщения рынка не представляется ему реальной. Этого не произойдет прежде всего потому, что сама структура ювелирной промышленности – то есть те каналы распределения, которые Система по-прежнему удерживает под контролем, – делает катастрофу невозможной. Коглин также предсказал, что воры будут захвачены в тот самый момент, когда они попробуют продать алмазы в сколько-нибудь значительных количествах. Нигде в мире нельзя осуществить такую крупномасштабную сделку без того, чтобы Система немедленно не узнала об этом. В таком случае останется просто отследить алмазы до их поставщика и накрыть всю шайку.

Это произвело впечатление.

Но Коглин на этом не остановился. Он продемонстрировал поистине изобретательный ум, когда предложил извлечь пользу из ограбления. Огромных запасов больше нет – Система имеет полное право объявить о повышении цен на ювелирные алмазы. Ведь высокая цена всегда определялась редкостью камня. Так почему бы не воспользоваться потерей запасов? Теперь-то алмазы – подлинная редкость.

В самом деле, почему бы и нет?

В ответ на протесты по поводу повышения цен надо будет провести нескольких крупных покупателей в полупустое хранилище. Это их убедит. А следом за ними убедится и весь остальной мир.

Члены совета ослабили узлы на своих шелковых галстуках и вздохнули с облегчением.

Через пять минут Коглин вышел из комнаты совета официальным преемником Мичема. Главой Системы. Он не был выпускником одной из престижных школ, но, несмотря на это, члены совета единодушно проголосовали за него. И, конечно, все досье оставались в его распоряжении.

Теперь он издалека спрашивал Чессера:

– Так мы ждем вас девятого?

Чессер молчал. Он был слишком ошеломлен.

– Вас будет ждать неплохой пакет. Я вам гарантирую.

– «Неплохой» – это сколько?

– Ну, скажем, тысяч сто. И это только для начала. У меня на вас большие виды, Чессер. Я распознал ваш потенциал.

Мичем недооценил вас. Но шестое чувство говорит мне, что у нас с вами дело пойдет.

Коглин вербовал своих людей. Враг предшественника – потенциальный союзник.

– Вы ведь хотите возобновить отношения с нами? – поинтересовался Коглин.

– Да, конечно.

– Что-то не слышно энтузиазма.

– Мне сегодня нездоровится, – ответил Чессер.

– Надеюсь, ничего серьезного?

– Просто температура.

– Ну хорошо, поправляйтесь и приезжайте девятого. Или вам удобней десятого?

– Девятого, – сказал Чессер, чтобы это прозвучало определенно.

Они попрощались.

Чессер положил трубку. Система не охотилась за ними. Очевидно, Система вообще не связывала их с ограблением. Он должен был почувствовать огромное облегчение, но вместо этого испытал горькое разочарование.

Он пошел наверх, чтобы сказать Марен.

Она отмокала в прозрачной пластиковой ванне. Вода была нежно-голубого цвета с приятным запахом. Чессер мог видеть совершенные линии ее нагого тела, слегка размытые, увеличенные. Волосы на лобке были похожи на заросли тонких, блестящих водорослей цвета мускатного ореха.

Она не слышала, как он вошел. На ней были стереонаушники, от которых тянулся шнур к радиорозетке на противоположной стене.

– Я позвонил в Систему, – сказал ей Чессер. Она его не услышала.

– Я позвонил в Систему, – прокричал он.

Марен улыбнулась. Она слушала средневековые любовные баллады и самозабвенно намыливала губкой живот.

В душе Чессер уже принял предложение Коглина вернуться в Систему.

Марен была настроена против.

– Опять ты за старое? Мы же договорились, – сказала она.

– Обстоятельства изменились, – ответил он.

– Не настолько.

– Мне придется зарабатывать на жизнь.

– Что за чушь: тратить почти всю свою жизнь на то, чтобы заработать на нее же. Да еще мечтать, что когда-нибудь заживешь по-настоящему. Слушай, ты можешь угодить в ловушку. Вдруг они тебя заподозрят – мало ли что?

– У меня нет выбора, – признался он.

– Есть. Останься со мной.

Чессер подумал, что они вечно спорят об этом, только теперь доводы Марен совершенно беспочвенны.

У них больше нет несметных богатств Жана-Марка. Марен не хочет взглянуть в лицо действительности. Тем практичнее должен быть Чессер. Придется вернуться в Систему. Даже вопреки желанию.

Вообще-то перспектива стать важным клиентом казалась Чессеру заманчивой. Система изменится – изменится и он. Займется делом всерьез, будет считать каждый доллар, выгадывать на каждом карате, докажет, что Мичем его недооценивал. И очень скоро его пакеты сравняются с пакетами Барри Уайтмена.

Труднее всего будет смотреть им в глаза, принимать знаки уважения и не чувствовать себя лицемером. Чессер подумал о десяти годах травли со стороны Мичема. В каком-то смысле и Система, и он сам начинают все с начала, Старая жизнь кончилась.

Не совсем.

Оставался Мэсси. Наивно думать, что он даст им ускользнуть. Даже свяжись они с Мэсси и расскажи всю правду и ничего, кроме правды, старый ублюдок просто так их не отпустит. Единственная надежда опередить его, связаться с ним раньше, чем он выйдет на них. Чессер решил, что бегать и скрываться они не будут в любом случае. В пятницу утром, перед завтраком, Марен и Чессер зашли в ратушу. Мистер Зальцман сочетал их браком, даже не приостановившись, чтобы выслушать их ответы. И так было ясно, что они ответят. Они не поняли, что церемония окончена, пока Зальцман не повернулся к ним спиной. Скромное золотое колечко, которое Чессер надел на палец Марен, было то же самое, что она носила последние два года. Зальцман вручил им свидетельство, уже заверенное и с печатью, оставалось только проставить свои подписи.

Когда новобрачные вернулись домой, оказалось, что «ас-тон мартэн», стоявший у парадного крыльца, исчез. Марен всегда оставляла ключи в замке зажигания, чтобы потом их не разыскивать, – удобство, стоившее ей трех украденных машин за последние два года. Чессер надеялся, что она не выбросила регистрационные документы на «астон». Он даже не помнил – а она подавно – номера машины.

Марен ничуть не расстроилась из-за пропажи. Чессер был голоден и решил, что позвонит в полицию после завтрака.

Они подошли к парадной двери. Заперто. В чем дело? Марен не запирала. Он тоже. Они заглянули в ближайшее окно.

Из комнаты на них смотрели два человека. Высокий и низенький.

Марен узнала их сразу, Чессеру на это понадобилось несколько секунд.

– Впустите нас, – потребовал Чессер.

Оба вздернули подбородки и помотали головами.

– Да откройте же, черт возьми! – не сдавался Чессер.

– Не имеете права, – отрезал низенький стряпчий.

– Здесь частное владение, – сообщил высокий.

– Они правы, – сказала Марен Чессеру, пока тот озирался вокруг, ища, чем бы разбить стекло.

– Быстро же эти сволочи обернулись, – зло откликнулся Чессер.

– Знаешь, если подумать, они были очень терпеливы, – решила Марен.

Чессер настолько овладел собой, что обратился к поверенным:

– Верните хотя бы нашу одежду.

– Здесь нет ничего вашего, – веско сказал коротышка.

Высокий подтвердил его слова высокомерным кивком. Это так подействовало на Чессера, что он решил: ворвись он теперь в дом, перво-наперво кинулся бы к пистолетам.

– Чтоб вас, стервятники французские! – заорал он.

– Уходите, – посоветовал низенький.

– Не то вызовем полицию, – пригрозил высокий.

– Поедем, – сказала Марен, беря Чессера под руку.

– На чем? Машину они конфисковали. Вдобавок, – вспомнил он, – у них остались наши паспорта.

Марен улыбнулась обоим поверенным.

– Нам нужны только паспорта, – сказала она по-французски.

Через несколько минут на втором этаже распахнулось окно. Оттуда вылетели паспорта.

Чессер представил себе, как в воздухе, заливаясь хохотом, приплясывает невидимый Жан-Марк.

Если у вас нет машины, то добраться от Гштада до Женевы можно только на автобусе. Нет, не на чистеньком, удобном, с мягко урчащим мотором, а на тряском, дымном чудовище, надрывно ревущем на горных дорогах.

На нем и поехали Марен с Чессером. И все три часа пути – семьдесят миль – их голодные желудки стонали и жаловались. К счастью, утром у Чессера в кармане было восемьдесят семь франков. Теперь это были все их наличные деньги. Когда он заплатил за билеты, осталось в пересчете что-то около трех долларов.

Чессер надеялся, что все будет хорошо, стоит только добраться до Женевы. По крайней мере, он снимет со счета пресловутые двести тысяч и на время справится с безденежьем. Половина суммы уйдет на оплату пакета, который обещал ему Коглин. На другую можно сносно прожить некоторое время – если они с Марен не просадят ее в один миг.

Приехав в Женеву, они сразу пошли в банк Чессера на Штемпенпаркштрассе, широкой улице, окаймлявшей озеро. Марен не захотела в банк.

– Я есть хочу, – сказала она.

– После банка устроим шикарный обед, – обещал он.

– Я хочу есть сейчас, – протянула она. Ее голова поникла, волосы упали на лицо, так что Чессер видел только нос и губы.

Он ощутил тяжесть новой ответственности. Отдал Марен все деньги и сказал:

– Сходи пока, перекуси немножко.

Она выпрямилась, просияла и заспешила прочь. Чессер смотрел ей в спину, пока она не скрылась за дверью ближайшей кондитерской. Тогда он вошел в банк.

Это был типичный швейцарский банк, занимающийся международными операциями. Типичный тем, что ничуть не походил на банк. Возле двери – да и вообще нигде – не было таблички с названием. Здесь могла размещаться любая контора. В вестибюле лежал красный ковер, стены темнели ореховыми панелями. Стол кассира располагался в недоступном посетителям месте, за барьером, рассекавшим зал на две части. Футах в десяти за ним в стене были две незаметные двери.

За регистрационным столом у входа сидел молодой человек. Он не спросил у Чессера имени: конфиденциальность и анонимность были здесь законом.

Чессер обратился к нему. Молодой человек снял трубку темно-коричневого телефона, единственного предмета на столе. Почти сразу из двери за барьером вышел лысоватый мужчина и предложил Чессеру свои услуги.

– Я хочу снять деньги со счета, – сказал Чессер. Мужчина протянул ему блокнот и серебряную ручку, предупредительно сняв колпачок.

Чессер написал номер счета и сумму, которую хочет снять. Здесь не принято произносить это вслух.

Служащий взял блокнот и исчез за дверью. В соседнем помещении он аккуратно проверил номер по списку секретных счетов. Увидел имя Чессера и немедленно позвонил во Францию, в Капферрат. Через несколько минут он вышел к Чессеру и сказал:

– Счета под таким номером у нас нет.

Чессер проверил цифры – счет написан правильно. Он помнил его не хуже собственного имени.

– Посмотрите еще раз. Думаю, произошло недоразумение.

– Вы, наверно, перепутали банк.

– Нет, не перепутал.

Чессер в этом не сомневался, хотя был здесь всего однажды, шесть лет назад, когда сделал первый вклад. Но с тех пор тут ничего не изменилось. Тот же стол, тот же барьер, те же ореховые панели – все то же самое.

– На этой улице очень много банков.

– Может быть, ваш бухгалтер ошибся? – предположил Чессер и тут же пожалел о сказанном. Швейцарцы терпеть не могут, когда их подозревают в недобросовестности.

– Я хочу видеть управляющего, – потребовал он.

– Я и есть управляющий, – сухо ответил мужчина. Он вырвал из блокнота листок с записью Чессера, скомкал его и выбросил в корзину. Через секунду он исчез за дверью.

Чессер бросился к столу.

– Скажите этому ублюдку, чтоб немедленно вернулся, Юнец замер, как деревянный истукан.

– Мои деньги в этом банке, и я хочу их забрать! – заорал Чессер.

Юнец сморгнул. Потом еще раз.

– Я прошу вас!

Все его слова разбились о стену холодного молчания.

Чессер бросил взгляд на двери. Ему захотелось перемахнуть через барьер, ворваться внутрь и выбить из плешивого свои деньги. Но благоразумие сказало ему, что прыжки через барьер обычно кончаются мягкой посадкой на скамью подсудимых.

Чессер вышел на улицу и глазами поискал Марен. Она сидела через дорогу, на скамейке, и глядела на озеро. Он подошел и сел рядом.

Она улыбнулась, он не ответил на ее улыбку. Она только что доела рогалик и сунула руку в сумку за новым. Откусила от него хрустящие рожки, а остальное протянула Чессеру. Марен всегда так делала. Однажды в Шантийи она купила сорок штук и методично обгрызла у них кончики. Чессер не взял протянутый рогалик, и она спросила:

– Что случилось?

– Ничего, – промямлил он.

Он неловко сидел на краешке скамейки, уперев локти в колени и закрыв лицо ладонями. С губ у него упала капля, и на асфальте между ступнями появилось темное пятнышко, Чессер не мог оторвать от него взгляда. Что за сволочной выдался денек! Идиотская женитьба, французские поверенные, автобус и, наконец, этот мошенник-швейцарец. И все на пустой желудок.

Хуже не бывает. В Систему ехать незачем: он не сможет заплатить за пакет, который обещал ему Коглин. Все кончено. Даже поесть не на что. Негде остановиться. Это не временные трудности, это катастрофа. Что он скажет Марен? Займет у кого-нибудь денег? У кого? В отчаянии он вспомнил об Уивере. Уивер теперь миллионер. Господи, как быстро Они скатились на дно.

Марен поднялась и встала над ним, протягивая ему рогалик. Он не взял. Тогда она опустилась на корточки и поднесла к его рту кусочек. Кажется, она понимала, в чем дело.

– Съешь немного. Вот увидишь, полегчает, – сказала она мягко.

Он неохотно открыл рот. Откусил. Вкусно. Она скормила ему по кусочкам весь рогалик. Чессер доел и заметил ее влюбленную улыбку. Он скривил губы.

Марен губами сняла крошку у него с подбородка и, не вставая с корточек, протянула ему обе сумки. Он запустил руку в одну и достал еще рогалик. Прежде чем проглотить его, он дал Марен объесть концы.

– Возьми еще, – настаивала она, держа перед ним сумки.

– Нет.

Он решил, что пора ей рассказать.

– Ну, милый, возьми еще один.

Он уступил. Сунул руку в другую сумку.

В ней не было рогаликов. Ничего похожего. Он на ощупь понял, что там лежит, но это было настолько невероятно, что он не поверил, пока не увидел собственными глазами.

Алмазы!

Черт возьми, полная сумка алмазов.

И не просто камней, а ограненных, на любой вкус.

Чессер потерял дар речи.

– Пока ты был в банке, я тоже сходила в банк. – Объяснила Марен.

– Я думал, тебе наплевать на алмазы.

– Наплевать. Когда они на пальцах и в ушах. Но мне сказали, что в них выгодно вкладывать деньги.

– Это я тебе сказал.

– Может, и ты. Но я раньше тебя это знала.

– От кого?

– От Жана-Марка.

Марен скупала бриллианты и потихоньку переправляла 1 Швейцарию, в банковский сейф. Первый камень ей подарил Жан-Марк. Остальные купила сама. Марен была уверена, что об этом не знает никто, даже пронырливые французские поверенные.

Чессер взял сумку с бриллиантами и взвесил на руке. Фунтов пять. Одиннадцать тысяч карат. От десяти до пятнадцати миллионов долларов, в зависимости от качества камней.

Он взял один. Пять карат, бриллиантовая огранка. Алмаз радужно блеснул на солнце. Чессер осмотрел его и остался доволен. Положил обратно и потянулся к следующему.

И тут он его увидел. На самом видном месте, сверху. Чессер на мгновение оторопел, но пальцы сами вынули камень из сумки. Он узнал его сразу.

Овальной огранки, сто семь целых четыре десятых карата. Работы Вильденштейна. Безупречный.

«Мэсси».

Чессер не в силах был поднять глаза на Марен. Он посмотрел камень на просвет, словно разгадка была внутри.

Только теперь он сообразил, что Марен с самого начала знала о замыслах Мэсси – знала и могла предотвратить.

Он вспомнил ее давние слова о лжи. Ей, мол, так дорог его покой, что она готова солгать – по крайней мере, в малом – лишь бы его сохранить. Но разве это малое? Это большая и серьезная ложь.

Не больше и не серьезней его собственного обмана – той ночи с леди Болдинг. Чессер заподозрил, что именно в ту ночь бриллиант перешел из рук в руки. От Мэсси к Марен. Той самой ночью. Он вспомнил, как Марен поднималась по лестнице в полупрозрачном голубом одеянии, с невинным стаканом молока и невинным бутербродом в руках.

Но почему Мэсси отдал ей бриллиант? Чем Марен заслужила столь дорогое выражение признательности? Наверное, она бросила вызов Мэсси, рассказала ему, что знает или подозревает, и угрожала оглаской. Мэсси дал ей камень в обмен на обещание не вмешиваться и дать довести дело до конца. Тогда все становится понятным. Такое соглашение вполне отвечало желанию Марен продлить удовольствие. Не в ее интересах было открывать это Чессеру: узнай он, что Мэсси его обманул, он отказался бы от ограбления. Марен Промолчала и получила бриллиант – помимо вожделенного риска.

Конечно, могли быть и другие объяснения, но Чессер не стал раздумывать о них. Это было слишком мучительно. Он оторвал взгляд от камня и посмотрел на Марен, прямо ей в глаза. Она была его жена, мать его будущего ребенка. Он ее любил.

– Вот этот просто чудо, – сказал он. – Как ты.

ГЛАВА 31

А за две с половиной тысячи миль к югу в свободном африканском государстве Момби проснулся и увидел над собой облупленный потолок тюремной камеры революционер Харридж Уивер.

Он еще чувствовал себя усталым, но проворно поднялся и увидел, что брат Спенсер, который его охранял, сидит на корточках у противоположной стены, зажав между колен автоматическую винтовку. Уивер спросил, сколько времени.

– Я только-только собрался тебя будить, – сказал брат Спенсер. – У тебя, парень, видать часы в голове.

Уивер кивнул. Он и вправду считал, что способен полностью контролировать свой мозг. Тем не менее секунду назад он проснулся со странным чувством: будто он совсем в другой тюрьме и не по собственному желанию. Уивер не подал вида, что испугался, но облегченно вздохнул, заметив у стены брата Спенсера.

Он спал, не снимая ботинок, только распустив шнурки. Теперь он затянул и завязал их узлом. На время переговоров Уивер мог остаться в президентском дворце, но рассудил, что надежнее будет подождать в камере, рядом с товаром. Товар. Именно это нейтральное, ни о чем не говорящее слово он предпочел всем другим.

Уивер побрел к стоящему в углу ведру. Плеснул себе на лицо и на голову и окончательно пришел в себя. Полотенца не было, но на горячем африканском солнце он быстро обсох.

Он выглянул в коридор и увидел, что в проходе дежурят братья Уильям и Дэвис, а в камере напротив стерегут товар еще двое братьев. Все с автоматами в руках. На помощь Уиверу приехали двенадцать братьев. Четверо из Бей-Сити, шестеро из Нью-Йорка и двое со Среднего Запада. Профессионалы высокого класса, преданные делу до конца.

Чтобы склонить на свою сторону президента Бобу и кабинет министров, Уиверу понадобился день и две ночи. С Бобу, тощим человечком с аппетитом великана, лучше было договариваться наедине. Дело в том, что премьер-министр Мошиба и трое советников склоняли его каждый на свою сторону. Премьер-министр, к примеру, был падок на деньги и стоял за то, чтобы вернуть алмазы Системе в обмен на выкуп. Уивер убеждал их мягко, стараясь не напоминать о патологической алчности премьер-министра, подкрепленной полным отсутствием воображения. Ссор и вражды надо было избежать во что бы то ни стало.

Проспорив много часов, премьер-министр, наконец, уступил и предложил компромиссный вариант. Продать все алмазы по цене сырья. Президенту Бобу эта мысль показалась не лишенной остроумия, и он посмотрел на Уивера, ища поддержки.

Уивер терпеливо уговаривал. Словами, точно плугом, он распахивал их разум и сеял семена власти, готовые прорасти таким пышным цветом, какой не виделся им в самых смелых мечтах. Убедительность его речи придавало то, что он сам верил во власть и был ее жертвой.

Уивер утверждал, что гораздо выгоднее официально превратить Момби в алмазодобывающую страну. Момби станет известна алмазами, как Кувейт – нефтью. Ее лидеры будут пользоваться уважением и признанием в мире. Да что говорить, даже косвенные выгоды от таких перемен намного превысят выручку от продажи алмазов. Главное – представить дело так, чтобы никто не усомнился в истинности счастливой находки. Это нетрудно. Страна расположена очень удачно: недалеко от Сьерра-Леоне, одного из богатейших залежей в мире. В Момби тоже находили алмазы, но мало и плохого качества, годные только для технических нужд. Тем не менее, это послужит прекрасным средством убеждения.

Уивер развернул карту и показал, чего от них ждет. Он обдумал все заранее, и выбор его пал на Момби, благодаря ее удачному географическому и политическому положению. Двадцать квадратных миль территории Момби занимал вулканический горный массив Залас. Район был засушливый и ненаселенный – и потому идеально подходил для их целей. Его легко оградить забором и сделать запретной зоной.

Уивер собирался разбросать алмазы по Заласским горам, а потом официально объявить об открытии. Иностранцев туда не пускать, пусть истинность находки подтвердят правительственные фотографы и корреспонденты. Потом начнется промышленная добыча. Правительство Момби будет продавать алмазы по общепринятым международным каналам распределения, в том числе через Систему, откуда, собственно, и происходят эти камни. В Момби потекут золотые реки. Безупречный план. Как можно от него отказаться?

Бобу, премьер-министр Мошиба и три советника обменялись оценивающими взглядами.

Видя их сомнения, Уивер спросил президента Бобу:

– Сколько денег в казне Момби?

Президент посмотрел на одного из советников, тот помялся и выговорил:

– Кажется, четыреста тысяч долларов.

– А вы представьте двенадцать миллиардов, – сказал Уивер.

Они представили и согласились.

Теперь, в тюремной камере, Уивер застегнул на поясе кобуру с револьвером смит-вессон и надел через плечо полный патронташ. Крест-накрест, Он любил его приятную тяжесть.

Потом один из братьев принес поднос с завтраком, который готовил лично. Рисковать они не имели права. Уивер проголодался, но не замечал, что ест: его переполняли мечты о триумфе.

За едой он раздумывал о той части плана, которую утаил от правительства Момби. О главной части. В его намерения не входило ни бесцельное накопление богатств в казне Момби, ни трата их на роскошную жизнь премьер-министра и его компании. Президенту Бобу кое-что, конечно, перепадет: вино, автомобили, женщины. Он будет марионеткой в руках Уивера.

Программой-максимум Уивера было финансирование черной революции.

Средства из государственной казны Момби потекут за океан, к его братьям и сестрам, помогут им подняться и включиться в борьбу за правое дело. Он вспомнил, каких трудов ему стоило скопить деньги на подержанную винтовку. Сколько мучений пережил, чтобы наладить выпуск сотни пропагандистских газет. Теперь, с двенадцатью миллиардами долларов, все будет иначе. На сто процентов.

Уивер еще не знал, что конкретно сделает на двенадцать миллиардов. Но предварительные расчеты у него были. Эта сумма составляла одну шестую часть военного бюджета США за год. Мало. Но он рассудил, что могущество двенадцати миллиардов долларов, направленное на одну цель, без бюрократической волокиты и проволочек, свойственных белым, возрастет в пятьдесят раз.

Он представлял, как медленно, но верно вооружаются двадцать миллионов черных. Все черное население Америки. Его братья и сестры получат винтовки, патроны, гранаты, взрывчатку. Он подсчитал, что на это потребуется четыре миллиарда долларов. И еще восемь миллиардов останется на продолжение борьбы.

Об этом мечтали революционеры.

И мечты могут сбыться.

Но Уивер понимал, что успех начатого дела зависит от соблюдения тайны. Вокруг него не должно быть слухов, сплетен и расследований. Находка алмазов не должна подлежать сомнению.

Алмазы из Англии он вывез тайно. Дипломатическим грузом. Беспрепятственно. Один североафриканский правительственный чиновник был кое-чем обязан Уиверу и согласился переправить груз, не требуя никаких объяснений. Уивер сказал ему, что везет всего-навсего четыре американских холодильника и не хочет платить пошлину.

Он лично следил за тем, чтобы контейнеры не были вскрыты по дороге и бесценный груз доставлен в целости и сохранности. Ради соблюдения тайны он в одиночку заполнял контейнеры.

Оставалось последнее: ни одна живая душа не должна подозревать о его связи с ограблением Системы. Дело слишком важно, ставки слишком высоки. Рисковать нельзя.

Три часа спустя в безоблачное ночное небо Африки медленно подн