home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



О РАЗНЫХ ИТАЛЬЯНСКИХ ХУДОЖНИКАХ

Также в Риме живет бесспорно отличнейший представитель своей профессии живописец Джироламо Сичоланте из Сермонеты. Хотя о нем кое-что и говорилось в жизнеописании Перино дель Ваги, учеником которого он был и которому он помогал в его работах и в Замке св. Ангела, и во многих других, тем не менее неплохо будет сказать и здесь, насколько высоки его достоинства и его заслуги. И вот в числе первых его самостоятельных произведений была картина на дереве высотой в двенадцать пальм, написанная им маслом в возрасте двадцати лет и находящаяся ныне в аббатстве Сан Стефано, неподалеку от его родного города Сермонеты. На ней во весь рост изображены св. Петр, св. Стефан и св. Иоанн Креститель, а также несколько путтов. После этого образа, заслужившего высокие похвалы, он написал в римской церкви Санто Апостоло мертвого Христа, Богоматерь, св. Иоанна и Магдалину вместе с другими фигурами, весьма тщательно выписанными. Далее, в церкви Санта Мариа делла Паче, в капелле, построенной кардиналом Чезио, он расписал весь свод, отделанный лепниной и расчлененный на четыре прямоугольника, изобразив в них Рождество Христово, Поклонение волхвов, Бегство в Египет и Избиение младенцев, в целом – работа весьма похвальная и исполненная с выдумкой, со вкусом и с усердием. Вскоре после чего в той же церкви тот же Джироламо написал на доске алтарь с изображением Рождества Христова и, далее, в ризнице римской церкви Санто Спирито маслом на дереве – Сошествие Св. Духа на апостолов, вещь весьма изящную. Равным образом в церкви немецкой колонии Санта Мариа де Анима он расписал фресками всю капеллу Фуггеров, в которой раньше Джулио Романо написал алтарный образ с большими историями из жития Пресвятой Богородицы. А в церкви Сан Якопо дельи Спаньуоли он для главного алтаря написал великолепнейшее Распятие в окружении нескольких ангелов, Богоматери и св. Иоанна и, кроме того, по обе стороны от этого образа две большие картины и на каждой из них по одной фигуре высотой в девять пальм, а именно св. апостола Иакова и св. епископа Альфонсо, и видно, что он в обе эти вещи вложил немало знаний и труда. На площади Джудеа в церкви Сан Томмазо он целиком расписал ту капеллу, которая выходит во двор дома Ченчи, изобразив Рождество Богородицы, Благовещение и Рождество Христово. Для кардинала Каподиферро он в его дворце расписал очень красивый зал, изобразив подвиги древних римлян, в Болонье же он еще до того в церкви Сан Мартино написал запрестольный образ главного алтаря, получивший всяческое одобрение.

Для синьора Пьер Луиджи Фарнезе, герцога Пармы и Пьяченцы, которому он одно время служил, он написал много вещей, в частности картину высотой в восемь пальм, находящуюся в Пьяченце, написанную им для одной капеллы и изображающую Богоматерь, св. Иосифа, св. Михаила, св. Иоанна Крестителя и ангела.

По возвращении своем из Ломбардии он для церкви Минервы, а именно в коридоре ризницы, написал Распятие, а в самой церкви – другое, позднее же написал маслом св. Екатерину и св. Агату; в церкви же Сан Луиджи, соревнуясь с болонцем Пеллегрино Пеллегрини и с флорентинцем Якопо дель Конте, – историю фреской. Недавно в церкви Сант Ало, что насупротив флорентийского сообщества Мизерикордиа, он маслом на доске высотой в шестнадцать пальм изобразил Богоматерь, св. апостола Иакова и святых епископов Элигия и Мартина. В церкви Сан Лоренцо ин Лучина, в капелле графини ди Карпи, он написал фреской св. Франциска, приемлющего стигматы. При папе же Пие IV он, как уже говорилось, в Королевской зале над дверью в Сикстинскую капеллу написал фреской весьма хваленую историю о том, как французский король Пипин дарит город Равенну римской церкви и берет в плен лангобардского короля Астольфа. В нашей Книге помимо многих других собственноручных рисунков Джироламо хранится его рисунок и к этой фреске. Наконец, у нас в настоящее время находится в работе капелла кардинала Чезис в церкви Санта Мариа Маджоре, где им уже выполнен большой запрестольный образ с изображением мучения св. Екатерины между колес, великолепнейшее живописное произведение, подобное другим, над которыми он неустанно и весьма прилежно работает как в этой капелле, так и в других местах.

Я не буду упоминать о портретах, картинах и других мелких произведениях Джироламо, ибо не говоря уже о том, что несть им числа, вполне достаточно и вышеперечисленных, чтобы признать в нем превосходного и достойного живописца.

Упомянув выше, в жизнеописании Перино дель Ваги, что мантуанский живописец Марчелло в течение долгих лет работал под его руководством над многими произведениями, принесшими их автору широкую известность, я, переходя к частностям, скажу здесь, что он в свое время написал для церкви Санто Спирито запрестольный образ и расписал в ней целиком всю капеллу св. Иоанна Евангелиста, поместив в эту роспись портрет одного из командоров ордена св. Духа, построившего эту церковь и учредившего названную капеллу. Портрет этот очень похож, алтарный же образ – в высшей степени прекрасен. Поэтому один из братьев – хранителей печати, увидав его прекрасную манеру, заказал ему написать фреской в церкви Санта Мариа делла Паче, над дверью, ведущей из церкви в обитель, отрока Иисуса Христа, спорящего с книжниками, – великолепнейшее произведение. Однако, поскольку он, пренебрегая крупными вещами, всегда увлекался портретами и вещами небольшого размера, он и написал их бесчисленное множество, в том числе несколько небольших портретов папы Павла III, прекрасных и очень похожих. Множество мелких вещей были им сделаны также и по рисункам Микеланджело и с его произведений; так, например, он в маленьком размере повторил всю стену Страшного суда, и получилась вещь редкостная и отлично исполненная. Да и в самом деле, поскольку речь идет о вещах малого масштаба, лучшего сделать невозможно. Поэтому-то в конце концов и любезнейший мессер Томмазо Кавальери, который ему неизменно благоволил, заказал ему написать по рисункам Микеланджело прекраснейшее Благовещение Богоматери для церкви Сан Джованни Латерано. Собственноручный же рисунок Буонарроти, с которого он писал, племянник Микеланджело – Лионардо Буонарроти подарил герцогу Козимо вместе с другими рисунками фортификаций, архитектурных проектов и других редкостных вещей. И этого хватит о Марчелло, который до самого последнего времени продолжает работать над мелкими вещами, выписывая их с предельной и невероятной терпеливостью.

Что же касается флорентийца Якопо дель Конте, который, как и вышеназванные живописцы, живет в Риме, достаточно будет, если я о нем, помимо того, что уже было сказано здесь и в других местах, приведу еще несколько других подробностей. Так, имея с юных лет большую склонность к изображению натуры, он решил, что это и будет его главной профессией, хотя при случае и писал образа и фрески, особенно в Риме и в его окрестностях. О портретах же его, всех не перечисляя, что завело бы нас слишком далеко, скажу только, что вплоть до папы Павла III он написал портреты всех предшествовавших ему первосвященников и всех сколько-нибудь значительных синьоров и посланников папского двора, равно как и всех полководцев и великих людей из семейства Колонна и Орсини, а также синьора Пьеро Строцци и бесчисленное множество епископов, кардиналов и прочих больших прелатов и синьоров, не говоря о многих литераторах и иных благородных мужах, благодаря которым он и приобрел в Риме известность, уважение и пользу. Потому-то он и живет в этом городе со всей семьей в довольстве и в почете. Он смолоду рисовал настолько хорошо, что все надеялись, если бы он только продолжал в том же духе, увидеть в нем художника, который обещает быть превосходным мастером и действительно им становится, однако, как я уже говорил, обратился он к тому, к чему чувствовал в себе природное влечение. И все же его произведения нельзя не хвалить. На деревянном образе в церкви Санта Мариа дель Пополо его рукой изображен мертвый Христос, а на другом, написанном им для капеллы св. Дионисия в церкви Сан Луиджи, – этот святой с историями из его жития. Однако самое лучшее из всего, что было когда-либо им сделано, – две истории фреской, написанные им в свое время, как уже говорилось, во флорентийском сообществе Мизерикордиа вместе с запрестольным образом, написанным маслом и изображающим Снятие со креста с распятыми разбойниками и лишившейся чувств Богоматерью – великолепными фигурами, исполненными им мастерски и с большой для себя честью. По всему Риму им было выполнено множество картин в разных манерах и много мужских и женских портретов во весь рост, одетых и обнаженных, которые очень хороши, настолько они были натуральны. Писал он также при случае много и головных портретов с разных, побывавших в Риме, знатных дам и княгинь. Так, мне известно, что в числе прочих он в свое время написал портрет синьоры Ливии Колонна, женщины знатнейшей как по чистоте крови и добродетели, так и по несравненной своей красоте. Однако уже достаточно сказано о Якопо дель Конте, который здравствует и продолжает работать не покладая рук.

Я мог бы назвать имена и произведения также и других наших тосканцев и уроженцев других областей Италии, которых я опустил с легким сердцем потому, что многие из них по старости лет уже не работают, а другие, которые молоды и еще только пробуют, получают известность не столько благодаря чужим писаниям, сколько благодаря собственным творениям. Но так как Адоне Дони из Ассизи и поныне здравствует и продолжает работать, я, хотя и упоминал о нем в жизнеописании Кристофано Герарди, все же приведу некоторые подробности о его произведениях – многочисленных алтарных образах в Перудже и во всей Умбрии, и в частности в Фолиньо. Однако лучшие его вещи находятся в Ассизи, в церкви Санта Мариа дельи Анджели, в той небольшой капелле, где умер св. Франциск, а именно – несколько написанных маслом по стене и весьма хваленых историй из деяний этого святого, не говоря о том, что на торцовой стене трапезной этой обители им написаны фреской Страсти Христовы, и о том, что им вообще создано много произведений, делающих ему честь, в то время как его прирожденное благородство и его обходительность заставляют ценить в нем человека ласкового и отзывчивого.

Таким же признанием пользовались и в Орвието двое молодых, один из них – живописец по имени Чезаре дель Неббиа, а другой – скульптор… (Пропуск в печатных изданиях.)

Оба они, если будут продолжать в том же духе, уже далеко на пути к тому, что их городу, который для своего украшения постоянно приглашал чужих мастеров, уже никого не придется искать на стороне. В Орвието же, в церкви Санта Мариа, соборе этого города, работает молодой живописец Никколо делла Помаранче, который, написав алтарный образ с Воскрешением Лазаря и несколько других произведений фреской, показал этим, что приобретает известность наряду с другими художниками, названными выше

Поскольку же мы закончили обзор наших ныне здравствующих мастеров Италии, скажу только, что, услыхав о том, что всем им нисколько не уступает некий флорентийский скульптор Лодовико, который, как мне говорили, создал в Англии и в Бари значительные произведения, не найдя, однако, здесь, в Италии, ни родственников его, ни семьи и не видев его вещей, я не мог упомянуть о нем так, как я этого хотел бы, и вынужден был ограничиться только тем, что назвал его по имени.


О ДОНЕ ДЖУЛИО КЛОВИО МИНИАТЮРИСТЕ | Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих | О РАЗНЫХ ФЛАМАНДСКИХ ХУДОЖНИКАХ