home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ЖИЗНЕОПИСАНИЕ АНДРЕА ТАФИ ФЛОРЕНТИЙСКОГО ЖИВОПИСЦА

Подобно тому как творения Чимабуэ, даровавшего искусству живописи лучший рисунок и форму, казались немалым чудом людям тех времен, привыкшим видеть только вещи, выполненные в греческой манере, так и мозаичные работы Андреа Тафи, жившего в те же времена, вызывали восхищение, а посему я сам он почитался художником превосходным и даже божественным, ибо люди эти, непривычные видеть что-либо иное, и не думали, что в этом искусстве можно было работать и лучше. Однако, хотя он на самом деле вовсе и не был первым на свете мастером своего дела, все же, поразмыслив, что мозаика долгое время почиталась более, чем всякая другая живопись, он из Флоренции отправился в Венецию, где несколько греческих живописцев выполняли в Сан Марко мозаичные работы, и, сблизившись с ними, просьбами, деньгами и посулами добился того, что привез во Флоренцию мастера Аполлония, греческого живописца, который и научил его варить стекла для мозаик и приготовлять раствор для их скрепления, и совместно с ним он работал в куполе баптистерия Сан Джованни над верхней частью, где изображены силы, престолы и господства и где позднее Андреа, когда приобрел больший опыт, выполнил, как будет сказано ниже, Христа над главной капеллой.

Упомянув о баптистерии Сан Джованни, не обойду, однако, молчанием того, что сей древний храм, весь, и снаружи, и внутри, отделан мрамором по-коринфски и что он не только во всех своих частях и пропорциях соразмерен и доведен до совершенства, но и превосходно украшен дверями и окнами с добавлением на каждой стороне по две гранитные колонны по одиннадцать локтей каждая, образующие по три проема» над которыми находятся архитравы, положенные на названные колонны и несущие всю махину двойного свода, заслуженно восхваляемого и современными зодчими как произведение исключительное; и действительно, именно в нем увидели все то хорошее, что крылось в этом искусстве, и Филиппо ди сер Брунеллеско, и Донателло, и другие мастера тех времен, которые научились искусству по этому творению и по церкви Сант Апостоло во Флоренции, построенной в настолько хорошей манере, что она обладает поистине античными достоинствами, ибо, как было сказано выше, все колонны ее состоят из кусков, вымеренных и сопряженных с такой тщательностью, что можно многому научиться, рассматривая их во всех их частях. Я умолчу, однако, о многом, что можно было бы сказать о хорошей архитектуре этой церкви, и скажу только, что сильно отклонились от этого образца и от этих хороших приемов, когда облицовывали мрамором фасад церкви Сан Миньято суль Монте за Флоренцией в честь обращения блаженного св. Иоанна Гуальберта, флорентийского гражданина и основателя монашеской конгрегации в Валломброзе, ибо эту, как и многие другие работы, выполненные позднее, нельзя и сравнивать по добротности с вышеназванными.

То же самое происходило и в области скульптуры, ибо все произведения мастеров того времени, работавших в Италии, как уже говорилось во «Вступлении к жизнеописаниям», были весьма грубыми, что можно видеть во многих местностях и в особенности в Пистойе, в церкви Сан Бартоломео де'Каноничи Реголари, где на кафедре, весьма неуклюже выполненной Гвидо да Комо, изображено Рождество Христово со следующими словами, высеченными самим художником в 1199 году:

Sculptor laudatur, qui doctus in arte probatur,

Guido de Como me cunctis carmine promo.

(Скульптор хвалимый, признанный в искусстве ученым, я,

Гвидо из Комо, стихом этим всем себя открываю.)

Возвращаясь же к храму Сан Джованни, я не буду рассказывать о его возникновении, описанном Джованни Виллани и другими писателями, и, сказав уже, что с того именно времени и пошла господствующая ныне хорошая архитектура, прибавлю, что купол, судя по тому, что мы видим, был отделан позднее и что в то время, когда Алессо Бальдовинетти после Липпо, флорентийского живописца, исправлял эту мозаику, обнаружилось, что первоначально там была роспись, выполненная красным по штукатурке. Андреа же Тафи и Аполлоний, грек, сделал и для мозаичных работ такие деления купола, которые суживаются у фонаря, а затем постепенно расширяются до уровня нижнего карниза, причем верхняя часть делится на пояса с различными историями. В первом находятся все служители и выполнители божественной воли, то есть ангелы, архангелы, херувимы, серафимы, силы, престолы и господства. Во втором ряду выполнены точно так же мозаикой в греческой манере главные творения Господа от сотворения света до потопа. В поясе, что под этими и расширяясь по всем восьми граням купола, находятся все деяния Иосифа и его двенадцати братьев. Ниже следуют многие другие поля того же размера, обходящие подобным же образом кругом, и на которых также мозаикой изображена жизнь Иисуса Христа от зачатия во чреве Марии до вознесения на небеса, затем в том же порядке под этими тремя фризами следует житие св. Иоанна Крестителя, начиная с явления ангела священнику Захарии до усекновения главы и погребения учениками. Все эти неуклюжие вещи, в которых отсутствуют и рисунок, и искусство и в которых нет ничего, кроме греческой манеры того времени, я хвалю не прямо, а лишь относительно, принимая во внимание и тогдашние приемы работы, и тогдашнее несовершенство искусства живописи; в остальном же работа добротная, и кусочки мозаики прекрасно пригнаны. В общем завершение этой работы значительно лучше, или же, говоря точнее, не такое плохое, как начало, хотя в целом, при сравнении с современными вещами, все это вызывает скорее смех, чем удовольствие или восхищение.

Наконец, Андреа выполнил, заслужив большую похвалу, уже самостоятельно и без помощи Аполлония, на этом же куполе, над главной капеллой, Христа в семь локтей, которого можно видеть и ныне. Благодаря этим творениям он стал знаменитым во всей Италии, а на своей родине, будучи на превосходном счету, заслужил много почестей и наград. И поистине величайшим счастьем было для Андреа родиться в такое время, когда его грубая работа получила высокую оценку за то, что заслуживало оценки невысокой, скорее же не заслуживало никакой. То же самое произошло и с фра Якопо да Туррита из ордена св. Франциска, ибо, выполнив мозаичные работы в абсиде за алтарем названного Сан Джованни, несмотря на то что они мало заслуживали похвалы, был вознагражден исключительно высоко и затем в качестве превосходного мастера был приглашен в Рим, где выполнил некоторые работы в капеллах главного алтаря Сан Джованни Латерано и Санта Мариа Маджоре. Будучи затем приглашен в Пизу, он выполнил в главной абсиде собора в той же манере, как и другие свои вещи, но с помощью Андреа Тафи и Гаддо Гадди, евангелистов и другие вещи, там находящиеся, законченные позднее Вичино, потому что они остались не полностью завершенными. Итак, работы этих мастеров некоторое время ценились, позднее же, когда, как будет сказано в своем месте, творения Джотто были сопоставлены с произведениями Андреа, Чимабуэ и других, люди отчасти узнали совершенство искусства, видя отличие первой манеры Чимабуэ от манеры Джотто в изображении фигур у того и у другого и от тех, кто были их учениками и подражателями. А когда постепенно и другие, отправляясь от этого начала, стали следовать по стопам лучших мастеров, изо дня в день счастливо перегоняя друг друга, то и искусства эти от того низкого состояния, в коем они находились, поднялись, как это явственно видно, до вершины своего совершенства.

Андреа жил 81 год и умер до Чимабуэ в 1294 году. Он заслужил доброе имя и почести за мозаичное дело, ибо первым его ввел и научил ему тосканцев в лучшей манере, что и было причиной того, что Гаддо Гадди, Джотто и другие выполняли затем в этой области превосходнейшие работы, обеспечившие их именам вечную славу. Не обошлось и без того, что после смерти Андреа нашелся некто, прославивший его следующей надписью:

Андреа здесь лежит, он славой был Тосканы,

Работал на земле изящно и легко.

Он к звездам отошел теперь, в иные страны.

Учеником Андреа был Буонамико Буффальмакко, который смолоду немало над ним подшучивал и который получил от него портрет папы Целестина IV, миланца, и портрет Иннокентия IV; он изобразил затем обоих на своих росписях в Пизе, в церкви Сан Паоло а Рипа д'Арно. Его же учеником, а может быть, и сыном, был Антонио д'Андреа Тафи, который был толковым живописцем, однако я не мог найти ни одной его собственноручной работы; о нем упоминается лишь в старой книге сообщества рисовальщиков.

Среди других старых мастеров Андреа Тафи заслуживает высокой похвалы, ибо, несмотря на то, что выучился он началам мозаичного дела от тех, кого привез с собой из Венеции во Флоренцию, тем не менее он вложил столько хорошего в это искусство, пригоняя кусочки друг к другу с большой тщательностью и добиваясь работы гладкой, как доска, а это в мозаичном деле имеет величайшее значение, что направил на верный путь других, а также и Джотто, в жизнеописании которого об этом и будет сказано; да и не только Джотто, но и всех тех, кто занимался этим видом живописи после него и до наших дней. Поэтому можно безошибочно утверждать, что удивительные мозаичные работы, выполняемые и ныне в Сан Марко в Венеции и в других местностях, ведут свое первое начало от Андреа Тафи.


ЖИЗНЕОПИСАНИЯ НИККОЛА И ДЖОВАННИ ПИЗАНО СКУЛЬПТОРОВ И АРХИТЕКТОРОВ | Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих | ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ГАДДО ГАДДИ ФЛОРЕНТИЙСКОГО ЖИВОПИСЦА