на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement





Нина

«Находясь в конце 20-х годов в Абхазии, Берия жил в роскошном специальном поезде, в котором он приехал в Сухуми. Поезд стоял на запасных путях, на некотором расстоянии от здания станции, и состоял из трех пульмановских вагонов' спальни, салон-вагона с баром и вагона-ресторана.

В тот вечер, когда Берия собирался отправиться в Тбилиси, около станции к нему подошла девушка лет шестнадцати, среднего роста, с черными глазами и сдобной комплекции.

Девушка приехала из родной мингрельской деревни, соседствующей с селом Мерхеули, откуда родом был сам Берия. Она попросила его заступиться за ее арестованного брата.

Берия заметил красоту девушки. Якобы желая получить сведения о брате, он пригласил ее в поезд, но не в салон-вагон и не в ресторан.

В спальном купе Лаврентий приказал девушке раздеться. Когда она, испуганная, хотела убежать, Берия запер дверь. Затем он ударил ее по лицу, скрутил руки за спиной, навалился на нее всем телом Девушка была изнасилована.

Берия продержал ее всю ночь На следующее утро он приказал ординарцу принести завтрак на двоих. Перед тем как уехать по делам, Лаврентий снова запер свою жертву. Берия был покорен свежестью и очарованием этой девушки, он также понял, что она именно тот тип, который полностью соответствует его чувственности. Она была молода и невинна, но выглядела созревшей. Она была скромна, изящна, но ни в коем случае не худа. У нее были маленькие груди, большие глаза, излучавшие добрый свет, и маленький чувственный рот.

Было бы глупо с его стороны отказаться от такого создания природы. Берия провел еще несколько дней в Сухуми, проверяя выполнение пятилетнего плана 1928— 1933 годов в деле строительства местных дорог и шоссе, нового жилья, больниц и школ. Все это время он держал свою пленницу запертой в поезде.

Так маленькая Нина стала его женой».

Эту гнилую «клубничку» приводит в своей книге «Маршалы и генсеки» Н. Зенькович, которому принадлежит честь раскапывания первоисточника большей части легенд о сексуальных похождениях Берия. Впрочем, судя по знанию биографии героев, антуража и пр., и так ясно что к чему. Для российского автора, даже и не блещущего знанием истории, такая, по выражению Булгакова, «девственность» все-таки невозможна. Да и смакование сексуальных деталей в России не принято.

Сия история пришла к нам с сексуально озабоченного Запада. В свое время, на волне конъюнктуры, некто г-н Витлин написал книжечку «Комиссар». Отрывки из нее постепенно попали и в СССР, стали использоваться сначала в «самиздате», а потом, в годы перестройки, и открыто.

Есть такой прием «черного пиара», когда компромат сначала печатается в какой-нибудь мелкой и ничего не значащей газетенке, иной раз специально и учрежденной для таких целей. Газетенка подвергается судебным преследованиям, платит штрафы, закрывается, но свое дело она сделала — теперь, со ссылкой на нее, материалы можно перепечатывать где угодно. Так вот, это как раз тот случай.

Должно быть, отсюда и пошли слухи о том, что Берия похитил свою жену — а возможно, автор как раз и питался такими слухами. Это все к делу не относится. Аналогичная история существует и про Сталина и Надежду Аллилуеву, а если покопаться, то и про многих других. Человеку вообще свойственно считать, что если кто-то ему не нравится, то ни одна женщина добровольно за него не пойдет.

Тем не менее, придется разочаровать читателя. В этой стороне жизни Берия все до невозможности банально. Женился он нормально, как положено, по взаимному согласию.

…Зато в биографии Нины Теймуразовны Гегечкори присутствуют определенные странности. Ее жизнь в детстве известна из рассказа ее сына Серго и из двух источников, подписанных ее именем, в которых эта биография выглядит по-разному.


Сначала слово Серго Берия:


«Мама родилась в 1905 году в Марвили. Ее отец — Теймураз Гегечкори — дворянского происхождения, мать — Дарико Чиковани — княжеского. До женитьбы оба они уже состояли в браке. У бабушки от покойного мужа Шавдия, тоже дворянина, было трое детей: две дочери и сын. Жену и двух детей дедушки за две недели забрал тиф. Теймураз был намного старше Дарико, и моя мать — их единственная дочь. Родители отдали ее в мартвильс-кое четырехклассное училище. Потом она продолжила учебу в кутаисской гимназии. В 1917 году дед Теймураз, оказывается, возглавил какое-то антицарское выступление. Почти семидесятилетний старик скончался от пули стражника. После этого мама переехала из Кутаиси в Тбилиси и окончила там гимназию святой Нино… Юную сиротку в столице опекал известный большевик Саша Гегечкори…

Саша Гегечкори — мой родной дядя, а Евгений Гегечкори, член меньшевистского правительства, маме приходился двоюродным дядей. Кстати, мой отец познакомился с мамой в кутаисской тюрьме, где он сидел в одной камере с Сашей. Мама носила туда передачи дяде. Когда в Грузии установилась советская власть, отец продолжал работать в Баку, поэтому он специально приехал в Тбилиси, чтобы у Саши попросить руку племянницы. Саша отказал: девочка, мол несовершеннолетняя. А мама решила, что можно выйти замуж и без благословения старших, поэтому похищение отцом своей возлюбленной — это лишь красивая легенда…»12

7 января 1953 года Нина Берия написала из тюрьмы письмо на имя Хрущева (точнее, существует документ, написанный от руки и подписанный ее именем). Отрывок из него, рассказывающий о ее раннем детстве, приведен в первой главе. Вот что там говорится дальше:

«При меньшевистской власти в Грузии я в возрасте от 11 до 16 лет жила в Грузии в крайней бедности (как и большинство населения) без отца, при больной матери. За возможность иметь кусок хлеба и посещать школу я батрачила в г. Кутаиси в доме Раждена Хундадзе два года, где в результате непосильного труда для моего возраста заболела. Меня забрал к себе брат мой по матери Николай Шавдия в г. Тбилиси, который служил счетоводом или бухгалтером в таможне. Я обслуживала его и училась… Жили мы в Нахаловке, на Магистральной улице № 19, в доме Утошева, который был заселен железнодорожниками. Для того, чтобы иметь возможность доехать до училища на трамвае, я стирала на весь двор, но поскольку это у меня не всегда получалось, я покрывала расстояния более пятнадцати километров ежедневно босая, одевая тапочки только в подъезде училища…»

Совсем другое она рассказывала в интервью тбилисской газете «7 дгэ»: что жила в Кутаиси, в семье своего родственника Саши Гегечкори, училась в училище. Вместе с женой Саши навещала его в тюрьме, тогда-то и познакомилась с Лаврентием, который находился в одной камере с Сашей (что вполне согласуется с биографией Берия — именно тогда, в тюрьме, он и познакомился с Ниной, которая приходила на свидания к его соседу по камере). Между тем в первой версии о Саше Гегечкори ни слова, и непонятно, с чего вдруг девочка стала ходить к нему на свидания. О том, почему эти разночтения важны, речь пойдет потом…


Итак, дальше рассказывает Нина Берия.


«После установления в Грузии Советской власти Сашу перевели в Тбилиси. И я, естественно, переехала с его семьей. Была уже взрослой девушкой. Помню, у меня тогда была одна пара обуви, но Мери (жена Саши Гегечкори. — Е. П.) не давала мне ее ежедневно, берегла. В училище я ходила в старье, центральных улиц избегала, стеснялась…

Как-то по дороге в школу мне встретился Лаврентий (после советизации он часто приходил к Саше, я его уже знала). Спросил, не хочу ли я с ним встретиться и поговорить. Я согласилась. Встретились мы в Надзала-деви, там моя сестра и зять жили, поэтому я хорошо это местечко знала. Сели на скамью. На Лаврентии было черное пальто и студенческая фуражка. Он сказал мне, что уже много времени я ему очень сильно нравлюсь… Да, так и сказал, что полюбил меня и хочет взять в жены. Было мне в то время 16 лет.

Как он объяснил. Советская власть хочет направить его в Бельгию для изучения вопросов переработки нефти. Но с одним условием: у него должна быть жена. Пообещал, что поможет мне в моей учебе. Я подумала и согласилась — чем жить в чужой семье, лучше создать собственную. Лаврентию в то время было двадцать два года.

Я, правда, никому не сказала, что выхожу замуж. Наверное, поэтому и родились сплетни, что Лаврентий меня будто бы украл. Нет, по собственному желанию вышла…»13

Как видим, рассказ матери и сына согласуется между собой, если не считать некоторых мелочей. А версия, изложенная в письме, резко отличается. Почему это важно? Потому что после прихода к власти Хрущева была проведена большая работа в архивах. По некоторым данным, было уничтожено несколько составов (железнодорожных) архивных документов. Возможно, это преувеличение — но архивы почистили очень здорово. Вместе с тем было изготовлено множество фальшивок. Позднее мы встретимся с некоторыми документами, которые приводятся в книгах и на которые ссылаются как на достоверные, потому что они подписаны громкими именами, между тем документы эти мало похожи на настоящие.


Вот и вопрос: мог ли один человек до такой степени по-разному изложить свою биографию? Или письмо Нины Берия из тюрьмы — тоже фальшивка?

Как бы то ни было, они поженились. Лаврентию было двадцать два года, его невесте — шестнадцать, что по грузинским понятиям того времени — вполне нормальный возраст для брака. В 1924 году у них родился сын Серго. Правда, в Бельгию они не поехали, и нефтедобычей ему заниматься не пришлось — колеса судьбы Лаврентия Берия свернули совсем на иную дорогу.


Разведчик — это не карьера | Берия. Преступления, которых не было | ГЛАВА 4 РАБОТА, КОТОРУЮ ОН НЕ ЛЮБИЛ