home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Он и не подозревал, насколько это хлопотно – ездить за покупками с тремя детьми.

С одной только Киззи было достаточно проблем. Когда он накормил ее и поменял ей подгузник, проснулся Фредди, а Бесс вернулась от подруги.

Поскольку Киззи хотела есть каждые десять минут, ему пришлось взять для нее еду и несколько подгузников. А так как у него не всегда получалось правильно надевать на нее подгузники, он добавил к этому еще и сменный комплект одежды.

Гарри был готов поспорить, что в экспедицию на северный полюс и то берут меньше вещей.

– Вы готовы? – спросила Эмили.

Изобразив на лице улыбку, он кивнул.

– Думаю, я все взял.

Она с сомнением посмотрела на набитую сумку у него в руке. В другой он держал корзину с Киззи.

– А влажные салфетки? Вот черт!..

Сходив за ними, он положил их в сумку.

– Мне понадобится переноска? Я все еще не понимаю, как она надевается.

– Я тебе помогу, – сказала Эмили, и он проследовал за ней к ее машине, оборудованной двумя детскими сиденьями. Бесс и Фредди уже были пристегнуты. Озорно хихикая, они толкались и пихались. Увидев его с Киззи, они просияли, и на мгновение ему показалось, что он стал частью их семьи. Что его место теперь рядом с ними.

Когда он осознал свою ошибку, его сердце пронзила острая боль. Гарри глубоко вдохнул.

– Привет, – сказал он, наклонившись, чтобы поставить корзину между Фредди и Бесс.

Приподнявшись в своем кресле, Фредди потянулся к нему и чмокнул его в щеку.

– Гарри! – весело произнес он.

Выпрямившись, Гарри погладил его по голове и тяжело сглотнул.

Нет. Они не были его детьми. Он не собирался становиться частью их жизни. Он хорошо помнил, что произошло, когда он в последний раз принял участие в судьбе другого человека…

– Все готово?

Пристегнув ремень безопасности, Гарри кивнул. Эмили завела мотор и направилась в сторону города.


Хорошо, что он взял меня с собой, подумала Эмили.

Гарри с задумчивым видом трогал светлый шерстяной ковер.

– Представь себе, во что он превратится, если ребенок что-нибудь на него прольет, – произнесла она, и он, наморщив нос, тяжело вздохнул.

– И что ты предлагаешь?

– Может, что-нибудь потемнее и попрактичнее? Здесь есть такие, на которые можно даже наливать отбеливатель. Можно взять пестрый. Он не будет казаться таким скучным, как однотонный.

Похоже, Гарри находился в полной растерянности. Бедняга! Впервые в жизни ему пришлось полагаться на что-то помимо собственного вкуса. Очевидно, ему это не очень нравилось.

– Все же я хочу этот шерстяной. Я собираюсь заменить старый пол на дубовый. У меня такой в квартире. Он красиво смотрится, и его легко мыть.

– Зато на него больно падать, и он холодный. В любом случае за такой короткий срок хороший пол сделать невозможно.

– Вот черт. – Проведя рукой по волосам, Гарри печально улыбнулся. – Я разрешаю тебе выбрать самой. У тебя в таких делах больше опыта, чем у меня. Главное, чтобы он покрывал пол.

Итак, она остановилась на мягком, но практичном светло-коричневом ковре.

– Теперь куда?

– За мебелью. У меня в доме голые стены.

Эмили отвезла его в магазин, где можно было купить качественные и относительно недорогие кровати и столовые гарнитуры. После того, как он сделал заказ на доставку мебели, Киззи проснулась, Фредди начал вырываться из своего кресла, а Бесс захотела в туалет.

– Может, перекусим? – предложила Эмили. – Затем съездим за шторами и постельными принадлежностями.

Гарри закатил глаза.

– Только не в этой жизни, – ответил он. – Но перекусить я не прочь.

Бедный Гарри!

Эмили едва удержалась от смеха.


– Все прошло безболезненно.

– Безболезненно? – Он посмотрел на нее так, словно она сошла с ума. – Я уж начал думать, что они никогда не угомонятся. Я так устал.

– Привыкнешь, – пообещала Эмили. – Я же привыкла.

– Ты женщина. У тебя это в генах.

Они сидели в ее гостиной. Все трое детей уже крепко спали. Гарри перенес свои вещи в спальню Дэна, которая находилась рядом с ее спальней. К несчастью… Нет, он не может об этом думать, когда впервые за долгие годы оказался с ней наедине. Играла спокойная музыка, и все, чего он хотел, – это заключить ее в объятия и наверстать упущенное за все это время…

– С тобой все в порядке?

– Да. А почему ты спрашиваешь?

– Ты хмуришься.

Он вымученно улыбнулся.

– Прости. Спасибо за сегодняшнее. Не думаю, что тебе это доставило больше удовольствия, чем мне, – сказал он и тут же осознал, что это было ложью. Как ни странно, ему понравилась поездка за покупками с Эм и ее детьми. Он никогда ей не лгал, поэтому покачал головой. – На самом деле мне было хорошо с вами.

Эмили улыбнулась в ответ. Ее глаза светились пониманием.

– Пройдет какое-то время, и ты привыкнешь, Гарри. Все не так уж плохо.

– Ты так говоришь, поскольку уже давно не делала ничего только для себя и уже забыла, что это такое? – предположил Гарри, и она засмеялась.

– Дети – это подарок судьбы. Они сполна вознаграждают тебя за твою любовь к ним.

Гарри внимательно изучал ее, спрашивая себя, распространяется ли ее любовь только на детей, или у нее есть мужчина.

– Ты опять хмуришься.

Он рассмеялся.

– Прости. Расскажи мне о своей работе. Это ты создала такой красивый сад? Раньше он выглядел намного хуже.

– Тебе нравится? Это один из моих первых проектов. Отец попросил меня им заняться, когда я заканчивала курсы. Он настоял на том, чтобы заплатить мне. Сказал, что я честно заработала эти деньги и они мне не помешают.

Гарри улыбнулся, вспомнив ее ворчливого, заботливого отца и великодушную мать, которая была так похожа на его бабушку Грейс.

– Тебе очень повезло с родителями, – произнес он.

Кивнув, Эмили принялась внимательно изучать его лицо, и он, зная, что от нее ничего не скроешь, отвернулся.

– И как сейчас обстоят дела с твоим бизнесом?

– Хорошо, – ответила она. – Я спроектировала сад для Ника и Джорджи, затем Ник порекомендовал меня своим знакомым, те – своим и так далее.

– На жизнь хватает?

– Справляюсь, – ответила она, но он услышал в ее тоне некоторую натянутость. Помогал ли ей материально тот мерзавец, который был отцом ее детей?

– Нет, не помогал, – ответила Эмили, и Гарри резко вздернул голову.

– Я произнес это вслух? – виновато спросил он, но она с улыбкой покачала головой.

– Нет. Тебе было не нужно этого делать. Ты опять хмурился.

– А-а. – Гарри плотно сжал губы, но слова вырвались сами собой. – Расскажи мне о нем.

Она пожала плечами.

– Нечего рассказывать. Мы познакомились на вечеринке. Он был любителем всевозможных тусовок. Прожили вместе год, затем я забеременела. Он захотел, чтобы я избавилась от ребенка, но я не стала этого делать. Сказала ему, что уже слишком поздно. Надеялась, что Пит полюбит ребенка, но он был равнодушен к Бесс.

– Тогда почему ты его не оставила?

Эмили издала горький смешок.

– Мне не на что было жить. Я считала, что возвращаться домой к родителям было бы несправедливо по отношению к ним. Они наслаждались своей свободой и много путешествовали, чего не могли себе позволить, когда мы с Дэном жили вместе с ними. Поэтому я осталась с Питом и два года спустя снова забеременела.

– И он тебя бросил.

– Я сказала ему о ребенке утром, а днем он собрал вещи и ушел, пока я ходила в супермаркет. Мне нужно было платить ренту, а у меня не было денег даже на еду. Он приостановил действие моей кредитки, и когда я вернулась домой, ничего не купив, его и след простыл.

– И что ты сделала?

– Вернулась домой. Моя мать присматривала за Бесс, пока я была еще в состоянии работать, затем родился Фредди. Мои родители поняли и поддержали меня. Не знаю, что бы я без них делала.

Ее голос был мягким, но за этим внешним спокойствием пряталась боль, и Гарри сочувствовал ей. 6н знал, что это такое – быть нежеланным ребенком, и, выслушав ее историю, убедился, что Бесс и Фредди лучше без их отца.

– Вы в нем не нуждаетесь, – заявил он, и Эмили улыбнулась.

– Я знаю, но не нужно так злиться. В действительности Пит оказал мне большую услугу. Если бы не он, у меня бы не было детей. По крайней мере он спокойно ушел, вместо того чтобы мозолить мне глаза и издеваться.

Гарри поднялся.

– Он тебя бил?

Рассмеявшись, Эмили покачала головой и толкнула его обратно на диван.

– Расслабься. Есть другие способы издеваться над человеком.

О да. В свое время Гарри испытал их все на себе. Облокотившись на спинку дивана, он вздохнул и жестом пригласил ее сесть рядом.

Немного помедлив, она уютно устроилась рядом с ним, как часто делала прежде.

– Я по тебе скучала, – мягко сказала она. – Всякий раз, видя тебя по телевизору, я думала о том, вернешься ли ты когда-нибудь в Саффолк.

– И я вернулся.

– Ммм. С Киззи. Меня нисколько не удивило, что ты нашел несчастную сироту и спас ее. Ты всегда был очень благородным.

Он вспомнил, как выглядела Кармен после того несчастного случая, каким безмятежным было ее юное лицо, когда она лежала в гробу в часовне.

– Не думаю, что я оказал ей услугу, – отрезал он. – Возможно, если бы я ее оставил или передал в центр оказания помощи…

– И что тогда? После рождения ребенка у нее не осталось бы иного выбора, кроме как заниматься проституцией. Ты бы хотел этого для нее?

Гарри покачал головой.

– Но она не заслужила смерти.

– Конечно, нет, но жизнь жестокая штука, Гарри. Ты дал ей надежду, крышу над головой, подарил дом, отца и счастливое будущее ее ребенку.

– Пока еще рано об этом говорить, – сухо ответил он. – Время покажет.

– У тебя непременно все получится. – Эмили коснулась пальцами его подбородка. – Ты будешь замечательным отцом, Гарри. Дай себе время.

Гарри кивнул, не зная, верить ли ей. Но разве он мог об этом думать, когда ее взгляд был таким нежным, а губы такими полными и мягкими? Не давая себе времени на размышления и сомнения, он наклонился и коснулся губами ее губ.

О боже, у нее был все тот же вкус. Все эти годы Гарри помнил ее вкус, ее запах, мягкость губ, тепло дыхания на своей щеке, биение сердца под своей ладонью. Ее формы стали более округлыми и женственными, полная грудь была словно создана для его ласк.

Он хотел ее, как никогда раньше. Как опытный взрослый мужчина, познавший все радости плотских отношений, а не любопытный подросток, которого манила неизвестность. Этого открытия было достаточно, чтобы лишить его самообладания.

Его язык стремительно проник в глубь ее рта, ладони скользнули вниз по ее телу. Но вдруг в тот момент, когда он запустил руку ей под блузку, Эмили отстранилась и, смущенно глядя на него, пробормотала:

– Киззи.

Киззи? При чем здесь Киззи?

Тогда он услышал плач малышки, который с каждой секундой становился все громче.

Он соскочил с дивана и бросился к лестнице. Его сердце бешено колотилось, а тело требовало вернуться и продолжить начатое…


Откинувшись на спинку дивана, Эмили поднесла руку к губам. Неужели это всегда было так великолепно? Если так, то как им всякий раз удавалось остановиться?

Закрыв глаза, она прислушалась к шагам Гарри. Он вместе с Киззи спустился вниз. В руках у отца малышка перестала плакать.

Эмили усмехнулась. В отличие от Киззи ее объятия Гарри не успокоили. Она хотела большего, намного большего, но довести эту ситуацию до логического завершения было бы безумием. Судя по тому, что ей известно о Гарри, Йоксбург не мог удовлетворить его честолюбивые устремления.

Он всегда мечтал объездить весь мир. Причиной этому было то, что его бесшабашные родители постоянно таскали его с собой. Они были слишком заняты, чтобы думать о своем маленьком сыне. Гарри никогда не чувствовал их любви, зато благодаря им получил массу незабываемых впечатлений. От своего отца он унаследовал страсть к путешествиям.

Он уедет. Возможно, не в ближайшее время, но однажды ему обязательно станет скучно, и мир снова поманит его. А она опять останется одна с разбитым сердцем. Но на этот раз ей будет гораздо больнее. Эмили была уверена, что роман с Гарри принесет ей больше радости и, следовательно, больше печали при расставании. Она любила Пита, но ему никогда не удавалось затронуть ее душу.

Поэтому будет лучше оставить все как есть. Да, они с Гарри впервые стали близки в ночь после похорон его бабушки, но этого больше не случится. Это слишком опасно.

Она слышала, как он гремит посудой на кухне. Киззи снова заплакала. Тогда Эмили встала с дивана и пошла к ним.

– Тебе помочь?

– У меня все в порядке, – ответил он, стоя к ней спиной. Его голос был напряженным.

Черт побери.

– Тогда я пойду поработаю, – ответила она, затем прошла в кабинет и плотно закрыла дверь.


ГЛАВА ВТОРАЯ | Твой волшебный поцелуй | * * *







Loading...