home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА ПЯТАЯ

Был вечер. В течение дня Эмили всякий раз пряталась от своих детей, когда нужно было накормить Киззи. Тем временем Гарри развлекал Фредди и Бесс.

Это, надо отдать ему должное, у него неплохо получалось, но ситуация становилась абсурдной.

– О чем задумалась? – спросил Гарри.

– О кормлении Киззи. Это не может долго продолжаться. Я сама во всем виновата, мне не следовало начинать, но я нашла выход.

– И что ты предлагаешь? – взволнованно спросил он.

– Приобрести молокоотсасыватель. Я пользовалась им, когда кормила Фредди. У меня было очень много молока, и я сдавала его в отделение интенсивной терапии для новорожденных.

Гари кивнул, и она поняла, что он знал об этом не понаслышке. Его слова подтвердили это:

– Такая штука была в нашей больнице. Первое время Киззи получала донорское молоко.

– Завтра я поговорю с патронажной сестрой. Я хорошо ее знаю. Она нам поможет. Когда твой дом отремонтируют, ты вернешься в него, и у нас будут проблемы, если Киззи по-прежнему будет просить грудь. Нам придется отлучить ее от меня – как можно быстрее.

Гарри нахмурился.

– И что ты предлагаешь? Давать ей бутылочки с твоим молоком, пока она снова не привыкнет к обычному молоку?

– Да.

Плотно сжав губы, он провел рукой по волосам, затем кивнул.

– Да. Это имеет смысл. Я не могу рассчитывать на то, что ты будешь это делать всегда.

Эмили напряглась. Было очевидно, что Гарри чего-то недоговаривает, но она не стала его расспрашивать, боясь, что он может ее отговорить.

– Можно мне воспользоваться твоим компьютером? – сухо спросил он.

– Конечно.

Когда Гарри вышел из комнаты, Эмили откинула назад голову и разочарованно вздохнула. И угораздило же ее в это впутаться!

Через пять минут он вернулся.

– Пойдем со мной. Я хочу тебе кое-что показать.

Эмили встала с дивана и проследовала за ним в свой кабинет.

– Молокоотсасыватели, – произнес он тоном коммивояжера. – Ручные, электрические, одинарные, двойные – на любой вкус. Бюстгальтеры, удерживающие их, чтобы тебе не приходилось отрываться от работы. Заказывай любой, и его завтра же доставят. Я оплачу покупку. Это самое малое, что я могу сделать.


Прибор привезли на следующее утро, и Эмили ушла в дом, чтобы поэкспериментировать с ним. Гарри старался об этом не думать. Он почему-то расстроился.

– Эй, Фредди, иди сюда, парень. Давай я намажу тебя кремом для загара и надену тебе на голову панаму.

– Нет! – закричал малыш. – Не надо! Уходи!

Наверху отворилось окно, и в нем показалась Эмили, прижимающая к груди полотенце.

– У вас все в порядке?

– Похоже, Фредди захотел получить солнечный удар.

– Подкупи его, – посоветовала она, закрывая окно.

Подкупить его? Но чем? Ему ведь всего девятнадцать месяцев!

– Он любит бананы, – прошептала ему на ухо Бесс и захихикала. – Я тоже: И еще печенье. Особенно шоколадное.

– Правда? – произнес Гарри, обнимая девочку за худенькие плечи. – Полагаю, ты тоже хочешь?

– Конечно, – ответила Бесс, освободившись и взяв его за руку. – Фредди, пойдем есть печенье.

– Нет! Хочу маму! – заревел Фредди, и Бесс, пожав плечами, направилась к черному ходу, увлекая за собой Гарри.

– Ты не получишь печенья и бананов, если не пойдешь с нами. Мы с Гарри устроим чаепитие и позовем маму.

Гарри ничего не оставалось, как последовать за Бесс. Они заварили чай и разложили на тарелки печенье и фрукты. Между делом он посматривал в окно на Фредди, дабы убедиться, что с ним все в порядке.

Мальчик перекатился на живот. Он все еще плакал, но, по крайней мере, перелег в тень.

– Что делает мама? – спросила Бесс, в четвертый раз отправляя печенье в рот.

– Э-э… думаю, кормит Киззи, – ответил Гарри, надеясь, что девочка не пойдет наверх к матери.

– Может быть, отнесем все в сад и будем ждать маму?

– Отличная идея, – сказал он. – У вас есть одеяло для пикника?

Глаза девочки загорелись.

– Мы устроим пикник под деревом! У мамы есть одеяло. Оно наверху. Я принесу. – Бесс убежала, прежде чем он успел ее остановить.

Гарри застонал про себя. Он не мог последовать за ней, поскольку ему нужно было присматривать за Фредди. Оставалось надеяться, что Эмили уже закончила.


– Мам, что ты делаешь?

Резко подняв голову, Эмили посмотрела на Бесс, стоящую в дверях. Отпираться было бессмысленно.

– Киззи нужно молоко, но она не хочет молоко из магазина, а у нее нет мамы.

– Поэтому ты даешь ей свое молоко?

– Да. Помнишь, как я кормила Фредди, когда он был совсем маленьким, и отвозила лишнее молоко в больницу для грудных детей?

– Киззи тоже грудная?

– Да.

– Тогда почему ты не кормишь ее, как Фредди? – удивилась девочка.

Действительно почему? Потому что Киззи не была ее дочерью и ей будет тяжело с ней расставаться, когда Гарри ее заберет?

– Потому что не могу. Когда у Гарри закончится ремонт, он вернется к себе домой. Мне нужно будет много работать, а я не хочу, усталая, вскакивать среди ночи.

– А Киззи не будет возражать?

– С ней все будет в порядке, – твердо сказала Эмили, надеясь, что это окажется правдой. – Зачем ты пришла?

– Взять одеяло для пикника. Мы с Гарри приготовили печенье, чай, бананы и сок… и еще клубнику. Устраиваем пикник в саду. Ты придешь, мам?

– Да, конечно, – ответила она, глядя на наполняющийся резервуар. Хватит ли этого Киззи? – Бери одеяло, я скоро спущусь.

Но получилось не очень скоро. Она наполнила бутылочку, затем вымыла аппарат и положила его в дезинфицирующий раствор. В этот момент Киззи заплакала.

Взяв на руки девочку, Эмили дала ей бутылочку и выдавила немного молока, но Киззи выплюнула соску.

Вот черт!..

Эмили не знала, что делать. Может, у Гарри получится?

Спустившись вниз вместе с Киззи, она передала ее и бутылочку Гарри.

– Кажется, это твое, – криво усмехнулась она и, подхватив на руки Фредди, принялась целовать его испачканное шоколадом лицо. – Привет, мой сладкий.

Фредди уткнулся носом ей в плечо и вытер шоколад о ее топ. Но Эмили было все равно. Сейчас для нее имело значение лишь одно: чтобы Гарри удалось накормить Киззи.

– Это мой чай? – спросила она, и Бесс кивнула.

– Он не очень горячий, – сказала девочка.

– То, что надо, – твердо произнесла женщина и, повернувшись спиной к Гарри, взяла печенье и постаралась не обращать внимания на хныканье Киззи.

Вдруг плач у нее за спиной сменился чмоканьем, и Эмили облегченно вздохнула.

Наконец-то.


– Спасибо.

Подняв голову, Эмили улыбнулась Гарри. Он стоял в дверях и, неловко переминаясь с ноги на ногу, смотрел на аппарат.

– Как он работает?

Внезапно засмущавшись, она протянула ему инструкцию и показала, как набирается молоко. Гарри нахмурился.

– Я понятия не имел, что все так сложно, – сказал он. – Прости, что взвалил на тебя это бремя.

– Не бери в голову, – ответила она, помня, что Гарри никогда ее об этом не просил.

– Но это занимает так много времени.

– Поэтому ты будешь сам мыть и стерилизовать аппарат, – сказала Эмили, ухмыляясь.

Лицо Гарри вытянулось.

– Я? Ты хочешь, чтобы этим занимался я?

– А почему нет? Она твоя дочь. Я же просто дойная корова.

– А я тогда кто? Зоотехник?

Рассмеявшись, Эмили встала и, схватив подушку, швырнула в него. Он увернулся, и подушка ударилась о стену. Гарри выбежал в коридор и через несколько минут вернулся с чашкой чая для нее.

– Дети спят. Я могу что-нибудь для тебя сделать?

Утром после кормления Киззи Эмили заснула в кресле, и у нее до сих пор ныла шея. Ей бы не помешал массаж…

Она покачала головой.

– Нет, спасибо. Я в порядке.

– Ты выглядишь напряженной. – Развернув ее кресло, он положил свои большие ладони ей на плечи и принялся их массировать. – Напряжена, как тетива лука.

Какое блаженство! Но было бы еще лучше, если бы они вместе легли на диван и его руки скользнули бы вниз по ее спине, ягодицам, ногам. Затем он перевернул бы ее на спину и начал снова…

– С тобой все в порядке? – спросил Гарри, остановившись.

О боже, неужели она застонала вслух?

– Да. Просто немного устала.

Его руки снова пришли в движение, и Эмили тихо вздохнула.

– Так лучше?

Его голос стал немного хриплым, или ей показалось? Но когда она повернулась, чтобы благодарно улыбнуться ему, их взгляды встретились.

В его глазах она увидела едва сдерживаемое желание.

Она знала, что это такое, не понаслышке. В присутствии Гарри она постоянно испытывала волнение. Особенно после того поцелуя…

Черт побери.

Эмили снова повернулась лицом к столу.

– Я лучше выпью чаю, – смущенно произнесла она, – а то он остынет. Спасибо за массаж. Теперь я смогу еще пару часов поработать.

Немного помедлив, Гарри пробормотал «увидимся позже», затем вышел из комнаты и тихо закрыл за собой дверь.

Эмили положила голову на стол. Зачем, черт побери, он вернулся и мучает ее? Почему все так сложно?

Женщина снова выпрямилась, взяла папку с проектом Ника. Она не должна думать сейчас о Гарри. Ей нужно работать, зарабатывать себе на жизнь. А Гарри Кавено лишь отвлекает ее внимание.


Ему не следовало до нее дотрагиваться.

Одно прикосновение к ее телу – и он пропал.

Немного устала? Вздор. Расслабившись, она даже застонала от наслаждения.

А ее глаза… Они потемнели от желания, и он не понимал, как ему удалось уйти. Если бы Эм не отвернулась, одному богу известно, как все могло бы закончиться.

Гарри фыркнул. Разумеется, Эмили все прекрасно понимала. Именно поэтому и прогнала его. Если бы она продолжила так на него смотреть, он бы пропал.

И это может повториться в любой момент.

Застонав, он посмотрел на часы. Половина девятого. Он кормил Киззи в половине восьмого. Если повезет, у него есть еще минимум час. Постучав в дверь, он приоткрыл ее.

– Ты не против, если я пойду прогуляюсь? Киззи пока спит.

– Конечно. – Голос Эмили прозвучал немного напряженно. – Не забудь свой мобильный.

– Я его взял, – ответил Гарри и вышел на улицу.

Был чудесный вечер. Дневная жара сменилась приятной прохладой. Солнце медленно опускалось за горизонт. Гарри поднялся на вершину холма, чтобы полюбоваться на закат.

Посмотрев на часы, он удивился, как быстро пролетело время. Все же его телефон не звонил, и это означало, что Киззи еще не проснулась.

А может, Эм просто не стала ему звонить.

Он помчался назад и вернулся домой в тот момент, когда малышка начала хныкать.

– Молоко в микроволновке, – сказала Эмили, встретившая его в холле. – Аппарат в раковине.

– Спасибо. – Поднявшись наверх, он взял малышку на руки. Уткнувшись носом в его футболку, она заплакала еще сильнее. – От меня плохо пахнет? Прости, дорогая. Пойдем я дам тебе молока.

Эм ждала его в гостиной. Протянув ему бутылочку, она ушла к себе в кабинет и закрыла за собой дверь.

Накормив Киззи, Гарри искупал ее и уложил спать.

Десять часов. Он включил телевизор, чтобы посмотреть вечерние новости. Его друзья и коллеги вели репортажи из знакомых ему мест.

Скучают ли они по нему? Вынуждены ли больше работать из-за его отсутствия? А может, какой-нибудь молодой выскочка уже замахнулся на его место? Мягко рассмеявшись, Гарри покачал головой. В данный момент его куда больше беспокоило то, что он до сих пор так и не приноровился менять Киззи подгузники.

А еще больше – желание, которое вызывала у него Эмили. У него и без этого проблем хватало. Ему не хотелось сейчас идти на кухню и мыть аппарат. Он предпочел бы ворваться в кабинет к Эм, подхватить ее на руки, отнести в спальню и покрыть поцелуями ее тело.

Но у него нет на это никаких прав.

Вымыв аппарат, он положил его в раствор и пошел спать.


За окном уже забрезжил рассвет, а Эмили все еще не ложилась. Она все равно бы не смогла уснуть. Для этого она была слишком возбуждена. Как он на нее смотрел! Неужели спустя столько лет…

Она помнила, как утром после похорон его бабушки они вместе с Гарри встречали рассвет на вершине утеса. Она молча сидела, прижавшись к нему, утешая его своим присутствием, согревая своим теплом. Затем ночью в беседке он поцеловал ее так, как еще не целовал раньше. Должно быть, его толкнули на это одиночество и отчаяние.

Помнил ли Гарри о той ночи? Разумеется, помнил. Он упомянул об этом вскользь, когда они говорили о калитке.

Вот только имело ли это для него такое же большое значение, как для нее?


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ | Твой волшебный поцелуй | * * *







Loading...