home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16

— Кто-нибудь меня обслужит? — наконец не выдержал Флинн.

До Ист-Фремптона он добрался на такси (старичок-водитель сказал ему: «Тут живет сестра моей жены. — Он указал на маленький белый домик. — Ей семьдесят два года, и она чокнулась. Жена больше не может говорить с ней даже по телефону. Всегда проводила с нами Рождество, но насчет этого года я сомневаюсь. Иногда люди начинают вести себя более чем странно. Вот она напоминает мне кошку, которая проглотила попугая»), Флинн прогулялся по Риардон-стрит, в шесть кварталов длиной, которая вывела его к узкому заливу. Магазины сувениров и одежды, один или два ресторана закрылись: сезон закончился. Не работали также продовольственный магазин, скобяной, аптека. Флинн нашел ресторан, в котором два года тому назад им подали нежного, тающего во рту, запеченного в духовке фаршированного лобстера. Теперь вывеска ресторана висела на одном гвозде, левое от двери окно-витрину разбили. На Риардон-стрит, ближе к центру Ист-Фремптона, Флинн прошел мимо конгрегационной церкви. Траву на газоне не подстригали все лето. На доске объявлений у церкви красовалась надпись: «ВОЗРАДУЕМСЯ! ОН ВОСКРЕС!» Должно быть, осталась с Пасхи. На стук в дверь домика священника никто не ответил. А вот вычислить дом патера среди домов, окружающих католический храм, Флинн не сумел. На дверь полицейского участка повесили табличку: «УШЛИ НА ЛЕНЧ». Какой-то умник слово «ленч» зачеркнул, приписал сверху: «ЛИНЧЕВАТЬ ПРИЕЗЖИХ». Флинн толкнул дверь, но она не подалась. Немногие прохожие словно его и не замечали. Когда же он пытался подойти к ним, переходили на другую сторону улицы, чтобы избежать встречи. «Странно, — сказал себе Флинн. — Я же принимал утром душ».

Он также заглянул и на причал, не найдя там ни души.

Только одна рыболовная шхуна стояла у берега, две другие, со сброшенными якорями, покачивались на волнах.

Во всем городе Флинн нашел лишь один работающий бар-ресторан, с низким потолком, полутемный, с массивными деревянными балками. Пол покрывал толстый слой грязи.

Две группы людей сидели в дальних кабинках, пили пиво и играли в триктрак. На вошедшего Флинна они и не посмотрели.

Музыкальный автомат гремел во всю мощь.

— Кто-нибудь меня обслужит? — повторил Флинн.

Толстяк, стоявший у одной из кабинок, спросил:

— Что вам угодно?

— Я бы не отказался от сандвича с креветочным салатом и стакана молока.

— У вас есть двести долларов? — спросил толстяк.

— За что?

— За сандвич с креветочным салатом и стакан молока.

— Почему так дорого?

— За меньшую сумму мне нет смысла ударять пальцем о палец.

В обеих кабинках рассмеялись.

Флинн поднялся и медленно направился к кабинкам.

Смех стих, как только мужчины оценили ширину плеч и груди Флинна.

— Сезон закончился, мистер, — добавил толстяк.

— Да, — кивнул парень помоложе, сидевший у стены. — Возвращайтесь годика через четыре.

— Или никогда, — буркнул другой мужчина.

— Но вы даже не спросили, по какому делу я приехал, — удивился Флинн.

— С делами мы покончили, — ответил толстяк.

— А по какому делу вы приехали? — все-таки спросил парень помоложе.

— Если оно не связано с триктраком, — прошамкал беззубый старик, — нам ваше дело без интереса.

— Вы, часом, не скаут? — спросил мужчина в галстуке. — Не представитель турнира по триктраку с Райского острова? Мы посылали заявку на участие.

— Моя фамилия — Флинн, — честно признался Флинн.

— Вы — мистер Флинн? — переспросил единственный обладатель галстука.

— Да, — Флинн кивнул. — Я — Флинн.

— Вас искали. Вчера. Она обегала весь город и все допытывалась, где вы.

— Она?

— Самая прекрасная девушка на свете, — ответил ему мужчина помоложе. — Только с разными глазами.

— Но все равно красотка, — прошамкал беззубый.

— Сказала, что зовут ее Дуся Уэбб. Не сомневалась, что вы в городе или уже побывали здесь. Но цель вашего приезда сохранила в тайне.

— Нам следовало догадаться, что вы — скаут с Райского острова, — заключил чей-то осипший от виски голос.

Мужчина в галстуке поднялся, хотя далось ему это нелегко: он сидел в глубине кабинки.

— Сыграете с нами в триктрак, мистер Флинн? Мэнни — чемпион города. — Он указал на мужчину, который сидел напротив него, тридцатилетнего рыбака с глазами навыкате и бесстрастным лицом.

— Знаете, я бы предпочел выступить в роли зрителя…

— А кто тогда будет играть? — спросил обладатель галстука.

— Естественно, номер один и номер два, раз вы уже провели чемпионат города. — Флинн устроился на краешке сиденья. — Вы проводите турниры, не так ли?

— А чем еще им заниматься? — буркнул беззубый.

— Однако я немного проголодался…

— Что вам принести, мистер Флинн? — спросил толстяк. — Виски?

— О, нет! — Мужчина в галстуке, вероятно вице-чемпион, снова сел. Он и Мэнни быстро расставили фишки, готовясь начать новую партию. — Алкоголь притупляет ощущения. За игрой надо наблюдать с ясной головой.

— Тогда пиво?

— Я бы предпочел сандвич с креветочным салатом и стакан молока, если, конечно, вас это не слишком затруднит.

— Отнюдь, — ответил толстяк.

— И по цене, я надеюсь, значительно меньше двухсот долларов.

— Мы можем позволить себе угостить вас ленчем, мистер Флинн, — ответил толстяк и отбыл на кухню.

— Вы приехали с Райского острова? — полюбопытствовал самый молодой. — Мы послали заявку только две недели тому назад.

Флинн ничего не подтверждал, но и не отрицал. Он впитывал информацию об ирреальном мире, в котором жили эти люди.

— Как вы узнали, что в этом городе появились очень даже неплохие игроки в триктрак? — спросил беззубый.

— От людей. Информация расходится, как круги по воде. И рано или поздно доходит до адресата. Тем более что о Ист-Фремптоне, штат Массачусетс, чего только не говорят.

Перед ним положили сандвич с креветочным салатом, поставили миску густой ухи и стакан молока.

— Вот это я называю плотным ленчем, — прокомментировал Флинн.

И тут же, чтобы не обидеть хозяев, взялся за ложку.

Игра уже началась, но сипатый не преминул задать вопрос:

— А что еще вы слышали о нашем городе?

— Ну… — Флинн одну за другой отправил в рот три ложки ухи. — Вроде бы во времена сухого закона ром через Ист-Фремптон тек рекой.

— Точно, — улыбнулся беззубый. — Я пробовал товар, прежде чем его отправляли на материк.

Мужчины продолжали играть, Флинн — есть уху.

— Я слышал, теперь в эти воды заходят яхты из Латинской Америки с грузом наркотиков.

Большинство мужчин увлеченно следили за действиями соперников. Прошло несколько секунд, прежде чем до них дошел смысл сказанного Флинном.

Сипатый прищурился:

— Послушайте, мистер, если кто-то попытается привезти эту гадость в Ист-Фремптон, из него быстренько сделают отбивную котлету и отправят на корм рыбам.

Флинн жевал сандвич, наблюдая за игрой.

О триктраке он практически ничего не знал. Однажды, когда ему пришлось долго трястись в поезде, тащившемся через всю Румынию, он прочитал книгу об этой игре, написанную Алексеем Оболенским. Но играть в нее Флинну не доводилось.

Шахматы он признавал, играя, правда, только с одним партнером — лейтенантом Уолтером (Коки) Конкэнноном. Азартных игр сторонился.

Однако притворялся, что происходящее на доске не составляет для него тайны и он способен в должной мере оценить маневры соперников.

Оба играли потрясающе быстро. Передавали друг другу кости, бросали их, переставляли фишки.

В голове Флинна начала зреть интересная теория: полностью отдаваться любимому занятию умели только те, кто мог не думать о хлебе насущном, только те, кто обладал полной экономической независимостью. К сожалению, дальнейшим развитием этой теории он мог заняться лишь в далеком будущем, выйдя на пенсию.

Взгляд мужчины в галстуке так и метался по доске. Мэнни все видел, уставившись в одну точку.

Даже знаний Флинна хватало, чтобы понять, что победу будет праздновать Мэнни.

— Скажите мне, — подал голос Флинн, — …спрашиваю я лишь для того, чтобы поддержать разговор и отвлечь игроков: дело в том, что на турнирах такая тишина бывает редко… Джордж Удайн как-нибудь связан с Ист-Фремптоном?

— Кто?

— Джордж Удайн. Или «Удайн корпорейшн». Может, он известен вам как Джордж Льюис.

— Нет.

— Да, — возразил самый младший. — Он побывал здесь пару лет тому назад.

— Побывал, — подтвердил кто-то.

— Побывал? — уточнил Флинн.

— Приплыл на громадной яхте, — добавил молодой. — Она едва поместилась в бухте. Пришлось бросить якорь: у причала ей не хватило бы места.

— На берег так и не сошел, — вставил беззубый.

— С ним приплыли актриса и сенатор, — продолжал вспоминать молодой. — Они гуляли по городу.

— А мистер Удайн — нет? — спросил Флинн.

— Утром они уплыли, — ответил молодой.

Флинн доел уху, сандвич, запил все молоком. Подождал, пока игра вступит в завершающую стадию, прежде чем задать главный для себя вопрос:

— Разумеется, я слышал и о том, что произошло в этом городе прошлой весной. В апреле, не так ли?

Вновь только несколько мужчин, захваченные перипетиями на доске, удостоили его взгляда.

— Действительно, событие неординарное, — продолжил Флинн.

Новые брошенные на него взгляды, но ни слова в ответ.

— Подумать только.

И на эту фразу не отреагировали словом.

— Чтобы такое произошло с целым городом.

Ответа не последовало.

Оглядевшись, Флинн увидел покрасневшие лица и плотно сжатые челюсти. Ему показалось, что и скорость игры заметно снизилась. Да и болельщики теперь уделяли ей куда меньше внимания.

— Как в сказке, однако, — мурлыкал Флинн.

Три человека пристально смотрели на него.

— Каждый мужчина, каждая женщина, каждый ребенок, проснувшись в один прекрасный день, получили в подарок по сто тысяч долларов. Наличными.

Игра прекратилась.

Все, включая и игроков, сверлили взглядом Флинна.

Как хорошо, подумал Флинн, что трапеза уже закончена.

— По-моему, вы прервались в самый критический момент, — заметил он. — Или вопрос о победителе уже ясен?

— О чем вы говорите, мистер? — спросил мужчина в галстуке.

— О триктраке, — ответил Флинн.

Долгую-долгую паузу нарушил все тот же мужчина в галстуке:

— Вы что-то сказали насчет того, что каждый житель этого города прошлой весной получил какие-то деньги.

— Да, конечно, — кивнул Флинн. — Об этом всем известно.

— Что значит «об этом всем известно»? — переспросил сипатый.

— Разве я не прочитал об этом в «Уолл-стрит джорнэл»? — удивился Флинн. — Или там речь шла о другом городе? — Он обвел взглядом изумленные лица. У многих на висках пульсировала жилка. — Да нет. Речь точно шла об Ист-Фремптоне, штат Массачусетс.

Двое болельщиков, сидевших в кабинке за спиной Флинна, поднялись и направились к выходу.

— Чего вы хотите, мистер? — спросил мужчина в галстуке.

— Поскольку я в курсе этого незабываемого события, независимо от того, откуда я о нем узнал, мне бы хотелось услышать ваше мнение, господа, разговор этот останется между нами, будьте уверены: откуда могли взяться такие деньги?

За первыми двумя мужчинами последовали другие.

Сидевший рядом с Флинном Мэнни поднялся, знаком показал, что хочет выйти.

— Простой вопрос…

Мэнни протиснулся между Флинном и столом.

Мужчины один за другим покидали бар.

Наконец в баре из местных остался только один, в галстуке.

— Вы же не могли не задаваться вопросом, откуда взялись деньги. — Флинн смотрел мужчине в глаза.

Тот встал:

— Уж не знаю, о чем вы тут говорили, мистер, но ничего этого не было.

— Чего не было? — спросил Флинн.

— Вы знаете, чего не было, — ответили ему.


Глава 15 | Флинн в пролете | Глава 17