home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



35

Холмен отжимался, когда кто-то постучал в дверь. Он делал зарядку абсолютно механически и потратил на это почти все утро. Вчера вечером он оставил еще два сообщения на автоответчике Поллард и теперь снова готовился позвонить. Услышав стук, он решил, что это Перри. Больше никто никогда к нему не приходил.

— Подождите минутку.

Холмен надел брюки, открыл дверь, но вместо Перри увидел перед собой Поллард. Он не знал, как расценивать ее неожиданное появление, поэтому просто удивленно уставился на нее.

— Нам надо поговорить, — сказала Поллард.

На лице ее не было и следа улыбки. Она выглядела раздраженной и держала папку с документами, которую он передал ей. Холмен неожиданно понял, что он без рубашки и она видит его дряблое, бледное, потное тело. Он пожалел, что полностью не оделся.

— Не думал, что это вы.

— Разрешите войти, Холмен. Нам нужно поговорить.

Холмен попятился, чтобы пропустить Поллард, и выглянул в холл. Наблюдавший за ними Перри быстро скрылся за углом. Холмен вернулся в комнату, но оставил дверь открытой. Он был смущен своим видом и той комнатушкой, в которой жил. Он подумал, что Поллард наверняка почувствует себя неловко наедине с ним. Для собственного успокоения он надел футболку.

— Вы получили мои сообщения?

Поллард закрыла дверь, но так и осталась стоять, держась за ручку.

— Получила и хотела кое-что у вас спросить. На что вы собираетесь потратить деньги?

— Не понимаю, о чем вы.

— Если мы найдем шестнадцать миллионов, что вы намерены с ними сделать?

Холмен уставился на нее. Поллард, похоже, не разыгрывает его. Глаза смотрят внимательно, губы сжаты так плотно, словно сшиты ниткой. Словом, она серьезна, как человек, собирающийся разрезать именинный пирог.

— Вы шутите? — спросил Холмен.

— Не шучу.

Холмен еще раз пристально посмотрел на нее и присел на краешек кровати. Надел ботинки — просто чтобы хоть чем-нибудь себя занять. На самом деле он очень хотел в душ.

— Я всего лишь хочу узнать, что случилось с моим мальчиком. Если мы найдем деньги, можете забрать их себе. И меня не волнует, как вы распорядитесь ими.

Холмен не мог сказать, разочарована она или ей стало легче. Так или иначе, он не послал ее к черту лишь потому, что нуждался в ее помощи.

— Послушайте, если вы хотите забрать деньги, я вас не сдам. Но запомните одно: никакие деньги не помешают мне найти убийцу Ричи. А если уж вопрос встанет так — деньги или информация, — то гори они синим пламенем, эти бумажки.

— А как насчет вашего дружка Морено?

— Вы прослушали мои сообщения? Да, он одолжил мне машину. Велико преступление!

— Может, он рассчитывает на свою долю?

Холмен начал злиться.

— Сдался вам этот Морено! Откуда вы вообще о нем узнали?

— Отвечайте на вопрос.

— Какой, к черту, вопрос? Я никогда не говорил ему про деньги, но, если он оставит их себе, мне плевать. Вы думаете, мы замышляем какую-то грандиозную аферу?

— Я думаю, что полиция считает вас с Морено одной командой. С чего бы это?

— Я виделся с ним три или четыре раза. Может, за ним следят?

— Зачем вести за ним наблюдение, если он не преступник?

— Может, они решили, что он помог мне найти Марию Хуарес.

— А он был знаком с Хуарес?

— Я попросил его помочь. Послушайте, я, конечно, должен был сказать вам, что именно Чи одолжил мне эту чертову машину. Я ищу не деньги, я ищу сукина сына, который убил моего Ричи.

Холмен зашнуровал ботинки и поднял глаза на Поллард. Она по-прежнему пристально смотрела на него, и он ответил ей таким же взглядом. Он понимал, что она старается прочитать его мысли, но не мог представить зачем. Наконец она, похоже, приняла какое-то решение и отпустила дверную ручку.

— Деньги сейчас непонятно где. Если мы найдем их, то вернем в банк.

— Хорошо.

— Значит, вас это устраивает?

— Я же сказал: хорошо.

— А вашего друга Чи?

— Он одолжил мне машину. Насколько мне известно, он ничего не знает о деньгах. Можем съездить к нему. Спросите его сами.

Поллард внимательно поглядела на него и вынула из папки несколько листков.

— Подружку Марченко звали Элисон Уитт. Она была проституткой.

Пока Поллард объясняла ему суть дела, Холмен разглядывал листы. Наконец он понял, что это ксерокопия отчетов полиции и паспорта белой женщины по имени Элисон Уитт. Черно-белая копия была сделана грубо, но даже на ней она выглядела ребенком — молоденькая уроженка Среднего Запада с легкими непослушными волосами.

— Примерно за два часа до того, как погиб ваш сын и трое его друзей, Уитт тоже была убита.

Поллард продолжала говорить, но Холмен больше ее не слышал. Перед его глазами мелькали ужасающие картинки: Фаулер и Ричи в темном переулке, лица подсвечены вспышками пистолетных выстрелов. Холмен едва узнал собственный голос.

— Это они убили ее? — спросил он.

— Не знаю.

Холмен зажмурился, затем открыл глаза, стараясь остановить череду сменяющихся картинок, но лицо Ричи стало только крупнее, освещенное неслышимым выстрелом.

— Фаулер звонил ей в тот самый пресловутый четверг, — продолжала Поллард. — Они разговаривали двенадцать минут. Именно в тот вечер Фаулера и Ричи долго не было дома, и они вернулись в перепачканных грязью ботинках.

Холмен встал и, обойдя кровать, подошел к кондиционеру, пытаясь отвлечься от творившегося в мыслях кошмара. Он смотрел на фотографию восьмилетнего Ричи — еще не вора и не убийцы.

— Они убили ее. Она сказала им, где деньги, может, соврала или что-то еще, и тогда они убили ее.

— Не спешите с выводами, Холмен. Полиция сосредоточила внимание на клиентах, с которыми она могла встретиться на дневной работе. Она была официанткой в «Майан-гриль» на бульваре Сансет.

— Чушь это все. Не слишком-то похоже на простое совпадение — то, что все они умерли в одну ночь.

— Мне тоже кажется, что это чушь, но ребята, ведущие расследование, вероятно, не знают о ее связи с Марченко. И помните про пятого. Теперь получается, что в группе Фаулера было пять человек и только четверо из них мертвы. Пятый может оказаться убийцей.

Холмен забыл про пятого, но теперь уцепился за эту мысль как за спасительную соломинку. Пятый тоже пытался разыскать Элли, и вот теперь все мертвы. Он внезапно вспомнил про Марию Хуарес.

— Вам что-нибудь удалось узнать о жене Хуареса?

— Сегодня утром я говорила с подругой. Полиция до сих пор настаивает на ее бегстве.

— Никуда она не убежала, ее арестовали, причем это сделал тот самый парень, который набросился на меня. Вукович, он работает на Рэндома.

— Моя подруга продолжает копать дальше. Она пытается достать видеозапись их семейного праздника. Вы говорили, что Рэндом заявил, будто пленка поддельная, но наши люди сами могут проверить ее. У нас лучшие специалисты в мире.

У нас. Как будто она все еще работает в ФБР.

— Вы и дальше собираетесь мне помогать? — поинтересовался Холмен.

Чувствовалось, что Поллард в замешательстве. Она повернулась к двери, не выпуская папку из рук.

— Лучше бы вы мне не врали.

— А я и не вру.

— И все же лучше… Умойтесь, я буду ждать в машине.

Холмен понаблюдал, как Поллард спускается по лестнице, и чуть ли не бегом бросился в душ.


ПЛЯЖНЫЙ БАНДИТ | Правило двух минут | cледующая глава