home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7

«МЫ ОБЯЗАТЕЛЬНО ИМ ПОМОЖЕМ»

Галя Попова была серьезной, эрудированной и, целеустремленной — в данный момент она, конечно, и должна была быть именно такой.

— По всей вероятности, между собой они говорят ультразвуком, — предполагала она, задумчиво сдвинув брови. — Поэтому мы их и не воспринимаем. Этим объясняется появление экрана с надписями. Хотя, с другой стороны, с их техническим уровнем не трудно, наверное, и трансформировать. Какая-нибудь установка, и мы бы услышали их голоса. Не знаю!..

— И я тоже не знаю, — ответил Леня Скобкин и сделал еще один глоток. — Боюсь, что нам вообще останется неясным их технический уровень. Пока я знаю только одно: я представлял инопланетян совсем по-другому. И разве я один? Вот, например, во время практики в прошлом году я был на симпозиуме по проблемам возможной связи с внеземными цивилизациями…

Но досказать, что произошло на симпозиуме, не успел — Юра Лютиков громко стукнул дном своей кружки о стол.

— Тоже мне, космические пришельцы! — сказал он ядовито и презрительно. — Ведь это просто куклы! Подумаешь, они знают о нас все, мы для них прямо инфузории под микроскопом, они знают, что нам надо делать, а что нельзя!..

— …и у меня было задание: опросить всех участников симпозиума, как они представляют себе внешность предполагаемых братьев по разуму. Так вот: мнения разделились. Большинство наших ученых считали, что внешне инопланетяне должны быть похожи на людей. Зарубежные ученые допускали, что они на людей могут быть и непохожи. Но вот такими их не представлял никто! — Леня договорил и снова взялся за кружку.

Галя посмотрела на Юру долгим взглядом — под этим взглядом в Юре словно бы начала происходить какая-то еще незаметная глазу перемена — и ответила:

— Совершенно естественно, что они знают больше, чем мы. У них совсем другой уровень развития. Цивилизация посылает корабли в далекий космос, к другим звездам, давно входит в Галактическую конвенцию. Нам все это предстоит еще очень не скоро. А в том, что касается их внешнего вида, так в таком виде, в таком облике пет ничего плохого. Очень милые, симпатичные эти пифеяне, прямо игрушечные…

Юра отвернулся.

— Вот об этом я и говорю! — хмуро бросил он в сторону. — Какие-то куклы, а сколько о себе мнят! А летают… Ну летают, конечно, но как? Катастрофы у них, наверное, случаются одна за другой. Ведь это же надо — потерпеть аварию и спрятать звездолет в хворосте. Звездолет!!!

— Очень умелая маскировка, — ответила Галя. — Любопытно, где бы ты спрятал свой звездолет, если бы прилетел к ним и тоже не хотел вступать в Контакт?

— Я к ним пока не собираюсь лететь, — хмуро ответил Юра. — Мне пока очень хорошо на Земле. Даже вот в такую жару.

И на несколько минут все замолчали, взявшись за свои кружки.

Это утро действительно оказалось слишком жарким. Асфальт железнодорожной платформы разогрелся так, что казалось, вот-вот прожжет подошвы. Зноем дышали раскаленные рельсы и шпалы. Небосвод сверкал ослепительной, ничем не замутненной голубизной.

Электрички, время от времени проходившие в ту или иную сторону, тоже были раскалены до последнего предела. У платформы Годуновка они задерживались лишь на десять — пятнадцать секунд, а потом громко хлопали створками пневматических дверей и брали разбег с места в карьер, словно стремились скорее охладить себя ветрами больших скоростей. Электрички были почти пусты: утреннее время «пик» уже миновало. Платформа тоже была почти пустой. И лишь возле «Двуликого Януса» — так какой-то образованный человек давно уже окрестил киоск «Пиво—квас», из которого пивом торговали с одной стороны, а квасом с другой, противоположной, — собралась не очень большая, но оживленная группа людей. Спасаясь от жары, Юра, Галя и Леня десять минут назад подъехали к станции на оранжевом «Запорожце», и здесь, рядом с «Двуликим Янусом», началось первое в истории человечества совещание, на котором обсуждались проблемы дальнейшего поведения относительно космических пришельцев.

Сделав глоток, Леня посмотрел туда, где было пропыленное и пустое шоссе. Машина стояла на обочине. На переднем сиденье лежала папка с готовым репортажем о модели Юпитера.

— Так вот, — сказал Леня, — перед нами сейчас три возможности. Или мы сообщаем человечеству о пришельцах, или мы помогаем им собрать эту ненужную людям энергию, как они просят, и никому про них не говорим, или не помогаем, но все равно не говорим. Давайте начнем с первой возможности.

— Конечно, мы никому о них не сообщим, — быстро ответила Галя. — Они ведь просят об этом и предупреждают, что человечеству будет хуже, если оно сейчас вступит в Контакт. А что касается двух других возможностей, о чем же здесь говорить? Мы обязательно им поможем! — Она на мгновение остановилась, а потом заговорила все горячей. — Ведь это наш долг! Они на нашей планете! И они обратились к нам, именно к нам, с просьбой о помощи, разве не так? Мы соберем им эту энергию! Оба вы думаете точно так же, я не сомневаюсь! Ну, Юра!

Юра отозвался не сразу. Сначала он взял кружку и, глядя куда-то в сторону, допил ее содержимое до конца. Потом поставил кружку на столик и устремил взгляд в землю.

— Я думаю, Галя, пожалуй, права, — ответил он мрачно, — Они ведь ни капли не сомневаются в том, что мы о них никому не расскажем. Так о чем же здесь говорить? — Он продолжал смотреть в землю. — Это простая порядочность, как же мы можем их обмануть? Но от своих слов, — голос Юры окреп, — я не отказываюсь: это куклы, самые настоящие куклы, их внешний вид просто насмешка над всеми нами.

Леня кивнул, сделал два больших глотка и со стуком поставил кружку.

— Ну а ты? — спросила Галя.

Что-то еще раз заставило Леню кинуть взгляд в сторону «Запорожца», который всего месяц назад он выиграл но лотерее.

— Они, как мне кажется, совсем неплохие ребята, — ответил он с некоторой грустью. — Значит, я думаю точно так же, как вы: мы им поможем. А когда-нибудь они, может быть, позволят мне об этом написать. Вы только представьте, что бы я мог написать! Но я понял, что пока нельзя, и значит, нечего об этом говорить. — Тон его изменился: — Значит, так, Ромрой я сейчас возьму с собой. В городе больше людей, и, может быть, уже сегодня он немного зарядится. А вы сегодня днем сходите к ним и объявите, что мы им поможем. К вечеру, часам к девяти, я вернусь в Годуновку, и мы решим, как приняться за дело всерьез.

— Физическая энергия, растрачиваемая впустую или идущая во вред, — медленно произнес Юра, покачивая головой, — Ведь это же надо придумать! Кому бы такое могло придти в голову?!

Оглядевшись по сторонам, Леня полез в карман брюк. Достав Ромрой, он положил его на стол рядом с кружками, и три головы склонились над невероятным, загадочным прибором, сделанным неизвестно где. Они впервые рассматривали его как следует и со всех сторон.

Больше всего Ромрой походил на маленькую книгу. На его левом торце был даже какой-то золотистый узор, как на книжном корешке. Весил он гораздо меньше, чем можно было предположить по его объему. На передней «обложке» располагались какие-то штриховые линии, образующие совершенно непонятный орнамент, в котором, однако, чувствовался некий смысл, угадывалась непонятная закономерность. Вся поверхность Ромроя казалась полупрозрачной, и сквозь нее, откуда-то из глубин неведомого аппарата, струился розовый свет. Весь правый торец прибора занимала шкала, похожая, например, на шкалу настройки транзистора, но без цифр, а лишь с делениями, расположенными на одинаковом расстоянии друг от друга. В правом конце шкала пересекалась толстой красной линией. До красной черты, обозначавшей, вероятно, предел необходимой для старта корабля энергии, должна была дойти зеленая стрелка, сейчас находившаяся в левом конце шкалы.

Но стрелка уже отошла в сторону от первого, пулевого деления. И это могло означать только одно: Ромрой уже заработал, успел уже зарядиться первыми крупицами лишней энергии землян.

Первым это обнаружил Юра; он растерянно осмотрелся по сторонам и воскликнул:

— Да ведь он уже заработал, смотрите!

— Ничего я не понимаю, — Галя удивленно подняла брови, — ведь здесь…

Леня Скобкин кинул быстрый взгляд на шкалу, и его лицо осветилось улыбкой.

— Это от пива, — сказал он уверенно. — Дело яснее ясного: Ромрой почерпнул энергию с той стороны палатки. Ну понятно, он ведь действует в радиусе нескольких метров. Вероятно, когда тратишь энергию на то, чтобы пить пиво, в конце концов она начинает идти совсем не на совершенствование общества или отдельных личностей.

Прогрохотала еще одна электричка. Из нее вышел единственный пассажир — грузный человек с раскрасневшимся лицом. Сойдя на платформу, он сразу же уверенно направился к «Двуликому Янусу». Трое друзей плотнее сдвинулись вокруг столика, закрывая Ромрой от постороннего взгляда. Но, дойдя до угла, человек повернул туда, где торговали пивом.

С той стороны палатки донесся его громкий, изумленный голос.

Леня схватил Ромрой, спрятал его в карман и кинулся к противоположной стороне. Юра и Галя побежали за ним.

Их ожидало удивительное и живописное зрелище.

Все, кто пил пиво, кроме только что подошедшего человека с красным лицом, неподвижно застыли, словно бы остановленные мановением некоей волшебной палочки. Позы этих людей были самыми красочными, полными жизни, только прерванной в один момент удивительной и могущественной силой.

Продавщица, коренастая женщина в потемневшем от пива халате, с потрясенным выражением лица бегала среди всех этих остановившихся людей и с дрожью в голосе уговаривала их немедленно прекратить, обещая в противном случае вызвать милицию. Но никто не внимал ее просьбам, никто не шевелился: каждый из этих людей выглядел так, как будто его внезапно отключили от действительности, и неизвестно, сколько пройдет времени, прежде чем он снова окажется включенным. Лица большинства были, пожалуй, вполне осмысленными, на них отражалось разве только безграничное удивление и испуг.

Леня улыбнулся, а потом отступил. За ним отступили и Юра с Галей. Вернувшись к столику, Леня допил свой квас.

— Вы понимаете? — спросил он, все еще продолжая улыбаться. — Ведь Ромрой отобрал у них всю энергию целиком, у них нет сил даже пошевелиться, он решил что она вся у них теперь пропадает впустую или идет во вред. Вот, значит, как работает аккумулятор.

Галя вновь была серьезной.

— Интересно, — задумчиво сказала она, — много ли можно собрать на Земле ненужной энергии.

Леня достал ключ от «Запорожца» и пошел к машине.

— Да уж ее-то, наверное, если над этим задуматься, вполне хватает, — бросил он на ходу через плечо. — Вот мы посмотрим, быстро ли зарядится Ромрой?..


6 «СЛОЖНЕЙШЕЕ УСТРОЙСТВО ТОНЧАЙШЕЙ НАСТРОЙКИ» | Черный саквояж. Куклы из космоса (сборник) | 1 «ЭЛЕКТРОСКРИПКА И ЭЛЕКТРОВИОЛОНЧЕЛЬ»