home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 12

Я уснула. Сама не верю, но меня… меня, кажется, даже в прошлой жизни никогда не носили на руках.

Вообще ясные воспоминания о прошлых жизнях все еще почти отсутствуют. Так, контуры ощущений и некоторые вспышки картинок. Но на руках все-таки не носили. Уверена.

И так уютно, оказывается, когда чувствуешь себя хрупкой девушкой, а не верзилой с килограммами. Я утрирую. Но все же…

— Илия, что с тобой?!

Открываю один глаз, рука в форме дула упирается в глаз магу. Ой… это не я, это тело киборга. Отключаю систему трансформации, вернув сначала себе кисть и пальцы.

Гриф осторожно ставит меня на порог конторы. Доски протяжно скрипят, но выдерживают, напоминая о весе.

— Я… все хорошо.

— Но Гриф принес тебя на руках.

Мы уже стоим в холле. Маг открыл Грифу дверь — еще сонный и в ночнушке. Подпол открыт, и я догадалась, что, проснувшись, старичок решил немного похимичить, да так, наверное, там и уснул. В камине уже догорал огонь, а ночь медленно сменялась днем. Вот только облака никак не хотели рассеиваться. Я вообще не помню тут чистого неба. Ни разу не видела солнце.

— Маг!

— Что? — закрывая дверь и рассеянно улыбаясь.

Мне так нравилась эта его улыбка. Всегда добрая, ласковая, словно отцовская.

— Почему в городе всегда пасмурно? Солнца никогда не…

— А как, ты думаешь, в этом городе смогли выжить вампиры и Тени? — Вниз спускался Сим, зевая и приглаживая пальцами волосы.

Гриф пошел наверх — принять ванну, наверное. Вспоминаю, что мы с ним живем в одной комнате, и это уже не кажется забавным.

— Так здесь что, совсем не бывает солнца?

— Только по особым дням. — Сим пожал плечами и подошел ко мне. Смотрел сонно, постоянно зевал. А я вот вообще спать еще не ложилась, — К примеру, на Новый год или в день летнего солнцестояния, ну и еще на некоторые праздники, по ним в храмах ритуалы и назначают. Бракосочетания там…

— Хм…

— А что? Скучаешь по звезде?

— Ну не то чтобы… вообще я дождь люблю, особенно когда он идет вечером, барабаня по стеклу, а я сижу с книгой, замотанная в плед, и с тортом в одной руке и чашкой какао в другой.

— Какао?

Раздраженно смотрю на вампира.

— Что такое "чай", "летнее солнцестояние" и прочее — ты знаешь, а какао… ладно, забудь.

В дверь робко постучали.

— Кто еще там?

— А? — вампир все еще анализировал ответ.

Но я уже подошла к двери, одновременно вешая куртку на вешалку, и распахнула ее настежь.

Два мокрых синих духа парили на уровне моих глаз и мелко дрожали, обняв друг друга.

— Залетайте. — Я же о них совсем забыла. Ну вот кто я после этого?

— Скотина, — просветил меня Иревиль.

Феф промолчал. И оба влетели внутрь.

— Там никого нет, — известили сзади.

— Точно, — киваю я и с грохотом захлопываю дверь, и без того державшуюся на соплях (опять силы не рассчитала), она вздрогнула, отделилась от косяка и рухнула внутрь.

Я успела отскочить. Духи — нет. Слишком устали, чтобы смотреть вверх.

Вампир с тяжелым вздохом толкнул меня по направлению к кухне и попросил сесть за стол и молчать, пока я еще чего не сломала. Киваю, вытаскиваю из-под двери Рёву, сжимающего ногу Феофана, и бегу на кухню.

Надеюсь, горячий чай и плюшки приведут их в чувство. Пока… даже смотреть жутко на эти лица с выпученными глазами.

Гриф завтракать не спустился. Впрочем, как и Эдо. А вот Симка радостно мяукнул при виде меня и гордо сообщил, что мой колокольчик всем очень понравился. Тенюки бегут, едва заслышав вой взбешенной "сигнализации". Единственный минус — владелец игрушки тоже временно глохнет от децибел.

Духов кладу рядом с тарелкой, переживая, что они все еще не очнулись. Вздыхаю… Тоже мне защитница: они обо мне всегда заботились, помогали, а я их бросила, да еще и дверью огрела. Жаль… Жаль, что не умею колдовать и лечить.

Хотя…

— Маг!

— А? — Старичок как раз наливал себе чаю и чуть не расплескал кипяток.

— Мне… мне нужна мазь, заживляющая все. Есть?

— Вы поранились? — нащупывая висящие на груди очки и водружая их на нос. Забавные. И глаза такие большие сразу.

— Ну. Не совсем. Короче, очень надо.

— Кхм. Тогда подождите немного, я…

— Я с вами.

— Что ж…

Вампир удивленно проследил за мной взглядом. Симка остался доедать ужин. Он прекрасно понял — для кого нужна мазь.


Духов вымазала с ног до головы. Маг впервые мог увидеть их очертания — из-за белого геля, покрывшего тела. Долго спрашивал, уточнял, не верил. Попросил пообщаться с ними, притащил какой-то том и в великом волнении искал язык анрелов и гэйлов.

Не нашел — расстроился.

Гель впитался довольно быстро. Уже минут через пять ребята очнулись и слабо зашевелились. Потом Феофан сел и растормошил Иревиля. Я долго и путано извинялась, сунув в руки кое-как севшему Рёве большой кусок шоколадного торта (он такие обожает). Торт откусили, на меня смотрели мрачно и недоверчиво.

— Ну вот что хотите сделаю, — огорченно.

— Что ж. — Феф встал, покачнулся — и сел.

Маг притих, внимая хотя бы моим словам и глядя на движущиеся остатки геля.

— Я не таю на тебя зла, дитя мо…

— А я таю! Короче. Мне нужна ванна, утенок резиновый, а лучше два — Феф тоже пойдет, я его знаю. — Анрел покраснел и возмущенно глянул на опередившего его Рёву, перемазанного в шоколаде и все еще хмурящегося, — Будешь месяц доставать нам торты и плюшки… пирожки тоже подойдут, слушаться меня, как папу, и…

— Иревиль!

— Я не анрел, мне злобствовать положено, — отмахиваясь.

Анрел задумался. В принципе да, но…

— И дашь спать на твоей подушке.

— Но на ней уже сплю я, кот и Гриф, местами, — растерянно.

Маг ахнул, я не обратила внимания. А что делать, если уходить Гриф не собирается и даже вампир не смог ничем помочь? Вот и приходится всю ночь отбирать одеяло и каждое утро упорно просыпаться на его груди (спящий Гриф при этом выглядит так, словно обнимает не киборга, а любимую игрушку; я же… просто устала бороться).

— Хочу кроватку! — Рёва, обиженно.

— Сделаю, — со вздхом.

— Тогда прощаю, — важно. Икая от переедания и разглядывая обгрызенный кусок торта, — Хочешь?

Анрел отрицательно покачал головой, опасаясь испачкать тогу.

— Ну вот и хорошо, а теперь мыться и есть. Тут умывальника нет?

— Там.

— Угу.

Маг с грустью следил, как пропадает белый крем, а с ним и очертания невидимых существ. Попросил меня передать им, что хочет подружиться. Я передала. Феофан растроганно пообещал молиться тоже и над его головой по ночам. Рёва, хихикнув, сказал, что страшно рад и съедать теперь будет и его порцию тоже. О чем я магу и сообщила. Тот почему-то был счастлив.

Люблю ночи. Никого. Дом объят сном и тишиной. И только ты, как безликое привидение, спускаешься вниз, мечтая непонятно о чем и чувствуя это щекочущее чувство внутри.

Луна белым призраком скользит по небу, освещая стены и лестницу дома прозрачным светом. Тучи, исчезнувшие на ночь, напоминают о себе лишь редкими облаками, затеняющими изредка лунный диск. А в дымоходе завывает ветер, раздувая потухшие, но все еще тлеющие угли камина в зале…

Свет зажечь не решилась. Прокралась на кухню, нашарила на полке свечу и осторожно ее зажгла.

А на столе, чавкая тортиком, сидели два духа и удивленно на меня смотрели.

— Гм.

— Тоже за тортом? — Рёва. Понимающе.

От торта, кстати, мало что осталось. И куда в них столько влезает? Или это они еще вечером столько съели?

Анрел старательно краснел, отодвигая свой кусочек, перемазанный шоколадом до бровей. А на подоконнике сидел Гриф и насмешливо мне улыбался. И как я его сразу не заметила?

— Привет, — смущенно. Да-а, я теперь и смущаться умею.

— Ешь. Я свой кусок уже проглотил.

Я тут что, самая последняя?

Сажусь, пытаюсь отрезать часть. Иревиль возникает, что я жадничаю, и просит резать поменьше. И вообще я тяжелая, мне худеть надо.

— Это кость, — отрезая треть оставшегося куска.

— Какая "кость"? Ты себя взвешивала? Мамонт!

— Да ладно тебе, — довольно вонзая зубы в торт, — осталось еще много.

— А на завтра?

— Завтра еще купим. Закажу в трактире.

— А-а… Фефа, можешь так не давиться, завтра еще будет.

Анрел закашлял.

— Ну Фефа!

— Ире… кх, кх виль! — сквозь слезы. — Я давно перестал есть!

— А чем подавился? Слюной? Бывает. Тоже на диете?

Пунцовый от стыда анрел отвернулся и расстроено посмотрел на меня. Я тут же сунула ему в руку часть своего куска. Он благодарно улыбнулся, откусывая и закатывая глазки.

— А мне?! — Иревиль уже стоял у моей тарелки, протягивая ручки и хмурясь.

Пришлось и ему дать. Три. Так как он переживал, что я жадничаю и он никому здесь не нужен.

— Забавные они у тебя, — усмехнулся Гриф.

Киваю, забравшись на стул с ногами и пытаясь выкинуть все мысли о парне из головы. Ну любит и любит. Вот когда сама влюблюсь, тогда и задумаюсь. А пока перегружать голову не хочу.

— Ты куда-то собрался?

— Нет. Я всегда по ночам по кухне шатаюсь. А ты?

— А я… я, пожалуй, выйду.

— Куда? — Черные глаза мерцали отраженными бликами пламени свечи. Красиво.

Пришлось придумать историю о том, как сильно мне нужно совершать добрые дела, а то заболею от безделья… в прямом смысле.

Гриф воспринял весь этот бред на удивление спокойно и не задал ни одного вопроса. Либо не поверил, либо ему псе равно. А вообще… и что это за раса такая, тырги? Надо будет у мага спросить.

— Значит, тебе постоянно нужно совершать много хороших дел?

— Ну… в общем и целом — да. Только я не вполне понимаю: что и где совершать?

— Тогда бери задания. Они все — против вышедшей из-под контроля и разбушевавшейся нечисти. Добрые дела, как ни крути. Приработок опять же.

— …А где достать задания?

— В кухонном столе их полно.

Следующие полчаса мы вчетвером копались в ворохе бумажек, раскидав их по всему столу. Сортировки — никакой. Пришлось разложить хотя бы по датам. Единственное, что делал маг, когда складировал весь этот ужас в ящик, — это выкидывал те объявления с заказами, что уже были выполнены. Да оно и понятно: все надписи на таковых пропадали автоматически.

— Вот эта ничего, — подал голос Иревиль, оставляющий шоколадные следы на всем, к чему прикасался.

Свеча медленно оплывала, давая достаточно света и превращая обычный выбор в некое таинство. Уютно.

— "И зело страшное чудище живет у меня в унитазе. Рычит страшно, кусает баб и мужиков, не дает справлять нужду! Награда — десять риз".

Я только отмахнулась. Гоняться за монстрами по канализации сильно не хотелось. Их там сотни. Как я найду нужного?

— А вот тут просят спасти девушку, — анрел. Взволнованно. — Убежала в лес, надев красную шапочку и юбочку. Юбочку нашли, девушку — нет.

— Сколько дней этой заметке? — вздыхая.

— Э-э… десять лет.

Роюсь дальше. Либо девочка вернулась, либо ее съели. В любом случае: спасать и искать кого-то уже поздно.

— А вот тут готовы заплатить аж сто риз!

Смотрим на удивленного Иревиля. Деньги немалые. Интересно.

— Что там? — Феф.

— Просят… уничтожить нечисть, шастающую по ночам по дворцовой библиотеке.

Смотрю за окно. В принципе сейчас ночь.

— А почему столько платят, не сказано? — Гриф, задумчиво.

— Не-а. Сказано, что уничтожить нужно срочно.

— Ну я пошла. Иревиль, Феофан, вы со мной?

— Конечно, Иля, куда ж ты без нас. — Анрел взлетел на правое плечо.

Рёва подхватил на взлете еще кусок торта, плюхнулся на левое и что-то согласно промычал. Усмехаюсь и шагаю к двери. Гриф спокойно идет следом. И, не напрягаясь надеванием ботинок, как был босиком, выходит из конторы.

— Ты тоже идешь? — растерянно глядя ему вслед. Я.

Он пожимает плечами, сунув руки в карманы, и первым шагает в темень, шлепая прямо по лужам.

Дождь все еще моросит противно. Быстро хватаю две куртки, закрываю за собой в который раз починенную дверь и бегу следом.

— На. Простудишься.

Удивленно смотрит на ветровку. Оскал улыбки напрягает.

— Я не умею болеть.

— Да?

— Но спасибо.

И куртку надели, не отрывая от меня взгляда черных как смоль глаз.

— Не за что.


ГЛАВА 11 | Новая жизнь | ГЛАВА 13