home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 13

Гм… ну и на что я надеялась, сунувшись во дворец ночью? Сонная стража меня послала сразу: по короткому, но емкому адресу, уверяя, что принимают — утром, а по ночам шастать не фиг. Объяснить, что я именно по ночному делу, — не смогла. Гриф предложил перебраться через стену, слегка выпустив из пальцев жгуты. Но я только отмахнулась и "открыла" ворота тремя выстрелами из пушки. Никого не задело, и во двор мы все-таки попали… Под конвоем, сопровождаемые тычками острых копий в спину по направлению — тюрьма. Что меня опять же не устроило. Но не успела я вновь трансформировать пушку, как к нам подошел один из Теней и жестом приказал убрать копья. Тот самый, с турнира. Хотя… других я и не видела.

— Ты? — удивленно.

Протягиваю ему лист заявки. Он пробежал глазами по немного размытым дождем буквам, вновь посмотрел на меня.

— Я из конторы "Нечисть и Ко". Пришла выполнить заявку. Но… меня некоторое время не хотели впускать.

— Осторожно, — обрывая мой монолог, — Не перегибай палку. Тебе дозволено далеко не все.

Опускаю взгляд, зачем-то выжигая им на мокрой земле шипящие линии.

Стража попятилась. На меня смотрели, как на опасную сумасшедшую. С тихим шорохом выдвинулись на всю длину жгуты Грифа, но тот даже не шевельнулся, все так же стоя неподалеку и сложив руки на груди. Он наблюдал. Не вмешиваясь.

— Хм… это угроза? — Страха в голосе не было.

— Если хочешь. Пока у меня нет никаких причин что-либо менять. Но я не люблю ограничения моей свободы.

— Не хочешь перейти на службу Совету? У тебя будет все. И свобода, и деньги. И власть.

Смотрит пристально. Оценивает реакцию.

— Прости, нет. Это и будет резкое ограничение моей свободы.

— …Иди за мной.

Растерянно моргаю, стирая со лба воду. Волосы прилипли к голове, с ресниц капало. Он что, решил меня не наказывать? Почему? Или накажет после? Что-то мне не верится, что такую наглую выскочку, как я, проигнорируют.

Идем по переходам замка. Я уже потерялась бы, если бы не мой электронный мозг, четко фиксирующий всю визуальную информацию на 3D-карте, развертывающейся на периферии зрения. К примеру, я точно знаю, что мы уже сделали пару петель и теперь спускаемся вниз. Гриф молча следует за мной. Тень молчит.

— Иль, мне скучно, — на левое ухо, напряженно.

— Потерпи, — Мой шепот почему-то подхватывает эхо и разносит по всему коридору. Предупреждать надо.

— Что-то не так, миледи? — Тень и не думает оборачиваться.

Еще нервирует, что он один и не взял с собой стражу. Так уверен в своих силах?

— Все нормально. Но тут странное эхо.

— Мы называем этот коридор "звучным", каждое слово, сказанное здесь, тут же разносится окрест и слышно каждому находящемуся в нем.

Кошусь на Иревиля, пересаживаю к нему анрела, чтоб повлиял. Феофан не понимает — чего от него хотят.

Нечистик же, не обращая на меня внимания, резко запускает молнию в Тень. И не одну. Все вместе создало довольно сложную систему замкнутого кольца. У Тени не было шансов.

Сверкание, вой, вскрик. Застываю в коридоре, сжимая кулаки. Ну Рёва…

Смотрю на смущенно слушающего вопль Феофана Иревиля. Анрел никак не может выразить свою мысль словами, только беспомощно тычет рукой в распростертого на полу и пытающегося встать провожатого и воет: "Ы-ы-ы!.." Наверное, хочет сказать "ты". Тоже тычу пальцем в Тень, хмуря брови.

Мужчина, чуть привстав, закашлялся, обернулся и, увидев мой палец и хмурое напряженное лицо, сжал зубы.

Рёва сказал, что больше так не будет.

Тень сказал, что меня убьет, и скользнул ко мне.

Не успеваю перейти в режим боя.

Между мной и Тенью встает Гриф.

Тело парня отшвыривает назад. Он едва успевает вцепиться жгутами в колонну, разворачиваясь по дуге, и вновь врезается в противника. Стою и наблюдаю за обоими, не спеша влезать и анализируя.

Гриф бьет резко и по болевым точкам. Перекрывает кровоток, умело оценивает позицию противника и моменты, когда равновесие того наименее устойчиво, успевая просчитывать все ходы наперед и принимая решения на бешеной скорости.

Плюсы: я могу войти в режим его скорости. Минусы… не смогу отвечать на том же уровне. Проиграю. Почти наверняка проиграю. Тень слишком нестандартно бьется.

А если спарринг? Смотрю на Грифа. Сработаемся? Нет.

Он одиночка, да и невозможно разработать спонтанную систему поддержи так вдруг, я только помешаю ему.

Варианты закончились. Единственно приемлемый — уйти с поля боя, пока Тень занят Грифом. Еще секунд десять, думаю, битва продлится — я как раз успею покинуть дворец и скрыться в городе. Смогу спасти душу…

А внутри так больно!

Приказ понят. Режим боя активирован.

Врезаюсь в противника, пропуская разом все удары, чувствуя, как трещины бегут по костям. Сжимаю в объятиях и пропускаю ток такой силы, что Тень начинает дымиться, но все еще сопротивляется, хаотично бьет куда попало, больше не нанося смертельных ран. Врезаю еще одним зарядом, прижимаясь лбом к его плечу. Хруст ломаемых позвонков, кажется, моих — смог-таки вцепиться в голову. И все равно он уже проиграл.

Падаем оба.

Гриф лежит неподалеку и пытается встать уже раз в пятый. Смотрит зло и прицельно.

— Бура!

Не откликаюсь.

Повреждения — сорок четыре, сорок семь, сорок девять…

Гриф подползает, рывком отдирает мои почерневшие руки от Тени, переворачивает на спину, отталкивая ногой тело противника. Смотрит в распахнутые глаза, сжимая зубы.

— Бура, ответь.

Картинка перед глазами мерцает и гаснет.

Пошевелиться не могу — поврежден спинной кабель. Ответить тоже не получается: что-то с речевым центром, а еще не бьется сердце… Я мертва?

Спокойно. Все нормально. Повреждения несмертельны. Надо подумать о чем-то другом — к примеру, Симка рассказывал: после атаки на одного из членов Совета от нападавшего не осталось даже пепла. Так что мне еще повезло… Да и Совет расслабится, поверив в мою смерть и в то, что я ему больше не угроза. А то уже наворотила дел — уничтожила одну из Теней, спасая Симку, слишком показала себя на турнире и после — в подземельях. Еще и Грифа у них увела…

Теперь, правда, придется покинуть город: оставаясь здесь, я подставлю всю контору. Но зато в итоге все решится как нельзя лучше.

Хорошо бы только еще… в себя прийти или чтоб Гриф до конторы донес.

В крайнем случае — придется самовыкапываться из могилы.

— Отойди.

Голос Сима, что ли?

Звук отвинчивающейся крышки фляги. В горло что-то льется, проскальзывая по пищеводу. Все еще не могу ни дышать, ни глотать.

— Что это?

— Настойка игиса. Высвобождает внутреннюю энергию, способствуя восстановлению повреждений. Элв дал, должна помочь.

Точно Сим. Но откуда он здесь?

— Рёва, я больше не… могу.

— Феф, ша настойка подействует, ты ж слышал. Еще немного.

— Она умирает, — Слезы в голосе. — Ты теперь тоже прозрачный, смотри.

— А ты меня не разглядывай, а лечи давай. Если погибнет мозг, ты не то что прозрачным станешь… ты вообще исчезнешь.

Всхлип.

— Фефа, не реви. Лечи лучше.

— Я лечу.

— Она не дышит, — Гриф, тихо.

— Погоди, еще не все. Должно пройти время.

— Сколько?

— Не знаю. Просто жди.

Повреждения — пятьдесят пять, пятьдесят семь, шестьдесят пять, семьдесят три…

Я вообще выберусь?

Тень врезал-таки мне напоследок чем-то очень мощным — чем, я так и не распознала. И оно теперь медленно разрушает тело изнутри…

Лежу, слушаю, как тяжело дышит маленький Феофан, отдавая последние силы. Чувствую, как мою руку держат чьи-то теплые пальцы. А еще… меня куда-то засасывает. Вокруг становится темно, тихо и мрачно… Наверное, люди это и называют смертью.

Тук.

Тук-тук…

Тук-тук-тук…

Бьется. Сердце.

Зрачки сужаются, пальцы слабо дергаются.

— Она…

— Тихо. Пошли. Быстро.

Меня подхватывают и куда-то несут.

— За мной! Нельзя выносить ее через парадный вход. Она мертва, понимаешь? Так что иди за мной.

Слышу шипение вампира. Меня легко покачивает, на груди лежат потерявшие сознание духи. Начинаю видеть.

— Теперь в подземелья. Идти будем на ощупь. Сможешь?

— Да.

— Тогда пошли.

Бег вниз, повороты. Бесконечные повороты и команды Сима.

Зачем он это делает? Откуда вампир вообще взялся? Не понимаю. Мозг виснет. Ах да: выход из режима боя.

Все болит, не чувствую ни ног ни рук. Голова словно отделена от тела, а внутри что-то щелкает, движется, срастается и заживает. Куклу дети поломали, кукла чинится — бывает.

— Сюда.

Неясный свет, такой тусклый — ночной, но ярче тьмы подземелий, — касается глаз. Зрачки чуть сужаются. Меня выносят наружу. Сим кивает и бежит вниз по улице. Выход так далеко от дворца? Странно. Хотя…

В конторе светло. Нас ждут.

Гриф заносит меня внутрь, маг качает головой, велит срочно положить на стол. Суетится, роняет пробирки и ругается под нос. Элв и гном помогают меня укладывать и закрепляют руки и ноги в зажимах.

Глупо. Я не буду дергаться. Я не смогу.

Вкалывают какое-то лекарство. Потом второе, третье. Маг постоянно что-то бормочет, хмурится. Правильно, на, меня ничто не действует. Элв принес еще той настойки, а гном вливает в горло свое вино. Странно, но оно помогает. Энергия, пусть и настолько слабая, высвобождается и идет опять же на восстановление.

А самое странное — мне не больно. Все хмурятся, переживают. А я просто лежу, слушаю их голоса и жду, когда смогу пошевелиться.

Под утро меня спрятали в подвал. Там оказалась потайная комната, куда меня и запихнули. Кажется, днем приходили стражники Теней. Им позволили все осмотреть. Меня не нашли.

Вскоре пришли в себя и Иревиль с Феофаном и следующие два дня постоянно спали рядом со мной на подушке, восстанавливая силы. Феф сказал, что все будет хорошо.

Только через неделю пошевелила рукой. Через месяц — смогла ползать, потом ходить. Постоянно хотелось есть, причем металл. И не железо или медь, а по крайней мере хорошую сталь… Долго не могла найти ничего похожего, но Гриф иногда притаскивал удивительно вкусные мечи и доспехи из непонятного сплава. Прочный и жаростойкий, он прекрасно встраивался в кости. И я могла поглощать его килограммами буквально за секунды — пугая окружающих и заставляя Грифа искать новые куски.

А потом однажды спустилась вся команда и сказала, что мне пора. Меня уже не искали по всему городу, поверив в гибель, но на всякий случай назначили неплохую награду за мою голову. Так что… действительно пора было исчезнуть.

— Что ж, спасибо за все. — Неуверенно улыбаюсь, взъерошив немного отросшие волосы и вставая с кровати. — Я не забуду вашей помощи.

— Я с тобой! — напомнил о себе котенок, сидящий на руках элва.

— Тебе лучше остаться в городе с родными. Да и от статуса моего слуги я тебя давно освободила.

Пушистик надулся. Феф и Иревиль осторожно его гладили, убеждая, что так и вправду будет лучше.

То, что Гриф пойдет со мной, почему-то даже не обсуждалось (все мои возражения парень просто пропускал мимо ушей).

— Вот карта потаенных земель. Она… очень редкая. Будь осторожна — рассыпается на глазах, — смущенно улыбаясь и протягивая свиток.

Я благодарно кивнула магу. Гном вздохнул и протянул целую флягу своего чудодейственного пойла, отрывая буквально от сердца. Элв молча положил на тумбочку возле кровати мазь.

Уходить не хотелось. Совсем. Но и оставаться нельзя, и я это понимала.

— Бура. — Сим стоял у двери и хмурился.

— Что?

— Ты ведь недавно превращала свою руку в оружие, помнишь?

— Да. Это нанотехнологии и…

— Я понял. А почему ты не можешь полностью изменить свою внешность точно так же?

Хм… как же ему объяснить, что однажды написанная и запущенная сложная программа, держащаяся на сотне мелких кристалликов мозга, не может быть вот так запросто изменена.

— Просто поверь. Не могу.

Он нахмурился и кивнул. Вопрос был снят.

Я развернула карту и внимательно ее рассмотрела. Впервые видела настоящую, до этого маршруты мне рисовали на листочках. Пойду на запад. Там, судя по карте, — конец мира. Не знаю, что это означает, но узнать стоит, так как в любом другом месте Тени меня отыщут обязательно.

— Ты прости, что так, — тихо попросил маг, не зная, чем бы еще заполнить гнетущую тишину.

— Все нормально. Я скоро найду способ изменить внешность и смогу вернуться.

Смотрят удивленно, недоверчиво. Не буду уточнять, что для этого надо стать человеком.

— Вы ведь примете меня?

Гном усмехнулся, элв смотрит внимательно, а вампир серьезно кивнул.

— Возвращайся. Примем.

— Только, — хмурюсь, — почему вы так со мной возитесь? Я ведь чужая.

Растерянное переглядывание, усмешки на хмурых лицах.

— Дай-ка подумать, — улыбнулся маг, — ты спасла Сима, освободила контору от налогов и заодно уберегла нас от долговой смерти. Да еще и сплотила всех так, что, никогда раньше не общаясь, мы начали завтракать, обедать и ужинать в компании друг друга. Хм… наверное, просто ты теперь здесь своя. А своих мы не забываем и не бросаем. Запомни это, девочка.

Киваю, улыбаясь и чувствуя дрожь в руках. А после — быстро выхожу наружу.

Не умею я выражать искренние эмоции. И никогда не могла.

Мы все уже в зале. Я оглядываюсь по сторонам. Знакомо все. Камин, стол… за окнами — темень. В капюшоне моей куртки лежат в обнимку Феф с Иревилем и уже храпят вовсю — опять всю ночь дурачились, а теперь отсыпаются.

Ребята стоят неподалеку, маг мнет в руках какой-то листик и постоянно смущенно улыбается. Гном сидит на стуле и опирается локтями на колени. Голова опущена, кулаки сжаты. Мне его стало жалко.

— Ну… всем пока. — Неуверенно улыбаюсь.

Гриф выходит с огромным тюком всякой всячины ("на дорожку") и хмуро смотрит на элва, вручившего ему ранее мешок.

— Слушайте, — задумчиво, гном, — а почему мы не можем ее просто в парня переодеть?

Стою у двери, пожимая руку магу и прижимая к груди котенка. У пушистика — слезы. У меня — шок.

— Фефа! — из капюшона. — Мы идиоты.

— Да? — сонно.

— Нет, правда! — Гном вскакивает и подбегает ко мне, изучая так пристально, что хочется… прикрыться, что ли. — Постричь… налысо! Перетянуть грудь. — Грудь попытались пощупать.

Под дых я ему заехала почти случайно. Гном охнул и рухнул на пол. Затих.

Элв усмехнулся, но под нашими осуждающими взглядами тут же принял скорбный спокойный вид.

— Я согласен с Крутом. — Вампир широко улыбнулся, обнажая острые клыки, и подошел ко мне. — Тебе не нужно никуда уходить. Оставайся. А легенду мы сообразим.

— Угу. И назовем тебя… Рик! А что? Хорошее имя, — Маг нервно ходил по комнате, поправлял очки и улыбался, весело на меня поглядывая.

Вопросительно смотрю на Грифа. Мой личный телохранитель просто скинул с плеча огромный мешок, чуть не проломив им пол.

— Остаемся, — сухо.

— Ура! — из капюшона. — Феф, просыпайся! Мы никуда не идем!

— Я проснулся, — задумчиво. — Слушай, а может, поможем и что-нибудь наколдуем? Чтобы скрыть ее облик.

— А вы можете?

Никто не обратил на меня внимания. Народ суетился вокруг добравшегося до стула гнома, обсуждая, как меня загримировать получше и что мы будем есть на ужин, а то все проголодались. Да и отпраздновать мое "возвращение" тоже явно стоило.

— Хм… — Перед носом завис анрелочек и задумчиво на меня посмотрел. — В принципе, если взяться вдвоем… что думаешь, Иревиль?

Мягко хлопая крыльями, к нему подлетел Рёва и довольно и широко улыбнулся:

— У меня гениальная идея!

После чего меня заставили зайти обратно в потайную комнату и в полной темноте наложили столько обездвиживающих чар, что очень скоро я уже и сама не понимала: кто я, где я и как должна выглядеть.

— Феф! Это не нос, а какая-то картошка!

— Я стараюсь, — напряженно, — но это так трудно!

— А ноги делать не трудно? Ой, блин, опять одна — длинней второй.

Я попыталась было встрять, но меня еще раз обездвижили, и тело безвольно рухнуло на постель.

— Продолжим, коллега. — Иревиль бегал по моей груди, сверкая глазками и ухмыляясь.

Анрелочек сидел на моем лбу и огорченно оглядывал лицо с широко распахнутыми глазами.

— Боюсь… не справлюсь. Это ж такая ответственность.

— Тогда дай я, — решительно.

— Ну уж нет, — хмурясь и поднимая ручки. — Знаю я тебя: превратишь девочку в блудницу, один взгляд на которую заставит мужчину кричать… от наслаждения.

У Рёвы отвисла челюсть, он тяжело задумался.

— Ну… а что. Я могу!

— Не сомневаюсь, — угрюмо. — Та-ак… ротик поменьше. Еще меньше.

По быстро увеличивающейся груди протопали маленькие ножки.

— Она в него даже ложку не засунет!

— Да? — растерянно.

— Да. Вот как надо.

— Губы слишком пухлые, — хмуро. — Вот так лучше.

— Ну… ладно. А глаза куда дел?

— Мама… Да вон же они! Невинные, красивые…

— Даже слишком невинные. Глаза должны быть большими!

Мир раскрылся новыми красками, я увидела весь потолок разом.

— Щек теперь нет, — трагично.

— Ну… ты ж хотел. Чтоб мужики орали.

— Я не хотел, — возмущенно. — Дай сюда. Вот та-ак.

Тяжелый вздох.

Дальше они магичили ресницы, исправляли нос, ругались из-за формы бровей и долго бегали по кровати, моделируя тело.

Когда мне вернули голос — рискнула спросить:

— Но ведь даже я не могла менять внешность? — хрипло и сквозь кашель.

Тишина.

Смущенное сопение меня насторожило.

— Понимаешь, Илечка, — тихо начал анрел.

— Короче, все те плюсы, что ты набрала за хорошие деяния, преобразуются в нашу силу. Ну мы ее и потратили только что, а потому тебе придется начинать ее сбор заново, — радостно выпалил Иревиль.

— Какую силу? — растерянно.

— Которая превратит тебя в человека, — мягко. Феофан. — Да?

— И… сколько мне еще надо будет теперь ее собирать?

— Ну мы вроде закончили. Пошли, Феф. Я уже ощущаю запах готовящихся булочек.

И эти два… духа! Улетели, оставив меня в полном одиночестве и шоке. Так это что означает — мне теперь все сначала начинать? Да я ведь даже не знала, что у меня уже есть запас собранной силы и какой именно! А впрочем… его у меня уже нет. Ладно, об этом — потом. Надо хоть понять: что я есть. Первое — подняться.

Кое-как встав, я тут же неловко упала на пол, чувствуя свое новое тело как что-то чужеродное и ощущая, что стала намного ниже. С третьей попытки все же приняв вертикальное положение, я осторожно вышла из комнаты на свет и прошла к зеркалу, стоящему у входной двери, рискнув наконец взглянуть на новую себя.

Хм… сразу виден почерк обоих духов.

Невысокая изящная фигурка с грудью второго размера. Золотые длинные локоны мягких волос, большие голубые глаза и пухлые губки маленького ротика… Прежняя внешность нравилась мне гораздо больше, на эту же явно будут обращать слишком много внимания. Хотя… зато теперь не придется притворяться парнем. Изменить ведь можно многое, но не рост. Так что во мне никто больше не заподозрит прежнюю Бура-тину.

— Кто вы?

Оборачиваюсь и смотрю в сощуренные глаза Грифа. Смотрит спокойно и в упор. Ну если даже он меня не узнал…

— Нравится? — На его левое плечо сел уже перемазанный вареньем и явно объевшийся Рёва. — Это Бура. Хорошо, что не узнал.

Изображаю что-то вроде реверанса.

Гриф задумчиво оглядывает меня с ног до головы и подходит ближе, касаясь волос пальцами.

— Нравится? — сама не зная, что хочу услышать в ответ.

— Да, — пожал он плечами, после чего взял за руку и поволок на кухню.

Я смотрела ему в спину и хмурилась, не понимая — почему щеки начинают пылать от одного короткого слова?

Странно.

Весь остаток дня друзья восхищались моей внешностью: щупая, допрашивая и налегая на еду. В общем, все были довольны, да и просто рады. В том числе и я… засыпая в теплой кровати, уткнувшись носом в шерстку котенка. И слушая храп Иревиля и тонкое посапывание Феофана.

А еще — зная, что Гриф — совсем рядом. И охраняет мой сон.


ГЛАВА 12 | Новая жизнь | ГЛАВА 14