home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 4

Вампир устало постучал в дверь родной конторы. Он почти висел на плече девушки, ноги слушались плохо. Лил дождь, сверкали молнии. И Симу в данный момент было более чем паршиво.

Нахохлившиеся анрел и гэйл, лежащие на плече девушки и укрытые краем ее плаща, с интересом разглядывали большое каменное здание. В нем было четыре этажа, на двери висела довольно старая деревянная вывеска с нечетким названием "Нечисть и Ко", выведенным черной краской. Серый унылый фасад, лишь слегка скрашенный неуверенными листиками ползучих растений, проглядывающих тут и там, вызывал зевоту.

Тишина в доме. Во всех окнах темно и пусто. Открывать им явно не спешили.

— Маг! — рявкнул вампир, — Эдо! Крут! Это я, Сим! Откройте, грымр вас подери!!!

Тишина. Ни звука. Сим выругался и начал с силой дергать за веревку колокольчика, прибитого над дверью. В итоге веревка оторвалась вместе с колокольчиком и повисла в руке угрюмо рассматривающего ее вампира.

— Гм… — сообщил он, стараясь не смотреть на девушку, которая чуть ли не на руках дотащила его досюда.

И это при такой-то погоде — ну, короче…

Лия осторожно перекинула его руку обратно через шею и усадила зашипевшего сквозь зубы вампира на ступени под козырек.

— Твои друзья точно там? — Тон спокойный. Изучала вывеску.

— А где им еще быть? — мрачно. — Стопудово дрых…

Девушка рывком отодрала вывеску, замахнулась и врезала ею по двери. Грохот, щепки, рухнувшая внутрь дверь и худой человек в тапочках и ночнушке, сжимавший свечу и удивленно на нее смотревший.

— Здравствуйте, — кивнула девушка, подхватила застонавшего вампира на руки и внесла его в дом, предварительно долбанув головой и ногами о косяк.

Человек неуверенно кивнул, сжал ключи и сделал шаг назад.

— …Варгана! — выругался вампир. — Привет, маг. Знакомься — это Иля. Наша новая работница. Сил немерено, да еще и колдует так, что лично я чуть не помер.

Анрелочек и гэйл тут же вылезли из-под плаща и метнулись к камину. Гэйл дунул огненным дыханием и поджег дрова всего за секунду. Все вздрогнули и обернулись. Анрел тут же сел на каминную решетку, снимая мокрый балахон и протягивая к огню посиневшие от холода ноги.

— Это не я, — растерянно сообщил старик.

— Я ж говорю, она — магичка, — кивнул Сим и со стоном улегся прямо на стол, на который его перед этим и посадили.

— Что с тобой? — Маг подбежал к вампиру.

Увидел жуткие раны и тут же начал суетиться, одновременно зажигая магическими светлячками свет, левитируя из лаборатории в подполе какие-то колбочки и громко сетуя на безголовость одного очень непоседливого вампира.

Девушка же отошла к камину, скинула накидку, платье, рубашку и… поняла, что позади нее оборвались стенания, а анрел делает какие-то странные знаки руками.

— Э-э-э-э… милая, — откашлялся маг, стараясь не глядеть на девушку.

— Да?

— Ты… а впрочем, ладно. Держи и укутайся хорошенько.

К ней по воздуху пролетело теплое махровое покрывало, до этого лежавшее на одном из стоящих у окна кресел. Девушка радостно в него закуталась и даже робко улыбнулась.

— Раздеваться можно только в одиночестве! — просветил ее Феофан с чугунной решетки.

— Почему? — озадаченно.

— Потом покажу, — заверил ее Иревиль, начисто игнорируя гневные взгляды анрела.

Так они и сидели у камина, грелись и ждали, пока маг вылечит стонущего на столе вампира.

А потом девушка уснула, свернувшись клубочком, чувствуя тепло огня. И последнее, что она запомнила, — все ее пальцы снова гнулись.

Рассвет. Угли давно остыли. Она лежит на толстой шкуре у камина и теперь вспоминает — кто она и как сюда попала.

— Феофан?

Из-под края пледа вылез встрепанный и сонный анрел, сжимающий в руках тунику и широко зевающий. Гэйла она обнаружила на своем животе. Он сладко спал, не реагируя на внешние раздражители.

— Вставайте, девушка, — раздался позади нее бодрый голос. — Мы не смогли перенести вас в кровать, но уж завтрак приготовить сумели вполне. Так что он вас ждет…

— Кто — вы?

Сонно потянулась, села, глядя на невысокого щуплого старичка. Кажется, его звали…

— Я — маг. Позвольте представиться еще раз. — Ей мягко улыбнулись. — А вы находитесь в конторе "Нечисть и Ко". Надеюсь, помните? — Он скорбно указал на две половинки двери, кое-как прислоненные к выходу.

— Ну… да, — кивнула, опять сонно потягиваясь.

Душа все более уверенно располагалась в выданном ей теле. И теперь, когда прямая опасность больше не угрожала, с любопытством высовывала свой нос, пытаясь действовать и реагировать как обычно. Механическое холодное сознание киборга послушно затихало в глубинах разума, не мешая и временно передавая контроль над телом своей "хозяйке".

— А что на обед?

— Ну… скорее, еще завтрак. Сейчас довольно раннее утро. Хотя все в этом доме едят когда им вздумается и вечно пропадают по своим делам.

— А вы…

— А я — маг, лекарь, подспорье в самых сложных делах. Но обычно меня оставляют здесь, дабы не утруждать старый организм великими деяниями. Да, если поторопишься — застанешь Эдо. Он элв. И притом недурен собой. Что тебе наверняка будет небезынтересно.

Она кивнула и стремительно пошла на кухню.

Маг только улыбнулся, глядя вслед девушке.

Влетаю на кухню — и замираю.

Элв… красив — не то слово. Высокий, стройный. С острыми ушками, с длинными пушистыми ресницами и высокими скулами…

— …здравствуйте.

На меня глянули чуть раскосые, полные раскаленного золота глаза. Тонкие губы изогнулись в едва заметной полуулыбке, после чего он продолжил пить чай из изящной кружечки, вновь отвернувшись к окну.

— Я — Илия, — с какой-то непонятной гордостью. Запоздало вспоминаю — что именно означает мое имя.

Элв вновь повернулся ко мне, глядя уже с состраданием.

— Точнее, Бура, — хмуро.

Имя Илия меня привлекало больше, но тут уж ничего не поделаешь.

Он снова отвернулся, не удостоив и словом.

Я вздохнула, выдохнула и с улыбкой продолжила, ибо поболтать с ним внезапно стало чуть ли не целью моей жизни:

— А ты красивый.

Ноль эмоций.

— И затылок красивый. Волосы белые, мягкие — мне бы такие…

Кончик изящного ушка чуть дернулся. Видимо, и здесь знали, что такое вши. Или же был некий их аналог.

— Явно — мылся недавно. Пахнешь… приятно. — Шумно вдыхаю и выдыхаю, склонившись над его макушкой и пытаясь понять, куда меня несет.

Это нервное, а также мой старый личный способ пробиться сквозь стены равнодушия и холода людей… хотя он вроде бы и не человек вовсе.

— Отойди. — Голос дивный, мягкий и такой приятный — прокатывается серебристыми пузырьками по нервам, еще долго отзываясь нотками сожаления в моей душе…

Хм.

— А почему у тебя кожа желтая? Болел? — Лукавлю, кожа, скорее, медовая и очень красивая. А как идет к его глазам…

— Послушай, — тихо. Напряженно, — Я хочу допить свой чай в одиночестве. Так что не могла бы ты…

— Ладно, если я тебе как шило в… горле — я просто быстро перекушу и уйду.

Морщится, кивает.

— Только побыстрее.

Киваю, сажусь, радостно глядя на плюшки с вареньем и горячую бурду, которую мне проще назвать чаем. Начинаю есть, немного чавкая (никак не привыкну к новым челюстям — ими сталь можно жевать, боюсь прикусить щеки). Сербаю чай из кружечки, по полкружки за глоток, довольно быстро опустошаю чайник.

На меня уже смотрят в упор, не мигая и сжимая ручку своей чашки так, что, к примеру, у меня она бы уже давно отломилась. Улыбаюсь и смущенно снова сую в рот булочку. Очень вкусно. Честно…

А еще минут через пять — довольная — встаю наконец-то из-за стола и, подмигнув застывшему элву, выхожу с кухни, громко хлопнув за собой дверью.

За дверью тихо выругались на странном наречии, после чего все стихло.

Пять минут спустя (по внутренним часам): смотрю с улицы в окно кухни и радостно улыбаюсь все еще сидящему за столом элву, как раз отпивающему очередной глоток чая. Киваю ему, машу рукой, наблюдаю.

Красивый.

Элв медленно встал, демонстративно отвернулся, поставив со стуком чашку на стол, и элегантно вышел из кухни. Бегу в дом. Мне он… любопытен.

А на левом плече — подзуживает Иревиль, убеждая, что, как говорил некий Феофан, мне в этом мире срочно нужны друзья и этот явно подойдет. Анрел же где-то пропал, сказав, что по делам. Хм…

Элв как раз поднимался по ступеням широкой старинной лестницы наверх, о чем-то сильно задумавшись. Я остановилась и неуверенно подумала, что ему, может быть, не до меня. И вообще у парня явно куча проблем, а тут еще я со своей дружбой лезу.

— Ну да, ну да… а ты реши его проблемы, — предложили слева, — У тебя теперь суперсила и мегамощь.

— Не все решает сила.

— И крутые мозги… целый процессор.

— Я не умею ими пользоваться.

— Да?.. Это проблема. Хотя… большинство девушек не умеют пользоваться мозга…

Со вздохом затыкаю гэйлу рот, шагая вслед за элвом и не обращая внимания на возмущенный писк.

— Эдо!

— Что? — напряженно. Продолжая подниматься.

— Я… я хочу подружиться. А у тебя явно страшные проблемы… нет, если просто что-то болит — скажи, я отстану.

Элв остановился, медленно повернулся ко мне и прожег меня взглядом, полным такого количества презрения и уничижения, что даже я поняла… проблемы есть.

— Болит?

— Нет.

— А чего тогда столько чашек выпил?

— Мисс Бура, не могли бы вы оставить меня…

— Я же вижу — тебе плохо, — гнула я свою линию.

Глаз элва дернулся.

— А я помогу. Я очень сильная… да и просто выслушаю, если надо. Просто попробуй…

— Мое терпение не безгранично, — все еще вежливо сообщил элв. — И если вы…

— Ты. Можно на "ты". Я же тыкаю. — Бровь дернулась еще раз. — Ну так что? Девушка бросила? Денег нет? Или просто кто-то нахамил, залез в душу и прошелся грязными сапогами? — цитирую слова сидящего на плече Иревиля, нашептывающего их мне на ухо.

Внезапно он вздохнул, прикрыл глаза и тихо заговорил. Я даже осеклась от того, как резко и начисто исчезли вся агрессия и неприятие из голоса. Остались только безысходность и спокойствие.

— Через три дня это заведение закрывается. У нас нечем заплатить Совету Теней, и контракт будет расторгнут. Так что все сейчас работают только на то, чтобы добыть денег. Но… такую сумму собрать мы просто не сможем. Вы понимаете?

Осторожно киваю.

— А потому, если вам совершенно нечего делать, мисс, я советую спуститься вниз и просто наслаждаться последними днями в тепле и уюте этого дома. Потом, как и мы все, вы станете бездомной и безработной. А в городе Теней это равносильно смерти.

— Почему?

Элв нахмурился.

— Откуда вы?

— Из… издалека… наверное. Я мало что помню вплоть до вчерашнего вечера.

— Хм… что ж, тогда я объясню. Каждый, кто живет в городе, обязан работать и платить налог. Каждый месяц определенная сумма изымается из банковского хранилища жителя. И в случае, если положенной суммы там не окажется, человек, элв или любое другое существо… просто исчезает. Его заберут Тени. Куда и зачем — никто не знает. Но все работают и стараются заработать денег к сроку любыми законными методами.

— И если вам все понятно, миледи, то я прошу оставить меня в покое и дать наконец побыть в одиночестве, дабы обдумать, что можно еще сделать в наших условиях.

— А какой долг? Ну… сколько нужно денег?

— Тысяча пятьсот шестьдесят семь риз. Это золотые монеты, если вы и этого не помните.

— Это много?

— Очень, — раздался голос за моей спиной.

Обернувшись, я увидела приземистого крепкого парня с широкими плечами, коричневой кожей и острым пронзительным взглядом черных глаз.

— И сейчас все работают только для того, чтобы найти эти деньги.

— Но… я не понимаю. Почему надо заплатить сумму, которую агентство собрать не в состоянии. Вы новички?

— Мы не новички, — усмехнулся гном, поднимаясь ко мне. Элв, воспользовавшись моментом, уже вновь поднимался наверх, скорее всего в свою комнату, — но в последнее время нам сильно не везло, пришлось потратиться кое на что, и… вот мы стоим перед выбором: покинуть город послезавтра или же продолжать искать заказы.

Он остановился напротив, с интересом изучая меня и даже и не думая улыбаться.

Для них всех все было очень серьезно… И чем тут я могу помочь? Ведь, если помогу, это будет доброе дело?

— А есть заказ на нужную сумму и чтобы в сроки уложиться?

— Есть один. — К нам уже поднимался маг, — Кстати, этот молодой человек — Крут. Из расы гномов, если ты не поняла.

— Бура, — протянула я руку.

Ее пожали. Сначала легко, потом крепче, еще крепче, еще… уважительно цокнув языком. Я в ответ сжала его кисть так, что разом хрустнули все пальцы, а парень со стоном рухнул вниз, преклонив одно колено, хватая ртом воздух и пытаясь не заорать в голос.

— …простите.

Руку я отпустила. Маг в шоке рассмотрел быстро опухающую кисть, после чего нас обоих потащили вниз. Крута — лечить, а меня… я за компанию увязалась.

— Моя рука… — стонал гном. — Как я на дело пойду?

— Я не знала, что ты такой хилый, — хмурясь.

Ошарашенный взгляд.

— Какой я? — с угрозой.

— Вторую руку дашь?

От меня отвернулись, сжав зубы и пытаясь не орать, пока маг накладывал мазь. Но вот когда старичок достал огромный шприц с толстенной иглой и радостно повернулся с ним к гному… даже мне стало жаль бедолагу.

— Это чего? — угрюмо.

— Шприц! — с ласковой улыбкой.

— Не надо мне никаких уколов. Само…

— Само-то само, дорогой мой, а вот с инъекцией — уже через час будешь как новенький.

Гнома перекосило, он почему-то посмотрел на меня.

— А куда надо его воткнуть? — мне было любопытно.

— В зад, конечно… не в руку же, — улыбнулся врач, обходя гнома с тыла.

Взволнованный парень вскочил и сделал шаг назад.

— А что… — храбрясь, — иголки поменьше не было?

— Ну… можно попробовать и без укола. — Маг поправил очки, продолжая подкрадываться к паникующей жертве.

— Да? — радостно.

— Но клизма получится литра на два.

— Да?! — с ужасом.

Я присела на край стола, с интересом наблюдая за происходящим.

— Маг! — рычание.

— Что?

— Не приближайся, хуже будет.

Маг огорченно остановился и повернулся ко мне:

— Ну и что мне с ним делать? Чисто дитё малое.

Я покосилась на уже минут пять набивающегося со своей помощью гэйла и поманила пальцем врача.

Шептались мы с ним довольно долго… но в итоге шприц хоть и с недоверием, но отдали. Я же под пристальным взглядом гнома тут же его спрятала за спину и зачем-то ему помахала.

— Ла-адно. Тогда порошки, — жестко сообщил маг.

Мы все спустились в его подвальную лабораторию. Здесь было тесно, пыльно. В небольшом очажке пылало синее пламя, посреди комнаты стоял большой деревянный стол, рядом стул. А по краям теснилась куча сундуков и шкафов со всякой разностью. В противоположном от очага углу располагались ведущие наверх, в зал, каменные ступени.

И, пока гном отходил от шока и даже рискнул помочь магу в поисках неизвестной дряни, я отдала шприц в руки Иревилю.

Лицо гэйла так и просияло счастьем и весельем. Он с натугой поднялся в воздух, чуть не выронил тяжелый предмет и, спрыгнув с плеча, по пьяной синусоиде полетел к стоящему к нему спиной гному, целясь тому в пятую точку и распевая боевую песню:

Погибли наших сотни!

Не дрогнет копье в рука-ах!

Но мы победим сегодня!

Поселим в их душах стра-ах!

Вонзим наши копья смело!

И им поразим усе!

Боец я ужасно смелый!

Хоть мал, но могу еще!!!

Услыхав конец строки, гном, будто что-то почуяв, неожиданно выпрямился и резко обернулся. Шприц резко мотнулся вбок и, описав дугу, завис за его спиной. Гном пробуравил меня взглядом, маг же с интересом косился на шприц, склонившись над сундуком и продолжая в нем копаться.

— А где шприц? — подозрительно и немного нервно.

Гном шел на меня, игла мотылялась позади, прицеливаясь.

— Потеряла, — с улыбкой.

— Да? — напряженно.

Он наконец-то остановился. Шприц тоже завис где-то на уровне чуть ниже поясницы и немного отлетел назад.

Разгоняется, сообразила я.

— А… как у вас дела? — глупо. Знаю.

— Дела?

— Погода сегодня чудесная, — продолжала я, не отводя взгляда от шприца.

Маг тоже следил за ним, затаив дыхание.

— Ну…

И тут Иревиль с громим боевым кличем бросился вперед. Шпиц с гудением пронзил воздух, смачно вонзился в ягодицу гнома, за секунду влил все содержимое внутрь, треснул, превращаясь в смятую гармошку, и завис, медленно покачиваясь из стороны в сторону — в такт судорожно дергающейся ягодице.

— Есть! — рявкнул гэйл, сияя счастливой улыбкой.

Гном не реагировал, застыв с выпученными глазами и зачем-то разведенными в стороны руками…

Потом он очень тихо и испуганно сказал: "Грымр" — и осторожно обернулся, глядя на внушительный пузырь, моментально вспухший под кожей, и на гнутый шприц, повисший на вошедшей до самой кости погнувшейся иголке.

— Гм… кажется… укол частично вошел… в кость. Что не так уж страшно, — задумчиво сообщил маг. — Можете вынуть иглу, голубчик?

Гном тихо взвыл, прикоснулся к шприцу и взвыл громче.

— Явно поражена кость… ему обязательно должно быть больно, — кивнул маг.

— Блин, как дети малые! — фыркнул Рёва и с силой выдернул шприц, упершись для верности в ягодицу ногами и отчаянно маша крыльями.

Гном заорал и рухнул на пол, теряя сознание и прижимая руку к месту атаки.

Я посмотрела на разглядывающего окровавленный шприц гэйла. Тот только восхищенно цокал языком, вертя шприц в руках и улыбаясь, как ребенок.

Но тут сверху из люка в подвал впорхнуло что-то белое, чистое и радостное. Увидело "труп" гнома, а также зависшего с окровавленным "орудием пыток" Рёву и наши с магом задумчивые физиономии, ахнуло и налетело на гэйла, требуя подробностей и угрожая придушить нимбом.

— Иревиль!

— А?

— Тебя вообще оставить нельзя и на полчаса? Ты кого убил?

— Да не убивал я! Смотри, кровь… красиво?

— Очень, — хмуро, — Ты извини, но я так это оставить не могу.

— А?

— Благословление свыше!

— А-а-а-а-а-а-а-а-а!!!

— Прости, Рёва, но я не позволю тебе превратиться в садиста со стажем. По крайней мере пока я рядом.

Дымящаяся фигурка гэйла красиво раскинулась на полу, дергая ножкой.

— Это… я его попросила.

Синие глаза анрелочка гневно метнулись ко мне. Я вздрогнула, сама не понимая, чего боюсь.

— Так это ты подбила его на злодеяние? Он же еще маленький… совсем не ведает, что творит!

— Фефа… — простонали снизу. — Мы укол делали. Благое дело, блин.

— Не ругайся, — нахмурился анрел. — Это правда? — уже ко мне.

— Ну… да. И никакое это не оружие, а просто шприц. Мы гному руку лечили.

Анрел внимательно осмотрел погнутый и искореженный шприц, коснулся его ладонью, вздохнул и неуверенно кивнул.

— Наверное, я… погорячился. Прошу меня простить.

— Да какие проблемы, — уже стоя на карачках, кашляющий Иревиль. — Все свои, все все понимают. Я вон тоже, если б вернулся, а ты бы летал с бензопилой, кроша всех в фарш, немного… испугался.

Анрел благодарно улыбнулся и подбежал к Иревилю, подавая руку:

— Спасибо, — смущенно.

— Ой… ты хоть знаешь, откуда это слово произошло? Меня спасать не надо, тем более так.

— Ну… тогда благодарю.

Нечистик довольно заулыбался.

— Мы ж почти братья. Чего уж там.

Я улыбнулась, размышляя: прижать их к себе сейчас или же пока не стоит. Но тут на полу зашевелился гном, и пришлось отвлечься. Что-то мне подсказывало, что надо было срочно уходить, пока не отомстили за новейшие технологии лечения. А судя по виду поднимающегося с пола гнома, "благодарить" меня будут долго и сердечно.


ГЛАВА 3 | Новая жизнь | ГЛАВА 5