home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Карта Куликовской битвы по булгарским источникам

Во время сражения у Дона русские потеряли 55 тысяч пехотинцев из 60-ти, 10 тыс. конницы из 30-ти и 6 тыс. литовцев из 10 тысяч. Мамай — 16 тыс. ногаев, 3 тыс. крымчан, 2 тыс. казаков. Казанцы — тысячу.

В ноябре Тохтамыш устроил пир в честь победы. Правда, Нурутдинов и Бегунов считают это почему-то уже 1381 г.

Что же мы видим? Ну, для начала: сведения из разных булгарских источников не всегда стыкуются. Что как раз может служить подтверждением их истинности. Как известно, очевидцы всегда рассказывают об одном и том же событии по-разному. Не зря говорят: «Врет, как очевидец». Тем более если два Сабана (казанский и казацкий) воевали на стороне Мамая, то Нарыговы — за Тохтамыша. Стало быть, все, что «Нарыг тарихы» говорит о событиях в лагере Мамая, может быть только передачей слухов.

Дальше сведения двух летописей разнятся тоже. «Джагфар тарихы», к примеру, говорит о войне Мамая с восставшей Русью, «Нариман тарихы» — о борьбе Тохтамыша и Мамая. В первой казанские булгары атакуют в составе Мамаевых войск, и лишь на поле боя схватываются со своими. Во второй они убегают от Мамая до боя, и на его поле оказываются, прорываясь домой. В «Джагфар тарихы» князь Остей — один из главных действующих лиц битвы, в «Нариман тарихы» он даже и не присутствует там. Список этот можно продолжить.

Наличие такого числа расхождений может свидетельствовать: авторы летописей пользовались разными источниками. Это же может дополнительно говорить об их аутентичности. Если это подделка, выполненная одним человеком, зачем надо писать не стыкующиеся между собой версии?

Есть и еще кое-что. Помните немецкие сведения? Они отличаются тем, что в них упомянуты Синяя Вода и нападение литовцев на возвращающихся с поля битвы русских. В наших летописях никаких следов этих сведений нет.

А вот у булгар, оказывается, есть кое-что. Во-первых, относительно «литовцев»:

«Сабан Халджа, бек барынджарских кара-булгар (днепровских булгар), рассказал мне более о конце Мамаевой войны. Сам он, будучи главой города Мираба или Балтавара (Полтавы), вначале служил Артану (Литве), но затем со своими барынджарскими булгарами-чиркесами (казаками) перешел на службу Мамаю, а его брат Адам предпочел остаться на артанской (литовской) службе… После отделения от него барынджанцев-чиркесов Халджи Мамай ушел в Джалду (Крым). Бахта-Мохаммед пошел за ним только со своими чулманскими булгарами, а Булымеру по его просьбе разрешил возвратиться в Балын (Московию). Войско Булымера на обратном пути грабило чиркесов (украинских казаков), и поэтому они напали на балынцев. В жестоком бою Булымер пленил бека Халджу, но потерял весь свой обоз, захваченный сыновьями Сабана Халджи-Бакданом и Астабаном».

Это из «Нариман тарихы». А о чем здесь говорится? О том, что русские возвращались с большим обозом, а на них напали казаки. И обоз отобрали. Причем казаки эти были до присоединения к Мамаю подданными Литвы. И звали сыновей их князя Софона Богдан да Степан. Так, русские разборки. Но немцы вполне могли посчитать литовских казаков просто литовцами. Тогда же между большинством жителей Великого княжества Литовского и Великого княжества Владимирского разница была только в том, кому они подчиняются: Москве или Вильно?

Теперь про Синюю Воду. Если не учитывать Синюху, которую традиционно считают за Синюю Воду западнорусских летописей, на которой Ольгерд разбил татар (в том числе некого Дмитрия), других подходящих местечек исследователи не знают.

А вот булгарские летописи вроде знают! По утверждению Нурутдинова, конница русских на Куликовом поле стоит на берегу речки Яшелсу. А это в переводе означает Зеленая или СИНЯЯ (!) река. Яшелсу же — это река Птань, левый приток Красивой Мечи. Той самой, которая ограничивает Куликово поле с юга. И до которой, по словам русских летописцев, русские гнали татар после Куликовской битвы.

И что же это выходит? Если булгарские летописи — не настоящие, то их автор специально подгонял свои фальсификации под сообщения немецких хроник, которые почти никогда не используются историками, пишущими про Куликовскую битву? Ох, вряд ли! Что-то очень сложно получается. Фальсификации обычно пишут так, чтобы их могли массы понять и принять. А тут — специализированная такая подделка для специалистов?

Вернее, две подделки. Одна — под Сказание о Мамаевом побоище («Джагфар тарихы»), вторая — как бы сама по себе. Но в обеих есть сведения, соответствующие независимым от русских летописей источникам.

Скорее похоже, что документы эти вполне реальные. Относительно «Джагфар тарихы» очень похоже, что при своем написании в конце XVII в. ее автор, по крайней мере для описания Куликовской битвы, пользовался не столько старыми булгарскими летописями, сколько русским Сказанием о Мамаевом побоище. Произведением, в XVI–XVII вв. очень распространенным. Тут только относительно Яшелсу интересно. Хотя, честно нужно признать: основное значение слова «яшел» — все-таки «зеленый».

А вот «Нариман тарихы» я бы просто так со счетов сбрасывать не стал. Если же учитывать ее основную канву, получается такая картинка. Сражение Мамая с Дмитрием Московским произошло в рамках войны между законным царем Сарая и мятежным владельцем крымского улуса. Русские выступают в ней как союзники Тохтамыша. Литовцы — тоже. На стороне Мамая — жители причерноморской степи (от Волги до Днепра) и Крыма, независимо от их происхождения. А также отряд волжских булгар, испуганных угрозами Мамая.

Война велась на большом пространстве. После поражения на Волге от Тохтамыша Мамай отступал на северо-запад. Непонятно, правда, зачем? По логике вещей, ему нужно было идти на юго-запад.

Его движению (или движению какой-то части его войск) препятствовали войска Дмитрия Московского, охраняющие границы. Стояли они по Красивой Мече и Дону.

Войска были примерно одинаковыми по численности. Но у русских превалировала пехота, а у мамаевцев — конница.

Мамаевцам удалось переправиться через Мечу и разбить русскую пехоту. Правда, при этом они тоже потеряли довольно много. Сбили и поддерживающую пехотинцев конницу. Но потом увлеклись грабежом и попали под новый удар русской конницы. Расстроенные этой атакой, мамаевские всадники бежали. Потери у русских были значительно больше (в принципе понятно, так как пешему от конного не убежать, а наоборот — вполне).

Тут подошли части некоторых тохтамышевских военачальников. Мамай стал отступать на юго-запад, где у него были союзники — днепровские казаки. Из русских его преследовали только конники Владимира Серпуховского. Которые, кстати, если на Куликово поле и подоспели, то только к концу битвы, поскольку входили в отряд Бахта-Мохаммеда, оперировавший южнее, и подоспевший к Мече только в самом конце. Когда Мамай повернул в Крым, русские конники были отпущены домой. По пути они пограбили казаков. Те собрались и отбили свое добро, но при этом потеряли своего атамана, попавшего в плен.

Картинка получается для приученного к официальной версии ума фантасмагорическая. Но если внимательно вглядеться, выясняется: ничего принципиально невозможного в ней нет.

Мог Тохтамыш в Сарай не осенью, как получается из русских летописей, а весной прийти? Вполне. Об этом мы подробнее поговорим ниже. А пока отметим только, что для В. Л. Егорова «публикации многочисленных монет Тохтамыша не оставляют сомнений, что его вторичное появление на Волге относится к весне или лету 1380 г.»{108}.

Могли русские выступать на стороне Тохтамыша? Почему бы и нет? Русским биться в ордынских войсках не впервой! Кстати, политического предшественника Мамая, знаменитого темника Ногоя, точно так же независимо правившего западной частью Орды между Доном и Днестром, убил русский воин, сражавшийся в русском отряде в составе войск законного хана Тохты.

Между прочим, вам не приходило на ум: а чего это, если верить русским летописям, Тохтамыш после победы над Мамаем на Русь сообщение о ней посылает? О победе над общим врагом? Или это он так дани требовал? Что-то я не помню, чтобы кто-нибудь из сарайских ханов так, намеками, это делал. Только не говорите, что он победителей Мамая испугался. Он и сам таким победителем был, так что победа над Мамаем в его глазах вряд ли столь уж много стоила. Да и потом, русские-то в битве на Куликовом поле потери понесли. А Тохтамыш, если верить нашим летописцам, без битвы обошелся. Не мог он не знать, что у него сил наверняка больше, чем у русских. Чего же это он с ними так вежливо обходился? Понятно же, что летописцы чего-то не договаривали. Может, как раз того, что сарайский хан не о своем приходе к власти сообщал, а ставил в известность союзников, что война окончилась и Мамай мертв?

А почему булгары говорят, что литовцы в войне участвовали на стороне Тохтамыша, а не Мамая? Но, простите, и наши наиболее ранние документы, как мы видели, литовцев в качестве противников Дмитрия Ивановича не называют. Похоже, до конфликта с Витовтом в 1409 г. об участии Ягайло в войне 1380 г. на стороне Мамая и на Руси не знали.

Казаки — союзники Мамая? Возможно ли это? Ведь есть легенда о том, что на Куликово поле к Дмитрию Донскому пришли донские казаки. Они-де явились с иконой Богоматери, взятой из Благовещенской церкви городка Сиротина. Образ водрузили на древке, как хоругвь, и во все продолжение битвы он пребывал среди русского войска. После победы над неприятелем казаки принесли икону в дар великому князю Дмитрию Иоанновичу, который перенес ее в Успенский собор города Коломны.

Но легенда эта в свет появилась в конце XV в. Вот, что относительно этого говорится на одном казачьем сайте{109}:

«Гребневская летопись или повествование об образе чудотворном Пресвятой Владычицы и Приснодевы Марии составлена в Москве в 1471 году. Это самый древний, из сохранившихся, документ об участии донских казаков в Куликовской битве. Гребенская летопись сообщает: „И когда благоверный Великий князь Дмитрий с победой в радости с Дону-реки, и тогда тамо, народ христианский, воинского чину живущий, зовомый казаци, в радости встретил его со святой иконой и с крестами, поздравил его с избавлением от супостатов агарянского языка и принес ему дары духовных сокровищ, уже имеющиеся у себя чудотворные иконы, во церквах своих. Вначале образ Пресвятой Богородицы Одигитрии, крепкой заступницы из Сиротина городка и из церкви Благовещения Пресвятой Богородицы.

И тогда князь Дмитрий Иоаннович принял сей бесценный дар… и по Дону реки достигает еще казача городка, Гребни, на устье реки Чир, и живущие там воины также встретили великого князя с крестами и святой иконой и в дар ему также образ Пресвятой Владычицы нашей Богородицы чудесно там у них сияющую вручили. И во все лета установил им, казакам, свое жалование „за почесть их сильную храбрость противу супостат агарянска языка““».

Естественно, казаки считают, что все так и было, и они участвовали в битве на стороне московского князя (и, конечно же, в составе полка Боброка). Но если вчитаться в текст документа, там ничего про их воинские подвиги нет. «Народ казацкий» его уже на обратном пути встречает. Да и возвращается Дмитрий как-то странно. Ведь река Чир находится значительно южнее Куликова поля. И даже южнее Волгограда, у которого, по булгарской версии, Тохтамыш с Мамаем сражался.

Может быть, конечно, в те времена другая река Чиром именовалась. Но упомянутый городок Гребни, если судить по другим документам, лежал где-то на Северском Донце. Возможно, как полагал Евграф Савельев{110}, автор еще дореволюционных работ по истории казачества, — там, где Донец выходит с гор, — и где есть старое городище. И в «Книге Большому чертежу» сказано: «А меж Лихово колодезя и Гребенных гор, на Донце перевоз татарский в Русь»{111}. То есть как раз у Гребенных гор Дмитрий мог переправляться, если шел с боя, проходившего в низовьях Дона. От этих мест и гребенские казаки название попервоначалу получили, еще до того, как на Терек переселились. Но Северский Донец к традиционному Куликову полю даже близко не подходит. Так что, возвращаясь оттуда, Дмитрий Иванович никак не мог мимо донских казаков проходить.

Загадки поля Куликова


Все мы немножечко болгары | Загадки поля Куликова | Река Чир