home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Зять Бердибека

Чтобы это понять, посмотрим сперва, что нам вообще про Мамая известно. Самым подробным описанием его деятельности является «Книга назидательных примеров и Сборник подлежащего и сказуемого по части истории Арабов, Иноземцев и Берберов» Ибн-Халдуна. Известнейший арабский правовед и дипломат, выходец из Андалусии, писал ее в Египте, где был верховным судьей. Скорее всего, написана она была в самом начале XV в. В 1406 г. Ибн-Халдун умер.

Именно Ибн-Халдун является тем источником, который позволяет поколениям историков связывать Мамая с Крымом. Вот что он пишет:

«По смерти Бирдибека, ему наследовалъ сынъ его Токтамышъ, малолетнiй ребенокъ. Сестра его, Ханумъ, дочъ Бирдибека, была замужемъ за однимъ изъ старшихъ монгольскихъ эмировъ, по имени Мамай, который въ его царствованiе управлялъ всеми делами. Къ владенiямъ его принадлежалъ городъ Крымъ. Въ то время его тамъ не было… Мамай выступилъ въ Крымъ, поставилъ ханомъ отрока изъ детей Узбековыхъ, по имени Абдуллаха, и двинулся съ нимъ въ Сарай. Токтамышъ бежалъ оттуда въ царство Урусхана, въ гористой области Хорезма, а Мамай овладелъ Сарайскимъ престоломъ и возвелъ на него Абдуллаха»{130}.

Дальше историк сообщает, что у Мамая стал оспаривать престол другой эмир, поставивший Култуктемира. Но Мамай одержал победу. А Тохтамыш ушел в Хорезм.

«Потомъ перессорились эмиры, которые овладели областями Сарайскими. Хаджичеркесъ, владетель Астраханских уделовъ, пошелъ на Мамая, победилъ его и отнялъ у него Сарай. Мамай отправился в Крымъ и сталъ править имъ независимо»{131}. У Хаджи-Черкеса отнял Сарай Айбек-хан. Потом там правил сын Айбека, «Карихан». Его изгнал Урус-хан. «Урусханъ утвердился в Сарае, а Мамай въ Крыме; ему же принадлежали земли между Крымомъ и Сараемъ. Это произошло въ теченiе 76 г. (=1374–1375)»{132}.

Тохтамыш выступил на Сарай, но потерпел поражение от Уруса у Хорезма. Но потом Урус умер. Тохтамыш взял Хорезм, Сарай, Астрахань «и выступилъ въ Крымъ противъ Мамая, который бежалъ передъ нимъ»{133}.

Кроме Ибн-Халдуна о Мамае знает еще официальный письмовник канцелярии египетского султана. На помешенном на церемониях и доскональном соблюдении «табели о рангах» мусульманском Востоке очень важно было правильно оформить письмо к тому или иному иностранному официальному лицу. Писались наставления: в каком объеме должно быть письмо и какие титулы и эпитеты нужно использовать при обращении к каждому адресату. Оформить неправильно — значило нанести ущерб репутации собственного правителя. С соответствующими последствиями для допустившего ошибку.

Так вот, в письмовнике, составленном в конце XIV в., приводится список официальных лиц в Орде, с которыми велась переписка. На первом месте стоит хан. Автор пишет: «Въ последниiй десятокъ ребиэльэввеля 776 г. (=начало 1374 г.) мне поручено было написать письмо кану Мухаммеду, въ земле Узбековой, заступившему, как говорятъ, место Узбека»{134}. Дальше идет некий «шейхъ Хасанъ Великiй, начальникъ улуса»{135}. Ему положено писать поменьше пожеланий, чем хану, но все же «четыре оборота и больше». Далее следует «Кутлубуга Инака, это одинъ изъ четырехъ, которые, по принятому обычаю, бываютъ правителями въ землях Узбека»{136}. Письмо, на которое ссылается автор наставлений, было ему написано 10 джумдиэльахира 552 г. Хиджры (5 августа 1351 г). Таких, как он, указано еще трое, и всем положено писать пожеланий на треть листа.

А вот дальше идут Коджа Алибек и Мамай. Этим пишут тоже на треть листа, но все же цветастых титулов им положено меньше, чем предшествующим правителям. Про Мамая говорится: «Он такъ же из техъ, съ которыми была переписка открыта въ последнiй десятокъ ребиэльахыра 773 года (= нач. ноября 1371 г.). Говорятъ, что онъ правилъ землями Узбековыми и что при кане Мухаммеде, о котором упомянуто выше, онъ занималъ положенiе, подобное тому, которое занималъ при высочайшемъ дворе его покойное степенство, Сейфи Iелбога Эломари»{137}. Шихаб ад-Дин Ахмед ибн Яхья ибн Фадлаллах аль-Омари ад-Димашки (если имеется в виду он, а другого претендента я не нашел), известный арабский историк и географ, был при египетском султане секретарем в первой половине XIV в. То есть человеком влиятельным, судя по всему, но никак не правителем области.

Однако можно допустить, что именно это место из письмовника послужило источником появления у Ибн-Халдуна информации о высоком положении Мамая. Здесь говорится, конечно, о том, что Мамай занимал это положение при Мухаммеде (то есть Мухаммед-Булаке), чего никто не отрицает. Но ведь перед этим приписано, что он «правил землями Узбековыми». Вполне можно понять, что столь же высокое положение он занимал и раньше. Хотя сам Ибн-Халдун во многих вещах явно был не уверен. Чего стоит одно замечание насчет Крыма: «Къ владенiямъ его принадлежалъ городъ Крымъ. Въ то время его тамъ не было». Видно, что историк знал о господстве Мамая над Крымом в какое-то время. Но точно так же он знал и то, что сразу после смерти Бердибека Мамай Крымом не владел.

Кстати, о Крыме. Правитель Крыма как раз в письмовнике указан. Но это не Мамай. «Правителю Крыма, т. е. Зейнеддину Рамазану согласно порядку, установившемуся до конца 750 года (= марта 1350). Говорятъ, что после него утвердился тамъ Алибекъ. Сын Исы, сына Тулуктемира»{138}. О причастности Мамая к Крыму упоминает только Аль-Калькашанди, бывший секретарем султана в начале XV в.: «Я виделъ въ некоторыхъ летописяхъ, что правителемъ в немъ, в теченiе 776 года, былъ Мамай»{139}. Но откуда он взял это, понятно — из Ибн-Халдуна.

Наконец, Шихабуддин Абу аль-Фадль Ахмад ибн Али ибн Мухаммад ибн Али ибн Махмуд ибн Ахмад, известный как Ибн Хаджар аль-Аскалани, величайший мусульманский богослов, пишет: «Въ 782 г (= 7 апр. 1380 — 26 марта 1381 г.) овладелъ землями Дешта Чингизидъ Токтамышъ и былъ убитъ ханъ, процарствовавшiй 20 летъ»{140}. Тизенгаузен в примечании поясняет: «Въ летописи Абульмахасина ибн Тагрибирди… подъ 782-мъ годомъ помещена следующая заметка: „Въ этомъ году умеръ Мамай, царь татарскiй и правитель Дешта, вступившiй на престолъ после Кильдибек-хана, въ 763 году“»{141}. Ибн Тагрибирди Абу-ль-Махасин Джамаль-ад-дин Юсуф — арабский (египетский) историк и литератор середины XV в. С аль-Аскалани они современники, так что примечание вполне законное.

Тем самым арабские источники вроде исчерпаны. А персидские о Мамае вообще почти ничего не знают. Историки тимуридов, которые вроде бы должны быть лучше всего информированы, поскольку Тимур поддерживал Тохтамыша в его завоевании Сарая, указывают только, что «на следующий год весной» Тохтамыш «покорилъ царство Сарайское и иль Мамака»{142}. Это в «Книге побед» Шереф ад-Дина Йезди, автора самой полной истории Тимура, написанной в конце первой четверти XV в. Его предшественник, Низами ад-Дин Шами, составлявший свою «Книгу побед» в 1401 г. по повелению самого Тимура, пишет то же самое{143}. Единственно, он добавляет еще, что во время войны Тимура с Тохтамышем в 1391 г. (793 г. Хиджры) «къ его величеству привели взятого въ пленъ и раненого сына Мамака»{144}. Это единственное свидетельство, что сын Мамая служил Тохтамышу. Мансур ли это? — неясно. Вряд ли у Мамая был один сын.


Воин по имени «Никто» | Загадки поля Куликова | «Герой» русских летописей