home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Московские изгои

А для этого сперва заглянем в первую половину XIV в., когда потомки князя Ярослава Всеволодовича, прибравшего к рукам северо-восток Руси после Батыева нашествия, решали между собой вопрос о власти. В 6815 г. умер великий князь Андрей Александрович Городецкий, сын Александра Ярославича. Перед Северо-Восточной Русью встал вопрос: кому должно достаться великое княжение Владимирское, ставшее к тому времени родовой собственностью Ярославичей? А с ним, пусть уже довольно формальный, но все же статус старшего русского князя.

По древнему русскому правилу престолонаследия, так называемому лиственничному счету, великий стол передается не от отца к сыну, а от брата к брату. Именно потому, что это — собственность всего рода, а не отдельной его ветви. Правило, случалось, нарушали, если у сильного князя-отца оказывался такой же сын. Но все равно ему проблем с дядями избежать не удавалось. Все потому, что была еще одна норма: сыновья не посидевшего на великом столе князя навсегда лишались прав на него. А это на деле означало, что данная ветка родового дерева медленно, но верно отомрет. За князьями-изгоями могли еще оставить удел их отца, да и то из милости, и если эта ветвь рода там давно уже сидела. А мог, в принципе, великий князь и перераспределить земельку-то. В любом случае владения изгоев начинали дробиться, мельчать, новых уделов им не полагалось, и через некоторое время их потомки могли остаться хозяевами над парой деревень. Звание есть — толку мало.

У Александра Ярославича сынов больше не было. Побывавшие великими князьями Дмитрий и Андрей Александровичи тоже потомков живых уже не имели. Были сыновья у младшего Александровича, Даниила Московского. Но сам Даниил умер раньше брата Андрея, на владимирском великом столе посидеть не успев. Так что по закону его дети становились изгоями. Вряд ли кто-то решился бы отнять у них Москву (все же этот удел выделил Даниилу Александр, а волю предка уважали), но уж недавние приобретения, вроде Переяславля-Залесского, отдать точно пришлось бы. Переяславль Даниил получил по завещанию от его последнего князя Ивана Дмитриевича, своего племянника. Но по закону выморочный (оставшийся без законного князя) удел должен был вернуться в великое княжение и его дальнейшей судьбой распоряжался великий князь. Андрею Александровичу, не пользовавшемуся большой популярностью, отнять у брата удел не удалось. Но это не значило, что следующий князь не поднимет этот же вопрос. Переяславль для Ярославичей был важен с моральной точки зрения, поскольку это был родовой удел Ярослава Всеволодовича. Так сказать, малая родина.

Законных же претендентов было два. Михаил Андреевич Суздальский имел вроде бы преимущественное право, поскольку был сыном следующего за Александром сына Ярослава Всеволодовича — Андрея. И тот успел побыть великим князем, пока его не согнал с помощью татар Александр Невский. Но Андреевичи после столь неудачного княжения отца влияние явно потеряли. Не зря же от их княжества в свое время Александр спокойно отрезал для своего сына Городецкий удел.

А вот сын Ярослава Ярославича Тверского Михаил представлял собой серьезную силу. К тому же за ним стояла Тверь, по тем временам, наверное, второй по богатству город Руси после Новгорода. Права Михаила на великий стол были совершенно неоспоримы, поскольку отец тоже на нем посидел.

Михаил Ярославич великое княжение и получил. И Ордой его права тоже были признаны. Но… старший из московских князей, Юрий Данилович, не пожелал признать, что его линия прав на престол не имеет. Однако какие у него были шансы? Только если сарайского хана на свою сторону перетянуть. Что он и сделал. Женился в Орде на какой-то ханской родственнице (чуть ли не сестре правившего тогда Узбека), получил помощь и отправился добывать великий стол. Потерпел поражение, потерял жену и ханского посла, но потом наговорил на Михаила с три короба. И добился от хана разрешения на убийство конкурента. Летописи говорят: собственными руками это и сделал, когда Михаил по вызову хана в Орду прибыл оправдываться.

Так началось московско-тверское противостояние, в котором Тверь пыталась опереться на свое законное право стоять во главе земли по русским нормам, а Москва — на ханскую милость.

К 70-м гг. XIV в. ничего не изменилось. В Твери в это время княжил Михаил Александрович, внук Михаила Ярославича (кстати, к этому времени уже признанного святым, в отличие от своих московских соперников). Его отец Александр великим князем владимирским побывал, так что по русскому закону права у Михаила на престол были неоспоримыми. Дмитрий Иванович тоже имел отца — великого князя. Но от того, что его дед Иван Калита был фактически узурпатором, никуда было не деться. К тому же Михаил принадлежал к более старшему поколению Ярославичей. Он был пра-правнуком Ярослава Всеволодовича, а Дмитрий — пра-пра-правнуком. Так что и по этому признаку тверской князь имел преимущество.

Москвичу по-прежнему оставалось опираться только на поддержку Орды. Ну, еще на возросшее за это время богатство Москвы. Ведь кто имеет великое княжение, тот собирает дань для Орды. Сколько из собранного прилипало к рукам московских князей, остается только догадываться, это тема для отдельного исследования.

Правда, к рассматриваемому времени лафа закончилась. И Тверь, и Суздаль успели уже добиться от ордынских властей статуса великого княжения. То есть собирали и отвозили дань сами. Фактически титул великого князя владимирского имел теперь только моральное значение: как символ претензий на главенство над Русью.


Икона Святого князя Димитрия | Загадки поля Куликова | Параллельная хронология