home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Если бы не немцы…

Кроме русских источников имеются еще немецкие хроники монаха-францисканца Торнского монастыря Дитмара Любекского (доведена до 1395 г., продолжатель — до 1400 г.) и жившего в Ризенбурге чиновника Иоганна Пошильге (с 60-70-х гг. XIV в. до 1406 г., продолжатель — до 1419 г.), а также анонимные Торуньские аналы. На самом деле их сообщения о Куликовской битве друг от друга почти не отличаются. В связи с тем, что они очень короткие, приведем их полностью.

Торуньские анналы: «В тот же год Рутены и Тартары столкнулись вблизи Синей Воды. С обеих сторон убито четыре тысячи; Рутены превзошли».

(Eodem anno Ruteni et Tartari habuerunt conflictum simul prope Blowasser. Ex utraque parte cesi IV m; Ruteni prevaluerunt.)

Иоганн Пошильге: «В том же году была большая война во многих странах: особенно так сражались русские с татарами у Синей Воды, и с обеих сторон было убито около 40 тысяч человек. Однако русские удержали поле. И, когда они возвращались с боя, они столкнулись с литовцами, которые были позваны татарами туда на помощь, и убили русских очень много и взяли у них большую добычу, которую те взяли у татар».

(In desim jare was gros krig in vil landen: nemlich so stretin die Russin mit den Tatern bie dem Bloen Wassir, und von beydin syten wordin irslagen wol XLa tusunt man; sunder die Russin behilden das velt. Und also sie von dem strite czogen, qwomen yn die Littowen entkegen, wend sie von den Tattern geladin worin yn zcu hulffe, und slugen der Russen gar vil czu tode, und nomen yn groszen roub, den sie von den Tattern halten genomen.)

Дитмар Любекский: «В то же время была там великая битва у Синей Воды между русскими и татарами, и тогда было побито народу с обеих сторон четыре сотни тысяч; тогда русские выиграли битву. Когда они хотели отправиться домой с большой добычей, то столкнулись с литовцами, которые были позваны на помощь татарами, и взяли у русских их добычу, и убили их много на поле».

(By der sulven tyd do was een grot strid bi Blowasser tusschen den Russen unde den Tatheren; dar wart geslagen des volkes, to beiden siden veer hundert dusent; de Russen wunnen dar den strid. Also se wolden to hus theen mit groteme rove, do quemen en de Lettouwen jegen, de bebodet weren tho helpene den Tatheren, unde nemen den Russen eren roof, unde siogen er vele dot up den velde{1}.)

Видно, что все отличие в сообщениях — в размерах потерь. Торуньский анналист пишет, что обе стороны потеряли 4 тыс., Пошильге — что 40 тысяч, а Дитмар — 400 тыс. Что вполне объяснимо, если писали со слуха. Зато у немецких хроникеров (вернее, явно у их общего источника) есть информация, которой не найдешь в русских летописях. Во-первых, о том, что на обратном пути на русские войска напали литовцы и нанесли им поражение (Пошильге и Дитмар). Во-вторых, место сражения названо Синей Водой.

Имеется еще «Вандалия» немецкого историка конца XV века А. Кранца. Ссылку на нее сделал еще Карамзин. Я нашел этот текст у Ю. К. Бегунова в его работе «Об исторической основе „Сказания“:

„В это время между русскими и татарами произошло величайшее в памяти людей сражение на месте, которое называется Синяя Вода. Как обычно сражаются, оба народа не стоя [в позиции], а набегая большими вереницами, бросают копья и ударяют [мечами] и вскоре отступают назад. Как передают, в этом сражении пало двести тысяч смертных [людей]. Однако победители русские захватили немалую добычу — скот, так как [татары] почти никакой другой [добычей] не обладают. Но не долго русские радовались этой победе, потому что татары, соединившись с литовцами, устремились за русскими, уже возвращавшимися назад, и добычу, которую потеряли, отняли и многих из русских, повергнув, убили. Было это в 1381 г. после Рождения Христа. В это время в Любеке собрался съезд и сходка всех городов общества, которое называется Ганзой“.

(Quo etiam tempore inter Russos et Tartaros maximum a memoria hominum habitum est praelium, in loco qui dicitur Flawasser, ut solent ambae nationes magnis agminibus non stantes pugnare, sed incurrentes jaculari et ferire, mox retrocedere. Ferunt ducenta mortalium millia eo concidisse praelio. Russi tamen victores praedam non parvam abduxere in pecoribus: nam reliquam pene nullam possident. Nec tamen diu laetati sunt ea victoria Russi. Nam Tartari, Letuanis in societatem accitis, secuti Russos jam reduces, et praedam, quam amiserant, retulerunt, et magnam in Russos stragem peregerunt. Erat autem annus LXXXI post mille trecentos a Christo nato. Quo etiam tempore in Lubica coetus agebatur et conventus urbium omnium de societate, quam Hansam dixere»{2}.)

Как видим, тут подробностей побольше. В смысле, что рассказывается, что войска несколько раз соступались и расходились. Вполне определенное число убитых названо — 200 тысяч. И среди напавших на возвращающихся русских названы не только литовцы, но и татары.

Правда, сказано, что было это в 1381 г., но тут ошибку понять можно. На самом деле указана дата ганзейского съезда в Любеке, на котором известия о битве кто-то и сообщил.

Однако и в этом тексте осталось назание местности, в которой произошла битва, — Синяя Вода (Flawasser). Но на Синей Воде (как считается, реке Синюхе, притоке Южного Буга) вроде бы бились с татарами не русские в 1380 г., а литовцы в 1362-м или 1363-м? Вот что об этом говорит «Хронiка литовська и жмойтська»:

«Року 1332 (так в тексте). Олгерд, постановивши примире на две лете з крижаками прускими и листанскими, выправился против татаров в Поля Дикие; тягнули теж з ним и чотыри его сыновциКориятовичи: Александр, Константин, Юрий, Феодор — Корията, князя новгородского сынове. A гды пришли до Синей Воды, минувши Канев и Черкасы, указалася им в полю великая орда з трома цариками на три обозы розделенныи, то есть Котлубая, Катибея, Бекера и Дмитра солтана. То обачивши, Олгерд, же до войны готовы татаре, розшиковал войско свое на шесть гуфов закривленых з боков и на чоло розсадивши, абы их татаре танцами звыклыми огорнути и стрелами шкодити не могли. A потом з великою запалчивостю татаре град железный з луков на литву густо пустили, але им стрелбою не зашкодили, для порядного ушикованя и прудкого розступеня. Литва зас з русю скочила зараз з копиями и шаблями, потыкаючися, чоло им перервали и танцы помешали, другие зас з куш белтами, a звлаща новогорожане з Кориятовичамивалили их з коней, натираючи на них з боков, летали не иначей як снопы от гвалтовного ветру татаре розбурены, a не могучи болш литве на чоле вытрвати, почали мешатися и утекати по широких полях. Там же цариков их трох: Котлубая, Катибея, Бекера — забито, от которого и теперь есть озеро в Диких Полях названое Катибейское, идучи ку Очакову; при них тежьи Димитрий солтан. Мурзов и уланов побито велми много, трупов тежь татарских полны поля и реки были, стад килкадесят, верблюдов, обозы их, в которых всю маетность звыкли свою татаре з паши на пашу возити. Литва з русью по том звитязстве забрали Торговицу, котрой еще и теперь в полях мури на устю Бугуреки стоят, Белую Церковь, Звиногород и вси поля аж за Очаков, от Киева, a от Путивля аж до устя Дону от татаров волно учинили и отстрашилиаж до Волги, a других в Кафу и ку Азову и Криму загнали, потым до Подоля назад тягнули, где тежь татаре в Перекопе мешкали; снадно Олгерд потлумил, выбил и роспорошил и выстрашил с Подолских краев, иж ледво часть их през Днепр утекла на Чорное море и до Перекопу»{3}.

Как видим, тут с татарами не только литовцы, но и русские бьются. А на стороне татар, что любопытно отметить, выступает некий «султан Дмитрий». Который, кстати, не выдуман летописцем, поскольку в 1368 г. венгерский король Людовик I выяснял таможенные отношения купцов подвластного ему Брашова и находившейся где-то в Нижнем Подунавье земли «татарского князя Деметрия»{4}. И мог этот Дмитрий быть и крещеным татарином (скорее половцем), а мог — и самым что ни на есть русаком, предком запорожских казаков. Некоторые исследователи даже склонны считать этого Дмитрия тем самым Дмитрием Михайловичем Волынским, который потом перешел на службу к Москве.

О битве при Синих Водах говорится в Супрасльской летописи и «Хронике польской, литовской, жмудской и всея Руси» поляка Мацея Стрыйковского, изданной в 1582 г., а также в более поздних западнорусских летописях. А вот предшественник Стрыйковского, польский историк Ян Длугош (1480), утверждает, что Подолье принадлежало Польше, а из литовцев первым ходил на территорию Орды Витовт в 1397 г., когда неудачно пытался посадить на трон в Сарае изгнанного оттуда Тохтамыша. И вслед за Длугашем другие западнорусские летописи, вроде летописи Рачинского или Евреиновской, победу над тремя ордами приписывают Витовту. Но это вполне объяснимо. Ведь Подолия была объектом спора между царством Польским и Великим княжеством Литовским. Тут на помощь можно призвать русские источники. Рогожский летописец, написанный явно раньше даже, чем работал Длугош (об этом — ниже), сообщает в статье за 6871 (1362) г.: «Тое же осени Олгердъ Синю Воду и Белобережiе повоевалъ»{5}.

Можно, конечно, предположить, что информатор немецких анналистов смешал воедино два сражения. От одного в сообщение попало то, что литовцы ходили к Синим Водам и кого-то там побили, а от второго — что литовцы ходили на помощь к татарам, а русские в этой битве татар победили. Вот и получилось, что литовцы ходили на помощь к татарам на Синие Воды и победили там русских, возвращавшихся после победы над татарами. Тем более сведения-то получены от ганзейских купцов. А те откуда все взяли? Главная контора Ганзы на Руси в Новгороде была, в земле, от места событий отдаленной. К тому же как раз 70-е — 80-е гг. XIV в. — период обострения торговых войн между Новгородом и Ганзой. Еще в 1368 г. магистр Ливонии обратился к ганзейским городам с предложением прекратить поездки в Новгород в связи с его враждебным отношением к Ордену. И на время связи прервались. В 1371 г. был подписан мир, однако в 1375-м стороны арестовывают друг у друга купцов и товары. В 1377 г. — новое столкновение. В итоге в 1385 г. ливонские города, а в 1389-м — вся Ганза, решили прекратить поездки на Русь{6}. Так что вряд ли в то время ганзейские купцы были так уж хорошо осведомлены о том, что происходит на Руси. Если бы еще два сражения разделяли не два десятка лет… В общем, повод задуматься тут имеется.

Что интересно, восточных сообщений о Куликовской битве почти нет. Исключением можно считать булгарские «Нариман тарихы» (Даиш Карачай аль-Булгари и его продолжатель Юсуф аль-Булгари, 1391–1787) и «Джагфар тарихы» (Бахши Иман, 1681–1683). Вот только до сих пор многие ученые считают эти документы подделкой. Но об этом позже, поскольку булгарская трактовка событий очень любопытна и заслуживает развернутой информации.


Что об этом писали? | Загадки поля Куликова | Еще одно, последнее сказанье…