home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Бей своих, чтобы чужие боялись

Мы уже выяснили, что к августу-сентябрю 1380 г. Тохтамыш контролирует не только столицу Орды, где уже провозглашен законным правителем — султаном, но и все Поволжье и Приазовье. Так что, выступая против Мамая, Дмитрий Московский фактически воюет на стороне законной власти против мятежника.

Фактически? А может быть, и формально, как это утверждают булгарские летописи? Отечественные историки традиционно заявляют, что с 1370 г., с момента взятия Булгара суздальско-нижегородскими войсками при участии «царева посла» и смены там власти, русские князья ничего о происходящем в Сарае не знают и дела ведут только с Мамаевой Ордой. Мамай-де, поставив под свой контроль Булгар, прервал общение с Ордой по Волге и не пускал русских в Сарай.

Но это не факты, а фантазии на тему. Да, русские князья не ездят в это время за ярлыками в Сарай. По крайней мере, об этом не сообщается в летописях. Но утверждать, что они не знают, что там происходит… Уж больно для этого хорошо совпадают действия Дмитрия с ситуацией в ордынской столице. К тому же в 1375 г. аж до Астрахани доходят в своем грабительском походе новгородские ушкуйники. А в 1376-м, как уже было сказано, москвичи и нижегородцы сажают в Булгаре своих таможенников. Так что ситуация в низовьях Волги для них не остается, наверняка неизвестной.

Так что, если не для 1371, то для 1377 г. вполне уверенно можно предполагать зарождение контактов Дмитрия и Тохтамыша. Конечно, ездить в Сарай сам московский князь не ездил, не те времена были. Но вот относительно обмена послами… Ну, не взялся бы я утверждать, что его не происходило и что Дмитрию не привозили ярлык от Тохтамыша еще в 1376 г.

Да, в летописях об этом ничего нет. Но такие сведения вполне могли быть изъяты при последующем редактировании, чтобы не противоречить официальной версии Куликовской битвы. Ведь так создается впечатление, что после 1371 г. московский князь больше у татар подтверждения своему праву господства над Русью не получал. Наоборот, как в случае с Тверью, противился, когда они пытались вмешаться. Вроде как вел совершенно независимую политику. Для имиджа Москвы это ох как хорошо! И ведь можно поверить! Если, конечно, не сопоставить даты, как мы с вами сделали выше. А тогда становится практически очевидно: московский князь Дмитрий Иванович всегда делал то, что соответствует интересам султана Сарая. Неважно, кто этим султаном был.

Это со своими соплеменниками он обращался вольно. К примеру, дал Михаилу Тверскому в 6876 (1368) г. гарантию свободного проезда в Москву для переговоров при участии митрополита, а потом арестовал его. Благо, митрополит Алексий был московитом и для своего воспитанника (а после смерти Ивана Ивановича именно Алексий был фактически местоблюстителем престола при малолетнем Дмитрии) был готов даже на нарушение крестного целования. А в 6880 (1372) г. московский князь просто-напросто купил у ордынцев (у мамаевских, кстати) сына Михаила, который был там заложником, и держал его в заточении, чтобы папа был посговорчивее.

Про отношение Дмитрия к Олегу Рязанскому мы уже поминали, говоря о загадочном стоянии на Оке в 1373 г. Немного уточним. В 1371 г., когда Дмитрий осажден в Москве Ольгердом, к Владимиру Андреевичу Серпуховскому, собирающему силы, чтобы помочь двоюродному брату, на помощь приходят «съ силою князь Володимеръ Дмитреевич Пронскiй, а съ нимъ рать великого князя Олга Ивановичя Рязаньскаго»{210}. И Ольгерд, «услыша силу многу стоащу и на брань готовающуся, и убоася и устрашися зело и нача мира просити»{211}. То есть приход рязанской помощи спас Дмитрия.

И чем он отблагодарил союзника? Сходив в Мамаеву Орду и купив там себе ярлык, Дмитрий на следующий год «посла рать на Рязань, на князя Олга Ивановича Рязанскаго»{212}. Разбил Олега и посадил на рязанский стол Владимира Пронского. Если вспомнить, что именно последний предводительствовал рязанской помощью год назад, нетрудно сообразить, что именно тогда с ним и сговорились. Блестящий пример московской политики: союзник тебя спасает, а ты у него за спиной тут же заговор готовишь!

Так что, что мог подумать Олег Рязанский, только сумевший отвоевать свои престол назад, когда еще через год, во время нападения Мамая на Рязань, Дмитрий вывел свои войска на Оку? По-моему, логично было бы предположить, что недавно купивший у Мамаева хана свой ярлык московский князь идет на помощь татарам. Ну, не Рязани же, которую он сам год назад громил! В истории дипломатии такие примеры «горчичника к затылку», кстати, были. Самый, может быть, знаменитый — действия России во время франко-прусской войны 1870–1871 гг., когда русские выдвинули войска к границе Германии и тем самым заставили кайзера умерить свой аппетит в отношении разгромленной Франции, никоим образом не объявляя войны. Похоже, правда?

Так что понятно, как Дмитрия Московского «любили» на Руси. И, соответственно, насколько дружно могли «откликнуться» на его призыв о «всеобщей мобилизации на борьбу с татарами». И точно так же ясно, что из этого человека нужно было национального героя старательно делать. Что мы и видим.


Параллельная хронология | Загадки поля Куликова | Витебский князь Яков Андреевич