home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



19

Логово Хаоса

– А ты веселый парень, погляжу, – обратился я к Ограму, когда мне осточертело молчание.

– Угу.

Дубльвилль уже показался из-за поворота и надвигался на нас со скоростью лениво бредущей клячи. Правее к скалам прижималась бесконечная стена из колдетонных глыб – Граница. Слева от селения бежали золотистые поля бобовой и луковой пшеницы. На сочных луноподобных колосках, достигавших четырех с половиной метров высоты, играли темно-синие искорки первого заката. Второе валибурское солнце еще катилось по небосклону, нестерпимо раздражало глаз фантастическими тонами апельсинового и светло-изумрудного.

Над головой жужжали назойливые пси-мухи. Проклятые твари так и норовили шлепнуться на затылок и похитить парочку мыслей. Я активировал защитный кокон «Карателя» и не перестал опасаться насекомых. Ограму же похищение мыслей не грозило – видимо, не хватало извилин. Пси-мухи старались к нему не приближаться. Наверное, боялись отупеть.

– Знаешь кратчайшую дорогу к центру города? – спросил я гоблина, когда городские ворота остались за спиной.

– Угу.

Мы еще какое-то время проехали по главной улице, ведущей вниз вдоль приземистых домишек. Всюду шелестело влажное белье, оно закрывало видимость, путалось в кронах деревьев и даже набивалось в окошки домов. Стольких подштанников, трусов и маек я еще не видел. У меня сложилось впечатление, что жители Дубльвилля только и делают, что стирают. Или же пограничный городок населяют только матерчатые призраки одежды давно погибших обитателей.

Как и прежде, на улицах почти не топтались горожане. Большинство суровых защитников границы либо вкалывали во вторую смену в темных шахтах, либо набирались пивом и амброзиумом.

Словно в лучших традициях фильмов о пограничье, из маленьких салунов то и дело выскакивали избитые оборотни. Они витиевато матерились, выказывая несомненное знание нескольких десятков языков, и бросались обратно. Некоторые вылетали из кабаков вперед макушками и бездыханно валились на брусчатку. Убитых не нашлось, но над безжизненными трупами то и дело вздымался повитый перегаром храп.

– И где же ближайшая дорога? – спросил я у молчаливого спутника.

Тот надолго задумался, поковыривая когтистым пальцем в носу.

– Первый вопрос «знаешь ли ты кратчайший путь» подразумевал «покажи дорогу», – пояснил я гоблину.

Ограм нахмурился и положил тяжелый двуручный топор на луку седла, освобождая правую руку. Левая по-прежнему занималась извлечением ценных ископаемых из зеленого носа охранника.

– Не утомился от столь сложной операции?

Ограм все так же молчаливо указал вперед.

Я удивленно поглядел на обрисовавшийся в сумерках театр и громаду Колизея. Скамейка, где обычно отдыхал местный Мэр, пустовала. Рядом высилась впечатляющая кучка птичьего помета. Кое-где зажигались магические вывески. Открылся муниципальный бордель, из окошек то и дело высовывались напомаженные мордочки проституток.

Гоблину как-то удалось провести нас к центру без лишних диалогов. Мое мнение о хмуром Ограме взлетело до небес.

– Благодарю тебя, о молчаливый воин, указавший необходимую дорогу. Честь тебе и слава! Но лучше вынь палец из ноздри – не то, грешным делом, покалечишься.

– Угу, – гоблин вытащил палец и что-то промычал. Это, вероятно, говорило о том, что грязный ноготь пока не задел мозги. Да и откуда они у сверх интеллектуального гоблина?

Мы свернули к вокзалу, откуда доносилось приглушенное всхрапывание бастарка. Живовоз не то недавно прибыл, не то готовился к отбытию.

– Слезай с лошадки и внимательно слушай! Поясняю порядок действий.

Ограм спешился одновременно со мной и привязал наших кляч к ближайшему столбу уличного осветления.

– Значит так, – назидательно сказал я, тыкая пальцем в сторону интересующего меня заведения. – Сейчас я зайду вон туда. Молодец, правильно смотришь, – вот в этот милый дом. Когда войду, ты отсчитаешь тридцать минут. Знаешь такую цифру? У тебя есть часы?

Гоблин приподнял левую руку и показал мне ремешок мозгомпьютера.

– Отлично. Так вот, если я не выйду спустя полчаса, берешь свою замечательную секиру, и выбиваешь дверь. Позволяю лупить каждого, кто попадется под горячую лапу, потому как наиболее вероятно, к тому времени на полу будет валяться мой бездыханный труп. Понял? Или повторить еще раз?

– Угу.

Пришлось объяснить повторно, причем Ограм смотрел на меня, как на умалишенного.

– Теперь понял?

– Угу.

Какой замечательный чуткий собеседник!

Я пожал плечами и пошел вперед, нервно теребя рукоять «Карателя».

– Желаю удачи, глубокоуважаемый, – донеслось мне вслед, и я едва не подпрыгнул от удивления.

Ограм лениво прислонился к стене ближайшего дома и извлек из-под кольчужной рубашки толстую тетрадь. На обложке виднелась надпись: «Субатомная магофизика».

У меня глаза едва не вывалились из черепа. Читающий гоблин, да еще и…

– Ты почему молчал?

– Умному созданию, погруженному в глубины мысли, нет нужды вступать в пустые разговоры, глубокоуважаемый.

– Да уж…

Меня будто из бочки окатили. Я пошел вперед, чувствуя, что крепко облажался перед зеленокожим парнем.

Нетрудно догадаться, по какому направлению шагали мои усталые ноги. Над головой покачивалась вывеска «Игорный дом для умников». Да-да, первым и единственным кандидатом на роль шпиона из Княжества у меня числился бывший любовничек Марии бель-ал Сепио.

– Казино закрыто! – грозно предупредили меня из задымленного полумрака, когда я переступил порог.

Я оказался на маленьком пятачке искусственного света, льющегося из настенных светильников. Помещение, как и надлежит игорным домам, оказалось просторным залом, обитым красными обоями и уставленным пятеркой овальных столов. За каждым таким столиком торчала девица-крупье в полупрозрачном бикини. На стульях важно расселись десятки мужиков. Вероятно, местных жителей.

К моему удивлению, здесь не чувствовался запах демонов. А должно вонять, как во дворце Хаоса! Лишь позже удалось заметить четыре бочки с антиоборотневым репеллентом, расставленных по углам заведения.

– Ты оглох? – грозно вопросил меня воинственного вида пантероборотень с алебардой в руках. – Сказано: казино закрыто.

– Неужели нельзя потратить немного деньжат? – взмолился я, оценивая потенциал возможного противника. Выпуклым надбровным дугам этого типа смогла бы позавидовать даже тупейшая обезьяна. Идеальный мордоворот.

– Казино закрыто!

– А если покажу вот это?

Под носом оборотня показался кругляш игорной фишки, найденной в карманах покойного «детектива». Предположительно, она служила пропуском.

– Вали отсюда! – охранник даже не посмотрел на мою находку.

Итак, вероятностная ошибка. Фишка могла принадлежать какому-нибудь другому заведению. Но логика упрямо подсказывала: единственный горожанин, имевший доступ в поместье и которого мог узнать убиенный Орлен – виконт дел-ар Мелло.

– Мне надо видеть виконта дел…

– Проваливай! – острие алебарды свистнуло в пугающей близости от моего лба.

– Ладно, – я отскочил к двери. В зале кто-то хмыкнул, с интересом наблюдая за событиями. Несомненно, здешним завсегдатаям казалось, что некого частного детектива сейчас вышвырнут на улицу. – Но через полчаса мы вернемся сюда с отделением таможенной полиции. И перетряхнем здесь каждую половицу, пока не найдем свои деньги!

– Какие деньги? – слева приоткрылась небольшая дверь, и оттуда выглянул бородатый мужик в изысканном костюме.

– Казино закрыто! – в последний раз сообщил охранник и двинулся на меня.

– Стоять, Гаврул! Место! Или на цепь захотел?! – рявкнул оборотень (или демон?) из полумрака. – Итак, какие деньги вы имели в виду?

Последний вопрос адресовался мне.

– Вы виконт дел-ар Мелло?

Я хорошенько рассмотрел высокого владельца бороды и, предположительно, этого игорного дома. Мужчина имел не менее двух с половиной метров от пяток до маковки, обладал воистину широкими плечами и весьма красивыми чертами лица. Массивные скулы, смуглая кожа и пронзительные глаза темно-синего цвета. Из-под шикарного фрака, небрежно накинутого поверх накрахмаленной манишки, показывался пятнистый рысий хвост.

Теперь я понимал, чего особенного нашла Олиель в этом напыщенном красавце. Законченные подонки всегда нравятся женщинам. Особенно, если указанные подонки обладают деньгами, накачанными мускулами и умеют затейливо врать о любви. Было очевидно, что виконт дел-ар Мелло владеет как минимум двумя из указанных пунктов. Насчет вранья надлежало проверить.

– Да. А вы кто такой?

– Друг семьи бель-ал Сепио, – отрекомендовался я. – Ходжа Наследи. Вот зашел познакомиться с замечательной личностью, выразить свое почтение и забрать всю сумму.

– Не понимаю, – виконт недоверчиво окинул меня взглядом прищуренных глаз. – О каких деньгах вы тут толкуете? Я не занял у господина Шамура ни копейки.

– О, нет, – отмахнулся я. – Дело не в возвращении кредита. Дело в марке.

На какой-то миг у владельца казино дернулась верхняя губа. Это подсказало мне: пришел по адресу.

– Как я мог забыть?! – воскликнул виконт, красноречиво пялясь то на меня, то на посетителей игорного дома. – Действительно, недавно я приобрел у господина бель-ал Сепио одну раритетную марку и запамятовал заплатить. Входите же!

– Его что, не бить, хозяин? – напомнил о себе пантероборотень у двери.

Виконт посмотрел на охранника, будто тот внезапно превратился в цветочный горшок.

– Молчать! Твое дело двери охранять, а не вопросы задавать!

Весьма поэтично.

Красавец дел-ар Мелло величественным жестом пригласил меня внутрь кабинета. Ну прямо как король. Или Мэр, которым его, без сомнений, обещало поставить Княжество Хаоса. Почему-то мне казалось, что виконт – не оборотень. Не чувствовался характерный запах.

– Знаете, дражайший, – еще в двери заметил я, перехватывая инициативу. – Во всем Валибуре не сыщется столь сумасшедшего перевертыша, готового продаться демонам. Все знают, что едва Князь взойдет на стены мегаполиса, – случится геноцид. Мы не нужны Хаосу ровно настолько, сколько он не нужен нам.

– Вы о чем? – непонимающе спросил виконт. Но его глаза смеялись.

– Из вас мог бы получиться отличный актер. Или клоун.

Я умышленно пытался вывести дел-ар Мелло из равновесия.

– Пытаетесь обидеть своего контрагента?

– Ничуть. Просто интересно познакомиться с оборотнем, который не погнушался предать свою расу и обречь ее на тотальное уничтожение. Вы ведь понимаете, что передача марки Князю Хаоса и его колдунам откликнется тяжелейшими последствиями для нашей страны.

– Понимаю, – нахмурился виконт. – А что насчет вас? Не притворяйтесь идиотом и не говорите, что не догадывались о моих планах. Мы с вами очень похожи и, к тому же, плывем в одном корыте.

– Посмотрим, куда принесет нас течение…

– Вы будете входить? – дядьке надоела опасная беседа.

Комната, куда меня пригласили, на самом деле оказалась не кабинетом, а небольшим коридорчиком, снабженным сиреневой лампой дневного света и широким диваном. Что-то подсказывало: именно на данной софе бедняжки-девушки, оказывающиеся в лапах дел-ар Мелло, теряют последнюю совесть и честь.

В противоположном конце коридора обнаружилась следующая дверь. За ней открылся еще один игральный зал, до отказа набитый жителями города. Стойка бара поблескивала позолотой, а кресла обиты тончайшим из шелков. На стенах во тьме угадывались богатые картины, даже девицы-крупье были наряжены в более прозрачные наряды, чем в предыдущем отделении казино.

Здесь играли по крупному. Столы буквально ломились под тяжестью золотых и серебряных слитков. Из дальнего помещения, наверное, – хранилища, выкатывались громоздкие тележки, до отказа заваленные все теми же драгоценными металлами. Кое-где поблескивали валлы. Я не заметил и признака бронзы.

Народ азартно шумел и вливал в себя невероятное количество алкоголя. Весь пол украшали разноцветные пятна от разлитого амброзиума и вскяких веществ, подумать о которых у меня не хватало тактичности. В двух углах, на мягких диванчиках, окруженных розовыми портьерами, занимались любовью. Кажется, оттуда выглянула растрепанная головка одной из официанток.

– Хорошо устроились, – я оценил размах игорного бизнеса.

– Это только прикрытие.

– Не сомневался.

Мы обошли небольшой фонтан, бьющий несколькими дюжинами струй амброзиума. Внутри алкогольного источника я унюхал репеллент. Виконт старательно следил за тем, чтобы в заведении не обнаружили демонов.

– Прошу, – дворянский жест провел меня в красиво обставленный кабинет.

Все те же вездесущие диваны, несколько мягких стульев на изогнутых ножках, мозгомпьютерная линия, торшеры с головками в виде денежных знаков. На широком столе можно было проводить соревнования по магическому гольфу.

Виконт уселся в кресло хозяина, выгодно расположившись в тени на фоне величественной картины с ландшафтом Границы.

– Вот ваши деньги.

Из-под стола вынырнул – ого! – куль фантастического объема. На вид он весил килограмм под сто. Дел-ар Мелло бросил мешок передо мной и отклонился на спинку кресла, скрестив руки на груди. Пальцы бывшего любовника Марии бель-ал Сепио барабанили по предплечьям.

Я занялся подсчетом барыша.

– Почему здесь только сто тысяч валлов?

Виконт удивленно воззрился на меня.

– Вы шутите?

– Последний раз, когда шутил, меня чуть не похоронили, – ответил я.

– Это может случиться и сейчас, – в бархатный голос дел-ар Мелло добавились угрожающие нотки. – Вам мало? Девушка конюха потребовала именно эту сумму.

Виконт еще не догадывался, кто перед ним. Он и помышлять не мог, что о его преступной деятельности известно еще кому-нибудь кроме погибших в доме господина Шамура. Парень относился ко мне, как к сообщнику. Причем довольно жадному и наглому, раз решился на торги.

– Я хочу полмиллиона.

Дел-ар Мелло поглазел на меня, раздумывая: а не выбросить ли посетителя через черный ход? Но почему же этот незнакомец так нагло себя ведет? Неужели подстраховался?

Я без труда читал все мысли с озадаченной физиономии виконта. Нет, из него получился плохой актер. Скорее, дядька – просто клоун, под стать угодивший в лапы Княжества в нужное время.

– Это нереальная сумма. На всей Границе не соберется и двух третьих названной вами суммы.

– Бросьте, уважаемый, – я решил пойти на легкое оскорбление. – Князь заплатит вам в тысячу раз больше, едва получит искомое.

– Не ваше дело, сколько мне заплатят! – голос был еще спокойный, но уже с некоторыми нотками гнева.

Надлежало разъярить противника, лишить его возможности думать. А глупый враг – мертвый враг. И проблем поменьше.

– Учитывая обстоятельства, – милостиво позволил я, – позволяю вам добавить еще такую же сумму к этому мешку. Тогда вы больше меня никогда не увидите.

– Вздор. Требуемое невыполнимо.

– Хм… До внешнего отделения Главного Управления по Несанкционированному Использованию Колдовства и Иррациональных Сил всего полдня пути. Или мне обратиться куда-нибудь поближе? Скажем, к военному интенданту Границы? Платите, виконт. Тогда мы забудем о нашей веселой встрече и разбежимся куда подальше. Я – на острова Бей-Буяна, вы – в теплые казематы Князя Хаоса…

– Да как ты смеешь угрожать, мелкая тля?!.

– Каждый ценит себя настолько, сколько весит сам. Лично я вешу примерно двести кило – нормальный оборотень среднего роста. Это значит, что мои услуги стоят двести тысяч валлов. Иначе отдавайте мне марку – самолично передам ее Князю, а вам отвешу пинков. Кстати, где она?

Глаза дел-ар Мелло только на миг стрельнули куда-то влево – чего я ожидал. Мне позарез необходимо было удостовериться, что марка все еще находится в хранилищах-сейфах виконтах, а не путешествует по направлению к землям Хаоса.

– Сто пятьдесят, – спокойно предложил собеседник. – И ни валлом больше.

Надо отдать ему должное – себя он замечательно контролировал. Я же, к стыду признаюсь, какое-то время размышлял над сладким предложением. Подумать только, за полторы сотни тысяч камешков можно скупить целый квартал мегаполиса! Правда, если Княжество вторгнется в Валибур, можно забыть и о кварталах, и о бедных жителях города-государства.

– Отсчитывайте, глубокоуважаемый, – я поймал себя на мысли, что затягиваю время. Если судить по цифрам на экране мозгомпьютера, у меня оставалось еще минут двадцать – двадцать пять. – И тем временем послушайте маленькую историю.

– Зачем? – виконт поднялся и, обогнув стол, направился к висящей на левой стене картине. Вот где он – сейфик паршивца!

– Неужели вам неинтересно узнать, что случилось с тремя вашими посланниками?

– Это не вы их убили? – удивился дел-ар Мелло.

– К сожалению… – я вдруг понял, что эта фраза могла раскрыть мои намерения, – нет. Знаете, очень не люблю демонов, но к смерти ваших подручных не имею и малейшего отношения.

Виконт стащил картину со стены. Под ней оказалась маленькая дверца из метеоритного металла. И почему богатые люди считают своим долгом прятать сейфы за картинами? Да любой мало-мальски опытный вор заглядывает туда в первую очередь. Лично я, если бы обладал серьезным имуществом, хранил бы финансы где-нибудь в полу, в магиталлическом ящике. Причем каждый раз после извлечения необходимой суммы, заливал бы контейнер свежим раствором колдетона.

– И что же вы хотели мне рассказать?

Дел-ар Мелло прикрыл спиной свое хранилище – чтобы любопытный детектив не подсмотрел комбинацию цифр. Но я не считался бы частным детективом, если бы не позаботился об этом ранее.

Едва виконт во время диалога указал мне место расположения сейфа, туда отправился невидимый камень-датчик мозгомпьютера. Сейчас он старательно запечатлевал все манипуляции противника.

– Немного расскажу о старом заговоре. Даже не вам, а скорее, – себе. Поправьте меня, если где-то ошибусь.

– Хорошо, – не оборачиваясь, согласился виконт. Он шуршал драгоценными валлами, отсчитывая необходимую сумму.

– Итак, – я закинул ногу на ногу и слегка придвинул ножны «Карателя». Как хорошо, что дебил у входной двери не попытался меня обезоружить; в таком случае мне пришлось бы несладко. – Начнем с того, что некий богатенький виконт очень любил азартные игры…

Спина дел-ар Мелло напряглась. Я без сомнений затронул важную жилку в его душе.

– Возможно, это подстроили, а возможно, виконт и сам был настолько глуп, что позволил себе проиграться. Знаете, выпивка, женщины и деньги никогда не доведут до добра!

– Не учи ученого.

– Не буду. Еще раз повторюсь – историю рассказываю себе, а не вам, уважаемый.

– Можешь рассказать себе об этом на улице.

– Да ладно, виконт, бросьте. Ради нашей кратковременной дружбы – послушайте немного. В общем, некий известный нам парень вдребезги разрушил отцовское наследство. Все пропил и все отдал по долгам. И что ему осталось делать дальше? Повеситься? Утопиться? Удариться в бега? Нет, парень придумал кое-что похуже.

Не знаю, тогда ли наш виконт обозлился на всех на свете, или это случилось позже. Но факт остается фактом. Некая доброжелательная женщина поведала, что в те времена весь город смеялся над разгульным дураком, пустивший отцовское имение под откос. Тогда вы отличались весьма неприятным нравом, если верить Мэру Дубльвилля. Но зачем говорить о вас? Расскажем о нашем виконте. Пребывая в постоянных пьянках, дебошах и за игорными столами, парнишка так надоел местным жителям, что его едва не убили. Да-да, добрый Ликор бель-ар Торинно проинформировал меня о том, как этот самый виконт попытался соблазнить его дочь.

Итак, у нас обиженный на всех живущих здесь оборотней парень, и барышня с дряннейшим характером. Случилось это до или после женитьбы, но бедный виконт, еще более возненавидевший Дубльвилль из-за пассии, подался шпионом в Княжество Хаоса.

Поправьте меня, если я не прав. Возможно, моих знаний по психологии не хватает. Ведь в жизни, кроме бесчисленных пьянок вы не видели ничего? К тому же вместо кроткой девушки, женились на дряхлой истеричной старухе. Отсюда и ненависть ко всем оборотням. Разве не так?

– А за что их любить? – проворчал дел-ар Мелло, не отвлекаясь, впрочем, от пересчета денег.

– Таки правда, – я вздохнул. – Предполагалось, что только возненавидевший своих собратьев оборотень, способен предать Валибур. Неужели вам не жалко миллионов невинных детишек и прекрасных девушек, которых вы обречете на мучительную смерть?

– Меня никто не жалел, – тонко ответил виконт, – и я никого не пожалею.

– Весьма свободная трактовка Священного Расписания, – печально улыбнулся я. – Но давайте же продолжим.

Каким-то образом, а слухов хватает везде, виконт узнал, что в доме бель-ал Сепио хранится некий документ, стоящий невероятных денег. Значит, требовалось каким-нибудь образом доступиться к заветному поместью. Хитростью и коварством наш парень достучался к сердцу старшей дочери господина Шамура. Кухарка Сульма рассказала, что виконт был невероятно навязчив. Целых три года он увивался за бедной девушкой, пока та не отступила.

Прошло какое-то время, но до марки наш преступник так и не смог добраться. Дом бель-ал Сепио оказался настолько защищен, что даже ближайшим родственникам воспрещалось входить в кабинет хозяина поместья. Тем временем Мария бель-ал Сепио уже безнадежно влюбилась и, если верить кухарке, готовилась к замужеству. Ведь подлый виконт сказал, что жена находится при смерти.

Затем случилось кое-что приятное для виконта и его покровителей в Княжестве Хаоса. А именно – после смерти матери в лапы демонов попал бедняга-Джувил. Кстати, вы не знаете, каким образом его склонили к сотрудничеству?

Дел-ар Мелло засмеялся противным трескучим смехом.

– Больше всего на свете, как красочно ты выражаешься, Джувил любил свою мать. Когда та отбросила тапки, он кинулся за материнской любовью к сестре. Ты ведь знаешь, что старшенькие сестрички всегда заменяют мамаш.

– А разве Джувил не был старше Марии?

– Какая разница? Этот плакса всегда прибегал к сестричке и, заливаясь пьяными слезами, изливал ей душу.

– Вы имеете отношение к пленению хват-лейтенанта бель-ал Сепио Хаосом?

– Нет. Он сам попался, этот недалекий пьянчуга. Я в это время еще отрабатывал план с Марией.

– Понятно. Продолжу… Теперь мне понятна странная запись в дневнике Джувила. «Я должен ее спасти…» – это означало не душу, как я сперва подумал, а Марию бель-ал Сепио. Парнишка сломался, когда узнал, что княжеский шпион встречается с его любимой сестрой.

Виконт опять засмеялся. Короткие волосы на его затылке вызывающе топорщились.

– Мы пригрозили, что убьем маленькую родственницу, если Джувил не станет сотрудничать. Вот он и сдался.

– Как я и предполагал… – я крепко ухватился за рукоять «Карателя». Сейчас отрублю подонку голову и с боем прорвусь на улицу!

Но сперва надлежало прихватить с собой марку Шамура.

– Вы хорошо соображаете, – виконт опять перешел на «вы». Зауважал?

– Благодарю. Но закончим же историю.

Когда бедный Джувил вернулся в Дубльвилль, вы еще некоторое время держались за его сестру. Но тут случилось нечто незапланированное. Не знаю, все ли рассказал вернувшийся из плена брат, но ему удалось посеять вражду между вами и Марией. Девушка бросила вас. А затем внезапно погиб и Джувил, убитый плутоватым конюхом и его подельницей.

Вы остались у разбитого корыта. Хват-лейтенант бель-ал Сепио мертв, Мария не хочет вас видеть. К тому же она собирается в далекую поездку – на лечение. Как же доступиться к дому господина Шамура?

Вам долгое время удавалось крутиться в поместье, и вы знали всех родственников бель-ал Сепио. Среди них была кузина Сельвия, давным-давно покинувшая Дубльвилль. Тогда и созрел план с одиночным внедрением демона-молчуна в семью хранителей марки. Вы надеялись, что зеркальщику как-нибудь удастся влезть в кабинет Шамура.

Не знаю, погибла ли Сельвия на самом деле, или она продолжает жить в неведении, но зеркальщик принял ее облик и заселился в дом несчастных оборотней.

И тут опять провал. Псевдо-Сельвии не удалось найти заветную марку, и к тому же ее убили. Кто – неизвестно.

Порывшись в памяти, вы извлекли оттуда еще одного кандидата на шпионы в доме бель-ал Сепио. Туда отправилась следующая подделка – возлюбленный средней сестры – Торли. Но и его ожидала участь Сельвии. Что дальше?

Вы узнали, что господин Шамур ищет частного детектива, чтобы разобраться с исчезновением марки. Отличный повод! Клиент еще и платит деньги за поиски необходимой вам вещи. Но тут загибается и детектив.

Затем, и во время этой истории, виконт, вы сделали несколько смертельно опасных ошибок.

Во-первых, Мария могла что-то знать о вашей причастности к Хаосу. Потому вы подослали к ней наемников. Но убивать не собирались. В Марию выстрелили отравленной стрелой – хотели усыпить и доставить к вам. Возможно, девушка требовалась еще для каких-нибудь преступных манипуляций. Но вот она, ваша ошибка.

Марию неумышленно убили в моем кабинете. В моем – самого лучшего детектива в Валибуре.

Ладно-ладно, я похваляюсь. Больше не буду.

У вас опять облом. Мария бель-ал Сепио мертва, но успела о чем-то поговорить с Ходжой Наследи. Его пока убивать не имеет смысла – надо посмотреть, что знает этот лисоборотень, и куда он может привести.

Со временем вы убедились, что мне не известно ничего. Иначе я тут же ринулся бы в ГУпНИКИС и сдал вас с потрохами. Потому вы решили от меня избавиться. Очередная ошибка.

Кто же знал, что смелый Ходжа Наследи – скользкий тип и может уклоняться от любых покушений?

Виконт невозмутимо пересчитывал валлы. Это мне не нравилось. Я хотел смотреть ему в глаза и видеть, как парень съеживается перед моими аргументами и блестящей логикой.

– Продолжу…

Я вкратце рассказал дел-ар Мелло о своих находках и приключениях. В тени оставил только странные видения в доме бель-ал Сепио и мои размышления на эту тему.

– Значит, вы так и не узнали, кто убивал моих лю… демонов? – невзначай поинтересовался виконт. – Если все же найдете – передайте от меня пламенный привет. И можете сказать, что легионы демонов придут за его душой.

– К сожалению, в ближайшее время встреча с фамильным убийцей бель-ал Сепио не предвидится.

– Вот, – дел-ар Мелло бросил мне тяжелый, но вдвое меньший от предыдущего мешок с деньгами. – Берите деньги и проваливайте.

– Разве вы не скажете мне, где я ошибся в своих умозаключениях, уважаемый виконт?

– Скажу, – парень улыбнулся теплой улыбкой шакала. – Вы ошиблись дважды. Первое – ни я, ни мои демоны не убивали Марию бель-ал Сепио.

Я окаменел. Виконт говорил правду, а мне никак не удавалось нащупать брешь в своей версии. Но если убийство в моем кабинете – не дело рук дел-ар Мелло. Кто же?.. А! Наконец-то все встало на свои места!!! Я по-прежнему не догадывался о загадочном киллере поместья бель-ал Сепио, но нашел очень…

– Второе, – сказали вдруг грубым женским голосом. – Мой муж не слишком горел желанием вступить в ряды Хаоса. Пока я не приказала.

Стена с картиной отъехала в сторону, и кабинет виконта почтила своим присутствием…

Назвать ее дамой? Нет, язык не поворачивался.

На громоздкой инвалидной коляске ко мне приблизилась очень тучная женщина. Килограммов семьсот, если не больше. Заплывшие жиром глазенки, короткие руки, напоминающие телячьи окорока, жидкие волосы на почти что лысом черепе. Малозаметный роток под изогнутым клювом мясистого носа. И черные-черные глаза, казавшиеся точным отражением траурного платья и ворсистого пледа из черной же шерсти.

Виконт вдруг съежился в присутствии этой бастаркообразной орясины. Он стал напоминать высохшую березку, согнувшуюся на сильном ветру. Вот-вот сломается.

– Не могу сообщить, что рад познакомиться, госпожа Донна-Муна. Или называть вас Маткой? – я поморщился от густого амбре. Кабинет наполнился невидимым мускусным дымом и грозил выесть мне глаза.

– А я очень рада, – улыбка жены виконта дел-ар Мелло почтила меня демонстрацией сотни кривых клыков. – Нечасто встретишь умного оборотня. По мне, так вся ваша раса – тупые олигофрены, прячущиеся от наших когтей за магией Следящего Колокола.

– Следовательно, вас произвели не от орчанки, – заметил я, старательно дыша через платок.

– Нет, – опять улыбка. На сей раз помельче, но такая же кровожадная и мерзкая. – Папаша гульнул с демоницей. Кстати говоря, именно мать организовала демонское подполье в Дубльвилле.

– Не сомневаюсь, что на базе подземелий вампирского гетто.

– А вот об этом вам знать без нужды. Еще останетесь в живых и приведете сюда армию.

– Обязательно останусь, – пообещал я и приготовился к самому худшему.

И оно произошло.

– Убейте детектива, – скомандовала мамаша-демон, указывая на меня когтистым желтым пальцем. – Он слишком много знает.

Какое нелепое словесное клише. Его можно найти во всех второсортных детективчиках и боевичках. Но услышать это в жизни?..

Стеры вдруг раскрылись множеством темных ходов. Из образовавшихся дыр хлынули краснокожие ублюдки.


предыдущая глава | Полный дом смерти | cледующая глава