home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1

Ингвар

Опустившаяся на мое плечо чья-то рука не доставляла мне особого неудобства, но, тем не менее, мешала. К тому же, она была слишком настойчивой. Потому что когда я утробно рыкнул, надеясь, что тот, кто не дает мне наслаждаться собственным состоянием, поймет, что с пьяным демоном связываться значительно опаснее, чем просто с демоном, ощущение от ее присутствия пропало. Чтобы тут же появиться вновь.

Пришлось открывать глаза, хотя сделать это было нелегко. Если я правильно следил за днями, плавно переходящими в похожие на них ночи, то пили мы уже…. Моя память отказалась мне помогать где-то после четырех переходов, отмечавшихся полным исчезновением желающих составить мне компанию, которые спустя какое-то время возвращались вновь. А я и не настаивал. У нас с ней в последнее время были разные взгляды на мою жизнь, поэтому ее игнорирование моей персоны меня нисколько не беспокоило. А то я и без нее не помнил, что мне, как сыну повелителя демонов, пусть и младшему, не надлежит вести себя подобным образом.

А что прикажете делать, если мне откровенно скучно!

Последнее более ли менее серьезное поручение мне отец давал месяца три тому назад. А справились мы с ребятами с ним за пару дней. Не скажу, что нам не пришлось поломать тогда голову, но…

Посмотреть на того, кто посмел помешать моему меланхоличному настроению, мне удалось лишь со второй попытки. Иногда гномий самогон способен одержать победу и над закаленными в таких боях демонами.

– Что надо?

Проявившаяся сквозь туман физиономия была смутно знакома.

– И давно он так? – спросил этот кто-то. И явно не у меня.

– Три дня вместе с нами, и еще столько же уже один, – осчастливил меня некто с хорошо известным мне, но благополучно забытым голосом.

Хотя бы теперь знаю, что пыталась скрыть от меня сбежавшая память.

– Повод-то хоть серьезный?

Я попытался вглядеться в того, кто желал выяснить причины моего длительного общения с горячительными напитками, но сумел лишь утвердиться в том, что я его точно знаю. И как мне показалось, довольно давно.

– Грустит, – фыркнул второй, заставив меня несколько напрячься, в попытке восстановить справедливость. Потому что скучно мне уже было, а вот грустно… еще нет.

– И сколько это еще продлится? – опять уточнил первый, который был точно мне знаком, но появился не столь давно, как тот, с которым я, оказывается, пил.

– В последний раз он к этому моменту уже пришел в себя. А нынче даже не знаю, что думать. Решил, что если к утру не оклемается, придется силком к повелителю тащить. Может он ему, какое развлечение придумает.

– Типа гарема? – хохотнул тот, который в основном спрашивал, и неосторожно наклонился ко мне.

Бросок и… моя ладонь хватает воздух там, где мгновение назад была его шея. И я чувствую, что начинаю звереть. Еще так, слегка, лишь бы себя подзадорить, но это не означает, что я не могу сделать этого всерьез. Как только все происходящее начнет мне надоедать.

– Гарем в таких случаях ему не помогает, – спокойно, словно меня тут вообще не было, заявил второй. – Он сразу становится задумчивым и начинает размышлять на тему тихого семейного счастья. Ну а так как единственную барышню, которую он был готов рассматривать на роль своей подруги, увел твой господин, то можешь представить, чем все это заканчивается.

Мысли попытались собраться воедино, уж больно знакомо звучала большая часть из сказанных им слов, но… все это требовало усилия, а причин для этого я не видел. Поэтому вместо того, чтобы сбросить с себя пьяное марево, я потянулся за кружкой. Не столько помня, сколько зная, что там еще должно было что-то оставаться.

К моему неудовольствию, мешать мне никто не стал. А я уже хотел проявить свой демонский характер, отбирая то, что считал своим.

– Кстати, а ты по нашу душу или, просто, случайно оказался? – неожиданно снова заговорил тот, кого я определил, как второго.

Не знаю почему, но этот вопрос меня насторожил. Словно было в нем нечто, что предвещало конец моему унынию.

– Случайно?! – сквозь застилающий взгляд туман я смутно увидел, как первый обвел тоскливым взглядом зал, в котором мы находились. – В такую дыру случайно невозможно забрести. Вас искал.

– Что-то случилось? – голос второго был все таким же спокойным, но я чувствовал все возрастающее напряжение.

– Пока не знаю. От Верты прискакал гонец. Алекс отправился отвозить заказчику диковинку, и на обратном пути пропал. Его лошадь мы нашли в конюшне одной из придорожных гостиниц. Хозяин сказал, что господин, который на ней приехал, вечером поднялся в свой номер, и больше его никто не видел. Заходил я туда. Вещи на месте, постель не расправлена, следов схватки нет. И Алекса тоже нет.

Вот в этом месте я и протрезвел. Мгновенно. Впрочем, демоны и не такие фокусы умели проделывать. Ну а когда это случилось, вернулась и моя ветреная приятельница, благодаря которой мои собеседники немедленно обрели свои имена.

– А Тиана что говорит? – уточнил я у Ньялля, сделавшего вид, что его нисколько не удивляют произошедшие изменения.

– Ничего, – пожал тот плечами и невесело улыбнулся. – Во-первых, они так и не связали друг друга клятвами. Дракон при малейшем воспоминании о том, что его свобода продолжает оставаться под угрозой, впадает в такое неистовство, что они с Арадаром предпочитают об этом даже не заикаться. Ну а во-вторых, пока малышке Кети не исполнится три, это в принципе невозможно.

– Ей уже скоро три, – задумчиво произнес я, считая, сколько мне еще лет неприкаянным одиноким демоном, прежде чем я смогу назвать ее своей невестой.

Похоже, эти мысли довольно четко отпечатались на моей демонской морде, потому что Ньялль, удивленно присвистнув, спросил.

– Ты что, всерьез ждешь, когда она подрастет?!

Неру, паршивец, демонстративно отвернулся. Он мне по поводу моей навязчивой идеи уже не раз много чего интересного говорил. Может и дальше продолжать. Потому что если я что решил…. Наверное, завидует, что из всей нашей четверки она предпочитает забираться именно на мои колени. А уж когда я ей на ночь истории из своей жизни рассказываю…. Тиана говорит, что лучше меня никто ее дочь спать не укладывает.

Ну а если всерьез… поживем-увидим. Но с тем, что этот рыжий котенок покорил меня в тот день, когда я увидел ее ползающую по ковру в каминном зале замка Арадара, спорить было бесполезно.

– А чего от нас хочешь? – недовольно проворчал я, сделав вид, что не расслышал вопроса своего воина.

– Ну… – задумчиво, словно оценивая мою способность воспринимать то, что он собирался мне сказать, начал Ньлль, но наткнувшись на мой потемневший зрачок, который знающим говорил о моей готовности перейти к боевой форме, продолжил уже бодрее. – Верта второго гонца отправила к брату. А у того в гостях повелитель, до которого дошли слухи о твоей меланхолии. Вот меня и отрядили найти, привести в соответствующее ар-принцу состояние и предоставить перед разгневанные очи родителя или, если откажется перед очи, сразу отправить к Арадару.

Да… школа лорда де"Марк чувствуется. Слов много. Хорошо еще, хотя бы смысл присутствует. А то иногда так завернет… вроде, все понятно, но… разобраться удается далеко не с первой попытки.

– А ты-то с чего там был? – фыркнул я, уже догадываясь о причине появления барса при дворе молодого короля.

– Так… – он наигранно вздохнул и пожал плечами. Мол, сам понимаешь.

Понимаю и… не понимаю. Но доказывать Тиане, что она не права, когда отказывается навестить оборотней, не собираюсь. И Арадару так же сказал, когда тот, заметив, что его жена прислушивается к моему мнению, решил этим воспользоваться. И ведь знает, почему это происходит. Я просто не считаю нужным давать ей советы. К тому же, та ситуация, в которой оказались кошка и ее родичи, оставила в ее душе слишком глубокую рану, которой просто не хватило неполных четырех лет, чтобы зарубцеваться. И чем чаще ее бередить, тем дольше они не встретятся.

– А Арадар? – с ехидством уточнил я, вспоминая, как однажды стал свидетелем их семейной ссоры.

И повод был подобный тому, из-за которого Ньялль в очередной раз вынужден был отправиться в столицу.

Тогда только закончилось празднование годовщины коронации Анжи, маленькая Кети сделала свой первый шажок, а Раила в очередной раз отказалась становиться женой де"Эстелара. Я уже не помню, что из этого послужило предлогом для встречи, но мы собрались в замке у лорда.

Все было хорошо, до тех пор, пока Ренард, то ли выпив больше обычного, то ли позволив себе расслабиться в дружеской компании, не выдал свои соображения о кошках вообще, и об одной конкретной, в частности.

Арадар решил его поддержать: Тиана ушла укладывать дочь (она редко когда доверяла это няне) и он посчитал, что вполне может рассчитывать на каплю нашего мужского сочувствия. Мы все прекрасно знали, насколько они счастливы вместе, но… характеры у обоих! Иногда, глядя на них, я прихожу к выводу, что гарем намного лучше, чем жена. Но это редко. Чаще… я им искренне завидую.

Мы и посочувствовали, не заметив, как вернувшаяся леди де"Марк остановилась на пороге каминного зала.

Первым неладное почувствовал сам Арадар. И хотя их связь хранителя и стража почти исчезла с рождением дочери, ощутить молчаливое присутствие жены он сумел. Но… как ни пытался знаками заставить замолчать Алекса, для которого тема брака оказалась болезненной, тот продолжал заливаться птахой, сетуя на то, что ну никак не может понять, что этим женщинам нужно.

К тому моменту, когда он от Верты, которая никак не может взять в толк, почему он не хочет жениться на ней теперь, когда всем известно, что она сестра короля, перешел к Тиане, зрачок кошки стал вертикальным, и она выпустила когти. И так было всегда, стоило лишь упомянуть о том, что после истории с Оком она сразу отправилась в замок мужа, отказавшись встречаться с родичами.

А дальше… мы с моими ребятами решили, что лучшее, что можем сделать – не мешаться. И перебрались поближе к окну. Этаж второй, выпрыгнуть не проблема.

Ренард хоть и был пьян, но всю серьезность ситуации осмыслил мгновенно и попытался последовать нашему примеру, но замешкался. Тиана уже сделала первый шаг в сторону мужа, и он счел за лучшее, не попадаться ей на глаза, скрывшись за высокой спинкой кресла.

Алекс при виде того, как появившийся хвост бьет по ногам медленно идущей женщины, тут же протрезвел, быстро сообразив, что именно его можно считать основным виновником этой катавасии. И из самых благородных побуждений, попытался объяснить своему несостоявшемуся стражу, что полностью осознал свою неправоту, раскаялся и просит снисхождения. Наивный! Если бы не лорд…

Ее бросок в сторону дракона заметил только Арадар. Миг – и она шипит в объятиях мужа, а ее когти впиваются во все, до чего могут дотянуться. Не будь лорд оборотнем, и не скрывай Тиана рычанием раздирающий ее смех, все могло бы выглядеть довольно страшно. Ну а нам было совершенно не сложно сделать приятное женщине, подтвердив ей ее опасность своим поведением. Тем более что никто из нас никогда не спорил с тем, что большинство из прелестниц при желании могут доставить значительно больше проблем, чем любители власти и интриг.

На мой вопрос Ньялль, который, похоже, тоже вспомнил эти же самые события, закатил глаза.

Понятно. Король сделал очередную попытку примирить князя и внучку. И хотя ссоры, как таковой не было (Тиана просто отказывалась встречаться, не объясняя причины этого), попытки продолжались. Неудачно. И в этот раз не повезло Ньяллю.

Именно ему пришлось отправляться в путь, отвозя извинения леди де"Марк, которая не может принять приглашение посетить столицу. И ведь причина вполне уважительная: она тревожится за то, как перенесет дорогу ее маленькая дочь, напрочь забывая о существовании порталов.

– И как ты везде успеваешь? – покачал я головой, удивляясь расторопности помощника Арадара.

Впрочем, имея в должниках архимага, недостатка в кристаллах перехода у них теперь не было.

– Я еще легко отделался, – фыркнул тот и сразу же стал серьезным.

Демонстрировать свое мнимое веселье мы могли еще долго, но это не мешало ни одному из нас обдумывать то, что предстояло сделать.

– К Арадару?

Тот кивнул головой и чуть помедлив, добавил:

– Ренард выпросил у Дамира Терзара. Тот сейчас пытается выяснить, о какой именно диковинке идет речь. Обещал не задерживаться.

– Хорошо, – теперь уже кивал я. – Тогда отправляемся.

– Прямо так? – скептически посмотрел на меня Неру, который не лез в наш разговор с Ньяллем. – Ты собираешься в таком виде показаться Тиане на глаза?

Прежде чем ответить, я перевел взгляд на барса, уточняя, правда ли все настолько плохо, как пытается мне доказать мой друг. Судя по тому, как тот ухмыльнулся, все обстояло значительно хуже, чем я мог предположить.

Пришлось отправляться наверх, в номер, приводить себя в порядок. Только там оценив, до чего может довести демона столь длительная пьянка. Радовало одно, с нашими способностями к восстановлению, следы бурно проведенного времени как раз полностью сойдут к тому моменту, как мы окажемся в замке лорда де"Марк.

Из перехода мы вышли на площадке, между первым и вторым рядом замковых стен. Я сделал вид, что не заметил дюжину лучников, нацеливших на нас жала стрел из едва заметных бойниц и про себя усмехнулся, отметив, как точно также не заметили этого мои воины. Но усмешка эта не была язвительной. Юность Арадара, прошедшая в пограничной крепости, давала о себе знать. И, несмотря на то, что в человеческий землях вот уже как лет десять было тихо, гарнизон лорда всегда был готов к нападению. И это мне импонировало: в нашем мире о мире можно было только мечтать.

Подошедшая к нам дежурившая на внутренних воротах тройка, поприветствовала Ньялля, и с не меньшей почтительностью нас. Мы были не только желанными, но и уважаемыми гостями в замке. И решетка поднялась, пропуская нас во двор.

Лорд, как обычно в это время, разминался на тренировочной площадке, окруженный своими воинами. Мастерство Арадара в мечном бою было выше любых похвал. Так же как и его способность быть терпеливым учителем. Лично я с трудом сдерживал себя, когда доводилось по несколько раз показывать одно и то же движение, добиваясь того, чтобы оно было сделано идеально правильно. Впрочем, у демонов обычно таких проблем не возникало, вот мне и не пришлось вырабатывать подобное терпение.

Завидев нас, де"Марк остановил бой и, забрав из рук стоящего на краю площадки слуги белоснежную рубашку, накинул ее на разгоряченное тело.

– Опять предавался унынию? – улыбаясь, спросил он у меня, подойдя поближе. Понятно: Тиана в очередной раз проявляла свой свободолюбивый нрав и лорду срочно требовалась помощь. И от переполнявшей его радости по поводу того, что он вот-вот ее получит, со всего маху хлопнул меня рукой по плечу.

– Имея таких друзей, и захочешь впасть в тоску, так не получится, – буркнул я, пытаясь мысленно уговорить себя, не отвечать ему подобным жестом.

Он хоть теперь и полноценный оборотень, но… Я представил, как от всей своей щедроты душевной размахиваюсь и… в следующей картинке Арадар отлетал довольно далеко от того места, где стоял.

– Да брось ты! – тот, вряд ли догадываясь, чего он только что избежал, кивнул в сторону хозяйского дома. – Пойдем, сейчас плотненько позавтракаем, затем немного подумаем, куда могло Алекса занести, а к тому времени, как ничего вразумительного не придумаем, уже и Терзар объявится.

Если я правильно понимал скрытый смысл его тирады, Тиана и сама собиралась на поиски дракона. А Арадар таким поворотом событий был очень недоволен. И хотя с одной стороны я его понимал: не женское это дела, да когда еще и маленький ребенок на руках, а с другой… Она всегда чувствовала ответственность за Алекса. И ничто изменить этого не могло.

– Ингвар, – как-то особенно преданно смотря мне в глаза, начал Неру, – ты же не против, если мы… здесь… с Ньяллем…

– Не буду, – явно дав понять, что не очень-то доволен столь откровенным предательством, ответил я своему воину.

Пряча улыбку, которая просилась на лицо. Помню я удивление своего отца, когда случайно рассказал ему о том, что мои ребята больше боятся жены лорда де"Марк, чем нас с ним. А потом свое, когда он неожиданно согласился с тем, что страшнее женщины может быть только другая женщина.

– Ну и что ты думаешь? – совершенно другим тоном спросил у меня лорд, когда мы подошли к самому крыльцу.

Я, в ответ, усмехнулся. Они с Тианой кого угодно могли ввести в заблуждение своими непонятными взаимоотношениями. И мы все им в этом помогали. Но… ни у одного из нас никогда не возникало сомнений по поводу того, что именно их связывало. Кошка, вопреки сложившемуся об анималах мнению, ни разу не дала усомниться в том, что она нисколько не жалеет о потерянной ею свободе. А Арадар как-то вполне серьезно заметил в разговоре со мной, что готов был нести на себе проклятие и дальше, только бы его возлюбленная оставалась рядом с ним.

И огорчало его лишь одно: у него никогда не будет сына. Как ни странно, это его сожаление разделала и Тиана. Несмотря на то, что по указу надевшего корону Анжи, право наследования в роду де"Марка теперь передавалось по женской линии.

– На розыгрыш это не похоже. Алекс, конечно, любит пошутить, но не таким способом.

– Вот и я так думаю, – согласился со мной Арадар. – И Тиана от беспокойства места себе не находит. Она хоть и старается не показывать этого, но я начал замечать, как она вздрагивает, стоит только появиться гонцу с вестями.

И словно подтверждая его слова, решетка внутренних ворот поднялась, впуская всадника на взмыленной лошади, в котором мы все без труда узнали Теразара. А на крыльцо дома, кутаясь в тончайшую белоснежную шаль, выбежала Тиана, встревоженный взгляд которой стал чуточку спокойнее, стоило ей увидеть меня.


Тиана

Три с лишним года пролетели, как один день. И в нем я ни на мгновение не пожалела, что произнесла брачные клятвы. И хотя мне не раз приходилось становиться свидетелем того, как ничем непримечательные будни разрушали то, что завязывалось в напряжении и тревоге неординарных событий, нас с мужем это миновало. А может, слишком многое пришлось нам пережить, слишком от много отказаться, чтобы не ценить то, что мы в итоге получили.

Арадар оказался нежным мужем, в котором, к тому же, прекрасно сочетались гибкий ум и твердость характера. И если первое помогало ему избегать ситуаций, в которой кто-то из нас вынужден был бы уступить, отказавшись от собственной, кажущейся незыблемой позиции, то второе не давало оснований воспринимать эту гибкость, как слабость.

Я же… В первое время мне это казалось странным, но затем я поняла, что возникнув единожды чувство ответственности с неохотой отпускает попавшую в его сети жертву. И пусть жертвой я себя не считала, это не отменяло того, что я ощущала ответственность не только за Алекса, что было объяснимо, но и за мужа. Впрочем, с подоплекой этого тоже было все понятно. Его зверь сумел покинуть свою клетку благодаря моей кошке. И хотя я была уверена, что теперь так оно и будет, не могла не допускать, что выбери я свободу и откажись от уюта под крышей его дома, и снежный барс снова окажется запертым произнесенным когда-то проклятием.

Но вряд ли бы все это имело значение, если бы я не любила Арадара. А я его любила. С таким неистовством, на которое никогда не считала себя способной. Однако это нисколько не мешало мне время от времени показывать свой норов. И едва ли я ошибалась думая, что ему это доставляет не меньшее удовольствие, чем мне.

И была в нашей с ним безмятежной жизни лишь одна тема, которую мы оба старательно избегали. Как только я пришла в себя, заключив сделку с Оком, потребовала от мужа немедленно вернуться в его замок. Возможно, это выглядело как трусость или неблагодарность, но… я не могла заставить себя встретиться с дедом и не желала видеть бабушку. Я не чувствовала за собой вины и не упрекала князя в том, что все именно так случилось, но… Я не могла и не желала.

Лишь надеялась на то, что наступит тот день, когда мне удастся справиться со своими чувствами.

Из всех своих родичей я виделась только с двумя. Ренард, которого я могла искренне пожалеть, если бы он не был настолько сильным, чтобы не нуждаться в моей жалости решил, что встречи с одной кошкой ему в жизни мало и влюбился в мою двоюродную сестру. Так что Раила время от времени заглядывала к нам. То вместе с ним, когда ей удавалось выбросить из головы все те бредни о собственной свободе, которые нам настойчиво вбивались в детстве. То одна, когда граф де"Эстелар забывал данное ей обещание и заговаривал о браке. И тогда она сбегала из его замка, перебираясь к нам, чтобы повозиться с маленьким котенком. Мне кажется, она просто пыталась разобраться, какой из двух вариантов жизни нравится ей больше.

И хотя она бывала и во владениях князя тигров, при мне об этом никогда не заговаривала. Лишь она, да Ингвар понимали, что свое решение я должна принять сама.

Вторым из моих родственников был Рауль. И опять это касалось Ренарда. Мне трудно судить, что и когда связало оборотня и хранителя, но их вместе с Терзаром и Дамиром, с которым я неожиданно быстро подружилась, частенько видели вместе. А когда на трон взошел Анжи, то два графа, один из которых теперь носил титул герцога, стали при нем советниками, сблизившись еще и по делам королевства. А мой дядя представлял при дворе оборотней.

В отличие от Раилы, Рауль несколько раз делал попытку примирить меня с дедом. Хоть я и пыталась ему объяснить, что нельзя примирить то, что не ссорилось. После очередного такого разговора, когда я разрывалась между осознанием его правоты и невозможностью сделать то, о чем он меня просит, его из каминного зала, где это все происходило в присутствии еще двоих свидетелей, вывел Ингвар. Не знаю, о чем беседовал с оборотнем демон, но больше дядя меня такими разговорами не смущал. И, что показалось мне несколько странным, выглядел довольным.

Но какой бы счастливой я себя не осознавала в последнее время, тень тревоги не давала мне полностью насладиться своим состоянием. Правда, я ошиблась предполагая, что предчувствия, которые меня иногда посещали, связаны с хранящимся у Сирана Оком. Оказалось, что виновен в моем волнении Алекс.

Вопреки его словам и нашим предположениям, отношения у них с Вертой не сложились. И это было тем более странно, что их тянуло друг к другу. Дракон при виде моей белокурой подружки превращался в бесшабашного влюбленного мальчишку, вызывая невольную улыбку у тех, кто оказывался очевидцем такой метаморфозы. А Верта… Она и так была прелестна, в такие же минуты буквально расцветала, становясь похожей на сказочную принцессу.

К сожалению, не только на сказочную. Ее кровный брат, став королем, признал ее статус по праву рождения. И это несмотря на то, что и мой муж и оба новоявленных советника его от этого отговаривали. Отношение дракона к ответственности было всем хорошо известно и в том, чем все это закончится, никто из нас не сомневался.

Именно это и произошло. Маркгаф Алекс Сэнт"Эри был рад взять в жены графиню Верту Араск, но оказался не готов связать свою жизнь с ненаследной принцессой. У той же недостатка в желающих ввести ее в свой дом не было. Но, хотя ее возраст подходил к тому, когда на незамужнюю даму, какого бы положения в обществе она не была, смотрят косо, Верта не торопилась дать надежду кому-нибудь из своих многочисленных поклонников. Все еще надеясь, что Алекс образумится и поймет, что ее титул для их счастья помехой не является.

И вот когда я, посмотрев на мытарства своей подруги, решила серьезно поговорить с драконом, тот исчез. Причем при таких обстоятельствах, которые всем нам показались очень странными.

В это утро, не дающая мне покоя тревога, сжимала сердце особенно сильно. Лишь ненадолго отпустив, когда я увидела появившуюся во дворе четверку во главе с Ингваром. Этот демон превосходно умел создавать о себе весьма неправильное представление, но я-то знала, что повесой и любителем весело развлечься он только выглядит. Хотя… этот образ мне очень нравился.

Да только стоило мне слегка расслабиться, как в воротах показался всадник. И узнав его, я сразу поняла, что наша спокойная и размеренная жизнь завершилась. Глядя на Терзара, я всегда испытывала безотчетные страх, навеянный, похоже, приписываемым ему ужасам. Теперь же, когда он выглядел разгневанным, я понимала, откуда появились такие слухи.

– Узнал? – лицо мужа было заледеневшим, когда он задавал вопрос подошедшему воину.

– Ничего определенного, – хмуро ответил он. – Но ты не узнаешь и этого, если я немедленно не получу хотя бы глоток воды. Два дня в седле и ни единой придорожной гостиницы на всем пути.

– Все разговоры потом, – вмешалась я, беря Терзара под руку. – Умоется с дороги, перекусит, тогда и поговорите.

Спорить со мной никто не стал. И потому, что предполагали, что это бесполезно – иногда я была непреклонной, и потому, что за пару часов вряд ли могло произойти что-либо необратимое. С момента исчезновения Алекса прошло уже довольно много времени, чтобы не понимать, что мы безнадежно опаздываем.

Проводив Терзара в комнату в гостевом крыле, которую он когда-то выбрал для себя, приказала служанке приготовить что-нибудь из холодных закусок ( лишь бы слегка перекусить) и попросила предупредить кухарку, чтобы поторопилась с обедом. Сама же поднялась в детскую, посмотреть на своего котенка. Что-то подсказывало мне, что нам с ней предстоит разлука. И хотя мое материнское сердце протестовало против этого, я понимала, что поступить иначе не могу. Кроме ответственности, которую я чувствовала по отношению к возможному правителю анималов, Алекс был еще и нашим другом. А это было значительно важнее.

Кети была занята с няней – строила замок из кубиков, которые в подарок привез ей с Земли дракон, и мое присутствие явно отвлекало ее от этого увлекательного занятия. Так что я отреагировала на ее нахмуренные бровки нежной улыбкой, и шепотом предупредила приглядывающую за девочкой женщину, что у нас с мужем важные дела. Та, в ответ, уточнила, есть ли среди этих важных дел один любимый нашей крошкой демон и, получив подтверждение, что это так, заверила меня в том, что постарается задержать девочку наверху. Стоит дочери узнать о появлении Ингвара, серьезного разговора уже не получится.

В тот момент, когда мы обменялись с няней понимающими улыбками, одна из башен строящейся крепости рухнула, вызвав у дочери разочарованный вздох, и я сочла за лучшее тихонечко уйти. Кети редко когда капризничала, но очень не любила, когда ей мешали. А сейчас я именно этим и занималась.

Когда я спустилась вниз, в каминный зал, там уже была четверка демонов, Ньялль и Арадар. Обсуждали плохо объяснимое затишье на границе с изарогцами, дожидаясь, когда служанки накроют стоящий у окна стол.

Ингвар заметил меня первым и, подмигнув мужу, тут же направился ко мне. Опять будет устраивать представление, лишая меня возможности его пожурить. Я не беспокоилась на счет его запоев – для демонов некоторые вещи в принципе невозможны, а вот то, что он предавался унынию, не в силах найти себе занятие, которое бы подходило ему по темпераменту и соответствовало при этом его статусу, вызывало мое волнение. Вот только лезть в их мужские дела со своими советами я редко когда себе позволяла.

– Не мог к нам приехать? – все-таки сказала я с укоризной, когда он выпустил меня из своих объятий, посчитав, что уже достаточно позлил Арадара. – Мы тебе всегда рады, а уже Кети…

– Чтобы мне потом Неру выговаривал, что я не нашел ничего лучше, как с младенчества воспитывать себе невесту? Я уж лучше заставлю его смотреть на свой неподобающий ар-принцу вид.

– Просто у него, в отличие от тебя, отцовский инстинкт еще не проснулся, – хмыкнула я, в очередной раз ловя себя на том, что радуюсь подарку судьбы, которая свела нас с ним.

– Ты думаешь, что это я так мечтаю о демонятах? – фыркнул он довольно, продемонстрировав в улыбке клыки. – А мне казалось, что мне очень нравятся рыженькие.

– Тогда тебе достаточно было напроситься в гости к моему деду. Там нимало рыженьких, в том числе и в тигриной ипостаси, – Ингвар был единственным, с кем я могла вспоминать о родичах, не боясь услышать закономерный вопрос.

– У меня с Азаиром политические разногласия, – хохотнул он, ведя меня к остальным. – А еще он считает, что у меня к женщинам крайне потребительское отношение. Наверное, завидует гарему повелителя, в который его не пустили, когда он появлялся у нас с дипломатической миссией.

– Кстати, – встрепенулся Ньялль, когда мы подошли ближе, – а почему все-таки не пустили?

– А он слишком много говорил о верности оборотней своим женам. Вот отец и решил, что не стоит подвергать его такому искушению, – уже вовсю хохотал демон.

– Так он же не женат, – многозначительно хмыкнул барс.

Я же едва сдерживалась, чтобы не составить Ингвару компанию. Уж больно заразительно он смеялся.

– Ну, мы же не обязаны следить за тем, кто из наших гостей женат, а кто нет.

Судя по тому, как усиленно прятали взгляд остальные демоны, выглядело это значительно интереснее, чем звучало на словах.

Не знаю, как долго могло бы продолжаться веселье, если бы на лестнице, ведущей со второго этажа, не появился Терзар.

– Раз все в сборе, предлагаю не терять времени, – Арадар показал воину на кресло рядом со столом, мне на то, что стояло напротив.

Все остальные, прихватив с собой наполненные вином бокалы и небольшие тарелочки с закуской, расположились на диване.

– Если вы надеетесь, что я расскажу много чего нового, ошибаетесь, – начал Терзар, утолив первый голод.

Мы так внимательно следили за каждым его жестом, что произошло это довольно быстро.

– О диковинке ты ничего не узнал, – с поразительным спокойствием отреагировал на реплику воина Арадар.

– Ни о диковинке, ни о заказчике, – подтвердил тот. – У отца он после тех событий не появлялся. Похоже, по тем же самым причинам, что и леди Тиана. Про госпожу графиню вы и сами знаете. Если бы она не сделала очередную попытку его образумить, мы бы еще какое-то время не знали, что он пропал вместе с заказом. Его слуги, которых я запугал до невозможности скрыть от меня хоть что-нибудь, рассказали много увлекательного, но…

– Ничего из того, что нас бы интересовало, – закончил за него Ингвар и перебрался с кресла на свое любимое место. На широкий подоконник открытого настежь окна.

– Гонец прибыл к нему две луны назад, вечером. Привез запечатанный свиток и солидный мешочек с деньгами. Служанка, которая прибиралась в гостиной после этого визита, заметила в камине свежий пепел. Если бы его не чистили накануне, и больше не растапливали, вряд ли бы это бросилось ей в глаза.

– Герб, родовое кольцо, одежда…

– Ты меня за сосунка держишь? – довольно грубо оборвал Терзар Ньялля. Но тот даже не рыкнул в ответ. – Высокий, тонкокостный мужчина с воинской выправкой. На руках перчатки, дорожный плащ не снимал, капюшон низко надвинут. Все, что заметили, острый подбородок. Да одна из служанок сказала, что у него очень нежная кожа.

– Что не исключает того, что гонцом могла быть женщина, – фыркнул Ингвар и вопросительно посмотрел на меня. Уточняя, не я ли это была.

– Или эльф, – парировала я, подмигнув демону.

– А они-то чего у нас забыли?! – воспроизведя на лице усиленную работу мысли, задумчиво протянул ар-принц.

Вот только вряд ли от кого-то ускользнуло, что отнесся он к этой идее довольно серьезно. Тем более что не любил он эльфов. Еще больше, чем наемников с изарога.

– Размер сапог был явно не женский, так что леди Тиану из списка подозреваемых мы исключаем, – продолжил Терзар, посчитав, что мы уже достаточно отвлеклись. – Один из мечей был приторочен к седлу. Полуторник, что опять же исключает женщин и ставит под сомнение эльфов. Рукоять замотана тряпкой, но один из мальчишек на конюшне не удержался от любопытства. Рассказать, что было на клейме, он не смог – не разглядел, а вот россыпь черных камней…

Я от неожиданности, прикрыла глаза ладонью. Тут же привлекая к себе внимание.

Мгновение, и Арадар опускается на ковер перед моим креслом.

– Ты что-то знаешь? – его голос спокоен, но моя кошка ощутила, как порыкивает в нетерпении его зверь.

И хотя связь между нами почти исчезла с рождением дочери, мой тотем и его барс продолжают нам напоминать о том, что она не прервалась.

– Я видела такой, – я никогда не рассказывала Арадару о том, что произошло, когда мое сознание провалилось внутрь Ока. Лишь объяснила, что мне пришлось обменять свою жизнь на обещание сохранить артефакт. Но, похоже, и для этого пришло время. – Там, внутри Ока. На перевязи у Хранителя анималов было два кинжала в ножнах. Их рукояти были украшены черными камнями. Пять вертикально и один крупный на навершии. Я еще подумала, сражаться таким оружием вряд ли удобно. Если, конечно, эти камушки служат только украшением.

– Магия, – хмуро заметил Неру, внимательно глядя на ар-принца.

– И, скорее всего, темная, – не скрывая своего раздражения, добавил тот.

– Лошадь гонца казалась совершенно обычной, – посчитав, что раз больше мне добавить нечего, он вполне может рассказывать дальше, продолжил Терзар. – Вороной жеребец с довольно миролюбивым характером. Но когда конюх, закрывая денник, на мгновенье обернулся к нему, то в пробивающихся сквозь прикрытые ставни лучах заходящего солнца мелькнули клыки, вертикальный зрачок и рог. Тот посчитал, выпил слишком много, вот и мерещится неизвестно что.

– Вороной жеребец, клыки, вертикальный зрачок и рог. Не будь двух последних мелочей, можно было подумать на прикрытого личиной драгура. Но я не слышал, чтобы кто-то и дальше работал над усовершенствованием этих бестий.

– Вот и я не слышал, – продолжил хмуриться Терзар, согласившись с Ингваром. – И это мне совершенно не нравится.

– Это все? – Арадар поднялся с ковра, но остался рядом со мной, держа за руку.

– На следующее утро Алекс покинул замок. Его не было четверть луны. Вернулся он задумчивым, но довольным. Пробыл дома пару дней, проведя их в библиотеке, и снова уехал, предупредив, что его не будет луну или чуть больше. Так и получилось. Правда, в этот раз он вернулся не столь удовлетворенным. На вопрос управляющего, удалось ему найти то, что ему заказали, ответил неожиданно: да, удалость, но лучше бы, нет. Остальное вам известно от Верты, с которой он разминулся буквально на день. Когда в назначенное время Алекс не вернулся в замок, она отправила гонца к Арадару.

– Значит, о самой диковинке – ничего? – без тени разочарования то ли спросил, то ли подтвердил мой муж.

– Ничего. Я попросил своих людей пообщаться с другими охотниками. Вдруг кто из них видел или слышал что об этом гонце. Но они в один голос твердят, что ни с чем подобным описанному мною не встречались. Да и о необычных заказах ничего не слышали.

– Судя по тому, что ты это говоришь, в их словах ты не сомневаешься.

– Ты же знаешь, – ухмыльнулся Терзар Ньяллю, – что я могу быть убедительным. И за каждого из тех, кто задавал вопросы, я могу поручиться.

– И все, что нам остается, высокий худощавый мужчина с нежной кожей, полуторником, который напоминает Тиане клинки Хранителя Ока, да странная лошадка, – иронично подвел итог рассказа Ингвар, искоса поглядывая на меня.

И я догадывалась, что означает его взгляд.

– Я отправляюсь к князю, – поднялась я с кресла. – Пришло время поговорить с дедом и бабушкой.


По воле судьбы. ( Охотники за диковинками-2) | По воле судьбы | Глава 2