home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

Ренард

Алекс закончил рассказ о своих приключениях и посмотрел на Этьена, предлагая ему продолжить. Тот отказываться не стал и заговорил, поражая контрастом начисто лишенного эмоциональности лица, холодного взгляда и мягкого, чарующего голоса, который расслаблял и убаюкивал.

Поймав себя на этой мысли, я обернулся к Вионике, сидевшей немного сзади и справа от меня, и в ответ на вопросительный взгляд получил подтверждающий кивок.

Ментальный маг! Еще один! И раз никто кроме меня ничего не заметил, можно было делать вывод, кому именно эта проверка была предназначена. А по тому, как пропала окутывающая пелена слабости – что я ее выдержал.

Я с благодарностью коснулся ладони Раилы – она по примеру сестры устроилась на подлокотнике моего кресла. Не прими возлюбленная мою клятву, вряд ли бы я мог рассчитывать на прогулку. Теперь стало ясно, зачем Вионика отправила ко мне тех троих со столь странным предостережением. Змея сумела понять, что я не смогу оставаться в стороне, когда опасности подвергается мой друг, а страх за мою жизнь заставит кошку согласиться установить между нами связь. И я очень надеялся на то, что следующая ступень нашего с ней единения, которую легковесно называли браком, была не за горами.

– Две части артефакта, способного открывать или запечатывать межмировые порталы, были переданы на хранение эльфам. Одна из них – Печать или, иначе, Ключ, представляет собой небольшой жезл, с выгравированными на нем изображениями анималов вместе с их покровителями и надписями древними рунами. Вторая часть – свиток с текстом, который необходимо прочесть для того, чтобы активировать артефакт. Заклинание разделено на три части для правителя, стража и его хранителя. И только эти трое могут спасти мир от нашествия порождений тьмы, которых собираются выпустить маги Изарога, поддавшись посулам степняков.

– И откуда такие сведения?

Я видел, как с каждым словом эльфа все сильнее хмурился Ингвар. И если сначала это было беспокойство за Тиану и Кети – кошка не могла дать клятву правителю пока дочери не исполнится три года, то теперь к нему добавилось и осознание того, насколько велика угроза. Степные демоны уже давно создавали проблемы в нашем мире, а то, что они практиковали темную магию, основой которой являлись заклинания на крови, делало их непредсказуемыми и крайне опасными противниками.

– Мой отец весьма интересовался этим артефактом, как и теми, кому он изначально принадлежал. А с тех пор, как его предательски убили, уже я слежу за всем, что с ним связано. Потому и узнал об его исчезновении и о том, что изарогцы ищут пути в крепость Араносон-Хар.

– Уже нашли, – хмуро произнес Арадар.

И эльф, соглашаясь, повторил:

– Уже нашли.

Смерть княгини было лучшим тому подтверждением.

– А где находится третья часть?

Вопрос Терзара прозвучал вовремя – во взгляде Тианы с каждым мгновением все яснее читалось смятение. Методы, которыми действовала Арея, пытаясь добиться своей цели, были противны кошке, но это не мешало ей продолжать ее любить.

– У нассс, – протянула Вионика, но… я чувствовал, что продолжение не доставит нам радости. – Мой младшшший брат ссскрывает его в сссвятилище Ариды, прародительнице нашшшего рода.

– Ссскрывает? – очень удачно спародировал ее эльф, похоже, зная, что услышит в ответ.

Но сначала получил многообещающую улыбку от девушки и такую же, но более мрачную, от демона.

– В отличие от меня он не иссспытывает сссимпатии к другим видам анималов. Хорошшшо еще, открыто не выссступает против. Но есссли мы хотим заполучить Чашшшу, придется дейссствовать хитроссстью.

– И ловкостью рук, – усмехнулся Алекс, намекая на занятие, которым привык добывать себе пропитание.

Змея, соглашаясь, кивнула.

– Осталось выяснить, где теперь находятся первые два, – в глазах Ингвара уже разгорался азарт: он явно был готов идти с Вионикой, и не только за артефактом.

– Уже не надо, – ледяной лорд не упускал возможности испортить присутствующим здесь мужчинам настроение, оказывая знаки внимания их женщинам. Но пока поддавался на его провокацию лишь демон. Ему так было интереснее. – Мне известно, кто именно выкрал Печать из сокровищницы нашего правителя. И могу предположить, что исчезновение Свитка тоже его рук дело. А потому, найти их можно только в одном месте – проклятом духом воды городе Самархаш.

– У повелителя Вахира? – лицо ар-принца засияло от предвкушения, которое он не посчитал нужным скрыть.

Впрочем, всем здесь присутствующим было известно о том, каким именно способом степняки сумели заслужить ту нелюбовь, которую испытывали к ним в этом мире. Если не считать, конечно, наемников Изагора, уже не раз становившихся для них союзниками в набегах.

– Вот ты-то и поведешь вторую команду, – равнодушно произнес эльф. Ничуть не смущаясь тем, что взял принятие решения на себя. – С тобой леди Вионика, граф де"Эстелар, леди Раила, княжич Рауль.

– И я, – подал голос из своего угла Терзар. Такому заявлению лично я нисколько не удивился. С тех пор, как Дамир из самого непримиримого врага стал другом, его воин вел надо мной негласное шефство. Выполняя волю своего господина.

– И ты, – согласился эльф и обвел всех взглядом, ожидая дальнейших возражений.

Вряд ли они могли последовать. Те, кто оставался, были сработавшейся командой, если бы… не сам Этьен. Я даже мысли не допускал, что он не отправится вместе с ними – затянувшийся вчера разговор был достаточно долгим и откровенным, чтобы не разобраться в том, каким он был за маской надменного и чопорного лорда. И хотя кое-какие сомнения у меня остались – недоверие к эльфам мы впитывали с рождения, а некоторые появились – его нежелание раскрыть свои способности ментального мага было вполне объяснимо, но настораживало, я надеялся, что ошибаюсь.

– Если они идут за Свитком и Печатью, значит, мы отправляемся за Чашей. Почему бы тогда леди Вионике не составить компанию нам? – поинтересовался Арадар, игнорируя лукавый взгляд жены.

И это был еще один момент, который меня смущал. После встречи с Этьеном барс казался несколько напряженным, хотя и было заметно, что он рад этой встрече. Или дело было в оценивающих взглядах эльфийского лорда, которые он время от времени бросал на Тиану? И хотя они были мимолетными, мое отношение к кошке позволяло мне их замечать.

– Мне не ссстоит появлятьссся там, – вместо Этьена заговорила змея. – Брат может ощутить мое присссутссствие, а я не хочу, чтобы он раньшшше времени узнал о том, что мы охотимссся за артефактом.

«К тому же, – усмехнулся я про себя, – вряд ли Ингвару понравится такое решение».

И этот довод был единственным, с чем все согласились. А потому началось то, из-за чего Алекс предпочитал работать в одиночку – найти компромиссный вариант, когда каждый считает, что его план самый лучший, задача поистине невыполнимая. А когда среди тех, кто уверен в своей правоте – цвет рас, то проще в одиночку выступить против степных демонов, чем убедить других в том, что из нас всех, не правы именно они.

С облегчением вздохнули лишь тогда, когда ночь начала вступать в свои права. Лишь к этому времени нам хоть с трудом, но удалось собрать воедино все, что было предложено и принять во внимание то, что его требовало.

Тиана, на правах друга, часто бывающего в этом замке, взяла на себя обустройство тех из гостей, кто еще не обзавелся здесь личными комнатами. И как-то так получилось, что в каминном зале кроме меня, Алекса и Арадара, не осталось никого.

Возможно, это было и к лучшему – я видел беспокойство лорда и был не прочь как можно скорее узнать о его причинах.

– Ты разве не должен вернуться в столицу? – Намек барса был слишком прозрачен, чтобы его суть не стала мне понятной.

– Если Терзар не сообщил о нашем сборище, то формально я выполняю приказ Дамира, – хмыкнул я, догадываясь, что де"Марк хотел бы оставить меня приглядывать за братом. Оставалось лишь понять, заботой это было или недоверием.

– А он не сообщил? – с ухмылкой уточнил у меня барс и взглянул на улыбающегося Алекса.

– Ты считаешь, что он способен пропустить подобное мероприятие? – вопросом на вопрос ответил я ему.

К тому же, воин де"Арве так долго зарабатывал себе соответствующую репутацию, что теперь старался как можно реже появляться в столице, где она была известна многим. Поэтому я не удивлялся его желанию оказаться как можно дальше от нее.

– Не считаю, – словно подтверждая то, о чем я только что подумал, ответил лорд. – Но мне спокойнее, когда рядом с ним кто-нибудь из вас. Он, сам того не замечая, начинает становиться похожим на своего предшественника. Объясняя свою чрезмерную опеку заботой о молодом короле.

Я лишь улыбнулся и покачал головой – Арадар давненько не бывал при дворе.

– Об этом можешь не переживать. – И, отвечая на тень недоумения, мелькнувшую на его лице, добавил: – Для них с Анжи это – игра и пока что она им обоим доставляет удовольствие. Но каждый из них хорошо знает свое место, чтобы один пожелал его уступить, а второй – попытался это сделать.

– Грань, когда это будет уже не так, слишком незаметна, – с грустью возразил мне лорд. – А Дамир живет интригами, да и пример воспитавшего его герцога слишком примечателен, чтобы не исключать подобного. Успокаивает одно: вряд ли это случится за то время, что мы будем отсутствовать. И если нам удастся сделать все, что мы задумали, я сам поговорю с братом. А если нет….

Он мог и не продолжать. Что произойдет в том, другом случае, было понятно и без слов. Драконы и эльфы с пониманием своей избранности ограничивались тем, что закрыли границы для других рас, сделав исключение лишь для дипломатов и торговцев, которые допускались в приграничные города.

Степные демоны нашли иной подход к этой проблеме. К тому же, им не хватало плодородных земель, и заполучить их они могли, только развязав войну. И если на их стороне будут порождения тьмы, которых хотели призвать темные маги, справиться с ними будет очень сложно. А то и невозможно.

– Не стоит думать о плохом, когда до выхода в поход осталась лишь одна ночь, – заметил Алекс с какой-то внутренней уверенностью в том, что все закончится не столь трагично, как это только что произошло в наших мыслях. – Сейчас отдыхать и утром выступаем.

Спорить с ним мы с Арадаром не стали. Все, что можно было сказать, уже было произнесено. Все сомнения – высказаны. Все надежды воплощены в конкретные идеи, которые осталось лишь притворить в жизнь. А все остальное… все остальное будет по воле судьбы, которая пока что была на нашей стороне.

Когда я добрался до нашей с Раилой комнаты, она еще не легла, дожидаясь меня. Заметив, что выражение моего лица не столь оптимистично, как в тот момент, когда я в каминном зале доказывал, что у нас все получится, улыбнулась похожей на мою грустной улыбкой.

Но голос, когда она начала говорить, был довольно спокойным.

– Мы справимся и вернемся, чего бы нам это не стоило. И вот тогда-то я стану твоей женой, как бы ты ни был против этого.

– Я?! – я едва не задохнулся от возмущения. Но наткнувшись на ее лукавый взгляд, догадался, что она нашла весьма действенный способ, чтобы вытащить из накатывающей на меня меланхолии.

Потому и воспользовался тем, что она неосторожно подошла ко мне слишком близко. Прижал ее к себе, вдыхая аромат сильного гибкого тела, улыбаясь от того, как защекотали мое лицо ее рыжие волосы.

Летняя ночь коротка, эта же показалась еще короче. Мы наслаждались близостью с таким неистовством, словно это происходило в последний раз. Веря в собственную удачу, но не исключая и того, что она отвернется от нас, отдав благосклонность тем, кого мы называли своими врагами. И утомленные уснули лишь, когда донесшееся ржание лошадей возвестило о выезде на рассвете конного патруля.

Судя по яростно зевающим Арадару и Ингвару, спустившимся во двор следом за нами с Раилой, их ночь была столь же скоротечной. А вот наши барышни выглядели как всегда свежими и прекрасными, в очередной раз подтверждая суждение о том, что потраченные мужчинами усилия не пропадают бесследно.

Оседланные лошади ждали нас во внутреннем дворе, кристаллы перехода, которые прихватил с собой Арадар, заезжавший к архимагу Сирану, оставалось лишь активировать. Да и настроение, в котором мы находились, требовало действия. Каждый из нас знал, чем может обернуться промедление.

Нашей команде, которую вел Ингвар, предстояло сначала отправиться в гости к отцу демона. Вряд ли кто-то мог рассказать о степняках больше, чем тот, кто всю свою жизнь с ними воевал. К тому же, в силах повелителя было помочь с артефактами, способными облегчить нашу задачу. О его коллекции ходили слухи по всей Торсане, но до сих пор никому из тех, кто не относился к членам его семьи, не удалось подтвердить их или опровергнуть. У нас был шанс оказаться первыми.

Группа Арадара (Этьен не стал претендовать на то, чтобы ее возглавить) отправлялась во владения ледяного лорда и уже оттуда собиралась начать свой путь к снежным вершинам Малинор. Там и находилась пещера, в которой проводились ритуалы в честь прародительницы змей и духа безмятежности и покоя. Очень кровавые ритуалы, как следовало из рассказов Вионики об этом покровителе.

Первым с площадки уходил де"Марк. Прежде чем активировать переход, подошел к нам, прощаясь не словами – их мы решили оставить для встречи, а взглядом. И хотя решимости идти до конца в нем было больше всего, надежду увидеть нас всех снова, тоже нельзя было не заметить. На минуту замер, словно запоминая, и первым шагнул в пелену, ведя своего драгура под уздцы.

Портал схлопнулся, оставив в воздухе терпкость недавно отгремевшей грозы там, куда отправились наши друзья, и Ингвар дал команду подойти к нему как можно ближе. Если начинать верить в приметы, то прошедший перед дорогой дождь можно было считать хорошим знамением.

Надеюсь, так оно и будет. И для нас тоже.

Серый туман рассеялся, и мы оказались в окрестностях Тургира, столицы земель демонов. А вокруг – пара дюжин внушительного размера воинов. Хорошо еще, сам ар-принц, который ступил на родную землю, опередив остальных, на их фоне не терялся.

– Ваше высочество, – сделал шаг вперед старший, на рукаве у которого черную ткань прочерчивали три серебряные полосы – знак командира малого отряда стражи, – повелитель приказал встретить Вас вместе со спутниками и проводить во дворец.

Все как всегда! Однажды я спросил у демона, откуда его отец наперед знает то, чего сами участники будущих событий еще даже не предполагают и услышал поразивший меня ответ. По словам Ингвара главный в их семействе пообещал передать власть тому из сыновей, кто догадается о том, как ему это удается. Похоже, задачка не отличалась простотой, раз правил до сих пор он.

Пока я отвлекался на свои мысли, не расслышал, что ответил младшенький принц. Но успел вскочить на лошадь до того, как кавалькада тронулась в сторону виднеющихся неподалеку крепостных стен, окружавших город.

Тракт находился неподалеку, так что уже довольно скоро копыта лошадей весело цокали по выложенной каменными плитами дороге. Сам я здесь раньше не бывал, но те, кому это довелось, рассказывали, что именно так вымощены все пять дорог, ведущих к столице. И только в полудне пути они становились похожими на те, что радовали путников в человеческих землях.

Ехать в сопровождении, которое скорее подчеркивало наш статус желанных гостей, чем намекало на то, что нас не рады были видеть, оказалось очень удобно. По звуку рожка, повозки и телеги, снующие в обе стороны, съезжали на песчаную обочину, ширина которой вполне позволяла им там останавливаться, и дожидались, пока мы не проедем мимо. Что же касалось пеших, то до самых ворот я их не заметил.

Подтверждались слова Дамира, рассказывавшего мне о том, что достаток у демонов позволял даже самому бедному из них не только купить, но и прокормить хотя бы одну лошадь. Да и определить статус жителей помогала не столько одежда, она была одинаково добротной и весьма скромной, а мелькавшие кое-где драгуры. Вот их стоимость была такова, что вполне могла служить признаком состоятельности.

Стража на въезде в город, завидев бьющийся под порывами довольно резкого ветра вымпел рода Аст"Хар, к которому принадлежал мой друг, окриками, слышными издалека, разогнала страждущих попасть за ворота, освобождая нам проезд. А когда мы приблизились настолько, что я мог уже разглядеть их лица, застыла, приветствуя младшего сына своего повелителя.

Пока мы ехали по улицам сначала нижнего, а затем и верхнего города, меня поражала не только их чистота, но и то, с какой любовью и выдумкой относились его жители к своим домам. Замысловатая архитектура, яркие краски, высаженные вокруг деревья, лианы, которые ползли по стенам, украшая их узором из ярких зеленых листьев и необычной расцветки цветов, все это выглядело одновременно и необычно и очень привлекательно. Наша столица смотрелась намного строже и довольно четко делилась на богатые и бедные районы.

Что еще бросалось в глаза, так это то, что большинство женщин были одеты в мужское платье, украшенное перевязью с оружием. Впрочем, об этом я тоже знал. Многие демонессы становились воинами и, даже выходя замуж, продолжали нести службу, покидая ее только на время беременности и пока кормили ребенка грудью. Потому с этой расой предпочитали и не связываться: в случае нужды на защиту своей земли поднимались все, начиная с детей, которые уже к десяти годам неплохо владели мечом и, заканчивая стариками, мечтающими о том, чтобы встретиться со своей смертью не лежа в постели, а в азарте боя.

Мы поднимались все выше и выше – город, словно спиралью наползал на высокий холм, на плоской вершине которого как раз и находился замок повелителя. Он мог бы показаться мрачным – везде, куда ни кинь взор, темно серый камень, тяжелые башни, устремленные к прозрачно голубому небу с редкими белесыми разводами, мощные стены, двумя рядами опоясывающие личные владения повелителя, но выглядел при этом столь лаконично, что напоминал готового к бою воина. Впрочем, так оно и было. Еще ни разу врагу не довелось попасть во внутренний двор.

Несмотря на сопровождение и присутствие с нами ар-принца, у внешних ворот пришлось задержаться. Вторые ворота и очередная задержка. И пусть это нервирует, но каждый из нас понимает, что подобная паранойя оправдывает себя, когда речь заходит о безопасности правителя. И демоны знают об этом едва ли не лучше многих других. Богатство их земель всегда привлекало желающих им воспользоваться.

В замок повелителя мы попали, выдержав еще несколько проверок и были вознаграждены за терпение возможностью насладиться великолепием его интерьера. Не зря же о старшем Аст"Харе говорили как о тонком ценителе прекрасного. Только здесь, кроме земель негостеприимных эльфов можно было увидеть тончайшую вышивку серебряными и золотыми нитями, украшавшую шелковые портьеры в залах, наполненных разноцветным сиянием лучей полуденного солнца, проникавших сквозь витражные окна. Или подивиться фантазии создававших гобелены мастериц, украшавших стены в небольших альковах, во множестве встречавшихся на нашем пути к кабинету повелителя.

Внешняя расслабленность охраны у дверей никого из нас не ввела в заблуждение. Это были не просто воины, а едва ли не самые лучшие из тех, кого мне довелось в своей жизни встречать. Если не считать, конечно, Ингвара и трех его друзей, которых ар-принц отправил на помощь в крепость Арансон-Хор. Нас вежливо, но без малейшей возможности отказаться, попросили оставить все оружие на специальных подставках, установленных в небольшой нише в стене. Достаточно далеко от самого кабинета, чтобы успеть им воспользоваться до того, как стража успеет отреагировать на подобное безрассудство. И только после этого позволили войти в самое охраняемое в этом дворце помещение.

Заинтересоваться убранством комнаты, в которую мы вошли, я не успел. Из-за массивного стола темного дерева нам навстречу поднялся демон. И судя по тому, как почтительно склонил перед ним голову Ингвар, это и был тот, кто должен был рассказать нам о степняках.


Тиана

Когда мы вышли из перехода, серая тень разродившейся дождем тучи уже уползла дальше в долину. И в лучах показавшегося яркого полуденного солнца, замершие в безветрии на траве и листьях деревьев капли смотрелись россыпью алмазов на зеленом покрывале.

Виднеющиеся вдали горы напоминали небрежные мазки художника, который на выкрашенном голубым холсте смешал все оттенки зеленого с грязно-серым. Но особенно удались ему зубчатые линии ослепительно белого, меняющие свой контур, когда выползшее из-за гряды облако тенью набегало на укрытую снегом вершину.

– А чего ж не в столицу?! – недовольно проворчал Алекс.

Пришлось оторвать свой взгляд от расстилавшегося перед глазами пейзажа, наводившего на мысль о том, что сохранился он в таком первозданном виде лишь благодаря тому, что люди до него еще не добрались, и обернуться к дракону. Тот же, словно не замечая, что стал объектом нашего пристального внимания, продолжал скептически смотреть на великолепно вписавшийся в местный ландшафт двухэтажный дом, рядом с которым не наблюдалось не то, что крепостной стены, но даже простой ограды.

– Вот станешь правителем, тогда и поговорим о столице, – удивительно добродушно хмыкнул эльф и, отметив скептический взгляд Арадара, направленный на стоящее в окружении деревьев сооружение, усмехнулся.

В отличие от мужа, я не поверила в ту безмятежность, которая царила вокруг. Владея магией, он был ограничен уровнем и не всегда мог ощутить то, что создавалось обладающим более сильными способностями. Я же находилась вне ее и потому имела возможность распознать даже очень тонкое высокоуровневое заклинание. Вот и сейчас, я чувствовала и раскинувшуюся вокруг загородного жилища эльфа защитную сеть и отводящее глаза плетение.

– Не думаешь же ты… – начала дракон, явно пытаясь навязать так хорошо знакомую мне словесную баталию.

Но, похоже, эльф не собирался потакать его слабостям. Резкий холодный взгляд, похожий на удар кинжала и он одним плавным движением вскакивает на лошадь и трогается, успев бросить через плечо:

– Постарайтесь не отставать.

Ну, мы и постарались. Вынужденно. Этьен посчитал, что мы нуждаемся в небольшой встряске и снял наброшенную на ячеистую структуру охранной паутины иллюзию, в которой виднелся довольно узкий проход, к которому мы как раз и направлялись. Ну а чтобы ясно осознали, что его команды нужно исполнять не задумываясь, дал команду его закрыть. Медленно, как раз, чтобы пощекотать нервы.

Вместо того чтобы разозлиться, я по достоинству оценила его стремление напомнить о том, что прогулка наша носит характер отнюдь не увеселительный. Ошибся он только в одном – никому из нас это не требовалось. За внешней беспечностью мы были собраны, что и доказали, оказавшись во внутреннем дворе практически одновременное с ним.

– Ты…. – соскочив с лошади и направившись в сторону спешившегося эльфа Алекс, с явным намерением выяснить отношения.

Прежде чем решить, стоит или не стоит реагировать на его выходку, я оглянулась на мужа. Тот, отметив мой вопросительный взгляд, покачал головой. Дальнейшее было понятно и без его объяснений – в отличие от Арадара, которого с ледяным лордом в прошлом что-то связывало, Ньялля, полностью доверявшего мнению своего друга-господина, и самого будущего правителя, успевшего пару раз пообщаться с ним за бутылкой вина, я не знала, чего можно ожидать от нашего нового знакомого. И все это представление задумывалось лишь для того, чтобы я смогла определиться с мнением в отношении него.

Похвальная забота. Хорошо бы еще вспомнили, что я – кошка, и свои суждения выношу совершенно по иным критериям. И сейчас это было настороженное ожидание – несмотря на выглядывающее из-под маски добродушие, я не торопилась в него поверить. И хотя в искренность его желания нам помочь я поверила сразу и безоговорочно, была в нем некая корысть, которая меня смущала. Впрочем, он был эльфом, и этим было все сказано. Он и так уже по отношению к нам сделал практически невозможное.

– Красиво у тебя здесь, – мимоходом произнесла я, проходя рядом с парочкой, один из которых изображал желание побахвалиться собственной силой, а другой снисходительно за этим наблюдал. Сорвала попавшийся по пути цветок и поднесла к лицу, не столько вдыхая его аромат, сколько рассматривая лепестки, из которых складывался его венчик. Семь пурпурных раскрытых звездой снизу, еще семь чуть более светлых и меньше по размеру расположились между лучами, и еще семь уже бледно-розовых вокруг яркой сердцевинки.

– Удача сопутствует тебе. – Эльф оказался рядом со мной раньше, чем я успела это заметить.

Но удивилась я не этому, а тому, с каким выражением лица он рассматривал мою находку.

– Если я правильно понимаю то, что ты не в состоянии произнести, – с легкой усмешкой начала я, скрывая этим некоторую растерянность, чего за собой уже давно не замечала, – это что-то значит.

Вместо Этьена мое любопытство удовлетворил Арадар. Вернув меня к мысли о том, что при первой же возможности мне стоит узнать у него о том расположении, которое демонстрирует сиятельный лорд к моему мужу.

– Эльфы считают, что этот цветок – символ покровительства духа земли. Да и растет он обычно в труднопроходимых чащах леса, а на таких полянах, как эта, его еще ни разу не находили. Его корень врачует тело, даруя силу и выносливость, высушенный стебель по крошечной щепотке добавляют в напитки, чтобы вернуть утерянное мужество, ну а по количеству колец лепестков узнают, что ждет впереди.

– И что же означает это?

– Исполнение желания, – совершенно серьезно, словно не обратив внимания на то, что я продолжаю относиться к этому легкомысленно, ответил эльф. – Но лишь того, отказавшись от которого ты потеряешь часть себя.

– И ты в это веришь? – я насмешливо приподняла бровь, давая ему понять, как именно воспринимаю его слова.

Да только задавая этот вопрос, сама для себя уже ответила: хотела бы верить. А пока вера была лишь надеждой.

– Я дождусь нашего возвращения, – с загадочной улыбкой произнес ледяной лорд, взглядом, в котором одновременно были и легкое сожаление и… некоторое смятение, словно он не мог принять важного для себя решение, в очередной раз опровергая приставшее к эльфам мнение об их надменности и брезгливости по отношению к другим расам, – и тогда отвечу тебе.

Этот вариант показался не только всем остальным, но и мне, весьма благоразумным. Каким бы скользким он не был, все равно внушал оптимизм.

Пока я одновременно делала этот вывод и разгадывала задачку, как бы сохранить цветок в целости до того самого момента, когда мой вопрос получит однозначный ответ, Этьен просто и быстро избавил меня от затруднений. Магия морозной волной касается моих ладоней, вызывая непроизвольный озноб по всему телу, и тонкая прозрачная пленка обволакивает каждый лепесток, создавая впечатление, что в руках я держу изумительной работы ледяную скульптуру. Настолько изящную и живую, что хочется подивиться умению мастера.

– Что это? – я никогда раньше не сталкивалась с подобным.

– Стазис, – с мимолетно проскользнувшим высокомерием ответил мне эльф, словно не замечая удивленные взгляды Алекса и Ньялля, и грустный – Арадара. И последний явно имел отношение к тому прошлому, которое связало двух лордов. – Время для него замерло, так что ты будешь наслаждаться его красотой столько, сколько захочешь.

– И всю жизнь? – не поверила я. Я много знала о магии, но о таком даже не слышала.

– И даже всю жизнь твоей дочери.

– А с людьми ты так можешь?

Выдержка Этьена была безукоризненна, но ощущение того, что он внутренне дернулся, было настолько реальным, что мне не стоило его игнорировать. Как и ту твердость, что появилась в его взгляде.

-И с людьми, и с нелюдями тоже. Только время будет значительно короче – их тела значительно сильнее противятся замедлению времени.

– Ты подходящий спутник для нашей компании, – многозначительно улыбнулась я, зная, что о подоплеке моих слов остальные тоже прекрасно догадаются.

Вот только думала я в этот момент совершенно об ином. Не зря же муж, посчитав, что я увлеклась разглядыванием искрящегося в ярких лучах солнца чуда, незаметно качнул головой, словно прося эльфа не продолжать дальше. На что тот на мгновение опустил ресницы, соглашаясь с его просьбой. Очень неохотно.

И это было тем более странно, что тайн от меня у Арадара до этого времени не было. И пусть особо подробно о своей жизни до встречи со мной он не рассказывал, но и большого секрета не делал.

Но что вызывало еще большие подозрения, так это то, что Ньялль так же, как и я, был заинтересован происходящим.

– Если мы не поторопимся, можем остаться без обеда, – разряжая обстановку произнес лорд и добавил, объясняя причину этого: – Управляющий в моем доме весьма строг к принятому распорядку.

И хотя завтрак был совсем недавно, свежий пряный воздух сделал свое дело. К тому же, об изысканной кухне эльфов ходило много слухов, в справедливости которых хотелось убедиться лично.

Еще несколько минут бешеной скачки на спор, кто придет первым, и я, опережая остальных не меньше чем на полкорпуса, подлетаю к высокому белоснежному крыльцу с ажурными перилами.

Интересно, это наш эльф приверженец белого или у них так принято?

– Ар-принц сделал тебе поистине королевский подарок, – муж замешкался и лорд воспользовался моментом, чтобы помочь мне спешиться. Не торопясь отпустить мою руку. – Этот драгур великолепен.

– Если бы ты не придержал своего скакуна, моя победа была бы не настолько очевидна, – возразила я ему, вытягивая свою ладонь из его. Стоило признать, что поведение этого ледяного красавчика, оказавшегося удивительно общительным, несколько смущало. Как и горечь в глазах взирающего на это Арадара.

– Это лишь твои догадки, – без всякой насмешки произнес он и с величием, при взгляде на которое в душе рождался ничем не объяснимый восторг, обернулся к вышедшему из дома уже немолодому эльфу.

– Карниэль, это не просто гости, это – мои друзья, – не обременяя себя ответом на приветствие, предупредил он. – Прошу тебя оповестить об этом всех в доме.

– Как прикажет мой лорд, – с непроницаемым лицом ответил тот, не утруждая себя поклоном. И на это тоже стоило обратить внимание. – Как надолго задержатся у нас Ваши друзья?

– Мы покинем дом завтра на рассвете. Для лорда де"Марк и леди Тианы приготовь жемчужную спальню, а маркгафа Сэнт"Эри и господина Ньялля размести в гостевых покоях. И поторопи с обедом, мы очень голодны.

– Вы можете не беспокоиться, милорд. – Управляющий едва склонил голову – скорее, кивнул, и исчез внутри дома.

– Я считала, что эльфы и молодость – синонимы, – вырвалось у меня, как только за Карниэлем закрылась дверь.

– Мы просто редко доживаем до того возраста, когда он становится заметным, – с долей снисходительности к моему незнанию пояснил Этьен, и добавил: – он мой родич из Младшего Дома, служил еще у отца моего отца. Это место всегда был тайным убежищем нашей семьи и путь сюда знаю только я. А когда придет мое время покинуть этот мир, об этом станет известно моему наследнику – Карниэль об этом позаботится. Так что у него есть весьма солидный шанс пережить не только меня, но и тех, кто придет за мной. Ну а теперь прошу принять мое гостеприимство. За лошадей не беспокойтесь, о них позаботятся.

Уж за кого, за кого, а за своего драгура я никогда не беспокоилась, так же как и за Марика, оставшегося в замке. Если ему не давали то, что ему было необходимо, он брал это сам. Жеребцы Арадара и Алекса вели себя значительно скромнее. Но об особенностях характера своего четвероногого друга эльфа я предупреждать не стала. Пусть месть и маленькая, но все равно приятно.

Внутреннее убранство дома напоминало самого лорда. При первом взгляде холодное и высокомерное, оно радовало приятными взгляду мелочами, вроде открывавшегося из окна пейзажа, который словно рамкой обрамлялся удачно подобранными к нему шторами. А еще в глаза бросалось множество разнообразных подсвечников, что было редкостью в богатых домах этого мира. Чаще всего в них пользовались магическими светильниками.

– Где я могу умыться с дороги, – уточнила я у Этьена, когда мы прошли в большую залу, из которой был проход в еще одну, где сейчас накрывали к обеду.

– Леди Тиана, лорд, позвольте мне проводить вас в ваши комнаты. – Карниэль тенью возник за моей спиной, заставив вздрогнуть. Его появления я не ощутила, и мне это не понравилось. Как не понравился и взгляд, которым он обменялся с Этьеном. – Ваши вещи уже там.

Проигнорировав предложенную мужем руку, я первой направилась за управляющим, заранее готовясь к неожиданностям. А то, что предстоящий нам разговор будет ими полон, я уже не сомневалась. Проведенный в замке у Алекса день был слишком насыщен событиями, а ночь показалась настолько короткой, что мне не удалось задать Арадару возникшие у меня вопросы. Теперь же их стало значительно больше. И многие из них уже не казались мне столь безобидными.

Выйдя из залы, мы прошли через небольшой холл с искристым белым мрамором на полу и дюжиной закрученных спиралью столбов, поддерживающих украшенный фресками потолок. Взошли по широкой лестнице на второй этаж, свернули в коридор справа и остановились у первой же двери.

– Ваши покои, лорд, леди. Надеюсь, вам здесь понравится.

В отличие от мужа, который поспешил взяться за ручку двери, чтобы ее открыть, я повернулась к собравшемуся нас покинуть Карниэлю.

– В этом доме много тайн, не могли бы Вы открыть хотя бы эту.

Я знала, почему была уверена в том, что он ответит. И судя по его глазам, в которых отразилось уважение, я не ошиблась. Кто-то очень хотел, чтобы я получила ответ до того, как останусь с мужем наедине.

– Здесь нет никакого секрета. – Если увидев его в первый раз я, сочла его немолодым, то только теперь я осознала, как много ему пришлось пережить за свою долгую жизнь. Вокруг его глаз разлетелись стрелки морщин, а во взгляде проявилась тысячелетняя мудрость. И хотя мой дед уже давно перешагнул трехсотлетний рубеж, поставь их рядом, показался бы юнцом. Вот только сейчас его возраст не вызывал почтения. А то чувство, которое он позволил себе проявить – удовлетворения. – Эти покои когда-то принадлежали сестре. Она была столь хороша, что мой господин очень долго не мог подобрать цвет, который бы подчеркнул ее утонченное изящество, пока однажды один человек не сравнил ее с драгоценной жемчужиной.

– Принадлежали? – переспросила я, ощущая нарастающее смятение. Я услышала лишь малую часть истории, но вполне была способна предугадать остальное.

– Это – печальная история. – Без всякой нарочитости, тяжело вздохнул эльф и бросил быстрый взгляд на Арадара. – Наш правитель, увидев ее на одном из балов, посчитал, что леди достойна украсить коллекцию его побед. Но она была влюблена в другого, хоть и знала, что не может принадлежать тому, кого полюбила, и отказалась стать любовницей лорда.

– Я слышала, что ваши законы запрещают разлучать влюбленных, – мое настроение ухудшалось с каждым мгновением. Как и пропадало желание оставаться в этом доме.

– Это лишь красивая сказка, – грустно улыбнулся Карниэль. – К тому же, мужчина даже не догадывался, что любим настолько, что ради него девушка отказалась принять ухаживания лорда Ларинуэля, что значило то же, что и подписать себе смертный приговор. – На мужа я старалась не смотреть, чтобы не видеть ту боль, что воцарилась в его глазах. А управляющий продолжал, словно не замечая этого.– Да и был он человеком. Узнай кто из эльфов об этой связи, она лишилась бы не только чести, но и титула и того прекрасного будущего, которое ей пророчили.

– Как мог человек попасть в этот дом, ведь всем известно, насколько эльфы брезгливо относятся к людям? – Слушая, я непроизвольно покачивала головой, не в силах поверить в то, что он рассказывал.

– Не все и не всегда, – Этьен стоял на верхней ступеньке и теперь мне было понятно, за что его называли ледяным лордом. – Мой отец учил меня, что прежде, чем выносить суждение, стоит за внешним рассмотреть суть.

– Сдается мне, что ты слишком быстро забыл слова отца, – резко бросила я в него слова обвинения. Защищая не столько себя, сколько мужа. Я не верила, что он был способен на бессчестный поступок.

– И теперь сожалею об этом, – за внешней бесстрастностью кошка, что спала во мне, ощутила раскаяние, но… слишком многое уже было сказано, чтобы я могла теперь отступиться.

Потому и потребовала, вложив в короткую фразу свое стремление идти до конца.

– Расскажи.

Ответом мне послужил его кивок. И удрученный взгляд в сторону Арадара. Вот только с ним он уже опоздал.

– Я сильный маг, – начал он, как только я жестом отказалась от его предложения перенести разговор в покои, названные им жемчужными, – и частенько путешествовал по человеческим землям, накинув на себя личину. Но я даже не догадывался, что для моего правителя эти прогулки не являются секретом. Вот на одной из дорог меня и подстерегли – полудюжина наемных убийц из клана, о котором даже мы сами предпочитаем говорить шепотом. Магию заблокировали амулетом, чтобы я не смог открыть переход, помощи ждать неоткуда – тракт, по которому я ехал, пуст. И хотя шансов у меня практически не было, свою жизнь я решил отдать дорого.

– А потом появился Арадар? – Я коснулась ладони мужа, пытаясь вернуть его из той бездны воспоминаний, в которую вверг его рассказ Карниэля.

Я могла себе представить, какие мысли сейчас бродили в его голове. И хотя ему нечего было стыдиться, я чувствовала его душевное смятение и страх моего решения.

– Не Арадар, – поправил меня Этьен, – охотник за диковинками Марк. Я даже не успел заметить, как он показался из-за деревьев и сразу же бросился ко мне на выручку. Бой был коротким, но жарким. В первое же мгновение он избавил меня от одного из убийц и схватился еще с одним. Воспользовавшись этим, я уложил парочку и уже начал радоваться победе, когда судьба посчитала, что взяла за нее недостаточную цену. У него начался приступ, и он подставился под удар. Рана не только выглядела, но и оказалась тяжелой. Но даже в таком состоянии, пока не потерял от слабости сознание, он стоял спина к спине, защищаясь наравне со мной. Хорошо, что к тому моменту, как я отправил к предкам последнего из нападавших и уничтожил сдерживающий амулет, у меня еще остались силы. Наложив на него стазис, я забросил своего спасителя на коня и открыл переход прямо в этот дом. Даже не догадываясь, как сильно изменится моя жизнь после этой встречи.

– А леди Алианна?

Эльф понял, что именно я хотела узнать, и суровая складка пролегла по его лбу.

– Она помогала мне выхаживать охотника и сама не заметила, как полюбила его. Но я не слишком беспокоился об этом – наш гость уважал наши обычаи и воспринимал ее скорее, как свою сестру, чем женщину, с которой мог бы разделить ложе. Но она была непреклонна и однажды опоила его настоем, полностью лишив воли. Я узнал об этом слишком поздно, чтобы предотвратить и заставил его забыть обо всем, что произошло. Решив, что если он без всякого принуждения ответит на ее любовь, я не буду им препятствовать. Но как только Арадар оправился достаточно для длительного путешествия, он покинул этот дом. А мы с Алианной отправились в столицу, где все дальнейшее и случилось. Дядя воспылал к моей сестре необузданной страстью и, когда она отказала ему, похитил и взял силой. А узнав, что она ждет ребенка, готов был даже выдать за одного из своих приближенных лордов, чтобы не смущать общество столь явным пренебрежением нашими законами. Но он даже предположить не мог, что ребенок, которого носит под сердцем его фактически наложница, не его.

– И ты не пытался спасти сестру? – позволив мне увидеть раскаяние в собственном взгляде, он дал мне право судить его. И я не собиралась от него отказываться.

– Пытался, – с болью в голосе произнес он. И теперь уже я сожалела о резкости, с которой поторопилась его обвинить. – Когда мне удалось узнать, где он ее держит, я предпринял попытку вызволить Алианну. Но я тоже не знал о ее беременности, иначе бы действовал более решительно. Если бы она успела мне рассказать об этом…

– Мой лорд, – несмотря на тяжесть произносимых слов, взгляд Карниэля был тверд, – Вы не виновны в ее смерти.

– Я знаю, – холодно отреагировал Этьен на реплику своего родственника. – В ее смерти виновен только правитель Ларинуэль. И наступит день, когда он мне ответит за это. – И в сказанном им была не вера в то, что именно так и случиться – он знал, что так и произойдет. И это почти примирило меня с тем, что он пытался своей болью сделать будущее моего мужа значительно тяжелее. – К тому времени, когда я до нее добрался, она уже родила. Мальчика. Полукровку. Принимавшая роды целительница, ненавидевшая правителя не меньше, чем Алианна, сказала тому, что ребенок умер при родах, тем самым сохранив ребенку жизнь. А сестру Ларин убил сам, выбросив ее тело на съедение охотничьим псам.

Я понимала, что именно чувствовал лорд, встретившись с Арадаром в доме Алекса. Но, даже найдя для него слова оправдания, знала, что буду теперь настороже. Преступивший один раз…. Однако знала я и еще одно: когда наступит день и он отправится мстить за жизнь его сестры, может рассчитывать и на мою помощь. Настолько ошеломила меня жестокость, с которой расправился правитель с девушкой, вся вина которой была лишь в том, что она любила.

Но прежде чем я успела сказать ему об этом, была вынуждена проглотить, готовые сорваться с губ слова.

С трудом оторвавшись от стены, к которой он, прислонившись, стоял, Арадар сделал нетвердый шаг вперед.

– Где мой сын? – прохрипел он, взглядом умоляя меня понять его и… простить.

Да только… прощать было не за что.


Глава 6 | По воле судьбы | Глава 8