home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

Айс

Обычный февральский день славный город Ростов-папа отмечал необычной людской сутолокой у коммерческих палаток, магазинов, магазинчиков и на «толчках» — приближался ежегодно почитаемый мужской праздник. В иные годы его называли просто — День Советской Армии и Военно-Морского Флота, теперь же Президент назвал еще проще — Днем защитника Отечества, дабы, наверное, не слишком часто склонять слово «армия», которое после событий в Афгане и Карабахе начинало попахивать не слишком приятно. Но, как бы там ни было, — мужское население России 23 февраля готовилось принимать подарки и поэтому загодя запасалось разномастным «пойлом», чтобы достойно их обмыть. А женщины, естественно, старались в выборе презента, чтобы спустя две недели, в свой праздник, не остаться, как говорят, «в пролете».

Так что выручка в различные банки начала стекаться прямо с утра, и обмен «деревянных» на валюту осуществлялся бойко и безостановочно. Поэтому к обеду сотрудник охранного бюро «Щит» Олег Грунский был аки загнанная лошадь — в мыле, мотаясь постоянно с кассиром из очередного «комка» к коммерческому банку, мечтая уже даже не о красивой женщине и хорошей выпивке, а лишь о жалкой двойной порции пельменей с острым кетчупом… Очень не ко времени влезли ему в башку эти пельмени.

Около половины двенадцатого, при очередном выходе из дверей коммерческого банка, на них с кассиром обрушились неизвестно откуда два этих полудурка с натянутыми на рожи, как в классических детективах, вязаными «пидорками» с прорезями для глаз и носа. Все совершилось в секунды: Олег и рта раскрыть не успел, чтобы поздороваться, не то что до пистолета дотянуться, как получил от нападавших несколько доз довольно дорогого удовольствия — парализанта, а не просто слезоточивого газа. А так как фигура охранника несколько смахивала на бельевой шкаф, для страховки его пару раз шандарахнули электрошокером. Так что Олег отключился, даже не успев возмутиться бестактному и нетрадиционному поведению налетчиков: как это так, средь бела дня, на виду у славной милиции и охраны? Тем более — не успел толком уследить, что потом сделали с кассиром… Смертоубийства, конечно, не произошло, но очень опечаливал тот факт, что удачливые грабители смылись. Их «выигрыш» составил ровно двенадцать тысяч «зеленых».

Очнувшись, Олег схватился за голову. Вовсе не потому, что она разваливалась от боли, потому, что увидев лежавшего неподалеку кассира без инкассаторской сумки, над которым уже суетилась медсестра с нашатырным спиртом, аппетитно подсвечивая из-под халата голыми коленками.

«И почему это „скорая“ обычно приезжает быстрее милиции? — успел удивиться охранник, и сейчас же эту мысль перебила другая — Лучше бы эти мракобесы меня сразу „замочили“!» — он знал, каковы будут последствия налета.

И, конечно, не ошибся в своих предположениях: директор их бюро, Всеволод Геннадьевич, дал ему на размышление всего трехдневку:

— У тебя, май беби, трое суток на то, чтобы покрыть сумму, которую ты прозевал. В случае невозврата — с «крутыми» иметь дело предоставляю тебе самому. Они обвиняют ваше величество в сговоре с теми волками — гопниками, которые доллары хапнули. Я сказал все и больше ничем помочь не могу — всего семьдесят два часа тебе, чтобы «крутануться»! Иди и думай…

Вот такие «новости» услышал Олег в кабинете своего шефа.

И теперь, поцеживая бурбон в баре «Синди», он размышлял над создавшимся аховым положением, не обращая внимания на великолепный зад медленно раздевавшейся стрип-девицы на помосте у стойки. Еще бы! От таких мыслей враз импотентом станешь! Состояние харакири прошло, и теперь очень хотелось жить. А чтобы выжить в этой ситуации, нужно было только одно — «бабки». У Олега не было такой суммы. Выход, конечно, имелся: продать четырехкомнатную квартиру стариков-родителей, их самую большую семейную ценность… Он знал, что родители не откажут, если узнают, в какое дерьмо он влип, но знал также и то, что помрут они после этого быстрее, чем хотелось бы: ведь двадцать три года стояли в очереди на ее получение… А других вариантов не было! Впрочем…

Олег прошел к боковой стойке бара, кивнул Павлику-бармену и, придвинув к себе коробку телефонного аппарата, набрал номер давнишнего друга их семьи — дяди Толи, занимающегося в настоящее время оптовыми поставками шоколадных изделий из Москвы по провинциям Ростовской области.

— Дядь Толь, выручай! — выложив ему историю с нападением, попросил Олег.

— Есть такое дело! — весело ответствовал тот «племяшу», — Под сотню процентов тебя устроит? Учти — это только для тебя, остальным — двести сорок!

— Я подумаю! — вякнул Олег, бросая трубку на рычаг. А что тут думать? Ему и с нулевым кредитом лет пять рассчитываться надо, а тут еще проценты! Ну что делать? Оставался последний выход…


Утро 23 февраля 1994 года бывший охранник частного бюро «Щит» Олег Грунский встретил в поезде, весело отмеряющем рельсовые стыки до Сочи. Да, он «сматывал удочки», «ударился в бега», «слинял», наконец — как здесь ни крути, а понятие одно — уходил от неминуемого возмездия за «дыру» в бюджете «крутых». Достаточно насмотрелся по телевидению, да и в прессе иногда вычитывал подробности «расчета» за куда меньшие суммы: расчлененные тела в спортивных сумках, канализационных люках и просто в посадках, «гитаристы» с удавками из струн на шее, а то и просто нашпигованные свинцом тела в подъездах.

Пожить еще хотелось из интереса: дадут ли выбраться, в конце концов, России из той большой ямы дерьма, в которую ее по шею загнали власть предержащие? Для этого нужно было всего ничего — отъехать от дома куда-нибудь подальше и начать новую жизнь. Имея хотя бы стартовый капитал. Таковой, для начала, у Олега имелся — четыреста баксов, скопленных им за пару лет работы охранником для проведения шикарного отпуска. Сейчас они как нельзя кстати пригодились совершенно для иных целей — поддерживать прожиточный минимум Грунского, начавшего путешествие в неизвестность. Именно о дальнейших жизненных планах Олег решил подумать на досуге в одном из южных городов-курортов, куда решил сбежать от подкравшейся беды. Но она, как известно, не ходит одна…

На станции Кавказская металлический голос дежурной по вокзалу во всеуслышание предложил пассажирам поезда Москва-Адлер сорокаминутный перекур, — именно такой продолжительности предполагалась стоянка. Естественно, большинство находящихся в вагоне выразили желание прошвырнуться по перрону, подкупить чего-нибудь в дорогу. Не был исключением и Олег. Соскочив с подножки, он сунул в зубы «Кэмел» и глубоко, с наслаждением, затянулся. Тут же к нему подвалили две молоденькие вокзальные шлюхи.

— Мужчина, угости сигареткой!

«Неужели я так смахиваю в последнее время на мед, что ко мне, прости Господи, всякое дерьмо мгновенно прилипает, стоит только на людях появиться?» — глубоко в душе возмутился несправедливости судьбы Олег, разглядывая набивавшихся в партнерши девиц. Лет по пятнадцать, не старше, мордашки и фигурки симпатичные, но «штукатурки» на «фасаде»…

— Послушайте, милашки, — начал он голосом родителя-педагога, отчитывающего за непослушание в школе, — если я вас сейчас угощу сигаретами, вы попросите прикурить, затем захотите познакомиться, предложите «товар лицом» и, наконец, назовете расценки за каждое используемое отверстие на вашем теле. Поэтому давайте сразу ближе к делу — что вам надо? Потому что навару с меня — как с куриных яиц — одна известь! Итак, миледи, я вас слушаю?!

— Нам бы пожрать чего-нибудь покапитальнее! — доверительно призналась одна из «вокзальных аристократок», — У нас с Инеской второй день ничего не наклевывается, а ты сразу грубить начинаешь! Первое, второе, третье — и мы в порядке!..

— А на десерт — минет по очереди! — смешливо добавила Инеска, кося шалым карим глазом на внушительную фигуру Олега. — Правда, Юль?

— Все честь по чести! — согласилась подруга. — Оплата не отходя от кассы!

— Серая проза жизни! — тяжело вздохнул Олег, выщелкивая им по сигарете из пачки, — Пошли в кафешку, на шикарный кабак я не потяну.

Три шашлыка, беляши и кофе не очень ощутимо ударили по его карману. Расплачиваясь, Олег не особо приглядывался к новым подругам. А зря — он пропустил алчный блеск в глазах Инески при виде баксов в отделении его бумажника, и едва приметный знак, который Юля подала кому-то из посетителей кафе.

Сытно порубав, Олег почувствовал свежий прилив сил. Взглянул на часы — ого, еще больше четверти часа околачивать груши! А Юлька тянула уже за рукав.

— Пошли, что ли?

— Куда это? — прикинулся наивной овечкой Олег.

— За причитающимся вознаграждением! — многообещающе улыбнулась ему с другой стороны Инеска, — Да здесь рядом, не беспокойся — сто раз на свой поезд успеешь!

— Ну, если недалеко! — согласился Олег. От предвкушения нового приключения сладко засосало под ложечкой.

Зашли тут же, за кафе, в закуток, отгороженный от вокзальной суеты наваленными друг на друга фанерными лотками — прилавками. Юлька раскрыла свою сумочку, и на свет появился пузырек одеколона «Гвоздика» и «Тампакс».

Инеска звонко расхохоталась, заметив недоумение Олега.

— Доставай свой инструмент, щас обрабатывать его будем! Но сперва произведем дезинфекцию!

Дальнейшему развитию событий помешали: «на пороге» закутка выросли три фигуры с обросшими мордами. «Черные»! Один из них, помахивая зажатой в руке бутылкой водки, выдвинулся вперед.

— Это кто тут нашу хавиру занял? Пока хозяев не было, здесь квартиранты появились? А ну, девочки, валите отсюда! — обратился он к Юльке и Инеске — те прошмыгнули мимо троицы в проход.

— А ты останься! — обратился «хозяин квартиры», по виду — азер, к Олегу, пытающемуся последовать примеру «аристократок», — За аренду помещения надо платить!

«Кинули, прошмандовки! Как последнего лоха!» — понял он, отступая спиной к задней стенке кафе. И сразу появились спокойствие, полная уверенность в себе и веселая злость к этим — готовым всегда поживиться за чужой счет.

Это приходило к нему само, откуда-то изнутри, еще со времен драк на переменках возле школьного туалета. Тогда, в детстве, за невозмутимость, хладнокровие и тонкий расчет при ударах его наградили кличкой Айс, что по-английски означает «лсд». Именно наградили, а не дали прозвище, потому что всеобщее уважение к собственной персоне Олег с детства выбивал кулаками, не влезая в драку зря, но и не давая спуску обидчикам. А если добавить к тому же, что у родителей нашлись «лишние» средства для того, чтобы отдать его в юношескую школу восточных единоборств, то понятной станет и причина уважения к Олегу его сверстников, и даже тех, кто постарше…

— Ребята, мне ведь некогда разбираться с вами за это наследство! — кивнул он на кучу сбитой фанеры. — На поезд могу опоздать!

— А мы тебя разве держим? — искренне удивился тот, с бутылкой водки, — Отдай только кошелек, которым ты тряс вот за этой стенкой — и крути педали… Нам баксы во как нужны! — чиркнул он ногтем большого пальца себя по горлу где-то в районе кадыка.

— Ну, мне-то они нужнее! — вежливо ответствовал Олег и ударил костяшками пальцев правой руки с выдвинутым средним суставом именно в это место — в «яблочко».

«Хозяин квартиры» захрипел, судорожно пытаясь захватить в легкие воздух перебитой гортанью, затем вскинул вверх руки, словно пытаясь прихлопнуть пролетавшую муху, и осел на асфальт. Рядом стеклянно лопнула бутылка, растекаясь водочной лужицей. Двое его друзей мгновенно сквозанули наружу и, выхватив финки, стали по обе стороны прохода.

— Выходи, шакал, рэзать будем!

— Вот это другой компот! — довольно воскликнул Олег, потому что в тесном закутке и развернуться-то негде было.

Сгруппировавшись, он кувырком выкатился наружу и, сделав стойку на плечах, засадил обоим гоп-стопникам носками туфель по челюстям. Те, мелькнув подошвами кроссовок, завалились в гущу ящиков из фанеры, а Олег, вскочив, увидел стоящих невдалеке Юльку с Инеской, с неподдельным интересом наблюдавших за схваткой, и… проплывающие мимо вокзала вагоны поезда Москва-Адлер. Его поезда… С ходу выделив каждой «миледи» по оглушительной оплеухе, он напрямую рванул к отходящему составу, отчаянным прыжком взлетел на площадку предпоследнего вагона, успев крикнуть им на прощанье:

— Ждите, милашки — мы еще встретимся! Я обязательно вернусь за расчетом…

— Стоять на месте, резвый! — встретил его в следующем вагоне наряд поездной милиции.

Старший наряда — немолодой уже младший лейтенант, по размеру живота которого можно было безошибочно определить о его многолетнем стаже работы в органах МВД, с подозрением уставился на Айса:

— Это кто же у нас козликом скачет туда-сюда? Да еще местной вокзальной милиции спокойно работать не дает?..

И началось: руки не там, где надо, а значит — за спину их и в наручники.

Так — документы, валюта в бумажнике… Это больше всего заинтересовало стража закона.

— А зачем тебе, красавец, валюта? Может, ты ей приторговываешь в свободное от уродования честных азербайджанцев время? Знаешь, милок, что мне по рации только что сообщили? Троих торговцев лавровым листом прямо с вокзала забрала «скорая». Одного — в реанимацию, а двоих — в травматологию.

— А девчонок с того же вокзала никто никуда не отправлял? — неосторожно ляпнул Айс и тут же, спохватившись, прикусил язык.

— Нет! Не забирали! — обескураженно стих было младший лейтенант, затем с вновь возросшим интересом уставился на Олега. — А что, там и женщины были?

— Ножи у ваших честных торгашей были в руках — натуральные свинорезы! — попытался увести Олег в сторону разговор. Кажется, удалось.

— Были, — признался старший наряда, — перочинные ножички! Они ими ветки но размеру подрезали — вполне законный инструмент. И эти азербайджанцы вполне законопослушные граждане: лицензия в порядке, и налог уплачен полностью, нашими, российскими рублями. А вот у тебя валюта для чего? — прицепился он снова к Олегу.

Тот уже понял, что обвинения против него выдвигаются самые серьезные.

— Послушайте, лейтенант, можно с вами поговорить один на один?

Старший наряда тотчас же вызверился на своих подчиненных:

— Вы еще здесь? А кто пойдет узнавать насчет свежего пива в вагоне-ресторане? А ну, живо: один разведчик, а ты с ним за сопровождающего!

— Ну, говори! — потребовал он у Олега, когда они остались вдвоем.

— Я только хотел сказать — давайте будем считать, что я баксы копил с пеленок для лечения этих торгашей-азеров и помощи в борьбе с преступностью нашей доблестной милиции!

Доллары мигом исчезли в кармане младшего лейтенанта.

— Ну, и?..

— И дальше я еду безо всяких проблем и приключений!

— А почему бы и не ехать? — закипятился вдруг старший наряда. — Вполне добропорядочный гражданин с постоянной пропиской в паспорте может у нас свободно передвигаться по всей территории СНГ. А с этими хулиганами станции Кавказской мы еще разберемся — можете не сомневаться! Счастливой дороги! — откозырял он Олегу напоследок.

«Ф-фу, вроде бы отделался и от этих! Хорошо то, что хорошо кончается! Хотя — что же хорошего, деньги — на нуле. Влетел уже второй раз за неделю!» — с грустью размышлял Олег.


Александр Граков Дикие гуси | Дикие гуси | Глава 2 Явь, похожая на сон…