home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Общие знакомые

Дом, в котором обитал Ованес Гаспарян, они нашли без труда. Не у многих в Лоо такие двухэтажные дворцы, сложенные из дефицитного пенобетона — легкие, теплые и красивые. Но кованные из витого железа ворота не желали гостеприимно распахиваться для таких дорогих гостей: виноват был охранник по ту их сторону, упорно не желавший признавать никаких авторитетов.

— Покажите пропуск! — уныло долдонил он через переговорное устройство в металле. — У нас вход и въезд только по спецпропускам.

В конце концов эти препирательства надоели даже Айсу.

— А ну-ка, отойдите на секундочку! — предложил он Гарику со товарищи и, ахнув через ворота взрывпакет, позаимствованный из арсенала его теперешнего шефа, заорал после взрыва: — Быстренько сбегай за своим недоноском-хозяином, и, если его не будет здесь через пять минут, мы разнесем эту виллу к чертям собачьим вместе с твоими воротами! Передай: Гарик из Сочи к нему с визитом пожаловал! — и, обернувшись, улыбнулся: раньше, в совковых доперестроечных очередях за хлебом и колбасой, хороший мат иногда действовал почище любого пропуска к вожделенному прилавку!

За его спиной послышался шелест хорошо смазанных петель, и ворота почти бесшумно поехали в сторону.

— Я же говорил, что хозяин понятливый попадется! Добро пожаловать на рандеву!

А хозяин, переваливаясь на толстых ногах, уже нес свое брюхо им навстречу. И с полдороги залебезил.

— Мама моя, какая встреча! Не каждый день повстречаешь такого именитого земляка в этой дыре на побережье!

Не надо было ему шестерить! Если бы заговорил достойно, сдержанно, ему ответили бы тем же: надо же сперва приглядеться, что за гомосапиенс перед тобой. А так все сразу встало на свои места: Гарик с ходу ухватил «земляка» за глотку, хотя для этого ему пришлось повиснуть на толстяке, как Моське на Слоне.

— Отвечай не сходя с места — где твоя машина?

— К-какая? — напуганный таким началом беседы, толстяк даже заикаться стал.

— Я что, непонятно выражаюсь? — Гарик достал знаменитый маузер. — Твоя, идиот, машина! Айс, последи, пожалуйста, за тем дебилом у ворот! Если шевельнется — можешь накормить его свинцом за мой счет! — великодушно разрешил он.

Охранник и не думал шевелиться — дурак, что ли!

— Да у м-меня их две, машин-то! — смог наконец вставить Гаспарян.

— Вот буржуин проклятый! — усмехнулся Айс. — «Ауди» есть у тебя? Где она сейчас?

— В гараже, как обычно!

— Веди, показывай! — распорядился Гарик, — Айс, пошли с нами, да захвати автомат на всякий случай, а ты, Ленчик, останься, покарауль это чучело!

Зашли в гараж — все верно: «ауди» три семерки, темно-вишневого цвета. Гарик вопросительно глянул на Айса, тот утвердительно кивнул, щупая небольшую рваную дырочку сзади на бампере — она, мол, родимая!

— Когда, говоришь, последний раз катался на ней? — невинно поинтересовался Гарик.

— Да я в последнее время на ней вовсе не выезжаю! — побледневшее враз лицо Ованеса выдало его с головой, — Карданчик барахлит, надо бы заменить, да все некогда.

— Вот, — мотнул он головой в сторону рядом стоящей «восьмерки — мокрый асфальт», — на ней сподручнее!

Айс перешел к передку «ауди», не обращая внимания на «Жигули», положил руку на капот.

— Карданчик, говоришь? Так ты его специально прогреваешь, чтобы не разморозился в середине лета? Максимум полтора часа, как загнана сюда! — определил он на ощупь температуру двигателя.

Гарик вновь достал маузер, щелкнул затвором.

— Ну-ка, пошли отсюда наружу! — предложил он Гаспаряну. — Буду я твоей паскудной кровью загаживать пол в будущем моем гараже!

Тот, на враз обмякших ногах, сполз по капоту «ауди» на метлахскую плитку пола.

— Ребята, не надо меня убивать!

— Хорошо! — согласно кивнул Гарик, — Ты нас почти убедил! Тогда последний вопрос-шанс: что за бабец колесит на твоем транспорте?

Гаснарян заколебался. Гарик запросто понял его состояние.

— Я догадываюсь и даже вполне предполагаю, что за разглашение этой страшной тайны тебе пообещали что-то совсем хреновое, типа пули в лоб. Но мы-то ближе на данный момент! — он прислонил прохладный вороненый ствол к носу директора кооператива. — Впрочем, выбирать тебе! А мое дело — просчитать до трех — извини, на большее нет времени!

— А что вы с ней сделаете?

— Страхуешься! — понял Гарик, — То же, что сейчас с тобой, если ты, падло, будешь и дальше коту яйца накручивать!

— Да они пообещали, если что, сообщить в соответствующие органы, что я… что у меня в горах…

— Кончай мести пургу! — прервал его Гарик, — Про твои маковые теплицы одна ментовка, может, и не знает! Да и та, на всякий случай, тобой давно подогрета! Давай колись, волчара поганый, а то я ведь после твоей кончины могу и у сторожа все узнать!

— А-а-а, ладно! — махнул рукой Ованес. — Как земляк земляку! Но клянусь, я не знаю даже имени ее! Так же, как и тех двоих парней, что с ней приходят. Они мне всегда приносят бабки в залог — пятьсот «зеленых», берут машину на пару часов, затем так же аккуратно ставят ее на место. Договор был: в случае чего — ремонт за их счет.

— Значит, залог назад они не забирали? — догадался Айс.

Директор «Сюзанны» промолчал.

— Когда в следующий раз обещали прийти?

— Они не предупреждают! Просто звонят перед этим, затем приходят…

— Все ясно! — подытожил Айс. — Гарик, дай ему номер своего телефона! Как только они позвонят тебе — ты сразу же звонишь нам и уезжаешь из дома по делам! — обратился он к Гаспаряну, — Остальное — наше дело. Вот и избавишься сразу от двух хлопот: и от них, и мы от тебя отвяжемся… Понял, нет?! — хлопнул он по плечу враз присевшего Ованеса. Тот судорожно двинул кадыком и молча кивнул.

— Ну и поехали домой! — обернулся Айс к Гарику, — Пока нам здесь больше делать нечего!

— А если этот бык вякнет про нас той шалаве?

— Ты думаешь?

Айс развернулся снова к «земляку»: тот в отрицании так дрыгал руками и ногами, что был похож сейчас на куклу-марионетку.

— Нет, мне кажется, это не в его интересах…

На подъезде к вилле Айс поразился оперативности вызванных Гариком строителей: вывороченные ворота уже стояли на месте, свежеокрашенные, а каменщики заканчивали ремонт ограды. По ту ее сторону, словно сторожевые овчарки, сновали взад-вперед три мордоворота с автоматами. Увидев шефа, они дружно вытянулись и отдали честь. У Гарика глаза на лоб полезли.

— Это кто же их так вымуштровать успел?

— Я им сказал, что за примерное несение службы особо отличившегося в конце недели ждет премия в один миллион «деревянных», — пояснил Айс. — Платить, конечно, будешь ты, — тут же «обрадовал» он шефа, — но зато можешь быть уверен: служить будут верно, не за совесть, а за выгоду. Никакие патриотические лозунги не заменят хорошего вознаграждения.

— Постой, постой, это еще что такое?! — он прислушался, затем пулей вылетел из машины, — Сонька кричит, слышите? — и заспешил к открытым подвальным дверям.

Гарик, приглашающе махнув двоим сопровождающим, не спеша потопал следом. — Он-то знал, что происходит в бассейне!..

Влетев в сырой разноцветный полумрак, Айс наметанным спецназовским взглядом охватил сразу все: распятую на массажной кушетке голую Соньку, придавленную тушей Валеры, возле них — удовлетворяющую самое себя Юлю, а на самом краю бассейна — шесть обнаженных «королев», застывших в нерешительности. Из-под охранника внезапно донесся стонущий от безысходности Сонькин полузадушенный вскрик:

— Айс, где же ты?! — она это не подумала — прокричала: бывают мысли вслух…

— Стой!!! — Айс рывком перебросил из-за спины маленький десантный автомат, — Остановись, гад, или ты покойник на все сто десять процентов!

Это был уже второй приказ, полностью противоречащий первому — «трахай!», — и Валера, прежде чем удовлетворить-таки свою похоть, в недоумении оглянулся: кто посмел прервать его сеанс наслаждения? Всего на полсекундочки и оглянулся. Этого времени хватило Соньке, которая, услышав спасительный голос Айса, вышла из шока и с маху заехала своей красивой коленкой Валере в подготовленную к половому акту промежность, а сама, выскользнув из-под него, рыбкой скользнула в бассейн прямо с кушетки. Следом за ней ссыпались в воду королевы, приняв, видимо, для себя единственное в их теперешнем положении решение. Охранник, взревев от боли, скрутился бубликом на массажном дерматине. И все, может быть, так и обошлось бы малой кровью, не будь этой неврастенички Юли: прекратив свои упражнения в мастурбации, она рванулась к лежавшему под одеждой автомату охранника и перебросила его Валере.

— Убей этого придурка!

Тому не надо было разъяснять — кого. Он мгновенно развернулся на кушетке и… тут же сполз с нее, истекая кровью. — Айсова автоматная очередь почти перерезала его тело.

— Брось, Айс! — два автоматных и один ствол маузера с трех сторон уперлись ему в спину. — Ты удовлетворил чувство мести, теперь остынь!

Тот покорно кивнул и осторожно положил оружие рядом с трупом охранника — на кушетку. Гарик гневно вытаращился на королев.

— Ну, какая тварь затеяла этот спектакль?

Шесть указательных пальчиков из воды показали в направлении Юлии.

— Гарик, ведь ты же сам!.. — она рванулась к нему и упала, отброшенная назад остроносыми пульками.

Гарик расстрелял по ней всю обойму маузера.

— Как же ты мне, сука, надоела со своими фокусами! — он швырнул пистолет в воду и приказал охранникам: — До девяти вечера чтоб и следов никаких не было! Я буду отдыхать! — и повернулся уходить.

— Постой, а как же мы? — голос Айса был напряжен.

— А что вы?

— Почему ты и нас с Соней заодно не пристрелил? Ведь должен сам понимать — я тебе этого «гостеприимства» по отношению к ней до гробовой доски не забуду!

— Отдыхайте! — буркнул Гарик, игнорируя его угрозы. — Ты мне еще будешь очень нужен! — и добавил, выходя из комнаты:

— Хочешь — верь, хочешь — нет, но в случившемся я не виноват!..

Позади Айса раздался оглушающий хлопок. Он обернулся к бассейну и увидел любопытную картину: Сонька, по горло в воде, обходила по очереди королев и каждой отпускала звонкую затрещину. Затем она выскочила из воды и, всхлипывая, повисла у него на шее.

— Ты знаешь, эти шалавы держали меня, пока сволочь Валера хотел изнасиловать. Еще бы полсекундочки, ну секундочка, и знаешь, что бы произошло?

— Догадываюсь! — кивнул головой Айс. — Ты бы стала женщиной!

— И ты так спокойно об этом говоришь? — ужаснулась Сонька. — Это же… это…

— Ну, по сравнению с тем, что с ним случилось, это семечки! — успокоил он ее. — И потом — ничего страшного, на мой взгляд, не произошло!

— Ну да, а мне-то позор какой! — не унималась она. — Прямо хоть вешайся!

И вопросительно стрельнула в Айса серебром взгляда.

— Кстати, для начала я бы тебе посоветовал хотя бы одеться!

— Ой, мамочки! — Сонька пулей метнулась к валявшемуся невдалеке халатику, — Отвернись, бессовестный!

— Да я уже полчаса как пялюсь на тебя! — Айс отвернулся.

— И не мог раньше сказать? — упрекнула она его, натягивая халатик, — Отвернись от бассейна — что, никогда живых шлюх не видел?

— Да что же это такое? Отвернись оттуда, отвернись отсюда… Не рано ли начала командовать, подруга? — вскипел он.

— Может, и рано, — согласилась внезапно Сонька, вспомнив, видимо, передрягу, из которой он ее только что вытащил, — но знаешь, Айс, что я тебе скажу: давай сматываться из этого вертепа! Что-то мне не нравится ни он, ни его хозяин!

— Ты же всего три часа назад восхищалась всем этим!

— Ну, а теперь переменила мнение, совсем не в лучшую сторону! Поехали, а?! У тебя ведь в Ростове родители есть — помнишь, ты как-то говорил? И деньги у нас есть…

— Нет у нас почти денег! — пришлось выложить ей случай в самолете. — Да и в Ростов мне нельзя, не за меня возьмутся, так за родителей, — и он заодно рассказал ей о задолженности мафии. — Теперь, пока не отдам эти двенадцать тысяч долларов, мне на родине ловить нечего. Тем более — вместе с тобой! Надо где-то срочно доставать деньги!

— Такие деньги просто так с неба не валятся! — задумчиво покачала головой Сонька.

— Вот и я о том же! Значит, нужно придумать, как их свалить оттуда.

Внезапно их размышления над этой насущной проблемой были прерваны самым прозаическим образом: с улицы донесся истошный вой клаксона. Выскочили одновременно — Айс с Сонькой из подвала, а Гарик нарисовался в проеме наружных дверей. От ворот несся один из рабочих, занятых ремонтом ограды.

— Хозяин! — заорал он Гарику издали. — Там какой-то мужик в машине требует, чтобы его пропустили внутрь! Говорит, что вы его ждете!

— Машина какая?

— А хрен его знает, я по-нерусски только на бутылках наклейки читаю, да и то с трудом! Красная, пузатая такая, как лярва!

— Это «ауди»! — возбужденно обернулся Гарик к Айсу, затем рабочему: — Давай, давай, пропускайте!

— Стоп! — Айс завернул рабочего. — А сколько человек в машине?

— Один, такой же пузатый, как и она!

— Хм-м, однако! Ну ладно, пропускайте, посмотрим, что привез нам господин Гаспарян!

«Ауди» въехала в ворота и стала посреди аллеи, как раз между домом и воротами. За лобовым стеклом действительно виднелась обширная физиономия директора «Сюзанны». Он приветственно помахал им рукой, не вылезая из-за руля.

— Ну что, пошли? — Гарик передернул затвор маузера и сунул его за пояс.

— Иди, а я погуляю тут… — неопределенно махнул рукой Айс, — Кстати, где, ты говоришь, оружие?

— Сразу как войдешь — на вешалке под одеждой — автоматы. В ящике для обуви — гранаты. Гранатомет…

— Не надо, — прервал его Айс, — я думаю, до этого не дойдет! Соня, ты все слышала, иди в дом! Без возражений! — предупредил он ее, скрываясь в боковых зарослях аллеи.

Гарик же медленно приблизился к опущенному боковому стеклу машины, держа руку на пистолете.

— Здороваться по новой не будем! — заявил он Ованесу, — Или выкладывай, с чем явился, или пошел вон до следующей встречи! Последней, я думаю!

— Земляк, ну зачем такие строгости? — морда Гаспаряна излучала само радушие. — Я ведь тебе привет от Нинель привез, той самой, которая машину у меня арендовала! Садись в машину, расскажу!

— Много чести! — Гарик небрежно оперся о верх передней дверцы рукой, для этого ее пришлось снять с пистолета, — Давай, говори, что передавала твоя Нинель, и вали отсюда! Так и быть, пока живым!

— А это ты у нее сам спросишь, чего ей надо от тебя!

Гаспарян вдруг ловким движением защелкнул на его руке кольцо наручника, затем, так же быстро, выхватив из-за пояса Гарика маузер, отшвырнул его в кусты.

— Мне тебя лишь бы живым к ней доставить! Во-о-он туда, за ворота!

— Ты что, охерел, бычара?! — Гарик рванул руку — второе кольцо наручников было намертво пристегнуто к стойке. — Я же тебя на куски порежу!

— Если успеешь! — хихикнул кооператор, поворачивая ключ зажигания и втыкая заднюю скорость, — Мне за твою жизнь обещана моя, да еще и с доплатой! Так что поехали, дорогой землячок!

Гарик размахнулся свободной рукой, примеряясь к зубам коварного Ованеса, но машина так дернула, что его швырнуло на асфальт дорожки и поволокло по нему к выезду на улицу…

Айс обогнул аллею за кустами и вышел к воротам никем не замеченный. Ничего там вроде подозрительного не замечалось. Так же работали строители… Постой, постой! Ха, какие же это строители — морда у каждого полногабаритная, а на плечи можно смело бросать по два мешка с мукой! И еще вон та дамочка в «семерке» песочного цвета неподалеку от ворот. На голове — тюрбан из газовой косынки, да очки темные полфотографии заслоняют… Не-е-ет, ребятки, здесь дело нечисто! Нужно срочно бежать назад, в дом — заглянуть под вешалку! Айс метнулся назад. Пробегая за кустами возле «ауди», еле успел отклониться от прошумевшего у самого носа пистолета. Что за черт? Поднял его — ба! Да это же маузер Гарика!

Выглянул из-за кустов — а вот и он сам, привязанный наручником к машине, как дохлая кошка к телеграфному столбу!

В это время машина дернулась и поволокла «авторитета» к выезду, задом, пока еще медленно… Надо было срочно что-то предпринимать. Айс выскочил из-за кустов почти у самого капота.

— Поднимайся, ты, индюк на привязи!

Гарик крутнулся как ужаленный и мигом вскочил на ноги — оскорбление было не из приятных.

— Быстро задирай руку вверх, а то мне некогда! — Айс поднял маузер, — Да не ту, идиот — прикованную!

Он высадил раз за разом почти пол-обоймы, пока со звоном не лопнула хорошая сталь цепочки.

— А теперь живо вались в кусты!

Он уже догадался, зачем заехала в аллею эта машина, когда увидел за лобовым стеклом еще одну точно такую же цепочку: руки Гаспаряна были прикованы к рулевой колонке «ауди». Его догадка подтвердилась целиком и полностью: едва они с Гариком рухнули по ту сторону кустов, на аллее ахнуло так, словно там испытывали атомную бомбу малого калибра. Айс не стал разглядывать красивый костер из остатков машины и директора кооператива «Сюзанна» — ухватив Гарика за шиворот, он рывком поставил его на ноги (до церемоний ли сейчас!) и приказал:

— Быстро в хату за оружием, а мне дай запасную обойму! Да смотри, если что с Сонькой!..

— Нашел время выяснять отношения!

Гарик сунул в его подставленную ладонь две обоймы к маузеру и понесся к дому зигзагами, потому что из-за ограды уже вовсю поливали аллею из автоматического оружия — видимо, со злости, — такая рыбина с крючка сорвалась! Затем оттуда донесся шум заводимого двигателя… Так что подбежавшему вскоре с автоматом в одной руке и парой гранат в другой Гарику Айс смело скомандовал «отбой!».

— Я думаю, нет никого уже за воротами! — пояснил он ему. — Смылись, скорее всего, наши визитеры.

Так оно и оказалось: на недавний их визит указывала лишь россыпь стреляных гильз за воротами да догорающие останки «ауди». Вскоре подъехала и отъехала милиция…

— Ну, Айс! — от умиления у Гарика даже глаза слегка затуманились. — Огромнейшее тебе спасибо за мою жизнь — несомненно, полчаса назад она находилась на волосок_.

— Ладно, брось ты эти сопли! — перебил его Айс, потягивая дорогой армянский коньяк.

Сонька рядом за столиком вылизывала ликер «Шартрез» из крохотной рюмочки, закусывая его почему-то солеными фисташками. В любви она, конечно, хозяину дома не изъяснялась, но нечто вроде временного перемирия, по просьбе Айса, заключила.

— На моем месте, я думаю, ты поступил бы точно так же! — и тут же по глазам Гарика Олег понял — тот и пальцем не шевельнул бы в его защиту. — Лучше давай выкладывай начистоту — с чего все началось и что этой дамочке от тебя надо? Насколько я понял покойного Гаспаряна там, на аллее, твои деньги ей нужны поскольку постольку. Ей нужен ты, живой! Я подумал — для чего? Напрашивается всего лишь один ответ: для того, чтобы порасспрашивать тебя кое о чем. Значит, ты что-то скрываешь, Гарик! Что-то такое, что поценнее твоих немалых денег. Я тут еще немного подумал и пришел к выводу, что дело касается… — Айс многозначительно поднял вверх палец.

— Чего? — в один голос не выдержали и Гарик, и Сонька.

— Еще больших бабок, чем у тебя, Гарик! — вполне серьезно ответил Айс. — Или каких-то очень важных документов! Но, подумав еще немного, вторую версию я отбросил: если бы этой бабе нужны были документы, она навела бы сперва хороший шмон на твоих запасных домах с такими же шикарными бассейнами — в Лоо и Адлере. Но, раз этого не произошло, значит, ей нужен именно ты, чтобы сообщить… Что, Гарик? Или говори здесь, сейчас, не отходя от кассы, или я умываю руки: мне вовсе не светит ежечасно рисковать своей шкурой, не зная за что. За одно твое «спасибо»?..

— Да мы и так, наверное, засиделись у тебя в гостях, а, Сонь? — Айс вопросительно глянул на Соньку и она ответила такой жизнерадостной, облегченной улыбкой, что Гарик даже не стал сомневаться: уедут завтра же утренним поездом, бросив его на растерзание этой… — он скрипнул зубами от бессильного гнева. Затем подумал немного.

— Ладно, слушайте! — махнул он рукой наконец, — Я и сам не очень-то верил всей этой истории, раньше, еще до «наездов». Но теперь все больше убеждаюсь в ее подлинности: иначе какого бы хрена ею заинтересовалась какая-то группировка, да еще и контрразведка ввязалась в это дело… Так вот, по прошлому опыту тебе, Айс, известно, что завербованные добровольцы из России переправляются отсюда прямиком в Ленинакан? — Айс кивнул согласно. — А в Ленинакане у меня был свой человек — заведующий армейскими складами…

— Аро? — невольно вырвалось у Айса. Гарик посмотрел на него удивленно.

— Даже это ты знаешь? Верно, Аро, старый пердун и онанист, что не мешало ему, однако, стремать за каждой новой юбкой. Баб любил — страсть, но еще больше — деньги, за них кого угодно продать мог и зарезать! Торговал всем, что предлагали: продуктами, оружием, наркотой, занимался сводничеством, менял баксы на рубли и рубли на баксы — не без своей, конечно, выгоды. И однажды достукался-таки, грабанули и его, да еще как: мало того, что забрали приготовленный к реализации товар — в придачу прихватили и его жизнь! А когда контрразведка Эчмиадзина стала разбирать это странное дело с ограблением, обнаружилась еще одна досадная вещь — вместе с награбленным добром исчезла очень крупная сумма валюты из замаскированного армейского сейфа. Я не знаю точно, сколько там было…

— Восемьсот тысяч долларов! — невинно ввернул Айс.

— Что?! — глаза Гарика сделались стеклянными, а руки мелко-мелко задрожали.

— Почти миллион! — подтвердил Айс. — Я это знаю совершенно точно, потому что из-за этих самых долларов майор Казарян пару раз прикладывался к моим зубам! Ну и я, естественно, в долгу не остался! Давай дальше!

— В общем-то, это почти все! Аро путался со многими бабами, в том числе и с этими — из вольнонаемной женской бригады снайперов — «белыми колготками», слышал про таких? — Айс утвердительно кивнул головой — еще бы! — Ну вот, видимо кому-то из них сболтнул про этот замаскированный сейф, ключи от которого были только у него… А я его частенько навещал, так, наездами — пару стволов приобрести, то-се… Нас даже друзьями считали закадычными. Ну и теперь, видимо, кому-то пришло в голову, что покойник мне перед смертью успел о местонахождении перепрятанных баксов шепнуть!

— Перед смертью он никому ничего не успел шепнуть — я свидетель! — торжественно заявил Айс.

— Ну вот, видишь! — обрадованно зачастил Гарик. — Ты там был, все знаешь…

— Но он ведь вполне мог о баксах сказать тебе и раньше! — пристально глянул ему в глаза Айс. И вновь увидел в них — так и есть (не умел глубоко прятать мысли «авторитет»)! — А навести затем на склад одну из вооруженных нейтральных группировок — раз плюнуть! — безжалостно докончил он, — Теперь для меня остался неясным лишь один вопрос — почему ты не поехал в Ленинакан забрать из тайника Аро деньги?

Гарик на сей раз колебался недолго.

— Я ездил! — признался он, — Но меня перехватил начальник контрразведки майор Казарян как близкого друга покойного кладовщика. Но, ничего не добившись, на первый раз отпустил, пообещав в следующий пристрелить на месте — если еще встретит в тех краях. А у него слова с делом не расходятся!

— Да, деловой мужик! — согласился с ним Айс. — Очень хотелось бы знать, чем он сейчас занимается?


Глава 2 До чего доводит язык… | Дикие гуси | Глава 4 Точка пересечения