на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Интерлюдия в Верхней Италии

17 августа 1943 года мы погрузили только что полученные танки на платформы и поехали в направлении Бреннера. В то время я уже приобрел известность фотографа, обеспечившего всех товарищей фотографиями их военной службы. Мой командир эскадрона, всячески поощрявший мою страсть к фотографированию, разрешил мне во время поездки сидеть свободно на танке. Остальные солдаты должны были находиться в вагонах, так как перед этим один солдат погиб от удара током от контактной сети, а другой, ехавший по железной дороге стоя на танке, разбился о вход туннеля. Благодаря такой награде «за фотографирование» я при прекрасной погоде сидел в люке радиста все время следования от Магдебурга до Пармы, обозревая окрестности. В Парме наше путешествие подошло к концу. Танки были сразу же выгружены, и тут же на улице мы получили первую взбучку. Командир эскадрона приказал по радио: «Командиры взводов — ко мне!» Мы знали, что ничего хорошего это не обещает. Командир собрал взводных из-за того, что танки «не держали должного равнения» при движении по улице. Резким тоном, почти сквозь зубы он заявил: «Я не хочу больше видеть, что вы едете по улице как стадо свиней! Если это повторится, то эскадрону достанется!»

Он подразумевал муштру в наказание или дополнительные тренировки. Теперь мы на наших танках ехали точно один за другим по римской улице Виа Эмилия через Реджио в Модену. За Моденой командир головного танка увидел на столбе наряду с другими тактическими знаками табличку со скачущим всадником на щите и параллелограмм — символ 24-го танкового полка. Это был дорожный указатель для нашего полка. Танки свернули с дороги и направились к месту нашей новой квартиры — виноградной плантации неподалеку от Болоньи.

Однажды к нам прибежал молодой коричнево-белый пес-дворняга и почему-то непременно захотел остаться при экипаже танка 1241. Этот маленький песик смотрел на нас такими преданными глазками и ему так нравилось в танке и вокруг него, что командир и экипаж решили оставить его в качестве талисмана нашей машины. Из-за беспомощных и неуклюжих движений мы назвали его Тапси (нем. — «неуклюжий»). Наш новый друг всегда был неподалеку от нас и как-то раз съел содержимое котелка, который разогревали на костре и оставили без присмотра.

Для прогулок из пистолетных ремешков мы сделали ошейник и поводок, на котором водили Тапси. Он оставался с нами до первых боев в России. Мы бы и дальше держали его как маленького песика-танкиста танка1241, но во время боев совершенно нельзя было гарантировать, что его не зацепит или не придавит каким-либо предметом. Поэтому его пришлось передать в наш обоз. Когда я позже попал в Кировоград, то видел Тапси еще раз, когда солдат выводил его на поводке на прогулку. Своими короткими лапами он по брюхо увязал в сугробе. Мне его стало жалко, и я почувствовал вину за то, что мы увезли эту маленькую собачку с ее солнечной итальянской родины, и теперь она должна бродить по русским сугробам. Это было редкое чувство вины, и еще по поводу маленькой собачки!

Унтер-офицер с графским титулом, с которым я, как и прежде, поддерживал дружеские отношения, очень хорошо говорил по-итальянски и продолжал оставаться в выгодном положении переводчика. Уже во время поездки по железной дороге из Магдебурга в Парму 12-й эскадрон получил выгоду от знания языка и искусства ведения переговоров, которыми обладал мой друг. Между Бреннером и Триентом у одного из вагонов перегрелась ось. Итальянское станционное начальство, все еще связанное с нами осью Берлин — Рим, хотя и эта ось уже была перегрета и вот-вот должна была лопнуть, не меняло вагон. Железнодорожники объясняли, что у них нет запасного вагона. Поезд стоял у самой реки Эч, и мы, танкисты, купались в ее стремительных водах. А тем временем граф унтер-офицер продолжал переговоры. Он обсуждал положение с главным фельдфебелем:

— У нас еще есть деньги в эскадронной кассе?

— Да, зачем?

— Вы можете дать мне немного для итальянских железнодорожников?

Главный фельдфебель дал денег, а граф продолжил переговоры. Через некоторое время был подан запасной вагон. Танк начали перегружать с неисправной платформы. При этом оказалось, что у водителя — не лучший день. Он резко бросил фрикцион, и танк соскочил одной гусеницей с платформы. С большим трудом, двигая танк туда-сюда, в то время как остальные солдаты подкладывапи под гусеницу толстые доски, танк удалось перегрузить на другую платформу. О другом случае пользы для эскадрона я расскажу позже.

В месте нашего расположения граф через день покупал овощи для подразделения. Вскоре его знала вся округа. И он мог оказать большую помощь в обмене денег. Проблема пребывания в Италии заключалась не в том, что надо было иметь деньги, а в том, какого достоинства они должны были быть. Высоко котировались пятимарковые серебряные монеты. И в этом обмене очень хорошо мог помочь мой друг П… А с небольшими карманными деньгами в Италии мы могли бывать в кафе и барах.

Когда граф унтер-офицер отправлялся в поездки по делам, то я сопровождал его, сидя в машине справа от водителя. В одной из таких поездок я стал свидетелем магического действия офицерской формы, если она дополняется необходимым авторитарным поведением. Один лейтенант с П. в качестве водителя и со мной в качестве грузчика нашел товарный вагон, груженный вермутом «Чинзано» и бутылками с шампанским. Недолго думая, мы открыли вагон. Мы уже начали разгрузку, когда подошел часовой и приступил к выполнению своих обязанностей с окрика: «Стой! Не двигаться!» Лейтенант не обратил на него внимания, поэтому часовой направил на нас карабин и сделал вид, что целится. Тогда лейтенант на него закричал:

— Эй, ты что, осмеливаешься целиться в прусского офицера?!

Солдат замер от почтения перед офицером и былнастолько напуган, что безропотно разрешил нам уехать.

Из отпуска граф привез пароль: «Дядя Фридрих тяжко болен». Зашифрованно в этом высказывании выражалась наша надежда на то, что Гитлер будет устранен в какой-нибудь акции, а вместе с этим завершится и война. Потом Хайнко рассказывал еще про двух своих коров, которые перелезли через забор на лугу возле его маленького (второго) дома в Верхней Баварии. Проезжавший мимо берлинец вытащил пистолет и открыл по коровам стрельбу, ранил обеих и за это получил девять лет тюрьмы.

Затем, в начале сентября 1943 года, мы стали свидетелями последствий капитуляции итальянского правительства Бадольо. Казармы теперь уже не воюющей итальянской армии, располагавшиеся от Болоньи до Венеции, быстро захватил наш полк. Наш эскадрон тоже занимал итальянскую казарму. Для этого на танках мы через Апеннинские горы поехали в военный городок под Пизой. При этом наблюдалось быстрое изменение в поведении и отношении итальянцев к нам. До этого они повсюду приветствовали нас букетами цветов и вручали нам «фасцес» — маленькие пучки прутиков с топориком, которые были обвязаны лентой с надписью: «Победить!» А теперь, после капитуляции, враждебными взглядами провожали наши танки, а иногда плевали им вслед. Итальянское население, практически не затронутое войной, быстро забыло про ось «Берлин — Рим» и рассматривало теперь американцев как освободителей. Для него мы, солдаты, стали врагами, а наши танки — символом вражеской власти, с которыми теперь ему надо было бороться в своей собственной стране.

Только крестьяне в Апеннинах еще не узнали о таком изменении. Они приветливо махали руками и выкладывали на танки сигары, которые были такими черными, что мы сначала принимали их за маленькие ручные гранаты. В то время итальянское население было убеждено, что у немцев не хватает важнейших стратегических материалов, прежде всего — резины. Поэтому итальянцы постоянно подходили к нашим танкам, ощупывали бандажи катков и очень удивлялись, что мы все еще ездим на резине.

Во время поездки в Виареджио граф П. и я на пустынном пляже, напоминавшем, что повсюду идет война, повстречали двух хорошеньких итальянок. То, что мой друг знал итальянский, помогло и мне пуститься в маленький пляжный флирт. Я тогда и не подозревал, что через две недели пойду в мою первую атаку в России.

Уже во время нашего пребывания в Италии мы хорошо научились обращаться с нашими танками. Чувство принадлежности укрепилось, и разрозненные члены экипажей сплотились в единые прочно «сколоченные» взводы. За это время солдаты 12-го эскадрона хорошо познакомились друг с другом. 12-й был «наш» эскадрон, и чем дольше шла война и чем больше было боевых тягот, мы испытывали гордость за то, что служим в превосходно управляемой и действующей танковой части.


На танке через ад. Немецкий танкист на Восточном фронте


Солдаты второго класса? | На танке через ад. Немецкий танкист на Восточном фронте | На пустом пляже в Виареджио: последний флирт перед боями в России