на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement




На пустом пляже в Виареджио: последний флирт перед боями в России

24-й танковый полк или 24-я танковая дивизия были широко известны. Дивизия отличалась кавалерийскими традициями, ее солдаты были хорошо подготовлены для выполнения различных задач, ими командовали прекрасные офицеры и первоклассные унтер-офицеры. Дивизию ценило высшее немецкое командование, а противник опасался и уважал как особое соединение. Генерал-фельдмаршал фон Зенгер унд Эттерлин описывал ее как соединение особого рода. Эта дивизия в огне войны превратилась в единый организм, а во время боя становилась для своих солдат некоторым образом родиной. Никто не хотел перевода в другие части, хотя именно «двадцать четвертую», словно пожарную команду, то и дело направляли в самые горячие участки фронта. В этом нет никакого противоречия с «нишами», отпусками с фронта, часами досуга, разрядки, которые мы стремились получить и которыми пользовались, как только представлялся случай. У солдат на войне многослойное восприятие и мышление, которые, впрочем, понятны только тем, кто был на войне.

В связи с жертвенной гибелью солдат 24-й танковой дивизии в Сталинграде целесообразно привести историческую справку.

24-я танковая дивизия входила в 6-ю армию, погибшую в руинах Сталинграда. Таким образом, большая часть этой дивизии входит в число 147 000 убитых и 91 000 почти замерзших и умирающих с голоду солдат, попавших в советский плен, из которых в последующие годы вернулись в Германию только 5000. Наряду с Гитлером ответственность не только за катастрофический исход этой битвы, но и войны в целом несут некоторые командующие Вермахтом, занимавшие ключевые посты. Если о Кейтеле, тогдашнем начальнике Главного командования Вермахта, мы тогда мало что слышали, поскольку его влияние на военное командование во время войны становилось все меньше, то после смертного приговора, вынесенного в Нюрнберге Йодлю, начальнику штаба оперативного руководства Вермахта, много говорилось о его конфликтах с Гитлером. Многие бывшие офицеры, знавшие Йодля, реагировали на смертный приговор с растерянностью и возмущением.

Без вопросов, нужно отдать должное его жене (фрау Л. Йодль) за то, что она использовала все силы для защиты своего мужа. Но, с другой стороны, остается непонятно, почему Йодль, по его собственным словам, принимавший участие более чем в 5000 совещаний в Ставке фюрера, проверивший более 2000 сводок Вермахта, заявивший Гитлеру еще в 1941 году, что «победу больше одержать невозможно», считавший уже в 1941–1942 годах, что война для Германии проиграна, продолжал оставаться советником «фюрера», рассматривавшего его как дееспособного политика. При этом кажется невероятным, что Гитлер иногда не здоровался с ним и что за Восточный фронт отвечал генеральный штаб Гальдера, а затем Цайтцлера, а штаб оперативного руководства Вермахта «только» за другие театры военных действий. Фактически Йодль после Сталинграда, несмотря на безвозвратно проигранную войну, еще два с половиной года служил Гитлеру из чувства долга. (Как пишет об этом Б. Шойриг.)

Но что это за исполнение долга, за время которого были принесены в жертву сотни тысяч немецких солдат? (Жертвы солдат противника были для него, естественно, пустым звуком.) Только одни многочисленные ошибки Гитлера, как Верховного главнокомандующего, которые он допускал в течение долгого времени, должны были открыть глаза прозорливому офицеру генерального штаба. Для этого полководца война оставалась хорошим и необходимым делом, пока касалась других. Что думали о каком-то генерал-полковнике Йодле солдаты, которых бесполезно бросали в бой, чтобы сжечь, как уголь в топке? Многие офицеры из окружения Гитлера были хоть однажды сняты им с должности. Почему среди них не было Йодля и почему он не ушел от этого абсолютного диктатора? Так он по собственной вине пришел в трагическое противоречие с простым солдатом, поскольку солдат совсем не хотел идти на фронт, чтобы быть там убитым на проигранной войне. За бессмысленное стремление многих моих товарищей, о которых я еще расскажу, ответственность, а с большой вероятностью и вину несет и генерал Йодль. Известный историк Г. Риттер называет высокоодаренного Йодля фанатичным последователем Гитлера. У этого умного и предприимчивого солдата отсутствовал малейший политический инстинкт, и прежде всего твердость. Гитлер обходился с ним плохо, в отличие от почти всех остальных генералов, так и не наградил его Рыцарским крестом, а он оставался словно под влиянием наркотика абсолютно предан Гитлеру.

Как солдат, Йодль, так же как и Кейтель, придерживавшийся с ним, как известно из послевоенной литературы, одного мнения, закончил жизнь печально — приговором «смерть через повешение». Если дезертировавшего танкиста Д. расстреляли, то этих двоих объявили главными военными преступниками, и они должны были встретить бесславную смерть на виселице.

В октябре 1991 года я после лекции по стоматологии спросил у 60 студентов: «Кто был Йодль?» Никто не ответил. «Что произошло с генералом Йодлем в Нюрнберге?» — снова никто не ответил. Здесь было что-то упущено в воспитании, и не в единичном случае не даны важные знания в школе.

В нашем эскадроне было четыре взвода. В соответствии с их номерами нумеровались танки. При этом четырехзначный номер складывался из номера эскадрона и номера взвода. Например, танк командира 1-го взвода имел номер 1211, то есть 12-й эскадрон, 1-й танк 1-го взвода. У моего танка был номер 1241, то есть 12-й эскадрон, 1 — й танк 4-го взвода, то есть танк командира взвода. У командира эскадрона был танк № 1251, а у танка его сопровождения — № 1252. Командиром эскадрона, как правило, был ротмистр или обер-лейтенант, а взводом командовал лейтенант или обер-вахмистр. Первое время моим командиром был молодой лейтенант. Позднее, когда в результате боевых действий мы понесли большие потери и стало не хватать офицеров и вахмистров, часто командирами танков становились старшие унтер-офицеры. Радист в танке командира взвода, так же как и в танке командира эскадрона, отвечал за связь с командованием — с танком командира эскадрона (командира батальона соответственно) и с четырьмя другими танками взвода (танками командиров взводов). Для этого наряду с передатчиком над трансмиссией были установлены два приемника. С помощью разных приемников радист командирского танка часто был вынужден одновременно принимать распоряжения старшего командира и сообщения от четырех подчиненных танков. Поэтому в бою при том, что ежедневно менялись позывные, как, например, подсолнечник — астра, от радиста требовалась большая сосредоточенность.

Радистам подчиненных танков было легче, потому что они должны были обеспечивать связь только своего командира танка с командиром взвода. Из-за потерь и отпусков экипажи постоянно перетасовывались, поэтому в разных боях мне пришлось посидеть во всех танках — от командира эскадрона до последнего взводного танка (№ 1245). Своей службой радиста я был доволен и совершенно ничего не делал для того, чтобы стать офицером, скорее, наоборот, прилагал все усилия, чтобы остаться солдатом. С этой целью я проявлял или слишком много, или слишком мало солдатских знаний и активности. Кроме моей природы, которой было чуждо все военное, и взгляда, что я слишком молод и не гожусь в офицеры, потому что у меня отсутствует всякая военная жилка, такие мои наклонности определялись еще и тем, что офицер на своем танке никогда не может остаться позади или ехать на марше последним. Он всегда должен быть с подразделением, ведущим бой. И если его танк выходил из строя, то он должен был пересаживаться в исправный танк, а его место в поврежденном танке занимал чаще всего унтер-офицер из того танка, в который он пересел. Два раза я был свидетелем того, как мой танк во время атаки выходил из строя из-за поломки мотора. Командир взвода, лейтенант, занимал место командира в другом исправном танке. Оба раза после такой смены танка их подбивали и оба офицера погибли. После таких случаев я совершенно не стремился попасть в офицерскую школу. Я предпочитал оставаться обер-ефрейтором, чтобы иметь возможность не скакать с танка на танк, а подольше иметь шанс на выживание, чтобы закончить войну. И действительно, потери среди офицеров нашей танковой части были очень велики. Из разговоров во время пребывания во Франции и Италии я знал, что мой друг граф П. думал так же. У него было большое желание возвратиться к своей семье, в свои поместья в Силезии, чтобы наладить в них образцовое хозяйство. Оставшийся там управляющий хозяйствовал из рук вон плохо. Однако его благородное происхождение, его друзья и связи, в конце концов, не оставили ему возможности отказаться от офицерской карьеры. Позднее, в Загане, я встретил его, подтянутого офицера.

В начале октября 1943 года личное письмо нашего командира дивизии к Гитлеру, о котором солдаты рассказывали, что там было написано: «мои солдаты хотят в Россию», увенчалось фатальным успехом. Командир, как прусский офицер, искал борьбы до конца. У таких офицеров было стремление успешно воевать вместе со своей дивизией и ее солдатами. Что думали или хотели рядовые — никого не интересовало, да и не могло интересовать во время войны. Если не считать время службы в транспортной роте (1942–1943 гг.), ни один офицер меня не спрашивал, хотим ли мы действительно в Россию. И я уверен, что большинство солдат туда не хотело. Впрочем, позднее от одного радиста в штабе я слышал, что 24-ю танковую дивизию должны были придать дивизии СС. И якобы после этого командир дивизии генерал фон Эдельсхайм первым же самолетом отправился к Гитлеру, чтобы лично ходатайствовать перед ним: «Лучше в Россию в качестве 24-й танковой дивизии, чем в Италии при соединении СС».

После этого мы окончательно отправились в Россию. Перед погрузкой в эшелоны мы еще пару дней провели на итальянском курорте Монтекатини в ожидании вагонов под танки. Если раньше главными гостями здесь была элегантная публика и деятели искусств, то теперь по фешенебельным курортам и паркам бродили мы, танкисты 12-го эскадрона. Я постригся у итальянского парикмахера. Когда молодая маникюрша в качестве особого шика стригла мне ногти, в парикмахерскую зашел наш главный фельдфебель. По этому поводу на вечерней поверке он презрительно объявил, что «товарищ по народу» Бётгер сегодня делал себе маникюр. Он не сказал, как положено по уставу, «обер-ефрейтор», а «товарищ по народу», таким образом, он меня показательно понизил в чине.


Интерлюдия в Верхней Италии | На танке через ад. Немецкий танкист на Восточном фронте | Погрузка в Россию