на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



В резервном госпитале

Санитарный поезд шел своим путем к месту назначения — станции МауэрОлинг поблизости от Амштеттена (Австрия) — через Верхнюю Силезию и Чехословакию. Благодаря большой петле, по которой шел поезд, он два раза пересекал границу Рейха, и поскольку при каждом пересечении границы для отпускников с фронта полагался подарок, то сестры Красного Креста вручили мне два подарка. В Мауэр-Олинге поезд остановился, и я увидел на платформе большое количество сестер Красного Креста и много санитарных машин на заднем плане. Через некоторое время меня вместе с другими ранеными вывели из поезда и отправили в находившийся там тыловой госпиталь. Он размещался в нескольких зданиях клиники нервных болезней, на территории очень красивого парка. Зеленые лужайки, по ним ведут дорожки, обсаженные кустами. Множество деревьев при хорошей летней погоде создавали впечатление сельской атмосферы. Я попал в место мира и спокойствия. Место, которое мне показалось подходящим для скорого выздоровления.

У меня снова появилось время для чтения книг из госпитальной библиотеки и газет. В местной австрийской газете я тогда прочитал сообщение эсэсовского репортера Ахима Фернау, которое меня ужасно взволновало. С одной стороны, в нем описывалась абсолютно реальная картина отступления на всех фронтах, перечисление ряда последовательных поражений, а с другой стороны, в итоге предсказывалась скорая победа. Под заголовком «Секрет последнего этапа войны» он писал:

«29 августа. Самое позднее, через полгода мы узнаем то, что ныне известно лишь немногим. То, что последний этап войны, начавшийся 16 июня 1944 года, имеет тайну, и то, что три месяца: июнь, июль и август — в действительности имеют совсем другое лицо, нежели то, которое мы себе представляем.

То время, которое мы сегодня, непосредственно сегодня, переживаем, самое драматичное, которое можно было бы когда-либо переживать в современной истории. Более поздние времена ясно и точно покажут, что речь шла о миллиметрах и секундах и что можно было рассчитать, почему Германия победит.

Это фанатичная мысль, представить себе, что это действительно так, потому что в настоящий момент перспектива выглядит совершенно иначе. Пали Харьков, Сталино, Днепропетровск, Умань, Смоленск, Псков, Витебск. Советы надвигаются все ближе и ближе. Пали Киев и Львов, Советы стоят под Варшавой, Краковом, у Восточной Пруссии. Дивизии бросаются им навстречу и вынуждены отходить, гибнут полки, огромное количество вооружения пропадает в русской грязи, нет самолетов, артиллерии, танков, но что-то может наконец их остановить. Но следующий день тоже ничего не приносит. Медленно, но постоянно надвигаются Советы.

В Италии лопнул нарыв Неттуно. Пал Рим. Англичане наступают, тянут с собой чудовищные массы артиллерии и авиации и сейчас находятся под Флоренцией. 8 июня началось вторжение с чудовищным адом разрывающихся бомб и снарядов. Англичане и американцы прочно закрепились в Нормандии, наши контрудары потерпели неудачу. Не прекращаются налеты английской авиации на Германию, разрушающие наши города. Так выглядели июнь и июль.

Этими холодными словами нужно сказать это, потому что это — правда. И это честь наших солдат. Это ужасная картина. Но она не соответствует действительности. Если мы сами не знаем этого и не сможем доказать, то сам Черчилль лучше всех научит нас, и он не будет медлить, потому что для него эта картина выглядит совсем по-другому. И без того через полгода об этом будет знать каждый.

Англия и Америка начали войну в 1939 году, который был неблагоприятным. Оба государства к ней еще не готовы. США даже не смогли сразу официально вступить в войну. Немецкое превосходство было однозначным. Англия знает об этом, только не догадывается о размахе всего этого. Ее расчет гениален по своей простоте и восходит к политике Питта. Необходимо с самого начала ее предотвратить, чтобы стратегией, вооружением или храбростью война была решена как можно раньше. При любых условиях война должна достигнуть фазы всеобщего истощения. Тогда она примет характер, необходимый Англии и США: волновое движение, качели. Я прибегаю к этому термину, так как мы не должны забывать, что скоро все пойдет в обратную сторону.

Фюрер знает об этом совершенно точно. Он попытался перечеркнуть этот план и в этих целях быстро победить все передовые страны, защищавшие Англию, и добиться стратегического решения в 1940 году. Мы были очень близки к этому. Но нам не удалось это сделать, потому что Советский Союз совершил беспримерное преступление, объединившись с капитализмом и вступив в войну. Англия смогла перевести дух.

Ситуация в 1943 году была такой. Англичане и американцы держали практически руки в карманах и предоставили войне развиваться самой по себе. Они достигали военно-морского и воздушного господства, громили Германию медленно, но уверенно, оставаясь сами вдали от театра военных действий. С таким спокойствием они могли бы ждать до конца войны. Но все же произошло нечто очень примечательное!

В 1944 году началось небывалое наступление на Германию. Ни один человек не сомневается в том, что это превышение необходимых сил. Англичане прилетают теперь не с сотней бомб, а с тысячами. Они высадились в Неттуно, они выпустили 200 тысяч снарядов по одному участку фронта в течение дня, 6 июня они предприняли генеральное вторжение. На Востоке Сталин мобилизовал все резервы и начал наступление.

Мир находится под впечатлением от этого. Но никто не заметил, что все это в высшей степени примечательно и что эти жертвы перед закрытием городских ворот были бы совершенно ненужными, если бы все обстояло действительно так. Но все обстоит совершенно по-другому.

За год до этого Черчилль узнал о нас нечто такое, о чем и сами мы не подозревали. Министр внутренних дел Англии Моррисон на днях снова обсуждал это в нижней палате парламента. На вопрос, что происходит в Германии, он ответил буквально: «Я знаю об ужасных вещах». Гигантское по своим масштабам наступление 1944 года является не превышением сил, а суровой необходимостью и обусловлено паническим страхом.

Я еще хорошо помню, как террористы во Франции в прошлом году писали на стенах следующие строки:


Отличившемуся на войне | На танке через ад. Немецкий танкист на Восточном фронте | «1918–1943».