home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Курьер в восточную Пруссию

Остаться в Загане мне не удалось, так как поступил приказ о моем переводе в Цинтен в Восточную Пруссию, неподалеку от Кёнигсберга. «Зачем мне, южному баденцу, сидеть в Восточной Пруссии, как раз на противоположной стороне Германии?» — думал я недовольно во время поездки через Познань в Цинтен. Я еще не знал, что в Восточной Пруссии богиня удачи раскроет надо мной свои крылья, которые меня защитят. Их первый удар я почувствовал, как только прибыл в Цинтен, в 10-ю танковую часть. Я получил шанс стать курьером. Эту возможность «спокойной и непыльной» службы я, естественно, не упустил. И в последующее время я, как гражданский, каждое утро в 10 часов выезжал на поезде в Кёнигсберг, в управление 1-го корпуса или в комендатуру Вермахта, или через Кёнигсберг, Велау в Инстербург, к командиру 1-го танкового отряда. Чаще всего у меня в сумке были письма и приказы, имевшие надпись «Секретно» или «Только для командования!». Таким образом, я стал кем-то вроде военного письмоносца. При этом у меня появилась привилегия: больше свободы и свободного времени, чем у других солдат Цинтенской запасной части. Это начиналось уже с подъема, когда я мог не вставать по приказу в 6 часов, а спать еще часика два и только в 9 часов прийти на доклад к командиру запасной части.

Остальное зависело от места назначения. Поскольку между Кёнигсбергом и Цинтеном было оживленное железнодорожное сообщение, то составление плана на день было предоставлено мне самому. Сама поездка на поезде была уже приятной. По прибытии поезда на вокзал в Цинтен, так же как и на другие вокзалы, я садился в специальное курьерское купе. Если курьерского купе в поезде не было, то, предъявив удостоверение курьера и многоразовый проездной билет 3-го класса, я садился в купе проводниц. Тогда поездка проходила особенно весело. На обед я попеременно получал то сухой паек, то марки на питание. Прибегая к искусной тактике с персоналом мест общественного питания, я часто получал еду, не тратя марки или за гораздо меньшее их количество, чем того требовало меню. Особым успехом я пользовался у продавщицы булочной-кондитерской в Цинтене. Эта продавщица была далеко не так красива, как ее коллега в Загане, зато она сделала так: я через прилавок протянул ей свои хлебные карточки, а она с хлебом вернула мне мои карточки, не только не отрезав от них положенные марки, но и дала мне дополнительные хлебные марки.

Сам Кёнигсберг, хотя и пострадал уже от сильных бомбардировок, особенно в августе 1944 года, когда 600 британских бомбардировщиков разнесли в руины город и порт, все же представлял для пребывания солдата, без больших ограничений и с достаточным количеством продовольственных марок, много возможностей, чтобы не питаться за казарменным столом в гостинице. Когда потом русская армия приблизилась к Инстербургу, мой пункт отправления был переведен в Алленштайн, и теперь я ездил туда-сюда между Цинтеном, Алленштайном и Кёнигсбергом.


«1918–1943». | На танке через ад. Немецкий танкист на Восточном фронте | Отпуск по семейным обстоятельствам в разбомбленный Фрайбург и воспоминания о школьном времени