на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Отказ подчиняться и короткие гастроли при танковом корпусе «Фельдхеррнхалле» в Чехословакии

Когда мы прибыли в Эрфурт, то у нас появилась надежда, что мы окончательно ушли от русских и попадем здесь в американский плен. Но, к сожалению, американцы шли очень медленно, и через пару дней я и еще один унтер-офицер получили приказ с десятком солдат каждый отправляться в Силезию в боевую группу Шёрнера. К тому времени кольцо вокруг Германии сжималось все теснее. И что же, мне теперь предстояло в последние дни войны сгореть именно у Шёрнера? «Как мне обойти этот приказ?» — думал я постоянно. Может быть, отправиться в западном направлении? Это казалось мне тогда еще очень опасным. Тогда оставалось отправиться туда, куда приказали. Но уже на вокзале я разговорился с одним унтер-офицером, рассказавшим мне, что поблизости от Праги развернут сборный пункт 24-й танковой дивизии. В поезде я сказал ехавшему со мной унтер-офицеру:

— Послушай, я к Шёрнеру не поеду. Я его слишком хорошо знаю по Никополю. Я слышал, что поблизости от Праги есть сборный пункт. Я пересяду в Хемнице и поеду в Прагу. Поедешь со мной?

Он отказался, как и большинство переданных под нашу команду солдат. Недолго посовещавшись, только двое солдат решили поехать со мной. У других не хватило смелости уклониться от приказанной дороги.

Солдатское послушание или «полные штаны»? Оценив все возможности, я в таком отказе подчиняться увидел лучшее решение для того, чтобы пережить последние дни войны.

Поблизости от Праги, в Миловице, я действительно нашел сборный пункт 24-й танковой дивизии. Там меня встретили вопросом:

— У тебя есть командировочное предписание? — Я вообще не понял вопроса и ответил:

— Нет, сгорело.

— Тогда можешь оставаться и с эшелоном отправишься в танковый корпус «Фельдхеррнхалле», который находится неподалеку от Цнайма.

На следующий день я снова сидел в эшелоне и в последний раз смотрел на машины со скачущим всадником — эмблемой 24-й танковой дивизии.

Мы ехали через Чехословакию с остановкой в Брно, а потом поехали до станции Цнайм. Это происходило за три дня до капитуляции. Когда поезд прибыл на станцию, мы увидели большие ящики, стоявшие на платформах. Солдаты, ехавшие со мной в поезде, наивно думали и с уверенностью в голосе говорили:

— В этих ящиках — секретное оружие фюрера. Мы еще выиграем эту войну.

Я не мог понять, что к тому моменту еще кто-то мог думать, что у нас еще есть хоть какой-то шанс выиграть войну. Но воспитание и нацистская пропаганда давали свои плоды: пары ободранных ящиков на платформе для некоторых солдат было достаточно, чтобы полную безнадежность преобразовать в окончательную победу.

Мы прибыли в танковый корпус «Фельдхеррнхалле» и сразу же увидели, что унтер-офицеры и фельдфебели хотя и носили на рукаве вместе с лентой «Фельдхеррнхалле» голубую ленту с серебряным орлом за выслугу лет, но у них совершенно не было фронтовых наград. Один унтер-офицер рядом со мной заметил:

— Глянь-ка, у них по две голубые птицы, зато грудь совершенно чистая.

Сначала нас оставили в покое. Мы должны были выходить только на утреннее и послеобеденное построение. Потом мы отправились на квартиры. Я подружился с одной девушкой из деревни, находившейся в четырех километрах от нашего расположения. У нее было радио. Поэтому я мог слушать «вражеские голоса» и хорошо знал обстановку. Так 8 мая я узнал о капитуляции.


Марш из окружения в Восточной Пруссии | На танке через ад. Немецкий танкист на Восточном фронте | Последняя сводка Вермахта