home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Катастрофа, день тридцать третий

Херлберт-филд,

05 июля 2010 года

— Ваше имя и воинское звание, солдат?

Привязанный к стулу в одном из штабных помещений белобрысый лейтенант поморщился…

— Зачем все это. Парни, мы на одной стороне.

Генерал Котлер шагнул вперед, чтобы его было видно. Мы специально выбрали помещение без окон и направили свет лампы в лицо лейтенанту, сами при этом оставались в тени… Старая добрая техника допросов, так называемого «экстренного потрошения в полевых условиях» — все это в Ираке не по разу устраивали. Затемненная комната, непонятно какого размера, непонятно сколько в ней человек, кто они и вооружены ли, что собираются сделать. Слепящий свеет лампы, от которой устают глаза и болит голова. В общем — и не хочешь — расколешься, тем более что Мик этого ублюдка уже в вертолете хорошенько тряханул до сотрясения головного мозга. Генерал Котлер сделал ему внушение, сказав что в нормальных условиях отправил бы на «губу», а так после того, как обстроимся — пять дней дежурства по туалетам.

Сейчас же генерал и сам не прочь был поразмяться…

— Слушай, парень. Не знаю кто ты есть — но ты явно не наш. Иначе бы тебя не послали разведывать авианосную группу и обстановку на побережье. На твоем месте я бы все рассказал, и как можно подробнее. Здесь собрались люди, у которых к вашей команде личные счеты. Да и я потерял людей. Так что отвечать на вопросы четко и внятно, окей? И имей в виду вот что — те провода, что мы к тебе подцепили — это детектор лжи. За каждое слово лжи, которое мы услышим, ты получишь наказание, понял?

Детектор лжи мы сварганили сами, на скорую руку. Взяли со склада какой-то электронный блок от самолета с небольшим экраном, отрезали два куска провода, одним концом подцепили к блоку, на другом из ремней сделали что-то типа застежек. Поставили все это на стол, посадили за стол Озказьяна, играть роль оператора детектора, провода прицепили к запястьям пленника. Вот такой детектор — дешево и сердито.

— Итак, имя и звание?

— Лейтенант Грэхем Биггс, Национальная гвардия.

Генерал отошел назад, допрос должен был вести подполковник Холак, при необходимости привлекая и нас, то есть меня и одного сержанта из морской пехоты. Каждый из нас знал свою роль в этой пьесе и готов был отыграть ее на все сто.

— Воинская часть, к которой вы принадлежите?

— Сто четырнадцатое авиакрыло, знаете?

Генерал взглянул на сержанта морской пехоты, сидевшего в темноте за одним из столов

— Не задавать вопросов, твою мать! — рявкнул сержант во всю свою сержантскую глотку и для большей убедительности со всех сил саданул по столешнице резиновой дубинкой. Получилось убедительно — даже я вздрогнул.

— Место дислокации?

— Джо Фосс Филд, Южная Дакота?

— Задание, которое вы получили?

— Провести разведку побережья, определить наличие и тип человеческой активности.

— Задание относительно Херлберт-Филд?

— Не было сэр…

— Врешь! — заорал сержант и сделал попытку встать, стоявший рядом сослуживец удержал его от этого.

— Сэр, он лжет — громко и бесстрастно сказало Озказьян.

Наступила тишина, прерванная голосом лейтенанта.

— Ладно, ладно. Херлберт-Филд был одной из точек, которую я должен был разведать.

— Авианосная группа?

— Нет, сэр. Мы не знали что она здесь есть, клянусь.

Это вполне могло быть и правдой.

— Кому принадлежал самолет, на котором тебя сбили?

— Сто четырнадцатое крыло нацгвардии, сэр, я же сказал!

— Это был твой самолет?

— Да, сэр.

— Как он был снаряжен?

— Сэр, два Сандвинера, контейнер с разведывательной аппаратурой и дополнительные баки с топливом. Я даже не заметил этих парней, это были парни с авианосца?

— Молчать!!! — Это была уже моя реплика, лейтенант дернулся в кресле — игра шла по полной программе.

— Где вы базируетесь?

Лейтенант назвал место. Мне оно ни о чем не говорило, хотя в свое время я участвовал в специальной программе Министерства обороны по обеспечению устойчивости военных баз в условиях нарастания террористической активности, и в этом качестве побывал на сотне, если не больше военных объектов. Да и просто — названия и месторасположение военных баз особым секретом не было, сейчас и спутниковые фотографии доступны, открыл Google и ищи что тебе нужно. Но про это место я не слыхал ничего.

— Кто там базируется кроме вас?

— Сэр, там много подразделений.

— Конкретнее, лейтенант, конкретнее!

— Сэр, там бронетехники… единиц сто, не меньше это только то что наверху, говорят что есть еще подземные хранилища техники, но я их никогда не видел, сэр. Там около двадцати С-сто тридцатых, два полных авиакрыла, одно на шестнадцатых, другое на пятнадцатых. Есть вертолеты, в основном шестидесятые и шестьдесят четвертые.[12]

— Какова численность личного состава на базе.

— Я не знаю точно, сэр!

— Врешь!

Генерал хлопнул в ладоши.

— Легче, Гас. Хватит. Развяжите его и отведите в столовую. И пусть лейтенанта потом осмотрит врач. Майор, присмотрите за ним.

— Есть, сэр! — ответил Озказьян.

Когда майор, оба сержанта морской пехоты вышли с пленным, генерал прошел к стене, щелкнул выключателем. Лицо у него было невеселое — но и у меня оно было не лучше.

— Вы ему верите, сэр? — спросил я

— Конечно же нет. Это пустышка. Нас заманивают куда-то.

— Но ведь откуда то же он прилетел, ведь так? — вступил в разговор подполковник Холак — и самолет с разведывательной аппаратурой ему тоже кто-то предоставил. И задание сюда лететь — ему тоже кто-то дал.

— Напичкали дезой и бросили сюда. Ты ему веришь?

Подполковник Холак покачал головой.

— Да, сэр, верю. Я слишком много в этой жизни повидал всякого дерьма и научился немного различать- где правда, а где ложь. Если бы этот малый врал- он врал бы по-другому. Если бы его научили врать- он врал бы по-другому.

— А это место? Как него там…

Подполковник Холак повторил.

— Вот-вот. Это где вообще? Я про него никогда не слышал, все это вообще глупо выглядит — как там могла оказаться целая база такого размера?

— В том то и дело что могла, сэр.

— Почему я о ней не слышал?

— О ней вообще мало кто слышал, сэр. Собственно говоря, как только он назвал эту базу — потому то я ему и поверил. Если бы его готовили чтобы соврать — могли бы придумать что-то получше, благо сейчас мест, где можно устроить засаду — таких мест полно.

— Говори — сказал генерал Котлер

— Эта база и в самом деле существует, хотя официально ее нет. Во всем документам она всегда проходила как отдельное летное поле базы Форт Брегг, хотя находилась довольно далеко от Форта Брэгг, даже в другом штате. Просто ее все равно как то надо было называть, сэр и…

— Гас… Говори, пока я не достал пистолет.

— Да, сэр. Эта база использовалась в двух основных целях — и для того и для другого нужна была секретность. Первая цель — это хранилище техники, идущей на продажу и срочную помощь нашим друзьям в разных странах. Помните ситуацию с Шестидневной войной, сэр? Тогда базу выбрали почти под ноль. Эти придурки в Конгрессе получили деньги от евреев и завопили, что Израиль надо спать любой ценой. Из ФРГ танки евреям перебрасывали самолетами, все бесплатно. И это несмотря на то, что ЦРУ предупредило о непонятной активизации противника по ту сторону железного занавеса. Мы оголили прикрывавшую Германию группировку и русские в тот момент могли нас брать голыми руками, но почему то не сделали этого. Как раз отсюда и перебрасывали танки в Германию на замену отправленным в Израиль.

— А второе?

— Второе, сэр — это хранилище техники на случай большой заварухи и мобилизации. Там и в самом деле есть подземные склады, насколько мне известно. Я бывал там ару раз, когда объявляли аврал и сажали на сто тридцатые всех, кто умел их пилотировать. Как вы понимаете, обе эти цели не только не противоречат — но дополняют друг друга.

— И много там техники?

— Думаю, более чем достаточно, сэр. Когда Советский Союз разлетелся ко всем чертям — у нас на руках осталась чертова тьма железа. Причем нового, современного железа. То что похуже уничтожили. Что получше — складировали там. Русские складируют ненужную технику на базах хранения в Сибири, ну а мы — там.

— И что там есть? — спросил я.

— Все. Все там есть. Абрамсы, Брэдли, ракетные системы, Паладины. Все, что мы готовили против русского танкового кулака в Европе — там.

— А зачем же тогда мы сейчас производим танки для Ирака?[13] — удивленно спросил я — можно же взять их оттуда и…

Холак усмехнулся.

— А что будут делать работяги на танковых заводах, а, капитан? Кушать всем хочется…

— Хорошо — подвел итог генерал — предлагаю следующее. Перерыв — и работаем с лейтенантом, но уже по-доброму. Это раз. Гас, возражения?

— Нет, сэр.

— Великолепно. Второе. Нужно найти место падения самолета. Возможно, там что-то осталось от разведывательного контейнера. Нужно забрать его и доставить на авианосец. Капитан?

— Нет возражений, сэр — уныло сказал я.

— И нужно зачистить хотя бы одно поле. Первое подкрепление из Техаса прибудет вечером. Этим займутся морские пехотинцы, под командование ганнери-сержанта Ройсевича.

— Есть, сэр!

Я даже не заметил, как сержант подошел…

— Вопросы?

— Порядок выдвижения групп, сэр? — спросил я.

— Ваша первая, капитан. Остальные — плюс два.

То есть плюс два часа. Это для того, что если напоремся — то напоремся мы, а не основные силы. Вот так вот, получается мы — скорее разведывательный отряд, призванный вскрыть группировку противника в городе и определить силы одержимых — за свой счет, за счет своих задниц. Послать бы… но приказ есть приказ.


Катастрофа, день тридцать третий Вальпараисо 05 июля 2010 года | Ген человечности 3 | Катастрофа, день тридцать третий Вальпараисо Вечер 05 июля 2010 года