home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



II

Уже трое суток дивизия находилась на территории Чехословакии. В течение всех этих дней представители чешских партизан днём и ночью не переставали посещать генерала Буняченко. Генерал Буняченко с большой охотой принимал этих партизан, подолгу беседуя с ними. Он старался понять действительную сущность партизанского движения в Чехословакии, его размеры, систему организации и руководства. В результате всех этих встреч можно было составить достаточное представление об этом. Было совершенно ясно, что в стране существует два вида партизанского движения. Один — так называемое национальное движение, созданное самими чехами, а другой — «народное», коммунистическое, которое организуется, поддерживается и руководится советской стороной.

Национальное партизанское движение было стихийным, неорганизованным. Оно не имело центрального руководства, было разрознено и плохо вооружено. Оно не имело координации в своих действиях. Эти национальные партизанские группы отличались своей удивительной пассивностью.

Коммунистическое партизанское движение существовало совершенно особо. Оно имело строгую организационную форму в виде групп и отрядов. Несмотря на их относительную малочисленность, их действия были строго координированы и проводились по очень гибкому оперативному плану. У них существовало центральное управление, они были очень активны, хорошо знали структуру своей организации и поставленные перед ними боевые и политические задачи.

Коммунистических партизан можно было легко определить даже по их внешнему виду, по наличию строгого военного порядка в группах и отрядах. Собственно, это были даже не партизаны, а можно сказать, войсковые подразделения под командованием кадровых офицеров, действующих партизанскими методами.

Задачи коммунистических партизан определялись совершенно конкретно (Цитируется по официальной коммунистической формулировке):

— Способствовать боевым успехам советских войск, которые освобождают Чехословакию от немецких захватчиков.

— Террористическими и диверсионными актами в немецком тылу дезорганизовать управление, связь и снабжение германской армии, а также уничтожать воинские железнодорожные эшелоны, разрушать пути сообщения и прочие военные объекты.

— Беспрерывно проводить разведку, уточняя намерения немецких войск, их продвижение, настроение, вооружение и снабжение.

— Политически активизировать население всеми способами, вплоть до провокационных, восстанавливать его против немцев, призывая к борьбе с фашистскими захватчиками.

— Вести пропагандную работу среди чешского населения в том направлении, что советская армия несёт освобождение Чехословакии и установление свободного демократического порядка в стране.

— Популяризировать Советскую армию, Советский Союз, товарищей Сталина и Бенеша, разъясняя их большую роль в деле освобождения чехословацкого народа от немецких оккупантов.

Целый ряд других задач стоял перед коммунистическими партизанами боевого, политического, диверсионного и агентурно-разведывательного характера. У них была прямая радиосвязь с высшими штабами советской действующей армии. Коммунистические партизаны были обеспеченны пропагандной литературой и располагали своими собственными подпольными типографиями. Характерно было то, что большинство этих коммунистических партизанских отрядов возглавлялись советскими офицерами.[5]

Коммунистические партизанские отряды существовали в небольшом количестве, но по мере приближения советской линии фронта, количество их значительно увеличивалось…

Коммунистическое движение не пользовалось популярностью среди чешского народа и не встречало в нём поддержки. При разговорах с местным населением, чехи называли их не иначе, как «советские партизаны», хотя они состояли из чехов. Коммунистические партизаны выдавали себя за национальных партизан, трусливо и лицемерно отказываясь от своей принадлежности к коммунизму, чтобы иметь поддержку от местного населения.

Партизаны того и другого направления не только раздельно действовали, но между ними существовала даже вражда. Как те, так и другие имели свои отличительные знаки — ленточки национальной расцветки, состоящей из белого, красного и синего цветов у одних и красные ленточки с красными звездами у других.

Следует отметить, что представители от коммунистических партизан ни разу не приезжали в Первую дивизию, но зато с их стороны неоднократно имели место случаи засылки в части дивизии лазутчиков, часто под видом национальных партизан. Были неоднократные попытки коммунистических партизан установить тайные связи с отдельными солдатами и офицерами Первой дивизии. Партизаны-националисты всячески старались отмежеваться от коммунистических партизан, утверждая, что они ничего не имеют с ними общего и свои национальные интересы считают несовместимыми с целями коммунистов…

Как-то раз группа власовских квартирьеров следовала на велосипедах впереди движущейся колонны своего полка по лесной дороге. В лесу квартирьеры встретились с группой чешских партизан, одетых в защитного цвета однообразную форму с красными ленточками на груди и с красными звёздами на головных уборах. Разговорившись, партизаны сообщили, что неподалеку от дороги в лесу находится штаб партизанского отряда под командованием офицера советской армии. Партизаны также сообщили, что их командир является очень влиятельным лицом, и что с ним власовцам следовало бы установить связь. Разговор продолжался около получаса и вдруг появился сам партизанский начальник. Одет он был так же, как и другие партизаны. По-видимому, ему было сообщено о встрече с группой власовцев. Он был очень заинтересован приходом в район его действий Первой дивизии и, узнав, что она будет поблизости расположена на ночлег, просил передать командиру о желании встретиться с ним для переговоров. При этом он сказал: — «Я имею по радио прямую связь с командованием советской армии и могу дать возможность вашему командиру установить непосредственный контакт»…

Разумеется, что генерал Буняченко и командир полка, узнав об этом, не сочли нужным вести какие то ни было переговоры ни с коммунистическими партизанами, ни, тем более, с советским командованием.


предыдущая глава | Первая дивизия РОА | cледующая глава