home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Стопа снорка

Небо. Обычное серое небо распласталось над зоной. Хорошо лежать на земле и смотреть в небо. Может потому что существует хрупкая надежда что ветер, наконец, раздует тучи и появится привычное яркое, такое любимое синее небо.

А земля – деревья, цветы они, как ни мечтай, так и останутся пародией с элементами изощренного гротеска на то, другое, что намертво впечаталось в память, и с чем так сложно расстаться.

Фигаро сидел на блокпосту и, напевая жизнерадостный мотивчик, то и дело отводил руку с еще недоделанным значком.

Эти значки из дешевого и бесполезного артефакта только-только входили в моду у них в батальоне. Все четверо караульных занимались одним и тем же.

Артефакт «капля» хорош тем, что красив и блестящ. Пользы от него никакой - это не звездочка, которая делает меньше твою поклажу, не душа, которая в случае чего не даст умереть, а обычная, блескучая капля, которая так красиво будет смотреться на дембельском мундире. А уж, сколько историй можно будет придумать на гражданке для наивных девчонок.

На сером экране окна караулки обращенного в зону застыл нетронутый дыханием жизни статичный пейзаж и даже птицы, казалось бы чего им - лети не хочу, так и не хотели летать над кордоном.

Оставалось отполировать. Фигаро вспомнил, как в далеком детстве отливал грузила из свинца добытого в аккумуляторе, как наливал блестящий жидкий свинец в чайную ложку и как делал дырочки для лески. Но конечно у свинца не было такого блеска как у капли. Сейчас даже и не скажешь когда взялась эта мода на значки. Наверное, когда сержант Корастылев поймал неумеху сталкера и вместо того, чтобы тихо разобраться и отпустить парня поднял бучу и конфисковал у того и снаряжение и жидкий хабар. Ничего примечательного и ценного у того не было, только «Юла» да десяток Капель.

Хотя, с другой стороны, повариха давно носила каплю на цепочке и приехавшая к ней сестра стонала от такой красоты и тиранила простых солдат требованием достать ей точно такую же. А кто откажет красивой девушке, которая тревожила если не умы, то хотя бы тела солдат .

Короче с неудачного сталкера или с неугомонной повариховой сестрицы, но каша заварилась изрядная. Значки хотели все. На это дело было заряжено несколько знакомых сталкеров. Капля резко взлетела в цене, но ничто не могло остановить повальное увлечение. Все английские булавки, какие только можно было найти шли в дело. Ничего не понимающие родственники в посылки с салом клали пакетики булавок. Наиболее предприимчивые потихонечку приторговывали.

Капля конечно сосем не похожа на каплю в ее стандартном понимании, представьте себе первую крупную каплю летней грозы, которой повезло упасть не на землю, и сразу стать невидимой, а на пыльную деревенскую дорогу и застыть плоской неумелой кляксой нерадивого ученика и просуществовать в таком виде еще немного пока ее припозднившиеся сестры не заполонят собой все пространство. Вот эти то странные кляксы и назывались каплями.

Фигаро еще раз полюбовался своим значком и ткнул локтем в бок своего дружбана Шрека, который как раз пытался прикрепить булавку к своей капле, купленной утром у сталкера по кличке Майонез.

Фигаро и Шрек были из одного города. Шрек только на один призыв старше. И, когда Фигаро попал в охранение зоны, они очень быстро сдружились. Кроме общих корней у них было еще одно общее, которое сближало их больше чем детские воспоминания о палатке мороженого на углу городского парка. Им обоим очень нравилась зона. Как-то слово за слово они разговорились на эту тему и Шрек открыл свою самую сокровенную мечту - он хотел остаться после армии в зоне. Фактически сама армия рассматривалась ими как учеба для их последующей жизни там на зоне. И они всегда с радостью вызывались на всяческие рейды. Во время выброса старались быть на передовой. Свободное время проводили в тире или слушали рассказы старого сталкера Музыканта, который, потеряв ногу в зубах у псевдособаки, стал кочегаром в их небольшом военном городке около Периметра.

Шрек любил учиться и старался узнать как можно больше, понимая, что лучше знать больше, чем меньше - пригодится .

Фигаро поддерживал друга в его мечте. Ему тоже нравилась зона и, глядя на то какие деньги сталкеры получают за свой хабар, он подумывал, что можно на пару лет и подзадержаться в этом богом забытом месте, чтобы сколотить небольшой капиталец на дальнейшую жизнь.

Шрек получив тычок от Фигаро уколол себе палец иголкой и тихо выругался.

Фигаро сунул ему под нос свой значок, сделанный из Капли, вызывавшей тихую зависть окружающих. Вот наглядный пример, как надо устраиваться в жизни. Фигаро скорешился с Майонезом в самом начале службы расчетливо прикинув, что разумно обустраиваться на новом месте с максимальным комфортом. Успевал всюду и сейчас как раз собирался наладить бизнес по производству значков из капель. Он умудрился даже сходить в самоволку в зону, чем заслужил безмерное уважение Шрека и свою кличку . Майонез на правах старой дружбы продал ему совершенно потрясающую каплю похожую на комету без кривеньких лучиков и вмятин с характерным длинным хвостом. И не сильно-то Фигаро переплатил за такое чудо.

Гражданка встретила Шрека приветливо - ласковым солнцем, суетливой матушкой, которая на радостях взяла три дня отпуска, чтобы порадоваться и побаловать ненаглядного сыночка. Сестрица за два года вымахала, расцвела, как экзотический тюльпан, заботливо посаженный осенью, училась в институте и была довольна жизнью.

Шрек просыпался в шесть и лежал в полусне с закрытыми глазами, ожидая крика дневального. Каждый раз он не сразу понимал, что дневального нет и не будет, и спи сколько хочешь. Да не спалось. Выходил на балкон курил. Смотрел на зимний город с третьего этажа, щелчком бросал вниз окурки, как ни старался красный огонек, описывая разные траектории, падал почти в одно и то же место.

Утренние сумерки потихоньку отступали, сменяясь ярким морозным днем Шрек морщился на солнце, вспоминал блеклые цвета зоны и думал, что ему всего-то потерпеть до весны, а там они с Фигаро наконец займутся зоной вплотную. И как пойдут вместе на Янтарь и как.... да он часами мог прокручивать в голове это, как вспоминая рассказы Музыканта. Рассматривал карты зоны нарисованные Музыкантом или подаренные Майонезом. И кривые сосны кордона казались ему образцами природной красоты и вспоминались с нежностью.

Сестрица радовалась брату щенячьей радостью, тащила знакомиться с веселыми и бестолковыми подружками. Хвасталась перед ними значком из капли, который сразу же с сестринской непосредственностью заграбастала себе, обозвав ультрамодной брошкой.

Только Шрек не спешил вливаться в мирную жизнь. Армия слишком изменила его, он знал и чувствовал, что зона ждет. Яркие краски раздражали, хотелось серого пасмурного неба мелкой мороси.

Студенческие шутки, над которыми хохотала сестра, казались глупыми. И доходили до него как сквозь толстый слой тумана того самого, который каждый раз подкрадывался к их блокпосту перед выбросом. Почему то в самые неподходящие моменты, например, когда сестра потащила его на день рождения в группу и, именинница строила ему недвусмысленные глазки, и его даже выпихнули танцевать, ему представлялась последняя перед дембелем атака на блокпост, когда он стоял у пулемета и как в примитивной компьютерной игре все стрелял и стрелял, а монстры падали и падали согласно сценарию.

И вот эта его далекость, непохожесть на других и не способность так самозабвенно веселиться заставляла его поплотнее закрыть дверцу в собственную скорлупу и медленно дрейфовать ожидая когда Фигаро наконец отслужит положенное - никому из ребят не хотелось иметь проблемы с законом, которые неизбежно случились бы, вздумай кто из них самовольно сократить срок службы.

Шреку казалось, что он старше сестры не на два года, а на бесконечные километры лет.

К маю когда земля, наконец, подсохла Шрек в приподнятом настроении добрался до военного городка. Здесь рядом с зоной весна шла по графику ежедневно сверяясь с календарем - май так на деревьях уже зеленые листья, пахнет сиренью- все как положено . Он предвкушал как обрадуется Фигаро . Как он умыкнет друга в самоволку и они обсудят последние детали своего предприятия- Шрек прихватил с большой земли многое, что могло им обоим пригодиться и в зоне появятся два новых удачливых сталкера. Именно удачливых, иначе и быть не может.

На КПП сидели какие-то незнакомые солдаты . (странно подумал Шрек - в комендантском взводе, который постоянно дежурил на КПП и в патруле в городке были все свои. А эти отказались вызвать и Фигаро - хотя Шрек называл его не по кличке, а как положено по фамилии. да и вообще на любое имя которое он называл, даже сержанта Коростылева, отвечали, что такие здесь не служат. В городок его, разумеется, не пустили

Озадаченный Шрек пошел вдоль забора до хоз/двора, где Музыкантова кочегарка лепилась к стене. Через известную дыру -< седьмая и восьмая доски от четвертого столба носили чисто декоративный характер - народная тропа вела в магазин соседнего поселка> - проник на территорию городка и, благо новенький камуфляж скрывал его принадлежность к мирному населению, пошел в кочегарку. Музыкант сидел на своем месте. Шрек, увидев его, с удивлением понял, что Музыкант ему роднее и ближе чем все родственники оставшиеся в родном городе.

- Вах, какие люди, -воскликнул Музыкант – заходи, на пороге не стой.

Шрек закрыл за собой дверь.

- Чего это у вас рожи какие-то новые. Фигаро вот отказались позвать.

- Хе, да тут сейчас все новые. Из старых, поди, только я да Клавка остались. Нет больше твоего Фигаро - зона его забрала.

Шрек похолодел -

- Как нет, ты чего говоришь такое, у него ведь дембель должен быть в конце мая

Музыкант затянулся сигаретой

-Тебе, Шрек, как рассказать с деталями или коротко?

Давай с деталями - Шрек мрачно оглядел кочегарку и сел на привычное место в углу у двери.

Уехал ты… ну может месяца два, как прошло и вот напасть - приехал проверяющий, которого никто, как водится, не ждал. Ну что делать, в спешном порядке объявили смотр на заброшенном стадионе, ну ты знаешь там, за поселком. А ребята строевой конечно занимаются, но до маршей ли когда такой сосед рядом. Ну делать нечего построились, пошли, а стадион-то прям скажем не красная площадь с ихними парадами,тока шагнул уже поворачивай . Ну Корастылева то на нервы и пробило, вот он вместо того чтобы сказать правое плечо вперед скомандовал налево. Эх, чо тут началось – те, кто думает, пошли правильно, а те кто, только команду понимает - те выполнили его приказ буквально и разбрелись все как бараны. Ну хоть потом построились снова и вышли со стадиона как положено, но эффект был испорчен.

А Жлоба ты знаешь он весь зеленый был как пришли с этого смотра, только оружие сдали он орал так что в зоне было слышно всем говорит, построиться и кросс в противогазах говорит, до блокпоста, ну который у железной дороги километров пять будет, и пустил их по зоне да без оружия. Музыкант прикурил новую сигарету. - Ну че делать побежали кросс… вот мутант недоделанный. Без оружия в зону ребят погнал. Никто не вернулся - две роты сгинуло. Кипиш был полный. Искали их с вертушками это ж не иголка столько народу - а оказалось что для зоны это иголка.

Я наших спрашивал, но в зоне все тихо тогда было как обычно. Батальон быстро расформировали, как до верха дошло. майора перевели куда-то, так что от нашей части считай, только номер остался да мы с Клавкой. Она, как бабе положено, голосила, в себя прийти не могла, ко мне приходила. Я ее в чувство приводил, а то уволили бы к химере, где бы она другую работу нашла.

- Вот такие Шрек у нас дела.

- А как же их найти - спросил Шрек, ужасные новости никак не вмещались в его сознание, они были много больше его головы. Всплыли кадры из какой то комедии, когда клоун нес поперек двери лыжи и они как он ни старался никак не пролезали, только сейчас было совсем не смешно.

Шрек никак не мог осознать, что вот нет ни Фигаро, ни Болвана, ни Пестеля. Медленно приходило понимание своей одинокости перед зоной, что то плечо друга, на которое он всегда мысленно опирался в своих блужданиях так и не станет опорой и что их вечерние мечты о сталкерстве придется осуществлять ему одному.

-Как же их теперь найти - повторил Шрек.

-А зона их знает, как найти. Исчезли и все. Нет их. Мы тут сидели со сталкерами крутили-вертели, что к чему, да ничего толком не придумали все только теории, никаких доказательств.

- Ну а теории -то какие, - Шрек прикурил от старой сигареты новую.

- Да разные. Все думают, что зона на количество народа среагировала – это ж почти двести человек посчитай, что в одном месте скопом.- Музыкант поправил культяшку на ноге.- А может - ну это Майонез говорил - что на эмоции ее замкнуло - там ведь каждый материл либо Жлоба, либо Коростылева. Злые были. Ну да кто добрый такой кросс выдержит - только на адреналине. Выброс после этого был знатный. Ты только в зоне его не ищи особо - не найдешь да сам сгинешь. Вон Майонеза скоро ждем с ним и иди. Он мужик верный.


Тропа через минное поле была на КПК Майонеза он следил за всеми новинками в обороне периметра, похлеще чем какая-нибудь заморская дива за модными тенденциями сезона. Что нынче в моде клетка или горошек. Растяжки или лягушки.

Майонез никому не раскрывал свою тайну, откуда добывал сведения и особо не жлобствовал, когда просили провести. Единственно только, никому ни за какие деньги, карту не скачивал.

Деревья в лесу, будто нарисованные нетвердой детской рукой торчали растопырившись. Тонких веток не было совсем. Зеленые хилые облачка первой листвы окутывали толстые культи, тянувшиеся в направлении солнца. «Воркалось хлипкие шорьки пырялись по мове и хрюкотали зелюки мюмзики в мове….» крутилось в голове Шрека последние пол часа Интересно как могли бы выглядеть эти самые мюмзики. Псевдоплотей знаю, псевдособак знаю, а вот мюмзики...неспешно размышлял Шрек, шагая за Майонезом.

Вышли на край поляны. Кое-где виднелись трамплины, жарка чуть потрескивала около куста когда-то бывшего калиной с характерными резными листьями.

Майонез присел на корточки и замер. Шрек будто в детской игре безмолвно повторил за ним все движения.

Послышались отчаянное взвизгивание, и на поляну выскочила раненая псевдоплоть. Быстро-быстро перебирая тремя уцелевшими лапами, псевдоплоть неотвратимо неслась на Шрека, со скоростью маленького детского паровозика, которые катают маленьких детишек по воскресеньям.

Шрек еще в армии готовился к зоне, к тому, что тут либо ты, либо тебя. И при отстреле зверья рвущегося за периметр, он всегда был один из лучших. Но там серая масса с пустыми от страха глазами, где не различаешь особо, что идет на тебя псевдоплоть или чернобыльский пес, там локоть товарища который, так же отбивает атаку там блокпост стены, которые помогают. А тут, на поляне. хладнокровие изменило Шреку, куда-то подевался весь предыдущий боевой опыт. Как будто он смотрел кинофильм про кого-то на которого бежала эта самая псевдоплоть.

Время замерло, картинка отдалилась, Шрек не отводил глаз от псевдоплоти, чьи визгливые крики становились все громче.

Вдруг псевдоплоть задела аномалию трамплин и как заправский акробат в цирке полетела вверх. Шрек проследил глазами ее полет прикинул где она может приземлиться и на секунду отвлекся. На поляну высыпало около десятка псевдособак, заинтересованных в псевдоплоти самым непосредственным образом. Они, подняв морды, с тоской проследили за улетающим в небо ужином.

Как назло, со стороны сталкеров подул ветер, и собачьи морды, словно хорошо смазанные флюгеры, повернулись в сторону сталкеров.

- От зараза, - прошептал Майонез. Быстро вон к тому кусту там жарка она нас сзади прикроет.

Шрек очнулся. Сработал автоматизм, которого он так упорно добивался во время службы. Добежав до куста и прикинув, сколько шагов он может сделать назад, чтобы не стать аппетитным жарким, упал на колено и выпустил длинную очередь, которая перебила лапы двух первых собак.

- В голову целься - крикнул Майонез и метким выстрелом уложил крупного пса с оскаленной мордой и жизнерадостным лаячьим хвостом колечком. Какая-то неуклюжая псина угодила в новорожденную карусель и пропахав передними лапами по земле две грядки, хоть редиску сажай, с жалобным визгом исчезла с глаз, чтоб через секунду осесть на поляне плотным красным туманом.

у Сидоровича было спокойно. В полумраке зала белели свободные столы.

-Пойдем -сказал майонез бросая свою поклажу в углу- познакомлю тебя с начальством.

Сидорович был в зале. Сталкер Клык как раз вернулся, они сидели за рюмочкой чая и хохотали. Увидев краем глаза Майонеза с незнакомцем, Сидорович подобрался и выжидающе замолчал.

- Здорово Сидорович, вот привел человека, Шреком зовут.

- Вижу, что человека, а не кровососа - хохотнул Сидорович и налил себе воды.

- Он тут, на периметре служил, вот как два года вышли, решил у нас в полях попастись.

Сидорович окинул взглядом широкие плечи Шрека

- Дембель значит. И чего же ты можешь, дембель, без мамы старшины и папы сержанта? Чтоб на наших полях пастись, много чего уметь надо.

Шрек с благоговением смотрел на живую легенду зоны, о котором столько слышал от Музыканта и помалкивал, а Майонез, вынимая из сумки хвосты псевдособак, усмехнулся,- Вот на воротник своей девчонке он уже настриг теперь осталось на шубу. Со мной на пару ходок пойдет, а там и сам сможет. Ему только чуток пообвыкнуть.

- У него тут друг пропал, ну помнишь, весной, когда зона над майором посмеялась, и человек двести сгинуло. Найти вот хочет.

Сидорович хмыкнул

- Ну-ну сам смотри не сгинь. Еже ли тебе, друг мой Майонез, охота возиться - велкам, как говорят наши иностранные братья.

Снаряжение, между прочим, на полях не растет и вообще стоит денег.- Сидорович нарисовал на столе толстым пальцем загогулину, отдаленно напоминающую валютный значок. - Ты в армии, небось, забыл, что деньги существует. Там ведь родина мать одевает.

Шрек откашлялся и сказал, что деньги на первое время есть.

Вам Музыкант привет просил передать.

- Ууу Музыкант - оживился Сидорович - давно не видались он, как накормил псевдособак, так в военном Городке кости бросил. Не смог далеко от зоны-то. А ты ему кем будешь.

Шрек глянул прямо в глаза Сидоровичу - я его ученик.

Хороший сталкер был - вздохнул Сидорович и поднялся - Ну что, пошли ко мне, поворкуем, - и он кивнул Клыку, извиняясь за прерванную беседу. Майонез подхватил сумки с собачьими хвостами и все прошли в подсобку.

Через три месяца Шрек уже освоился и смог существовать отдельно от Майонеза вот только мысли о Фигаро, которого он честно искал, собирая слухи, опрашивая знакомых и незнакомых сталкеров, не покидали его. Они остались хорошими друзьями с Майонезом и случись что действительно серьезное или какой сложный заказ, то оба, не задумываясь, пошли бы вместе, прикрывая спину друг друга.

Как то утром когда Шрек отдыхал от последнего похода, где ему удалось удачно разжиться душой и ..... До него дошел слух, что Сидорович хочет с ним потолковать. Шрек удивился. потому как не считал себя на столько опытным и значительным, чтоб им мог заинтересоваться такой человек .

Как только Шрек толкнул дверь, Сидорович сразу перешел к делу - Тут такая штука Шрек. Майонез шлет тебе привет. Он у научников. Неудачно с псевдоплотью разминулся. Недели три проваляется, если не больше. Просил тебя принести стопу снорка. Заказ научников. Снорков последние полгода развелось на Янтаре, как будто там гнездо у них. Сам не справился, тебя вот подряжает. Пойдешь?

- Ну, если Майонез просил, то без асков. Когда выходить надо?

- Ну, завтра и пойдешь.

Остаток дня Шрек занимался рутиной - паек собрать дня на четыре, оружие проверить, это святое, как зубы утром чистить. Под вечер развел костерок. Сидел в тишине, возвращаясь мыслями к загадочной судьбе своей роты, к Майонезу, которого ранила псевдоплоть и это с его-то опытом, вдыхал сладковатый дым, поднимавшийся к сумрачному выцветшему небу. Ему казалось, что он приносит жертву некоему странному божеству. Но какому? Может ее величеству зоне?

Встал рано, чтоб до полудня миновать свалку. Разумно по окружности обошел псевдоплотей, которые перегородили дорогу и. довольно похрюкивая, чавкали тухлой собакой.

Приближаясь к Янтарю стал больше таиться. Внимательно оглядывая пространство каждый раз, когда ему надо было оставить спасительный полог леса, но даже эта осторожность не помогла - на подходе к болоту пара снорков в изодранной камуфляжной форме выскочили из кустов как тот самый чертик из коробочки в руке председателя домоуправления в брильянтовой руке. Как только они заметили Шрека, их бессмысленные движение приняло его направление и онИ нестройно запрыгали в его сторону.

Шрек вскинул автомат и заученным движением выпустил очередь. Левый снорк прижался к земле и пули пролетели сверху, а правый, не такой догадливый, подставил грудь, одетую в военные лохмотья, и упал навзничь. С недовольным рычанием уцелевший снорк бросился на Шрека, но куда ему с голыми руками против пули. Расстояние позволяло и Шрек тщательно прицелившись, снял его одним выстрелом, будто в тире. Теперь оставалось отрезать вожделенную стопу и идти на Янтарь к научникам, где ждал Майонез.

Шрек подошел к ближнему снорку, достал нож, потянул за противогаз, перевалил на спину, чтоб удобнее было работать - на кармане изодранной камуфляжки ярко блеснул чуть гнутый значок в виде кометы с такими характерными длинными лучиками....



Аватар | Сталкер (сборник рассказов) | Путь ночи