на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement





Только ознакомительный фрагмент
доступ ограничен по требованию правообладателя
Купить книгу "Десанты 1941 года"

Второй десант

(6–12 июля)


Когда корабли высадочной группы поодиночке покидали Нерпичью губу, начался отлив. Уровень воды у берега заметно понизился, и мотобот, севший на мель, полностью оказался на суше. Пришлось его разоружить и расстрелять из орудий, чтобы им не смогли воспользоваться немцы. Так был открыт счет корабельным потерям десантного отряда.

Начальник штаба флота опасался, что противник организует переправу войск в тыл десанту. Чтобы воспрепятствовать этому, он приказал выставить в губе Западная Лица корабельный дозор. Немецкая авиация, в те дни безраздельно господствовавшая в воздухе, не упускала ни одной цели, и все в общем понимали, чем, скорей всего, кончится такой дозор.

Но приказ, естественно, не обсуждался, и командиром отряда Платоновым в дозор был назначен устаревший тральщик «Т-890» класса «Искра», построенный еще в 1912 г. и уже дважды переименованный — сперва в 1923 г. из «Патрона» в «Налим», а затем в 1939 г. в «Т-890». Корабль-ветеран, плававший в Баренцевом море с 1933 г., имел укомплектованный кадровыми моряками опытный экипаж, которого не успело еще коснуться уничтожающее кадры флота бездумное формирование морской пехоты, и, как и «МО-121», был хорошо подготовлен к боевым действиям. Однако для боя с вражеской авиацией он совершенно не годился, так как был маломаневренным и при этом имел относительно большие размеры.

Очередная ошибка Платонова в этот раз привела к трагическим последствиям. Везение кончилось.

В 8 утра, когда корабли десантного отряда уже входили в Кольский залив, пунктуальные немецкие пилоты поднялись в воздух точно по расписанию. Не успел отряд ошвартоваться, как каперанг Платонов уже получил донесение, что тральщик «Т-890» бомбят три звена Ю-88.


Десанты 1941 года

Вот такие бомбы использовали Ju-88 для бомбардировки советских кораблей.


Донесение, переданное при подходе немецких самолетов, оказалось не совсем точным, и это сыграло роковую роль в судьбе корабля. На самом деле его атаковали две тройки «Юнкерсов», прикрываемые парой «Мессершмиттов» Bf-109.

Экипаж тральщика не просто состоял из старослужащих, большинство из них на нем же участвовало в боевых действиях во время финской войны. Командир тральщика старший лейтенант Ившин умело маневрировал даже таким неповоротливым судном. Корабль искусно уклонялся от бомб, как мог отбивал атаки из двух орудий и двух крупнокалиберных пулеметов, повредил два «Юнкерса» и даже ухитрился не получить ни одного прямого попадания. Однако близкие разрывы бомб сделали свое дело. Корабль получил много пробоин.

Машина дореволюционной постройки, выдержавшая попадания осколков и сотрясения от разрывов, продолжала работать, но швы обшивки корпуса разошлись от гидравлических ударов. Корабль принял много воды, а после окончательной потери маневренности немцам удалось наконец успешно отбомбиться по корме. Потерявший ход тральщик приливным течением прибило к берегу, и команде удалось посадить его на мель. На мели корабль обрел некоторую устойчивость.

Звено истребителей, вызванных Платоновым, чтобы отогнать «Юнкерсов», само было отогнано парой «Мессершмиттов», потеряв одну машину.

Половина команды погибла в бою, но экипаж не покидал тральщик. И немцы, привыкшие доводить дело до конца, снова повторяли налеты. Так продолжалось много часов. Бой затихал с уходом самолетов и снова вспыхивал при их очередном возвращении. Наши истребители еще не раз появлялись над Западной Лицей, но с ними сразу же завязывали воздушный бой «Мессершмитты».

Только в 17.30, когда протопленный корабль завалился набок и отстреливаться стало уже невозможно, оставшиеся в живых моряки, взяв раненых, переправились на берег.

После того как асы люфтваффе по расписанию отправились спать, из Полярного послали к «Т-890» два катера МО, чтобы взять людей, похоронить погибших и снять вооружение с разбитого корабля. Из всех 42 человек команды в живых осталось всего несколько человек, среди них командир корабля старший лейтенант Ившин с раздробленной кистью правой руки и тяжелораненый штурман.

После этого командир ОВРА, каперанг Платонов, имевший четко выраженную особенность обнаруживать ошибки в своих действиях только после их совершения, больше не назначал в дозор тральщики, а использовал для этих целей обладавшие феноменальной маневренностью трехмоторные морские охотники, которые дежурили теперь в местах, где в случае опасности можно было близко подойти к нависающим над берегом скалам. В таких случаях, не имея возможности достаточно снизиться, немцы в прекрасно маневрирующий маленький корабль попасть обычно не могли.

Десанту поддержка с моря больше не понадобилась — выбив немцев из Большой Лицы, он соединился с частями 52-й дивизии. Немцы на пару дней приостановили наступление.

Но командир 52-й дивизии генерал-майор Никишин, старавшийся отбросить немцев за реку, попросил командование флота отогнать немцев подальше от устья реки Западная Лица огнем корабельной артиллерии.

Контр-адмирал Головко приказал начальнику ОВРа Платонову принять срочные меры.

Той же ночью в Западную Лицу вышли три катера МО под брейд-вымпелом командира дивизиона капитана 3-т ранга Вальчука. Перед Вальчуком стояла задача: воспользоваться полной водой, войти, насколько позволит осадка кораблей, в устье реки, осмотреться там, выявить вражеские объекты — переправы, огневые точки, а также скопления войск — и уничтожить их.

Но немцы, опасавшиеся серьезного наступления со стороны начавшей проявлять активность 52-й дивизии и настороженные высадкой десанта, занимались в этот момент перегруппировкой, и занимаемые ими позиции, смещенные на 6 километров, уже не соответствовали нанесенным на карту до высадки десанта. А могла ли измениться обстановка за два дня, Платонов не думал, полагая, что обнаружить позиции, нанесенные на карту, не составит никакого труда, и называл задание, порученное Вальчуку, «несложным походом».

Прибыв в назначенное место, командир дивизиона визуально ничего определить, естественно, не смог, и катера, не сделав ни единого выстрела, вернулись в базу.


Десанты 1941 года

Малый охотник выходит на боевое задание.


Но в советском флоте лучше стрелять в никуда, чем никуда не стрелять. Командиры катеров предлагали Вальчуку «пострелять», как это уже делал Платонов при высадке десанта. Но Вальчук «поднимать моральный дух» 52-й дивизии фиктивным обстрелом необнаруженных позиций не стал, за что и поплатился. По прибытии в базу прокурор флота Мухоморов немедленно собрался возбуждать против него дело, но тут Платонов наконец проявил объективность и заявил прокурору флота, обратившемуся к нему за официальной оценкой поведения Вальчука, что «Вальчук оказался безынициативным человеком, неспособным командовать такими активными боевыми средствами, как быстроходные катера МО, но трусости в его действиях не было». Что было в его собственных действиях и действиях его штаба, начальник ОВРа уточнять, конечно, не стал.

Егеря не стали укреплять захваченное ими побережье Мотовского залива, собираясь продолжать наступление. Это давало возможность продолжать высаживать в тыл немцам тактические десанты и диверсионные отряды. В Ура-Губе давно находился батальон пограничников, которые отлично знали местность и обладали необходимыми для десантников навыками. Их-то и решили высадить на западный берег губы Западная Лица, чтобы отвлечь силы противника от готовившейся к наступлению 52-й стрелковой дивизии.

Задача высадить второй десант была поставлена перед командованием ОВРА уже как сама собой разумеющаяся. Каперанга Платонова и комиссара ОВРа Новожилова вызвал командующий флотом и сообщил, что генерал-лейтенант Фролов просит забросить противнику в тыл батальон пограничников. Нужно высадить их в Западной Лице и быть готовыми снять обратно, в случае если немцы оттеснят десантников к берегу. Пограничники получили задание — перейти реку и после кратковременного рейда в тылу врага соединиться с частями 52-й дивизии.

В ночь на 8 июля, когда солнце в Заполярье светило почти как днем, отряд высадочных средств принимал на корабли пограничников в устье реки Урица. Погрузка шла почти как на учениях. Из первой высадки Платонов сделал определенные выводы, и в качестве высадочных средств вместо мотоботов теперь использовались хорошо проявившие себя катера МО. В роли транспортов оставили тральщики и сторожевые корабли. Причем если в прошлый раз людей грузили и на буксируемые за тральщиками мотоботы, то теперь их отсутствие Платонов компенсировал, посадив на корабли в два раза больше людей.

Отказались и от «Грозы» как флагманского корабля. Хотя он и обладал техническими средствами для управления отрядом кораблей и хорошей артиллерией для поддержки десанта, но был кораблем сравнительно крупным, а значит, приметным. Командующий ОВРОМ, опять возглавивший высадочный отряд, полагал, что вторая высадка может пройти не так гладко, как первая. Как заявил потом сам Платонов, «на узком фронте высадки, где все происходит в считаные минуты и на виду у командира, управлять боем при тогдашних технических средствах связи было удобнее не по радио, а с быстроходного катера, подавая команды голосом».

Артиллерийскую поддержку десанта возложили на тральщики и катера МО. Решили, что идти кораблям к месту высадки лучше в рассредоточенном ордере — так легче и обороняться от самолетов, и уклоняться от подводных лодок. Исходя из этих соображений, отряд был составлен из двух тральщиков и трех катеров МО, хотя транспортировал такой же, как и в первый раз, по численности батальон.


Десанты 1941 года

Десантники высаживаются на берег.


В течение часа без единого выстрела отряд благополучно высадил пограничников и лег на обратный курс. В этот раз корабельного дозора Платонов уже не оставил, а для связи с десантом каждую ночь посылал к месту высадки два мотобота. Они доставляли боеприпасы и продовольствие, забирали раненых, трофеи, военнопленных и получали сведения о складывающейся обстановке.

С десантниками отправился и сам начальник погранвойск Мурманского округа полковник Синилов. Однако отряду не удалось проникнуть в немецкий тыл. Попытка переправиться через реку Большая Лица окончилась неудачей. Батальон был отброшен пулеметным и минометным огнем егерей. Сменив место и перейдя южнее, Синилов сделал еще одну попытку переправиться через реку, уже при огневой поддержке артиллерии 52-й дивизии. Но егеря занимали западный берег довольно плотно на всем протяжении правого фланга дивизии и снова сорвали попытку переправы.

Рейд пограндесанта по тылам противника оказался неудачным и закончился на четвертые сутки. Отряд дважды пытался пересечь реку Западную Лицу и отступил к месту высадки. Операцией по снятию десанта руководил начальник штаба ОВРа капитан 3-го ранга Мещеряков. Под прикрытием корабельной артиллерии катера МО приняли десантников на борт и, пользуясь ночным затишьем в воздухе, доставили в Ура-Губу.



Только ознакомительный фрагмент
доступ ограничен по требованию правообладателя
Купить книгу "Десанты 1941 года"

Десанты 1941 года