на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement





Только ознакомительный фрагмент
доступ ограничен по требованию правообладателя
Купить книгу "Десанты 1941 года"

Контрнаступление Никишина

(Ночь на 9 июля)


Генерал-майор Никишин также решил не переносить КП дивизии дальше в тыл, опасаясь потери управления дивизией и того, что немцам в результате удастся окружить полки. Штаб дивизии и политотдел заняли по приказу Никишина круговую оборону, а к штабу дивизии была подтянута мотострелковая рота разведывательного батальона, вернее, два ее взвода, имевшиеся в наличии. Чуть позже, сразу после возвращения из-за линии фронта, где он находился в разведывательном поиске, к КП был подтянут и третий взвод, лейтенанта Малышева.

Командование ротой принял на себя командир разведбата майор Худалов, Учитывая, что немцы приблизились к КП дивизии на 150 метров, не успев подтянуть при этом минометы, и имеют у себя на фланге 7-ю роту 58-го полка, занимающую устойчивую позицию на скалистом гребне, Худалов принял решение отбросить егерей контратакой. Весь состав разведроты имел автоматы, что на короткой дистанции давало ему преимущество над егерями, вооруженными в основном карабинами.

Приказав бойцам оставить в районе КП все, кроме автоматов, запасных дисков и гранат, Худалов развернул роту в цепь, намеренно став в центре, чтобы его видели все бойцы. Правофланговый взвод повел старший лейтенант Гальчук, левофланговый — лейтенант Малышев.

Атака была начата по свистку, без единого выстрела. Заранее предупрежденные и физически хорошо подготовленные разведчики бросились к позициям егерей бегом, не — пригибаясь и не останавливаясь, со всей быстротой, на которую только были способны.

Атака с короткой дистанции оказалась для немцев полной неожиданностью. Прежде чем егеря успели среагировать на атаку и сосредоточить на атакующей цепи огонь, разведчики преодолели половину отделявшего их от противника расстояния, после чего быстро залегли и открыта по позициям егерей шквальный огонь из автоматов, под прикрытием которого продолжили короткими бросками сближаться с противником. Егеря не выдержали плотного огня ручных пулеметов и автоматов и стали поспешно отходить с небольшого перевала, с которого они обстреливали КП дивизии.

При этом станковые пулеметы им пришлось бросить. Отойдя на запасную позицию, которую егеря всегда имели позади себя на такой случай, они смогли прижать разведчиков к земле огнем прикрывавшего их взвода.

Но перевал был захвачен и непосредственная угроза КП дивизии была ликвидирована. Разведчики спешно закрепились на перевале, после чего Худалов попробовал наладить связь с 7-й ротой, оказавшейся теперь его соседом. Однако с гребня, на котором она находилась, почему-то стреляли в восточном направлении. Решив, что соседи прозевали атаку разведроты и отход егерей, Худалов направился к гребню в сопровождении Малышева и нескольких бойцов и уже издали матом стал объяснять 7-й роте, что они ведут огонь по своим.

Это его и спасло. С гребня прозвучало не менее цветистое немецкое выражение, после чего группа майора была обстреляна из пулемета трассирующими пулями. Прячась за валунами, разведчики вернулись обратно на перевал, после чего Худалов передал командование ротой Гальчуку, а сам отправился в тыл дивизионных позиций выяснять, куда откатилась 7-я рота.

Это ему удалось сделать, отыскав начальника штаба 58-го полка капитана Салтыкова. Оказалось, что 7-я рота успела уже отойти на два километра и закрепилась позади КП дивизии.

От пленных стало известно, что еще днем 6 июля у высоты 258.3 сосредоточился усиленный батальон 138-го горноегерского полка. Его удар по северной группе артиллерии должен был способствовать успеху главных сил того же полка, наступавших в районе моста.


Десанты 1941 года

Стрелковые роты разведбатов были вооружены автоматами.


К вечеру положение на флангах дивизии стабилизировалось:

2-й батальон 58-го СП и 3-й батальон 205-го успешно избежали окружения, а северная и южная артиллерийские группы отбили натиск егерей на свои позиции. Учитывая это, Никишин счел возможным к исходу суток перейти в контрнаступление.

Удар планировалось нанести силами находившегося во втором эшелоне 112-го полка при поддержке части батальонов 58-го и 205-го полков. Времени на подготовку удара было отведено не более трех часов. Проведенные перед началом контрнаступления поиски разведчиков показали, что основные силы противника по-прежнему сосредоточены на стыке 205-го и 58-го полков, при этом оба фланга 205-го полка остаются охваченными немцами. В целом противник к вечеру заметно выдохся, и бои шли только с небольшими группами егерей. Штаб армии, планировавший контрудар на следующий день, в конце концов согласился с предложением Никишина начать наступление немедленно.


Десанты 1941 года

Танкисты готовятся к атаке.


В данном случае быстрый переход в наступление был оправдан — основной удар планировалось наносить свежими силами, по противнику, который еще не успел перегруппироваться после неудачных атак. Позиции егерей после продолжавшихся весь день попыток охватов и прорывов в тыл оказались слишком растянуты и явно не годились для отражения контрудара. К тому же в азарте продолжавшегося весь день наступательного боя егеря еще не сообразили, что их новые позиции находятся на местности, позволяющей применить танки.

О том, что егеря явно увлеклись наступлением, свидетельствовало и отсутствие должного количества пригодных для обороны огневых точек. На участке удара 112-го полка немцы имели только один расположенный на выгодной и хорошо укрепленной позиции крупнокалиберный пулемет. Для его подавления на прямую наводку был выведен бронеавтомобиль, которым командовал сержант Куликов — будущий министр черной металлургии УССР. Тремя снарядами Куликову удалось подавить пулемет, после чего началась атака роты плавающих танков разведбатальона, за которыми нанесли удар все 3 батальона 112-го полка, поддержанные огнем обоих артполков дивизии.

Несмотря на внезапный удар превосходящих сил противника, поддержанных танками, егеря совершенно не растерялись и быстро и организованно сосредоточились на высотах, у скоплений валунов и в прочих местах, удобных для обороны, в основном за пределами досягаемости танков. Но их вовремя не поддержала артиллерия. Своим же огнем егеря прижать наступающих к земле не смогли. Когда две вьючные батареи и минометы наконец открыли огонь, батальоны 112-го полка уже сошлись с противником на коротких дистанциях. Обилие валунов мешало эффективному применению гранат. То и дело за укрытиями завязывались рукопашные схватки. Устойчивость егерей усиленного батальона 138-го полка, противостоявшего натиску 112-го СП, в обороне оказалась просто феноменальной — и в этот момент они только несколько попятились на некоторых участках, сохранив линию боевых порядков. Бой принял затяжной характер. Но Никишин, успевший за три дня боев оценить боевой опыт егерей, предвидел такую возможность. По его приказу, около 2 часов ночи в контратаку перешли батальоны 205-го и 58-го полков, благо немцы теперь ослабили свои позиции у стыка полков.


Десанты 1941 года

Бойцы одного из отличившихся подразделений.


Первый раз за время боев на Лицском плацдарме егерям пришлось переворачивать фронт. Сделать это правильно в такой сложной обстановке они уже не смогли. В их боевых порядках на направлении обоих ударов возникли разрывы, в которые стали проникать группы советских солдат. Егеря упорно сопротивлялись в течение еще трех часов, но их положение теперь неуклонно ухудшалось. Ударами с двух сторон группы егерей все больше отжимались друг от друга, над ними нависла угроза окружения. Около 5 часов утра егеря, неся непрерывные потери от огня атакующих и поддерживающей их артиллерии, утратили способность оказывать эффективное сопротивление на занимаемых позициях. Начался отход к реке, который проводился достаточно организованно, под прикрытием выставленных заслонов, имевших достаточное количество ручных пулеметов. Батальоны не стали сминать немцев, что было бы сопряжено с лишними потерями.

Вместо этого отходивших к реке егерей сосредоточенным ударом накрыла артиллерия.

После этого отход быстро превратился в беспорядочное бегство. Егеря стали отступать на противоположный берег Западной Лицы. Отход начался и на других участках. К утру 9 июля дивизия восстановила положение, утраченное в ходе трехдневных боев.

На поле боя было захвачено несколько десятков пленных, найдено много оружия и трупов вражеских солдат. Захваченное оружие было передано Северному флоту для вооружения десантных отрядов моряков. Потери егерей во время этого контрудара, безусловно, являются одними из самых значительных за все время боевых действий на Лицском плацдарме. Советские источники оценивают их в 1500 человек,

Как ни странно, но при допросе пленных никто так и не разобрался, откуда в ближайший тыл дивизии попал вражеский батальон. Никто почему-то не вспомнил о донесении командира подразделения, столкнувшегося с егерями у фактории Большая Лица еще 4 июля. И этот участок обороны дивизии так и остался неприкрытым. Даже после того как стало ясно, что немцы систематически применяют тактику обхода боевых порядков и ударов по тыловым службам и группам огневой поддержки, штаб дивизии так и не наладил нормальную охрану занимаемого участка.

Контрудар 52-й дивизии, проведенный под руководством генерал-майора Никишина в ночь на 9 июля, был единственным удачным контрнаступлением за все время боев на Лицском плацдарме, продолжавшихся больше двух месяцев. Но командование 14-й армии и Северного фронта имело свои взгляды на развитие событий и решило, что генерал-майор Никишин будет более полезен в роли командира 14-й дивизии, игравшей в боях откровенно вспомогательную роль, нежели командуя 52-й дивизией, являвшейся, по сути, «ключом» к Мурманску. При сменившем его на этой должности присланном из штаба ЛенВО полковнике Вещезерском, никогда не спорившем со штабом армии, дивизия не смогла провести ни одного удачного контрнаступления и с большим трудом смогла частично удержать занимаемые позиции.



Только ознакомительный фрагмент
доступ ограничен по требованию правообладателя
Купить книгу "Десанты 1941 года"

Десанты 1941 года