home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА XI

Огонь Ареса

Лисандр вместе с Тимеоном и Страбо подошли к казарме. — Мы будем жить здесь? — спросил Тимеон, разглядывая стоявшее перед ними здание. — Оно не радует глаз. Могли бы построить и получше, правда?

Лисандр был вынужден признать, что друг прав. Казарма представляла собой огромное квадратное деревянное одноэтажное здание. Он видел лишь две стены, но на каждой из них были двери и ряд окон, расположенных гораздо выше человеческого роста.

— Подождите здесь, — велел Страбо и исчез в казарме.

Глядя на здание, Лисандр уже стал сомневаться, правильный ли сделал выбор. Он будет жить здесь, пока ему не исполнится восемнадцать. Почти шесть лет! Питаться, спать, учиться и тренироваться вместе с другими своими сверстниками.

«Неужели я действительно смогу это сделать?» — спросил он себя.

— Наши илоты не могли поверить своим ушам. Ты — спартанец! Стоило увидеть лицо Агестеса, — сказал Тимеон и произнес гулким басом надзирателя: «Надеюсь, он подойдет им для мишени».

Лисандр рассмеялся, но сразу посерьезнел, увидев, как из казармы вышел Страбо в сопровождении другого человека.

— Да он мощнее самого Геракла! — прошептал Тимеон.

Лисандр согласно кивнул. Когда они приблизились, Лисандр был вынужден поднять голову, чтобы видеть лицо незнакомца. Его щеки заросли густой темной бородой, один глаз закрывала повязка. Верхняя половина левого уха отсутствовала, и Лисандр не мог оторвать глаз от зазубренного розового шрама.

— Лисандр, это Диокл. Он воспитатель в этой казарме. Диокл будет твоим наставником во время обучения. — От того, как Страбо произнес слово «наставник», Лисандру стало не по себе.

— Итак, полукровка, — проворчал Диокл, — видно, ты уже считаешь себя спартанцем.

— Я?.. — Лисандр не понял, что хотел этим сказать воспитатель.

— Парень, взгляни на свои волосы. Ты отпустил их до самых плеч. Только спартанским воинам и женщинам дозволено носить такую прическу. Придется постричься. Это твой раб? — Диокл жестом указал второго юношу.

— Его зовут Тимеон, — ответил Лисандр.

Диокл ударил ребром ладони Лисандра в грудь. Тот упал, ему показалось, будто на него налетел разъяренный бык. Наставник стоял над ним с покрасневшим от гнева лицом.

— Парень, тебе положено звать меня наставником, а я буду звать тебя илотом, когда захочу. Здесь жизнь твоего раба стоит еще меньше, чем твоя собственная. Понятно?

Лисандр был потрясен. Он бросил взгляд на стоявшего рядом Страбо. Диокл наклонился, взял Лисандра за подбородок и повернул лицом к себе.

— Тебе понятно? Лисандр согласно кивнул.

— Понятно, наставник!

Диокл отпустил его.

— Следуй за мной! — приказал он, направляясь к двери казармы.

Тимеон помог Лисандру встать.

— Ты не ушибся? — спросил он.

— Вроде нет, — ответил Лисандр.

Диокл скрылся в казарме, так что Лисандру с Тимеоном пришлось догонять его бегом. У двери Лисандр обернулся, чтобы проститься со Страбо, но слуга Сарпедона был уже далеко.


К их удивлению, внутри здания стояла прохлада. Они оказались в небольшой прихожей, слева и справа от которой располагались двери. «Наверное, это спальни», — подумал Лисандр.

Он заметил, что форма здания отнюдь не квадратная. Центральную тренировочную площадку окружали четыре длинных стены.

— Сюда, — велел Диокл, и повел их прямо к площадке. Потом приглашающим жестом развел руки в стороны: — Добро пожаловать!

Здесь тренировалось много ребят. Слева боролись двое, обхватив друг друга руками. Оба кружили, выискивая для нападения удобный момент и поднимая ногами столбы пыли. Один мальчик подставил второму подножку, движением бедра опрокинул его на землю и оседлал. Потные тела обоих были серыми от пыли.

Прямо перед Лисандром располагалась деревянная рама, с которой на разной высоте свисали кольца разных размеров. Ученики, выстроившись один за другим, деревянными шестами пытались попасть в кольца. Лисандр подумал, что это, наверное, упражнение с копьями. Один ученик несколько раз умело ткнул в отверстия шестом, не задев колец.

— Отличные удары в голову, — похвалил Диокл. — Мозги противника уже на конце твоего копья.

В центре площадки юные спартанцы выстроились в две шеренги. Одна из них нападала на вторую с деревянными мечами в руках, а та защищалась круглыми плетеными щитами. Спартанцы проделывали явно давно отработанные движения, обе шеренги соблюдали порядок и симметрию. Вслух громко вели отсчет, добиваясь согласованных движений.

Мечи врезались в щиты с силой, достаточной, чтобы раздробить кости. На Лисандра это произвело впечатление.

Ребята слева парами поднимали тяжести. Один из них присел у камня величиной с арбуз и, обняв его руками, попытался оторвать от земли. У него на лбу выступили вены. Наконец, издав вздох, юноша выпрямился и опустил камень на помост, расположенный на уровне его головы. Затем тот же камень взял в руки его напарник, добежал до столба, находившегося в нескольких шагах от помоста, и вернулся назад. Ученики повторили это упражнение несколько раз.

«Смогу ли я поднять такой камень?» — спросил себя Лисандр.

— Эй, вы оба! Прочь с дороги, — крикнул кто-то, и Лисандр, обернувшись, увидел, как на него со всех ног бежит парень. Потом тот оттолкнулся от земли и, пролетев по воздуху, приземлился в песочной яме.

— Вот здесь ты будешь тренироваться. А на улице маршировать, метать копье и диск.

Пробиваясь через толпу, Лисандр понял, почему спартанцы так сильны. Вся мужская часть населения Спарты проходила через это. Почти каждый день, каждый год и так от семи до восемнадцати лет. Спартанские мужчины продолжали тренироваться и жить вместе до тридцати лет. Только после этого им разрешалось заводить собственный дом. Тимеон держался рядом с Лисандром.

— Такое впечатление, будто ты мышь, окруженная кошками.

Лисандр уже собирался ответить, когда заметил нечто необычное. В дальнем углу площадки висел какой-то парень, привязанный за руки к верхней части столба. Его ноги болтались над землей, обнаженное туловище блестело от пота, мышцы на руках раздулись. Но лицо парня не выражало никаких эмоций.

— Наставник, как долго он там? — спросил Лисандр.

— Кто? — поинтересовался Диокл, затем заметил, куда смотрит Лисандр. — А, это Драко. Он все еще висит? Наверно, уже пора снимать.

Диокл подошел к столбу и отвязал веревку. Парень приземлился на колени.

— Спасибо, наставник, — сказал он низким голосом и выпрямился. У Драко была прекрасно развитая мускулатура, и ростом он был не ниже Сарпедона.

— У него руки такие же широкие, как мои ноги! — шепотом сказал Тимеон.

— Вчера Драко поймали за пределами казармы после наступления темноты. Ему не хватает еды, поэтому он промышляет воровством. Конечно, это неплохо, но он по глупости дал себя поймать. За что его и наказали, — пояснил наставник.

Диокл говорил небрежно, будто речь шла о погоде.

Группа ребят, к которой они подошли, занималась борьбой «один против всех». Один из учеников стоял спиной, а другие с разных сторон наносили ему удары кулаками и ногами.

— Так спартанцы учатся противостоять нескольким противникам одновременно, — пояснил Диокл. — На поле битвы не жди, что враг сразится с тобой один на один.

Стоявший спиной как раз развернулся и осыпал нападавших ответными ударами. Те один за другим растягивались на земле, но уцелевшие продолжали наступать.

Лисандр заметил, что одиночка устает. Он тяжело дышал. Наконец одному из нападавших удалось обхватить его за талию и повалить на землю. Остальные тут же бросились на поверженного.

«Теперь они уж точно до него доберутся», — подумал Лисандр и оказался неправ!

Издав громкий крик, одиночка высвободился и сбросил с себя нападавших, потом с торжествующим видом взглянул на них и покинул площадку. Тут он заметил Лисандра, и его лицо приняло холодное выражение.

По темным сверкавшим глазам, изгибу губ и надменной походке Лисандр узнал его и отшатнулся.

— Что случилось? — спросил Тимеон.

— Это тот парень, — промолвил Лисандр. — Он был вожаком громил, с которыми я столкнулся вечером в переулке.

— Достаточно, — громко сказал наставник. — Молодец, Демаратос. Ты снова проявил себя. Твоя группа сегодня вечером получит дополнительное питание. — Диокл громко обратился к ученикам: — Спартанцы!

Все тут же замерли.

— К нам прибыл новый ученик. — Лисандр заметил, что спартанцы начали буравить его взглядами, но яростнее всего горели глаза Демаратоса. — Его зовут Лисандр. Отныне он будет жить в казарме. — По толпе пронесся ропот, а Демаратос приподнял бровь. — Лисандр определен в группу принца Леонида, я уверен, что вы устроите ему… теплый прием.

Все рассмеялись.

Демаратос подошел к Лисандру. Под пристальным взглядом единственного глаза Диокла он протянул Лисандру руку.

— Добро пожаловать в казарму, Лисандр. Если тебе что-нибудь понадобится… — Демаратос до боли сжал пальцы Лисандра… — дай мне знать.

Лисандр тоже сжал руку Демаратоса, но тот оказался сильнее. Лисандр испытал облегчение, когда спартанец отпустил его и вернулся к своим друзьям.

Юноша заметил, что на него смотрит светловолосый парень. Тот был высокого роста и крепко сложен. Он осторожно приблизился к Лисандру.

— Не обращай на него внимания, — сказало он, взглянув на Демаратоса с кривой усмешкой. — Он любит командовать.

Светловолосый парень не стал разговаривать с Тимеоном. Казалось, будто илот превратился в невидимку.

Лисандру хотелось пообщаться еще, но Диокл взял его и Тимеона за локти, и они покинули тренировочную площадку через другие ворота, которые вели в жилище наставника.

Там Диокл порылся в корзине, вытащил из нее кусок грязной ткани и бросил его Лисандру.

— Надень это, — приказал он.

Лисандр расправил тяжелую шерстяную ткань и сообразил, что это такое.

«Мой первый спартанский плащ!»

Он набросил плащ на плечи и застегнул его деревянной пряжкой, которую ему протянул наставник. Плащ был грубым и пыльным, от него пахло потом и плесенью, но Лисандр не обратил на это внимание. Он испытывай странное ощущение. Ему казалось, что он обрел защиту. И еще он заметил, что Тимеон странно поглядывает на него.

— Потребуется время, чтобы я привык к тебе в этом плаще, — сказал Тимеон. Затем, сморщив нос, добавил: — Видно, его давно не стирали!

Диокл фыркнул.

— Спартанскому мальчику в начале года выдают один и только один плащ. Ты будешь в нем тренироваться, спать и столоваться, так что береги его.

Лисандр опустил глаза на оборванные края плаща.

Диокл приподнял бровь и взглянул на Тимеона.

— Раб, твоя забота — следить за чистотой и опрятностью его вещей, а также готовить ему еду вместе с другими илотами. А ты, Лисандр, обязательно поколоти его, если тебя не устроит, как он выполняет свои обязанности. Если илотов не наказывать, они совсем обленятся.

— Понял, наставник! — сказал Лисандр и улыбнулся Тимеону.

Диокл вытолкал их за дверь, и они очутились в спальне.

Это было длинное помещение с низким потолком и голыми поперечными балками. Места для сна располагались вдоль стен. Сейчас здесь никого не было.

Пока они шли, Лисандр обратил внимание на то, что пожитки спартанцев были почти одни и те же: простой деревянный сундук для вещей, пара кожаных сандалий, свернутый плащ, а также дополнительное одеяло. У изголовья каждой из низких кроватей покоился круглый щит, а рядом с ним лежало разное обмундирование.

Лисандр узнал полированный нагрудник и что-то вроде полого наплечника. Места для сна походили бы одно на другое, если бы некоторые кровати не украшал какой-нибудь талисман или вырезанный из дерева предмет.

«Наверно, эти вещицы напоминают им о семьях», — подумал Лисандр.

Когда они прошли три четверти спальни, между кроватями появился просвет.

— Твое место будет здесь, — указал Диокл.

Лисандр изумленно замер — перед ним была голая земля.

— А где же моя кровать? — спросил он.

— Я тебе не мать, устраивайся сам, — ответил наставник. — А ты чего хотел — матрас из лебяжьего пуха? Здесь воспитывают спартанцев, а не афинских болтунов! Большинство ребят собирают у реки камыш. Он вызывает зуд, но зато хотя бы согреешься, пока будешь чесаться. Возвращайся до того, как зазвонит колокол на обед.

Надзиратель удалился. Лисандр взглянул на Тимеона. И что в его жизни изменилось?


ГЛАВА Х | Огонь Ареса | ГЛАВА XII