home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА XXI

Огонь Ареса

Настал вечер праздничных состязаний.

— Лисандр пристегивал потрепанный нагрудник. Хотя Тимеон наводил блеск, как мог, ему не удалось скрыть следы того, кто учился здесь годом раньше Лисандра. Нагрудник был Лисандру тесен, сдавливая грудь тугими ремнями. Доспехи Демаратоса сверкали, точно солнце. Все ученики надели красные плащи, символизировавшие переход к следующей ступени их подготовки. Все, кроме Лисандра. Ему по-прежнему приходилось довольствоваться потрепанным снаряжением Атандроса.

— Ты позоришь казарму, — хмыкнул Демаратос.

Кое-кто обернулся на это замечание, но в основном все были заняты подготовкой к парадному шествию.

— Важна не одежда, — ответил Лисандр, — а то, каков ты сам.

— Что ж, тебе следует быть как можно лучше, — заметил Прокл.

Скрипнула дальняя дверь казармы. Это был Тимеон с узлом из мешковины, который он бережно опустил на кровать.

— Что там у тебя? — спросил Лисандр. Друг отдышался не сразу.

— Почему бы тебе самому не взглянуть? — ответил он вопросом на вопрос.

Лисандр наклонился, развернул мешковину и открыл рот от изумления. Перед ним лежал упругий кожаный нагрудник, покрытый слоем бронзы. Серебристыми линиями на нем была изображена голова льва. И это еще не все: в узле были поножи его размера и латы для рук. На них тоже была изображена львиная лапа.

Венчал снаряжение шлем с гребнем. Все было сделано руками изумительного мастера. И еще в узле был меч в ножнах и усеянный серебром пояс.

«Глазам своим не верю», — подумал Лисандр. Подняв голову, он увидел, что Тимеон улыбается во весь рот.

— Это Страбо принес от Сарпедона, — сообщил он. — Эти доспехи принадлежали его сыновьям, когда те проходили здесь подготовку.

— Мой дед вернулся? — спросил Лисандр, проверяя, насколько тяжел меч. В его отполированной поверхности он видел свое отражение.

— Да, — ответил Тимеон. — Страбо говорит, что два эфора и царь вернулись верхом. Воины отстали от них на целый день.

С помощью Тимеона Лисандр надел доспехи. Они были просто созданы для него. Юноша понимал, что это значит. Это был не просто подарок. Так Сарпедон давал всем знать, что Лисандр приходится ему внуком. Скоро всем все станет известно.

Аристон и Прокл уставились на него.

— Это ведь знак Торакиса из дома Сарпедона, — сказал Прокл, удивленно глядя на приятелей. — Должно быть, Лисандр…

Ему не дали договорить. Пробравшись через толпу, Демаратос оттолкнул его в сторону.

— Полукровка, чтобы победить сегодня, искусной работы оружейного мастера будет маловато.

— Что ж, — ответил Лисандр, — пусть победит лучший из спартанцев. — Он протянул Демаратосу руку, но тот отшвырнул ее и вышел из спальни. По рядам учеников прокатился робкий смешок.

— Я бы не стал обращать на него внимания, — заметил подошедший Орфей.

Лисандр подумал о том, как хромой спартанец перенесет этот вечер. Ведь из-за ноги он не сможет принять участия в церемонии открытия соревнования. Но Орфей удивил его.

— Вот, — сказал он Лисандру, протягивая ему свой новый плащ, — возьми.

Плащ спартанца олицетворял могущество и мощь всей Спарты. Для спартанского воина такой плащ был второй кожей. Лисандра до глубины души тронул подарок Орфея.

— Нет, я не могу…

— Не валяй дурака, — прервал его Орфей. — Не станешь же ты носить это рванье с новыми доспехами. Пожалуйста, возьми. Ты окажешь мне честь. Только не забудь, что обязан победить.


Строй учеников подошел к храму Ортии как раз к началу соревнований. Стоял безоблачный вечер, в отполированных щитах отражался свет луны и звезд. Дорогу к храму с обеих сторон освещали факелы, легкий ветерок доносил запах благовоний.

Сегодня Лисандр гордился тем, что был спартанцем, но еще больше он гордился тем, что представлял команду принца Леонида.

Вдоль трех узких полос травы, окаймлявших парадную площадь, выстроились зрители. Большинство из них составляли матери и отцы учеников, но было и немного богатых периэков. Повсюду сновали рабы-илоты, покупая закуски и напитки своим хозяевам.

У четвертой стороны парадной площади возвышался сам храм. Лисандр раньше видел его лишь издали, красные колонны сверкали на солнце: шесть колонн спереди и тринадцать вдоль одной стороны. С близкого расстояния храм казался самым великолепным зданием из тех, которые доводилось видеть Лисандру.

Над каменных пилонах были изображены сцены охоты: лучник готовился выстрелить в оленя, окруженного собаками. Лисандру очень хотелось узнать, что там внутри храма. Но он знал, что его внутрь не пустят. Только жрецам и посвященным дозволялось наблюдать за мистериями[28] в честь богини Артемиды Ортии.

Раздался звон цимбал, и Диокл приказал ученикам остановиться. Зрители умолкли, все взоры устремились к храму.

Между центральных колонн, расположенных перед входом в храм, появились пять молодых девушек-жриц, одетых в сверкающие белые туники. Лисандру показалось, будто они скользят по ступеням.

Три девушки несли венок из листьев оливкового дерева, одна держала в руках глубокую чашу. У пятой жрицы в руках была кифара — священная лира. Когда четыре жрицы встали по обе стороны алтаря, пятая начала перебирать струны кифары. Раздались чистые звуки — музыка была восхитительна. Четыре жрицы принялись петь. То были священные слова молитвы, возносимые богине Артемиде Ортии:

Услышь нас, хранительница этого святилища

и Спарты.

Услышь нас, Артемида Ортия.

Мы всегда чтим богов, но сегодня чтим

тебя выше всех.

Благослови юных,

Отдавших себя в твои руки во имя Спарты.

Благослови их копья, их щиты, их кровь.

Мы молим юношей пролить эту кровь

за тебя на поле боя.

Когда молитва близилась к концу, из храма вышел высокий, облаченный в мантию человек, его сопровождали два юных спартанских воина с открытой грудью, оба были в расцвете сил. Лицо жреца скрывала терракотовая маска, говорившая о том, что он посвятил себя Ортии.

Жрец приблизился, жрицы беззвучно удалились, он остался один перед алтарем. Подняв руки, жрец заговорил певучим голосом:

— Именем Ортии, покровительницы молодых, приведите жертву!

Позади храма раздалось глухое мычание. За веревку привели огромного белого вола, который окинул толпу зрителей тяжелым печальным взглядом. Рога вола были выкрашены золотой краской, его бока пометили красными пятнами.

«Видно, вол и не догадывается, что его скоро зарежут», — подумал Лисандр. Животное стояло совершенно спокойно, когда жрец достал длинный, инкрустированный сверкающими драгоценными камнями нож, и поднес его к горлу вола.

— Могущественная Ортия, мы приносим тебе в жертву эту тварь с наших полей и просим тебя благословить сегодняшние празднества!

Жрец гладил вола по голове, двое спартанцев встали по обе стороны животного. И тут жрец стремительным движением вонзил нож в горло вола. Того пронзила судорога боли, но двое спартанцев не дали жертве вырваться.

Лисандр видел, как жрец повернул руку и вытащил лезвие. Когда острие вышло из подгрудка животного, на землю устремился фонтан крови и окропил ноги жреца. Передние конечности вола не выдержали, он опустился на землю и завалился на бок, закатив глаза. Поток крови медленно иссякал.

Тогда к волу приблизилась жрица с чашей и наполнила ее густой жидкостью. Лисандр невольно вспомнил Като, которого зарезали столь же хладнокровно, как и это животное.

«Не забывай, откуда ты, — твердил он себе. — Стань гордостью илотов!»

Когда юноша поднял голову, вол лежал на пыльной земле неподвижно, только его грудь медленно вздымалась. Опустившись на колени рядом с животным, жрица наполнила кровью неглубокую чашу. Мясо вола съедят во время празднества, кости и внутренности принесут в жертву богам и сожгут.


Огонь Ареса

Настало время парада. Юные спартанцы выстроились перед толпой зрителей, держа в руках копья и щиты. Среди моря лиц Лисандр не увидел Сарпедона, хотя и знал, что тот должен быть здесь.

Звон цимбал возвестил, что пора начинать. Барабаны принялись отбивать такт.

Лисандр и другие ученики одновременно двинулись вперед, выполняя выпады и парируя воображаемые удары. Лисандр хорошо знал свою задачу. Ему не нужно было смотреть по сторонам, к тому же узкие щели в шлеме позволяли видеть впереди идущего ученика.

К концу представления Лисандр взмок, но был счастлив. Зрители выражали свой восторг радостными криками.


Когда общая часть закончилась, от учеников отделились две команды и стали готовиться к соревнованиям по борьбе.

Яму размером в двадцать квадратных футов наполнили песком и разровняли. Лисандр стоял у ее края и готовился, натирая туловище и ноги маслом, — это позволяло избегать захватов противника.

По жребию Лисандру предстояло бороться с Синоном, ловким и хитрым спартанцем из команды Демаратоса. Но Лисандр был уверен в себе. Он видел, как Синон боролся в казарме, и считал, что сможет его одолеть и без Огня Ареса. Но Тимеон ошарашил его неприятной новостью.

— Синону пришлось выйти из команды Демаратоса, — сообщил ему друг. — Так что его заменят кем-то другим.

Лисандру не понравился тон Тимеона. Он обернулся.

— В чем дело? Что ты от меня скрываешь?

— Ну… гм… его заменят… настоящим великаном. — Тимеон растерянно вытирал руки куском ткани.

— Он и правда такой огромный? — спросил Лисандр, подавляя тревогу.

— Еще какой, — ответил Тимеон, указывая куда-то за плечо.

Лисандр резко обернулся и увидел спартанца, который был на голову выше остальных членов команды Демаратоса.

Драко!

«Значит, он выздоровел после порки! И Драко не участвовал в параде».

Лисандру показалось, что вся его кровь превратилась в воду и понемногу вытекает из тела.

— Не отчаивайся, — успокаивал друга Тимеон. — Ты ведь знаешь, как говорят: «Чем выше дерево, тем больше грохот в лесу, когда оно валится».

— Знаю, — ответил Лисандр, распрямляя плечи и стараясь придать своему голосу уверенность.

Тимеон робко улыбнулся и крепко похлопал его по плечу.

— Удачи!

Лисандр ступил в песчаную яму. Драко уставился на него с противоположного конца. Толпа бурно приветствовала обоих.

— Привет, Лисандр, — сказал Драко. — Тебя покарают боги за то, что ты мне сделал.

— О чем ты говоришь? — удивился Лисандр.

Но тут между ними появился судья.

Это был молодой человек в короткой белой тоге, отделанной красным кантом. В руке он держал тонкий гибкий прут из вяза, которым он должен был разводить соперников.

— Уверен, вы оба знаете правила. Победит тот, кто наберет три очка. Очко присуждается тому, кто положит соперника на лопатки или заставит его выйти за пределы ямы. Очко присуждается так же и тому, чей соперник попросит приостановить бой.

Лисандр последний раз огляделся, пытаясь обнаружить в толпе лицо Сарпедона. Но если тот и был здесь, то решил остаться незамеченным.

Арбитр продолжил:

— Нельзя наносить удары в пах, выдавливать глаза и кусаться. Все остальное дозволено. Почитайте богов и будьте смелыми.

Судья поднял прут, толпа оживилась и начала подбадривать соперников. Борьба началась.

Лисандр услышал голос Тимеона: «Лисандр, ты одолеешь его!» Но он расслышал и голос Демаратоса: «Раздави его, Драко. Пусть пожалеет о том, что оставил поля!»

Лисандр сглотнул и взглянул на стоявшего перед ним великана. Он видел перекрещивающиеся шрамы на плечах соперника и его огромные мышцы. Драко широко улыбнулся, у него во рту не хватало нескольких зубов.

Оба соперника двигались по кругу. Лисандр смотрел на могучий торс соперника.

«Я уже подошел достаточно близко, — подумал он. — Нет смысла держать дистанцию, которая дает ему преимущество».

Лисандр бросился вперед и двинул локтем по ребрам Драко. Великан даже не шелохнулся. Он развернул Лисандра, ухватив его за пояс. Тот понял, что попал в ловушку, так как оказался спиной к сопернику.

— И это все, илот? — прошептал Драко Лисандру в самое ухо, зажимая его крепче. — Демаратос рассказал мне, что ты сделал. Это ты донес на меня Диоклу!

Лисандр хотел ответить, но не смог. Драко оторвал его от земли, дышать стало трудно. Лисандр не мог шевельнуть руками, а его ноги болтались в воздухе.

И тогда он наклонил голову вперед, а затем затылком нанес резкий удар Драко в лицо. Тот взвыл — Лисандру удалось расквасить ему нос. От боли Драко отпустил противника. Как только ноги Лисандра коснулись земли, он ухватил Драко за лодыжку и резко потянул его ногу вверх и на себя. Словно подрезанная сосна, Драко повалился на землю. Он был беспомощен. Лисандр навалился на великана и прижал к песку.

— Лисандру присуждается одно очко, — громко объявил арбитр.

Болельщики Лисандра радостно завопили. Раскрасневшийся Драко, сбросил его с себя, точно одеяло.

— Тебе повезло, — пробормотал великан с перекосившимся лицом.

— Послушай, Драко. Я ничего не говорил Диоклу. Демаратос врет!

— Второй раунд! — объявил судья, взмахнув прутом.

На этот раз Лисандр бросился Драко под ноги и руками обхватил его колени. Но великан замер на месте, словно валун, Лисандру не удалось даже сдвинуть его.

Драко высвободился и завел руку Лисандра тому за спину, поднимая все выше и выше. Руку, локоть и плечо Лисандра пронзила боль. Он чувствовал, как натягиваются сухожилия, и прибег к единственно возможному в таком положении выходу.

— Остановите бой! — крикнул он, хлопая по ноге Драко свободной рукой. Юноше было трудно признать свое поражение, но только так он мог спасти руку. Драко еще раз повернул ее и отпустил Лисандра.

— Оба соперника имеют по одному очку, — произнес судья, когда борцы выпрямились. — Последний раунд!

— Ты одолеешь его, Лисандр!

Лисандр поднял голову, заметил Леонида, стоявшего рядом с Тимеоном, и в знак благодарности кивнул ему.

— Давай же! — крикнул Тимеон, размахивая кулаком.

Еще несколько голосов из толпы поддержали Лисандра, но их перекричал Демаратос:

— Выдерни ему руки, Драко!

— Помни, как тебя стегали плеткой! — добавил Аристон. — Не забудь, что он тебе сделал!

Лисандр снова оказался напротив великана. Оба настороженно ходили по кругу.

Гул толпы возрастал. Лисандр уже не слышал голосов Демаратоса и его дружков. Толпа перекрикивала их. В гул вливались все новые голоса зрителей, и тут Лисандр понял, что они болеют за него.

«Давай, Лисандр! Ты одолеешь его!» — кричали его фанаты.

Они ободряюще хлопали в ладоши и топали ногами.

На этот раз надо было действовать осмотрительнее. Лисандру было не одолеть Драко в открытой схватке. Необходимо было проявить смекалку, нанести встречный удар или обернуть силу великана в свою пользу.

Как только Драко бросался на него, Лисандр ускользал, и всякий раз из уст зрителей вырывался вздох. Соперник Лисандра уже передвигался не столь легко.

«Он устает!» — подумал юноша.

Настала пора брать инициативу в свои руки. Убедившись, что находится у края песочной ямы, Лисандр присел и сделал ложный выпад. Почувствовав благоприятную возможность, Драко ринулся вперед, неистово молотя одной рукой.

«Пора!»

Лисандр схватил вытянутую руку соперника и дернул за нее. Одновременно он увернулся и, пользуясь рукой Драко как рычагом, оторвал великана от земли. Потом снова дернул Драко за руку и перебросил его массивное тело через бедро. Спартанец рухнул на землю, подняв столб песка, и уже собрался встать, как судья помахал прутом перед его лицом.

Разгневанный великан смутился, когда судья указал на место, где находилась его нога — она пересекла границу песочной ямы. Состязание закончилось.

— Победил Лисандр! — громко объявил арбитр.


ГЛАВА XX | Огонь Ареса | ГЛАВА XXII