home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА XXV

Огонь Ареса

— Не надо! Чей-то голос нарушил тишину, в помещение ворвалась струя прохладного воздуха.

— Не надо! Пожалуйста!

Лисандр решил открыть глаза. Наставник застыл на месте, медленно опуская ногу. Юноша уставился на дверь.

— Не надо, прошу вас, он не сделал вам ничего плохого, — умоляла Кассандра.

Здесь что-то было не так, ведь девушка стояла к ним спиной, глядя в противоположную сторону, туда, где был стадион и храм.

Кассандру грубо оттолкнули, и в склад ворвались четыре илота. Двое были вооружены кинжалами, один держал в руке копье, а третий — деревянную молотилку, прихваченную с поля. Это был Нестор.

Не раздумывая, Нестор бросился вперед и, взмахнув молотилкой, ударил Диокла в челюсть. От мощного удара в голове наставника что-то треснуло, из его рта вылетели три зуба и отскочили от стены. Колени Диокла подогнулись, он рухнул на пол.

Неужели умер? Но из уст спартанца вырвался глухой долгий стон.

Илот с копьем подошел к Диоклу, достал кусок бечевки, и крепко связал ему руки.

— А ты иди сюда, — приказал Лисандру Нестор и поднял его с пола. Лисандр поморщился от боли, пронзившей сломанное ребро.

— Что происходит? — спросил Лисандр. Илоты не ответили, но все прояснилось, когда он вышел на улицу.

Храм выглядел совсем по-иному. Музыка больше не играла, ночной воздух сотрясали гневные крики, вопли ужаса, мольбы о пощаде. То и дело раздавались испуганные голоса.

Аккуратно расставленные столы были опрокинуты, и илоты носились среди спартанцев, стоявших у холма. Все рабы были вооружены — одни прихватили с собой серпы, ручки от плугов, мотыги, другие забрали оружие своих спартанских хозяев.

Лисандр давно мечтал об этом — восстании илотов.

Среди этой неразберихи в нескольких шагах от себя он заметил Кассандру. Ее платье было разорвано на плече. Три илота толкали девушку друг к другу, она ничем не могла себе помочь, белки ее глаз сверкали в темноте.

Лисандр хотел броситься к ней, но от боли в боку у него начался приступ тошноты. Юноша споткнулся о камень и на мгновение потерял девушку из виду. Перед его глазами плыли темные круги. Потом он заметил, что споткнулся не о камень, а о запутавшееся в красном плаще тело. Пытаясь встать, Лисандр увидел, как один из илотов повалил Кассандру на землю. Все трое рассмеялись.

— Нет! — крикнул Лисандр, но его голос был еле слышен. Голова кружилась, а ноги не повиновались.

Лисандр уперся кулаками в землю.

«Вставай!» — приказал он себе.

Смеявшийся илот, который повалил Кассандру, вдруг обернулся, и улыбка на его лице сменилась удивлением.

Лисандр увидел, как из живота илота хлынула кровь, и перед Кассандрой появился кто-то другой. Это был Демаратос. Поврежденную руку он прижимал к груди, а в другой его руке сверкал короткий меч, с которого капала кровь.

Демаратос бросился на илотов и заставил тех отступить. Лисандр восхитился его храбростью. Но к двум илотам присоединился третий, затем четвертый. Начался бой один против всех, в котором Демаратос не мог одержать верх. Пока он отбивался от одного, другой набросил ему на ноги кусок веревки. Спартанец упал, и илот изо всех сил ударил его ногой по голове. Демаратос замер. Казалось, илоты совсем забыли о Кассандре.

— Отнесите его к остальным, — приказал один из илотов, забирая меч Демаратоса. Его спутники взяли спартанца за ноги и куда-то потащили.

Кассандра смахнула грязь с лица, подбежала к Лисандру и помогла ему встать.

— Что нам делать? — спросила девушка. По ее лицу текли слезы, волосы слиплись от грязи. Лисандр не знал, что ей ответить.

Из оскверненного храма выбежал илот, неся священные треножники и другие предметы. У многих илотов в руках были факелы, они поджигали близлежащие деревянные строения.

Когда юноша смотрел на этот кромешный ад, со склона, где сидели зрители, донесся крик. Волна илотов потекла к склону холма. Это было не стихийное восстание, оно было подготовлено заранее.

Лисандр беспомощно наблюдал, как спартанских мужчин, женщин и детей разделяли на группы и связывали веревками. Большая часть армии находилась за пределами страны, и спартанцы были беззащитны.

В воздухе витала смерть. Лисандр заметил Тимеона. Тот находился среди других илотов из казармы, окруживших группу пожилых спартанцев. Илоты были вооружены короткими кинжалами из кремния. Лицо Тимеона светилось решимостью. Неужели он знал о восстании с самого начала?

— Мы нашли Лисандра! — крикнул Нестор. Среди илотов послышались радостные возгласы. Такого Лисандру еще не доводилось слышать. Его народ так привык к угнетению, что обычно у него не было повода для радости.

Толпа расступилась, и Лисандра быстро провели вдоль нее. Мужчины хлопали его по спине и благословляли. Лисандр ощущал гордость и силу.

Но застыл на месте, когда увидел, что творится перед храмом Ортии. И тут раздался истошный вопль Кассандры.


Перед алтарем на коленях стоял его дед, над ним возвышался мужчина в одежде илота. Его лицо скрывала терракотовая маска жреца. Лисандр понимал, что это святотатство — преступление перед богами. В руке илот держал усыпанный драгоценными камнями нож для жертвоприношений, которым зарезали вола перед началом праздничных состязаний.

Руки Сарпедона были накрепко связаны, он не двигался и не сопротивлялся, его плащ был разорван, волосы слиплись от пота и крови, лицо, точно высеченное из камня, не выражало никаких эмоций. Было видно, что он сопротивлялся, но его одолели.

Сарпедон повернулся к Лисандру, но тот не мог понять чувств дед по выражанию его лица.

«Разочарование? Надежда? Страх?»

Лисандр обратился к илоту, державшему в руках нож.

— Что ты делаешь?

— Настало время показать спартанцам, что мы, илоты, больше не их рабы, — прозвучал в ответ низкий глухой голос. В тишине казалось, что он кричит. — Нас в десять раз больше, чем их, но они обращаются с нами как с вьючными животными. Теперь они поймут, какую глупость совершили.

Илоты вознесли радостные крики к звездам и загремели своим оружием.

Когда шум затих, Лисандр рукой указал на Сарпедона.

— А как вы поступите с ним?

— Он — эфор города Амиклы — самый могущественный человек, один из тех, кто каждый год объявляет войну илотам, чтобы держать нас в повиновении. Теперь эта война обернулась против него. Мы принесем его в жертву богам, благословляя их за данную нам свободу.

Толпа взревела от восторга, но Лисандр услышал, как позади него кто-то простонал. Нестор придерживал Кассандру, лицо девушки исказилось от страдания.

— Помоги ему, пожалуйста! Не дай им убить моего дедушку!

Лисандр видел перед собой лица илотов. В мерцающем свете факелов они казались зловещими. И тут он понял, что не хочет участвовать в резне.

Лисандр снова взглянул на человека, который готовился стать убийцей.

— Убив этих людей, мы ничего не добьемся, — заявил он.

Из маски донесся лающий смех.

— Что ты в этом понимаешь, полукровка? — Это слово, вырвавшееся из уст илота, потрясло Лисандра. — Теперь ты стал одним из них. Конечно, ты не желаешь, чтобы мы добились успеха!

Толпа приветствовала эти его слова.

— Восстание охватит все, точно пожар. Сначала Амиклы, затем искра переметнется на все пять городов. Мы сожжем Спарту дотла! Это война!

Снова послышались радостные возгласы. Лисандр заметил, что Сарпедон опустил голову. Все хватали факелы и зажигали новые.

Надо было что-то предпринять, причем немедленно. Тут Лисандра осенило.

«Как же я мог забыть!»

— Подождите! Я обращаюсь ко всем! — крикнул он и, подняв руку, показал всем амулет. — Смотрите, если вы не можете обойтись без пожаров и войны! У меня в руке Огонь Ареса!


Огонь Ареса

Возникло ощущение, будто от звезд сюда долетел порыв ветра. Некоторые илоты утратили былую уверенность. На мгновение воцарилась тишина. Затем пронесся ропот.

«Неужели это тот самый амулет? А что если пророчество сбудется? Как амулет попал в руки этого парня?»

Должно быть, человек в маске уловил сомнения, проникавшие в сердца других илотов.

— Амулет ничего не значит, — заорал он. — Огонь Ареса — всего лишь камень. Битвы не выигрываются с помощью драгоценностей! Сражаются настоящим оружием! Не упустим благоприятную возможность! Воспользуемся ею немедленно!

Хотя большинство илотов снова громко выразили свое согласие, их крики уже не были столь оглушительны.

— Сам Дельфийский оракул связал нашу судьбу с Огнем Ареса, — возразил ему Лисандр. Он перевел взгляд с опущенной головы Сарпедона на рыдавшую Кассандру. Спутавшиеся волосы закрывали ей лицо. — Мы поступим неправедно, если дадим перерезать горло старику и начнем убивать беззащитных!

— Не слушайте его! Мы поступаем правильно! Пока основная часть армии не вернулась, у нас есть возможность захватить власть!

Лисандр сделал вид, будто внимательно рассматривает амулет, затем снова показал его илотам.

— Здесь написано: «Огонь Ареса воспламенит праведных»! Теперь спросите себя, праведно ли мы поступаем? Загляните в свои сердца. Посмотрите в глаза своих пленников. Если мы будем убивать преднамеренно, чем мы тогда лучше отвратительных спартанцев? — Ему на ум пришел Диокл и другие безликие члены Криптии.

«Их время еще настанет, — подумал юноша, — но пока рано».

Лисандр видел перед собой озадаченные лица илотов. Они смущенно поглядывали друг на друга. Некоторые опустили оружие. Лисандр почувствовал, что чаша весов склоняется в его сторону.

— Отпустите пленников. Ни илоты, ни мессенцы еще не одерживали побед, проливая кровь ни в чем не повинных людей. Сегодня вы одержали верх над спартанцами без кровопролития. Они запомнят, что в этот день илоты проявили к ним милосердие.

Заговорил Нестор.

— Возможно, Лисандр прав. За свою жизнь мы насмотрелись, как убивают людей.

Нестор был самым уважаемым среди илотов и уже несколько голосов зазвучали одобрительно.

Лисандр прислушивался — по рядам илотов волной прокатился ропот. Один из рабов вышел вперед и бросил на землю короткий меч, который он, скорее всего, отобрал у спартанца. Вскоре и другие восставшие начали бросать свое оружие. Двое с кинжалами, спасшие Лисандра на складе для снаряжения, вышли вперед и оттолкнули человека в маске. Но тот не думал сдаваться.

— Ты отвернулся от своего народа, — упрекнул он Лисандра. — Ты жалкий предатель!

Эти слова больно ужалили юношу.

— Лисандр не предатель, — заявил Сарпедон, пытаясь освободиться от веревок. — Ты скрываешься за маской. Но мне известно, кто ты. Как же ты мог предать меня после всех этих лет?

Лисандр увидел, как человек в маске выронил нож для жертвоприношений. К нему потянулась чья-то рука и сорвала маску. Страбо!


ГЛАВА XXIV | Огонь Ареса | ГЛАВА XXVI