home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 9

Здешняя столовая — ой, то есть «обеденная зала», как гласила серебряная табличка перед входом — понравилась мне с первого взгляда. Она ничем не напоминала нашу гигантскую и промозглую школьную столовку, где слышимость была такой, что мне приходилось наклоняться к Кайле вплотную, чтобы разобрать ее бесконечную болтовню.

Интернатская столовая производила впечатление теплой и уютной. Стены ее, как и всех остальных помещений, были выложены из уже знакомой мне смеси кирпича и черного камня. Внутри стояли тяжелые деревянные столы и такие же скамейки с мягкой обивкой на спинках и сиденьях. Столики, рассчитанные на шестерых, ровными лучами расходились от огромного центрального стола, на котором громоздились горы фруктов, овощей, сыра и мяса, а также стояли хрустальные бокалы с какой-то красной жидкостью, подозрительно напоминавшей красное вино. (Стоп-стоп-стоп! Вино? В школе?)

Потолок был довольно низким, а всю заднюю стену занимали окна со стеклянной дверью посередине. Между раздвинутыми тяжелыми шторами темно-вишневого цвета был виден очаровательный дворик с каменными скамейками и садовыми дорожками, обсаженными декоративными кустами и цветами. В центре дворика возвышался мраморный фонтан — струи воды безостановочно лились из верхушки какой-то странной штуковины, больше всего напоминавшей ананас.

Честно вам скажу, все выглядело довольно мило, особенно при свете луны и старинных газовых фонарей.

Большая часть столиков была уже занята жующими и болтающими недолетками, которые с заинтересованным видом оторвались от своих тарелок, когда мы со Стиви Рей вошли в зал. Я задержала дыхание и повыше подняла подбородок. Пусть уж как следует рассмотрят мою Метку, раз она их так прикалывает!

Стиви Рей провела меня в дальнюю часть зала, где самые обычные на первый взгляд официанты выдавали еду из-за самых обыкновенных стеклянных прилавков.

— А что это за стол посередине? — спросила я по дороге.

— Символические подношения богине Никс. Ей здесь всегда сервируют место. Я понимаю, вначале это может показаться странным, но скоро ты привыкнешь…

Вообще-то я не видела в этом ничего странного. Даже больше, это показалось мне весьма мудрым решением. Богиня Никс жила в этом здании. Все здешние обитатели носили ее Метку. Ее статуя гордо возвышались перед храмом. Я также заметила вокруг множество изображавших ее картин и фигурок. Моей наставницей была Верховная жрица Никс, да и сама я чувствовала с Богиней особую связь.

Мне вдруг очень захотелось дотронуться до своей Метки, но я удержалась, взяла поднос и встала в очередь за Стиви Рей.

— Не волнуйся, — шепнула мне соседка. — Кормят тут замечательно. Никто не заставит тебя пить кровь или есть сырое мясо.

Я с облегчением вздохнула и разжала стиснутые зубы.

Большая часть учеников уже сидела за столиками, поэтому очередь оказалась короткой, хотя к тому времени, когда мы со Стиви Рей добрались до еды, я чуть слюной не изошла от голода. Спагетти! Я с наслаждением потянула носом: с чесночным соусом!

— Как видишь, все эти глупости о том, что вампиры не переносят чеснока, просто, извиняюсь, дерьмо собачье, — еле слышно сообщила мне Стиви Рей, пока мы наполняли свои тарелки.

— А как насчет того, что вампиры пьют кровь? — шепотом поинтересовалась я.

— Нет, — тихо ответила она.

— Что — нет?

— Это не дерьмо собачье.

Отлично. Превосходно. Офигительно. Как раз то, что я больше всего хотела услышать!

«Нет».

Я заставила себя не думать о крови и тому подобной мерзости, молча взяла стакан с чаем и следом за Стиви Рей направилась к столику, за которым уже сидело двое ребят, весело болтавших над своими тарелками.

Разумеется, стоило мне подойти, как разговор мгновенно оборвался, но Стиви Рей это нисколько не обескуражило. Пока я усаживалась, она затараторила, представляя меня компании:

— Привет всем! Познакомьтесь с моей соседкой, ее зовут Зои Редберд. Зои, это Эрин Бейтс, — она кивнула на невероятно хорошенькую блондинку, сидевшую на моей стороне стола. (Черт возьми, сколько же в этой школе хорошеньких блондинок? Я бы ввела лимит, честное слово!)

Тем временем, Стиви Рей продолжала болтать, делая небольшие паузы, чтобы усилить впечатление.

— Эрин у нас красотка. А еще она веселая и умная, и у нее столько туфель, сколько я за всю свою жизнь не видела!

Эрин оторвалась от изучения моей Метки, но только для того, чтобы сказать:

— Привет.

— А это мальчик-талисманчик нашей девичьей компании, его зовут Дэмьен Мэслин. Но вообще-то он гей, так что не знаю, можно ли его считать мальчиком.

Я ожидала, что Дэмьен взбесится от такой бестактности, но слова Стиви Рей ничуть не поколебали его спокойного и совершенно невозмутимого вида.

— Вообще-то, поскольку я гей, я должен считаться за двух мальчиков. То есть вы всегда можете выяснить мужскую точку зрения по любому вопросу, не опасаясь, что я залезу к вам в бюстгальтер.

У него было круглое, без единого прыщика, лицо, темные волосы и влажные, как у олененка, глаза. Честно скажу, Дэмьен был очень симпатичным. В нем не было ничего женоподобного, и этим он выгодно отличался от других таких же ребят, решившихся, наконец, открыто заявить всем и каждому о том, о чем все и так давно догадывались (говоря «все», я разумеется, не имею в виду ничего не знающих или не желающих знать родителей).

Дэмьен нисколько не походил на девчонку, он был обычным милым парнем с лучистой улыбкой. И еще он честно старался не пялиться на мою Метку, что я особенно оценила.

— Может быть, ты и прав. Честно сказать, я никогда не думала об этом в таком ключе, — прочавкала Стиви Рей, откусив огромный кусок чесночного хлеба.

— Не обращай на нее внимания, Зои. Она у нас одна такая невоспитанная, — сказал Дэмьен. — Все мы очень рады наконец-то с тобой познакомиться. Если бы ты только знала, как Стиви Рей нас всех достала своими бесконечными разговорами о том, какая ты из себя! Не поверишь, сколько было высказано самых ужасных предположений!

— Ведь ты могла оказаться одной из тех жутких девиц, от которых все шарахаются, а сами они считают, будто став вампирами, перестают быть неудачницами! — улыбнулась Эрин.

— Или одной из этих, — добавил Дэмьен, указав глазами на соседний с нами столик.

Я проследила за его взглядом и невольно вздрогнула.

— Ты имеешь в виду Афродиту?

— Угадала, — кивнул Дэмьен. — Афродиту и ее сателлиток.

«Кого-кого?» — молча вытаращилась я. Стиви Рей громко вздохнула.

— Тебе придется привыкнуть к тому, что Дэмьен одержим страстью к сложным словам. К счастью, не слишком сложным, поэтому кто-нибудь из нас всегда догадывается, о чем он говорит, и нам не приходится молить его о переводе. Итак, «сателлит» означает приспешник и лизоблюд! — гордо отчеканила моя соседка, словно отвечая на уроке английского языка.

— Меня от них тошнит, — сказала Эрин, не поднимая глаз от своих спагетти.

— Но кто они такие? — не поняла я.

— «Дочери Тьмы», — ответила Стиви Рей, и я отметила про себя, что она понизила голос.

— Это такое женское общество, — пояснил Дэмьен.

— Это такие ведьмы из преисподней, — поправила Эрин.

— Постойте, не будем настраивать Зои против них! Возможно, ей удастся с ними поладить.

— Да насрать! — прошипела Эрин. — Они стервы — и точка.

— Не оскверняй свой рот сквернословием, Эрин, — покачал головой Дэмьен. — Ты же им ешь!

Обрадованная тем, что никто из них не любит Афродиту, я уже собиралась продолжить расспросы, но тут к нашему столику подлетела какая-то девчонка и с раздражением шмякнула свой поднос рядом с подносом Стиви Рей.

Кожа цвета капуччино (разумеется, я говорю о настоящем кофе в хорошей кофейне, а не о приторных помоях, которые продают в «Квик-Трип»),[9] красиво изогнутые полные губы и высокие скулы делали ее похожей на африканскую принцессу. Роскошные черные волосы незнакомки лежали на ее плечах густыми блестящими волнами, а ее глаза были такими темными, что даже зрачков не было видно.

— Будьте так добры, ответьте мне на один вопрос. Какого черта никто, — тут она выразительно уставилась на Эрин, — далее не потрудился разбудить меня и сказать, что пора на ужин?

— Кажется, я твоя соседка, а не мамочка, — равнодушно бросила Эрин.

— Ты просто вынуждаешь меня встать среди ночи и обкорнать твои мерзкие блондинистые волосенки а-ля Джессика Симпсон! — мстительно прошипела африканская принцесса.

— Позволь заметить, что корректнее было бы сказать: «Ты просто вынуждаешь меня встать среди дня и обкорнать твои мерзкие блондинистые волосенки а-ля Джессика Симпсон». Поскольку для нас день — это ночь, и, соответственно, ночь — это день, — хладнокровно уточнил мальчик-талисманчик.

Чернокожая девушка недобро прищурила глаза.

— Дэмьен, ты хочешь окончательно меня достать своими словесными фокусами?

— Шони! — поторопилась вмешаться Стиви Рей. — Познакомься, это Зои Редберд. Зои, это Шони Коул, соседка Эрин.

— Привет! — пробормотала я с полным ртом спагетти, когда африканская красотка, наконец-то оторвала грозный взгляд от Эрин и уставилась на меня.

— Эй, Зои, а почему твоя Метка посинела? Ты ведь тоже недолетка, разве не так? — Все сидевшие за столом замерли, шокированные ее прямотой.

Шони непонимающе повертела головой.

— Вы чего? Только не прикидывайтесь, будто вас это интересует меньше, чем меня!

— Возможно, нас это интересует даже больше, но у нас хватает такта не лезть с вопросами, — резко ответила Стиви Рей.

— Ой, да не выпендривайся! — сердито отмахнулась Шони. — Это слишком важно, чтобы церемониться! Зуб даю, вся школа хочет знать, что с ней такое. К черту вежливость, когда речь идет о настоящей сплетне! — Шони снова повернулась ко мне: — Так что с твоей Меткой?

«Кажется, пришло время покончить с этим раз и навсегда».

Я быстро отпила глоток чая, чтобы смочить горло. Все четверо молча смотрели на меня, жадно ожидая ответа.

— Ты права, я такая же недолетка, как и вы, — начала я. Потом вздохнула и приготовилась выдать им версию, которую сочинила, пока остальные были заняты выяснением отношений.

Понимаете, я ведь заранее знала, что рано или поздно мне придется ответить на этот вопрос. Пусть я была смущена и напугана, но я никогда не была дурой и прекрасно понимала, что мне все равно придется рассказать им что-либо вместо истории о своем внетелесном путешествии и встрече с Никс.

— Честно говоря, я сама не знаю, почему моя Метка посинела. Когда Ищейка меня Пометил, она была самой обыкновенной. Но вечером того же дня со мной произошел несчастный случай. Я упала, потеряла сознание и ударилась головой. Когда я очнулась, Метка была такой, какой вы ее видите. Я много думала над этим, но ничего умного не придумала. Скорее всего, это какая-то реакция на травму. Я была без сознания и потеряла много крови. Возможно, это ускорило процесс. Но это только моя догадка, я не знаю, в чем тут дело.

— Ну вот! — фыркнула Шони. — Не обижайся, но я рассчитывала на что-нибудь поинтереснее. А тут и посплетничать не о чем!

— Извини, — пробормотала я.

— Осторожнее, Близняшка! — усмехнулась Эрин, кивая головой в сторону Дочерей Тьмы. — Ты говоришь так, как будто твое место во-о-он за тем столиком.

Шони скорчила брезгливую гримаску.

— Да я скорее сдохну, чем буду иметь дело с этими суками!

— Зои не понимает, о чем вы говорите, — заметила Стиви Рей.

Дэмьен страдальчески вздохнул.

— Я поясню, и пусть это послужит лишним доказательством того, что наличие пениса не мешает мне быть самым ценным членом этой компании.

— А нельзя было обойтись без этого слова на букву «п»? — возмутилась Стиви Рей. — Между прочим, я ем!

— А мне нравится! — воскликнула Эрин. — Если все будут называть вещи своими именами, мы вообще перестанем стесняться. Например, если мне приспичит пойти в туалет, я так прямо и скажу — у меня есть урина, которую пришло время вывести через уретру. Просто. Легко. Понятно.

— Грубо. Гадко. Неприятно, — парировала Стиви Рей.

— Я на твоей стороне, Близняшка! — воскликнула Шони. — Если мы будем откровенно говорить о таких вещах, как мочеиспускание, менструация и тому подобное, жизнь станет намного проще!

— Довольно! Не хватало только говорить о менструации за едой! — возмутился Дэмьен, вскидывая руку, словно собираясь остановить неприятную ему тему жестом. — Я, конечно, гей, но это уже слишком. — Он наклонился ко мне и начал объяснять.

— Начнем с начала. Шони и Эрин называют друг друга Близняшками, хотя у них нет ничего общего. Эрин, как видишь, настоящая белая девчонка из Тулсы, а у Шони ямайские корни, хотя родом эта красотка кофейного цвета из Коннектикута…

— Спасибо за то, что оценил цвет моей кожи, — буркнула Шони.

— Не за что, — кивнул Дэмьен и продолжил объяснения. — Итак, они не родственники по крови, но удивительно похожи по духу.

— Как близнецы, которых разлучили при рождении, — вставила Стиви Рей.

Эрин и Шони с улыбкой переглянулись и пожали плечами. Тут я впервые заметила, что они одеты совершенно одинаково — в черные джинсовые жакеты с вышитыми золотом крылышками на нагрудных кармашках, черные футболки и черные брюки с заниженной талией. У них даже сережки в ушах были одинаковые, в виде огромных золотых колец.

— У нас и размер ноги одинаковый, — похвасталась Эрин, вытягивая из-под стола ногу в узконосом черном ботильоне на высоченном каблуке.

— Что значит небольшая разница в уровне меланина, когда речь идет о настоящей духовной близости на почве любви к красивой обуви? — усмехнулась Шони, продемонстрировав другую пару стильных ботинок — на этот раз из мягкой черной кожи и с узкими серебряными пряжками вокруг лодыжки.

— Переходим к следующему пункту, — нетерпеливо перебил Дэмьен. — «Дочери Тьмы». Если совсем коротко, то это небольшая группа недолеток, в основном старшеклассников, которые считают себя воплощением школьного духа и прочих ценностей.

— Да брось ты! Если совсем коротко, то это ведьмы из преисподней! — фыркнула Шони.

— Мои слова, Близняшка! — засмеялась Эрин.

— Вы обе постоянно мне мешаете, — со вздохом заметил Дэмьен. — Итак, на чем я остановился?

— На воплощении школьного духа и прочих ценностях, — подсказала я.

— Понятно. Вообще-то «Дочери Тьмы» задумывалась как крутая школьная вампирская организация. Более того, предполагается, что предводительница «Дочерей Тьмы» в будущем станет Верховной жрицей Никс, поэтому, по идее, она должна быть сердцем, духом и разумом всей школы, новой путеводной звездой всего вампирского сообщества, И так далее и тому подобное. Короче, это как заслуженная стипендиатка национального общества почета, капитанша команды болельщиков и голубая мечта любого парня — и все в одном лице.

— А разве выражение «голубая мечта» не ущемляет твоего гейского достоинства? — поинтересовалась Стиви Рей.

— Я не вкладываю в эти слова отрицательного смысла, — парировал Дэмьен.

— Но как быть с парнями? Ты, кажется, забыл о Сыновьях Тьмы! — напомнила Эрин.

— Не сыпь мне соль на раны, Близняшка, — вздохнула Шони. — Просто стыд и позор, что такие крутые ребята присосались…

— В буквальном смысле, — усмехнулась Эрин.

— …к ведьмам из преисподней! — закончила Шони.

— Дайте же мне договорить! Я, безусловно, не забыл про мальчиков, просто вы меня постоянно перебиваете!

Девочки виновато улыбнулись Дэмьену. Стиви Рей жестом изобразила, будто закрывает рот на замок и выбрасывает ключик. Эрин и Шони еле слышно прошептали: «зануда», однако больше ни разу не перебили Дэмьена. Судя по всему, такие сцены у них происходили довольно часто.

— Но на самом деле «Дочери Тьмы» — всего лишь кучка заносчивых стерв, которым доставляет наслаждение помыкать остальными. Они хотят, чтобы все внимали каждому их слову и беспрекословно исполняли их идиотские указания относительно того, как следует вести себя будущему вампиру. Кстати, Дочери Тьмы люто ненавидят людей, и к тем, кто не разделяет этих их чувств, относятся, как к грязи.

— Они их вообще не замечают, а если и заметят, то только для того, чтобы отравить им жизнь, — тихо добавила Стиви Рей. Судя по ее лицу, она прекрасно знала, о чем говорит. Я сразу вспомнила, какой у моей соседки был затравленный и испуганный вид, когда Афродита вошла в нашу комнату и решила непременно выяснить, что все это значит.

— Но ты не должна позволять им запугать себя, — закончил Дэмьен. — Просто будь начеку и…

— Привет, Зои. Рада снова тебя видеть.

Я мгновенно узнала этот голос. В этот раз он был похож на мед — чересчур гладкий и сладкий. Все за нашим столиком, включая меня, так и подскочили от неожиданности.

Афродита была одета в такой же пуловер, как я, только на ее нагрудном кармане красовались вышитые серебром силуэты трех женщин, одна из которых держала в руках нечто напоминавшее ножницы. Еще на Афродите была очень короткая плиссированная черная юбка, черные чулки с серебряными искрами и черные сапоги до колен.

За ее спиной стояли две девочки, одетые примерно так же. Одна из них была брюнеткой с очень длинными волнистыми волосами, а вторая очередной белокурой бестией.

(Впрочем, пристальный взгляд на ее брови позволил мне предположить, что она такая же натуральная блондинка, как и я.)

— Привет, Афродита, — сказала я, заметив, что остальные слишком поражены, чтобы вымолвить хоть слово.

— Надеюсь, я вам не помешала, — сладко пропела «Сара Джессика Паркер».

— Нисколько. Мы как раз говорили о мусоре, который необходимо поскорее выкинуть из дома, — язвительно ответила Эрин, растягивая губы в ослепительной улыбке.

— Не сомневаюсь, что вы отлично разбираетесь в этом вопросе, — с усмешкой ответила Афродита, бесцеремонно поворачиваясь к ней спиной.

Эрин в бессильной злобе сжала кулаки, словно собираясь выскочить из-за стола и набить Афродите ее самодовольную физиономию.

— Зои, совсем забыла сказать. Я приглашаю тебя присоединиться к Дочерям Тьмы и принять участие в нашем закрытом ритуале, который состоится завтра ночью. Я прекрасно понимаю, что на такие мероприятия не приглашают новичков, но, судя по твоей Метке, ты все-таки отличаешься от обычных недолеток. — Тут Афродита прямо взглянула на Стиви Рей и едва заметно сморщила свой идеальный носик. — Я уже поговорила с Неферет, и она со мной полностью согласна.

Подробности я сообщу тебе позже, когда ты не будешь так занята… мусором.

Афродита одарила всех сидевших за столом надменной улыбкой, качнула длинными волосами и удалилась в сопровождении своей свиты.

— Ведьмы из преисподней, — хором прошипели Эрин и Шони.


ГЛАВА 8 | Меченая | ГЛАВА 10