home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



14

Через час после того как Шюке вышел из библиотеки Ватикана, он явился под своим вымышленным именем в приют Анны, предназначенный для детей-сирот и расположенный рядом с крепостью Сен-Анж. Шюке попросил о встрече с Лючией де Малапарт, руководившей приютом. Ему пришлось долго ждать, прежде чем его наконец пригласили к Лючие — женщине с кротким и добрым выражением лица. Она была намного моложе, чем предполагал Шюке.

— Чем могу быть вам полезна? — спросила она.

— Я пришел, чтобы поговорить о вашем отце. Мой бывший патрон работал на него.

— В самом деле? И как его звали?

— Роме де Акен. Он помогал господину де Малапарту во время работы созданной Папой в 1231 году комиссии по Аристотелю.

— Его имя мне ни о чем не говорит.

— Я, однако, знаю, что мой патрон в течение нескольких лет находился на службе у вашего отца даже после завершения работы этой комиссии.

— Я все знаю о жизни моего отца. И я не помню, чтобы он когда-либо упоминал имя вашего патрона.

Шюке, тем не менее, не обратил ни малейшего внимания на то, что эта женщина либо что-то забыла, либо чего-то не знала.

— Ваш отец после упразднения этой комиссии остался в Риме?

— Да. Он вместе с моей матерью основал этот приют.

— А чем он еще в то время занимался?

— Ничем. Ему предлагали большие должности в Европе, однако он отверг все предположения. Мой отец был всецело занят этим приютом.

— И вы не знаете какой-либо другой причины, по которой он решил остаться в Риме?

— Я же уже вам сказала. Приют Анны.

— Хм…

Шюке не мог в это поверить.

— И ваш отец никогда не осуждал внезапное и суровое решение Папы о прекращении деятельности комиссии?

— Нет, никогда.

— Я даже думаю, что он принял это решение с достоинством и внешне всегда проявлял лояльность по отношению к мнению главы Церкви.

— Да, так оно и было.

— Ну, конечно! Но вы, похоже, не знаете того, что в то самое утро, когда Папа принял свое решение, комиссия возобновила свою работу, но уже тайно. Все те, кто верил в идеи Аристотеля, сплотились вокруг вашего отца и стали трудиться над развитием этих идей, вопреки запрету, наложенному Церковью. Вскоре эта группа людей трансформировалась в могущественное тайное сообщество, изучавшее человека и природу согласно новым законам, так сказать выходя за пределы догм католической церкви.

— Я не верю ни одному слову из того, что вы говорите, — заявила Лючия.

— Это ваше право. Тем не менее имейте в виду: ваш отец возглавлял эту тайную организацию вплоть до своей смерти в 1266 году и у меня есть веские основания полагать, что эта организация существует до сих пор. Она сейчас, возможно, еще могущественнее, чем раньше, и о ней по-прежнему ничего не известно Папе Римскому.

— И вы можете это доказать?

— Те доказательства, которые у меня есть, вас не касаются.

— Зачем вы тогда вообще со мной разговариваете? Ради чего вы мне все это рассказали?

— Вы — уважаемый и известный человек здесь, в Риме. Я всего лишь прошу вас проявить интерес к тому, о чем я вам только что рассказал, и задать по этому поводу вопросы тем могущественным людям, с которыми вы встречаетесь. Я уверен, что если вы будете говорить об этом открыто, то вскоре узнаете еще больше, чем я…

— Если я буду говорить об этом, мне придется упомянуть ваше имя.

— Упоминайте. Меня зовут Ансельм де Труа. Однако в данном случае гораздо большее значение имеет имя моего бывшего патрона. Не забудьте: его звали Роме де Акен…


предыдущая глава | Прости грехи наши | cледующая глава