home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



7

В тот же день, после того как состоялось первое богослужение и в церковь втолкнули изувеченного ризничего Премьерфе, Энно Ги решил потихоньку покинуть деревню Эртелу. Узнав об этом, Флори крайне удивился. Впрочем, что было еще здесь делать после всех тех ужасов, которые они пережили утром?

Кюре и Марди-Гра привязали тело Премьерфе к своей повозке, положив его поверх вновь наполненных дорожных сумок и мешков. Когда они одевали и укутывали ризничего, тот сильно хрипел и стонал: он все еще пребывал в шоковом состоянии. Время от времени он начинал беспорядочно дергать руками и ногами, а потому его пришлось утихомирить, привязав к повозке ремнями и накрыв тяжелыми покрывалами. Ризничий прерывисто дышал, и его лицо с полузакрытыми глазами время от времени искажалось от боли.

Перед отъездом Энно Ги, уже не стесняясь, запустил руку в продовольственные припасы местных жителей. Он набрал три большие плетеные корзины еды, а еще прихватил большой бурдюк, который наполнил водой из ручья. Он также взял три свечи из числа тех, которые были изготовлены им для проведения богослужений.

Впервые за все время пребывания в деревне Энно Ги решился зайти в дома местных жителей. Он выбрал три самых добротных дома и в каждом из них укрепил на столе свечу и зажег ее. Затем он плотно закрыл двери и ставни на окнах, стараясь ничего не трогать в доме и ненароком не сдвинуть какие-нибудь предметы. Свечи были длинными и толстыми.

Внутри домов, защищенные от порывов ветра, они должны были гореть не менее трех дней и ночей.

Затем кюре вернулся к повозке, даже не взглянув на статуи, которые перед этим разбил на куски.

Через несколько минут Энно Ги и его товарищи покинули Эртелу. Вслед за ними, на некотором отдалении, между деревьями скользила какая-то тень. Это был волк.

Воспрянувший духом Флори мысленно поздравлял себя с досрочным возвращением в Драгуан. Однако когда они добрались до того дерева, которое раньше служило убежищем Премьерфе и где они десять дней назад расстались с ризничим, кюре остановился.

— Вот мы и пришли, — неожиданно сказал он.

Он положил свою сумку и посох к основанию ствола дерева.

— Флори, ты будешь вместе с Премьерфе ожидать нас там, наверху.

— Как это? Разве мы не возвращаемся в Драгуан?

Энно Ги отрицательно покачал головой.

— Здесь безопасно. Ты присмотришь за раненым.

Деревья, росшие вокруг того дерева, которое когда-то служило убежищем Премьерфе, были высокими, но тонкими, и забраться на них было практически невозможно. Даже предполагаемое умение местных жителей ловко лазать по деревьям здесь оказалось бы бесполезным.

— Ловко придумано! — воскликнул Ги. — Крона этого дерева довольно густая, и на него невозможно перебраться с соседних деревьев. Я просто удивляюсь сообразительности Премьерфе. Это, пожалуй, самое безопасное место в окрестностях деревни.

Энно Ги знаком показал великану подойти к повозке. Они сняли с нее Премьерфе и положили его на землю, на подстилку. Марди-Гра затем вытащил из повозки несколько веревок и стал карабкаться вверх по дереву. Через секунду его совсем не стало видно.

— И что же вы собираетесь предпринять, учитель? — спросил Флори.

— Отыскать логово этих варваров и поквитаться с ними. Они пытались нас запугать. Ладно. Будем считать, что это у них не получилось. Теперь наша очередь потрепать им нервы.

— А зачем? И каким образом?

— Еще толком не знаю. Жители этой деревни — замкнутое человеческое сообщество, и единственное средство изменить их образ жизни — это привнести в их ряды смятение. Как только их жизненный уклад будет нарушен, нам станет понятно, что они собой представляют. А потому я постараюсь внести хаос в бытие этого маленького племени. Когда они растеряются, не понимая, что происходит, я придумаю, что нам делать дальше, какую тактику использовать.

— Если они к тому времени нас всех не переловят, — пробормотал Флори.

— Да уж… Впрочем… Если они хотели бы нас убить, то мы уже давно были бы порезаны на куски.

— А что я буду делать с Премьерфе? — поинтересовался мальчик.

— Ты будешь поить его водой. Давай ему много воды. Я наполнил этот бурдюк специально для вас двоих. Бедняга Премьерфе долго не протянет: уж слишком сильно его порезали. Но он еще может придти в себя. Когда это произойдет, мне хотелось бы, чтобы ты как следует его расспросил. Они схватили его, по всей видимости, вскоре после того, как мы с ним расстались, однако раны на его теле совсем свежие. Что произошло с ним за то время, пока он у них находился? Куда они его утащили? Как они себя с ним вели? Запиши все, что услышишь. Это очень важно.

— Но… если он вдруг умрет? Кто исповедует и причастит его перед смертью?

— Не переживай, — ответил священник. — Это уже сделано.

Флори вспомнил о том, как Энно Ги, оперируя Премьерфе, бормотал себе под нос что-то неразборчивое.

Кюре подошел к повозке и достал из нее свою сумку с книгами.

— Держи, — сказал он мальчику и протянул ему тщательно свернутую пачку листков. — Это экземпляр «Книги о сновидениях», авторство которой приписывают пророку Даниэлю. Скорее всего, это вымысел, однако книга сама по себе весьма ценная. Она представляет собой справочник, с помощью которого можно истолковывать смысл человеческих снов. Тематика в ней представлена в алфавитном порядке. Премьерфе, скорее всего, будет громко бредить во сне из-за переносимых им мучений. Записывай все, что услышишь, а затем посмотри, как это трактуется в книге.

Марди-Гра наконец-то слез с дерева.

— Я там все как следует устроил, — сказал он. — Ризничего можно будет поднять на высоту трех туаз.[47] Премьерфе в свое время прекрасно подготовил это убежище. В стволе даже продолблены глубокие ниши. А еще в ствол вбиты железные скобы. У нас достаточно веревок, чтобы поднять ризничего наверх. Там хватит места и для него, и для всех наших вещей.

В течение последующих двадцати минут они втроем потихоньку поднимали раненого на дерево. Премьерфе при каждом толчке сплевывал слюну, смешанную с кровью.

Затем они подняли наверх свои вещи и сложили их в выдолбленные в стволе углубления или же привязали к стволу веревками. Под руководством Энно Ги великан разобрал повозку на части, которые тут же спрятал между близлежащими деревьями, стараясь не оставлять следов. После этого он взял большое покрывало и провел им по снегу, чтобы уничтожить следы ног, оставленные вокруг дерева.

Все это время волк сидел неподалеку — до него была половина расстояния полета арбалетной стрелы — и наблюдал за людьми.

— Сегодня мы переночуем здесь, — сказал кюре.

Энно Ги и Марди-Гра залезли вслед за Флори на дерево.

С устроенного на дереве наблюдательного пункта можно было видеть вдалеке крыши деревни Эртелу. Правда, немного мешали некоторые из соседних деревьев. Если бы не они, то было бы прекрасно видно и деревню, и находившееся рядом с ней болото.

— Ни в коем случае не разводи огонь, даже маленький, — сказал священник своему ученику. — Все время сиди здесь, в укрытии. Еды тебе хватит примерно на неделю.

Флори посмотрел на две плетеные корзины, привязанные к вбитым в ствол железным скобам. Большинство съестных припасов были сырыми, а некоторые из них — уже с душком.

— Без огня я не смогу варить еду.

— Это верно. Но разводить огонь — слишком опасно. У тебя есть на чем писать?

Флори вытащил из складок своей рясы листок для письма и грифель.

— У тебя здесь останется достаточно покрывал и для тебя, и для ризничего. Мы с Марди-Гра возьмем с собой как можно меньше вещей. Что касается ран Премьерфе, то используй вот это.

Энно Ги дал мальчику два больших фиолетовых листа какого-то растения.

— Тебе нужно будет растолочь эти листья в маленькой миске. Добавь туда воды. Предварительно подержи воду в своих ладонях, чтобы она немного согрелась. Когда получившееся месиво станет желтоватого цвета, осторожно нанеси его на раны. Если через три дня ризничий будет еще жив, тебе нужно будет вытянуть нити из наложенных мною швов. Каждый раз когда ты будешь это делать, смазывай поджившую рану этим месивом. Если ты проделаешь все это в течение четвертого дня, то, возможно, спасешь Премьерфе.

Когда наступила ночь, волк подошел к основанию дерева и улегся спать — так, как он раньше ложился спать у двери церкви.

Как только наступил рассвет, кюре и Марди-Гра спустились до нижних ветвей дерева. Они старались не шуметь, чтобы не разбудить Флори и Премьерфе. Марди-Гра огляделся по сторонам — волка нигде не было.

— Он ушел, — пробормотал великан.

— Спускайся, — сказал кюре.

Они соскользнули на землю. В руках у Марди-Гра был большой полотняный мешок. Ночью Энно Ги собрал то, что они должны были взять с собой: немного еды, моток веревок, листки для письма, чернила и запасную рясу кюре. Они упаковали эти вещи в заплечные мешки.

— Пора, — сказал Энно Ги и, заметив на снегу свежие следы волка, добавил: — Пошли по его следам.

Мужчины зашагали прочь от дерева.

— Возможны два варианта, — сказал через некоторое время Энно Ги. — Либо он приведет нас к своему логову, либо — к тому месту, где скрываются жители деревни. Если он не приведет нас к ним, то тогда нам придется вернуться в деревню, к церкви, и пойти затем по следам, оставленным на деревьях.

— Нигде не видно ни одного человеческого следа, — сказал Марди-Гра, вглядываясь в нетронутый снежный покров.

Свежие следы волка перемешивались с другими подобными следами, но более старыми.

— Волк проходил тут каждое утро, — сказал кюре. — Пока все складывается хорошо. Даже если он идет к ним, он вряд ли пойдет по их тропе, потому что животные вообще не любят ходить по человеческим тропам. Поэтому, если мы и идем сейчас к тому месту, где скрываются жители деревни, мы вряд ли столкнемся с кем-нибудь из них по дороге.

Вскоре Ги и Марди-Гра увидели волка: он сидел на снегу впереди них и, не шевелясь, смотрел, как они приближались. Так продолжалось несколько секунд.

Затем он как ни в чем не бывало поднялся и побежал трусцой прочь. Время от времени волк останавливался и оглядывался, словно дожидаясь, пока люди его не догонят. Если священник и его спутник отставали на большое расстояние, волк даже делал несколько шагов назад, словно не хотел, чтобы они потеряли его из виду…

— Странное животное, — сказал Марди-Гра.

— Силы Небесные наделили душой некоторых животных.

— Кто в этом сомневается? — пробормотал великан, который не был христианином.

— Иные люди упорно считают, — пробормотал Энно Ги, — что если животное умное, то оно либо одержимое, либо его облик принял сам дьявол.

— А вы сами в такое верите?

— Верить? Верить… Для меня вопрос так не стоит: верить или не верить. Дьявол существует. Существует реально, и это вполне очевидно. Он достаточно часто демонстрирует свое присутствие. Когда-то три монахини спросили святого Доминика, действительно ли существует дьявол и может ли он подтвердить свое существование, явившись во плоти. Святой сказал, что сам вызовет к ним дьявола. В тот день дьявол принял облик огромного черного кота. Все три монахини упали в обморок. Я склонен верить, что Доминик не слукавил и что дьявол действительно принял облик земного существа. Однако понятно, что святой Доминик не был ни колдуном, ни служителем дьявола, способным вызвать его. В тот день он всего лишь наглядно продемонстрировал, что дьявол существует, но лишь в той мере, в какой это дозволено Богом. Зло, осознают люди это или нет, является частью мироздания. Чтобы заставить появиться этого ужасного черного кота, святому Доминику вовсе не нужно было вызывать дьявола, как могли бы подумать иные суеверные люди. Доминик воззвал к Всемогущему Господу, и тот дал это знамение, свидетельствующее о Его величии. Тем самым Бог показал, что Он стоит надо всем, в том числе и над Злом. Те три монахини, конечно же, этого не поняли.

— А что тогда такое этот волк?

— Если он ведет себя так, как будто в него вселился бес или же чья-то душа, то на это существует какая-то причина. Мы не должны ничему удивляться.

Они шли вслед за волком еще минут двадцать. По пути им попадалось все больше холмов и оврагов — эту пересеченную местность еще не поглотили болота. Однако по-прежнему не было видно никаких следов местных жителей.

Волк вдруг исчез за небольшим холмом. Когда Ги и Марди-Гра добрались до его вершины, то увидели, что за ним находится огромный овраг с плоским дном. Края оврага были обрамлены стеной деревьев, однако в нем самом не было ни кустика. Дно оврага находилось на глубине в три человеческих роста, а ширина оврага была метров шестьдесят. Это была огромная впадина в земле, окруженная высоченными деревьями, полностью заслонявшими ее от взоров случайных путников.

Волк стал осторожно спускаться вниз по тропинке, пройти по которой могло лишь очень ловкое дикое животное.

Энно Ги окинул взглядом овраг. Он не заметил ни малейших признаков жизни. На плоском дне оврага, таком же ровном, как замерзшая поверхность озера, не было видно ни следа.

— Тут ничего нет, — сказал Марди-Гра.

— Странно, — ответил кюре. — Куда этот волк нас привел?

Энно Ги огляделся по сторонам. Ничего. Повсюду, насколько хватало взгляда, простирался лес. Священник снова посмотрел на волка. Тот уже дошел до дна оврага и теперь как ни в чем не бывало смело трусил по его заснеженному дну. Затем он вдруг принюхался. Что же он все-таки искал? Энно Ги и его спутник не отводили глаз от животного.

Вдруг, совершенно неожиданно, волк исчез, словно испарился!

Оба мужчины разинули рты от удивления и переглянулись. Куда мог пропасть волк? Однако через некоторое время волк снова появился, но уже на другой стороне оврага. Он появился словно бы ниоткуда.

— Я такого еще никогда не видел, — пробурчал Марди-Гра. Энно Ги знаком попросил великана помолчать. Затем он махнул рукой вперед.

Они начали потихоньку идти вдоль оврага. Через некоторое время волк снова исчез.

— Может, мы лучше уйдем отсюда? — сказал Марди-Гра, которому все больше становилось не по себе. — Ничего хорошего нас тут не ждет.

Энно Ги снова попросил его помолчать. Затем священник подошел к одному из деревьев. Ствол этого дерева, как и многих других, был почему-то слегка наклонен в сторону оврага. Священник счистил снег до коры. Он молча показал своему спутнику на толстую веревку, прочно обвязанную вокруг дерева…

— Такого я тоже еще никогда не видел! — сказал кюре. Он тут же улегся на живот возле края оврага.

— Смотри!

Веревка, обнаруженная Энно Ги, тянулась прямехонько в глубину оврага.

— Большая часть того белого пространства, которое ты видишь, — не настоящее дно оврага. Это — переплетенные между собой ветки деревьев. Покрывающий их снег делает их невидимыми.

Марди-Гра наклонился и пристально всмотрелся в дно оврага. Несмотря на то что «дно» оврага было в тени, великан в конце концов понял сущность созданного оптического обмана, скрывающего настоящее дно оврага. Марди-Гра удалось разглядеть еще несколько веревок, идущих от стоящих у края оврага деревьев к его дну. Взгляд неискушенного человека вряд ли распознал бы этот мастерски исполненный камуфляж.

— Даже варвары Ордерика[48] не додумались до подобных хитростей, — сказал священник.

На дне оврага снова появился волк. Точнее, не на дне оврага, а на его искусственном небе.

— Интересно, как это все держится? Неужели там нет подпорок? — спросил великан.

— Я же тебе уже показывал. Они используют деревья как опоры.

Энно Ги поднялся и еще раз показал на одно из деревьев. В него была вбита металлическая скоба, на которой виднелся узел толстой веревки. Это были такие же скобы, как и те, которые обнаружил великан на дереве Премьерфе.

— Так это не ризничий устроил на том дереве убежище… — произнес великан, размышляя вслух.

— Нет, не он.

— Как вы думаете, Флори угрожает опасность?

— То убежище уже заброшено местными жителями. Если бы они его продолжали использовать, то обнаружили бы там Премьерфе еще в прошлом году. Так что это меня не беспокоит. Беспокоит же меня — да и удивляет — то, что эти люди, у которых нет практически ничего, сумели изготовить железные скобы. Для этого ведь нужно уметь плавить железную руду. Где они ее нашли? И как они сумели добиться такой температуры, какая нужна для обработки железа? Это же совсем не просто!

Как и скоба на дереве Премьерфе, эта железная скоба была покрыта слоем ржавчины. Она была прикреплена к дереву четырьмя огромными гвоздями.

— Если эта скоба находится на дереве уже несколько десятилетий, — сказал Энно Ги, — то она как-то уж очень прочно здесь прикреплена. Даже рост дерева не повредил ее. Трудно даже предположить, сколько ей лет.

— Вы думаете, что жители деревни сейчас прячутся в этом овраге?

— Скоро мы это узнаем…

Они оба повернулись к оврагу и стали внимательно рассматривать его стены. Вскоре они увидели пересекавшую склон оврага тропинку, которая, выходя из оврага, вела в лес. Энно Ги разглядел на ней человеческие следы.

— Вот и ответ на твой вопрос, Марди-Гра.

Они двинулись по этой тропинке. Она долго петляла среди пологих холмов и в конце концов привела их к небольшому водоему. Это было еще одно болото — по-видимому ближайшее к обнаруженному ими оврагу. Энно Ги осмотрел поверхность болота: оно было полностью покрыто льдом.

— Посмотри туда, — сказал священник.

Во льду в некоторых местах — на участке длиной примерно в десяток локтей — были кем-то проделаны отверстия, уже затянувшиеся ледяной корочкой. Проступившая из них болотная жижа была неприятного зеленоватого цвета. Точно такую же жижу им показывал Премьерфе по дороге в Эртелу. Многочисленные следы на снегу свидетельствовали о том, что жители часто приходят сюда.

— Вот тут они, по всей видимости, и набирают себе воду…

Кюре и великан пошли обратно к оврагу. По дороге Энно Ги подыскал большое и ветвистое хвойное дерево, которое вполне годилось для убежища. С его верхних ветвей можно было увидеть овраг, кроме того, оттуда открывался хороший вид на лесную тропинку. Ветви, правда, не были такими большими и прочными, как на дереве Премьерфе, однако густая хвоя могла надежно скрыть тех, кто задумал бы спрятаться на этом дереве.

Марди-Гра тут же залез на дерево и принялся расправлять ветви на уровне его средней части. Именно там они и решили укрыться с Ги. Совместными усилиями священник и великан прикрепили к веткам свои покрывала, веревки и еще оставшуюся у них провизию.

Энно Ги, убедившись в надежности веток, расположился так, чтобы ему были видны и овраг, и лесная тропинка. Эта тропинка заинтриговала его не меньше, чем сам овраг.

— Она слишком широкая и слишком утоптанная для такой местности, — сказал он. — Что-то тут не так.


Кюре вел наблюдение весь день, но так и не заметил ничего необычного. Ни один человек (сколько же их там всего — двадцать? тридцать?) так и не появился. Не было слышно ни единого звука, не говоря уже о человеческих голосах. Энно Ги прекратил наблюдение только тогда, когда зашло солнце. За весь день ничего не случилось, кроме того что где-то в полдень волк покинул овраг и, по всей видимости, направился в деревню, как он это всегда делал.


* * * | Прости грехи наши | cледующая глава