home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



10

Когда Жильбер де Лорри и Эймар дю Гран-Селье прибыли в Рим, там ярко светило солнце. Потеплело, и на барельефах и сооруженных в коринфском стиле колоннах стал подтаивать снег. Хотя Эймар впервые оказался в Риме, этот город, похоже, не произвел на него особого впечатления и он равнодушно скользил взором по мраморным сооружениям и украшающим их мозаикам. Его настроение еще ухудшилось, когда они прибыли к цели своего путешествия. Жильбер, напротив, был вне себя от радости. Обратный путь занял лишь на неполные сутки больше времени, чем дорога во Францию. Юноша уже предвидел, как удивятся его товарищи, когда узнают, что он сумел так быстро выполнить порученную ему задачу. Жильбер выглядел уставшим, его лицо огрубело от ветра и мороза, но он приближался к дворцу молодцеватой походкой человека, совершившего геройский поступок. Благодаря слегка отросшей бородке он уже не казался очень юным. В своей запыленной и стоптанной обуви, потертом плаще и засалившихся штанах, обтягивающих окрепшие от физической нагрузки ноги, Жильбер впервые чувствовал себя «не мальчиком, но мужем».

Приказ, в котором излагалось порученное Жильберу задание, перед отъездом ему вручил Сарториус от имени папской канцелярии, но, по мнению Жильбера, он наверняка исходил от самого Папы Римского.

Ему даже не пришлось разворачивать этот документ у входа во дворец: одного вида печати Папы на пергаменте хватило, чтобы привратник мгновенно вышел из своего полусонного состояния и проворно шмыгнул в маленькую дверцу, и уже через несколько секунд появился дежурный стражник и проводил Жильбера и Эймара в приемную канцлера Артемидора.

Это была та самая огромная комната, в которой познал тяжесть унижения Энгерран дю Гран-Селье. Стражник жестом указал юношам на стол, находившийся у двери в кабинет его высокопреосвященства.

Жильбер и Эймар подошли к тщедушному человеку, сидящему за скромным секретарским столом. Это был не кто иной, как Фовель де Базан.

Увидев протянутый ему Жильбером приказ, дьякон почему-то встревожился. Он посмотрел на Эймара и побледнел.

— Однако вы быстро управились, мой юный друг! — Секретарь канцлера удивленно взглянул на Жильбера.

Юноша решил ничего не отвечать на эту реплику: он воспринял ее как комплимент. Открыв свою сумку, он достал из нее ларец, переданный ему перед поездкой Сарториусом.

— Вот остаток тех денег, которые я получил по дороге, — сказал Жильбер. — И еще неиспользованные чеки. Всего осталось более двадцати дукатов.

Базан открыл ларец и пересчитал деньги.

— Замечательно! — воскликнул он.

Дьякону еще никогда не доводилось видеть, чтобы кто-то экономил выделенные на поездку средства, да еще и возвращал остаток. Однако он не поблагодарил Жильбера. Наоборот, его голос стал звучать резче:

— И кто ж это вам приказал быть таким добросовестным?

Вопрос прозвучал как упрек.

— Вы почти на две недели опередили и без того сжатый график, установленный с учетом зимних условий, — сказал дьякон. — Мы не ждали вас здесь так рано. Вы отдаете себе отчет в том, какими могут быть последствия вашего поступка?

Чувство гордости за самого себя, которое просто распирало Жильбера, тут же улетучилось. Его действительно никто не просил привозить Эймара как можно быстрее. Он вспомнил о том, какого числа ему надлежало возвратиться в Рим согласно выданному ему письменному приказу.

Жильберу стало ясно, что совершенный им поступок, еще совсем недавно казавшийся ему чуть ли не подвигом, на самом деле мог дискредитировать его в глазах начальства. Юноша не знал, что и сказать. Однако ему тут же пришел на помощь Эймар.

— Вы считаете, — сухо произнес он, обращаясь к дьякону, — что при таком холоде можно позволить себе придерживаться графика, установленного людьми, сидящими в теплой канцелярии? Этот юноша прекрасно справился с данным ему поручением. Он доставил меня в Рим. Поэтому лучше объясните мне, перед кем я должен здесь предстать.

Впечатление, которое Эймар произвел на дьякона, было просто поразительным. Надменность Базана словно ветром сдуло: он отвел взгляд в сторону и даже не нашелся, что на это ответить.

— Вы ведь знаете, кто я такой, не так ли? — спросил Эймар.

— Да, — ответил Базан.

— По чьему распоряжению меня привезли в Рим? По вашему?

— Нет. По распоряжению нашего канцлера, его высокопреосвященства Артемидора. Именно он займется…

— Я полагал, что мое дело находится в ведении Папы Римского, — прервал дьякона Эймар. — Его, и никого другого!

— Да… Однако Папа передал это дело канцлеру… Именно ему!

— Однако и вы ведь знаете, кто я такой!

— Я — первый дьякон его высокопреосвященства.

— Да, конечно… Мой отец все еще в Риме?

— Я не могу вам этого сказать.


* * * | Прости грехи наши | * * *