home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



24

На следующий день после своего приезда в Труа Шюке на рассвете вышел с постоялого двора Бека и направился в женский монастырь. Он постарался при этом сделать так, чтобы его никто не заметил и не пошел за ним вслед. Внезапное появление Дени Ланфана подтвердило подозрения викария, а потому он хотел закончить свои дела в этом городе и уехать отсюда как можно быстрее. По-прежнему шел сильный снег. Из-за снегопада, пожалуй, будет не так-то легко добраться до Драгуана.

Викарий прождал два долгих часа возле комнаты настоятельницы, держа свой ящик и пачку писем.

Аббатиса так и не появилась. Вместо нее пришла Мелани — девушка из города, работавшая служанкой при монастыре, и, не говоря ни слова, отвела викария в ту часть монастыря, куда посетителей обычно не пускали. Галереи были пусты: для монахинь наступило время молитв. Девушка завела Шюке за апсиду небольшого храма. Находившаяся там крутая каменная лестница вела в подземелье. Мелани жестом показала викарию, чтобы он спускался вниз.

— Вы не дадите мне факел? — спросил Шюке.

— Нет. Сестра-затворница уже не способна выносить яркий свет. Она не выходила из своей кельи в течение семи лет.

— А я смогу ее там найти?

— Насколько я знаю, святой отец, внизу кроме нее никого нет.

Юная служанка повернулась и ушла. Шюке, немного поколебавшись, стал на ощупь спускаться вниз.

«Эсклармонда… — подумал он. — Странное имя для затворницы…»

Викарий продвигался вдоль стены, касаясь ее плечом. Окончательно растерявшись и уже опасаясь, что заблудился, он начал громко звать монахиню.

— Я — брат Шюке, сестра… где…

— Я здесь.

Шепот монахини прозвучал словно в пещере. Женщина находилась рядом с викарием. То, что она оказалась так близко, напугало его, и он замер на месте. Шюке так сильно прижал к себе ящик с останками Акена, что углы ящика впились ему в бока.

— Я вас слушаю, сын мой, — снова послышался голос.

— Я… я служил под началом вашего брата, его преосвященства Акена… Он уже покинул нас и…

Шюке запнулся: он впервые намеревался сообщить об убийстве своего патрона. Викарий ни слова не сказал об этом ни архивариусу, ни людям в регистрационной конторе, ни Альшеру де Моза, ни охраннику. Но теперь он уже не мог сдержаться и вкратце рассказал о том, какой ужасной смертью умер епископ.

После долгого молчания снова послышался голос затворницы:

— Аббатиса Дана сказала мне, что вы привезли останки моего брата. Где они?

Она произнесла эти слова совершенно спокойно, как будто рассказ Шюке ее ничуть не взволновал.

— Они сейчас здесь, со мной, — ответил Шюке.

Снова наступило долгое молчание. Темнота была кромешной, и, как ни пытался викарий разглядеть хоть что-нибудь, он так и не смог различить контура.

— Подойдите, — сказал голос, — и дайте мне то, что вы принесли.

Несмотря на сопровождавшее любые звуки эхо, Шюке понял, что затворница находится справа от него, шагах в трех.

Он стал медленно продвигаться к ней, пока не наткнулся на деревянную ступеньку.

— Очевидно, вы принесли мне лишь его мощи, — предположила Эсклармонда. — Поставьте их на этот табурет.

Шюке поставил свой ящик на табурет и отступил назад.

Последующие несколько минут были самыми тяжкими за все время его странствий с останками Акена. Он услышал в гулкой тишине подземелья, как Эсклармонда открыла ящик и стала перебирать кости своего брата — одну за другой… Она ласкала их? Или благословляла?.. Шюке не услышал ни всхлипывания, ни вздоха, хотя, наверное, Эсклармонде сейчас было очень тяжело. Насколько викарий знал, она не видела своего брата и не получала от него известий из Драгуана более тридцати лет…

Шюке не решался заговорить первым. Наконец он услышал, как закрылась крышка ящика, затем сестра Эсклармонда сказала ему:

— Мой брат оставил указания насчет того, как его следует похоронить. Аббатиса Дана передаст вам его бумаги. Скажите ей, что я выйду из своей кельи в связи с похоронами епископа. Но только для ночного бдения у гроба и заупокойной службы. Мне сейчас очень трудно говорить с вами, сын мой. Оставьте меня…

Шюке не стал упираться. Он, несмотря на темноту, слегка поклонился и направился к выходу из подземелья.

— Благодарю вас, — вдруг снова прозвучал странный голос. — Я вижу по вашим глазам, что вы добрый человек и что вы любили моего брата.

Викарий вздрогнул и еще быстрее пошел к выходу. Он наконец расстался с останками своего бывшего патрона.


* * * | Прости грехи наши | cледующая глава