home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Джонсонвилль, Лонг-Айленд


Лесли видела сон.

В этом сне она оказалась одна в каком-то темном месте. Она пришла сюда с отцом, но он куда-то делся. Лесли звала его, звала и звала, но ответа не дождалась.

Лесли чувствовала, что тонет в земле, как в зыбучем песке. Отец почему-то навис над ней, безразлично глядя сверху вниз, но не пытаясь спасти ее.

— Папочка! — выкрикнула она. — Папочка!

Лесли с криком проснулась, вся в поту. Звук собственных стонов еще отдавался в ушах. Сон по-прежнему держал ее в клещах, окутывая ощущением невыразимой заброшенности, сковывая холодом ноги и руки.

Кто-то слабо тянул ее за руку. Росс очнулся и смотрел на нее, беспомощно, но тревожно.

Он пытается сказать что-то. Лесли видела, скольких усилий ему стоило это.

— П-п-лохой сон? — удалось наконец ему выговорить.

Лесли обняла и поцеловала мужа.

— Да, — пробормотала она, — плохой сон. Но сейчас все в порядке.

Слабыми пальцами он поднес ее руки к губам и поцеловал. По глазам было заметно, что муж пытается что-то сказать, возможно, какую-то ласковую чепуху, но язык не хотел повиноваться, поэтому Росс просто говорил глазами о своей любви. Это стало для них новой формой общения с тех пор, как у Росса случился удар.

Лесли улыбнулась в ответ. Но тут же в ноздри ударил знакомый запах, и она поняла, что Росс обмочился во сне.

— Сейчас вернусь, — предупредила она и, встав с постели, принесла мокрые бумажные полотенца, чтобы обтереть мужа. Сначала она сняла пластиковую пеленку, потом матерчатую. По крайней мере, Росс не замарался. Она почти физически ощущала облегчение мужа. Он еще мог вынести унизительное чувство мокроты в штанах, но просто не выносил, когда испражнялся в постель, словно беспомощный младенец.

— Хочешь сходить в ванную? — спросила она.

Росс смущенно поморщился. Рот до сих пор немного скривленный с правой стороны, конвульсивно дернулся, пока Росс напрасно пытался что-то выдавить.

— Н-наверное, — наконец пролепетал он.

Лесли помогла ему встать. Росс едва передвигался на подгибавшихся ногах и был вынужден опираться на руку Лесли, но в остальном шагал вполне самостоятельно. Он сумел добиться этого упорными занятиями с физиотерапевтом и невероятным усилием воли и мужества. Он многое умел теперь делать, правда, очень медленно, но отказываясь от посторонней помощи.

Лесли отправилась в кухню, поставила воду для кофе. Потом начала готовить завтрак, а между делом вернулась в ванную, чтобы помочь мужу одеться.

За шесть долгих месяцев болезни Росса они выработали раз и навсегда заведенный распорядок. Росс делал все, на что был способен — вынимал одежду из шкафов и комода, надевал рубашку, сидя натягивал трусы до щиколоток, и Лесли вмешивалась, только чтобы помочь мужу. Тот вставал, она помогала ему надеть до конца трусы, брюки, продеть пуговицы в петли рубашки. Он уже сам умел застегнуть молнию. Лесли редко приходилось открывать Россу дверь. Правда, она должна была водить машину, но тут уже ничего нельзя было поделать.

За последнее время любовь и уважение Лесли к мужу только возрастали — слишком многое им пришлось пережить вместе в эти тяжелые дни. Тот Росс, за которого она выходила замуж, был обыкновенным человеком, любящим, добрым, защитником. Мужчина, прошедший тяжелые испытания, превратился в необыкновенного мужественного борца с несгибаемой волей.

В самом начале, сразу после инсульта, в глазах Росса светились лишь боль, гнев и смущение. Но он быстро преодолел эти обременительные эмоции и сосредоточился на выздоровлении, употребив всю оставшуюся энергию, чтобы как можно скорее подняться на ноги. Росс трудился упорно, выполнял любое задание физиотерапевта и требовал все новых. Он часто удивлял Лесли и самого себя, выполняя вещи, казавшиеся немыслимыми еще вчера.

Умный, гордый, находчивый человек, Росс сумел заставить себя выражать взглядом все, что думает, даже когда слова не желали выговариваться или когда-то, что он хотел сделать, оказывалось выше его возможностей. Его раздражительность уравновешивалась храбрым юмором и нежностью, согревающими сердце Лесли. В самые трудные и унизительные моменты Росс умел сохранить достоинство, что заставляло Лесли любить его еще сильнее и не обращать внимания на неудобства, доставляемые его состоянием.

Конечно, она так и не смогла убедить Росса в этом. Он стыдился своей слабости. Джентльмен старой школы, он был крайне чувствителен к подобным вещам, и такая беспомощность угнетала его. Он женился на Лесли, чтобы оберегать и заботиться о ней, а вместо этого сам стал чем-то вроде ребенка, за которым приходится ухаживать.

Помогая ему одеваться, подкладывая пеленки, объясняя незнакомые слова или усаживая в машину, Лесли ощущала себя скорее матерью, чем женой, что было совсем не по душе Россу, считавшему себя мужем и добытчиком. Он желал дать Лесли дом, счастливую жизнь, семью и ребенка.

И поэтому невыразимо страдал из-за собственной импотенции.

После завтрака Лесли помогла мужу надеть пальто и вывела машину из гаража. Сегодня она должна была везти его в больницу.

Она оставила Росса у двери физиотерапевтического отделения, где их уже ждала физиотерапевт, симпатичная девушка по имени Бесси. До последнего времени Росс настаивал на том, что будет сам проделывать путь от автомобильной стоянки, но когда похолодало, понял, что лучше подъезжать к самому входу, чем заставлять Лесли тратить много времени, медленно шагая рядом.

— Желаю хорошо провести время, — шутливо пожелала она и поцеловала мужа на прощанье.

Он выглядел совсем жалким стариком, беспомощно плетущимся рядом с Бесси, молодой здоровой девушкой лет двадцати. Но Лесли быстро выбросила из головы неприятные мысли, заменив мрачную картину знакомым образом Росса, сильного привлекательного человека, который сейчас всего-навсего тяжело болен.

И мысленно воскрешая портрет былого Росса, Лесли выехала со стоянки и направилась в «Уилер эдвертайзинг», находившуюся в двух милях от больницы. Впереди долгий тяжелый день.


Со времени болезни Росса Лесли взяла бразды правления в свои руки и, хотя делала вид, что обсуждает с мужем каждодневные проблемы и передает его пожелания сотрудникам, на деле все решения принимала самостоятельно.

Благодаря усилиям Лесли, дела шли лучше, чем раньше. Она пыталась скрыть это от Росса или, по крайней мере, преуменьшить собственные успехи, поскольку не желала, чтобы он чувствовал себя никому не нужным. Но муж был достаточно умен, чтобы во время визитов в офис не заметить изменений. Если он и ревновал, то не показывал этого.

Лесли по-прежнему наслаждалась решением сложных проблем, возникающих на работе, поисками выхода из трудных ситуаций. Тем не менее, тяжелый груз ответственности в сочетании с невероятным напряжением, вызванным уходом за тяжелобольным, так изматывали ее морально и физически, что к концу дня у нее не оставалось никаких сил. За шесть месяцев она потеряла почти пятнадцать фунтов, и платья висели на ней, как на вешалке. Теперь Лесли весила не больше ста пяти фунтов. Даже в теплые вечера она теперь мерзла и носила дома свитеры, хотя еще год назад довольствовалась легкими блузками. Возможно, из-за этого постоянного беспокойства она стала забывать разные мелочи. Только теперь, оставив машину у агентства, она сообразила, что оставила дома портфель, — Лесли была так занята мыслями о том, как лучше устроить Росса в машине, что все остальное просто вылетело из головы.

Лесли подала машину назад, выехала со стоянки и поскорее вернулась домой. Уже почти половина одиннадцатого — не успеть переделать назначенные на день дела.

Оставив автомобиль на подъездной дорожке, она поспешила на кухню, как вдруг услышала звонок в дверь. Лесли едва не подпрыгнула от неожиданности. Она никогда не бывала дома в это время дня и не представляла, кто это может быть.

Лесли нерешительно пошла к двери, повернув замок, приоткрыла ее и выглянула наружу.

Глаза ее широко раскрылись.

В дверях стоял Тони Дорренс.


Глава 7 | Близость | Глава 9