home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Элликот, Штат Иллинойс


Двадцать первого марта 1970 года Лесли Чемберлен вернулась домой, чтобы провести весенние каникулы с отцом. Она училась на предпоследнем курсе Корнелльского университета, специализируясь на журналистике и рекламе.

Том Чемберлен всегда с нетерпением ждал приездов дочери, тем более что они становились все короче. В первые два года Лесли провела летние каникулы, работая в интернатуре при одном из ведущих рекламных агентств в Нью-Йорке, и приезжала домой лишь на несколько дней.

С каждым приездом она выглядела все красивее, все увереннее и счастливее. Лесли, казалось, вся светилась, а ее огненные волосы, чья непокорность когда-то доставляла столько неприятностей, придавали ей еще больше блеска. Одежду она носила с естественной элегантностью и простотой, что производило большое впечатление. В джинсах и свитере она выглядела очаровательнее тех женщин, что одевались у лучших портных. Лицо с веснушками, но без косметики, дышало свежестью летнего утра.

Во время приездов домой Лесли готовила обеды, совершала с отцом дальние поездки на машине по бесконечным дорогам среди кукурузных полей, по вечерам играла с ним в карты, смотрела его любимые телепрограммы или просто болтала о том, о сем. Иногда они сидели молча, еще больше чувствуя близость друг к другу, прислушиваясь к музыкальным переливам весенних птиц, доносившимся с полей позади дома.

Однажды вечером он почувствовал необходимость поговорить с ней.

— Дорогая, — сказал он, — ты когда-нибудь чувствуешь себя одинокой? Я имею в виду маму и все…

Лесли улыбнулась. Она знала, что он переживал из-за того, что в жизни она лишена матери.

— Папа, — сказала она, — я никогда ни на минуту не чувствовала себя одинокой. Я была счастлива с самого рождения. Счастлива тем, что у меня есть ты.

Они замолчали. Тому Чемберлену было не по себе оттого, что его подбадривают, в то время как это он должен вселять в нее уверенность.

На третий день пребывания дома с Лесли случилось непредвиденное.

Она забыла привезти с собой достаточно блузок, а потому отправилась за покупками в город. Когда она выходила из магазина одежды с сумкой в руке, чей-то низкий голос остановил ее.

— Представить не мог, что встречу тебя здесь.

Она обернулась и увидела красивое лицо, когда-то так хорошо ей знакомое. Это был Джеф Петерсон. Из долговязого юноши он превратился в мускулистого, высокого мужчину, стоявшего в ярком свете полуденного солнца в прекрасно сшитом костюме-тройке, а потому выглядевшего еще красивее.

— Да, прошло немало времени, — улыбнулась Лесли, протягивая ему руку. — Удивляюсь, что ты помнишь меня, Джеф.

— Как мог я забыть? — спросил он. — Ты стала очень красивой. Что ты теперь поделываешь?

— Учусь в университете, — сказала она. — В Корнелльском. Специализируюсь по журналистике и рекламе. А как ты?

Он пожал плечами.

— Работаю на отца, — сказал он, — и думаю о том, чем занять остаток жизни.

Лесли помолчала. Она сразу раскусила его, поняв произошедшие в нем перемены. Несомненно, он повзрослел и стал еще красивее. Но в глазах была неудовлетворенность и тоска, которые совсем не вязались с его обликом процветающего человека.

— Послушай, — сказал он, — не могу я вот так просто отпустить тебя после стольких лет. Не хочешь ли перекусить со мной, — он посмотрел на часы, — я как раз направляюсь в «Крендол». Не присоединишься ли ко мне?

— С удовольствием, — сказала она.

За ленчем они рассказали друг другу о последних событиях в жизни. Оба чувствовали себя неловко, поскольку в школьные годы почти ничего друг о друге не знали, и в данной ситуации вынуждены были вести себя как старые друзья, которыми, конечно же, не были.

Джеф Петерсон не мог глаз оторвать от Лесли. Из симпатичного, но неоформившегося подростка она превратилась в сногсшибательно красивую девушку. С каждой минутой она все больше завоевывала сердце Джефа. Он знал, что, раз увидев ее лицо, никогда его не забудет.

По его совету она заказала бокал белого вина. Он предпочел пиво. Слушая ее рассказ об учебе в университете, он был восхищен ее умом и честолюбием. Но больше всего в ней поражала чистота, придававшая своеобразную окраску всему, что она говорила, и это только усиливало ее привлекательность.

Дальнейшие рассуждения о ее качествах были не по силам Джефу. Он влюбился.

Джеф был расстроен несоответствием поведанных ими историй. Лесли была переполнена своей новой жизнью, планами на будущее. Она уже совершила удивительные открытия, а впереди у нее были новые честолюбивые замыслы, в то время как он просто следовал по тому пути, что был проложен его социальным положением в небольшом городке, где за последние годы фактически ничего не изменилось. Она была словно принцесса из будущего, он же погряз в трясине прошлого.

И все же его как магнитом тянуло к ней, и он решил попытаться что-то сделать, чтобы не упустить ее.

— Послушай, — сказал он, когда они выходили из ресторана, — не пообедаешь ли ты со мной как-нибудь? Может быть, я выгляжу ненормальным, но все эти годы мне недоставало тебя, и я готов отдать все, чтобы получше узнать тебя. Что ты об этом думаешь? Например, в пятницу? Мы могли бы пойти потанцевать, если захочешь.

Он заигрывающе улыбнулся, но видно было, что он очень серьезен, серьезнее, чем он сам осознавал.

— Не отказывайся, пожалуйста, — улыбнулся он.

Лесли посмотрела ему в глаза.

— В свое время я не рассчитывала на тебя, как на подходящего жениха, — сказала она. — Как у тебя с Джуди?

Она намекала на Джуди Бетанкур, девочку, с которой Джеф постоянно гулял, когда они учились в школе. Откровенно говоря, Лесли была удивлена, что Джеф до сих пор не женат. Парни из его общества обычно женятся рано и обзаводятся семьей сразу после окончания школы.

— А, это давняя история, — сказал Джеф небрежно. — Теперь мы только друзья. У Джуди своя жизнь.

Он лгал. Джуди Бетанкур ждала его предложения еще до окончания школы и считала себя неофициально с ним помолвленной. Однако до сих пор он так и не сделал предложения, и это было камнем преткновения не только в его отношениях с Джуди, но и с родителями, которые уже многие годы имели договоренность с семейством Бетанкуров о браке их детей, а потому были расстроены, что Джеф медлит с предложением.

Сейчас, после короткого, но прекрасного общения с Лесли, Джеф понял, почему он все это время оттягивал женитьбу на Джуди. Она, несмотря на то, что ей был только двадцать один год, утеряла свежесть юности и начинала напоминать ему его старших сестер, женщин с располневшими фигурами, обвислыми щеками и ничем не примечательных личностей. Эти недостатки не были видны в школьные годы, когда социальное положение Джуди, имя ее семьи и самоуверенность в поведении делали ее привлекательной.

Сидя в ресторане, он мысленно сравнивал Джуди, обычную девушку из небольшого городка, способную лишь на то, чтобы плодить детей и прихорашиваться для выходов в церковь, с тем пленительным, неординарным сознанием, что сидело напротив него. Лесли была как редкий драгоценный камень, каждая грань которого таила в себе что-то неожиданное и удивительное. В ней была свежесть юности, соединенная с неутомимой энергией, говорившей об устремленности в будущее. При одном взгляде на Лесли бедняжка Джуди Бетанкур невольно начинала восприниматься как дурнушка.

Была еще одна причина. Многие годы Джеф обладал телом Джуди. Оно стало для него привычным, а теперь, когда оно утеряло свежесть, — и менее привлекательным. Лесли же, которую он не замечал в школе, превратилась теперь в необычайно красивую женщину.

И Джеф решился.

— Ну, так что? — спросил он.

Она бросила на него странный, задумчивый взгляд.

— Как трогательно получить от тебя приглашение на свидание, — сказала она. — Однажды это уже случилось. Когда-то, в школьные годы мы назначили друг другу свидание, но оно не состоялось.

Он выглядел озадаченным.

Она улыбнулась.

— Не помнишь?

Он отрицательно покачал головой.

— Уверен, я бы запомнил, — сказал он. — Не понимаю, как я мог забыть…

Они помолчали.

Лесли пожала плечами.

— Не важно, — сказала она, — это тоже давняя история.

— Так что? — спросил он, — как насчет пятницы?

— В пятницу я с отцом приглашена на обед, — сказала Лесли.

— Тогда в четверг, — настаивал Джеф, — или завтра. Как насчет завтра?

Она колебалась.

Хорошо, — сказала она, — завтра вечером.


На следующий день их свидание состоялось. Джеф повез Лесли обедать в загородный клуб, который славился рестораном, единственным в городе, где соблюдалась хоть какая-то элегантность. После обеда они танцевали под музыку местного трио.

В тот вечер он еще больше проникся ее очарованием и снова пригласил ее пообедать с ним. Она согласилась.

Они опять танцевали и задержались в ресторане допоздна. Они говорили о себе, о своих мечтах. Совершили прогулку при лунном свете. Рассматривали звезды, чувствуя взаимную близость, пикантность которой усугублялась долгими годами разлуки.

К концу весенних каникул Джеф решил во что бы то ни стало жениться на Лесли Чемберлен.

Он купил обручальное кольцо в ювелирном магазине, хозяин которого был другом и однокашником его отца, а потому поклялся сохранить покупку в секрете, и положил коробочку с кольцом в карман, отправляясь на очередное свидание с Лесли.

Он был уверен, что она примет его предложение. Хотя ее видение жизни было шире, чем его, он знал, что по меркам Элликота она была гораздо ниже его по социальному положению. Его семья была лучшей в городе, тогда как она вышла из низов и выросла без матери на руках отца — рабочего. Ее должна привлекать перспектива стать его женой, войти в его семью и царить в городе, где она будет считаться самой соблазнительной и восхитительной женщиной. Иметь от него детей.

Джеф мысленно представил ее красивое лицо. На последнем свидании она позволила поцеловать себя. Он смутился, как мальчишка и на большее не осмелился. Она показалась ему похожей на нимфу ночи, слишком загадочной, чтобы открыть сразу все секреты, и готовой исчезнуть навсегда.

Она наполнила его желанием, граничащим с безумием. Все в ней было ново, неожиданно, и от этого все в его прошлой жизни потускнело, стало будничным и неинтересным.

Теперь он лелеял надежду, что, приняв его кольцо, она отдастся ему, и до ее возвращения в университет он познает все прелести ее чарующего тела.

Конечно же, он убедит ее бросить университет. Или же они поженятся, как только она кончит его. Они отправятся в длительное свадебное путешествие — в Северный Мичиган или Висконсин, а может быть, на Багамские острова. А вернувшись в Элликот в качестве его законной жены, она подарит ему детей. Мечты о карьере будут забыты.

В четверг во время обеда он все никак не мог отважиться показать ей кольцо. Она была счастлива, наслаждаясь его компанией и предвкушая возвращение в университет. Ее веселое настроение ослабляло его решимость, и он не осмелился сделать ей предложение прямо за обедом.

После обеда он повез ее на Рыбачий пруд. Луна отражалась в зеркале воды и казалась неким талисманом, разгонявшим все его страхи.

— Ты знаешь это место? — спросил он.

— В некотором роде, — сказала она. — В детстве я часто приходила сюда днем и бросала камешки в воду. Я знала, что по вечерам сюда приезжают взрослые, но никогда не думала, что и мне будет суждено оказаться здесь в такое позднее время.

— Теперь ты здесь, — сказал он, наклоняясь к ее лицу.

Их поцелуй длился, казалось, целую вечность. Джеф опять ощутил себя мальчиком, едва сдерживающим сексуальное брожение зарождающегося в нем мужчины, способного предаваться мечтам и идеализировать красивых девушек. А Лесли была самой красивой из них.

Наконец, собрав все свое мужество, он показал ей кольцо.

— Лесли, — сказал он, — я многое обдумал. Выйдешь ли ты за меня замуж?

Она посмотрела на кольцо. В глазах ее мелькнул огонек.

— Не слишком ли это предложение поспешно? — спросила она.

— Нет, — сказал он, — я думал о тебе все прошедшие годы, а встретив сейчас, принял решение. Я люблю тебя. Ты создана для меня. Пожалуйста, Лесли, скажи «да».

Она растерялась. Серьезность происходившего затуманила ее лицо, делая еще красивее.

Она протянула ему коробочку. Сердце у него упало.

Я дам тебе ответ завтра вечером, — сказала она. — Это важное решение. Я не хочу принимать его поспешно.

Следующий день Джеф провел в муках ожидания. Он был уверен, что Лесли будет его. Сам факт, что она согласилась обдумать его предложение, доказывал, что она склонна принять его. Сегодня она, должно быть, обдумывает его предложение, возможно, даже советуется с отцом. Отец, конечно же, будет на стороне Джефа. Какой рабочий-пенсионер не захочет иметь Джефа Петерсона в качестве зятя?

Мучительно медленно прошло утро, затем полдень, вот уж день в полном разгаре. Джефу потребовалось огромное самообладание, чтобы сдержаться и не позвонить Лесли. Такое состояние неопределенности буквально сводило его с ума.

Он пил коктейль с родителями, едва сдерживаясь, чтобы каждую минуту не смотреть на часы, когда раздался звонок.

Звонила Лесли.

— Извини, что беспокою тебя, Джеф, — сказала она, — но неожиданно к нам в гости пришли знакомые, и я должна приготовить для них обед. Мне ужасно хочется, чтобы обед удался…

— Ну что же, все в порядке, — сказал Джеф разочарованно. — Но я увижу тебя вечером, не так ли?

— Конечно, — засмеялась она. — Вот что. Я приду попозже. Знаешь, куда.

— Ты имеешь в виду на пруд?

— Так будет романтичнее, — сказала она. — Встретимся там, где были прошлым вечером. В половине десятого.

— Не знаю, как выдержу столь долгое ожидание. Что ты решила? Я хочу сказать, не можешь ли хоть намекнуть, какой будет ответ?

— В половине десятого, — коротко ответила она. — Тогда узнаешь.

— Я непременно буду. — Он повесил трубку и остаток вечера провел в своей комнате как на иголках.

В назначенный час Джеф остановил машину на том месте у пруда, где он провел вчерашний вечер с Лесли. Вокруг никого не было.

Выключив мотор, он сидел в ожидании.

Прошло минут десять. Охваченный романтическим порывом, он вышел из машины, подошел к кромке берега и стал наблюдать за поверхностью пруда. Луна отражалась в воде в том же месте, что и вчера. От вида темной воды с желтым пятном луны в нем поднялось ощущение таинственности и сильное желание.

За его спиной тихо прошелестела листва. Он был слишком поглощен своими фантазиями, чтобы что-то слышать.

Неожиданно пара мягких рук из-за его спины закрыла ему глаза.

— Отгадай, кто это? — шепнул голос.

Он почувствовал трепет внизу живота, в то время как руки нежно гладили его щеки. Вот она, минута, которую он столько ждал.

Он быстро повернулся и схватил ее, изо всей силы прижимая к себе. Целуя, он глубоко впился языком в ее рот. Руки скользили по спине, все ниже спускаясь к ее мягким полушариям, все крепче прижимая ее тело к нему.

— О, Лесли, — простонал он, — ты должна сказать «да». Не говори «нет». Пожалуйста…

Он вынул из кармана обручальное кольцо и надел его на ее палец.

— Умоляю, — сказал он, — будь моей женой. — И он снова страстно обнял ее.

В этот момент он почувствовал, что тело в его руках не так незнакомо, как он думал. И поцелуй не был таким особенным, каким он запомнился со вчерашнего вечера. Он отстранил ее от себя, чтобы лунный свет осветил ее лицо.

У него перехватило дыхание. В своих объятиях он держал Джуди Бетанкур.

При ярком свете луны он ясно различил выражение ее лица, и в ту же секунду до его сознания дошло, что случилось. Значит, Лесли и Джуди были заодно…

— Благодарю, — сказала Джуди, — хотя благодарить не за что, транжира.

Быстрым движением она сорвала обручальное кольцо с пальца и забросила его далеко в воду. Они услышали отдаленный всплеск воды.

Джуди резко повернулась и ушла.

Долго еще стоял Джеф Петерсон, глядя на пруд, где теперь было погребено его кольцо, на деревья вдоль берега, за которыми скрылась Джуди. Затем он сел в машину и поехал к дому Лесли.

Отец Лесли встретил его любезно и сообщил, что Лесли уехала в Корнелл поездом в семь тридцать вечера.


Глава 5 | Близость | Глава 7