home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

Детройт, штат Мичиган. Весна 1971 года


За ветровым стеклом, покрытым струйками дождя, мелькали улицы. Дворники бесшумно скользили по стеклу, едва справляясь с потоками теплого весеннего дождя.

Руки, державшие руль, были изящные, но крепкие. На сиденье лежала развернутая карта. Глаза то пристально следили за проносившимися один за другим дорожными знаками, то отыскивали на карте улицы, помеченные карандашом.

Район был незнаком молодой женщине, сидевшей за рулем. Но цель путешествия ясна. Никаких случайностей, все предусмотрено заранее.

На рулевой колонке прикреплена регистрационная карточка «Флеминг, Джил» и адрес в штате Огайо.

Взглянув на листок бумаги, где был записан маршрут, она сверилась с картой. Она вела машину легко. Ни ровное дыхание, ни выражение лица не говорили, что она испытывает неуверенность в том, где находится, или в предстоящей ей встрече.

Она давно научилась подавлять чувство неуверенности и концентрировать все внимание на ближайшей задаче, умела избавляться от посторонних переживаний.

Светофор. Она увидела в остановившемся рядом седане семью. Отец — молодой человек — сидел за рулем. Двое мальчиков-малолеток и мать расположились на заднем сиденье. В руках мать держала младенца. Отец повернулся назад, чтобы сказать что-то мальчикам, при этом украдкой бросил взгляд на привлекательного водителя в соседней машине.

Она не обратила внимания на это. В голове мелькнула мысль: каково иметь любящую семью? Ей этого испытать не пришлось. Никогда ни одно человеческое существо не было близко ей. Это в большой степени отдаляло ее от людей и позволяло объективно судить о них, чего нельзя сказать о тех, кто любит.

Она была одна на всем белом свете, была и, вероятно, всегда будет.

К месту назначения прибыла на пять минут раньше срока. Над воротами возвышалась вывеска «Континентал продактс инкорпорейтед». Охраннику она сообщила о цели своего приезда, он пропустил ее и указал место парковки.

Поставив машину на стоянку, она выключила мотор и повернула зеркало заднего обзора, чтобы можно было рассмотреть себя. Глаза были голубые, переливчатые, прозрачные, кожа на лице — белая и бархатная, хотя быстро поддавалась загару. Скулы немного выдавались из-за худобы, которую она всячески старалась поддерживать. Форма бровей была красивой от природы, нос — прямой, губы — чувственные и по-детски припухлые.

Это лицо нельзя было назвать открытым. Его обладательница явно скрывала свои козыри, не афишировала свои намерения. Но в минуты покоя лицо завораживало своей таинственностью. Вот почему незнакомые люди оборачивались ей вслед, а те, кто знал ее, думали о ней больше, чем положено.

Она поправила упавшую на щеку прядь красивых белокурых волос. Взглянув в последний раз в зеркало, она повернула его на обычное место, вышла из машины и неторопливым шагом направилась к зданию управления, чувствуя на себе взгляд сторожа стоянки, наблюдавшего за каждым ее шагом.


Имя человека, для беседы с которым она приехала, было Роджер Фелен. В «Континентал продактс» он работал двадцать лет, а до поста начальника отдела кадров вырос за четыре года. Он не был амбициозным человеком. В сущности, он был обычным функционером и хорошо знал об этом.

Услышав стук в дверь, он оторвал взгляд от лежавшей перед ним на столе папке с личным делом и увидел входящую в комнату молодую женщину. Лет двадцать с небольшим, красивая. Этот факт он отметил только с объективной точки зрения. В своем кабинете он повидал немало красивых девушек. Некоторых он принимал на работу, другие уходили ни с чем. Для него не составляло труда определить, кто из них пытается скрыть отсутствие таланта, используя свою внешность или, что нередко бывало, любовную связь с вышестоящим лицом. Роджер Фелен мог раскусить их с одного взгляда.

— Мисс Флеминг, — сказал он с усталой улыбкой, — я просмотрел ваше личное дело. Ваши рекомендации я считаю превосходными. Что заинтересовало вас в «Континентал продактс»?

Девушка бросила на него уклончивый взгляд и улыбнулась.

— Извините, не возражаете, если я надену очки? — спросила она.

Он кивнул. Она вынула из сумочки очки и надела их. В этот момент сумочка выскользнула из ее рук и упала на пол. Она наклонилась за сумочкой, торопливо подобрав две или три вещицы, выпавшие из нее. Когда она снова взглянула на него, ее лицо совершенно изменилось. Она казалась растерянной, наивной и довольно умной.

— Извините, — сказала она, — без очков я ничего не вижу даже на расстоянии протянутой руки. Мне не нравится, как я в них выгляжу, но я вынуждена их надеть, чтобы видеть вас.

Он опять кивнул, сбитый с толку той метаморфозой, которую произвели очки в ее внешности. Она присела на стул, скрестив ноги. Прядь растрепавшихся волос упала ей на щеку. Она выглядела искренней и немного рассеянной.

— Я прочитала о «Континентал» в газетах, — сказала она. Меня интересует средний менеджмент. Я не самый способный человек в мире, но я… ну, я добросовестный работник. И надежный, если можно так сказать. Я слышала, что «Континентал» — открытая компания и здесь нет дискриминации в отношении женщин. Думаю, работая здесь, я сумею получить ответственный пост в менеджменте и… Пожалуй, это все.

Она робко улыбнулась. Ее слова произвели впечатление на Роджера Фелена. Она явно говорила правду. Казалось, она не способна притворяться.

Через пятнадцать минут он уже принял решение.

— Что ж, мисс Флеминг, — сказал он, — думаю, от лица нашей компании я могу сказать, что «Континентал» заинтересована в вас, если вы заинтересованы в нас. У нас есть вакансия в отделе маркетинга — помощник аналитика по маркетингу. Зарплата будет зависеть от ваших успехов. Вам предстоит выполнить некоторые формальности, встретиться с некоторыми людьми. Но мне хотелось бы, чтобы вы приступили к работе уже завтра, если вы, конечно, заинтересованы в ней.

Ее лицо вспыхнуло от радости.

— В самом деле? — спросила она.

В эту минуту она выглядела как маленькая девочка.

— В самом деле, — улыбнулся он, вставая.

Они пожали друг другу руки. Ее ладонь была влажной. Видно было, что во время собеседования она нервничала больше, чем можно было понять по ее виду.

— Я ужасно вам благодарна, — сказала она, — я даже не думала… То есть я не была уверена, что у меня есть хоть какой-нибудь шанс. Но я не подведу.


К этому времени она была уже на стоянке машин. Дождь все еще шел, но она не промокла, спасаясь под зонтиком. Джил включила зажигание и дала мотору прогреться. Снова взглянув в зеркало, сняла очки и положила их в сумочку.

Взгляд начальника отдела кадров сразу подсказал ей, что очки и невинный, смущенный вид именно то, что надо. Она сыграла роль превосходно, с первых же секунд определив его слабое место.

В кабинете она могла бы сыграть любую роль, все зависело от того, что за человек сидел за столом. Цветущую, обольстительную девицу. Прирожденную мегеру. Холодный «синий чулок». Пожирательницу мужских сердец. Кого угодно. Ей было достаточно несколько секунд, чтобы определить, что за человек находится перед ней, а затем мастерски повести игру.

Роджер Фелен оказался невосприимчивым к внешнему женскому шарму. Это она увидела, как только вошла в кабинет. Он гордился пониманием своих служебных обязанностей. Он был опытен и холоден. Он мог сразу различить, есть в человеке амбиции или простая заинтересованность. Поэтому она должна была показаться такой, какая ему больше по нраву. И она продемонстрировала ему честность и невинность.

И это сработало.

Но это был только первый шаг. Роджер Фелен был всего лишь стражем дворца. Миновав его, она приступит к своей главной цели.

С собой в машину она прихватила брошюру, выпущенную для акционеров компании. В ней были фотографии всего руководства компании. Она медленно перелистывала брошюру, прислушиваясь к шуму мотора. Ее внимание привлекла фотография полноватого, краснолицего человека средних лет, широкая улыбка которого скрывала безвольный подбородок.

«Харли Шрейдер, — прочла она подпись. — Управляющий по торговле».

Она переворачивала страницы, вглядываясь в лица руководителей компании, светившиеся истинно американскими улыбками, которые эффектно скрывали их личные качества. Взгляд ее задержался на фото красивого мужчины около пятидесяти лет, с волевым подбородком и несколько суровыми чертами лица. Подпись под фото гласила «Рой Инглиш. Вице-президент, руководитель финансовой службы».

Брови у нее поднялись, когда она всмотрелась в глаза на фотографии. В них светился ум. Этот умнее Роджера Фелена. Ведь Рой Инглиш действовал на более высоком уровне. С этой высоты он хорошо видел многое.

То же самое можно было сказать и о других его коллегах по высшему руководству. Все они были умными, безжалостными, иначе бы не достигли столь высокого положения. Должно быть, немало погребено людей на их пути к успеху.

Но она не боится их. Они представлялись ей медведями-мишенями в тире, с ревом двигавшимися под дулом ружья, пока выстрел не поразит их. Если жестокость делала их опасными, то гордость была их ахиллесовой пятой, делавшей уязвимыми перед ней.

Она знала, что делать. Вопрос заключался только в том, где начать.

С этой мыслью Джил Флеминг подъехала к своему новому дому — небольшой квартирке в скромном районе в нескольких милях от здания компании — и хорошо выспалась перед первым рабочим днем.


Глава 6 | Близость | Глава 8